ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 02 октября 2015
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




I

В многовековой истории героической борьбы русского народа с иноземными агрессорами и захватчиками за свою независимость одно из первых мест занимают страницы, посвященные Александру Невскому, доблестному защитнику земли русской от шведов и немцев, пытавшихся семь столетий назад вторгнуться в ее пределы.

Семь столетий назад в результате распадения Киевского государства русская земля представляла собой множество расчлененных мелких княжеств - уделов. Процесс феодального дробления захватил также, хотя и в меньшей степени, и обширные владения Великого Новгорода, а также его главного пригорода, позднее его "младшего брата", - Пскова. Князья и бояре, владевшие такими уделами и боярщинами, т. е. населенными территориями с городами и селами, были заинтересованы только в том, чтобы удержать свои вотчины и расширить их за счет соседнего феодала-землевладельца. Об интересах русской земли они мало думали. Такая территориальная раздробленность и как следствие ее феодальные несогласия и кровавые междоусобицы удельных князей не могли не ослаблять страны и ее обороноспособности.

"Слово о полку Игореве", эта героическая поэма борьбы южнорусских князей с половецкими полчищами в XII в., так рисует тогдашнее состояние русской земли:

"...Земля сеялась и росла усобицами, в княжих крамолах век человеческий сократился. Тогда по русской земле редко были слышны крики пахарей, но часто каркали вороны, деля между собой трупы. Сказал брат брату: это мое, и это мое же, и на малое стали князья говорить большое, начали они на себя ковать крамолу, а поганые язычники, т. е. половцы, приходили с победами на землю русскую".

Правда, все то, что вскрывает автор "Слова о полку Игореве", относится главным образом к южнорусским княжествам - Черниговскому, Северскому и Киевскому, - но, в сущности, то же можно сказать и о других удельно-княжеских территориях, где были те же усобицы, те же нескончаемые кровавые схватки.

Осенью 1237 г. на русской земле появились с востока, из-за Каспийского моря, монголо-татарские полчища под предводительством хана Батыя.

Нашествие Батыя обрушилось сперва на Центральную, Владимиро-Суздальскую. Русь, на Оку и на верхнюю Волгу (современные области: Рязанская, Московская, Ивановская, Ярославская, Калининская и др.), а затем, в 1240 - 1241 гг., - на южнорусские княжества - Черниговское, Киевское я Галицко-Волынское, - т. е. на территорию современной Украины. В разоренных ими местах татары оставили пепелища и пожарища; города были в развалинах, многие из них навсегда исчезли с лица земли. После батыева погрома на Руси осталась лишь одна десятая часть населения. Те из горожан и сельчан, которые успели спастись, укрывались в лесных, болотистых местах. Но здесь большинство из них умерло голодной смертью. Татарское иго, тяготевшее над Русью более 200 лет, обескровило страну тяжкими поборами и частыми разорениями, сильно подорвав ее поизводственную мощь.

Только один большой район в Восточной Европе не подвергся в 1237 - 1241 гг. опустошению от татар. Это был покрытый густыми лесами озерный и болотистый Новгородоко-Псковский край, лежавший в северо-западном углу русских земель того времени.

В апреле 1238 г., разгромив города по верхней Волге, Батый двинулся было к Новгороду, но начавшаяся распутица и половодье помешали татарским полчищам идти дальше. Не дойдя приблизительно, 100 км до Новгорода, Батый повернул обратно.

Но Новгородско-Псковскому краю, избежавшему татарского нашествия, на рубеже 30 - 40-х гг. XIII в. угрожала опасность с другой стороны - с запада, с берегов Балтийского моря. И как раз то обстоятельство, что вся остальная Русь, и в центре и на юге, лежала в развалинах и истекала кровью после страшных потрясений батыева нашествия, сделало эту опасность вполне реальной.

стр. 113
II

На восточном побережье Балтийского моря, на всем пространстве современных Финляндии, Эстонии, Латвии, а также отчасти Литвы и Пруссии, в конце XII и в начале XIII в. укрепились шведы, датчане и немцы, проникшие сюда с благословения римско-католической церкви в виде рыцарских крестоносных ополчений.

На всех этих землях издавна обитали славянские, литовские и финские племена.

Юго-восточное побережье Балтийского моря было заселено пруссами, латышам, латгалами, курами, ливами и эстами. Маркс писал, что здесь "от Виолы до устья Невы [жили]: эсты, ливы или латыши, куры, литовцы и пруссы, принадлежавшие, за исключением эстов финской народности, к славянам"1 .

Область ливов в устье Западной Двины, как наиболее крупного водного пути из Балтийского моря к верховьям Днепра и Волги, имела наибольшее значение, поэтому по имени ливов всю эту Восточную Прибалтику называли Ливошей. Среди всех этих племен развиты были земледелие и скотоводство. Большое значение в их экономике шмели бортничество (лесное пчеловодство) и рыбная ловля как в море, так в реках и озерах. Племенные вожди, или старейшины, имели у этиос народов Восточной Прибалтики власть над довольно значительными территориями. У старейшин были дружины, вместе с которыми они веля стон межплеменные войны. Из перечисленных племее эсты, жившие вдоль южного побережья Финского залива, раньше других вступили в торговые сношения со скандинавами и русскими. Русское влияние среди эстов начинается еще с первой половины XI в., когда Ярослав Мудрый основал здесь город Юрьев и стал взимать с эстов дань. Одно из наиболее старинных русских княжеств - Полоцкое - в XI - XII вв. господствовало на всем протяжения Западной Двины и взимало с твое и эстов умеренную дань. Однако прибалтийские племена хотя и уплачивали русским князьям дань, но, по-видимому, сохраняли свою независимость, так как памятники не говорят ни о каких восстаниях с их стороны. Культурное влияние русских сильно сказывалось в языке и быте этих племен. Есть указания на частичное распространение среди эстов и ливов христианства по восточному, греческому обряду.

