ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

"РУССКИЙ ФАУСТ" - Я.В. Брюс

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 11 августа 2016
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




Так назвал Пушкин в своем незаконченном романе "Арап Петра Великого" одного из ближайших сподвижников Петра I, графа Я. В. Брюса. И действительно, ни об одном деятеле русской истории не рассказывалось столько чудесных легенд и страшных преданий, которые передавались из уст в уста еще при жизни Брюса и дожили до наших дней.

Содержание этих многочисленных легенд сводилось к тому, что Брюс был величайшим колдуном, подобным древнерусским кудесникам, героям волшебных сказок. Он не только предсказывал судьбу; он был "властителем жизни и смерти", ибо знал состав "живой и мертвой" воды; мог оживлять людей, рассеченных на части; сделал куклу, которая ходила и говорила, как живая, да только "недоставало в ней души". В этих легендах были страх перед неизвестным, и воспитывавшийся веками трепет простого, неграмотного крестьянина перед человеком, стоявшим выше всех остальных по могуществу своих знаний.

Царская цензура, особенно цензура духовная, активно препятствовала публикации этих легенд даже в специальных научных изданиях. Большая часть преданий известна по пересказам П. П. Пекарского, И. Е. Забелина и других русских историков, слышавших их еще в детстве. Роман И. И. Лажечникова о Брюсе "Колдун на Сухаревой башне" был запрещен цензурой, разрешившей напечатать из него лишь крошечный отрывок, который и перепечатывался затем во всех изданиях "Собрания сочинений" Лажечникова.

Не повезло Брюсу и в официальной исторической науке. Прошло уже 230 лет со дня его смерти (19 апреля 1735 г.), но, если не считать кратких биографических справок в энциклопедических словарях, повторяющих одни и те же сведения, и устаревшей статьи М. Д. Хмырова в "Артиллерийском журнале" (1866 г.), об этом государственном деятеле и ученом не было написано ни одного сколько- нибудь значительного научного исследования.

Вот уже более ста лет в литературе повторяется ставшее традиционным утверждение, что "Брюс славен в народе по своему календарю". Однако это утверждение, как свидетельствуют сохранившиеся записи легенд, неверно. Ни в одной из них нет даже упоминаний об этом знаменитом издании. Наоборот, календарь, мало чем отличавшийся от древнерусских пасхалий, лунников, планидников, громников, предсказывавший погоду и события на каждый день за 20 лет вперед и составленный библиотекарем московской Навигацкой школы Василием Киприановым, был обязан своей славе именно тем, что его составление приписывалось Брюсу. На эти с 1709 г. неоднократно переиздававшиеся большие листы распространился авторитет, которым уже пользовался Брюс в народе, и поэтому-то они стали популярными.

Но обратимся к самим легендам. Первая из них была записана на Украине в начале XIX в. одним студентом Московского университета от старого солдата, рассказавшего ее пастухам в ночном у костра. Запись была опубликована лишь много лет спустя, с цензурными купюрами, в журнале "Русская старина" (1871, N 8). Характерно, что рассказчик везде именует Брюса "арихметчиком". "Ты вот возьми, примером, - говорит он молодому парню, - насыпь на стол гороху и спроси его (Брюса), сколько тут, мол, горошин? А он только взглянет и скажет: вот сколько - и не обочтется ни одной горошиной. А то спроси его, сколько, мол, раз колесо повернется, когда доедешь отсюда, от Тешевич, до Киева, он тебе и это скажет... Да что! Он только взглянет и скажет, сколько есть звезд на небеси!.. Да мало ль еще что знал этот Брюс, - продолжал солдат, - он знал все травы этакие тайные, и камни чудные, составы разные из них делал, воду даже живую произвел...". Заинтересованные слушатели спрашивают: "Это

стр. 195
ту живую воду, которую Змей Горыныч стерег?" "Какой ваш тут Змей Горыныч! - вскипает солдат. - То в баснях бабы рассказывают! А это был Брюс, министер, арихметчик при царе-государе Петре. Он-то этакую воду живую и произвел".

