ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

Наши музеи. "ВСЕ УЯСНЯЕТСЯ В СРАВНЕНИИ С ПРОТИВОПОЛОЖНЫМ"

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 13 декабря 2013
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




В 1999 г. в Музее Востока прошла выставка "Образы пустыни и сада". На ней были представлены произведения художников разных школ и поколений. У одних образы "пустыни" или "сада" становились главными. У других возникали эпизодически, словно бы на периферии художественных интересов, но на самом деле в силу глубокой внутренней потребности. И, может быть, потому более чем "программные" работы отражали существенные черты времени, культуры, творческой личности.

Два "полюса" того Востока, где жили и кочевали последователи Моисея, Христа и Магомеда, - "пустыня" и "сад". Он занимает Малую Азию, Аравийский полуостров, часть Африки и связанные исторической судьбой с Россией территории Средней Азии. "Пустыня" и "сад" не только определяют образ жизни многих народов, но приобретают смыслы и значения, выходящие за пределы географических понятий. К этим двум "полюсам" тяготели философские, религиозные, эстетические идеи. Наш век, сильно изменивший и лик земли, и культуру большинства народов, прибавил к традиционным значениям новые, порой парадоксальным образом меняя их местами.

В прошлом и узнаваемые, и символические изображения сада, являющегося в первом и главном значении воплощением рая, встречались на стенах храмов и дворцов, в миниатюрах, иконописи, станковой живописи, произведениях прикладного искусства. Услаждающий все чувства человека благодатный сад, украшенный цветами, - изначально "живописный", конечно, привлекал внимание художников.

Иное дело пустыня. Она находила воплощение чаще в литературе, чем в изобразительном искусстве, хотя многие важнейшие события реальной и священной истории происходили именно там. Нерукотворная, обладающая грандиозным, нечеловеческим масштабом, пустыня оказалась созвучной творческим поискам одного из крупных мастеров XX в., уроженца Узбекистана, Александра Волкова (1886-1957)(*).

Эта тема особенно близка ему в начале творчества и неразрывно связана с другим символом Востока - караваном. Языком условных, геометризированных, пластически мощных форм, полных динамики и внутренней энергии, в начале 1920-х годов он создал образы космической масштабности. В них угадываются конкретные приметы: силуэты верблюдов, лица погонщиков, барханы, но главным

--------------------------------------------------------------------------------
* Подробнее о творчестве А. Волкова и некоторых других художников- ориенталистов см.: С. М. Хромченко. И чуждый мир становится своим. - Наука в России, 1998, N 6 (прим. ред.).

--------------------------------------------------------------------------------

становится ощущение грандиозности той особой реальности, адекватной мирозданию, которую, подобно демиургу, создал на холсте художник.

Присутствие пустыни ощутимо во многих произведениях Волкова этого времени. Порой она "просачивалась" в его картины - мастер использовал песок для получения шероховатой фактуры живописной поверхности.

Подобно многим авангардистам, художник искренне принял идею социального переустройства мира. Ее широко распространенной аллегорией было превращение пустыни в цветущий сад-рай. Но в тоталитарной культуре эта аллегория имела и другой, более глубокий смысл, чем только улучшение природы. Пустыня выводит человека за пределы социума, за пределы обыденного в сферу духовности и интеллекта, в область не столько видимого и очевидного, сколько мистически таинственного, доступного внутреннему взору, предполагает его размышления о Боге. (Не случайно в пустыню - отсюда пустынь - удалялись взыскующие истины.) Все это не только чуждо, но и опасно для идеологии, формирующей "винтики" государственной машины.

Кстати, в наследии Волкова есть почти буквальное воплощение идеи пересоздания пустыни в цветущий сад. Полотно "Штурм бездорожья" (1932) посвящено реальному эпизоду - строительству дороги к Чирчикскому каналу, который оросит пустыню и поможет воплощению вековых чаяний земледельцев. Яркими одеждами людей "процветает" золотистая земля, но в пейзаже нет силы обобщения и творческой энергии ранних работ, нет масштабности образа - где-то подспудно уже ощутимо разочарование идеями большевиков о переустройстве жизни.

Картину "Добыча песка" (1933) узбекский художник Петр Щеголев тоже писал как символ строительства новой светлой жизни, но, вглядевшись в монументальное полотно, обнаруживаешь, что пространство в картине - своего рода рукотворная пустыня, заполненная, словно барханами, добытыми руками людей кучами песка. Так идея десакрализации пустыни проявилась в произведении этого ученика и последователя Волкова.

Сам же Волков, осознав тупиковость выбранного пути, обрел новое дыхание, когда в конце 1930-х годов обратился к реальной природе и стал писать небольшие, "отрадные", почти пленэрные этюды. Это уже не символические или умозрительные образы мироздания, а его маленькие конкретные частицы, исполненные гармонии и покоя.

