ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


ВОЕННАЯ ЭКОНОМИКА НАЦИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ В 1943 - 1944 ГОДАХ

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 18 декабря 2016
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




Вопрос о военной экономике фашистской Германии уже нашел значительное освещение в советской историографии второй мировой войны. Особое значение в этом плане имеют сборники материалов Нюрнбергского процесса над главными немецкими военными преступниками, в которых вскрывается роль немецких монополистов в разработке и проведении агрессивных планов гитлеровцев. В изданной в 1965 - 1966 гг. публикации приведены материалы дополнительных процессов над главными немецкими военными преступниками, также касающиеся роли ведущих германских монополий в подготовке и осуществлении этих зловещих планов 1 . Краткое освещение основных вопросов военной экономики фашистской Германии дано в "Истории Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941 -1945 гг." (М. 1960 - 1965). Ряд советских авторов касается отдельных сторон данной темы2 . В некоторых работах показана роль отдельных монополий в системе фашистской диктатуры3 , а также развитие государственно-монополистического капитализма в Германии в годы войны в целом 4 . Большое внимание исследованию нацистской военной экономики уделяют историки ГДР. В монографиях, статьях, сборниках документов они разоблачают преступную деятельность германских монополий. Глубокая оценка роли последних в развязывании и затягивании войны дана, в частности, в "Истории германского рабочего движения"5 . Ряд работ историков ГДР посвящен роли отдельных концернов 6 . В них разоблачаются агрессивные планы этих

1 "Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками". Сборник материалов в семи томах. М. 1957 - 1961; "Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками". Сборник материалов в трех томах. М. 1965 - 1966.

2 Н. Вознесенский. Военная экономика СССР в период Великой Отечественной войны. М. 1948; П. Белов. Вопросы экономики в современной войне. М. 1951; А. Элбакиани. Экономическое поражение Германии в войне против СССР. М. 1955; -Ф. Телегин. Военно-экономическая подготовка фашистской Германии к войне против СССР. Краснодар. 1966; И. М. Фаингар. Очерк развития германского монополистического капитала. М. 1958, и др.

3 К. Микульский. Концерн Круппа. М. 1959.

4 Е. Хмельницкая. Развитие государственно-монополистического капитализма в Германии во время второй мировой войны. "Германский империализм и вторая Мировая война". М. 1961.

5 "Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung in acht Bauml;nden". B. 1966; см. также: W. Bleуer, K. Dreсhsler, G. Fouml;rster, G. Hass. Deutschland 1939 - 1945. B. 1967; W. Bleуеr. Totaler Krieg und totale Monopolmacht. Der Staatsmonopolistische Verschmelzungsprozess zwischen Monopolorganen und faschistischem Staat im Weltkrieg. "Zeitschrift für Geschichtswissenschaft", 1966, N 6; "Fall 5". Anklageplauml;doyer. Ausgewauml;hlte Dokumente, Urteil des Flick-Prozesses mit einer Studie über Arisierungen des Flick-Konzerns. B. 1965.

6 H. Radant. Kriegsverbrecher Konzern Mansfeld. B. 1957; ejusd. IG-Farbenindustrie AG und Südosteuropa 1938 bis zum Ende des zweiten Weltkrieges. "Jahrbuch für Wirtschaftsgeschichte. 1967". T. I. B. 1967; J. Schmelzer. Unternehmen Südost.

стр. 91

монополий в отношении Советского Союза, стран Юго-Восточной Европы, планы установления фашистского "нового порядка" в Европе. В монографии Е. Зеебер 7 дан анализ использования принудительного труда иностранных, главным образом польских, рабочих в военной экономике нацистской Германии. Оценка политики германских монополий содержится также в выступлениях историков ГДР на XIII Международном конгрессе исторических наук, состоявшемся в августе 1970 г. в Москве. Этому вопросу было посвящено, в частности, выступление К. Дробиша и Д. Эйххольца, содержащее обобщенные данные об использовании принудительного труда иностранных рабочих в Германии в годы войны, без которого "германский империализм не смог бы долго продолжать свою войну после того, как его стратегия молниеносной войны потерпела провал" 8 .