Спустя еще сто лет, уже после Октябрьской революции, московский краевед Е. З. Баранов, автор небольшой, но интересной книжечки "Московские легенды" (М. 1928), отметил на основании своего опыта собирателя: "Имя Брюса чрезвычайно популярно до последних лет. Ему посвящено самое большое количество легенд". Здесь же он приводит рассказ одного московского старожила о князе Хилкове, жившем на Арбате в XIX веке. И опять на сцене появляется таинственная фигура Брюса. "У него, - говорит рассказчик о Хилкове, - видишь ли, такая зацепка была в голове: хотел вторым Брюсом сделаться. Вот видишь, какой он рейс взял. Вот какой полет захотел сделать человек! И была у него старинная книга - Брюсово сочинение; большие деньги он отдал за него, тысячу или полторы. Ну, понятно, человек хотел наукой навеки прославиться, вот и не пожалел на книгу деньги. А все же напрасно он так возмечтал - не сделался бы вторым Брюсом. Может, чем другим и прославился бы, только до Брюса не дошел бы. Это оставьте... И раньше многие добивались попасть в Брюсы, и теперь сколько профессоров и докторов добиваются, да не выходит ихняя затея. Вот и Хилков тоже возмечтал и принялся по Брюсовой книге учиться". Далее следует уже менее интересный рассказ о том, как лакей украл эту книгу, ничего в ней не смог понять, а князь, не найдя книгу, которой очень дорожил, в отчаянии повесился.

В основе почти всех народных преданий, исторических легенд, былин, песен, даже пословиц и поговорок лежат реальные факты. Так и в основе всех легенд о Брюсе лежит мнение народа о нем как о выдающемся ученом петровского времени. Что же говорят исторические источники о Брюсе? Каким он был в действительности? Насколько верны и точны были наблюдения его современников, простых русских людей, своими руками осуществивших петровские реформы?

Потомок шотландских королей Яков Даниэль (Вилимович) Брюс родился в 1670г. в Москве, где в то время служил его отец, в 1647 г. бежавший от войск Кромвеля в далекую Россию и дослужившийся здесь до чина полковника русской армии. О детских годах Брюса, росшего в старинном русском городе Пскове, где был расквартирован полк его отца, мы ничего не знаем. Получив домашнее образование, 17-летний Брюс решает посвятить себя военной службе и вступает рядовым в один из "потешных" полков Петра. Он участвует во всех Крымских и Азовских походах и вскоре личной храбростью, обширными знаниями и способностями завоевывает расположение Петра. В конце 1690-х годов царь вызывает его к себе в Голландию (Петр находился там в составе "Великого посольства"); затем вместе с царем Брюс едет в Англию. В бою под Полтавой мы видим Брюса в чине командующего русской артиллерией. В 35 лет Брюс уже генерал-фельдцейхмейстер (говоря современным языком, маршал артиллерии и инженерных войск), начальник Артиллерийского приказа и Инженерной канцелярии.

Будучи одновременно сенатором, то есть членом высшего государственного административного органа России, и президентом Мануфактур-коллегии и Берг-коллегии, Брюс принимает большое участие в реорганизации русской промышленности на основе достижений тогдашней науки и техники. Он - проектировщик и технический руководитель строительства многих крупных по тому времени фабрик и заводов. Под его руководством начинается планомерная разведка полезных ископаемых России. Как начальник Монеткой канцелярии Брюс активно проводит в жизнь монетную реформу Петра, упорядочившую денежное обращение в России, и способствует также выпуску первых русских памятных и наградных медалей.

Участник Прутского похода 1711 г. и почти всех крупнейших сражений в Северной войне, генерал Брюс показал себя и незаурядным дипломатом. Он неоднократно выполняет ответственные поручения Петра за границей, объезжает ряд стран Европы, представляет интересы России на различных международных конгрессах. В качестве главы русской мирной делегации в Ништадте он добивается подписания мирного договора со Швецией на выгодных для России условиях. Двадцатилетняя изнурительная война была окончена, Россия получила выход в Балтийское море. Тогда же, в 1721 г., за дипломатическую деятельность Брюс был возведен в графское достоинство.

стр. 196
Большие заслуги принадлежат Брюсу и в области развития русской культуры. С 1706 г. ему подчинялась первая русская гражданская типография В. Киприанова в Москве, которую он защищал от духовных властей во главе с начальником Монастырского приказа И. А. Мусиным-Пушкиным, весьма косо смотревшим на деятельность Киприанова. Брюс слишком хорошо знал отношение церкви к науке и просвещению и уже в одном из своих первых писем предупреждал Киприанова, чтобы он печатал такие книги, "как преж сего бывали в церковах також и в народе употребляютца, а вновь собою ничего не вымышлял, дабы ему в том слова не нажить", то есть не навлечь на себя политического преследования, начинавшегося обычно с доноса, с объявления "слова и дела государева".