Новгородские князья с половины XI в. не раз предпринимали походы на соседние прибалтийские племена, которых русские летописи называют "чудь", и облагали их данью.

На территории к северу от Финского залива издавна проживали финские племена, основными из которых были сумь, емь и карелы. К XII в. среди этих племен уже заметно разложение первобытнообщинного строя. Выделяются вожди и старейшины, управляющие отдельными финскими племенами. Основным занятием населения Финляндии в XI - XIII вв. было подсечное земледелие, а рыболовство и охота являлись главными подсобными промыслами. Еще в IX в. самое восточное из финских племен - карелы - входило в состав новгородских владений, к началу же XIII в. Карелия стала неотъемлемой частью территории Великого Новгорода. С конца XI в. новгородцы стали проникать и дальше, в глубь Финляндии.

Зависимость финских племен от Новгорода не приводила к их порабощению. Новгородцы сохраняли среда финноз местный уклад жизни и племенной административный строй. Таких же приемов колониальной политики Новгород держался и в других местах, ограничиваясь лишь сбором дани с подчиненных ему племен. Благодаря таким приемам своей колонизационной экспансии новгородцам при их весьма ограниченных людских ресурсах удалось освоить и закрепить за собою колоссальную территорию от Финляндии до Уральских гор и от Волги до Ледовитого океана.

Уже в начале XII в. с Восточной Прибалтикой, вплоть до самого Новгорода, начинают вести торговлю немцы. Эту торговлю стремились захватить в свои руки купцы города Бремена. На острове Готланд ими был основан город Висби, который стал центром западной торговли в Прибалтике. В начале 60-х гг. XII в. немецкие купцы обосновались в устье Западной Двины. Кроме Новгорода они проникли также в Полоцк и Смоленск. Так положено было начало продвижению немцев в Восточную Прибалтику.

Вооруженное продвижение в Восточную Прибалтику начали в XII а. шведы, причем их чисто разбойничьи удары направлены были на мирные племена сумь и емь, проживавшие в юго-западной части современной Финляндии.

Завоевание Финляндии шведами представляло собой длительный, полный кровавых неистовств процесс, затянувшийся почти на 150 лет. Свои грабительские экспедиции скандинавские рыцари подобно другим западноевропейским феодалам того времени облекли в форму крестовых походов. Эти крестовые походы направлены были не только против язычников-финнов, ко и против русских, давно принявших христианство.

В 1157 г. шведский король Эрик "святой" с благословения римского палы предпринял первый крестовый поход в Финляндию. Насильно окрестив покоренное приморское население и оставив для окончательного подчинения финских племен сильные гарнизоны в ряде укрепленных пунктов, Эрик вернулся в Швецию. Шведы требовали от покоренных племен дани, поголовного крещения в католическую веру, особых податей для католической церкви и передачи церкви земельных угодий; они "водили по

1 Архив Маркса и Энгельса. Том V, стр. 340. Госполитиздат. 1938.

стр. 114
всей стране шведскую администрацию я стремились к превращению местного населения в феодально зависимых крестьян. Вполне понятно, что все это вызывало среди финского населения резкий отпор. В 1158 г. финнами был убит шведский епископ Генрих, в дальнейшем той же участи подверглось еще несколько епископов и других высших представителей шведской католической церкви.

Финны обращались за помощью к новгородцам, которые и сами были заинтересованы в том, чтобы выгнать шведов ив Финляндии. В 1198 г. новгородцы прошли огнем и мечом по шведским опорным пунктам в Финляндии и осадили замок Або. Замок был взят, а захваченный в нем епископ Фольквин убит. Этим был нанесен шведам весьма серьезный удар, от которого они долго не могли оправиться.

Одновременно с проникновением шведов в Финляндию юго-восточное побережье Балтийского моря подверглось завоеванию со стороны немцев.

В конце XII в. в Прибалтийском крае появляются немецкие католические миссионеры. С 1186 г. здесь возникает первое епископство, находившееся в иерархической зависимости от бременского архиепископа. Первым епископом Ливонии был августинский монах Мейнард. Однако проповедь христианства не имела успеха среди местного населения. Новая вера становилась источником его закабаления, что вызывало со стороны эстов и ливов упорное сопротивление. В помощь Мейнарду палой был организован крестовый поход. В 1198 г. в устье Западной Двины высадилось большое войско крестоносцев из Северной Германии, вместе с которыми прибыл и вновь назначенный епископом в Ливонию после смерти Мейнарда - Бертальд; но он был вскоре убит ливами, дружно поднявшимися против этих "апостолов"-поработителей. Однако победа все же осталась за крестоносцами, и ливам пришлось заключить с ними мир и принять крещение. Но как только ослабевал военный нажим на местное население, оно быстро отказывалось от новой веры.

Новый епископ Альберт, этот, по выражению Маркса, "паршивый бременский каноник", вступил в Ливонскую землю с новым рыцарским ополчением. В 1201 г. в самом устье Западной Двины он построил город Ригу, куда и была перенесена епископская резиденция. С постройкой Риги вся внешняя торговля Прибалтики оказалась под контролем епископа, который получал с нее большой доход в виде десятины. Полоцкие и смоленские купцы лишены были теперь возможности вести непосредственную торговлю с Готландом.