Значительное количество работ о военной экономике нацистской Германии издано буржуазными историками. Лейтмотивом почти всех их изданий является стремление замолчать преступную роль монополий в развязывании войны. Примером может служить подготовленная Германским институтом экономических исследований (ФРГ) книга, авторы которой ни слова не говорят о месте монополий в системе фашистской диктатуры и их ответственности за войну 9 . Буржуазные историки стремятся представить всю военно-экономическую политику нацистской Германии как "результат единоличных решений Гитлера". Тем самым они отстаивают тезис о его единоличной ответственности за войну и поражение Германии. К защитникам этой "концепции" принадлежит и английский автор А. Милворд 10 . Считая фюрера высшим авторитетом в вопросах военной экономики, этот буржуазный историк обходит молчанием коренной вопрос - о роли монополий. В том же духе выдержаны и воспоминания бывшего гитлеровского министра вооружений и военного производства А. Шпеера 11 . Этот активный исполнитель агрессивных планов германского империализма пытается представить себя в качестве чуть ли не "оппозиционера" по отношению к Гитлеру и усердно повторяет легенду о том, что "один-единственный человек" привел Германию к войне и катастрофе.

Знакомство с литературой показывает, что проблемы военной экономики гитлеровской Германии требуют дальнейшего изучения. Их исследование позволит еще глубже вскрыть тесную связь между действиями германских монополий и преступлениями фашистов против человечества. В настоящей статье анализируются мероприятия гитлеровцев по концентрации военной экономики Германии, проведенные с лета 1943 г. по июль 1944 г., когда военное производство Германии достигло кульминационного пункта, а роль монополий в экономической и политической жизни страны резко возросла.

В результате разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом и на Курской дуге наступил коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны и второй мировой войны в целом. Враг понес огромные потери в живой силе и технике и вынужден был перейти к стратегической обороне. "Поражения, понесенные Германией на советско-гер-

Südosteuropapläne der IG-Farbenindustrie. Wolfen. 1966; S. Quilitsсh. Zur verbrecherischen Rolle der IG-Farben während der faschistischen Agression gegen die Sowjetunion. "Juni 1941". B. 1961; W. Schumann. Das Kriegsprogramm des Zeiss-Konzerns. Ein Beitrag zum Problem des staatsmonopolistischen Kapitalismus und der faschistischen Politik der Neuordnung Europas und Ostasiens während des zweiten Weltkrieges "Zeitschrift für Geschichtswissenschaft", 1963, N 4.

7 E. Seeber. Zwangsarbeiter in der faschistischen Kriegswirtschaft. B. 1964.

8 K. Drobisch, D. Eichholt z. Die Zwangsarbeit ausländischer Arbeitskräfte in Deutschland während des zweiten Weltkrieges. M. 1970, S. 13.

9 "Промышленность Германии в период войны 1939 - 1945 гг.". М. 1956

10 A. Milward. Die deutsche Kriegswirtschaft 1939 - 1945. Stuttgart. 1966.

11 A. Speer. Erinnerungen. (West) Berlin. 1969.

стр. 92

майском фронте, вызвали кризис во всем фашистском лагере. Остро ощущалась нехватка людских резервов, с огромным напряжением работала промышленность, чтобы как-то восполнить потери в технике и вооружении" 12 . Исход войны был предрешен. Тем не менее нацистские правители проводили курс на ее продолжение. Отражением этого авантюристического курса были и мероприятия по расширению военного производства. Чтобы обеспечить его рост и восполнить потери вермахта, правящие круги Германии стали на путь проведения "тотальных мобилизаций", расширения принудительного угона рабочей силы с оккупированных территорий и дальнейшей концентрации военной экономики.

Мероприятия по государственному регулированию военной экономики, проведение которых началось вскоре после прихода фашистов к власти, явились составной частью военной политики нацистских правящих кругов. Когда началась вторая мировая война, в Германии уже имелось сложившееся военное хозяйство, руководящие позиции в котором занимали магнаты финансового капитала. Важнейшие посты в государственном аппарате также находились в руках монополистов либо их агентов. В условиях войны гитлеровцы не только не ограничили монополии, но, наоборот, создали еще более благоприятную обстановку для обеспечения им максимальных прибылей. Такая политика определялась классовой природой фашистского государства, представлявшего террористическую диктатуру наиболее реакционных и наиболее агрессивных элементов финансового капитала. В ходе войны нацисты провели новые меры по государственно-монополистическому регулированию военной экономики. В марте 1940 г. было создано министерство вооружений я боеприпасов, которое постепенно заняло место главного органа в регулировании военного хозяйства Германии. В 1941 -1942 гг. возникли имперские картельные объединения железа, угля, искусственного волокна и другие, во главе которых стали монополисты. В марте 1942 г. гаулейтер Тюрингии Ф. Заукель был назначен генеральным уполномоченным по использованию рабочей силы. Ему вменялось в обязанность обеспечить военную экономику рабочей силой, мобилизуя ее как внутри Германии, так и на оккупированных ею территориях.