Погружаясь в прохладу, в сень деревьев, тонко передавая игру солнечных бликов, наслаждаясь "драгоценностью" цвета, отдаваясь чувственно- конкретному восприятию действительности, мастер находит смысл жизни и творчества. И хотя работы называются "У хауса", "У арыка", по сути - это сады. Искренность, тихая, "сокровенная" интонация отличают их в потоке тогдашнего официоза.

Появление образа сада в творчестве туркмена Бяшима Нурали (1900-1965) - художника, глубоко укорененного в национальную традицию, хотя и увлеченного возможностями "чужого" изобразительного искусства, - имеет свои истоки. В те годы, когда он работал, всякое упоминание о религиозных основах художественной культуры искоренялось, его творчество интерпретировали в контексте примитива, а самого его преподносили как незадачливого ученика, не сумевшего подняться до высот профессионального академизма.

На самом деле в своей сфере Нурали был человеком высокообразованным, писал стихи, слагал песни, исполнял их на созданных своими руками музыкальных инструментах. Он вел жизнь, вполне соответствующую суфистским правилам(*). Ряд его полотен, и в частности "Сбор винограда" (1929), находят непосредственные аналогии в восточной поэзии. Это удачная и самобытная попытка новыми художественными средствами воплотить традиционные понятия культуры ислама, поскольку образ "прекрасного будущего" здесь совпал с тенденцией исламского искусства отражать в идеальных образах безупречность мироздания. И хотя масштаб и характер полотна монументальны, ненавязчивая, сдержанная, внутренне благородная интонация выделяет его среди множества помпезных холстов.

Борьба с пустынями в СССР в 1930-50-е годы и в реальном, и в метафорическом аспекте приводит к тому, что этот образ как части мироздания надолго уходит из изобразительного искусства. А у людей воспитывают убеждение, будто пустыня - только "зло". Поэтому, вероятно, так жестока и враждебна она в картине туркменского художника Мамеда Мамедова "Кара- Кумы" (1971). На полотне нет ничего, кроме мерно вздымающихся пологих барханов, написанных почти монохромно: оттенками темно-серого, охры, черного, что непосредственно отражает его название, означающее в переводе "Черные пески". Но, пожалуй, впервые за многие годы в образе пустыни есть и оттенок самодостаточности.

Последствия тоталитаризма оборачиваются в культуре своего рода "духовным пустырем", когда вытесняются или подменяются в сознании человека традиционные понятия. Эта горькая истина звучит во многих работах


--------------------------------------------------------------------------------
* Суфизм - направление в исламе, отрицающее мусульманскую обрядность, проповедующее аскетизм (прим. ред.).
--------------------------------------------------------------------------------

московского графика Гарифа Басырова. Заводские трубы с темными клубами дыма замещают в "садах" деревья, а клумба, заполненная яркими цветами, безжизненна. "Пустыня" - единственно возможная и адекватная среда обитания его "советикусов" - клишированных персонажей, но она и синоним вечности, делающей тщетными человеческие усилия и "достижения" цивилизации. Образ пустыни становится для художника главным способом раскрытия трагических итогов века.

Постурбанистические мотивы звучат и в пейзажах Мамута Чурлу, много лет проработавшего в Узбекистане, а теперь вернувшегося в Крым, на историческую родину. Он сохраняет реальные приметы Востока - кишлаки, тутовые деревья, обводные каналы, зацветающий урюк. Но Восток, который чаще ассоциируется с солнцем и цветом, в картинах этого художника странен в своем оцепенении, лишен живительных соков, пустынен - так аллегорично передано состояние человека, насильственно лишенного родины.

Александр Бобкин, побывавший в Туркмении в конце 1980-х, нарочито профанирует образ пустыни. Он воспринимает ее словно бы глазами тех, кто видит огромное, полное тайн пространство всего лишь как задворки аула, куда сбрасывают ненужный хлам. Утрату исторических корней у живущих на "развалинах великой истории" художник констатирует как данность, как неизбежный результат движения цивилизации. Ирония и самоирония ограждают его от пафоса в решении темы "Sic transit gloria mundi" ("так проходит земная слава").

Тогда же сибиряк Владимир Наседкин создал графическую серию "Пустыня. Виноградник". В его листах воплощен не столько видимый облик пустыни, сколько сжато и скупо выраженный ее многозначный образ. В конструктивной жесткости линий и плоскостей угадываются очертания барханов, каналов, ирригационных сооружений. Поверхность бумаги, многократно покрытая сангиной, углем, мелом, а потом проработанная острым инструментом, отождествляется художником с поверхностью пустыни, рельеф которой скрупулезно "выделан" самой природой.

