ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

Об искажениях смысла и значения национальной музыкальной культуры в современной российской психологии

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 06 августа 2008
АвторОПУБЛИКОВАЛ: КООРДИНАТОР
АвторРУБРИКА: Концепции современного естествознания (КСЕ)




Памяти русского интеллигента,
выдающегося ученого и организатора науки
Андрея Владимировича Брушлинского
посвящается

К вопросу об искажениях смысла и значения национальной музыкальной культуры в современной российской психологии

(с) Ирина Мирошник и Евгений Гаврилин, 2008


"Мы обязаны добиться
истинного уважения к закону
и преодолеть правовой нигилизм"
Дмитрий Медведев


Содержание

1. Кадровый голод и правовой нигилизм

2. Прокрустово ложе профессора Петрушина

2.1. Академический проект

2.2. К чему ведет абстрактный схематизм

3. Амфотерная музыка или парадоксы славянской души

3.1. Песни-символы и психическое здоровье нации

3.2. Отчего разгневалась «Птица счастья»

4. За что платят в Фонде Сороса

4.1. «Шутка» Баха

4.2. Гневный фокстрот

4.3. Свободный полет «чудо-мысли»

4.4. Почувствуйте разницу

4.5. Музыка и клиника

4.6. За что дают звание «профессора»

Результат 1. Духовные хоровые концерты Д.Бортнянского и концерты для фортепиано Р.Щедрина - шкала шизофрении в сетке координат В.И.Петрушина.
Результат 2. Увертюра к опере «Руслан и Людмила» М.Глинки - шкала истерии в сетке координат В.И.Петрушина. 18
Результат 3. "Увертюра 1812 год" П.И.Чайковского - шкала психопатии в сетке координат В.И.Петрушина
Результат 4. "Кармен-сюита" Ж.Бизе - Р.Щедрина - шкала ипохондрии в сетке координат В.И.Петрушина
Результат 5. "Гимн великому городу" - Санкт-Петербургу - шкала паранойи в сетке координат В.И.Петрушина

5. Абсурд как стандарт?

6. Не может быть!

7. «Свои» и «Чужие»

8. Путь возрождения

Литература



“Интеллектуальная собственность – товар будущего. Ближе чем через 10 лет он будет стоить дороже газа и нефти. Чужую собственность нельзя брать бесплатно. Но для нас, бывших советских людей, это сложнее всего».
Елена Зелинская, Член Общественной палаты. (Цитируется по статье В. Копыловой "В России царит правовой нигилизм"[i])

1. Кадровый голод и правовой нигилизм

В настоящее время в психологической науке сложилась острая кризисная ситуация, обусловленная двойной проблемой: «кадровым голодом» и «правовым нигилизмом». Обе эти проблемы в широком контексте выделял в своих выступлениях президент РФ Дмитрий МЕДВЕДЕВ. И, надо понимать, когда проблемы поднимаются на таком высоком уровне, значит к тому есть серьезные основания. Напомним, что правовой нигилизм — отрицание права как социального института, системы правил поведения, которая может успешно регулировать взаимоотношения людей. В данном случае мы, имеем в виду правовой нигилизм в отношении к интеллектуальной собственности. Основной причиной правового нигилизма является знание людей о том, что законы не исполняются, когда человек узнаёт о правонарушении (например, некорректном заимствовании), за которым не последовало наказание, его вера в силу закона падает и может упасть до такого уровня, что он вообще не будет учитывать закон в своих действиях, дойдя до крайности — правового нигилизма в отношении к интеллектуальной собственности. Именно так нередко и происходит в сфере научных исследований по психологии, педагогике и психотерапии. В этом, наш уважаемый читатель, Вы могли убедиться на собственном опыте.
Защищая свои авторские права и пытаясь в меру сил противостоять правовому нигилизму, который наносит ущерб российской науке, мы опубликовали в Интернете статью "Авторское бесправие или фокус Хлестакова"[ii]. В этой статье на примере пиратских изобретений психотерапевта из Самары В.Ю.Куй-Беды вскрываются порочные механизмы «черной магии» авторского права. Затем, в критическом очерке «К вопросу о славянской музыкально-цветовой символике и ее искажениях в музыкотерапии В.Элькина», мы изложили свою точку зрения относительно работ известного в некоторых кругах (близких к институту практической психологии «Иматон») музыкотерапевта и цветолога Владимира Элькина, а также высказали мнение о том, что в российской психологии сложилась критическая ситуация, симптомом которой является систематическое нарушение авторских прав в сочетании с утратой здравого смысла. Эта достаточно серьезная проблема приводит к тому, что в российской психологической науке и практике постепенно кристаллизуется и расширяется новый «творческий» метод, который канонизирует абсурд как стандарт. Этой теме мы уделили некоторое внимание в работе «ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ СЛАВЯНСКОЙ КУЛЬТУРЫ. ЧАСТЬ 1»). [iii]

Причем, общей чертой В.И.Петрушина, В.М.Элькина, В.Ю. Куй-Беды и тех, кто содействует их «деяниям» в психологии, педагогике и психотерапии, является правовой нигилизм, как серьезная проблема, имеющая системный характер и требующая системного решения. Эта проблема усугубляется отсутствием какой бы то ни было рефлексии, критики и самокритики со стороны профессионального сообщества. Образно говоря, голый король плагиата и абсурда спокойно и уверенно занимает лидирующие позиции под дружные аплодисменты восхищенной свиты. Для доказательства этого тезиса из множества отраслей и тематических рубрикаторов современной психологической науки в РФ мы выделили одно подмножество – музыкальная психология и музыкальная терапия. Этот выбор, конечно, не случаен. Во-первых, мы имеем большой опыт работы[iv] и некоторые достижения в этой междисциплинарной и чрезвычайно актуальной сегодня области психологической науки и практики[v], а, во-вторых, в этой «пограничной» области перекрещиваются множество других областей психологии (психология восприятия, психология личности, психология развития, психология творчества, педагогическая психология, психодиагностика, психокоррекция, психотерапия и др.), поэтому в ней, как в пробирке воды, взятой на исследование в конкретной зоне, в той или иной мере отражается состояние всей «акватории» - т.е. психологической науки в целом.

В наших критических очерках на основе научного анализа работ В.М.Элькина, В.Ю.Куй-Беды, В.И.Петрушина мы получаем убедительное, конкретное подтверждение проблем, сформулированных президентом РФ Д.А.Медведевым в широком контексте, и обозначенных вице-президентом РАО Д.И.Фельдштейном в сфере научных исследований в области психологической и педагогической наук. Цитируем доклад председателя Экспертного совета по педагогике и психологии Министерства образования и науки России Д.И.Фельдштейна на расширенном заседании Президиума РАО 23 января 2008 года: «Следует признать, что реальное состояние педагогических и психологических исследований, при разном, разумеется, уровне их проведения, не соответствует по многим параметрам требованиям, предъявляемым современной действительностью, характеризуясь заниженной планкой этих требований» … «Это не значит, что нет значимых исследований. Разумеется, есть. Однако речь идет не просто о наличии при этом известного числа слабых работ. Многие педагогические и психологические исследования, выносимые на защиту сегодня, не выходят из десятилетия назад проложенной колеи традиционных подходов, выполняясь не на основе глубокого проникновения в сущность явления, не путем тонких и длительных экспериментов, кропотливой штучной работы. В итоге нередко исследование просто имитируется».

Итак, поддерживая линию президента РФ Д.А.Медведева по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности[vi] и принципиальную позицию Д.И.Фельдштейна, позволим себе не соблюдать порочные принципы квазиэтики и рассмотрим музыкально-психологическую «пробу» российской психологической науки критически, не взирая на лица.

2. Прокрустово ложе профессора Петрушина

«Глаза мои стоят,
и челюсти разжаты»…
«Загорается во мне новый свет,
И рождается во мне чудо-мысль».
(Строки из сочинений проф. В.И.Петрушина[vii] )

2.1. Академический проект
Для «пробы» возьмем яркий и типичный пример. Вот он, изданный массовыми тиражами, сияет на полках магазинов и библиотек РФ и СНГ: «академический проект» - научные труды докт. пед. наук, проф. В.И.Петрушина. В этом «проекте» с благословения психолого-педагогической общественности, параллельно с упомянутым нами ранее цветологом-музыкотерапевтом В.М.Элькиным, «сиятельный» профессор В.И.Петрушин уже 20 лет широко внедряет в общественное сознание, педагогическую и медицинскую практику «Музыкальную психологию и психотерапию».