Особенно важное значение имело образование весной 1942 г. комитетов и "рингов" (объединений), система которых была распространена "а всю военную экономику. Тогда же, весной 1942 г., нацистские власти создали при министерстве вооружений и боеприпасов совет вооружения, в состав которого вошли крупные монополисты и представители командования вооруженных сил13 . Кроме того, в рамках "четырехлетнего плана" был образован "центральный планирующий орган". Проведение этих и других мер по регулированию военной экономики способствовало дальнейшему укреплению позиций финансовой верхушки, разорению и вытеснению мелких и средних предпринимателей. "Тотальная мобилизация", провозглашенная в январе 1943 г., нанесла серьезный удар инте-

12 "История Великой Отечественной войны Советского Союза. 1941 - 1945". Т. III. М. 1964, стр. 601.

13 Подробно о системе комитетов и "рингов" см.: Г. Ф. Заставенко. Развертывание военного производства фашистской Германии после провала "молниеносной" войны. "Военно-исторический журнал", 1962, N 12; W. Bleyer. Totaler Krieg und totale Monopolmacht. "Zeitschrift für Geschichtswissenschaft", 1966, N 6. В состав совета вооружений вошли такие крупные промышленники, как Бюхер (АЭГ), Кесслер ("Бергман-электрицитетсверке"), Рёхлинг ("Ферейнигте штальверке"), Плейгер ("Герман Геринг-верке"), Рёнерт ("Рейнметалл-Борзиг"), Пёнсген ("Стальной трест") и Цанген (концерн Маннесмана), а также генерал-фельдмаршал Мильх, генерал-полковник Фром (главнокомандующий армией резерва), генерал-адмирал Витцель (верховное командование военно-морского флота), генерал Томас (верховное командование вермахта) и генерал Риттер фон Лееб (верховное командование сухопутной армии) (см. "Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung". Bd. 5. B. 1966, S. 320).

стр. 93

ресам владельцев мелких и средних предприятий. "Фашисты закрыли новые десятки тысяч мелких предприятий, ремесленных мастерских и магазинов. Их владельцы были принуждены работать на крупных военных предприятиях. Но и средние предприятия, которые крупные монополистические объединения не считали важными в военном отношении, должны были ограничить свое производство и отдать рабочую силу" 14 .

В целях увеличения производства вооружения и другой военной продукции 18 июня 1943 г. был издан указ о закрытии "нерационально работающих предприятий военной промышленности". В соответствии с этим имперский министр вооружений и боеприпасов и высшие власти получили полномочия издавать распоряжения о приостановке работы предприятий, которые не были полностью заняты выполнением решающих задач военного хозяйства или же совсем не выполняли их. Указ распространялся не только на Германию, но и на оккупированные страны. Под категорию "нерационально работающих" попадали прежде всего мелкие и средние предприятия. Крупные предприниматели с помощью связей с гитлеровской верхушкой добивались сохранения и расширения своих производств.

Важным звеном перестройки хозяйства Германии под знаком "тотальной войны" явились мероприятия по централизации использования электроэнергии для нужд военного производства. 6 августа 1943 г. был подписан указ, в соответствии с которым генеральному инспектору водного хозяйства и электроэнергии (им был по совместительству министр вооружений и боеприпасов Шпеер) было предоставлено на период войны право распоряжаться сооружениями, материалами и персоналом энергетических предприятий. Этот указ затрагивал прежде всего интересы мелких предприятий, за счет которых повышалось энергоснабжение военной промышленности, находившейся под контролем крупнейших монополий. Концентрация предприятий энергоснабжения не только не затрагивала интересов монополистов, но, наоборот, усиливала их позиции вследствие подчинения им более мелких предприятий. Гигантские электроконцерны АЭГ, "Сименс и Гальске" и другие получили новые возможности для извлечения прибылей. Так называемые "рабочие содружества" означали на деле подчинение мелких и средних предприятий крупнейшим монополиям. Учитывая острые противоречия между собственниками предприятий, включенных в "рабочие содружества", Шпеер выступил с призывом к участникам таких объединений устранить всякие споры между собой. Он демагогически заявлял: "Финансовые и капиталистические соображения не должны больше играть какой-либо роли. Кто в это время хочет заработать сверх обычного на снабжении электроэнергией при выполнении новых задач, тот военный спекулянт". В действительности нацистские власти полностью обеспечили интересы монополий и в этой области, тем более что в самом министерстве вооружений и военного производства (так с осени 1943 г. стало называться реорганизованное министерство вооружений и боеприпасов) главенствующие позиции занимали представители финансового капитала.

Особо важное значение имел указ от 2 сентября 1943 г. о концентрации военной экономики, предусматривавший значительное расширение функций министра вооружений и военного производства. На него была возложена ответственность также за производство сырья и продукции промышленности и ремесла, лежавшая до этого на министре хозяйства 15 . Конкретизируя указ от 2 сентября, Геринг в приказе, изданном двумя днями позднее, потребовал. "распространить полномочия, предоставленные моему генеральному уполномоченному по вопросам во-

14 "Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung". Bd. 5, S. 340.

