ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

Ю. КУЧИНСКИЙ. ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ГЕРМАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА. Т. I

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 06 декабря 2015
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




JURGEN KUCZYNSKI. Studien zur Geschlchte des deutschen Imperialismus. Band I. Monopole und Unternehmerverbande. Dietz-Verlag. Berlin. 1948. 403 S. Ю. КУЧИНСКИЙ. Очерки по истории германского империализма. Т. I. Монополии и союзы предпринимателей. Монополии и союзы предпринимателей. Рецензируемая книга - первый том большого исторического труда, предпринятого проф. Кучинским. В ней дана предварительная характеристика монополии и союзов предпринимателей, с рассмотрения которых автор начинает своё исследование, мотивируя это тем, что они "представляют собою организационное ядро, движущую силу, наиболее действенные элементы германского империализма... Они были определяющим фактором немецкой истории XX в. и уже в последние десятилетия XIX в. оказывали существенное влияние на наше развитие" (стр. 6). Во втором томе автор обещает дать предварительную характеристику Пангерманского Союза, Немецкого колониального общества, Флотского и Оборонного союзов и других аналогичных организаций, полностью зависевших от монополистов, которые финансировали их и руководили всей их деятельностью, чаще всего через подставных лиц. "Самую историю" германского империализма автор намерен изложить в последующих четырёх томах, посвященных германской внешней, внутренней и экономической политике, а также и политике в области культуры. Рецензируемый первый том труда проф. Кучинского состоит из введения, трёх глав и приложения - большого библиографического указателя. Во введении автор рассматривает две основные черты германского империализма - его агрессивность и реакционность - и анализирует обусловившие их особенности экономического и политического развития Германии в XIX веке. Анализ других особенностей германского империализма автор обещает дать в последующих томах. Первая глава - "Монополистические организации" - начинается с раздела "Теория монополий". Используя выводы и указания Ленина, автор рассматривает целый ряд явлений германской экономики, на конкретных примерах разъясняя читателю, как из процесса концентрации капитала вырастают монополии. Здесь Кучинский формулирует своё основное положение: главная цель, всецело определяющая деятельность всех монополистов, - это сверхприбыль. Монополисты, в буквальном смысле этого слова, являются врагами всего народа, они эксплуатируют и грабят все слои населения. Автор особо подчёркивает, что монополии не могут устранить факт перепроизводства. Более того: при господстве монополистического капитала кризисы становятся глубже и продолжительнее, чему в значительной степени способствует "регулирование" монополистами производства и иен. "Это не значит, - замечает Кучинский, - что монополия ничего не организует. Только организует она не хозяйство, а капиталистов" (стр. 61). Чем сильнее монополии в той или иной стране и чем меньше вследствие этого возможностей для монополистической экспансии внутри собственной страны, тем агрессивнее становятся монополисты. В разделе "История монополий в Германии" большой интерес представляет исследование ранних стадий развития германского монополистического капитала. Автор поставил себе задачу - "конкретно установить, когда и каким образом произошло в Германии то, что Ленин установил в общей форме" (стр. 134). Автор дал во многих отношениях реалистическую и убедительную картину роста монополий на основе процесса концентрации капитала начиная с 50-х годов XIX века. В результате подсчёта по десятилетиям общего числа возникавших картелей и синдикатов (для раннего периода, до 1893 г., это были объединения узко локального или более широкого - районного - значения) и изучения распределения их по различным отраслям промышленности и районам, их организационных форм и продолжительности их существования Кучинский приходит к следующим выводам. Основные, решающие отрасли германской тяжёлой индустрии, особенно на западе Германии, были в значительной мере монополизированы уже за некоторое время до периода монополистического капитализма, начало которого автор относит к 1893 году. "Нигде, ни в Европе, ни даже в США капиталисты не заходили так далеко по пути монополизации в столь ранний период. Нигде они так энергично не кидались с самого начала на монополизацию именно тяжёлой и военной индустрии" (стр. 86). "Решающей и направляющей силой" (стр. 132) в концентрации рейнско-вестфальской индустрии являлись банки, в первую очередь "Учётное общество" под руководством Ганземана. Уже в 80-х годах влияние