ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА ИСТОРИЧЕСКУЮ НАУКУ

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 14 ноября 2015
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




В редакции "Вопросы истории" состоялась беседа главного редактора члена- корреспондента АН СССР А. А. Искендерова с профессором Стенфордского университета (США) Терренсом Эммонсом. А. А. Искендеров. Хотелось бы задать Вам несколько вопросов. Вы много и давно изучаете жизнь и творчество В. О. Ключевского. В Советском Союзе и за рубежом сейчас проявляется очень большой интерес к русским историкам, в их числе и к Ключевскому. Чем Вы это объясняете? Т. Эммонс. Думаю, нельзя не учитывать, что интерес к русской истории значительно возрос. Ключевский же не только историк, но и крупный писатель, а главное, он был очень русским человеком. Нарисованные им картины Древней Руси помогают постичь суть этой эпохи, ее духовный мир, психологию. А. И. Не кажется ли Вам, что и советским и западным читателем Ключевский воспринимается скорее как писатель, а не как ученый-историк? Т. Э. Я согласен с Вами. Однако такое представление о Ключевском ошибочно. Он был глубоким историческим мыслителем. Он относился к истории как к науке, всю жизнь стремился постичь закономерности исторического развития, найти смысл изучаемых им событий. Это видно из его работ и специального курса, посвященного методологии истории, который он читал в середине 80-х годов XIX века1 . А. И. Вы, конечно, знакомы с книгой М. В. Нечкиной "Василий Осипович Ключевский. История жизни и творчества" (М. 1974). Как вы ее оцениваете в контексте той проблемы, которой мы с вами коснулись, - Ключевский: историк или писатель? Т. Э. Я считаю, что эта книга прежде всего биография Ключевского. Не столько анализ его научных трудов, а именно - биография. Я полагаю, что Нечкина ошиблась, когда недооценивала его как историка-исследователя, ученого. Между тем его научные взгляды оказали огромное влияние на многочисленных учеников и до сих пор сохраняют свою значимость, как, например, предложенная им периодизация русской истории (при всей ее эклектичности). А. И. У Ключевского было немало учеников, которые оставили заметный след в историографии. Т. Э. У Ключевского было много слушателей, а собственно учеников, которые у него "защитились" (как мы бы сейчас сказали), было всего шесть: П. Н. Милюков, М. К. Любавский, Н. А. Рожков, А. А. Кизеветтер, М. М. Богословский и Ю. В. Готье. Затем уже идут ученики этих учеников, так сказать, "внуки Ключевского". Школа Ключевского существовала длительное время. Конечно, были у его учеников и отступления от установок учителя, но преемственность сохранялась. Почти все ученики продолжали традиции Ключевского, за исключением, пожалуй, Рожкова, выработавшего свою плюралистскую концепцию русской истории. В смысле художественности исторического повествования прямым преемником Ключевского был Кизеветтер, обладавший самым блестящим пером среди всех учеников Василия Осиповича. 1 Курс "Методология русской истории" впервые опубликован в "Сочинениях" В. О. Ключевского (Т. VI. М. 1989). стр. 171 А. И. Вы долгие годы занимались исследованием истории политических партий России, в основном конца XIX - начала XX века. Сейчас эта тема вызывает в Советском Союзе очень большой интерес в связи со стремлением заново осмыслить судьбы России, место Октябрьской революции в ее истории, роль различных партий (не только большевиков) в трех российских революциях, развитие российских демократических традиций, истоки сталинизма и т. д. Некоторые авторы заявляют, что причина сталинщины коренится в том, что Россия не знала-де демократии, была страной низкой политической культуры, слабо развитого политического сознания. Согласны ли вы с этой точкой зрения? Т. Э. Не полностью. Это - интересный и сложный вопрос. Я думаю, что существовала почва для развития в России демократии, присущей гражданскому обществу. Ведь были же земства, думы - государственная и городские. Конечно, в основном они были в руках помещиков и крупной буржуазии. Но не следует забывать, что и в Англии демократические учреждения с XVII и до середины XIX в. находились в руках прежде всего дворянства. Аналогичную картину мы наблюдаем в России. Но все дело в том, что здесь эти демократические учреждения просуществовали очень недолго, в то время как гражданское и политическое сознание в конце XIX и начале XX в. развивалось очень быстро. А. И. В "Мемуарах" А. Ф. Керенского есть глава "Россия на пути к демократии", из которой видно, как остро стояла эта проблема в России еще до начала первой мировой войны, задолго до Февральской