15 "Nachrichten des Reichsministers für Rüstung und Kriegsproduktion" (далее - "Nachrichten"), N 29, 15.IX.1943, S. 313 - 314.

стр. 94

оружения (то есть министру вооружений и военного производства. - Г. З .), на все вопросы производства, поскольку они не подлежат ведению других назначенных мною уполномоченных" 16 . Действие указа от 2 сентября было распространено также на Эльзас-Лотарингию, Люксембург, Нижнюю Штирию, Каринтию и Крайну, Белостокский округ и дольское "генерал-губернаторство". В ведение министра вооружений и роенного производства переходило снабжение сырьем и выпуск военной продукции в этих областях. Министр вооружений и военного производства получал право давать указания имперским комиссарам, командующим войсками и прочим представителям германской администрации относительно всех мероприятий в области военного производства на остальных оккупированных территориях. Если эти действия могли отразиться на вопросах внешней политики, требовалось предварительное согласование их с министром иностранных дел.

Указ от 2 сентября оформил то положение, которое фактически сложилось в германской военной экономике. Доминирующие позиции во всем хозяйстве страны заняло министерство вооружений и военного производства, на которое было возложено выполнение значительной части функций министерства хозяйства, передавшего большую часть своего аппарата министерству Шпеера. Министерство хозяйства оставалось ответственным за снабжение гражданского населения предметами потребления, за внешнюю торговлю, оно осуществляло функции высшего органа контроля за кредитными учреждениями и было ответственно за финансирование экономики. В результате изменений, оформленных указом от 2 сентября, было несколько отодвинуто на задний план и управление по "четырехлетнему плану", возглавляемое Герингом, хотя официально его функции в качестве уполномоченного по "четырехлетнему плану" оставались без изменений. Главное заключалось в том, что министерство вооружений и военного производства получило большие возможности в руководстве военной экономикой, занявшей решающие позиции во всем хозяйстве страны.

В связи с потребностью в дальнейшем увеличении производства вооружения и боеприпасов нацистские военно-экономические органы предприняли новые шаги для более эффективного использования имевшихся возможностей. Наряду с погоней за рабочей силой эти власти выдвинули требование дальнейшей централизации военного производства и закрытия менее "рентабельных" предприятий, то есть мелких и средних. В директиве руководителям предприятий вооружения и военного производства в конце 1943 г. Шпеер указывал: "На 1944 год предусмотрено дальнейшее увеличение производства немецкого вооружения. Если мы хотим сдержать уровень материального превосходства врага, такое увеличение производства должно быть достигнуто. Только концентрация производства на самых необходимых объектах может принести нам нужное повышение выпуска вооружения. В менее важных отраслях военного производства должны быть проведены ограничения и закрытие предприятий, чтобы иметь возможность предоставить в распоряжение военного производства необходимую рабочую силу, машины и т. д. Поэтому многие руководители предприятий должны будут принести тяжелые и суровые жертвы". Шпеер призвал обеспечить рост производства вооружений вопреки всем трудностям 17 . Эти вопросы неоднократно поднимались министерством вооружений и военного производства и в последующем. В директивном письме Шпеера от 19 февраля 1944 г. главным комитетам и "рингам" об их ответственности за планирование говорилось, что надо правильно и наиболее эффективно использовать в нужном объеме рабочую силу, сырье, электроэнергию, подсобные материалы

16 Ibid., S. 314.

17 "Nachrichten" N 33, 24.XII.1943. S. 1.

стр. 95

и обеспечить предприятия необходимыми поставками и транспортом. Особо остро ставился вопрос о разработке и усовершенствовании специальных методов планирования, чтобы осуществить дальнейшую концентрацию всех производственных ресурсов для выпуска военной продукции 18 .

20 апреля Шпеер издал приказ о перестройке работы предприятий. "На основании § 2 указа о концентрации военной экономики от 2 сентября 1943 г., - говорилось в нем, - мною отдано распоряжение о прекращении производства изделий, которые не являются остро необходимыми для дальнейшего ведения войны, и о перемещении освободившейся в результате этого рабочей силы в сферу производства наиболее необходимых, важных в военном отношении изделий". Осуществление этой задачи было возложено на назначенного Шпеером генерального уполномоченного по вопросам перемещения промышленности19 . В соответствии с этим свертывающие производство предприятия должны были перейти на выпуск военной продукции по новой технической документации. Шпеер требовал, чтобы было обеспечено сотрудничество для совместного выпуска продукции на основе кооперирования производства "свертывающихся" и "развертывающихся" предприятий. Концентрация военного производства соответствовала интересам монополистов, наживавших гигантские барыши на войне. Фашистское государство создавало все более благоприятные условия для крупнейших монополий, поскольку им, как правило, принадлежали так называемые развертывавшиеся предприятия. Концентрация военного производства способствовала усилению роли магнатов финансового капитала в экономической и политической жизни страны.