Как мы покажем ниже, с работами цветолога В.М.Элькина и психотерапевта В.Ю.Куй-Беды профессора В.И.Петрушина роднит попытка (в общем стиле правового нигилизма) разработать свой метод классификации музыкальных произведений, который можно применять в целях направленной регуляции состояний и свойств личности. Для решения этой задачи В.И.Петрушин использует свою идею «моделирования эмоций в музыке» на основе так называемой «сетки координат», в которой может быть размещена вся музыка. Сетка эта представлена в его книге: Музыкальная психотерапия: теория и практика: Учебное пособие для студ. высш. учебн. зав. – М.: Гуманит. изд. центр Владос, 1999, рекомендованной министерством образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по педагогическим специальностям. На основе этого сочинения мы и проведем анонсированный критический анализ.

2.2. К чему ведет абстрактный схематизм
Итак, по идее (или, как он сам выражается, «чудо-мысли») профессора В.И.Петрушина эмоциональное содержание музыки определяется по сетке координат: быстрый мажор - радость, медленный мажор – спокойствие, медленный минор – печаль; быстрый минор – гнев. Первое, что бросается в глаза любому здравомыслящему человеку, - из этой «сетки», очевидно, выпадает умеренный или средний темп (moderato), в котором написано великое множество музыкальных произведений. Но это – «мелочи» по сравнению со следующим шагом «чудо-мысли» профессора В.И.Петрушина. Вслед за темпом «moderato» он полностью исключает из системы моделирования эмоций такие эмоциогенные компоненты музыки как мелодия, ритм, динамика, гармония, тональность, тембр. Освободившись от «всего лишнего», В.И. Петрушин начинает укладывать в прокрустово ложе изобретенной им «сетки координат» всю музыку, существующую в человеческой культуре.
Мы называем Петрушинскую сетку координат для моделирования эмоций в музыке редукционистской, т.к. из нее полностью исключаются важнейшие эмоциогенные компоненты музыки. Мы называем ее абсурдной, потому что такое «упрощение» неизбежно приводит В.И. Петрушина к абсурдным результатам. Более того, на примере амфотерной музыки мы покажем, что абстрактный схематизм теоретических моделей профессора Петрушина ведет к искажению архетипических основ национальной музыкальной культуры.

3. Амфотерная музыка или парадоксы славянской души
3.1. Песни-символы и психическое здоровье нации
Амфотерной (от греческого слова amphoteros - «двойственный, и тот и другой, двоякий») называется музыка, в которой светлые, оптимистичные чувства находят свое выражение в минорных тональностях. В амфотерной музыке возникает хиазма ("перекрещивание") эмоций радости и грусти.
Музыкально-психологический анализ показывает, что в сетке координат В.И.Петрушина практически вся амфотерная музыка теряет свой возвышенный смысл и архетипическое значение. Например, «медленные минорные», просветленные и возвышенные произведения, такие как «Свете Тихий» из «Всенощного Бдения» С. Рахманинова, «Символ веры» (Киевского распева), напев Киево-Печерской Лавры «Непроходимая врата» и другие православные песнопения в схеме В.И.Петрушина относятся к психоэмоциональному состоянию печали, которое раскрывается через дескрипторы «сумрачная, тоскливая, трагическая, печальная, унылая, скорбная», что в корне противоречит канонам православной гимнографии[viii]. Столь же кощунственной оказывается интерпретация в абстрактной схеме В.И. Петрушина песнопений, звучащих в умеренно-быстром темпе и минорных тональностях. Например, «Славословие Великое» знаменного распева (c-moll) из «Всенощного Бдения» С. Рахманинова по схеме Петрушина в качестве основного настроения выражает гнев.

Напомним, что определение амфотерной музыки впервые дано И.М.Мирошник в статьях "К вопросу о славянской музыкально-цветовой символике и ее искажениях в музыкотерапии В.Элькина" и «ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ СЛАВЯНСКОЙ КУЛЬТУРЫ. Часть 1: Отчего мне так светло?». В указанных работах была выдвинута гипотеза о том, что люди разных национальностей, сформировавшиеся на территории восточнославянского суперэтноса Россия-Украина-Беларусь, предпочитают амфотерную музыку: просветленные и жизнеутверждающие миноры, в которых выражаются светлые, оптимистичные чувства (например, «Калинка», «Червона Рута», «Водограй», «Касiў Ясь канюшыну», «Улыбка», «Вместе весело шагать», «Я люблю тебя жизнь», «Смуглянка», «День победы» и многие другие). Отсюда и подзаголовок статьи - «Отчего мне так светло» - строка написанной в ми миноре популярной песни «Старый клен» (А. Пахмутова, М. Матусовский) из кинофильма "Девчата".

В качестве весомого аргумента, подтверждающего гипотезу об амфотерной музыке и музыкальной хиазме ("перекресте" радости и грусти), как модальном свойстве славянской души, были отобраны и представлены в «Таблице амфотерной музыки» более 200 популярных восточнославянских песен, написанных в минорных тональностях, но, как правило, оптимистичных, светлых, по эмоциональной окраске. Заметим, что количество славянских песен, выражающих в минорных тональностях светлые чувства, существенно больше 200, и читатель, при желании, легко сможет пополнить составленную нами таблицу амфотерной музыки. В тоже время, конечно, существует немало славянских песен, выражающих светлые, радостные и торжественные настроения в мажорных тональностях, или печальные, горестные и тревожные состояния - в минорных тональностях, но они не попадают в интересующий нас класс амфотерной музыки и поэтому не приводятся в таблице.

Многие из представленных в таблице музыкальных произведений, в которых существует музыкальная хиазма ("перекрещивание" радости и грусти) – это «песни-символы»:
· народные песни - корни родословного дерева восточнославянской культуры, которые содержат архетипические интонационные комплексы и «питают» славянское самосознание сквозь толщи столетий;
· бессмертные песни времен Отечественной войны;
· современные песни, которые сохранили культурные традиции и покорили наши сердца.

На основе музыкально-психологического анализа, в указанных выше статьях был сделан вывод о том, что в амфотерной музыке, уходящей корнями в православные песнопения и народное песенное творчество, кодируется позитивный опыт нации по преодолению жизненных трудностей. Поэтому амфотерные песни-символы, которые сегодня все чаще звучат на концертах, по радио и телевидению, поддерживают и укрепляют психическое здоровье нации. А широко тиражируемые искажения их эмоционально-смыслового содержания в абстрактных схемах В.И.Петрушина (также как и в «таблицах цветотональных соответствий» другого российского ученого В.М.Элькина) ведут к нарушениям в общественном музыкальном сознании.

3.2. Отчего разгневалась «Птица счастья»
Подчеркнем еще раз, что восточнославянское народное песенное творчество и лучшие образцы эстрадной музыки 20 века, написанные в минорных тональностях, попадая в прокрустово ложе В.И.Петрушина, теряют свой истинный, жизнеутверждающий смысл и «заваливаются» в негативный спектр эмоций: «печаль» или «гнев». Например, знаменитая «Калинка» (переход от медленного минора к быстрому минору), равно как и не менее знаменитая песня «Свадьба» А. Бабаджаняна на слова Р. Рождественского (в исполнении М. Магомаева) - выражают, по классификации Петрушина, скачок настроения от «печали» к «гневу». То есть, по Петрушину, в начале «Калинка» и «Свадьба» «сумрачная, тоскливая, трагическая, печальная, унылая, скорбная», а затем «драматическая, взволнованная, тревожная, беспокойная, гневная, злая, отчаянная».
Ну никак не укладывается загадочная славянская душа в прокрустово ложе профессора Петрушина! В его абстрактной сетке координат искажают свой смысл многие любимые народные и эстрадные песни, приведенные нами ранее в таблице амфотерной музыки (см. ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ СЛАВЯНСКОЙ КУЛЬТУРЫ. ЧАСТЬ 1: Отчего мне так светло?). В этой статье для иллюстрации этого тезиса дадим лишь несколько ярких песенных примеров, хотя в действительности их великое множество (кстати, многие из них звучали в популярном супершоу Аллы Пугачевой и Максима Галкина «Две звезды»).

Таблица 1"Прокрустово ложе профессора Петрушина"

Название песни, авторы, Темп, Ладо-тональность, Обозначения характера произведения, указанные композитором, ОСНОВНОЕ НАСТРОЕНИЕ в сетке координат В.И. ПЕТРУШИНА, Слова из песни, характеризующие
ее эмоциональное содержание

МЫ ЖЕЛАЕМ СЧАСТЬЯ ВАМ
Музыка Стаса Намина
Слова Игоря Шаферана
медленный ре минор Радостно, светло
По Петрушину ПЕЧАЛЬНАЯ,
т.е. «Сумрачная, тоскливая, трагическая, печальная,
унылая, скорбная»
Мы желаем счастья вам,
Счастья в этом мире большом!
Как солнце по утрам
Пусть оно заходит в дом.

