ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


VIII "НЕДЕЛЯ" МЕЖДУНАРОДНОГО ИНСТИТУТА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ В ПРАТО

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 15 июля 2017
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




С 3 по 9 мая 1976 г. в Прато (Италия) проходила очередная ежегодная VIII "неделя" по экономической истории1 . По сложившейся традиции ее организаторами и руководителями были Международный институт экономической истории "Ф. Датини" (председатель О. Маджистрали, Италия) и Международный научный комитет при этом институте (председатель Ф. Бродель, Франция).

В работе "недели" участвовали в общей сложности около 300 человек, преобладающую часть которых составляли итальянские историки и историки- экономисты, включая аспирантов и студентов старших курсов.

Зарубежные участники общим числом 50 - 60 человек приехали из 14 стран Европы и США. От СССР было два представителя. В качестве председателей заседаний и экспертов выступали в основном ученые западных стран. От социалистических государств экспертами были Б. Цветкова (Болгария, София) и А. Вычаньский (Польша, Варшава).

На открытии "недели" со вступительным словом выступил Ф. Бродель. К. Чиполла (Италия, Павия) сделал обзорный доклад, в котором давалась краткая характеристика основных проблем, подлежащих обсуждению и объединенных общей темой "Валовой продукт и государственные финансы (XIII-XIX вв.)".

В целом доклады, обсуждавшиеся в ходе "недели", можно распределить по трем ос-

1 О III "неделе" по экономической истории см.: "Вопросы истории", 1972, N 3; о VI "неделе" см. "Вопросы истории", 1975, N 2.

стр. 184

новным группам: 1) проблемно-методологические и методические, 2) обобщенные исследования, взятые в общегосударственных или межгосударственных масштабах, с учетом общеисторического процесса, 3) локальные или узкие по тематике исследования, более или менее органично вписанные в ход общегосударственных и общеисторических процессов. Разумеется, подобная группировка условна, поскольку проблемы методологии и методики исследования вопросов, связанных с общей темой "неделю", так или иначе затрагивались во всех докладах и сообщениях, а локальные исследования неизбежно связывались с проблемами общегосударственными, что предопределялось содержанием общей темы. Вместе с тем общеметодологические и методические обзоры чаще всего базировались на конкретном материале - локальном, общегосударственном или межгосударственном, но не общеевропейском.

К первой группе можно отнести доклады: М. Морино (Франция, Клермон- Ферран) "Валовой продукт и государственные финансы: факторный и секториальный анализ их взаимоотношений"; М. Кутюрье (Франция, Париж) "Изъятия и доходы"; П. Матайси П. К. О'Брайен (Англия, Оксфорд) "Сравнение национального продукта в Англии и во Франции (XVIII в.)". Во всех трех докладах ставились вопросы, связанные прежде всего с понятийным аппаратом: что такое валовой "национальный" продукт, включать ли в валовой продукт поступления, связанные с эксплуатацией колоний, как характеризовать баналитеты, сеньериальные повинности, санкционированные государством, а также муниципальные и прочие сборы и повинности, куда относить оплату по иностранным займам и процентам по ним.

К основному вопросу о соотношении налогов и валового продукта М. Морино подошел достаточно реалистично: в рассматриваемый период государственное налогообложение и прочие изъятия шли, как правило, на непроизводительные нужды и в целом не содействовали росту валового продукта. Налогообложение в лучшем случае способствовало перераспределению "прибавочной стоимости" (точнее было бы сказать, прибавочного продукта) между разными социальными группами в основном еще феодального общества. Если М. Морино преимущественно ставил вопросы, то М. Кутюрье пытался их решать, и довольно определенно, пока еще на весьма ограниченном локальном материале, обработанном математическими методами. Докладчик призывал выйти "за рамки марксистской схемы" о налогах как основной форме изъятия добавочного продукта, а говорить об изъятиях в широком смысле, включая все виды сеньериальных, административно-юридических повинностей, церковную десятину и т. п. Научная обоснованность подобной концепции представляется весьма спорной, поскольку речь идет о разных финансово-экономических категориях. Большая же часть доклада была посвящена анализу, систематизации различных групп источников и методике их исследования. Конечный вывод совместного доклада П. Матайса и П. К. О'Брайена звучал парадоксально- налоговая система Франции была менее обременительной, оставляла больше лазеек для укрывательства доходов, чем налоговая политика Англии, а в целом XVIII век не был для Франции периодом роста налогового бремени, что прямо противоречило точке зрения М. Морино. В итоге докладчики пришли к заключению, что налоговая система в "прогрессивных" государствах была более "регрессивной", чем в государствах с феодальной экономикой и заторможенным экономическим развитием. В ходе дискуссии была подвергнута сомнению достоверность статистических материалов, использованных П. Матайсом и П. К. О'Брайеном, особенно в той части, которая касалась Франции, оспаривался их тезис о реальном снижении налогов во Франции во второй половине XVIII в., говорилось о необходимости учитывать другие факторы, кроме экономики и налогообложения. Решение этого интересного спора, видимо, можно найти не просто на пути уточнения статистических данных, но с обязательным учетом базы и динамики роста валового продукта в обществе феодальном (Франция) и буржуазном (Англия).