банков в хозяйственной жизни Рура почти равнялось влиянию магнатов угольной, железной и стальной промышленности, но банкиры при этом проявляли себя менее заметно для общественности. Называя имена Грилло и Кирдорфа, следовало бы, говорит Кучинский, одновременно называть и Ганземана. Автор детально прослеживает процесс монополизации по отдельным отраслям промышленности: железной, угольной и стальной. Приведены цифры, иллюстрирующие мощную базу, на которой в 1893 г. возник Рейнско-Вестфальский угольный синдикат, - процесс концентрации капитала в каменноугольной промышленности. В Руре стр. 129 рано возникли так называемые "Zeche" - крупные комбинированные предприятия, связывавшие металлургические заводы с угольными рудниками в финансовом, административном и производственно-техническом отношениях. В 1850 г. общее число таких угольно-металлургических комбинатов равнялось 198, добыча угля составляла в среднем на каждый комбинат 9900 т, число рабочих - 62. В 1890 г. число комбинатов равнялось 175, добыча угля в среднем на каждый комбинат исчислялась в 203 тыс. т, число рабочих - 729. В 1910 г. - 166 комбинатов, 538 тыс. т угля, 2130 рабочих. Аналогично протекал процесс концентрации в Рейнско-Вестфальском угольном синдикате. В 1893 г. число участников синдиката равнялось 96; общее количество угля, добывавшегося синдикатом, составляло 33,5 млн. т - в среднем 337 тыс. т угля на каждого участника. В 1904 г. было 84 участника, общее количество добытого угля составило 53,8 млн. т, из них на каждого участника приходилось 642 тыс. тонн. В 1914 г. - 62 участника, общая добыча - 88,6 млн. т, причём на каждого участника приходилось 1429 тыс. т угля. Кучинский устанавливает, что уже на ранних стадиях процесса монополизации количество фирм, участвовавших и в добыче угля и в производстве железа и стали, а следовательно, и в образовании монополий в каждой из этих трёх отраслей тяжёлой индустрии, было весьма значительно и что в ходе развития эти три отрасли промышленности всё больше переплетались. Таким образом, тенденция к "вертикальной концентрации" (которая для периода после 1918 г. очевидна для всех) фактически была налицо гораздо раньше. Кучинский считает, что уже за десять лет до первой мировой войны можно говорить о единой группе рейнско-вестфальских магнатов капитала, совместно монополизировавших тяжёлую и военную индустрию; группа эта "занимала совершенно исключительную по своей силе позицию в немецкой экономике и немецком обществе" (стр. 123). Эти выводы Кучинского в сочетании с его выводами относительно роли банкиров в экономике Рура в 80-х годах XIX в. представляют значительный интерес и для политической истории Германии. Параграфы, в которых автор излагает историю германских монополий после 1914 г., носят характер общего обзора. Основную линию развития Кучинский определяет следующим образом: "История немецких монополистических организаций показывает их нам с 1860 по 1932 г. В непрерывном продвижении по пути к могуществу и власти. В течение первых тридцати лет своего существования они растут, крепнут и к концу XIX в. завоёвывают себе позицию, уже настолько сильную, что по-своему формируют хозяйство страны. Во время первой мировой войны, за годы инфляции, а затем за годы рационализации и обновления производственного аппарата их могущество укреплялось и возрастало" (стр. 99). Организацию экономики Германии при фашизме Кучинский рассматривает как "аппарат для лёгкого и удобного собирания сверхприбылей" (стр. 103) старыми монополиями в тяжёлой индустрии, включая химическую и электрическую. Фашистская Германия была "раем для монополистов" (стр. 107). История монополий в Германии, говорит Кучинский, ещё не окончена; она продолжается, на горе немецкому народу, в Западной Германии. Кучинский призывает к бдительности, подчёркивая, что в лице монополистов немецкий народ имеет врагов, "умело, с выдержкой защищающих свои позиции, привыкших не только к победам, но и к поражениям" (стр. 108). В последнем разделе первой главы, озаглавленном "Теории и идеологии картелей" автор рассматривает характеристики и оценки, которые давали монополиям представители разных партий и течений начиная с 70-х годов XIX века. Интересно сопоставление ряда фактов и выступлений, относящихся к 90-м годам. Кучинский показывает, что аргументация лжетеоретиков "организованного капитализма", рассматривающих монополии как "шаг к социализму", вполне сложилась в основном уже в 90-х годах, в связи с возникновением крупных монополий. Ту же аргументацию Кучинский прослеживает, шаг за шагом вскрывая её внутреннюю фальшь, и у авторов веймарского периода, тех, что сами были монополистами, или же администраторами, или консультантами предпринимательских организаций, а также у авторов, являвшихся