Существенное значение для дальнейшей концентрации военного производства имело распоряжение Геринга от 20 июня о передаче производства вооружения германских военно-воздушных сил под ответственность министерства вооружений и военного производства20 . В связи с этим генерал-фельдмаршал Э. Мильх, занимавший пост генерального инспектора ВВС, был назначен заместителем Шпеера и главным уполномоченным по вооружению военно-воздушных сил. Роль министерства вооружений и военного производства еще более возросла21 . В соответствии с распоряжением от 20 июня вскоре было отменено индивидуальное обслуживание заказов отдельных родов войск предприятиями, производившими вооружение для нескольких родов войск, и снято существовавшее до тех пор на этих предприятиях ограничение производственных мощностей. Почти одновременно для лучшего удовлетворения запросов военной промышленности между Шпеером и Заукелем было достигнуто соглашение о более тесном сотрудничестве подчиненных им ведомств. Оно предусматривало, что распределение рабочей силы в области производства вооружения и военных материалов будет осуществляться на основе совместных директив. Президентам областных бирж труда вменялось в обязанность немедленно выполнять решения председателей военно-промышленных комиссий о мобилизации дополнительной рабочей силы и перемещении персонала.

Важнейшими органами министерства вооружений и военного производства были главные комитеты и "ринги". К лету 1944 г. руководство ведущими отраслями военной промышленности было сосредоточено в руках 21 главного комитета, отвечавшего за выпуск продукции, и

18 "Nachrichten" N 35, 27.III 1944, S. 359 - 360.

19 "Nachrichten" N 38, 9.IV.1944, Anlage 1.

20 "Nachrichten" N 40, 21.VII.1944, S. 409.

21 Авиационная промышленность стала крупнейшей отраслью военного производства. В первом полугодии 1944 г. ее продукция составляла 42% стоимости всей военной продукции страны ("Промышленность Германии в период войны 1939 - 1945 гг.", стр. 104).

стр. 96

12 "рингов", в обязанность которых входило обеспечение производства вооружения необходимыми поставками. Были созданы также специальные комиссии, занимавшиеся вопросами усовершенствования различных видов вооружения. В них на равных правах участвовали конструкторы фирм и представители родов войск. Возглавляли их, как правило, ведущие конструкторы промышленности, которым было предоставлено право окончательного решения вопроса относительно усовершенствования того или иного вида вооружений. Принятое ими решение могло быть отменено только главнокомандующими родов войск, министром вооружений и военного производства, а в ряде случаев самим фюрером22 . Большое значение имело создание при генеральном уполномоченном по вопросам вооружения и военного производства так называемых ведомств планирования по отдельным отраслям военной экономики, которые должны были заниматься подготовкой решений по централизованному планированию и координации производства для военных нужд. В связи с этим была расширена сфера деятельности главных комитетов, на которые полностью возлагалась ответственность не только за выпуск продукции, но и за планирование в своей сфере производства23 . В результате этих мер министерство вооружений и военного производства заняло главное место в руководстве военной промышленностью. Решающие позиции в министерстве, совете вооружения, в главных комитетах и "рингах" заняли крупнейшие монополисты, толкавшие страну на продолжение войны. Лозунг "война до победного конца" стал альфой и омегой политики правящих кругов Германии.

Господство монополий, корыстные интересы которых часто противоречили друг другу, в конечном счете явилось главной причиной того, что нацисты не смогли более эффективно использовать мощный военно-экономический потенциал Германии для увеличения военного производства в критические месяцы войны. Структура управления военной экономикой сочетала систему бюрократических органов государственного руководства, решающие позиции в котором занимали монополисты и их ставленники, с системой "личной ответственности" предпринимателей. Еще 10 августа 1942 г. предприниматели в соответствии с распоряжением Шпеера были наделены чрезвычайными полномочиями в рамках системы "личной ответственности". В речи 9 июня 1944 г. перед руководящими работниками своего министерства Шпеер разъяснил, что органы управления военной промышленностью наделены только такими полномочиями, которые совершенно необходимы для их деятельности. В остальном же в соответствии с системой "личной ответственности" предпринимателям предоставлена самая широкая свобода действий. "Так, - заявил Шпеер, - главные комитеты и ринги я рассматриваю только как часть системы личной ответственности предпринимателей в промышленности. Ни в коем случае нельзя допускать, чтобы необходимые распоряжения и указания по управлению производством проходили мимо руководителя предприятия. Он является начальником своего предприятия... Никогда не следует мешать руководителю предприятия отдавать распоряжения"24 . Таким образом, система "личной ответственности" означала не что иное, как передачу военного производства самим предпринимателям. Органы государственно-монополистического капитализма представляли собой в значительной части только дополнение к "личной ответственности" предпринимателей. В нацистской Германии система "личной ответственности" и непосредственного участия предпринимателей в органах, руководивших военной экономикой, означала подчинение государственных органов монополиям, использовавшим Их в своих интересах.