Брюсом была подготовлена к печати первая русская книга гражданской печати, являющаяся также первым печатным гражданским, учебником в России, - "Геометриа славенски землемерие" (М. 1708). По поручению Петра Брюс составил первые голландско-русский и русско-голландский словари (СПБ. 1717), редактировал переводы научной и учебной литературы по математике, артиллерии, фортификации, географии. В 1717 г. появилось первое издание переведенной им "Книги мировоззрения" голландского физика и астронома, создателя волновой теории света Христиана Гюйгенса. В этой книге в популярной форме излагалось учение Коперника о солнечной системе. Здесь же проводилась мысль о том, что и на других планетах возможна органическая жизнь и существование разумных обитателей. Перепуганный директор Петербургской типографии, где печаталась эта книга, ярый обскурант М. П. Аврамов назвал ее "атеистической книжичищей сумасбродного автора" и приложил все усилия к тому, чтобы эта книга была отпечатана в возможно меньшем количестве экземпляров.

Этот эпизод не являлся случайным в биографии Брюса. Боевой генерал, инженер, дипломат и государственный деятель был разносторонне образованным ученым. Всю жизнь Брюс испытывал огромную, ненасытную жажду знаний. Его лихорадочный ум пытался разгадать тайны мироздания, жизни и смерти, познать законы движущейся материи. Брюс не получил никакого систематического образования, все его знания - результат упорнейшего самостоятельного труда над страницами книг. С юных лет он находился в действующей армии с ее суровой дисциплиной, нес все тяготы военной жизни, но никогда не расставался с книгами. В перерывах между сражениями или где-нибудь на биваке после многодневного походного марша солдаты, постоянно окружавшие Брюса, могли видеть, как по ночам их генерал выходит из своей палатки и долго глядит в какие-то трубы на далекие звезды. Что высматривал он там, они не знали. Если небо бывало затянуто тучами, через откинутый полог палатки виден был все тот же Брюс, до утра сидевший при свете свечей над огромными фолиантами на неведомых языках, что-то вычислявший и на больших листах бумаги чертивший непонятные фигуры. Вот так-то этот талантливый самоучка, астроном, математик, инженер, географ, лингвист и историк стал героем народных легенд.

И в самом деле, за пять дней до Полтавской битвы, где умелое командование Брюсом русской артиллерией сыграло огромную роль в разгроме "непобедимых" шведов, он сообщал Петру о законченном им переводе книги Кугорна по фортификации. Через несколько месяцев в двух милях от границы Курляндии Брюс пишет Петру не о предстоящем сражении, а о своем намерении переводить присланный ему "трактатец о механике", "понеже он гораздо плох переведен".

Во время заграничных поездок Брюс стремился завязать личные контакты с видными учеными, посещал их лаборатории, библиотеки, приобретал новинки научной литературы. Во время пребывания в Англии он знакомится с Ньютоном, посещает Гринвичскую обсерваторию. В 1711 г. завязывается переписка Брюса с Лейбницем, продолжавшаяся до смерти немецкого ученого.

Ближайшим учеником Брюса был известный русский историк В. Н. Татищев, начинавший свою деятельность артиллерийским офицером. В своей "Истории Российской" и ряде других сочинений Татищев с большой теплотой отзывался о своем учителе, которому он был обязан интересом к истории и географии России и который в самом начале пути молодого ученого всячески его "псохочивал и наставлял" к научной деятельности. "Человек елико высокого ума, острого рассуждения и твердой памяти, - так отзывался о нем Татищев, - в науках физики и математики довольно искусный, а к пользе российской во всех обстоятельствах ревнительный рачитель и трудо-

стр. 197
любивый того сыскатель". Интересны свидетельства Татищева о мягком и всегда благожелательном отношении ученого к окружавшим его людям, о большой скромности, присущей Брюсу как человеку ("и о страждусчих великой был предстатель и помосчник, но в том себя никогда не показал").

В 1726 г., сразу же после смерти Петра, когда на русский престол была возведена малограмотная Екатерина I, Брюс, не желая участвовать в борьбе придворных группировок за власть, вышел в отставку в чине генерал- фельдмаршала и поселился в своей подмосковной усадьбе Глинках (дом Брюса в Глинках сохранился до наших дней). О последних десяти годах жизни больного и одинокого старика сведений не сохранилось. Известно только, что Брюс иногда приезжал в Москву, и тогда москвичи с суеверным ужасом наблюдали, как глубокой ночью зажигался и не гас до рассвета свет в верхних окнах Сухаревой башни, где помещалась тогда обсерватория московских адмиралтейских школ.