КОРОЛЕВА КРАСОТЫ
Музыка А. Бабаджаняна
Слова А. Горохова
Быстрый Ля минор Задорно
По Петрушину ГНЕВНАЯ,
то есть «Драматическая,
взволнованная,
тревожная, беспокойная,
гневная, злая, отчаянная»

По переулкам бродит лето,
Солнце льется прямо с крыш.
В потоке солнечного света
У киоска ты стоишь.
А я иду к тебе навстречу,
И я несу тебе цветы,
Как единственной на свете
Королеве красоты!

ПЯТЬ МИНУТ
Музыка А. Лепина
Слова В. Лившица

Из к/ф «Карнавальная ночь»,
режиссер-постановщик Эльдар Рязанов

Быстрый До минор Оживленно
По Петрушину ГНЕВНАЯ

Пусть кругом все поет и цветут в улыбках лица,
Ведь на то и Новый год, чтобы петь и веселиться!
Настает Новый год. Старый год уже не властен!
С Новым годом! С новым счастьем!

ГЛАВНОЕ, РЕБЯТА, СЕРДЦЕМ НЕ СТАРЕТЬ
Музыка А. Пахмутовой
Слова С. Гребенникова и Н. Добронравова
Умеренно- быстрый До минор Легко, жизнерадостно
По Петрушину ГНЕВНАЯ
Главное, ребята, сердцем не стареть,
Песню, что придумали, до конца допеть.
В дальний путь собрались мы, а в этот край таежный
Только самолетом можно долететь.

ЗОЛУШКА
Слова И. Резника
Музыка И. Цветкова
В темпе гавота (умеренный темп) ля минор Легко
По Петрушину между ГНЕВОМ
И ПЕЧАЛЬЮ

Хоть поверьте,
Хоть проверьте,
Это был чудесный бал!
И художник на манжете
Мой портрет нарисовал!

КАЛИНКА
И.В.Ларионов
Медленно, с постепенным ускорением ми минор
По Петрушину «Печаль» с постепенным переходом к - «Гневу»
Калинка, малинка моя…

КОРОБУШКА
Русская народная песня
Быстрый Соль минор Аллегретто Виво
По Петрушину ГНЕВНАЯ
Ах, полным, полна коробушка,
Есть и ситец, и парча.
Пожалей, душа моя, зазнобушка
Молодецкого плеча...

ВО САДУ ЛИ, В ОГОРОДЕ
Русская народная песня
Ре минор подвижно
По Петрушину ГНЕВНАЯ
Во саду ли, в огороде
Девица гуляла.
Невеличка, круглоличка, румяное личко…

РОЗПРЯГАЙТЕ, ХЛОПЦI, КОНI
Украинская народная песня
Умеренно, быстро Ре минор
По Петрушину Умеренный ГНЕВ

Розпрягайте, хлопці, коні,
Тай лягайте спочивать.
А я піду в сад зелений,
В сад криниченьку копать.
Приспів:
Маруся раз, два, три, калина.
Чорнявая дівчина
В саду ягоди рвала.

Заспiваймо пiсню веселеньку
Украинская народная песня
Быстро Ля минор Задорно

По Петрушину ГНЕВНАЯ
Заспiваймо пiсню веселеньку
Про сусiдку молоденьку,
Про сусiдку заспiваймо,
Сердце наше звеселяймо!

У самовара я и моя Маша
Слова и музыка Ф.Гордон
Из репертуара П.Лещенко и Л.Утесова
Подвижно Ля минор В темпе фокстрота
По Петрушину ГНЕВНАЯ
У самовара я и моя Маша,
А на дворе совсем уже темно…

ВОДОГРАЙ
Володимир Івасюк
Быстрый Ре минор Allegro (радостно, весело)
По Петрушину ГНЕВНАЯ
Ой, водо-водограй, грай, для нас грай.
Танок свiй жвавий ти не зупиняй.
За красну пiсню на всi голоси
Що хочеш, водограю, попроси.

Касiў Ясь канюшыну
Белорусская народная песня
Известна в исполнении ансамбля «Песняры»
Умеренно- быстрый Ми минор весело, задорно
ГНЕВНАЯ по Петрушину

Касiў Ясь канюшыну,
Паглядаў на дзяўчыну.
А дзяўчына жыто жала,
Ды на Яся паглядала.

ПТИЦА СЧАСТЬЯ А.Пахмутова Н.Добронравов
Из кинофильма «О спорт, ты — мир!»
Умеренно- быстрый Соль минор Оживленно
По Петрушину ГНЕВНАЯ
Птица счастья завтрашнего дня
Прилетела, крыльями звеня…
Выбери меня,
Выбери меня,
Птица счастья завтрашнего дня.


Как видно из таблицы, попадая в сетку координат профессора В.И.Петрушина, «Птица счастья» и другие любимые народом песни, составляющие фундамент транснационального восточнославянского этоса, оказываются в каком-то абсурдном, болезненном мире, где светлые, оптимистичные чувства, выраженные в музыке, окрашиваются темными тонами печали или гнева… Кому это нужно? И зачем это делается?

4. За что платят в Фонде Сороса

Это было бы смешно,
когда бы не было
так грустно…

4.1. «Шутка» Баха
Искажается в сетке координат В.И.Петрушина не только народная или эстрадная музыка. Не останавливаясь на этой теме подробно, заметим, что количество любимых всеми произведений классической музыки, которые никак не укладываются в прокрустово ложе Петрушинской сетки координат, в десятки раз превосходит те 28, в которых он когда-то нашел подтверждение своей абстрактной схемы. Даже великий И.С.Бах, написав весьма популярную "Шутку" (из оркестровой сюиты си минор), т.е. позволивший себе вопреки «чудо-мысли» профессора В.И.Петрушина шутить в миноре и быстром темпе, по классификации последнего, выразил чувство гнева. Знал бы великий композитор, что его «шутка» с подачи профессора Петрушина будет восприниматься потомками как гневная музыка...

4.2. Гневный фокстрот
Итак, по схеме В.И.Петрушина в быстрых минорах звучит музыка, основное настроение которой - гнев. Но вопреки этой «чудо-мысли» именно в быстрых и умеренно быстрых минорах часто выражаются сильные чувства страсти и любви (например, "Очи черные"). В быстрых или медленных темпах и минорных тональностях часто звучат наши любимые бальные танцы: Вальсы, Танго, Фокстроты и др. Неужели эти произведения танцевальной музыки в качестве «основного настроения» выражают «гнев» или «печаль»? Как известно, танцевальная музыка в человеческой культуре звучит на праздниках, торжествах, балах. Медленные танцы, написанные в минорных тональностях, как правило, выражают не печаль («сумрачные, трагические, унылые, скорбные»), а светлые лирические, романтические чувства. Танцевальная музыка в минорных тональностях и подвижных темпах выражает отнюдь не гнев или злость, но бесконечные оттенки чувства любви или силу любовной страсти. Вспомним, например, популярный «Вальс» Г.Свиридова из музыкальных иллюстраций к повести А.Пушкина «Метель», звучащий в темпе Allegro (скоро) и минорной тональности. По классификации В.И.Петрушина, основное настроение, выраженное в этой музыке – гнев! Таким образом, анализируя характер танцевальной музыки с точки зрения музыкальной психологии профессора В.И.Петрушина, мы должны были бы писать абсурдные словосочетания типа: «гневный вальс Свиридова», «злая Итальянская полька С.Рахманинова», «печально-гневный Чардаш» или «гневный фокстрот» (квикстеп) и т.п.