революции... Т. Э. А. Ф. Керенский, как и другие представители умеренных, либеральных взглядов, был убежден, что во время и после революции 1905 - 1907 годов Россия развивалась именно в направлении демократии. И так продолжалось вплоть до первой мировой войны, которая не ликвидировала зародыши демократии и конституционного строя. А. И. Как вы думаете, почему ученики Ключевского оказались в рядах кадетской партии? Это случайность или закономерность, связанная с их идеологией, образом мышления, политической программой? Т. Э. Не все они были кадетами. Например, Рожков. Но можно действительно усмотреть определенную закономерность, связанную с политической культурой, характерной для русской профессуры второй половины XIX - начала XX века. В ней, на мой взгляд, было два течения, консервативное и либеральное. К последнему принадлежали обычно специалисты по общественным наукам: историки, филологи, юристы. Консерваторы, как ни странно, обнаруживались чаще среди естественников. В целом же в русской профессуре преобладала все-таки либеральная тенденция. А. И. Какую-то роль играло, наверное, и социальное происхождение этих ученых? Т. Э. Университетские профессора были выходцами и из дворян, и из разночинцев. Они выражали общие взгляды русской интеллигенции. Среди историков было много дворян. Но они были приверженцами общечеловеческих ценностей, заботились о развитии просвещения в России. В осмыслении исторической миссии интеллигенции можно проследить линию преемственности от П. Л. Лаврова, разночинцев, мыслителей середины XIX века. В условиях краха народнического движения интеллигенция обратилась к проповеди "малых дел", журналистике, просветительству. Идеология прогрессивной профессуры, работавшей в конце XIX в. и во время революции, формируется после убийства Александра II, в 80-е годы. А. И. Ученики В. О. Ключевского, например, Готье, придерживались той точки зрения, что ученый не должен заниматься политикой; его дело работа над книгами, чтение лекций, отстаивание своих научных воззрений. А на деле получилось, что некоторые из них, скажем Милюков, стали активными политическими деятелями. Нет ли здесь расхождения со взглядами их учителя? Т. Э. Милюкова осуждали за это, и в первую очередь сам Ключевский. Но здесь надо иметь в виду, что Милюков был изгнан из университета за участие в политической деятельности, и академическая карьера оказалась для него закрытой. Милюков во многом не разделял взгляды Ключевского, даже в отношении периодизации истории России. стр. 172 А. И. Вы сейчас работаете над книгой, посвященной первым годам становления Советской власти. Для нас 20-е годы также представляют очень большой интерес, поскольку без глубокого, правдивого и объективного исторического анализа этого периода трудно понять и всю последующую историю СССР. Т. Э. Действительно, здесь находится один из ключей к ее пониманию. Именно поэтому я и занялся исследованием этого периода. Я хотел бы написать такую книгу, в которой были бы прослежены: роль мировоззрения политических деятелей, стоявших у руководства страной, влияние объективных условий - гражданской войны, голода, разрухи, международных отношений. Хотелось бы хронологически, шаг за шагом проследить, как складывалась новая политическая система. Свое исследование я намерен довести до 1922 года, до создания Союза Советских Социалистических Республик. А. И. Достаточно ли материалов, имеющихся на Западе, для Вашей работы? Нужны, очевидно, и источники, хранящиеся в наших архивах. Т. Э. Безусловно, нужны, хотя в Гуверовском институте есть богатые материалы, в частности - ведомственные издания первых лет Советской власти. Но нет протоколов Совнаркома, ЦИК. Доступ в советские архивы сейчас стал легче, но еще не во все. Документы по внешней политике, ЧК, НКВД за 20-е годы пока еще недоступны исследователям. А. И. В 70-е годы вы были редактором "Russian Review". Какими принципами вы руководствовались при отборе материалов? Т. Э. Да, я редактировал этот журнал почти десять лет. К сожалению, мы не публиковали статей советских авторов, но рецензировались отдельные издания, которые присылали знакомые, коллеги или же приобретались во время посещения Москвы. Я обращался за содействием в Институт истории СССР, но практически безрезультатно. А. И. Можно ли говорить, что в СССР, несмотря на тяжелые для историка условия в период культа личности и застоя, все же выходили интересные работы? Да, и на Западе были ученые, которые стремились к познанию объективной истины, использованию широкого круга различных источников. Выло ли определенное взаимодействие между двумя этими потоками? Т. Э. Серьезное изучение истории России на Западе началось в годы