Для упрочения немецкого влияния в Ливонии Альберт стал добиваться образования нового рыцарского ордена, специально для Восточной Прибалтики. В 1202 г. с благословения римского папы был основан Орден меченосцев. Прекрасно вооруженный и организованный по классовому принципу, этот Орден явился в руках епископа Альберта мощной военной силой для окончательного покорения всей Ливонии. Ливы, вооруженные лишь стрелами и дротиками, действовавшие к тому же вразброд в силу своей племенной разобщенности, не могли даль рыцарям дружного отпора. В 1208 г. земли ливов по нижнему течению Западной Двины были окончательно покорены меченосцами. Население Ливонии, недавно еще свободное, стало крепостным. Строились новые замки и крепости, и с еще большим упорством взималась десятина. В духовных и светских имениях крестьяне отбывали тяжелую барщину.

Вслед за ливами той же участи, подверглось и эсты. Но меченосцы, не имея флота, долго не могли справиться с эстами, у которых были корабли. Тогда Альберт обратился к датскому королю, который при помощи своего военного флота довольно быстро покорил Эстонию. Опорным пунктом своих вооруженных экспедиций датчане сделали город Ревель. К 1228 г. закончилось покорение эстов, хотя они и после этого не раз восставали против своих поработителей. Здесь также насильственно проводилась христианизация, причем центром Эстонии в церковном отношении стал Дерят, где имел свое пребывание особый епископ. Вся Ливония оказалась в вассальной зависимости от германского императора.

Одновременно с покорением Ливония немцы-крестоносцы утвердились и в южной части Восточной Прибалтики, в земле пруссов, занимавших территорию от нижнего течения Вислы до устья Немана. Здесь стал орудовать другой немецкий рыцарский орден - тевтонов, - приглашенный сюда в 1226 г. одним аз соседних с Пруссией польских князей - Конрадом Мазовецким.

Маркс дает яркую кардану тех жестоких, кровавых приемов, которыми тевтоны приобщали к благам христианской культуры язычников-пруссов: "Рыцари" неистовствуют, как испанцы в Мексике в Перу; пруссы храбро сопротивляются, но все более и более изнемогают; чужеземные завоеватели проникают в глубь страны, вырубают леса, осушают болота, уничтожают свободу и фетишизм корённого населения, основывают замки, города, монастыри, сеньерии епископства немецкого образца. Там, где жителей не истребляют, их обращают в рабство"1 . Героическая борьба пруссов продолжалась полстолетия, но асе же немцам удалось их окончательно поработить.

Оба немецких ордена стремились к одной цели - германизировать обширные пространства, на восток от Балтийского моря. Вслед за эстами меченосцы предприняли покорение куров и литовцев. На последних, как мы знаем, наседали и тевтоны. Однако попытка ливонских тевтонских рыцарей совместно двигаться на восток.

1 Архив Маркса и Энгельса. Т. V, стр. 342 - 343.

стр. 115
против Литвы потерпела неудачу. В 1236 г. Ливийский орден меченосцев понес при Шевлях поражение от литовцев, а в следующем, 1237 г. с согласия папы произошло окончательное объединение меченосцев о тевтонцами, чем должно было быть усилено вооруженное продвижение немцев на восток.

III

Внедрение немецких "псов-рыцарей" в Восточную Прибалтику представляло собой непосредственную опасность и для русских земель, в частности для Полоцкого княжества и Новгородско-Псковского края. Уже захватом Герцике и Кукенойса, двух укрепленных пунктов по нижнему течению Западной Двины, принадлежавших полоцким князьям, меченосцы политически сильно ослабили Полоцкое княжество. В связи с этим произошло подчинение Полоцка Смоленску. Однако в 1223 г. объединенными усилиями полоцких и смоленских феодалов немцам был прегражден путь на территорию Руси.

В борьбу с Ливонским орденом еще раньше втянут был и Новгород. В 1214 г. в Чудскую землю, как русские называли Эстонию, предпринял поход с 15-тысячным войском новгородский князь Мстислав. Известен также поход новгородцев на Рагу в 1216 году. Под 1217 г. летописи сообщают о битве с немцами соединенных ополчений новгородцев и псковичей: "И с немцы бишася, и убише две воеводе, а третьего руками яша, а лошадей отняли 700, и приидоша вси здрави"1 . После этого рыцари вынуждены были заключить с Новгородом мир. Около 1220 г. рыцарями опустошены были окрестности Пскова, причем захваченных в плен православных они принуждали к переходу в католичество.

Наступление татар с востока, из Азии, и битва на Калке 1223 г., в которой было нанесено поражение южнорусским князьям и половцам, были использованы Орденом для вторжения в Новгородскую землю. Орден стремился отомстить Новгороду за ту помощь, которую последний не раз оказывал эстам в их упорной, героической борьбе против немецких ,и датских крестоносных ополчений. Однако новгородцы быстро прогнали немцев и, преследуя рыцарей, достигли владений Ордена, Вступление новгородцев в Эстонию немедленно вызвало восстание эстов, расправившихся со своими насильниками. У немцев отбит был Юрьев, но в том же, 1224 г. Юрьев был снова взят немцами, и его героические защитники были все вырезаны. Новгородцы и псковичи не смогли им своевременно прислать подмогу. Переименованный в Дерпт, Юрьев, этот старинный русский город в Эстонии, стал в рутах рыцарей опорным пунктом для дальнейшего наступления на русские земли. На короткий срок немцами был занят псковский пригород Изборск. В 1234 г. Ярослав Всеволодович, отец будущего невского героя Александра, княживший тогда в Новгороде, совершил с новгородцами большой поход в Эстонию. Рыцари были жестоко побиты и вынуждены были заключить мир. Юрьев обязался вновь платить дань русским. Это поражение ливонских меченосцев было одной из причин их дальнейшего объединения с Тевтонским орденом.