4.3. Свободный полет «чудо-мысли»
Как пишет В.И. Петрушин, он «не является профессиональным врачом, но, будучи профессиональным музыкантом, работал по излагаемой методике в общеобразовательных школах и психиатрических клиниках, с детьми и со взрослыми. В результате как теоретических, так и практических поисков родилась концепция музыкально-рациональной психотерапии, аналога которой не существует ни в нашей стране, ни за рубежом» [Цит. раб., с.9]. При этом, правда, не указывается конкретно ни одного учреждения («общеобразовательной школы и психиатрической клиники»), где методика В.И.Петрушина реально работает. Кроме того обзор зарубежной и отечественной научной литературы по музыкальной психологии и психотерапии, проведенный В.И.Петрушиным, является тенденциозным и, мягко выражаясь, не полным, то есть не раскрывающим существующие в этой области знаний научные теории и практические разработки, созданные на момент появления его «не имеющей аналога» музыкальной психотерапии. А это, как известно, серьезное нарушение научной этики и авторского права. Заметим, что такой «избирательный» анализ научной литературы (кого-то выделим, а кого-то не заметим) характерная черта работ, выполненных в стиле правового нигилизма. И уж, конечно, не приходиться говорить о наличии в книге В.И.Петрушина какой-либо сравнительной статистической оценки эффективности его музыкальной психотерапии. Но это, впрочем, закономерно. Ведь свой «клинический результат» по моделированию эмоций средствами музыки[ix] В.И.Петрушин получает путем грубых нарушений принципов музыкознания, психодиагностики, многомерного шкалирования и элементарной логики. Однако, игнорируя непреодолимые противоречия абстрактных принципов своей музыкальной психотерапии и существующей реальности, не на шутку разгулявшийся на научной ниве профессор Петрушин не останавливается на достигнутом. В свою абстрактную сетку координат он без всякого прока и толка «запихивает» теперь буквально все, что попадется под руку: темпераменты, произведения изобразительного искусства, цвета, стихии (вода, земля, воздух, огонь), времена года (зима, лето, весна, осень), архетипы и т.д. С научной точки зрения абсурдность таких действий очевидна. По-видимому, чувствуя это и оправдываясь пред наукой, В.Петрушин пишет: «В предложенных моделях кодируются внутренняя сущность природных стихий и времен года, которые можно скорее почувствовать, чем объяснить». Однако, что совершенно поразительно, цитируемое выступление В.И.Петрушина «Психологические модели отражения действительности в искусстве и их значение для психотерапии», сделанное на конференции «Творчество: взгляд с разных сторон», (Москва-Звенигород, сентябрь 2005), не вызвало со стороны научной общественности сколько-нибудь заметной критики.

Еще до этой конференции никем не сдерживаемая «чудо-мысль» профессора Петрушина обнаружила, что клинические шкалы MMPI «могут быть размещены во все той же сетке координат» (Музыкальная психотерапия: теория и практика». М., Владос, 1999, с.9). Здесь В.И. Петрушин имеет в виду Миннесотский многопрофильный опросник личности (MMPI), состоящий из трех оценочных и десяти клинических шкал. Вот что он пишет в этой книге, многократно переизданной и рекомендованной министерством образования РФ в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по педагогическим специальностям:

«Каждая шкала MMPI, раскрывающая ту или иную сущностную характеристику личности человека в вербальных поняти­ях (словесных обозначениях), может быть выражена и на языке музыки. Говоря другими словами, каждая из этих шкал по-своему звучит и может быть передана на языке невербальной коммуникации при помощи музыкальных образов»[x].

Приведем наименования этих шкал MMPI: 1 - ипохондрия; 2 - депрессия; 3 - истерия; 4 - психопатия; 6 - паранойя; 7 - психастения; 8 - шизофрения; 9 - гипомания; 0 – интроверсия. (Пятая шкала – мужественности-женственности в абстрактной схеме Петрушина опущена). Отметим, что Петрушин нигде не указывает, по каким критериям или формулам определяются высокие или низкие показатели музыкальных произведений по этим клиническим шкалам, что практически сводит на нет саму возможность применения его методики другими музыкотерапевтами.

А теперь зададимся вопросом: зачем соотносить с указанными клиническими шкалами музыку ?!

4.4. Почувствуйте разницу
Задавая этот вопрос, обращаем внимание читателей на принципиальную разницу предложенного нами «Способа направленной регуляции психоэмоционального состояния человека» (Патент РФ №2033818, 1993) и сетки координат В.И.Петрушина, «развернутой» на шкалы психологических тестов.
Поясним это утверждение. Одним из ключевых признаков нашего теоретического подхода и практических разработок является применение психодиагностических методик для классификации и назначения клиентам видео-музыкальных психокоррекционных программ. При этом, психические свойства клиента, характер музыкальных и зрительных художественных образов оцениваются с помощью одного и того же тестового материала, который предназначен для дифференциации психоэмоциональных состояний (или свойств) личности. Для этих целей мы впервые применили восьмицветовой тест Люшера и тест самооценки "СУПОС 8", включающий 72 прилагательных, описывающих различные оттенки психоэмоционального состояния человека. Причем, методика оценки эмоционального характера музыки с помощью психологических тестов, первоначально предназначенных для оценки состояний человека (включая цветовой тест в единстве с вербальными характеристиками-дескрипторами состояний человека), была предложена в экспериментальных исследованиях (1983-1988гг.) и диссертации И.М.Мирошник[xi]. Отметим, что цветовые карты и прилагательные-дескрипторы, отобранные нами, действительно равно успешно позволяют оценивать и состояния человека и настроение (характер) музыкальных произведений (художественных образов). Поэтому с помощью нашего изобретения удалось создать первую Автоматизированную систему управления психоэмоциональным состоянием человека «Тоника», реализованную на персональном компьютере (1991-1993 гг., Патент РФ №2033818, Диплом и бронзовая медаль Всемирного салона изобретений «Брюссель - Эврика 98»). Эта система позволяет изменять психоэмоциональное состояние человека с помощью музыкально-цветовых динамических художественных образов, которые соответствуют состояниям клиента: исходному, медиальному и желаемому (или требуемому). Входя в компьютерную программу, клиент оценивает исходное состояние с помощью психодиагностических тестов, а система «Тоника» обеспечивает направленную регуляцию его состояния в заданном направлении (релаксация, мобилизация, оптимизация) с помощью согласованной последовательности видео-музыкальных художественных образов.

В работах В.И.Петрушина при внешнем сходстве (как бы тоже используются психодиагностические тесты для оценки характера музыки), тем не менее, очевидно принципиальное различие, которое заключается в том, что в методике Петрушина музыкальные произведения на самом деле вовсе не оцениваются с помощью тестового материала опросника. Да, и посудите сами, можно ли оценить музыку с помощью тестового материала MMPI, включающего в полном варианте несколько сотен утверждений, которые никоим образом не могут быть связаны с музыкой. К тому же, если бы В.И.Петрушин действительно применял психодиагностический тест для оценки характера музыкальных произведений, то он непосредственно использовал бы один из ключевых пунктов запатентованного нами изобретения. Но это – есть нарушение авторских прав. Впрочем, «обойдя» первый пункт формулы изобретения РФ №2033818, В.И.Петрушин нарушает наши авторские права во втором пункте: назначение музыкотерапевтических программ по результатам психодиагностики клиента. Может быть по этой причине из обзоров научной литературы в сочинениях В.И.Петрушина выпадают хорошо известные ему результаты диссертационного исследования И.М.Мирошник, а также наше изобретение, официально опубликованное Комитетом РФ по патентам и товарным знакам в 1995 году (Бюл. №12, 30.04.95). До этого были и другие общедоступные публикации в РФ, например, наша статья «Опыт клинического применения компьютерной системы «Тоника» в лечебно-диагностической работе», где были представлены результаты апробации музыкотерапевтической системы «Тоника» в НИИ СП им. Н.В.Склифосовского, проведенной нами в 1992-1993 годах[xii].

4.5. Музыка и клиника
Небрежное отношение к авторскому праву – это одна сторона проблемы В.И.Петрушина, а другая – состоит в том, что, как мы уже отметили выше, применяемый им опросник MMPI принципиально не подходит для оценки характера художественных образов. Напомним, что по инструкции MMPI надо ответить ("верно" или "неверно") на вопросы следующего типа:

1. У меня хороший аппетит.

2. По утрам я обычно встаю свежим и отдохнувшим.

3. Работа дается мне ценой значительного напряжения.

4. У меня редко бывают запоры.

5. Меня беспокоят приступы тошноты и рвоты.

6. Иногда мне хочется выругаться...

И так далее и тому подобное. Какое отношение к музыке может иметь этот тестовый материал? - Никакого! Именно поэтому В.И.Петрушин разрабатывает странный прием, абсурдный с точки зрения науки и здравого смысла, и начинает оценивать музыку не по тестовому материалу (как было предложено в нашем изобретении), а по «опущенным» в его сетку координат конечным клиническим шкалам, в которых отображается "профиль" человека после прохождения всего опросника MMPI. Причем такое "распределение" происходит неформализованным способом, т.е. совершенно субъективно, самим В.И.Петрушиным. "Следует отметить, - пишет он, - что выявление принадлежности музыкального произведения к той или иной ведущей шкале – дело довольно трудное, здесь неизбежен разброс мнений, тем более что одно и то же произведение может нести в себе признаки нескольких шкал" [Цит. Раб., с.28]. После этого «откровения», для любого профессионального психолога становится очевидным, что все дальнейшие пространные и запутанные рассуждения В.И.Петрушина о какой бы то ни было направленной регуляции психических свойств личности с помощью музыки - просто нонсенс.