Перед смертью Я. В. Брюс "мимо родного племянника, для пользы обсчей", как выразился Татищев, завещал все свои книги, инструменты и коллекции ("куриозные вещи") Петербургской Академии наук. При этой передаче были составлены описи, знакомясь с которыми мы можем заглянуть в рабочий кабинет и библиотеку Брюса, какими они были при его жизни. Более того, мы можем познакомиться с духовным миром этого незаурядного человека.

Всего в библиотеке Брюса насчитывалось 1579 томов (1418 названий) отдельно описанных печатных книг (не считая пачек и свертков с книгами) и 52 рукописи на многих европейских языках, а также 133 названия карт и большое количество планов городов, математических чертежей, связок с неустановленными бумагами и книгами. Это была библиотека энциклопедически образованного ученого и государственною деятеля.

Основные интересы Брюса лежали в области естественных наук: математики, физики, механики, астрономии, химии и др. В истории науки XVII век был отмечен бурным ростом именно математических знаний и расширением применения математических методов к различным областям человеческой деятельности. В библиотеке Брюса были собраны почти все труды выдающихся математиков, физиков и астрономов - от "Начал" Эвклида до последних трудов Ньютона.

К служебной деятельности Брюса имели непосредственное отношение собрания книг по геологии и военному делу, и особенно по артиллерии, архитектуре и инженерному делу. Из естественных наук его занимали более всего ботаника (он собрал большую коллекцию растений России - "волшебные травы" народных легенд), зоология, медицина. Он интересовался не столько универсальными "лечебниками", сколько серьезными трудами на латинском языке по анатомии, хирургии, эмбриологии, акушерству и гинекологии и другим отраслям медицины.

Очень мало в библиотеке Брюса весьма популярных в средневековой науке и издававшихся в большом количестве книг мистического содержания по астрологии, хиромантии, физиогномике, белой и черной магии. С другой стороны, нельзя не отметить большой интерес, проявленный Брюсом к материалистической философии. Среди его книг мы находим труды мудрецов древности Гераклита и Демокрита; поэму великого философа-материалиста Лукреция Кара "О природе вещей" в нескольких изданиях; все сочинения родоначальника английского материализма Фрэнсиса Бэкона и итальянского философа, математика и врача Д. Кардано. Здесь же - книги французского философа-скептика Пьера Бейля, который, по словам К. Маркса, разрушил метафизику с помощью скептицизма, подготовив тем самым почву для усвоения материализма и философии здравого смысла во Франции. Брюс был знаком со знаменитым произведением английского материалиста Томаса Гоббса "Левиафан", которое впервые появилось в русском переводе лишь в 1864 г., причем все издание было конфисковано царским правительством.

В этой библиотеке много книг о государственном устройстве, истории и географии европейских держав; классические труды по истории древнего мира: Тацит, Тит Ливии, Плутарх, Иосиф Флавий, "Жизнь цезарей" Светония; обозрения всемирной истории, вроде "Хроники" Мартина Вельского; биографии выдающихся исторических деятелей, таких, как Тамерлан или кардинал Мазарини, и многое другое. Интересовала Брюса и история России, главным образом записки путешественников о Московском госу-

стр. 198
дарстве. Среди иностранных сочинений о России XVI-XVII вв. особняком стоят списки русских исторических сочинений, вроде "Степенной книги" или "Истории о владениях российских великих князей". По свидетельству Татищева, Брюс подарил ему имевшийся в библиотеке древний список летописи Нестора. Много в библиотеке описаний морских путешествий голландцев и англичан в Индию, Китай, Африку и Америку, собрание морских карт и лоций. Сам Брюс мечтал об организации русских экспедиций в Китай к в особенно интересовавшую его загадочную Японию.

Книги по "науке наук" средневекового ученого - богословию, которых в библиотеке было немного, носили отпечаток личности своего владельца: Брюс подходил к богословию не как правоверный лютеранин, а как ученый, как историк и лингвист. С одной стороны, его внимание привлекала история религиозных верований, особенно восточных (в библиотеке, кроме Корана и Талмуда, имеются сочинения по буддизму), а также реформационных движений в Европе; с другой - он собирал одни и те же священные тексты на разных языках мира. Например, Библия у него была на немецком, английском, шведском, финском и иных языках. О лингвистических интересах Брюса достаточно свидетельствует тот факт, что он свободно читал и писал на восьми европейских языках, а в его библиотеке стояли словари и грамматики десятков языков мира.