22 "Nachrichten" N 39, 24.VII. 1944, S. 399.

23 "Nachrichten" N 35, 27.III.1944, S. 359. Приказ Шпеера от 29 октября 1943 года.

24 "Nachrichten" N 39, 24.VI 1.1944, S. 400 - 403.

стр. 97

Магнаты промышленности и банков подчинили своему господству все хозяйство, поставив его на службу войне и выколачиванию колоссальных прибылей. Крупнейшие монополисты стояли во главе важнейших военно-экономических органов. Характерной особенностью этого процесса было то, что ключевыми позициями в экономической жизни и государственном аппарате овладела небольшая кучка монополистов. Так, П. Плейгер, один из руководителей концерна "Герман Герингверке", возглавлял имперское объединение угольной промышленности, заседал в совете вооружения и состоял членом наблюдательных советов двух десятков акционерных обществ. Главным представителем крупных сталелитейных, машиностроительных и военных концернов Маннесмана, Клёкнера и других был В. Цанген - член правления имперского объединения железа, член совета вооружения, член промышленного совета при главном командовании сухопутных войск (ОКХ) и руководитель главного комитета снаряжения и общего снаряжения вермахта. Крупный немецкий промышленник А. Рёхлинг был председателем имперского объединения железа, членом совета вооружения и руководителем главного комитета по выработке железа. Ф. Флик, руководитель одноименного концерна, заседал в правлении имперского объединения железа и одновременно в правлении имперского объединения угля, состоял членом наблюдательного совета АЭГ, Дрезденского банка и других промышленных и финансовых объединений. Представители концерна "Ферейнигте штальверке" занимали во всех органах доминирующие позиции: Э. Пёнсген представлял этот концерн в совете вооружения и был также экспертом в имперском объединении железа; В. Роланд занимал пост заместителя председателя имперского объединения железа и одновременно был председателем главного комитета по производству танков; А. Фёглер был членом совета вооружения и промышленного совета при ОКХ. Представитель концерна Геринга В. Кепплер состоял членом наблюдательных советов ряда фирм, одновременно занимал посты уполномоченного при фюрере по хозяйственным вопросам и статс-секретаря по особым поручениям в министерстве иностранных дел и был руководителем так называемого центрального управления экономико-политических организаций нацистской партии 25 . Генеральным уполномоченным по специальным вопросам химической промышленности являлся генеральный директор концерна "ИГ Фарбениндустри" К. Краух, который одновременно был руководителем "имперского ведомства по развитию хозяйства". Член правления "ИГ Фарбениндустри" О. Амброс был назначен начальником "специального комитета С" (средства химической войны), главного комитета по пороху и взрывчатым веществам. Тот же Амброс возглавлял в министерстве вооружений и военного производства отдел производства каучука26 . Г. Керль, один из руководителей концерна "Герман Герингверке", состоявший одновременно членом наблюдательных советов ряда фирм, в 1943 г. был назначен руководителем сырьевого отдела министерства вооружений и военного производства. Представитель монополистов генерал Г. Томас возглавлял военно-экономическое управление штаба верховного командования вермахта (ОКБ) и одновременно состоял руководителем управления вооружения в министерстве вооружений и военного производства. В результате в руках монополистов оказались важнейшие военно-хозяйственные органы. Видные деятели концернов были назначены "фюрерами" военной экономики ("вервиртшафтсфюрер"). Они были наделены чрезвычайными полномочиями. Опираясь на них, монополисты осуществляли безраз-

25 W. Вleyer. Op. cit, S. 911; "Braunbuch. Kriegs- und Naziverbrecher in der Bundesrepublik und in Westberlin". B. 1968, S. 33, 48.

26 См. "Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками". Сборник материалов в трех томах. Т. I. M. 1965, стр. 599, 760.

стр. 98

дельное господство в определенных областях хозяйства. Их приказы и директивы проводились в жизнь с такой же обязательностью, как и приказы военных властей.