4.6. За что дают звание «профессора»
Вполне закономерно, что этот абсурдный "метод" классификации музыкальных произведений приводит В.И.Петрушина к соответствующим результатам, которые мы рассмотрим чуть ниже. Предварительно заметим, что "тайна абсурда" В.И.Петрушина ловко скрывается в его «научных трудах» за наукообразными фразами и диаграммами, которые и вводят в заблуждение доверчивых читателей. И сделано это так хитро, что среди «доверчивых читателей» оказались не только студенты, аспиранты, профессора, академики, ученый совет Московского педагогического государственного университета, слушатели курсов ИПК работников образования Московской области, слушатели Академии повышения квалификации работников образования РФ, Московского института открытого образования, редакционные советы уважаемых научных журналов «Вопросы психологии» и др., издательств «Владос», "Академический проект", маститые ученые, но и (страшно даже сказать!) - сам экспертный совет ВАК РФ, присвоивший В.И.Петрушину в 1998 году ученое звание «профессора».

Но, как говорится, что сделано, то сделано… А теперь самое время познакомиться с некоторыми практическими результатами «деяний» профессора В.И.Петрушина. Надо сказать, что результатов, подобных приведенным ниже, у Петрушина более чем достаточно. Мы же выделили те из них, которые у нас лично вызвали крайне негативные чувства.

Результат 1. Духовные хоровые концерты Д.Бортнянского и концерты для фортепиано Р.Щедрина - шкала шизофрении в сетке координат В.И.Петрушина
По мнению В.И.Петрушина духовные хоровые концерты Бортнянского «несут в себе признаки восьмой шкалы клинического теста MMPI» (Цит раб. В.И.Петрушина, с.27), то есть шизофрении. Эта шкала «характеризует человека со стороны его способностей к социальным контактам и умени­ем считаться с действительностью. Высокие показатели по этой шкале говорят о шизоидном складе личности с ее слабостью со­циальных контактов, отгороженностью от мира и скрытностью переживаний, суицидальных мыслях и намерениях. Таких людей характеризует опора на собственные субъективные видения людей и событий, индивидуализм и интровертированность, сочетающиеся с эмоциональной холоднос­тью, угловатыми манерами. Сознание перегружено большим количеством информации, находящейся в несистематизиро­ванном виде, поэтому мышление похоже на "скачку идей" и страдает отсутствием логики при большом полете фантазии и воображения. Социальные контакты таких людей отлича­ются неестественностью и неловкостью из-за слабой чувстви­тельности к интересам и духовному миру других, в том числе и близких».
Именно эта клиническая шкала по мнению В.И. Петрушина звучит в 35 хоровых концертах Д.Бортнянского, включая духовный хоровой концерт «Слава во вышних Богу», который можно услышать на православном празднике Рождества Христова. Напомним, что в структурном отношении все «Хвалебные» концерты Д.Бортнянского («Тебе Бога хвалим») и другие состоят из трех частей с быстрыми и умеренно быстрыми крайними разделами, и медленной серединой. Совершенно непонятно, как профессор Петрушин относит все произведения, имеющее части с разным темпом, к одной и той же шкале. Тем самым он противоречит своей собственной «чудо-мысли»: быстрый мажор - радость, медленный мажор – спокойствие, медленный минор – печаль; быстрый минор – гнев.

Итак, в клиническом подходе Петрушина оценка характера любой музыки, в том числе православных песнопений и духовной музыки, осуществляется с помощью заключений психологического опросника ММРІ по клиническим шкалам: 1 - ипохондрия; 2 - депрессия; 3 - истерия; 4 - психопатия; 6 - паранойя; 7 - психастения; 8 -шизофрения; 9 - гипомания; 0 - интроверсия.
Мы полагаем, что даже за гранты Фонда Сороса и Российского Фонда Гуманитарных Исследований В.И.Петрушин (как и другие «выдающиеся» ученые) не получает права оценивать православную гимнографию и духовную музыку с помощью клинических шкал Миннесотского многопрофильного опросника личности, предназначенного прежде всего для выявления психопатологических симптомов и синдромов. Отнесение православной музыки к шкале «шизофрения» оскорбляет чувства верующих людей, для которых духовные хоровые концерты имеют сакральный смысл и значение.
К клинической шкале «шизофрения» В.И.Петрушин по непонятным мотивам и признакам относит также и все концерты для фортепиано Родиона Щедрина (В.И.Петрушин, 1999, с.27). На сегодня таких концертов шесть: Первый, 1954; Второй, 1966; Третий «Вариации и тема», 1973; Четвертый «Диезные тональности», 1991; Пятый, 1999; Шестой, 2003. То есть на 1999 год - момент издания цитируемой книги Петрушина – Р. Щедриным было создано четыре концерта для фортепьяно.
Как известно, композитор Родион Щедрин, отличается глубоким постижением восточнославянского мелоса, народного художественного мышления, нашедшего свое выражение в фольклоре (кантилена, частушка). Это мышление ярко проявилось в его Первом фортепианном концерте и в балете «Конек-Горбунок», которые были созданы в середине 1950-х годов. Первый концерт прозвучал на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Варшаве и был отмечен премией. «Как раз перед написанием этого концерта, — вспоминает сам композитор, — я все лето провел в Белоруссии, в сорока километрах от железной дороги, в совершенной глуши — охотился, рыбачил. Много чего я там навидался и наслышался. И, наверное, больше всего самых разнообразных частушек. …Во всяком случае, и сейчас, по прошествии двадцати с лишним лет, я помню, что впечатления того белорусского лета пронизали всю мою сущность — и душу, и мозг, и темперамент, и руку... И я уже просто не мог обойтись без частушки в моем первом крупном сочинении. Теперь иной раз услышишь про фольклор все открыто, все исчерпано. Чушь! Как Волгу кружкой не испить. Несмотря ни на какие разговоры, каждое новое поколение будет находить в фольклоре неповторимые красоты».

Второй фортепианный концерт Щедрина состоит из трех разнохарактерных частей. Стиль концерта отличается четкостью и графичностью. Третий концерт имеет подзаголовок «Вариации и тема». Музыка Щедрина этически значимая, жизнеутверждающая. Каждый фортепианный концерт Родиона Щедрина – это самобытное явление в музыкальной культуре, по праву принадлежащее к лучшим образцам современного пианистического репертуара. Почему же отличающиеся ладотональностью, темпом, характером звучания концерты выдающегося современного русского композитора Щедрина, по мнению профессора Петрушина, содержат признаки звучания одной и той же клинической шкалы – шизофрении?
Ну и, наконец, зададимся вопросом, какие общие признаки позволили профессору В.И.Петрушину отнести к одной клинической шкале опросника ММРІ существенно различные музыкальные произведения: 35 Хоровых концертов Дмитрия Бортнянского и 4 концерта для фортепиано Родиона Шедрина?

Результат 2. Увертюра к опере «Руслан и Людмила» М.Глинки - шкала истерии в сетке координат В.И.Петрушина
Следуя каким-то одному ему известным, тайным правилам или указаниям, профессор В.И.Петрушин относит увертюру к опере «Руслан и Людмила» Михаила Глинки к музыкальным произведениям, несущим признаки третьей клинической шкалы теста MMPI – истерия. Как известно, оперы «Руслан и Людмила» (и «Жизнь за царя») открыли классический период в русской опере и положили начало её основным направлениям: народной музыкальной драме и опере-сказке. В опере «Руслан и Людмила», Глинка выдвинул на первый план величавые образы легендарной Киевской Руси, а в увертюре в музыкально-психологических портретах главных героев оперы (Руслана и Людмилы) отразил лучшие национальные черты мужского и женского характеров. «Руслан и Людмила» - это эпос, величественный сказ о Киевской Руси, о единстве славянских племен, о движении славян к югу и к северу, о верности их в любви и дружбе, превозмогающей все препятствия. Не случайно Одоевский назвал эту оперу роскошным цветком. Однако в клинической интерпретации В.И.Петрушина увертюра к опере «Руслан и Людмила» несет признаки шкалы — истерии, что указывает на выраженную неустойчивость фона настроений, демонстративность поведения, склонность к драматизации событий. У истероидов слезы мо­гут легко сменяться смехом. Они особо озабочены мнением о себе, и все их поведение мотивируется желанием социального одобрения. Отсюда - услужливость и показной альтруизм, который может быстро меняться на капризность и мелочную конфликтность. Истерические черты поведения: демонстративность, эгоцентризм, экзальтированность, инфантилизм.

Какое отношение имеет эта патопсихологическая классификация В.И.Петрушина к увертюре оперы М.И.Глинки? Кому это нужно? Что хочет сказать этим профессор В.И.Петрушин о русской музыке и славянском характере?