после второй мировой войны и было связано с "холодной войной", с тем статусом, который Советский Союз приобрел в результате победы в Великой Отечественной войне. Стало развертываться изучение русского языка, в университетах возникли центры по изучению СССР. Вначале ощущались традиции кадетской историографии. Большое влияние на молодое поколение историков оказал ученик Ключевского Михаил Михайлович Карпович (в свое время секретарь посольства Временного правительства в Вашингтоне), профессор Гарвардского университета. Он воспитал многих американских историков. Советской же историографии в США стали уделять серьезное внимание, пожалуй, в 60-х годах, когда американские ученые стали приезжать в СССР на стажировку. В это время и стало сказываться влияние советской историографии на американскую. А. И. Советская историография сейчас испытывает немалые трудности. Она переживает кризис. Особенно это касается освещения советского периода истории нашей страны. В последнее время появляются публикации, содержащие новые подходы, написанные на новых источниках. Их авторы стремятся по-новому осмыслить нашу историю. Как это воспринимается западной историографией? Т. Э. Пока заметного влияния не ощущается. Дело в том, что новые работы советских историков, в основном посвященные советскому периоду, годам сталинщины, не являются еще академическими исследованиями, основанными на широком круге оригинальных документов. Преобладают публицистические сочинения. Большой пласт источников еще недоступен для исследователей, на что жалуются и советские историки. А. И. Хотелось бы знать ваше мнение: существует ли; мировая историческая наука? Многие годы мы придерживались такого стереотипа: есть историография стр. 173 марксистская и немарксистская. Между ними - стена. Немарксистская историческая наука вообще не является наукой. Среди советских историков существуют разные взгляды на эту проблему. Я, например, считаю, что в исторической науке, как и в любой другой, есть мировые критерии научности, соответствующие определенному этапу развития мировой исторической мысли. Убежден, что советская историческая наука должна рассматривать себя как часть мировой исторической науки, развитие которой подчинено своим внутренним законам, своей внутренней логике. Как Вы смотрите на эту проблему? Т. Э. Конечно, как существует человечество - всемирное целое, так существует и мировая историческая наука, по крайней мере, как потенция... А. И. Существует же планетарное мышление... Т. Э. Мировая историческая наука составляет его часть. В этой науке имеются общие, мировые критерии. Теперь уже и в советских исторических журналах пишут о том, что в так называемой немарксистской историографии есть кое-что полезное. Вообще точка зрения, что все западные историки - немарксисты, ошибочна. Есть на Западе и марксистские историки. И вообще, что такое марксистская историография? Это очень сложное понятие. В ней имеются разные течения, по-своему его определяющие. Конечно, в мировой исторической науке существуют общие критерии. Даже в эпоху застоя советские и американские историки, сидя за одним столом, находили общий язык, когда обсуждали конкретные исторические факты, актуальные научные проблемы. А. И. Два историка, занимающиеся одной и той же проблемой, всегда найдут общий язык, когда речь идет о конкретных проблемах, концепциях, анализе определенных источников. И последний вопрос. В 1989 году, под Вашей редакцией и с Вашими комментариями опубликованы дневники одного из лучших учеников Ключевского - Готье. Не могли бы Вы рассказать об этом издании? Т. Э. Дневник Готье охватывает события, происходившие в Москве в 1917- 1922 годах. Он был найден мною в архиве Гуверовского института в Стэнфорде. В 1921 - 1922 гг. профессор Ф. А. Голдер по поручению Г. Гувера собирал новые материалы для библиотеки. Он был в России еще до Октябрьской революции, хорошо знал московских и петроградских историков. Собирал материалы об Аляске, составил, между прочим, каталог-указатель материалов об Аляске в фондах петербургских архивов. В середине 1922 г., как раз когда шел процесс над эсерами, Готье передал ему этот дневник на хранение. Голдер увез его в США и сохранил в своем личном архиве, где он и пролежал до 1982 г., когда я случайно его обнаружил. Дневник Готье - это почти 500 страниц неправленного автором машинописного текста. Язык - удивительно сочный, яркий, образный. Юрий Владимирович старался осмыслить происходящее вокруг него, размышлял о русской революции, о судьбах страны. А. И. Благодарю Вас за беседу.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2020. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)