Воображаемые путешествия на Восток Татьяны Баданиной легли в основу живописных и графических фантазий. И цветы, и деревья ее "Белых садов" (1998), существующие на грани живой и неживой материи, напоминают неизвестные в ту пору художнице росписи шахского дворца в Хиве, и отчасти - резьбу по ганчу(*). В умозрительных образах Востока она отталкивается от близких ей в культуре ислама поэтически утонченного интеллектуализма и метафоричности. Серия работ "Сад ислама" (1988) не совпадает с расхожими представлениями о "восточном саде, полном роз" и не превращается в стилизацию "восточных образцов". Это концептуальное воплощение идеи садов, своей геометрической четкостью являющих образ совершенного мироздания, но аскетизмом напоминающих... пустыню.

Вообще многим современным художникам пустыня оказывается важнее. Совершая реальные или мысленные паломничества на Восток, они стремятся пройти через своего рода "очищение" ею, чтобы разобраться в суетном и истинном в искусстве, жизни, душе. Сад, как емкое полнокровное воплощение если не рая, то благодатной человеку среды, равно как и многие другие положительные образы, оказывается чуждым для художников 1980-90-х. Слишком обесценились идеалы, слишком велик риск впасть в слащавость или пафос, слишком трудно выйти из потока постмодернистского сознания... Образ сада в искусстве 1980-90-х если и не переходит в свою противоположность, то часто осложнен дополнительными смыслами. Например, у таджикского художника Александра Акилова в картине "Белый день" (1981) он представляет "огороженное отовсюду место" (в соответствии с буквальным переводом слова "парадиз") и лабиринт одновременно. Он подобен туманному миражу, где блуждают бесплотные фигуры - призраки. И в его более поздних работах, хотя и многоцветных и "материальных", зрителя не покидает ощущение напряженности и тревоги, не свойственное "классическому" образу сада. А у Георгия Тотибадзе - это городской парк, кусочек живой природы,

--------------------------------------------------------------------------------
* Ганч - вяжущий материал, получаемый обжигом камневидной породы, содержащей гипс и глину. Водный раствор молотого ганча легко формируется, быстро твердеет, служит материалом для резьбы, лепки, скульптуры (прим. ред.).

--------------------------------------------------------------------------------
со всех сторон окруженный домами. Художник исключает его из настоящего времени, придавая ему характер детского видения (когда цветы были большими) или воспоминаний старика о годах молодости. И только точность цветовых отношений пробуждает в зрителе собственный визуальный опыт и "привязывает" образ к современности.

Одновременно с молодежью в 1980-90-е годы работают и мастера старшего поколения, за плечами которых богатый жизненный опыт, а порой и непосредственно унаследованная традиция.

Братья Александр и Валерий Волковы, значительная часть жизни и творчества которых прошла в Узбекистане, развивают художественные принципы своего знаменитого отца. Азия для них не экзотика, а хорошо знакомый с детства мир, обладающий своими приметами, спецификой, воспринимаемый цельно, в совокупности явлений и сущностей. Среди широкого спектра тем важное место занимают пустыни и сады как неотъемлемая часть мира Востока. Воспринятая от отца привычка "воспитывать глаз натурой" позволяет этим художникам в декоративных, часто полуабстрактных композициях, не прибегая к жизнеподобию, через цвет - его соотношения, интенсивность, динамику мазков - пробудить в зрителе собственные воспоминания свежести водного потока или горячего воздуха пустыни, слепящего солнца или манящей прохлады зелени, т.е. все те ощущения, ароматы, звуки, краски, из которых складывается реальный и вместе с тем "классический" в своей полноте и гармонии образ Востока.

Для Евгения Кравченко, последователя Волкова-отца, пустыня - едва ли не основная тема творчества. Он родился в Туркмении, знает, какими бывают барханы на закате, перед самумом, во время восхода солнца. Чувствует и умеет передать их гармонизирующее воздействие, покой, необъятность, способность всякий раз являть новые грани своего прекрасного облика. В его живописных и графических работах отражено поистине неисчерпаемое колористическое богатство пустыни: и мощные звучные аккорды, и тонкие серебристые переливы цвета. Реальная ее красота оказывается для художника ничуть не менее важной, чем привнесенные символика и мистика. И кажется, именно здесь он обретает свой рай. Наверное, такое мироощущение породило пословицу, распространенную у арабов: "Пустыня - это сад Аллаха, из которого властитель правоверных удалил всю лишнюю людскую и животную жизнь, чтобы на земле было хоть одно место, где он мог бы бродить в одиночестве".






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)