Результат 3. "Увертюра 1812 год" П.И.Чайковского - шкала психопатии в сетке координат В.И.Петрушина
«Увертюра 1812 год» П.И.Чайковского по системе В.И.Петрушина несет признаки четвертой шкалы – психопатия. Эта клиническая шкала теста MMPI «выявляет тенденции человека к импульсивности, спонтанности и раскованности поведения. Ее высокие показатели говорят о конфликтности и агрессивности, высокой самооценке: склонности к приключениям и рискованным ситуациям, "легким отношением к трудностям и жизненным проблемам". «Из других характеристик личности человека с повышенными показателями четвертой шкалы, взятой в изолированном виде, можно отметить простоту в общении, отсутствие щепетильности, эгоцентризм и эгоизм, честолюбие, агрессивность в ответ на непреодолимые жизненные препятствия (фрустрацию), стрем­ление командовать, снисходительное отношение к собственным недостаткам, слабость самоконтроля». (Цит. Соч. В.И.Петрушина, с.25-26).

Однако для большинства людей «Увертюра 1812 год» П.И.Чайковского выражает совершенно иной смысл - борьбу и победу русского народа над захватчиками – и имеет важное значение в патриотическом воспитании и национальном самосознании. Отметим, что в этом сочинении Чайковский проявил себя не только как мастер психологических коллизий, но и как живописец-баталист, нарисовавший музыкальными средствами картину великой войны и подвига русского народа. Петр Ильич использовал мелодии русских народных песен (мотив из дуэта Власьевны и Олены из оперы "Воевода", русская народная песня "У ворот, ворот батюшкиных") для музыкального образа русского народа, а мотив "Марсельезы" - как обобщающий образ французских войск. Главный перелом наступает в коде, где идет противопоставление "Марсельезы" и темы "У ворот, ворот батюшкиных". Победу русского народа выражает мощное и величественное Largo с преображенной темой православной молитвы "Спаси, Господи, люди твоя". На фоне праздничных фанфар возникает затем мелодия государственного гимна России того времени "Боже, царя храни". Увертюра Чайковского в музыкальной художественной форме раскрывала слушателям патриотическую идею: оплот России - это триединство Православие, Самодержавие, Народность. В наши дни ее часто исполняют и любят не только в России, но и за рубежом. Даже студенты американского колледжа, по данным музыкальных психологов С.Пратта и П.Фарнсворта[xiii], оценили «Увертюру 1812 год» как «сильную» и «энергичную» музыку. Почему же в сетке координат профессора В.И.Петрушина «Увертюра 1812 год» несет в себе признаки четвертой клинической шкалы MMPI - психопатии?

Результат 4. "Кармен-сюита" Ж.Бизе - Р.Щедрина - шкала ипохондрии в сетке координат В.И.Петрушина
Не обошел профессор Петрушин своим вниманием и наших современников. «Кармен-сюиту» Ж.Бизе - Р.Щедрина он причисляет к произведениям первой шкалы клинического теста MMPI – ипохондрия. Как известно, сюита Р.Щедрина представляет собой картины из жизни, а точнее — духовной судьбы Кармен. У истоков замысла балета по опере «Кармен», как известно, стоит Майя Плисецкая, которая через свою творческую жизнь пронесла мечту об образе Кармен, обязательно связанную с музыкой Ж. Бизе, и стала непревзойденной исполнительницей роли Кармен. Вот как воспринимает «Кармен-сюиту» хореограф, народный артист СССР Валентин Елизарьев. «Для меня она не только незаурядная женщина, гордая и бескомпромиссная, и не только символ любви. Она — гимн любви, любви чистой, честной, жгучей, требовательной, любви колоссального полета чувств, на которые не способен ни один из встретившихся ей мужчин». «Нет, не обольстительница, не роковая женщина Кармен, - полагает дирижер Ярослав Вощак. - Нас привлекает в этом образе духовная красота Кармен, цельность, бескомпромиссность ее натуры…Александр Блок писал о Кармен: «Сама по себе закон — летишь, летишь ты мимо к созвездиям иным, не ведая орбит…». Этот полет свободной Кармен навстречу любви, счастью и… смерти мы услышали в музыке Бизе-Щедрина».

Можно сказать, что балет «Кармен-сюита» выдающегося русского композитора Родиона Щедрина это - гимн любви не знающей страха смерти. Но профессор В.И.Петрушин, анализируя «Кармен» с точки зрения своей «музыкальной психологии», находит лишь признаки ипохондрии - первой шкалы теста MMPI, которая «выявляет тенденции челове­ка к повышенному беспокойству о собственном здоровье, стра­хам и опасениям за него. Часто такой человек преувеличивает тяжесть своего состояния, и. старается переложить свои труд­ности на плечи окружающих, уходит от решения проблем че­рез демонстрацию беспомощности и слабости. Здесь отсутствует внутренняя свобода, спонтанное проявление чувств, но широко проявляются избыточная осторожность, боязливость, требовательность к себе и другим при соблюдении жизненных, социаль­но одобряемых правил» (Цит. Соч. В.И.Петрушина, с.24). Но это, извините, уже полный абсурд, граничащий с циничным издевательством над создателями балетного художественного образа Кармен - выдающимся композитором Родионом Щедриным и гениальной балериной Майей Плисецкой, которые являются ярчайшими звездами современной русской и мировой музыкальной культуры.

Результат 5. "Гимн великому городу" - Санкт-Петербургу - шкала паранойи в сетке координат В.И.Петрушина
В этом же ключе профессор В.И.Петрушин классифицирует финал балета "Медный всадник" композитора Р.М.Глиэра - "Гимн великому городу", включив его в «музыкальные произведения, несущие в себе признаки шестой шкалы» - ПАРАНОЙЯ (См.: В.И.Петрушин. Музыкальная психотерапия: теория и практика. М., Владос, 1999, с. 26).

Напомним уважаемому читателю, что "Гимн великому городу" - Санкт-Петербургу - это патриотический гимн Родине, слава величию и могуществу русского народа. Именно так воспринимается эта музыка, всегда вызывающая у слушателей восхищение и патриотический подъем. Торжественный характер музыки, мажорный лад, величие и мощь звучания делают «Гимн великому городу» родственным хору «Славься» М.Глинки и государственному Гимну России. Эмоционально-смысловое содержание гимна удачно выражено в словах О. Чупрова, которые мы приводим полностью.

Глиэр Р. "Гимн великому городу"
на слова О. Чупрова, написанные к 300-летию Санкт-Петербурга:

Державный град, возвышайся над Невою,
Как дивный храм, ты сердцам открыт.
Сияй в веках красотой живою,
Дыханье твое Медный всадник хранит.

Несокрушим, ты мог в года лихие
Преодолеть все бури и ветра
С морской душой, бессмертен как Россия,
Плыви, фрегат, под парусом Петра.

Санкт-Петербург, оставайся вечно молод,
Грядущий день озарен тобой.
Так расцветай, наш любимый город,
Высокая честь — жить единой судьбой!


(Текст утвержден депутатами ЗАКСа СПб 23 апреля 2003 г.)


По каким соображениям В.И.Петрушин относит официальный гимн Санкт-Петербурга к клинической шкале «паранойя» нам не известно. Однако, считаем необходимым подчеркнуть, что подобная классификация не только абсурдна, но и оскорбительна. «Шестая шкала MMPI — паранойя (аффективная ригидность) отражает тенденции человека и склонности к негибкости психических процессов. При низких показателях шкала регистрирует такие качества как застреваемость на отрицательных переживаниях, обидчивость, склонность к прямоте в общении, догматизм. Та­кие люди отличаются большим педантизмом, стремлением следовать заданным нормам, правилам и привычкам. Привер­женность к одной какой-либо идее приводит их к сверхценным образованиям, что делает их невозможными для переубежде­ния. Возможно формирование сверхценных или бредовых идей с чувством собственной ущемленности, враждебности со стороны окружающих».

Не останавливаясь подробно на этой теме, напомним о роли установки в оценке музыкальных произведений, раскрытой в работах Г.Н.Кечхуашвили [xiv]. И отметим, что, пропуская в массовое сознание "псевдонаучные творения" В.И.Петрушина, содержащие установки, искажающие смысл и значение национальной музыкальной культуры, академическая научная общественность должна осознавать возможные последствия.

Какие признаки клинической шкалы «паранойи» несет в себе «Гимн великому городу», который в соответствии с решением Законодательного Собрания Санкт-Петербурга является одним из официальных символов Санкт-Петербурга?! [xv]. На этот вопрос должен ответить автор абсурдной и кощунственной классификации музыкальных произведений - доктор педагогических наук, профессор В.И.Петрушин.


5. Абсурд как стандарт?
Дальнейшее, более детальное рассмотрение трудов профессора Петрушина выходит за рамки этой статьи. Но даже краткий музыкально-психологический анализ, который мы провели, позволяет утверждать, что теоретические основы музыкальной психологии и психотерапии, включая так называемую сетку координат В.И.Петрушина, абсурдны, а построенная на них классификация по клиническим шкалам MMPI кощунственна. Теоретические основы музыкальной психологии и психотерапии В.И.Петрушина искажают не только самобытность восточнославянского мелоса но, фактически, смысл и значение транснационального этоса восточнославянской музыкальной культуры.