Объединение двух немецких орденов в конце 30-х гг. XIII в. значительно укрепило силы рыцарей, тогда как батыево нашествие как раз в этот момент обессилило русские княжества. По инициативе римского папы Гонория, для покорения русских земель предпринят был новый крестовый поход, причем для нападения были выбраны три пункта: устье Невы, бассейн реки Наровы и Псковская земля. Католическая, римская церковь прилагала все усилия к тому, чтобы объединить силы немецких рыцарей и шведов для совместного удара на Русь.

Ливонский немецкий орден, преисполненный самыми агрессивными стремлениями, готовил план полного порабощения всех русских земель. Рыцари, по словам современника-летописца, говорили: "Укорим словенский язык". Шведы же стремились отрезать новгородцев от моря и захватить Неву как основную речную, магистраль новгородской внешней торговли.

В 1240 г., когда было почти закончено завоевание монголо-татарами всей княжеско-удельной Руси, могущественный шведский герцог Биргер предпринял и лично возглавил новый крестовый поход на карело-финские земли и на Русь, а в сторону Пскова устремились одновременно ливонские рыцари.

IV

В это трудное для нашей родины время, когда со всех сторон ей грозили враги, среди русских людей нашелся человек, показавший себя подлинным государственным деятелем, выдающимся полководцем и горячим патриотом. Это был новгородский князь Александр Ярославич, внук знаменитого владимиро-суздальского великого князя Всеволода III, Большое гнездо.

У Всеволода III, умершего в 1212 г., было насколько сыновей, в том числе Юрий, занимавший во время батыева нашествия владимирский великокняжеский стол и погибший в марте 1238 г. в битве с татарами на реке Сити, в дремучих лесных местах к северу от Волги. После Юрия великим князем владимирским стал его брат, отец Александра, Ярослав, - первый из русских феодалов, признавший власть Золотой Орды, но тем не менее, как говорят современники, отравленный татарами, когда ездил на поклон к великому хану в далекую Монголию.

Александр родился 20 мая 1220 г. в Переяславле Залесском, где в это время удельным князем был его отец Ярослав. Почта

1 Полное Собрание Русских Летописей (П. С. Р. Л.). IV, стр. 177.

стр. 116
вея ранняя молодость Александра протекла в Новгороде, в котором несколько раз подряд по приглашению веча княжил его отец, неоднократно отражавший опасность, грозившую новгородским владениям с запада от немцев и шведов. В 1236 г. Ярослав перебрался в Киев, а княжить в Новгороде вмести себя оставил своего шестнадцатилетнего сына Александра. Через два года, в 1238 г., Александр женился на дочери одного из полоцких князей, Брячислава торопецкого, причем торжественный брачный пир отпразднован был в Новгороде.

Молодой князь был высок ростом, красив собою, а голос его, по выражению современника, "гремел перед, народом как труба".

Софийская летопись в специальном повествовании; "О великом князе Александре" говорит о нем как "о умном и кротком и смышленом, о храбром, тезоименитом царя Александра Македонского, подойнике царю Алевхысу крепкому и храброму"1 . Современники стащили Александра чрезвычайно высоко как полководца: "Побеждая везде, а не победим николи же". Один из побывавших в Новгороде иностранцев, именем Андриаш, отзывался об Александре так: "Проходих многы страны и языкы не видех такова на в царих царя, ни в князих князя"2 .

Умный я осторожный Александр превосходно понимал невозможность вести борьбу на два фронта. Поддерживая мирные отношения с Золотой Ордой, он старался обеспечить себе тыл для борьбы с немцами и шведами. Прекрасно учитывая опасность нападения ливонских и шведских рыцарей на Русь, особенно на Новгородско-Псковский край, Александр Ярославич еще в 1239 г. начал строить укрепления на западных рубежах русской земля по реке Шелони3 .

Нападение с запада, к отпору которого готовился Александр, произошло в 1240 году. За болезнью шведского короля фактический правителем Швеции; был герцог Биргер, который к этому времени тщательно разработал грандиозный план завоевания не только Приладожья, но и всей Новгородской земли. "Шатался безумием своим", Биргер лелеял мысль захватить в плен самого Александра Ярославича. Софийская летопись так передает планы Биргера и прочное шведских агрессоров в отношении князя Александра и всех жителей Новгородской земли: "Помысли в себе победити его или руками яти, а Великий Новгород пленити и вся грады их и люди Словенские к себе в работу сотворити", - или, как сказано в другом месте: "Хотя въсприяти Ладогу, простоже рку и Новъгоред и всю область Новгородъскую".

Для похода на Русь Биргер собрал огромное войско. Помимо шведов в его войске были норвежцы и покоренные шведскими завоевателями финские племена. С Биргером двигались также католические миссионеры и епископы, так как своему вторжению в русские земли шведы и римская церковь придавали характер крестового похода: "И събра силу велику, - пишет летописец, - местири и бискупи свои.., а Свея, и Сумь, и Емь"4 .

Летом 1240 г. многочисленные полки Биргера, ядро которых составляли прекрасно вооруженные шведские бароны и рыцари, проникли на кораблях в Неву и стали в устье реки Ижоры, одного из ее левых притоков. Об этом Новгородская летопись сообщает: "И наполни корабля многи зело полков своих я подвижеся в силе велице, пыхая духом ратным. И прииде в реку Неву и с тате Усть Жеры". Не ожидая нападешия со стороны новгородцев, шведы расположились здесь лагерем и раскинули свои шатры, в центре которых высился шатер самого Биргера, увенчанный издали бросавшимся в глаза красивым, вызолоченным стягом. О прибытии шведов в Неву и о больших размерах их войска князю Александру в Новгород немедленно дал знать Пелгусий, один из старейшин Ижорской земли (так называлась прилегавшая к Неве честь Карелии). Одновременно в Новгород к князю Александру Ярославичу пришли и шведские послы с высокомерным заявлением от Биргера: "Аще можеши противитеся, то се есмь зде уже и пленю землю твою"5 .