руководителями социал-демократии и профсоюзов, начиная с Гильфердинга. Использован этот набор фальшивых аргументов и в обширной псевдонаучной литературе об интернациональных картелях; значительная часть этой литературы фабриковалась под фирмой Лиги наций. Во второй главе - "Предпринимательские союзы" - проф. Кучинский исследует историю возникновения предпринимательских союзов, выявляет общее направление их политики, конкретные цели, ставившиеся ими на каждом историческом этапе. В 50- 70-х годах XIX в. предприниматели интересовались почти исключительно хозяйственными вопросами, но уже в 80-х годах налицо был быстрый рост "союзов работодателей", которые вели непосредственную борьбу против организаций рабочего класса. В эти годы окончательно определилось общее направление политики предпринимателей, которое Кучинский обозначает придуманным им сложным выражением "der Herr - im Hause - Standpunkt", что можно перевести: точка зрения - "я в своем доме хозяин". Капиталисты твёрдо держались этой точки зрения, утверждавшей бесправие рабочих масс. Когда однажды Вильгельм II вздумал принять делегацию" горняков, намереваясь сыграть роль посредника между бастовавшими рабочими и хозяевами, Кирдорф призвал его к порядку, заявив кайзеру, что "на производстве не может приказывать никто - ни императоры, ни короли. Эти дела мы решаем сами" (стр. 190 - 191). стр. 130 Исходя из принципа "кнута и пряника", предприниматели скрепя сердце допускали социальное страхование. В отношении же законодательной охраны труда они сразу заняли резко отрицательную позицию. Если в этом отношении хозяева и шли иногда на небольшие уступки, то не иначе, как под сильнейшим нажимом рабочих, причём в этих случаях они опять-таки учитывали демагогический эффект таких уступок. Кучинский подчёркивает, что ещё в 80-х годах немецкая реакция была "наглой, но отнюдь не слепой, не глуповатой" и что "никоим образом не следует недооценивать ее как противника в классовой борьбе" (стр. 190). Придавая этим выводам большое значение, в дальнейшем изложении Кучинский развивает их в противовес басням реформистов об "общности интересов" труда и капитала, иллюстрирует их новыми фактами, показывает беспощадную, непримиримо враждебную рабочим линию поведения предпринимателей. Последние быстро осознали преимущества централизованной, организации для борьбы, против профсоюзов и в 1913 г. создали единое для всей Германии "Объединение немецких союзов работодателей" под председательством Макса Ретгера, директора фирмы Крупп. Монополисты чрезвычайно быстро оправились от некоторой растерянности после революции 1918 г. и, ловко маневрируя, используя все возможности для наступления, создававшиеся реформистским оппортунизмом и наличием раскола в рабочем движении, они к началу 1924 г. снова стали господами положения и с тех пор уже проводили непрерывно наступательную линию - "с новыми фразами и новой энергией" (стр. 240). Третья глава посвящена истории организации крупных капиталистов-аграриев. Здесь отмечен факт, характеризующий высокую организованность германского империализма: юнкерские "союзы работодателей" действовали согласованно с союзами работодателей-промышленников. Показано сращивание, общность основных интересов юнкерства и финансово-промышленного капитала. Наряду с этим выявлены и особые интересы, вызывавшие иногда расхождения и борьбу между юнкерством и промышленниками, например, в области таможенной политики. В обеих главах, посвященных предпринимательским союзам, использован значительный статистический и документальный материал. Автор умело пользуется весьма красочными выдержками из источников, сопровождая их живым, остроумным комментарием, не стесняясь употребить иногда резкое, меткое слово. Сочетая основательность и вдумчивость исследования с литературным мастерством, автор в основном сумел показать читателю лицо классового врага. Книга Кучинского - удар по реформистским лжетеориям. Труд проф. Кучинского не свободен от недостатков. Последние являются большей частью результатом методологически неправильной установки автора, который, владея обширным и разносторонним материалом (напомним, что Кучинский - автор трудов по экономике и истории условий труда в разных странах мира), тем не менее сознательно ограничивает себя рамками частной темы, стараясь в своём изложении как можно меньше касаться смежных областей исследования. Научно правильным является, конечно, иной подход к исследованию истории одной страны или одного явления. Историк, работающий над частной, проблемой, должен изучить свой объект как часть исторического процесса в целом, установить его всесторонние связи с другими историческими явлениями, в первую очередь с наиболее общими основными фактами и закономерностями данного этапа