Проведение государственно-монополистических мероприятий по регулированию военной экономики способствовало дальнейшей концентрации капитала в Германии. Об этом свидетельствуют, в частности, следующие данные. В 1933 г. в стране имелось 679 акционерных обществ с капиталом в 5 млн. марок и выше, номинальный капитал которых составлял 15,2 млрд. марок (73,8% ко всему акционерному капиталу); в 1939 г. количество акционерных обществ составило 660, их номинальный капитал - 16 млрд. марок (78,8% ко всему акционерному капиталу); в 1943 г. было 896 акционерных обществ с номинальным капиталом в 24,9 млрд. марок (83,3% ко всему акционерному капиталу) 27 . Рост количества крупных акционерных обществ и их капиталов явился следствием расширения сферы господства немецких монополий за счет оккупированных стран. Концентрация же капитала внутри Германии была достигнута в результате разорения и вытеснения мелких и средних предприятий, захвата предприятий оккупированных стран и усиления эксплуатации рабочих, в особенности насильственно угнанных в Германию. Ведущие позиции среди монополистических объединений занимали 30 крупнейших промышленных концернов - "ИГ Фарбениндустри", "Стальной трест", "Герман Герингверке", АЭГ, "Сименс и Гальске", "Маннесман", "Фридрих Крупп", концерн Флика, "Клёкнерверке" и другие. Концентрация военной экономики и превращение министерства вооружений и военного производства в руководящий центр всего военного хозяйства не смогли устранить, однако, острых противоречий между монополистами. "Борьба между ними за наиболее доходные посты в министерстве Шпеера и наиболее прибыльные заказы на вооружение продолжалась теперь на более высоком уровне"28 .

Война явилась золотым дном для монополистов. Прибыли концерна "ИГ Фарбениндустри", занимавшего господствующие позиции в химической промышленности, достигли гигантских размеров. В 1943 г. концерн получил прибыль в 822 млн. марок, что в шесть раз превышало его прибыль в 1932 г. и сумму капитала концерна в 1926 году. Военные концерны наживали гигантские доходы от эксплуатации рабского труда насильственно угнанных в Германию иностранных рабочих и военнопленных. До конца мая 1943 г. в Германию было угнано 12,1 млн. иностранных рабочих и военнопленных. Число рабочих на заводах "ИГ Фарбениндустри" достигло в 1944 - 1945 гг. 200 тыс. человек, в том числе насильственно угнанных - около 100 тысяч. Концерн Клёкнера, входивший в верхушку финансовой олигархии, с 1933 по 1943 г. увеличил свой первоначальный капитал в три-четыре раза. Активы акционерного общества "Рейнметалл-Борзиг" (Берлин) увеличились с 298 млн. марок в 1939 г. до 568 млн. марок в 1943 году. Его чистая прибыль за это время возросла с 3,5 млн. марок до 5,25 млн. марок. Капитал концерна Флика к концу войны составлял 3 млрд. марок. Кроме того, этот концерн контролировал другие предприятия с капиталом в 10 млрд. марок. По объему капитала концерн Флика уступал лишь "ИГ Фарбениндустри", "Стальному тресту" и концерну Круппа. Баланс концерна АЭГ увеличился с 598 млн. марок в 1939 г. до 1 050 млн. марок в 1943 году. Правление концерна распределило среди акционеров в 1939/40 г. 7,6 млн. марок, в 1942/43 г. - 13,2 млн. марок прибыли29 . Баланс акционерного

27 И. М. Фаингар. Указ, соч., стр. 396.

28 "Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung". Bd. 5, S. 340.

29 Ibid.; "Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками". Т. 3. М. 1966, стр. 698; Г. Бауманн. Хозяева западногерманских монополий. М. 1954, стр. 49; "Die Grossunternehmen im Deutschen Reich. 1944. Handbuch der deutschen Aktiengesellschaften". Bd. 1. B. 1944, S. 348; Bd. 2, S. 1464.