Оговоримся сразу. По-видимому, не все написанное и сделанное этим «авторитетным российским ученым» абсурдно. Но критический анализ известных нам работ российских специалистов в области музыкальной психологии и музыкотерапии (В.И.Петрушина, В.М.Элькина, В. Куй-Беды и некоторых других) показывает, что в них существуют курьезные заблуждения и грубые ошибки, которые здравомыслящий ученый просто не может не заметить. Однако, что и послужило отправной точкой для написания данного раздела статьи, эти авторитетные искажения смысла и значения восточно-славянской музыкальной культуры, дезориентирующие и фактически дискредитирующие российскую психологию и науку в целом, десятилетиями никто не замечает. Напротив, их переносят из учебника в учебник, на них ссылаются в диссертациях и монографиях, их преподают студентам и аспирантам самых уважаемых учебных заведений РФ. Почему это происходит? Говорит ли это о катастрофическом падении уровня российской психологической науки в целом или это результат каких-то узких корпоративных, клановых интересов? На эти вопросы ответит время…


6. Не может быть!
Да, такого не может быть – воскликнет наш уважаемый читатель, - чтобы уважаемые, авторитетные ученые и государственные институты десятилетиями поддерживали и проводили в жизнь псевдонаучные теории и абстрактные практические методики и разработки. Анекдот какой-то! Но, к сожалению, этот «анекдот» и есть реальность. Как мы уже отмечали (статья «К вопросу…), в современной российской психологической науке абсурд все более утверждает себя как стандарт. Причем, общей чертой В.И.Петрушина, В.М.Элькина, В. Куй-Беды и тех, кто содействует их псевдонаучным «деяниям», является правовой нигилизм в отношении к интеллектуальной собственности.

Для читателей сомневающихся в реальности этого «анекдота», приведем справку, которая опубликована в Интернет-Энциклопедии «Учёные России (Биографические данные и фото выдающихся ученых и специалистов России)». Читаем:

«Петрушин Валентин Иванович - доктор педагогических наук (1991), в 1998 г. решением ВАК присуждено звание профессора по кафедре психологии, профессор кафедры психологии Московского государственного Педагогического Университета, заведующий кафедрой психологии и педагогики художественного творчества Краснодарского государственного Университета культуры и искусства, действительный член Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической Лиги, Международной Академии Информатизации, Международной Педагогической Академии.
Автор 90 печатных работ, в том числе двенадцати учебников и монографий. Среди них - "Музыкальная психология", "Музыкальная психотерапия". Получал гранты Фонда Сороса и РФГИ за работы "Музыкальная психология", "Музыкальная психотерапия".
В 2007 году получил первую премию на конкурсе МПГУ за учебный комплект "Психология и педагогика художественного творчества" и "Музыкальная психология". (Оба издания от издательства "Академический проект", 2006 год). Им подготовлено 15 кандидатов педагогических и психологических наук, около 300 слушателей по линии ИПК работников образования Московской области, Академии повышения квалификации работников образования РФ, Московского института открытого образования»…

Откроют потомки сочинения этого «выдающегося ученого России» и долго смеяться будут (или плакать?)… И над ним, и над теми, кто его удостоил, так сказать, великой чести. Ведь за искажения значения и смысла национальной музыкальной культуры и грубые нарушения авторских прав, допущенные В.И.Петрушиным, В.М.Элькиным, В.Ю.Куй-Бедой и другими, в современной России, как выясняется, хорошо платят (например, в Фонде Сороса и РФГИ). Когда мы указываем на эти факты коллегам-профессионалам самого высокого академического уровня, они, соблюдая квазиэтические правила, отводят глаза, отмалчиваются, избегают общения на эту тему, или начинают авторитетно доказывать истинность абсурда.

7. «Свои» и «Чужие»
Заметим, что квазиэтика российской психологической науки, основанная на правовом нигилизме, начала складываться еще в советский период, но свои современные, воистину гротескные формы она приобрела в «лихие девяностые», когда отечественная психология и педагогика, как часть национальной культуры, утратила не только многих действительно выдающихся ученых, но и то, что они несли в своих деяниях – смысл и совесть [xvi]. Много это или мало – решайте сами, но, на наш взгляд (в исторической ретроспективе), есть все основания утверждать, что именно эти два компонента являлись системообразующими для формирования транснационального этоса и всей духовной культуры России.
В результате этой тяжелой утраты в российской психологической науке 90-х годов закономерно созрели свои Сцилла и Харибда: обусловленный утратой смысла синдром, который мы ранее назвали «абсурд как стандарт» и обусловленный утратой совести синдром «голого короля». Конечно это - сильное утверждение, которое требует доказательств. Но, во-первых, мы привели убедительные доказательства выше, а, во-вторых, в научных изданиях этих доказательств, к сожалению, более чем достаточно. Однако, здравой, актуальной, полезной научной работе, но по некоторым соображениям неудобной для «узкого круга лиц», пройти между Сциллой и Харибдой российской психологии практически невозможно. Что в результате? - Правовой нигилизм в науке (то есть плагиат и прочие формы некорректного заимствования), падение уровня научных исследований, тотальный конформизм и др. симптомы глубокого кризиса.
Считаем важным четко разделить понятия «научная школа» и «научный клан». При внешнем сходстве, различия проявляются в системе отношений, сложившихся в научном сообществе. Научная школа – это открытая самоорганизующаяся система научного поиска, реализующая единство процессов познания и передачи накопленного опыта, опирающаяся на некоторые основополагающие научные принципы и строго следующая научной этике; научный клан – замкнутая «теневая» структура науки, члены которой, кооперируясь, используют служебное положение в личных целях, весьма далеких от научного поиска. Отечественная психологическая научная школа, становление которой связано с трудами выдающихся ученых К.А.Абульхановой, Б.Г.Ананьева, П.К.Анохина, А.В.Брушлинского, Л.С.Выготского, А.Н.Леонтьева, Б.Ф.Ломова, А.Р.Лурия, С.Л.Рубинштейна, Б.М.Теплова, Д.Н.Узнадзе, Д.И.Фельдштейна, Д.Б.Эльконина и других, несла в себе традиции научной этики, несовместимые с квазиэтикой научных кланов. И сегодня эти традиции сохраняются в научной деятельности, но, к сожалению, скорее, как исключения, лишь подтверждающие общее правило.
"У нас есть свое" - формула научных кланов, которая звучит в ответ на предложения по внедрению новых разработок «со стороны». При таком подходе новые направления, тенденции, теории и практические разработки, доказавшие свою перспективность, пользу и жизнеспособность, но выходящие за границы клана, автоматически относятся к разряду "чужие" на том лишь основании, что произошли не из его внутренней среды. А взамен "чужого", пусть даже истинного, зачастую подставляется внешне схожее "свое", которое, однако, как правило, перефразирует и, тем самым, искажает истину, заключенную в отвергнутой "чужой" идее.
Именно в процессе такого искусственного отбора и культивирования «своих» (близкородственных) идей научные кланы стали беззастенчиво заимствовать «чужие» разработки и порождать искажающие истину, патологические теории и методы типа «законченной системы цветотонального соответствия» В.М.Элькина[xvii], «модели музыкопсихотерапии» В.Ю. Куй-Беды[xviii], «сетки координат» В.И.Петрушина и др. Через механизмы клановой субординации авторам таких псевдонаучных творений искусственно придается высокий социальный статус и открываются широкие перспективы развития. Для этого используются методы кадровой политики, из порочного круга которых призывал вырваться президент РФ Д.И.Медведев (на совещании по формированию резерва управленческих кадров). "Решение о замещении должности порой принимаются по знакомству, по принципу личной преданности или, что наиболее отвратительно - за деньги, то есть, должности продаются", - сказал глава государства. В научной сфере по этим принципам «раздают» не только должности, но и дипломы, ученые степени, звания. В то же время научные направления, технологии, доказавшие свою жизнеспособность, перспективность и практическую ценность, зачастую оказываются в андеграунде науки или, в лучшем случае, на ее запасных путях. Не секрет, что именно с этих запасных путей уходят за рубеж лучшие научные кадры («утекают мозги») России, которые во многом обеспечивают прогресс современных наукоемких технологий за пределами своей Родины. Чужие среди своих, они становится своими среди чужих. Именно вследствие такого аномального процесса и возникает пресловутый «кадровый голод».

8. Путь возрождения
Но это катастрофично для развития отечественной науки – скажете Вы, наш уважаемый читатель. Да – и это верно. И такова симптоматика кризиса современной психологической и педагогической науки в РФ. Конечно же отсюда не следует, что в современной российской психологии и педагогике нет глубоких, серьезных научных исследований, научных школ, настоящих ученых и практиков. Напротив, их не мало. Но если истинность и право на жизнь научных теорий и практических результатов определяется вопреки здравому смыслу, исходя лишь из конъюнктурных соображений, то в науке закономерно возникают явления вырождения. Этот способ «селекции» конъюнктурно родственных идей нивелирует возможное нормальное развитие и способствует порождению и утверждению ложных, бессмысленных, и даже вредных псевдонаучных теорий и практик, которые в конечном итоге дискредитируют и роняют авторитет не только российской науки, но и культуры в целом. Мы полагаем что на уровне «духовной селекции» для продуктивного развития науки важнейшую роль играет принцип комплементарности (взаимодополнительности) идей и научных направлений, а не их однородности.

Нельзя сказать, что мы единственные, кто заметил произошедшее падение российской психологии и педагогики. Нет, но в условиях тотального конформизма в среде интеллигенции примеров прозрения настолько мало, что они вполне попадают в разряд исключений, лишь подтверждающих общее правило: "делаем вид, что все хорошо". Но, как показала реальная жизнь, это «правило» привело парализованное конформизмом психологическое сообщество в состояние, которое само требует психологической коррекции. В качестве терапевтической процедуры необходимо провести "очищение" психологической науки. Работа, конечно, и грязная, и хлопотная и, даже, опасная. Но кто-то же должен ее делать!
А начать это очищение надо с осознания того, что «не все хорошо». Правда, как показывает опыт, при сложившейся системе отношений даже титанические усилия в этом направлении часто превращаются в сизифов труд. В качестве такого примера-исключения можно отметить деятельность вице-президента РАО Д.И.Фельдштейна и привести его доклад[xix] на расширенном заседании Президиума РАО 23 января 2008 года "О состоянии и путях повышения качества диссертационных исследований по педагогике и психологии", опубликованный в журнале «Мир психологии», №1, 2008. Цитируем: «…наша образовательная система не получает в результате многочисленных психолого-педагогических исследований необходимого научного ориентирования, а, главное, рост числа педагогических и психологических исследований сопровождается тревожным снижением научного потенциала диссертационных работ»…«Председатель Совета только за последние два года дал 11 развернутых интервью еженедельнику "Аргументы и факты", "Учительской газете", "Комсомольской правде", "Независимой газете", газете "Газета", ряду научных и научно-методических журналов, четко обозначив главную задачу Совета, которая состоит в том, чтобы всемерно содействовать людям науки, их работе, но при этом не допускать в нее авторов псевдонаучных творений».

В заключение считаем важным подчеркнуть, что возрождение былой мощи российской психологической науки может произойти только через мужественное осознание проблем, а затем принципиальное очищение от псевдонаучных творений - своеобразных информационных вирусов, уродующих научный генофонд страны. Одновременно с этим, «стоящие на запасных путях», перспективные и практически ценные научные направления и разработки, искуственно причисленные академическими селекторами к «чужим», необходимо перевести на рельсы магистрального пути развития науки. Думается, что это будут реальные шаги в направлении решения задачи «подготовки и закрепления в России нового поколения научных кадров», поставленной Дмитрием Медведевым на совещании по развитию сети научно-образовательных центров в России. Полагаем, также, что изложенные нами на конкретном примере проблемы в той или иной мере относятся не только к психологии и педагогике. А их решение будет способствовать «формированию в России современной высокоэффективной экономики, основанной на знаниях», то есть достижению основной цели проекта «Фабрики мысли» партии «Единая Россия». Завершая этот критический очерк, мы выражаем веру в возможность возрождения российской психологической науки на принципах демократической координации и неклановой субординации.

Об авторах:
граждане РФ,
И.М.Мирошник, кандидат психологических наук, психолог-консультант, пианистка (высшее музыкальное образование), действительный член Федерации музыкотерапевтов Италии (F.I.M.), руководитель Центра Личностно-ориентированной компьютеризированной психологической помощи (г. Харьков);

Е.В.Гаврилин, кандидат технических наук, специалист по системному анализу.
Литература

[i]Вера Копылова "В России царит правовой нигилизм" [ Электронный ресурс]. – Режим доступа:http://www.mk.ru/blogs/MK/2008/04/22/society/350013/ свободный.

[ii] "Авторское бесправие или фокус Хлестакова" [ Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.libertarium.ru/libertarium/21406/def_replic_t?PRINT_VIEW=YES свободный.

[iii] ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ СЛАВЯНСКОЙ КУЛЬТУРЫ (ЧАСТЬ 1) [ Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://compsyther.narod.ru/SL_Future3_11.html свободный.

[iv] Мы датируем начало этого опыта 1983 годом, когда соискатель НИИ ОПП АПН СССР Ирина Мирошник начала экспериментальные исследования роли личностного фактора в координации музыкально-перцептивной деятельности, а также разработку метода психической координации.

[v] Михайлов Б.В. Личностно-ориентированная компьютеризированная психотерапия И.Мирошник, Е.Гаврилина: итоги и перспективы //МИР ПСИХОЛОГИИ, №1 (53), 2008.- С.139-150.

[vi] Напомним уважаемому читателю, что 10 декабря 2005 будущий президент РФ Дмитрий Анатольевич Медведев (в то время куратор Совета по реализации национальных проектов и первый заместитель Председателя Правительства РФ) был утвержден председателем Комиссии по противодействию нарушениям в сфере интеллектуальной собственности, ее правовой охране и использованию.

[vii] В.И.Петрушин. Музыкальная психотерапия: теория и практика: Учебное пособие для студ. высш. учебн. заведений. – М.: Гуманит. изд. центр Владос, 1999, с.83, с. 86.

[viii] Более подробна эта тема раскрывается в нашей публикации «ВОСПОМИНАНИЕ О БУДУЩЕМ СЛАВЯНСКОЙ КУЛЬТУРЫ (ЧАСТЬ 2): ИММУНИТЕТ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ».

[ix] Читателям, которые интересуются истоками «чудо-мысли» В.И.Петрушина, рекомендуем посмотреть его статью 1988 года «Моделирование эмоций средствами музыки», где впервые опубликованы результаты, составившие основу теоретических принципов музыкальной психологии и психотерапии В.И.Петрушина. Там автор пишет, в частности, что с помощью его модели «научив учащегося более точно разбираться в эмоциональном содержании музыкального произведения, учитель музыки получает возможность научить его понимать себя, свои переживания и мысли». // Журнал «Вопросы психологии», 1988, №5,с.141.

[x] В.И.Петрушин. Музыкальная психотерапия: теория и практика: Учебное пособие для студ. высш. учебн. заведений. – М.: Гуманит. изд. центр Владос, 1999. С.24. (ISBN 5-691-00251-1, тираж 10000 экз.).

[xi] Мирошник И.М. Личность педагога как фактор развития эмоционально-образного восприятия музыки учащимися. Автореферат дисс. канд. психол. наук. М.: НИИ Общей и Педаг. Психологии АПН СССР (ныне Психологический Институт РАО), 1990.

[xii] Мирошник И.М., Гаврилин Е.В. Опыт клинического применения компьютерной системы "Тоника" в лечебно-диагностической работе.- В кн.: Психическое здоровье населения России. (Материалы Всероссийской научно-практической конференции). Москва - Ижевск, 1994, с.267-269.

[xiii] Pratt C.C. Aesthetics. – “Annual Review of Psychology”, 1961, v.12, p.71-92.

[xiv] Кечхуашвили Г.Н. О роли установки в оценке музыкальных произведений//Вопросы психологии, 1975, №5, с.63-69.

[xv] См. "УСТАВ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА", Статья 6. Официальные символы Санкт-Петербурга.

[xvi] К числу таких редких, особенных личностей, которые несли в своих деяниях смысл и совесть, мы относим выдающегося ученого и организатора науки Андрея Владимировича Брушлинского, трагически погибшего в январе 2002 года, пямяти которого мы посвящаем эту статью. В 2008 году А.В.Брушлинскому, который возглавлял Институт психологии РАН до 2002 года, должно было бы исполниться 75 лет…

[xvii] См. об этом: Мирошник И.М., Гаврилин Е.В. К вопросу о славянской музыкально-цветовой символике и ее искажениях в музыкотерапии В.Элькина. [ Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://compsyther.narod.ru/Color_antivirus.doc свободный

[xviii] См. об этом: Мирошник И.М., Гаврилин Е.В. Авторское бесправие или фокус Хлестакова. [ Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://compsyther.narod.ru/Avtor_besprav.html свободный.

[xix] Д.И.Фельдштейн. О состоянии и путях улучшения качества диссертационных исследований по психологии и педагогике// Мир психологии (научно-методический журнал), №1, с.163-175.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)