истории. Он должен включать изучаемое явление в ту "объективно-необходимую цепь событий", о которой В. И. Ленин говорил в своём труде "Материализм и эмпириокритицизм"1 . В. И. Ленин в своём труде "Империализм, как высшая стадия капитализма" и И. В. Сталин в своём анализе общего кризиса капитализма охватили эту "объективно необходимую цепь" мировых событий. Они наметили основные вехи, облегчающие изучение целой полосы всемирной истории. Исследователи, работающие над историей отдельных стран или явлений, имеют возможность опереться на этот глубокий анализ, несравненно расширяющий исторический кругозор. Если бы автор учитывал сталинский анализ общего кризиса капитализма не только при рассмотрении специально экономических вопросов, это избавило бы его от ряда ошибок. Одна из основных закономерностей эпохи общего кризиса капитализма - обострение империалистических противоречий. Кучинский не показывает читателю картину острой борьбы империалистических хищников при дележе добычи непосредственно после первой мировой войны и позднее, в период их хозяйничанья в веймарской Германии. Между тем современные нам события бросают яркий свет и на более ранние стадии разбойничьей экспансии англо-американского капитала. Можно ли понять историю веймарской Германии, не учитывая факта внедрения в её экономику иностранного капитала и прямых последствий этого факта - влияния иностранных монополий и правительств на политику правящих кругов Германии? Монополисты и правительства Англии, Франции и США разжигали захватнические аппетиты немецких империалистов, ориентируя их на агрессию против Советской России; они поощряли политику удушения революционного движения немецких рабочих, помогали подготовке и установлению диктатуры самых реакционных и шовинистических элементов финансового капитала. Так, например, прежде чем одобрить назначение Брюнинга на пост рейхсканцлера, капиталисты США настойчиво запрашивали, какие гарантии Брюнинг способен дать в борьбе против ком- 1 В. И. Ленин. Соч. Т. 14, стр. 311. 4-е изд. стр. 131 мунистов2 . Кучинский разъясняет читателю, почему, с каким расчётом немецкие монополисты подготовили и осуществили захват власти Гитлером (стр. 260), но не упоминает о поддержке, оказанной Гитлеру международной реакцией. Тем самым он преувеличивает роль немецких монополистов в историческом процессе. Это усугубляется ещё и тем, что автор не говорит о влиянии Великой Октябрьской социалистической революции на развитие революционного движения немецкого пролетариата. И. В. Сталин указывает, что "победа Октябрьской революции означает коренной перелом в истории человечества, коренной перелом в исторических судьбах мирового капитализма, коренной перелом в освободительном движении мирового пролетариата, коренной перелом в способах борьбы и формах организации, в быту и традициях, в культуре и идеологии эксплоатируемых масс всего мира"3 . Очень мало говорит Кучинский о рабочем движении, и то только в тех случаях, когда это необходимо ему для объяснения того или иного поворота в политике предпринимательских союзов (стр. 190, 224 и сл.). Там, где речь идёт о веймарском периоде, упоминания о рабочем движении становятся ещё лаконичнее (стр. 230, 233, 234). Говоря о том, что 4 августа 1914 г. рабочие организации (социал-демократическая партия и профсоюзы) оказали поддержку германскому империализму, Кучинский упускает из виду, что для широких масс классово сознательных рабочих 4 августа было, по словам Тельмана, "страшным ударом, болезненным разочарованием"4 . В. И. Ленин писал в августе 1915 г.: "Хотя главари немецких социалистов, как и многие самые видные социалисты России, перешли на сторону "своей" буржуазии и помогают обманывать народ сказками об "оборонительной" войне, но в рабочих массах Германии растёт и крепнет протест и возмущение против своего правительства"5 . О восстании, которое подняли в сентябре 1917 г. в германском флоте "немецкие революционеры-интернационалисты, рабочие, одетые в матросские куртки"6 , Ленин говорил как о самом внушительном признаке нарастания революции7 . В период между двумя войнами борьба германского пролетариата продолжала развиваться, и отдельные этапы её не могли не оказывать своего влияния на общее движение мирового пролетариата. К этим этапам относятся и самая организация Германской коммунистической партии, и героическая борьба гамбургских рабочих в 1923 г., и кристаллизация большевистского ЦК компартии во главе с Тельманом, и та "могучая мобилизация пролетарских сил в Германии в боях против локаута металлистов"8 , которую отмечал в 1928 г. И. В. Сталин, а также и крупные избирательные успехи коммунистически партии в период, предшествовавший захвату власти фашистами, успехи, вызвавшие, как известно, переполох в империалистическом лагере. Автор исследования по истории организаций класса немецких капиталистов мог и должен был, хотя бы в небольшом объёме, не вдаваясь в детали, охарактеризовать основные моменты борьбы немецкого пролетариата в эпоху империализма. Тот же недостаток - отказ от несомненно имеющейся у автора возможности шире, всестороннее охватить свой предмет - привёл и к такому упущению, как отсутствие в книге даже простого упоминания о международных организациях предпринимателей9 . По вопросу об участии германских монополистов в международных картелях до 1918 г. автор ограничился самыми беглыми упоминаниями; между тем уже в 1897 г. существовало около 40 международных картелей с участием Германии, а в 1910 г. - около 10010 . Большой пробел имеется в характеристике экономики веймарского периода: не упоминается об огромных, главным образом американских займах, о том, что обновление производственного аппарата тяжёлой промышленности и военной индустрии Германии производилось на деньги американских капиталистов; не показано, что гигантский рост немецких концернов в значительной мере был вызван притоком иностранного капитала. По вопросу о международных картелях после 1918 г. в книге Кучинского имеется несколько замечаний. Однако автор не ставит проблему во всей её сложности, не стремится выявить новые черты, присущие международным картелям на новом всемирно-историческом этапе, в эпоху общего кризиса капитализма (см., например, на стр. 97 общую характеристику международных картелей после первой мировой войны). Сложная проблема взаимоотношений Фарбениндустри с химическими трестами других стран в изложении Кучинского до крайности упрощена (см., например, стр. 128). В разделе "Теории и идеологии картелей" не все оценки являются правильными. Противоречива характеристика позиции немецкой социал-демократии в отношении монополий. С одной стороны, автор говорит, что в течение десятилетия, предшествовавшего первой мировой войне, социал-демократия "в целом" заняла более чёткую позицию в отношении картелей и что эта позиция утвердилась в социал-демократической литературе. На следующей же странице Кучинский пишет, что в эти годы ревизионисты, "приветствовавшие" 2 E. Thalmann. Kampfreden und Aufsatze, S. 55. Moskau. 1932. 3 И. Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 175. 11-е изд. 4 E. Thalmann. Указ. соч., стр. 16. 5 В. И. Ленин. Соч. Т. 21, стр. 335. 6 В. И. Ленин. Соч. Т. 26, стр. 174. 7 См. там же, стр. 154. 8 И. В. Сталин. Соч. Т. II, стр. 299. 9 См. М. Рубинштейн. Концентрация капитала и задачи рабочего движения, стр. 99 - 100. М. 1924. 10 См. В. И. Ленин. Соч. Т. 22, стр. 240. стр. 132 картели как "шаг к социализму", "оставались при своих взглядах и имели возможность их высказывать, оставаясь социал-демократами" (стр. 145). Это слишком слабо сказано, существовавшее в социал-демократии положение приукрашено. Кучинский говорит о "чёткой критике" монополий Каутским (стр. 144), о занятой им "резко критической позиции" (стр. 151) в отношении картелей, в годы до первой мировой войны; однако при этом он не упоминает о, последующих ренегатских выступлениях Каутского. Об отношении к монополиям представителей тех или иных буржуазных течений говорится отрывочно, чересчур кратко. "Не совсем понятно, что подразумевает автор под "прогрессивной", или "левой", буржуазией (стр. 138, 144). Он, например, называет "прогрессивным" "Союз социальной политики", хотя даже те тракты о деятельности союза, которые упомянуты в книге Кучинского (стр. 138, 153), противоречат, такому определению союза. Жаль, что автор не заинтересовался вопросом (имеющим весьма существенное, значение и для истории немецкой науки) об отношении академических кругов к монополиям и монополистам. Известно, например, что Шмоллер встречался и переписывался с Кирдорфом; последний бывал и на заседаниях "Союза социальной политики"; Шмоллер и Кирдорф выступали в "Трудах" союза в качестве соавторов. Желательно было б", чтобы автор расширил и углубил разработку затронутой в данном разделе интересной темы. Первый том большого труда, начатого проф. Кучинским, несмотря на отмеченные выше пробелы и недостатки, нельзя не признать несомненным достижением германской исторической науки: в нём изложены результаты значительной исследовательской работы. Выводы Кучинского, основанные на детальном изучении фактов, опровергают реформистскую ложь о "мирном", "организованном" капитализме, с которым рабочий класс якобы может уживаться и "сотрудничать". Книга помогает мобилизовать массы трудящихся на борьбу против немецких монополий, союзников агрессивного англо-американского империализма в Западной Германии.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2020. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)