стр. 99

общества "Сименс - Шукерт" (Берлин) в 1939 г. составил 532 млн. марок, в 1942 г. -803 млн. марок. Стоимость имущества этого общества возросла за то же время со 170,7 млн. марок до 329,4 млн. марок. Чистая прибыль ежегодно составляла около 10 млн. марок. Капиталы акционерного общества "Динамит Нобель" (Прессбург) в 1939 г. составляли 224,1 млн. крон, в 1941 г. -368 млн. крон. Сумма прибыли возросла соответственно с 8 млн. крон до 14,7 млн. крон. При этом стоимость собственного имущества акционерного общества равнялась в 1939 г. 96,4 млн. крон, в 1941 г. -200,6 млн. крон, то есть возросла более чем в два раза. Прибыли концерна Крупна за годы фашистской диктатуры достигли 2 млрд. марок. На предприятиях концерна было занято 250 тыс. рабочих, в том числе 70 тыс. иностранных, 21 тыс. военнопленных, 21 тыс. интернированных итальянцев (1943 - 1944 гг.), 5 тыс. немцев - узников концентрационных лагерей и политических заключенных других национальностей. Огромных размеров достигли прибыли "Дейче банк" - наиболее могущественного банка Германии. Баланс его составлял в 1939 г. 27147 млн. марок, в 1943 г. -55497,5 млн. марок. Правление банка распределило чистой прибыли среди акционеров в 1939 г. 105,3 млн. марок, в 1943 г. -379,5 млн. марок30 . "Дейче банк", как и другие крупнейшие банки, был тесно связан с военно-промышленными концернами и акционерными обществами. В его наблюдательном совете были представлены магнаты "Стального треста", концернов Клёкнера, Маннесмана, "ИГ Фарбениндустри" и других монополий. В годы второй мировой войны правление банка осуществило захват крупнейших банков и ряда промышленных предприятий в оккупированных странах.

В результате проведенных нацистами мероприятий концентрация монополистического капитала еще более увеличилась. Министерство Шпеера "превратилось в своеобразный трест гигантского масштаба с неограниченными правами. Все руководящие посты в нем были переданы узкой группе доверенных лиц наиболее мощных военно-промышленных концернов. Перестройкой, проведенной после разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом, была завершена система военного государственно-монополистического капитализма в Германии, которая после этого начала постепенно клониться к развалу"31 . Мобилизация ресурсов в Германии и в оккупированных странах, тотальные мобилизации, усиление эксплуатации трудящихся, массовый угон рабочей силы с оккупированных территорий и концентрация военной экономики позволили нацистам добиться повышения военного производства с начала 1942 до июля 1944 г. более чем в три раза. При этом производство танков возросло почти в шесть раз, достигнув наивысшего уровня в декабре 1944 года. Однако Германия не смогла обогнать в этом отношении страны антигитлеровской коалиции. Советский Союз быстро оправился от потерь, понесенных в первые годы войны, и добился решительного превосходства над Германией в производстве вооружения и боеприпасов. Так, с 1 июля 1941 по 30 июня 1945 г. в СССР было произведено 12 млн. винтовок и карабинов, а в Германии за 1941 - 1944 гг. - 7,5 млн., пистолетов-пулеметов - соответственно 6 103 тыс. и 1 247 тыс., ручных и станковых пулеметов -954,5 тыс. и 617 тыс., минометов - 347,9 тыс. и 68 тыс., полевых орудий (75 мм и выше) - 97768 и 44800, танков и САУ - 95099 и 53800, боевых самолетов-108028 и 7890032 . И это несмотря на значительное превосходство Германии в производстве стали и добыче

30 В. Ульбрихт. К истории новейшего времени. М. 1957, стр. 253; см. "Нюрнбергский процесс над главными немецкими военными преступниками". Т. 3, стр. 619; К. Микульский. Концерн Круппа. М. 1959, стр. 49; "Handbuch der deutschen Aktiengesellschaften". Bd. 4. 1944, S. 3 693.

31 Е. Л. Хмельницкая. Указ, соч., стр. 202.

32 "Великая Отечественная война Советского Союза. 1941 -1945. Краткая история". М. 1970, стр. 571.

стр. 100

угля. Ежегодная выплавка стали в 1940 - 1944 гг. в Германии вместе с оккупированными странами составляла 31 - 32 млн. т (в СССР в 1940 г. было выплавлено 18 млн. т, в 1942 г. - 8 млн. т и в 1944 г. - 11 млн. т стали), а добыча угля - 390 - 460 млн. т (в СССР в 1940 г. было добыто 154 млн. т, в 1942 г. - 63 млн. т, в 1944 г. - 121,5 млн. т) 33 . Таким образом, Советский Союз, несмотря на то, что он обладал меньшими производственными мощностями и сырьевыми ресурсами и потерял в первое время войны важные экономические районы, сумел более эффективно использовать свои ресурсы для нужд войны, чем нацистская Германия. В основе этого лежало превосходство социалистического строя над государственно-монополистической организацией нацистской Германии. Изгнание немецко-фашистских войск с территории СССР, открытие второго фронта на Западе и распад фашистского блока привели к резкому ослаблению военно-экономических возможностей Германии. Крах немецко-фашистских планов 1941 -1942 и 1943 - 1944 гг. продемонстрировал полное банкротство авантюристической стратегии нацистов, составной частью которой являлись мероприятия по концентрации военной экономики.

33 Там же, стр. 570.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2017. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций