ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

На историческом фронте. ИНТЕРВЕНТ ТАРЛЕ ПОД ЗАЩИТОЙ ВОСТОКОВА

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 28 ноября 2013
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




Г-н Востоков продолжает в "Славянском мире" ("Le monde Sl. ave", декабрь 1930 г. и февраль 1931 г.) свой обзор положения исторических наук в СССР1 . Можно не сомневаться в том, что эта работа ляжет в основу какого-нибудь враждебного нам выступления со стороны буржуазных историков Запада. Мы уже указывали, что выступление Востокова - звено идеологической подготовки интервенции. Разумеется, "беспристрастный летописец" как-будто бы совершенно далек от милитаристической агитации. Он готов даже признать, что марксистское "направление" имеет право на существование. Но действительная цель его статей - добиться изоляции советских историков, противопоставить им единый фронт буржуазной науки, создать враждебное к СССР отношение.

Что именно в этом главная задача востоковского документа, показывает открытая и откровенная защита интервента Тарле. Тарле - видный русский буржуазный историк, империалист годы войны, непримиримый враг большевизма, в 1917 г. доходивший до утверждений, что борьба нашей партии против войны является для немцев "неожиданным историческим счастьем", о котором "не мечтал Гинденбург", приветствовавший восстановление смертной казни Керенским и требовавший беспощаднейшей, суровейшей репрессии против рабочих и крестьян. После нашей победы в гражданской войне Тарле внешне пытался приспособиться к советскому режиму и даже выдавал себя "за марксиста". В 1927 г. Тарле выпустил книгу "Европа в эпоху империализма". В ней он разоблачил себя, защитив все ту же империалистическую, антантофильскую позицию, с которой он выступал и в годы войны: Франция, Англия и Россия не несут ответственности за возникновение мировой войны, вся вина падает исключительно на Германию. В период подготовки новой империалистической войны и интервенции был очевиден политический смысл оправдания поджигателей первой мировой войны. Историки-марксисты, в первую голову М. Н. Покровский, резко выступили против Тарле. Обоснованность их политического обвинения совершенно отчетливо выяснилась во время процесса "промпартии", когда оказалось, что Тарле намечался Рамзиным в министры иностранных дел. Совершенно ясно, что человек, готовившийся в министры милостью интервентов, должен был всячески обелять и защищать империалистов Франции и Англии против обвинения их в ответственности и виновности за возникновение мировой войны.

Г-н Востоков пытается всячески защитить "Евгения Васильевича Тарле", заходя в своем усердии так далеко, что путает даже имя своего подзащитного. Тарле, по его словам, был "в полном расцвете своего научного гения", книга его отличается "мастерством изложения", "обилием материалов", "пленительным стилем", "знанием источников", "серьезным фактическим основанием". Востоков рекомендует книгу как "первоклассное произведение".

Востоков настолько усерден, что готов превратить Тарле в марксиста и врага Антанты.

"Очевидно, что Антанта в такой же мере, как и Германия, могла быть недовольна Евгением Васильевичем (?!) Тарле. Если его обвиняют в антантофильстве, то не потому, что опираются на факты".

Разумеется, г-н Востоков напрасно представляет себя таким смиренным страстотерпцем: если бы Тарле действительно обвинял Антанту, менее всего он находился бы сейчас под защитой "Славянского мира". Мы напомним только одно высказывание, которое совершенно точно" показывает, что Тарле всегда оставался верен интересам антантовского империализма и защищал даже русский царизм:

"Нелепые стремления Вильгельма II и его друзей доказать, будто Антанта (и в частности, Россия) начала войну именно от того с самого начала, и осуждены были на безнадежную неудачу, что ни Антанта вообще, ни в особенности Россия в 1914 г. не желали войны ни в каком случае, вследствие ясно сознаваемой несовершенной подготовленности. Германия не была в полной боевой готовности, и ждать далее ей становилось невыгодным...".

Даже о фракции самых завзятых империалистов в России, причем под ними он понимает людей, психически невменяемых, "ставящих перед собой задачи, которые вовсе и не нужны". Тарле пишет, что "немедленно, в 1912, 1913, 1914 гг. никто из сторонников этого течения также войны не желал"2 .

Приведенная нами выдержка достаточно ясно показывает, что ни у Антанты, ни у Пуанкаре, ни у самых оголтелых русских эмигрантов не могло быть никаких оснований для недовольства Тарле, который полностью в своих исто-


--------------------------------------------------------------------------------

1 См. в N 1 "Борьбы классов" ст. А. Г. "Бесстрастные летописцы".

2 Жур. "Былое" за 1922 г., ст. Е. Тарле "Германская ориентация и Дурново в 1914 г.".

стр. 120

--------------------------------------------------------------------------------

рических работах всячески выгораживал Антанту и русский царизм.

Разумеется, г-н Востоков так активно защищает Тарле, потому что его хозяева располагают совершенно достаточными доказательствами - и не из литературных работ - преданности Тарле интересам антантовского империализма.

Востоков разъясняет, что Тарле хотел дать "социологическое" общее объяснение вопросу о виновности в войне. Советские же марксисты "создают культ героев... и легенды о преступлениях". Востоков готов даже облыжно защищать марксизм, обвинить советских историков в... фальсификации марксизма лишь бы снять самую важность постановки вопроса о виновности, обелить Францию и облегчить ей тем самым возможность беспрепятственно готовить новую войну.

Тарле в своей книге доказывал, что классовая борьба смягчалась перед войной, что уже тогда намечалась тяга к установлению "гражданского мира" всех классов. Для историков - империалистов этот вопрос имеет огромное значение, и не случайно Востоков, всячески защищая взгляды Тарле, пишет: "Мало что значит для историков типа Покровского, что, не учтя этой тенденции (к классовому миру), нельзя понять события мировой войны. Без этого нельзя понять упорства и терпеливости европейских народов. Нельзя получить таких результатов только при помощи драконовских мер".

Востоков вскрывает классовый смысл утверждений Тарле. Буржуазия, которой удалось подавить рабочее движение в первые годы войны лишь при помощи железных репрессий, хочет, в предвидении новых войн, извратить действительное положение дел в 1914 г. Буржуазные историки имеют задание представить дело так, что пролетариат сам, по своей инициативе, уже перед войной отказывался от классовой борьбы. Тарле и Востоков добросовестно выполняют это задание.

Если в первых своих статьях Востоков пытался создать впечатление, что он только выясняет факты, изучает работы советских марксистов, то страстная защита интервента Тарле раскрывает его подлинные намерения.

Востоков доказывает, что марксисты вовсе не занимаются исторической наукой, марксистская история-это "воинствующая политика". "Нет науки - есть только журналистика. Мы будем иметь дело с произведениями, предназначенными для борьбы, которые будут использовать и известные элементы исторической науки. Библиотеки Комакадемии, Института Ленина будут - снабжать оружием (разрядка наша).

Марксистская историография обвиняется, в том, что она "ищет оправдания для террора во все эпохи, что террор стоит в центре ее исторических интересов ("терроцентризм"), что она игнорирует и не изучает экономику ("мы вправе говорить о не-экономизме современных марксистов"), что она слишком тщательно изучает "революционную топографию Парижа", - и Востоков с ужасом на нескольких страницах приводит подробное описание выставки Коммуны в ИМЭ.

Смысл и назначение всех этих жалоб на грозное оружие, которое поставляет библиотека. Комакадемии, ясны. Г-н Востоков выболтал также, почему именно сейчас усиливаются атаки против нас. Он возвещает, что подлинно актуальными являются сейчас работы по аграрной истории Англии XVI в. А. Н. Савина, проявившего подлинный пророческий дар, предчувствие событий, "предвидевшего"... советскую аграрную политику. Востоков не гнушается извратить смысл работ Савина, написанных в эпоху обезземеления нашего крестьянства при царизме, под непосредственным, впечатлением растаскивания общинных земель кулачеством и полукрепостниками-помещиками. Открытой защите Тарле соответствует открытое выступление против коллективизации. Именно успехи коллективизации, успехи-пятилетки заставляют активизироваться буржуазных историков, прибегать к неслыханной фальсификации.

Защита интервента Тарле, к которой присоединился господин Матьез, разоблачает, смысл востоковских обзоров. Буржуазные историки Западной Европы активно включаются в антисоветскую кампанию.

Попытке создания общего империалистического фронта против СССР вполне соответствует попытка создать единый фронт буржуазных историков против марксистской исторической науки.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2020. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)