Во второй группе докладов выделялся богатством обобщенного статистического материала доклад П. Диксона (Англия, Оксфорд) "Финансовые потребности и национальный доход (благосостояние) Австрии в XVIII веке". Главным препятствием развитию экономики этой страны в то время, по мнению докладчика, было засилье крепостничества и реакционной феодальной аристократии. Попытки правительства ограничить произвольную барщину, оказывать содействие развитию отдельных секторов экономики имели место, но оставались малоэффективными. Отмечался рост

стр. 185

налогов, но он не был очень быстрым, и главной его причиной докладчик считает войны. Крестьянство имущественно уже значительно расслоилось, и это сказывалось на характере крестьянских восстаний того времени. Объектом дискуссии при обсуждении концепции П. Диксона являлся вопрос о приложимости к феодальной экономике Австрии термина "национальный доход".

Соотношение "национального дохода" с налогами составляло основу доклада А. Моньчака (Польша, Варшава) "Государственные налоги и национальный доход: Польша в кризисе XVII века". Эта проблема рассматривалась докладчиком комплексно, с учетом расстановки и борьбы политических сил и ее последствий для экономики и государственного строя Польши в целом, включая и финансы. А. Моньчак подчеркнул тяжелые последствия "второго издания крепостничества" для всей страны и особенно для крестьянства. Но в докладе крестьянству было уделено больше внимания как объекту феодальной эксплуатации, нежели субъекту социально-политической борьбы того времени, в которой оно сыграло немалую роль. Ведь именно в середине XVII в. широко развернулась освободительная борьба украинского и белорусского народов, а также крестьянское движение в самой Польше.

Понятие "национальный доход" было широко использовано и в докладе Э. Стумпо (Италия, Рим) "Национальный доход и государственный долг. Государственные финансы в Пьемонте во второй половине XVIII века". При этом докладчик опирался на дефиницию польского историка А. Вычаньского, согласно которой под национальным доходом подразумевается годовой доход от чистого материального производства в его денежном выражении. Хозяйственная структура Пьемонта в XVII в. была близка к экономической структуре Австрии и отличалась господством грубых форм феодальной эксплуатации, аграрным характером экономики, преобладанием прямых налогов и большим размером государственного долга, более чем в 2 раза превышавшим годовой государственный доход. Тем не менее во второй половине XVII в. Пьемонт пережил экономический подъем и в очень слабой мере оказался затронутым "кризисом XVII века".

Определение термина "национальный доход" было одной из задач Дж. Феллони (Италия, Генуя), сделавшего доклад на тему "Территориальное распределение богатства и налоги в республике Генуя в XVI-XVIII вв.", насыщенный (иногда в ущерб синтезу) обильным статистическим и фактическим материалом. Как показал докладчик, в Генуе в отличие от Пьемонта главной формой налогообложения были косвенные, а не прямые налоги, что соответствовало тому месту, которое в ее экономике занимали торговля, промышленность, ремесло и кредитно-банковское дело.

Потенциальные возможности экономики городских республик Италии были охарактеризованы в докладе А. Эша (ФРГ, Геттинген) "Финансы Папского государства и брутто-продукт крупных торговых компаний (XIV-XV вв.)". Он убедительно показал, что не только финансы, но и вся экономика Папского государства в Италии полностью находились в руках крупнейших флорентийских, а частично болонских торгово-финансовых фирм, в частности банкирского дома Медичи.