Хотя Новгород по своему политическому устройству был похож на демократическую республику, но, по существу, вся власть в нем находилась в руках боярско-ростовщической верхушки. Новгородское вече часто было ареной острой классовой борьбы. Боярские дворы то и дело подвергались разгрому со стороны закабаленных низов, или так называемых "черных людей". Однако перед лицом угрозы порабощения иноземными завоевателями народные массы как в Новгороде, так и в его пригородах проявили подлинный патриотизм и нашли в себе силы дать дружный отпор захватчикам. Войско, вышедшее навстречу шведам я состоявшее из переяславской дружины Александра Ярославича, а также ладожских и новгородских ополченцев, было полно решимости защищать русскую землю.

Получив известие о высадке шведов на берегах Невы и о месте расположения их лагеря, Александр "не умедли нимало", т. е. не теряя времени, с сравнительно небольшим оградой конных и пеших воинов выступил из Новгорода. Часть его войска плыла в ладьях, а часть шла сухим путем вдоль берега Невы. Прекрасно использовав полученные сведения, Александр под прикрытием тумана утрам 15 июля 1240 г. напал на шведов.

Удар был настолько молниеносным, что шведы, погруженные в глубокий сон, не успели опомниться и взяться за оружие. Как говорит летописец, новгородцы не дали

1 П. С. Р. Л. V, стр. 176.

2 Там же, стр. 177.

3 Там же, X, стр. 114.

4 П. С. Р. Л. V, стр. 177.

5 П. С. Р. Л. III, стр. 53; V, стр. 177.

стр. 117
шведам "опоясать мечи на чресла свои". Русская рать теснила шведов к реке, рубила их мечами и колола копьями.

В этой битве Александр проявил мужество и силу, подлинное геройство и большое военное дарование. Он лично сразился с Биргером и нанес ему тяжелое ранение в лицо. "Самому королю взложи печать на лице острым своим мечем", - говорит об этом подвиге Александра современник-летописец1 .

Но в Невской битве было немало и других героев, имена которых как доблестных защитников родины сохранили современные новгородские летописи. Наряду с дружинниками Александра стяжали себе славу и многие простые "вой" из новгородцев я ладожан. Дружинник князя Гаврило Олексич, преследуя бегущего Биргера, ворвался на коне по сходням на падубу шведского корабля. Сброшенный в воду, он вместе с конем благополучно выбрался на берег, врезался снова во вражеские ряды и изрубил насмерть двух знатных шведов - воеводу и епископа. Новгородец Сбыславв Якунович, вероятно один ив местных бояр, вооруженный лишь топором на длинном древке, неоднократно наступал на врагов, "не имея страха в сердце", и сразил немало шведских рыцарей. Яков Полочанин, дружинник князя Александра, заслужил личную похвалу его за то, что наехал на полк врагов с мечом "и мужествовав крепко". Младший княжеский дружинник Савва пробился к златоверхому шатру Биргера и подрубил столб, на котором укреплен был этот шатер. Шатер рухнул, "полци же великого князя Александра, - говорится в летописи, - видевше падение шатра того и възрадовашася". Новгородец Минна вместе с отрядом пеших ополченцев разгромил три вражеских корабля. Особую храбрость проявил в этой битве личный слуга Александра, его ловчий Ратмир. Он бился пешим, порубил немало врагов, но под конец боя, окруженный шведами, пал смертью храбрых.

Новгородцев в этой Невской битве пало всего 20, потери же Биргера были неисчислимы. Все берега Ижоры и Невы усеяны были вражескими телами. Две большие ямы доверху заполнены были трупами простых шведских воинов, на добрых", т. е. павших в бою рыцарей, "повезоша два корабля"2 . Жалкие остатки войска Биргера с наступлением ночи поспешно бежали. Биргер, считавшийся ранее непобедимым, потерпел полный разгром. Слава о военной доблести молодого, двадцатилетнего Александра еще более укрепилась, и за эту победу над шведами уже современники прозвали его Невским.

Не чека я битва стала навсегда знаменательной вехой в истории борьбы русского нарой о иноземной агрессией за свою независимость. Шведы были посрамлены, их крестовый поход на Русь потерпел полное крушение, По словам летописи, шведский король особой грамотой торжественно обязался впредь не нападать на русские земли: "Даст Магнули король Свейской на себя пасмо и клятву отнюдь никако не приходити на Русь войною".

V

Разгром биргеровеких полчищ на Неве не укрепил, однако, положения Александра Ярославича в Новгороде. Популярный в низах, в широких массах "черных людей", Александр возбуждал недоверие к себе боярско-ростовщической верхушки землевладельцев и богаче, которые держали в своих руках всю власть в Новгороде и в его обширных колониальных владениях. Сам Александр, овеянный славой своей блестящей победы, не прочь был усилить свое политическое влияние в Новгороде, быть в нем не только военачальником и защитником его рубежей, но правителем, государем в полном смысле этого слова. На этой почве между ним и новгородской знатью, с посадниками и тысяцкими во главе, произошли нелады, в результате которых Александр уже в 1240 г., вскоре после Невской битвы, покинул Новгород и уехал к отцу в Суздальщину, где и получил от него в удел Переяславль.

Тотчас после ухода Александра из Новгорода интервенты осмелели и раскрыли свои карты. Узнав, что Александра в Новгороде нет, немецкие рыцари разработали план вторжения из Прибалтики в Новгородский край, в первую очередь готовя нанести удар по Пскову. При явной поддержке псковского боярина изменника Твердилы Иванковича немцы захватили Изборск. Пскова силой они взять не смогли. Но на помощь им пришла боярская, верхушка города. С помощью изменников-бояр немцам удалось поставить в городе немецкий гарнизон. Твердило, остававшийся по-прежнему посадником Пскова, действовал как прямой ставленник немцев, которые держали себя победителями и сурово расправлялись с псковичами, чиня над ними всякие насилия. Сыновья многих видных псковичей взяты были рыцарями в заложники.

Хозяйничанье немцев в захваченном ими псковском пригороде Изборске и в окрестностях самого Пскова описано в летописи так: "Посад зажгоша весь, и много зла бысть, погореша и церкви... многы же и села пусты сотвориша около Пскова; стояще же под городом неделю, но города не взяша, но много детей у добрых муж поимаша и отведоша в полон, и отъидоша прочь опять".

Зимой 1240 г. ливонскими рыцарями предпринято было дальнейшее продвижение в пределы Новгородской земли, ближе к Неве, где проживало финское племя водь. И здесь появление немцев-рыцарей отмечено было грабежами и насилиями: "Повоеваша все и дань на них возложиша".

Беспрепятственно перейдя реку Лугу, немцы в новгородском погосте Копорье заложили крепость, которую намерены были сделать опорным пунктом для своего дальнейшего продвижения на восток. В начале 1241 г. рыцари снова подошли ко

1 П. С. Р. Л. V, стр. 178.

2 П. С. Р. Л. IV, стр. 35 - 36; III, стр. 53; V, стр. 178 - 179.

стр. 118
Пскову и взяли его; в городе после этого стали править их наместники, или фохты. Летом 1241 г. в немецкие руки попал новгородский пригород Тесово. Рыцари были уже в 30 верстах от Новгорода.

Документы того времени отмечают обычные приемы этих германских "культуртрегеров" с крестом в одной руке я с мечом в другой. Они грабили купцов, нападали на русских крестьян, убивали, насильничали, отбирали у них детей, скот, коней. Все западные владения Новгорода были разорены. "Не на чем и орати по селам", - как говорит летописец1 .

Все завоевания ливонских рыцарей в пределах Новгородского края - Водь, Ижора, берега Невы и Карелия распоряжением римского палы заранее были подчинены ведомству эзельского епископа. Последний 13 апреля 1241 г. заключил с рыцарями договор, по которому себе брал десятину от десятины со всего производимого, а им отдавал все прочее: рыбные ловли, управление и все вообще мирские доходы с будущих владений.

Через год после невской победы над Новгородом нависла еще более грозная опасность, чем во время вторжения Биргера. Рыцари безнаказанно хозяйничали на ближайших к нему подступах. Бояре и присланный великим князем Ярославом его другой сын, Андрей, не могли защитить Новгород от немецкого вторжения. Весной 1241 г. правящая новгородская верхушка, по настоянию веча, то есть широких масс населения, где было много сторонников Александра, вынуждена была снова обратиться к нему, для чего была отправлена ими во Владимир и Переяславль особая делегация во главе с епископом Спиридоном. Этой делегации удалось убедить Александра вернуться в Новгород. Забыв неприятности, причиненные ему новгородскими боярами, Александр, горячо любивший свою родину, не противился и снова проявил себя подлинным русским патриотом.

Вернувшись в Новгород и примирившись с боярами, Александр стал энергично готовить отпор зарвавшимся немецким захватчикам. Довольно скоро было взято Копорье и разрушены все его укрепления. Было фэято много пленных, главные изменники были перевешаны. В этом походе Александру помогало местное карело-финское население. Летопись говорит об этом так: "Приеха князь великий Александр Ярославичь в Новгород, и изиде вскоре с Новогородци, и с Ладожаны, и с Карелою, и с Ижеряны на град Копорию, и изверже град из основания, а самих Немець избиша, а ови с собой приваде в Новъгород, а иных пожаловал отпустил, бе бо милостив паче меры... и отъеха в Русь".

Разгромив немцев в Копорье, Александр Ярославич стал готовиться к освобождению Пскова. Выбить немцев из Пскова удалось "изгоном", т. е. внезапным нападением. В освобождении Пскова принимало участие вспомогательное войско из Суздальской земли, состоявшее из множества "воев" и прибывшее в марте 1242 г. с братом Александра Андреем. В руки победителей попало много пленных, в том числе два немецких фохта, .которые в оковах были отправлены в Новгород.

Русская земля умелыми, хорошо рассчитанными ударами Александра Невского была очищена от захватчиков. Александр перенес войну во владения Ордена: "И поиде на землю немецкую, хотя мстити кровь христианскую"2 .

VI

Вторгнувшись в пределы владений Ливонского ордена, Александр задумал дать решительный бой рыцарям на льду Чудского озера. В свою очередь рыцари, получив к этому времени большое подкрепление из Германии, готовились не только дать мощный отпор войску Александра Ярославича, но рассчитывали захватить и покорить все русские земли.

Орден собрал большую силу: здесь были почти все его рыцари, с "местером, со всеми бискупы своими и со всем множеством языка их и власти их, и с помочию королевою". Против Александра собрались почти все германские рыцари Ордена, было призвано и подчиненное им население, или, по летописной терминологии, чудь. Прислал помощь также и датский король.

Узнав о движении сил врага, Александр решил стянуть все свое войско к Чудскому озеру, чтобы дать бой на льду его. Дело шло уже к весне; было начало апреля, и лед на озере стал заметно подтаивать. Ясно, что тяжелая, закованная в доспехи немецкая рать должна была подломить этот лед и в значительной своей части погибнуть на дне озера. Таков был вполне правильный расчет талантливого русского военачальника XIII века. 5 апреля 1242 г. у Воронова Камня, близ урочища Узмени на Чудском озере, произошло то знаменитое сражение, которое вошло в историю под именем Ледового побоища.

Излюбленный тактическим приемом немцев было наступление плотной массой пеших воинов, окруженных закованными в железные доспехи конными рыцарями. Все это построение имело вид клина, или треугольника, направленного острием вперед. Такую германскую боевую колонну русские называли "свиньей". Все это рассчитано было на то, чтобы, вбив такой клин в центр расположения неприятеля и расстроив его ряды, ударить затем по его флангам, развернув наступление вправо и влево.

Эта тактика немцев Александру была хорошо известна. Против этой-то "свиньи", которая своим рылом должна была подрыть ряды русской армии, Александр Ярославич задумал свой блестяще осуществленный им тактический прием. Свое

1 П. С. Р. Л. IV, стр. 179; V, стр. 179; VII, стр. 149.

2 П. С. Р. Л. IV, стр. 37: III, стр. 53; X, стр. 124; VII, стр. 149 - 150.

стр. 119
войско на противоположном берегу Чудского озера он расположил так, что его центр был преднамеренно ослаблен; оба же крыла русского расположения были чрезвычайно сильны, и здесь были сосредоточены наиболее опытные и наилучше вооруженные части русской армии. Выдвинув на значительное расстояние вперед небольшой авангард, который заранее рассчитанным отступлением должен был заманить немцев на лед Чудского озера, Александр для решительного удара выделил отборную часть своей дружины в виде вспомогательного "заслона". Этот отряд скрыт был за Вороновым Камнем-той скалой, которая находилась как раз на берегу Чудского озера. В нужную минуту он должен был ударить в тыл неприятеля и довершить его разгром.

На передовой русский отряд под начальством Домата Твердиславича и Кербета немцы ударили чуть ли не всеми своими силами. Домат был убит, немало погибло и других русских воинов в этом "разгоне", как летопись называет передовой отряд. Часть его ратников взята была немцами в плен, но остальные "тали быстро отступать, увлекая за собой рыцарей. Первая схватка с немцами была для русских как бы неудачна.

Опьяненные этим успехом, немецкие рыцари на полном скаку врезались в русские полки. Разорвав русский фронт на две части, немцы думали развернуть нападение на оба фланга войска Александра Ярославича, в котором преобладали пешие отряды новгородцев и псковичей. Но сильные русские фланги сжали немецкую рать стальными клещами. От их дружного, массового наступления рыцарям нельзя было броситься в атаку; их коннице податься было некуда, и она стала пятиться назад, сжимая и давя свою собственную пехоту; Сгрудившись на небольшом пространстве, рыцари, закованные в тяжелые доспехи, на конях, покрытых железными панцирями, представили собой такую грузную массу, что под ней лед стал давать трещины и ломаться. Открылись полыньи, куда стали погружаться и конные и пешие немецкие воины. "И бысть ту сеча зла и велика", - пишет летописец, давая яркую, полную драматизма картину разгрома немецкой рыцарской рати. "И труск от копий ломления и звук от мечного сечения!" - восклицает он, добавляя: "Якоже морю померьшю двигнутися и не бе видети леду, покрыло бо есть все кровию".

Разгром "псов-рыцарей" довершен был теми дружинниками, которые конным строем ринулась ям в тыл из-за Воронова Камня. Ряды немцев совсем смешались, и они, давя друг друга, искали спасения в паническом бегстве. Русская рать преследовала бегущих немцев и чудь "и биша их на 7 верстах по леду до Суболичьского берега".

Ледовое побоище снова показало Александра прекрасным стратегом и тактиком. "Кованая" рыцарская рать благодаря его талантливому руководству была посрамлена и разгромлена русским войском, гораздо хуже вооруженным, в котором преобладали пешие ополченцы, набранные из простых, "черных людей" в Новгороде и во Пскове. Но они бились за родину, преисполнены были горячей любви к ней и проникнуты подлинным энтузиазмом. Современниками прекрасно подмечен необыкновенный подъем духа, царивший в русском войске перед битвой. "Воя великого князя Александра исполнишася духа ратна, бяху бо сердда их аки львом", - пишет автор сказания "О великом князе Александре", "самовидец возраста его". Русские воины готовы были "положити главы своя". Их настроение перед битвой видно из следующих слов, с которыми они, как сказано в Софийской 1-й летописи, обратились к Александру: "О княже наш честный и драгий, ныне прясле время положите главы свои за тя"1 .

На льду Чудского озера в 1242 г. одержана была победа еще более блестящая, чем на Неве за два года перед тем. "И паде немец 500, а чюди бесчислено множество, - пишет современник, - а руками няша немец 50 муж нарочитых воевод и приведоша я в Новгород, а иных вода потопи".

Новгородцы три дня "стояша ня костях" неприятеля, празднуя победу. "Пря" разрешилась в пользу русского народа. С торжеством возвращался Александр в освобожденный Псков. Близ коня его вели знатных рыцарей, за ним гнали толпу простых пленных. "Ведяхуть бо я подле конь иже именуются ритори". Навстречу победителю вышло духовенство. Псковичи радостно приветствовали своих освободителей "от иноязычных и от иноплеменных".

В связи с победой русских на Чудском озере, началось восстание против немецкого господства в Ливонии. Тогда "божьи ритори", забыв о своей спеси, поспешно запросили мира, "прислаша с поклоном в Новгород". Их послы от имени всего ордена торжественно заявляли, "что есмы зашли Водь, Лугу, Пльсков, Лотыголу, мечем то ся всего отступаем; а что есмы изъимали мужии ваших а теми ся розменим, мы ваши пустим, а вы нашу пустите"2 . Мир, таким образом, был заключен на условии обмена пленными и полного отказа германских рыцарей от захваченных ими раньше русских земель.

Остановив наступление "псов-рыцарей" на русскую землю, Ледовое побоище покрыло невского героя новой славой. "Прохвосты", по выражению Маркса, были окончательно отброшены от русской границы.

Средневековые "варвары-болваны", как называет Маркс немецких дворян-рыцарей, долго помнили этот урок, полученный ими от русского народа.

VII

Заслуги Александра Ярославича перед русской землей не ограничивались лишь

1 П. С. Р. Л. V, стр. 180; IV, стр. 37.

2 П. С. Р. Л. III, стр. 53 - 54; IV, стр. 37; V, стр. 180.

стр. 120
победами та Неве и на Чудском озере. Он и в дальнейшем был стражем безопасности русского народа и беспощадно громил новых и новых агрессоров и интервентов.

В том же, 1242 г., когда датско-немецкое рыцарское войско разгромлено было в Ледовом побоище, Александр, находясь еще в пределах Новгородско-Псковской земли, одержал блестящую победу над Литвой. Победа эта высоко подняла военный авторитет Александра в глазах литовских племен в их кунигасов, т. е. князей. Это видно из краткой, но весьма выразительной заметки летописца: "И оттуду начяша блюстися имени его"1 .

Еще больший боевой успех выпал на долю Александра Невского в 1256 г., когда им предпринят был поход против шведов и датчан в глубь Финляндии.

К этому времени Финляндия была окончательно завоевана шведами, лучшие ее земли розданы шведским колонистам, а население было обложено тяжелыми податями в пользу государства и церкви.

Ослабленный последствиями татарского завоевания, Новгород не мог в это время оказывать помощи финскому племени емь, проживавшему вдоль побережья Финского залива вплоть до устья Невы. Но после того как шведы и ливонские рыцари сделали попытку укрепиться в устье реки Наровы и тем подорвать новгородскую торговлю по Неве, против них был предпринят в 1256 г. новый поход. Его организатором и руководителем был также Александр Ярославич, занимавший в это время владимирский великокняжеский стол. Успеху этого похода Александра Невского способствовали восставшие финны. Конечно, об изгнании шведов из Финляндии речи быть не могло. Александр ограничился лишь тем, что разгромил шведские укрепления и поселки вдоль северного побережья Финского залива. В стратегическом и политическом отношении это было, однако, весьма крупным успехом.

Подводя итоги этому походу Александра Ярославича в южную часть Финляндии и его крупным успехам там в 1256 г., летописец говорит: "Славна же бысть земля страхом и грозою его"2 .

В результате всех этих блестящих успехов боевая слава Александра с каждым годом "возрастала. Ват почему в 1-й Софийской летописи мы находим такую пространную и велеречивую характеристику его как непобедимого полководца и бесстрашного защитника русской земли: "И нача имя слыти великого князя Александра Ярославича по всем странам, от моря Варяжьского и до моря Понтьского, и до моря Хупожьского, и до страны Тиверийския, и до гор Араратьских, об ону страну моря Варяжьского и гор Аравитьских, даже и до Рима великого; распространи бо с я имя его пред тмы тмами и пред тысящи тысящами"3 .

Александр Невский умер 14 ноября 1263 г. по дороге из Орды, куда он ездил для предотвращения нового татарского погрома.

*

Уроки, данные Александром шведам и немцам его блестящими над ними победами в 1240 и 1242 гг., навсегда обеспечили нашу родину от грозившего ей завоевания со стороны ее западных соседей. Дальнейшие попытки шведских и немецких феодалов вторгнуться в русские пределы всегда встречали должный отпор.

В 1268 г. при Раковоре в Эстонии новгородское и суздальское ополчения разбили войско немецких рыцарей. В 1269 г. рыцари подошли ко Пскову "и не успеша ничтоже, но большую рану восприяша... и побегоша за "реку" 4 . Не помогали уже и разбойничьи набеги, как это было в 1271 году. В конце XIII в. был предпринят новый крестовый поход против русских земель, повторявший в общих чертах план прежнего. Немецкие рыцари сделали набег на Псков и выжгли неукрепленный посад, но были отброшены псковичами во главе с князем Довмонтом в 1300 году.

Напряженная борьба между Новгородом и шведами из-за Карельского полуострова как подступа к Неве возобновляется в 90-х гг. XIII в., после того как шведам удалось в 1293 г. соорудить крепость Выборг. Взять эту крепость новгородским полкам не удалось, но когда в 1300 г. шведы высадились к северу от устья Невы и соорудили здесь постоянную крепость, названную ими Ландскроне, то новгородцы взяли эту крепость и уничтожили ее гарнизон.

Борьба Новгорода со шведами из-за Невы временно была закончена Ореховским миром в 1329 г., по которому русская граница шла по реке Сестре. Новую неудачную попытку утвердиться в устье Невы сделал в 1348 г. шведский король Магнус.

Так, в течение более 100 лет после блестящих побед Александра Невского новгородцы и псковичи, верные его заветам, наносили удар за ударом немецким И шведским агрессорам.

1 П. С. Р. Л. X, стр. 129.

2 Там же, стр. 141.

3 П. С. Р. Л. V, стр. 181.

4 П. С. Р. Л. X, стр. 147.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2020. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)