Вкусы Брюса-читателя хорошо характеризует подбор мировой художественной литературы, имевшейся в библиотеке. Это прежде всего произведения античной литературы: "Одиссея" и "Илиада" Гомера, сборники комедий Теренция и афоризмов Менандра, "Метаморфозы" Овидия, поэмы Вергилия, оды Горация, басни Эзопа. Из произведений средневековой литературы Брюс любил читать пьесы Шекспира, комедии Мольера, повесть Боккаччо "Фьяметта", роман великого насмешника Рабле "Гаргантюа и Пантагрюэль", "Веселые письма" испанского сатирика Франсиско де Кеведо. Зачитывался он и поэтическими сборниками на немецком, английском и латинском языках; возможно, он пытался сочинять и сам, так как в библиотеке имелось несколько трудов по теории стихосложения.

Следует отметить любовь Брюса к искусству. Помимо того, что в его библиотеке находились сочинения по истории и технике изобразительного искусства, театру и музыке, он являлся обладателем интересной картинной галереи. Среди полотен фламандских, голландских и английских живописцев, среди портретов, натюрмортов, жанровых сценок и аллегорий на античные сюжеты наше внимание привлекает серия портретов русских исторических деятелей, открывающаяся неизвестным сейчас портретом Ивана IV.

У Брюса было много коллекций: нумизматическая, минералогическая, этнографическая, предметов восточного искусства, образцов письменности разных народов мира и другие, - которые вместе с астрономическими и математическими инструментами и приборами составили большой и очень значительный по тем временам научный музей. После смерти их владельца все коллекции были распылены между разными академическими учреждениями и вряд ли сохранились в полном объеме до наших дней.

Судьба научного наследия Брюса, рукописей его трудов, переписки с европейскими учеными до сих пор в полной мере не выяснена. В описи о них говорится весьма невразумительно: "Господина генерала фельдцейхмейстера графа фон Брюса математические письма на немецком языке", "любопытныя поминки, рукописная, в полдесть", "сверток в полдесть, в котором разныя русские и другие тетради находятся", четыре пакета "разных маленьких книг" (может быть, записные книжки Брюса?) и т. п. В различных архивах, главным образом в архиве Артиллерийского музея в Ленинграде, сохранилась лишь служебная переписка Брюса.

Есть основания полагать, что часть научных рукописей Брюса описывавшими его библиотеку невежественными чиновниками, не нашедшими в них ничего "куриозного", не была включена в опись и пошла на топку печей и прочие хозяйственные нужды. А та часть его архива, которая попала вместе с книгами в Петербург, как это установлено, была постепенно растащена и уничтожена начальством академической библиотеки и иностранными академиками, состоявшими на русской службе. Когда в 1763 г. Екатерина II заинтересовалась библиотекой Брюса и заказала значившиеся в ее описи "большой сверток российских книг, между которыми капитуляции и пункты взятых лифляндских городов, на немецком языке" и. "разные письменные каталоги книг", то

стр. 199
академический библиотекарь Тауберт ответил ей, что свертка с книгами и бумагами он не нашел, "но как оный оценен только в 50 коп., то, кажется, в нем куриозного не было". Что же касается библиографических записей Брюса, то они, оказывается, библиотекарями были оценены "только в 5 копеек" и, "яко негодные ни к какому употреблению, уничтожены". Екатерина не поверила Тауберту. На полях его объяснения она иронически написала: "Хто ж выкрал? У меня в канюшни отцепили и продали за тридцать рублев английскую лошадь, которая стоит пятьсот рублев, но то учинено незнающими людьми". Позднее, на документе, посвященном проекту Петра I о прокладке канала между Петербургом и Москвой, она оставила характерную пометку: "Если сии планы в Академии, то и спрашивать их не для чего, понеже верно украдены".

На книгах из библиотеки Брюса, хранящихся ныне в Библиотеке АН СССР в Ленинграде, наклеен его экслибрис с гербом и личным девизом "Fuimus" ("Мы были"). В этой лаконичной фразе - обращение Брюса к грядущим поколениям, как бы призыв не забывать о преемственности человеческой культуры. Россия была настоящей родиной Брюса: здесь он родился и прожил значительную часть своей долгой и интересной жизни; здесь он умер и похоронен. Яков Вилимович Брюс имеет полное право рассчитывать на нашу память о нем, этом "русском Фаусте".






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2020. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)