Два английских докладчика Э. Фрайди Г. Роузвиэр анализировали финансовую политику Англии в разные периоды ее истории и в различных ракурсах. Доклад первого - "Финансовая политика королевского правительства во Франции и Англии и сопротивление ей со стороны народных масс в 1290 - 1420 гг." - привлек внимание как сравнительно-исторической постановкой вопроса, так и введением в программу "недели" материалов, связанных с классовой борьбой средневекового крестьянства, прежде всего французского, в условиях жестокого налогового гнета и Столетней войны. В докладе второго - "Финансовая политика правительства и денежный рынок в Англии в конце XVII в." - был рассмотрен недостаточно еще изученный вопрос о характере, формах и источниках финансирования английских государственных займов 1665 - 1672 годов.

За рамки европейского ареала целиком или частично выходили Э. Д. Фергюсон (США, Нью-Йорк) и Б. Цветков а. Первый в докладе "Американский государственный долг и рост национальной экономики в 1750 - 1815 гг." подчеркнул, что сначала колониальный статус с абсолютным превосходством аграрной сферы обусловил неразвитость финансово-денежной системы Северной Америки. В обращении находились бумажные деньги, обеспеченные лишь векселями, полностью обесценившиеся в годы войны за независимость США. Отсутствовали депозитные и эмиссионные банки. Затем последовало формирование

стр. 186

государственного "революционного долга" и введение регулярных государственных налогов, постепенный переход к устойчивой валюте и создание банковской системы. Такова, по мнению докладчика, в самых общих чертах эволюция американских финансов во второй половине XVIII-начале XIX века. В докладе Б. Цветковой "Финансовая политика Оттоманской империи конца XVI - второй половины XVII в." было отмечено сочетание в финансовой системе этой страны государственных налогов с фиксированными государством земельными рентами, превращение чрезвычайных налогов в постоянные. Докладчик подчеркнула архаичность данной системы, наличие больших злоупотреблений со стороны сборщиков налогов. Отмечался также дискриминационный характер налогообложения завоеванного немусульманского населения - "райя". В докладе Б. Грохульской (Польша, Варшава) "Государственный бюджет и его роль в польской национальной экономике (конец XVIII - начало XIX в.)" было показано, что в Великом герцогстве Варшавском дворянство оставалось привилегированным классом, освобожденным от налогов, которые всей тяжестью ложились на крестьян.

Третья группа докладов в большинстве своем опиралась на тщательно разработанный фактический материал источников, как правило, сведенный в статистические таблицы и ряды. К ним относились доклады итальянских авторов2 М. Каттини (Парма) "Экономическая конъюнктура и налоговый гнет в коммуне Нижнемоденской области (1560 - 1660 гг.)"; Ф. Пир о (Болонья) "Бюджеты палаты и общин в Болонье в 1564 - 1666 гг."; К. Трассе л ли (Мессина) "Источники для определения валового продукта в Сицилии в XVI в.: первые попытки создания бюджета королевства"; А. Кова (Милан) "Реформа поземельного обложения и сельскохозяйственное производство в Ломбардии во второй половине XVIII века". К этой же группе можно причислить доклады Ф. Ирзиглера (ФРГ, Билефельд) "Ремесленная продукция, торговля и муниципальные финансы в Кёльне в XIV - XV вв." и X. Л. Мартина (Испания, Саламанка) "Налоги, их сборщики и арендаторы в Испании (XIII-XVIII вв.)" и др. В этих докладах ставились также некоторые методологические вопросы. Ф. Пиро отталкивался от положения К. Маркса о государственном долге и связанных с ним изменениях в финансовой системе3 . Ф. Ирзиглер критиковал попытки западногерманского историка В. Шёнфельдера механически применять в локальных исследованиях категории макроэкономики - производство, распределение, потребление, которые выходят за локальные границы и не могут получить в рамках последних своего полного выражения. М. Каттини коснулся некоторых аспектов "моделирования" и т. п.

Члены советской делегации выступили с докладами на тему: А. Н. Чистозвонов - "Валовой доход крестьянских хозяйств и государственные налоги в Голландии в начале XVI в.", С. М. Каштанов - "Финансовая политика Ивана Грозного". В первом на материале нидерландских источников показано, что налоговая система в Нидерландах приходила во все большее несоответствие с их изменявшейся в конце XV- начале XVI в. экономической структурой. Поэтому в деревне традиционный основной поземельный налог фактически взимался как поимущественный, а то и подоходный. В целом налогообложение содействовало разрушению существовавших форм сельской экономики, органически вписывалось в арсенал средств начавшегося "первоначального накопления" и экспроприации крестьянства. Во втором докладе по архивным документам был раскрыт процесс развития налоговой системы в России второй половины XVI в., на котором отчетливо сказалась борьба царя с удельными князьями и сепаратистскими кругами боярства. Практика освобождения от налогов различных групп феодалов определялась в значительной мере политическими причинами. Вместе с тем экономическое развитие оказывало свое воздействие на объемы фактических налоговых поступлений в казну, что требовало внесения поправок в размеры налоговых квот.

Общая дискуссия по докладам затрагивала в основном следующие вопросы: 1) определение понятия "валовой продукт" и его компонентов, 2) соотношение "валового" и "национального дохода", 3) выявление места государственных налогов в общей системе "изъятий" из валового продукта, 4) определение понятий "нетто-" и "брутто-продукт", 5) группы источников, наиболее подходящие для исследования по-

2 Резюме всех докладов, представленных на итальянском языке, сделаны Л. А. Котельниковой.

3 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 23, стр. 766 - 767.

стр. 187

ставленной проблемы, 6) характер взаимоотношения производительных сфер экономики и налогов, 7) демографические, социальные, политические и военные факторы.

В ряде докладов наметилась тенденция идентифицировать понятия "валового" и "национального дохода" и тем превратить последний во внеисторическую категорию. Одновременно проскальзывало стремление растворить понятие "налог" в аморфном и всеобъемлющем понятии "изъятие", представить феодальные поземельные повинности, церковные десятины и т. д., как идентичные государственным налогам. Вместе с тем некоторые участники "недели" предостерегали против применения в отношении экономики рассматриваемого периода понятия "национальный доход", смешения его с валовым продуктом. Высказывалось мнение о необходимости уточнения термина "нетто-продукт". Отмечалось пренебрежение некоторых западных историков к профессиональным познаниям в области политэкономии. К. Чиппола, М. Каттини, Ф. Пиро, А. Моньчак подчеркивали эффективность метода структурного анализа при исследовании поставленной в повестку дня "недели" темы. Много говорилось о необходимости критического отношения к употребляемым статистическим данным, используемым источникам.

Как в докладах (П. Диксон, Э. Фергюсон), так и в дискуссии заметно было преувеличение западными историками роли войн для развития налогово- финансовой системы. При этом войны характеризовались не в качестве органического для феодализма, как классового общества, стремления к военной экспансии, а как некое, внешнее по отношению к общественному строю, "стихийное" явление.

В заключительном слове Ф. Бродель подчеркнул, что из трех последних VIII "неделя" была наиболее результативной в научном отношении. Доклады в большинстве своем отличались исследовательской основательностью и солидностью постановки вопросов. Отметив дискуссионность понятия "валовой доход", Ф. Бродель отрицал возможность решения этого вопроса при помощи категорий политэкономии, ибо, по его мнению, "история шире и многообразнее последней". Он призывал решать научные проблемы с учетом четырех основных факторов (экономики, социального строя, политики, культуры), не выделяя ни один из них как определяющий.

Необходимо заметить, что решение одной из основных дискуссионных проблем VIII "недели" - понятие и методика исчисления валового продукта, его соотношение с "национальным доходом" - предполагает строгое применение принципа историзма, а также выход за пределы сфер обмена и потребления. Эти компоненты, вероятно, могут рассматриваться как базовые лишь для исчисления "нетто-продукта". Национальный же доход представляет собой категорию такого общества, в котором определяющую роль играют капиталистические формы производства и существует нация. Сомнительно говорить о "национальном доходе" обществ с господствующей феодальной экономикой. Для выработки научного определения понятия "валовой доход", по-видимому, следует учитывать в качестве одного из основных его компонентов и те средства производства, при помощи которых производится общая масса продукта, потребляемая обществом, а также фонды, идущие на воспроизводство используемых для этого средств производства. Специальных исследований и дискуссий требует решение вопросов о том, куда и как относить средства, получаемые от эксплуатации метрополиями колоний, иностранные займы и выплачиваемые по ним проценты и др.

5 мая состоялось заседание Международного научного комитета4 при институте "Ф. Датини". На нем рассматривались вопросы, связанные с публикацией работ института и научных "недель". Членам комитета была роздана предварительная программа запланированной на 1977 г. IX "недели", темой которой будет "Вложения и городская культура XII-XVIII веков". Утверждена и тема X "недели" 1978 г., которая состоится незадолго до VII Международного конгресса по экономической истории в Эдинбурге. Избранная для нее тема "Развитие и недоразвитие в доиндустриальный период в Европе и внеевропейской зоне" органически связана с кругом проблем, которые станут предметом обсуждения конгресса.

4 В его состав от Советского Союза введен автор данного сообщения.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2017. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций