ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ИСТОРИИ ПОД ВИДОМ ОБЪЕКТИВНОСТИ

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 14 апреля 2016
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




Далекие, но бурные события первых лет Северной войны продолжают привлекать к себе внимание советских и зарубежных историков. В Швеции 250-летие русского похода Карла XII было отмечено выходом в свет в 1958 г. "Ежегодника Каролинского Союза" ("Karolinska Forbundets Arsbok"). Наряду с такими серьезными исследованиями, как статья генерал-майора Густава Петри "Полтавская битва", в нем помещена пространная статья с претенциозным названием "Пропагандистская война на Украине в 1708 - 1709 гг. Некоторые замечания и точки зрения", написанная доктором философии Богданом Кентржинским. Выходец из Канады, он после второй мировой войны обосновался в Швеции и числится ныне среди шведских членов "Каролинского Союза". Ученик украинского буржуазного националиста Бориса Крупницкого, который был в свое время прихвостнем Гитлера, а затем перешел на службу к западногерманским реваншистам, Б. Кентржинский в 1951 г. в Мюнхене защитил диссертацию на тему "Союз Карла XII и Мазепы в освещении новейшей шведской историографии". Б. Кентржинский тесно связан с эмигрантскими украинскими националистическими, антисоветскими кругами на Западе. Их реакционные взгляды находят отражение во всех его работах1 и особенно выпукло представлены в рассматриваемой нами статье. Знакомство с нею показывает, что автор выступил отнюдь не ради научного спора и выяснения объективной истины, а для того, чтобы клеветать на советскую историческую науку. Освещая события 1708 - 1709 гг. на Украине, Б. Кентржинский ссылается на две мои статьи: "Народная война на Украине против шведских захватчиков в 1708- 1709 годах", напечатанную в журнале "Вопросы истории" (1949, N 7), и "Измена Мазепы", опубликованную в "Исторических записках" (т. 31, 1950). Подвергая последнюю разбору, Кентржинский пишет: "Разумеется, исследование Шутого снабжено обязательной тенденцией и обязательным введением..." (стр. 89). Чтобы "доказать" это, он допускает извращения, неправильные ссылки. В начале своей статьи Кентржинский заявляет: "Если недостаток источников мешал изучению украинского похода Карла XII с военно-исторической точки зрения, то еще в большей степени это касается выяснения политических причин союза Карла XII и Мазепы... 1708 год представляет собою нечто таинственное; отсутствие источников превращает политическую историю в ненадежные домыслы и в очень расплывчатые рассуждения" (стр. 81). Такая оценка источниковедческой базы, может быть, и справедлива, если иметь в виду только шведские архивы2 . О богатстве же советских архивов автор не имеет буквально никакого представления. Советские историки, исследующие события Северной войны, не испытывают недостатка в источниках не только опубликованных, но и архивных. Достаточно вспомнить увидевшие свет в 1946 - 1956 гг. очередные VII - X тома монументального издания "Писем и бумаг Петра Великого", значение которых для изучения событий, связанных с походом Карла XII в Россию, трудно переоценить. В послевоенные годы были также опубликованы многочисленные исследования советских историков по различным проблемам истории Северной войны, в том числе и по интересующей нас тематике3 . 1 См. рецензию А. С. Кана на книгу Б. Кентржинского. "История СССР", 1957, N 3. 2 См. А. С. Кан. Шведские источники о Полтавской битве. Обзор источников и литературы за последние полвека. "История СССР", 1959, N 4. 3 Б. С. Тельпуховский. Северная война 1700 - 1721 гг. М. 1946; Е. В. Тарле. Северная война и шведское нашествие на Россию. М. 1958; В. Е. Шутой. Борьба народных масс против нашествия армии Карла XII. 1700 - 1709. М. 1958; "Очерки исто- стр. 201 Кентржинский" пытается далее сформулировать "актуальные задачи советских историков в борьбе с украинской историографией" (стр. 92), подразумевая, конечно, не историографию Советской Украины как подлинно украинскую, а писания буржуазных националистов, которые, хотя и носят украинские имена, глубоко чужды украинскому народу, не имеют с ним ничего общего. Одной из задач советских историков, утверждает Кентрживский, является защита "патриотического движения украинского народа против шведских захватчиков". Действительно, советские историки считают, что развернувшаяся в 1708 г. на Украине народная война против шведов была важнейшим событием полтавского периода Северной войны. Буржуазные националисты отрицают этот исторический факт, так как в противном случае им пришлось бы признать и факт совместной борьбы русского и украинского народов против общего врага. А это, как известно, противоречит политическим целям людей, подобных Кентржинскому. Поэтому последний стремится противопоставить народной войне "пропагандистскую войну", как более важную. "Различные историки подчеркивают, - пишет он, - что в первые месяцы после вступления шведов в пределы Украины события развертывались более под знаком пропаганды, чем военных действий... Вокруг шведских и русских манифестов развертывалась вся политическая борьба на Украине" (стр. 84 - 85). Эти заявления Кентржинского не согласуются с историческими фактами. Русские, украинские и даже шведские источники свидетельствуют о том, что украинские казаки и крестьяне оказали упорное сопротивление шведской армия. Как только она вступила в пределы Украины, жители городов Мглин, Стародуб, Новгород-Северский, Почел, Погар вместе с русскими войсками вступили в бой с неприятелем. В лесах начали действовать партизанские отряды местных жителей. Эти события происходили уже в первые четыре недели пребывания шведов на Украине, осенью 1708 г., то есть до открытой измены Мазепы. Кто же те таинственные "различные историки", на которых ссылается Кентржинский? Во всяком случае, это не шведские ученые А. фриксель и А. Стилле и не русские исследователи Д. Н. Бантыш-Каменский и Н. И. Костомаров. Это не кто иной, как М. Грушевский. Ведь писания современных буржуазных националистов типа Кентржинского мало чем отличаются от затасканных вымыслов М. Грушевского о том, что украинский народ остался якобы безучастным перед лицом шведского нашествия4 . Советские историки пришли к выводу о народной войне на Украине в 1708 - 1709 гг. на основе многолетнего изучения огромного архивного материала. Кентржннский же подкрепляет свои утверждения не фактами, которые он совершенно сознательно игнорирует, а рассуждениями "различных историков". Как тут не вспомнить ленинское указание о том, каким должен быть фундамент научного произведения. "Чтобы это был действительно фундамент, - писал В. И. Ленин, - необходимо брать не отдельные факты, а всю совокупность относящихся к рассматриваемому вопросу фактов, без единого исключения, ибо иначе неизбежно возникнет подозрение, и вполне законное подозрение, в том, что факты выбраны или подобраны произвольно, что вместо объективной связи и взаимозависимости исторических явлений в их целом преподносится "субъективная" стряпня для оправдания, может быть, грязного дела. Это ведь бывает... чаще, чем кажется"5 . Стремясь опорочить самую мысль о наличии широкого партизанского движения украинского народа во время русского похода Карла XII, Кентржинский заявляет о слабости нашей аргументации, односторонности и ненадежности источников. Он пишет: "В своей статье Шутой часто ссылается на манифесты и письма Петра I. С помощью этих манифестов подкрепляются тезисы об антишведской народной войне, об очень малом числе казаков, пришедших с Мазепой в шведский лагерь, о бесчеловеч- рии СССР. XVIII век. Первая четверть". М. -Л. 1954; "Полтава. К 250-летию полтавского сражения". Сборник статей. М. 1959; "Полтавская победа. Из истории международных отношений накануне и после Полтавы". М. 1959; "250 рокі;в Полтавської; битви. 1709 - 1959". Збі;рник статей. Киї;в. 1959; В. А. Дядиченко. Нариси суспі;льно-полі;тичного устрою Лі;вобережної; Украї;ни кі;нця XVII - початку XVIII ст. Киї;в. 1959. 4 М. Грушевский. Очерки истории украинского народа. СПБ. 1904; его же. Шведсько-украї;нський союз 1708 р. "Записки наукового товариства і;м. Шевченка". Т. 92. Льві;в. 1909. 5 В. И. Ленин. Соч., Т. 23, стр. 266 - 267. стр. 202 ности шведов и их жестокости по отношению к гражданскому населению и т. д." (стр. 93). Для создания видимости аргументированности своих утверждений Кентржинский ссылается на стр. 177 - 178 моей статьи "Измена Мазепы". Но на стр. 177 указанной статьи о развернувшейся на Украине народной войне против шведоз сказано лишь вскользь, без всяких ссылок. Если бы Кентржинский стремился к подлинному научному опору, то для оценки использованных мною источников о народной войне ему следовало бы обратиться к моей статье "Народная война на Украине против шведских захватчиков в 1708 - 1709 годах"6 . Судя по работе Кентржинского, он прекрасно знал об этой статье. Мною в ней использованы многочисленные советские и зарубежные (в том числе шведские) печатные и архивные материалы и среди них документы Австрийского государственного архива. На стр. 177 статьи "Измена Мазепы" говорится о числе казаков, оставшихся у Мазепы к концу декабря 1708 г., в то время как о количестве казаков, ушедших с Мазепой, сказано на стр. 175. На стр. 175 - 178 той же моей статьи есть ссылки на опубликованные и архивные источники, на шведскую литературу, но нет ни одной ссылки на манифесты и письма Петра I. Таковы приемы господина Кентржинского! Б. Кентржинский пытается снять с Мазепы обвинения в сговоре со Станиславом Лещинским и намерении вернуть Левобережную Украину польским панам, утверждая, что это собирался сделать Петр I, а не Мазепа и не Карл XII. Какова же аргументация Кентржинского? На протяжении 250 лет, пишет он, вся русская историография обосновывала стремление Мазепы вернуть Украину Польше, ссылаясь на его письмо к Станиславу Лещинскому от 5 декабря 1708 года. "И в последнее время с его (то есть письма) помощью свой тезисы конструирует Шутой. Вопрос о подлинности письма никогда не обсуждался, хотя оно известно только в списках и из вторых рук" (стр. 122). Эти утверждения Кентржинского - типичный образчик недостойных приемов, получивших широкое распространение в современной литературе украинских эмигрантов. Известно, что письмо Мазепы было перехвачено русским правительством (поэтому оно и дошло до нас) и было им опубликовано 21 января 1709 г. для того, чтобы показать украинскому народу тайные замыслы бывшего гетмана. Текст оригинала письма Мазепы публиковался несколько раз еще в прошлом веке, и Кентржинский обязан был это знать. Д. Н. Бантыш-Каменский в первом издании своей "Истории Малой России" сообщал о публикуемом им письме Мазепы: "Подлинное письмо хранится в Московском Коллежском архиве" ("История Малой России". М. 1822. Ч. IV, стр. 15). Во втором издании того же труда (М. 1830) он писал: "Здесь прилагается верный список с подлинного письма изменника. Оно писано на польском языке и хранится в Малороссийских делах Коллежского архива под N 3". Затем Д. Н. Бантыш-Каменский приводит полный текст этого письма на польском языке ("Примечания к третьей части "Истории Малой России", стр. 45 - 46). То же самое повторяется и в третьем (1842 г.), прижизненном издании ("Примечания к третий части "Истории Малой России", стр. 44 - 45). Текст письма Мазепы по подлиннику на польском языке напечатан был также Н. И. Костомаровым в монографии "Мазепа и мазепинцы" (Собр. соч. Кн. шестая. Т. XVI, стр. 655), где указывается и место хранения письма: "Архив иностранных дел. Подлинники". До сих пор подлинность мазепинского письма не вызывала никакого сомнения. Более того, в деле N 3, на которое ссылался Бантыш-Каменский, мною обнаружена запись допроса Феско Хлюса7 , жителя Ромен, который вез указанное письмо Мазепы к Лещинскому. "Единственным источником к этому договору (между Мазепой и Лещинским. - В. Ш.), - пишет Кентржинский, - является дневник Густава Адлерфельда, который автором (то есть мною. - В. Ш.) не использован" (стр. 91). Однако достаточно обратиться к стр. 168 моей статьи "Измена Мазепы", чтобы убедиться, что здесь есть ссылка именно на те страницы из четвертого тома дневника Адлерфельда, где напечатан указанный договор. Нельзя согласиться и с утверждением Кентржинского о том, 6 Кентржинский игнорирует и мою работу "Народна ві;йна на Украї;ні; проти шведських загарбникі;в у 1708 - 1709 рр." (Киї;в. 1951). 7 Центральный государственный архив древних актов (ЦТАДА), ф. 124. Малороссийские дела, 1709 г., д. 3, лл. 1 - 1об. стр. 203 что сочинение Адлерфельда8 - единственный источник о соглашении между Мазепой и Лещинсжим. Стоит обратиться к таким документам, как "Инструкция секретная, данная г. Вольскому от короля Станислава к Мазепе посланному" (1705 г.), "Доношения Кочубея государю по статьям" (см. ст. 8-ю); показания миргородского полковника Д. П. Апостола9 , а также к сочинению Г. Нордберга, где указывается, что в октябре 1707 г. гонец с письмом от Мазепы прибыл к Лещинскому. Гетман сообщал о своей готовности перейти на сторону короля при условии протекции и помощи со стороны Карла XII. Находившихся на Украине 6 - 7 тыс. русских солдат Мазепа обещал уничтожить10 . Год спустя Лещинский в инструкции С. Понятовскому от 18 сентября 1708 г. (подлинник ее находится в Венском военном архиве) писал: "Мазепа прислал ко мне несколько гонцов с подтверждением данных мне раньше обещаний; он просил о помощи, уверяя по-прежнему, что при моем приближении он возобновит со мной связь и употребит ее на пользу своей страны. Его величество король шведский знает обо всем происшедшем по этому поводу, и я не сомневаюсь, что он осведомлен о последних новостях из письма г-на Вахшлагера, которому я передал полученные мною от Мазепы сведения"11 . Когда шведы стояли под Мглином, Понятовский послал шляхтича Якуба Улангина к Мазепе. Этот связной должен был сообщить гетману о вступлении шведских войск на Украину и передать ему, чтобы он со своими казаками приблизился к шведам или указал бы желательное направление движения шведской армии. Как известно, Улашин попал в плен, но Мазепа сам установил связь со шведами через посредство родственника - Ивана Быстрицкого, которому Мазепа дал письменную инструкцию12 . Немного раньше резидент Лещинского при Карле XII Ст. Понятовский получил аудиенцию у шведского короля. О содержании этой беседы известно из донесения французского дипломата барона де Безеввальда министру иностранных дел Франции де Торси: "Понятовекий получил аудиенцию у шведского короля, которому рассказал, что казацкий гетман Мазепа обещает как только шведское войско подойдет к границе Украины встать с казаками для освобождения своей страны. Его величество (Карл XII. - В. Ш.) очень доволен этим и действительно это - событие громадного значения"13 . Польский коронный мечник граф Станислав Дешгоф писал 29 сентября 1708 г. гетману-изменнику: "Дела союзных интересов наших требуют непрестанно пересылки, для того дабы мы могли как наискорее силы наши во время тяжкого случая с вашею милостию совокупить. И чтоб милость твоя могла нам дать помощи, как противная сила совокуплятися будет, ибо ежели нас одолеют, следуют противные случаи интересом нашим...". Денгоф советует Мазепе добиться у царя самостоятельности в обороне Украины и сосредоточения под своим командованием всех украинских казацких полков, убедив Петра, что многочисленные русские войска смогут обойтись без помощи украинских частей14 . Обратим также внимание Кентржинского на письмо Лещинского в Версаль от 22 декабря 1708 г., в котором он писал, что работает "с Мазепой около пяти лет" (depuis cinq ans)15 , на письмо наиболее доверенного лица Мазепы, генерального писаря Филиппа Орлика к Стефану Яворскому16 и, наконец, на памятную записку Ст. Лещинского премьер-министру Швеции Карлу Пиперу (весна 1707 г.), опубликованную 8 Шведский историк Ганс Виллиус пишет между прочим, что "Военная история" Адлерфельда ("Histoire militaire de Charles XII". S. Paris. 1740, 1 - 4) теряет право считаться первоисточником по истории "русского похода". H. Villius. Karl XII's ryska falttag. Kallstudier, Lund. 1951. 9 "Источники Малороссийской истории, собранные Д. Н. Бантышем-Каменским и изданные О. Бодянским". Ч. II. 1691 - 1722. М. 1859, стр. 50 - 51, 100 - 101, 214. 10 J. Nordberg. Histoire de Charles XII. Haye 1748. Vol. II, p. 190. 11 "Труды" Русского военно-исторического общества. Т. I. Документы Северной войны. Полтавский период (июль - октябрь 1708 г.). СПБ. 1909, стр. 207 - 209, 211, 314. 12 Там же, стр. 257 - 260; Ф. Прокопович. История императора Петра Великаго... СПБ. 1773, стр. 179. О пребывании мазепинского агента в шведской штаб-квартире сообщил в Швецию тайный секретарь походной канцелярии шведской армии Йозеф Цедергельм (см. "Karolinska Krigares Dagbocker). D. VI. Lund. 1912, S. 160 - 161). 13 "Науковий збі;рник і;сторичної; секці;ї; ВУАН за рі;к 1928". Т. XXXVIII. Киї;в. 1928, стр. 79. 14 ЦГАДА, Польские дела. 1708, N 11, л. 36. 15 "Науковий збі;рник і;сторичної; секці;ї; ВУАН за рі;к 1928", стр. 80. 16 Журнал "Основа", 1862, N 10, отд. "Акты исторические". стр. 204 в Швеции 25 лет тому назад17 . Уже в 1707 г. Мазепа изъявил согласив присоединиться к обоим королям, выдал им принятый в Жалкие стратегический план русских и согласился на известных условиях отдать Левобережную Украину и Запорожскую Сечь под власть Лещинского. Кентржинский пишет, будто я скрываю, что "в союзническом договоре между Карлом XII, Мазепой и запорожцами от марта 1709 г. Польша, в свою очередь, совершенно не упоминается в качестве договаривающейся стороны" (стр. 91). При этом он делает ссылку на стр. 185 моей статьи "Измена Мазепы". Ниже Кентржинский заявляет: "Вопрос о союзническом договоре между Мазепой, запорожскими казаками и Карлом XII выяснен не в достаточной степени прежде всего потому, что первичный материал полностью отсутствует, в то время как вторичные данные ненадежны. Наилучшую документацию к одному из таких договоров, а именно между Карлом XII и Запорожским войском от марта 1709 г., мы находим в работе Нордберга" (стр. 92). Речь об этом идет в моей статье на стр. 188, где и указан единственный источник (Nordberg), сообщающий о встречах К. Гордиенко с Мазепой в Диканьке " их обоих - с Карлом XII в Будищах, о договоре между Мазепой и Гордиенко. Трехстороннего же "союзнического договора между Карлом XII, Мазепой и запорожцами" вообще не существовало. Заключив обязательство о взаимной помощи, Мазепа и Гордиенко составили отдельную статью и послали ее на утверждение Карлу XII. Последний обещал обоим свое покровительство до тех пор, пока не отторгнет Украину и Запорожье от России. Одновременно шведский король потребовал, чтобы население городов и сел Украины, которое прячется и не хочет покоряться шведам, прекратило нападения на шведское войско, вернулось в свои жилища и начало доставлять продовольствие шведской армии. Вот все, что пишет Нордберг по данному поводу. И обо всем этом сказано в моей статье; ни один факт мною от читателей не скрыт. Зато Кентржинский, говоря о несуществовавшем "союзническом договоре", "забыл" о том, что Гордиенко, подобно Мазепе, тоже посылал письмо Лещинскому "з Переволочное марта 15, року 1709", то есть до встречи Гордяенао с Карлом XII и Мазепой и до заключения указанного выше обязательства. В этом письме Гордиенко ссылается на Мазепу, который "...так пишет и до вашей королевской велможности, жадаючи також и от вашей королевской милости себе "у обороте милой отчизны нашой помощи. При такой теды окасазии и мы, войско заиорозское низовое, до вашой королевской велможности пишем наш войековый лист, яко наследники своей отчизны, покорно просячи велможности вашой королевской на "полную помощь и ратованье милой отчизны Украины нашой, не отмовите, королевская ваша велможность, на прошение ясновелможного паяа гетмана и наше войсковое желание, но взявши оружия своя приспешете до единомислного совокупления". Лещинского автор письма называет своим паном, а запорожцев - его "нижайшими слугами". Точно так же писал и Мазепа. Два казака, отправившиеся в Польшу с этим письмом, везли еще одно письмо Гордиенко к казакам, находившимся на Ингуле, Ингульце, Буге и других реках, "дабы поспешили за нами в поход войсковый". Письма Гордиенко были перехвачены в Польше караульными великого коронного гетмана Адама Сенявского18 . Последний передал их русскому резиденту А. И. Дашкову, который переслал письма графу Головкину, а от него они поступили к гетману И. Л. Скоропадскому. Он должен был показать письма знатным лицам войска Запорожского, "дабы они из того увидели то его, Гордиенково злодейство, како он призывает Лещинского на Украину"19 . Следовательно, отрицая связи Мазепы с Лещинским, Кентржинский прибегает не к фактам, а к голому отрицанию одних источников, как не заслуживающих дове- 17 "Karolinska FSrbundets Arsbok". 1935. 18 Командир русского корпуса, действовавшего на Правобережной Украине, фельдмаршал-лейтенант Г. Гольц доносил 18 апреля 1709 г. Петру 1: "...В Бердичеве Запорожской атаман перенят есть, которой от короля шведцкого, такожде от Мазепы и от его кошевого к Станиславу писма имел, в которых Станиславу объявляется, что запорожцы к королю шведцкому перешли" ("Письма и бумаги Петра Великого". Т. IX, вып. 2. М. 1952, стр. 813). 19 Письма Гордиенко опубликованы Д. И. Эварницким ("Источники для истории запорожских казаков". Т. I. Владимир, 1903, стр. 1021 - 1023) и М. Судиенко ("Материалы для отечественной истории". Т. II Киев. 1855, стр. 123 - 124). стр. 205 рия, и к замалчиванию других. В связи с этим следует вспомнить, что до второй мировой войны, когда украинские буржуазные националисты нашли себе убежище в буржуазно-помещичьей Польше, они усердно рекламировали связи Мазепы с Лещинским. "С Лещинским Мазепа хотел составить федерацию Украины с Польшей", - вещал, например, Д. Дорошенко20 . Сегодня эмигрантско-националистические круги свили себе гнездо в ФРГ. Они теперь сидят на другой телеге и поют другие песни. Одну из них затянул Кентржинский: кто и зачем кричал о связях с Польшей? Не было никаких связей! Один из разделов статьи Кентржянского называется "Самостоятельность и будущее Украины". Мазепа возводится здесь в ранг национального героя, "борца" за независимость Украины. При этом автор ссылается на речь Мазепы, произнесенную при соединении со шведами на Десне21 . Гетману-изменнику противопоставляется Петр I, который якобы хотел вернуть Украину Польше. В качестве "доказательства" Кентржинский ссылается на зашифрованное "Постскриптум" (P. S.) письма А. И. Дашкова Г. И. Головкину от 11 декабря 1708 г., опубликованного в "Письмах и бумагах Петра Великого". "Этот факт, - пишет Кентржинский, - на протяжении столетий старательно замалчивался русской историографией и не побудил Б. Б. Кафенгауза, который недавно опубликовал этот документ22 , высказать свою точку зрения, хотя он во всем остальном, в стиле Тарле и Шутого, переходит к фронтальной атаке как против Мазепы из-за его польского предательства, так и против украинских буржуазных националистов..." (стр. 122). Стремление превратить Мазепу в патриота и представить советскую историографию как простое продолжение дореволюционной - все это настолько одиозно, что не выдерживает критики. Другие утверждения Кентржинского также легко опровергаются с помощью широко известных фактов и документов. Это относится и к вопросу о русско-польском споре из-за Украины в годы Северной войны. Следует прежде всего уточнить, что спор шел тогда не вообще об Украине, а только о ее Правобережной части, освобожденной от панского господства в результате крестьянско-казацкого восстания 1702 - 1704 гг. под руководством С. Палея. Правители Речи Посполитой не раз обращались к русскому правительству, требуя возвратить Правобережную Украину и вывести оттуда казацкие войска. Так, в письме Ф. А. Головину от 27 марта 1705 г. Мазепа сообщил о прибытии в Батурин подчашего брацлавского Радзеевского с письмом и инструкцией великого коронного гетмана Любомирского, в которой содержалось требование "отдать им тогобичяой Украины, то есть Белую Церковь, Богуславль, Корсунь, Хвастов я иней городы в поссесию и владению"23 . Условия военного времени, стремление удержать Речь Посполитую в качестве союзницы вынуждали русское правительство лавировать, обещать, даже включить об этом пункт в Нарвский союзный договор 1704 г., но возвращать Правобережную Украину оно не собиралось. Кстати, Кентржинскому должно быть известно перехваченное шведами письмо Петра I Мазепе от 20 сентября 1707 г. из Тыкоцина, оригинал которого хранится в шведском архиве. Петр I предлагал Мазепе при переговорах с польскими комиссарами руководствоваться тем, что "мы ни в нынешних условиях, ни после окончания войны со Швецией и в мыслях не имеем вернуть Правобережье Польше". Царь считал желательным, чтобы Мазепа ответил польским комиссарам, будто он не может вернуть им Белую Церковь и вообще Правобережье, пока не получит специальную грамоту с собственноручной подписью царя. В конце письма Петр предписывал Мазепе каким-нибудь образом избавиться от польских комиссаров и по- 20 Д. Дорошенко. Мазепа в і;сторичні;й лі;тературі; и в житті;. (збі;рник "Мазепа". Т. I. Варшава. 1938, стр. 28). 21 Кентржинский ссылается при этом на Н. И. Костомарова (Собр. соч. Книга шестая. Т. XVI, стр. 627). Он умышленно не указывает, что на следующей странице маститый историк, основываясь на свидетельстве Адлерфельда, отмечает: "Речь гетмана прослушана была без ответа". На стр. 175 статьи "Измена Мазепы" я привожу свидетельства лично слушавших Мазепу казацкого полковника И. И. Галагана и шведского полковника Н. Гилленштиерны, которые говорят об отрицательном отношении казаков к речи Мазепы. 22 "Письма и бумаги Петра Великого". Т. VIII, вып. 2. М. 1951, стр. 868. Кентржинский же ссылается на стр. 869 этой публикации. 23 ЦГАДА, ф. 124, 1705 г, д. 3, лл. 75 - 76. стр. 206 советовать им вежливо, чтобы они пока "не совались" на Правобережье24 . Когда шведы уже стояли на Днепре в июле 1708 г., Петр I писал А. Сенявсжому, что Мазепа с казацким войском стоит между Днепром и Припятью и, поскольку неприятель собирается идти на Украину, гетман не может оставить Правобережье. "...Для которой причины и о возвращении части Украины, Речи Посполитой надлежащей, от Палея взятой... ныне совершенного удовольствованяя вашей милости учинить невозможно до скончания, дай боже, счастливого сего воинского походу"25 . Обратимся теперь к содержанию "P. S." письма А. И. Дашкова. Последний пишет об измене Мазепы. Сообщил ему гетман Сенявский, что Мазепа недавно прислал резидента коронного гетмана, который был при нем, "и открывал, что идет до шведа" и Сенявского уговаривал быть с ним заодно. Сенявский в то время не поставил в известность русское правительство, поскольку опасался, что сочтут это за клевету. Теперь Сенявский просит прислать в Польшу войско, "чтоб заслонить Украину" от Сапег и Станислава Лешинского, "чтоб горшаго чего там не учинили, если придут". Не захватил ли Мазепа с собою резидента Сенявского, который был при нем, интересуется Дашков. Он опасается, "чтоб через него сюды каких не было факцый, однакож, всему сему слову предваряя, извольте написать до Сенявского, что и Украина доселе не отдана была чрез факцыи Мазепы, и деклеровать отдачю Украины"26 . Таков совет резидента Дашкова канцлеру Головкину. Нельзя, конечно, выдавать этот частный совет, которым, кстати сказать, не воспользовались, за решение русского правительства. Приведенные слова Дашкова не вносят ничего нового в характеристику действий русской дипломатии по вопросу о Правобережной Украине. Так что комментировать проф. Б. Б. Кафенгаузу, собственно говоря, было нечего. Значительную часть своей статьи Кентржинский посвящает "пропагандистской войне", под которой он понимает широкое распространение на Украине манифестов, универсалов, воззваний к украинскому народу со стороны русского и шведского командования осенью 1708 и зимою 1708/09 годов. Он много говорит о королевских и царских манифестах, снисходительно относится к гетманским универсалам, но зато проявляет абсолютное пренебрежение к таким документам, как письма населения украинских полков и городов русскому правительству после измены Мазепы. Эти источники первостепенной важности хранятся в Центральном государственном архиве древних актов СССР, в фонде "Малороссийские дела". Мне удалось расшифровать многочисленные подписи представителей различных слоев населения, которые стоят под этими письмами27 . Кентржинский вынужден признать, что тома "Писем и бумаг Петра Великого" редко используются шведскими историками (стр. 82). Да и сам он, цитируя манифесты Петра I (стр. 117 - 121), прибегает не к этой публикации, а к изданным свыше ста лет назад Д. Н. Бантыш-Каменским "Источникам малороссийской истории". Больше того, он несколько раз говорит о манифесте Петра I от 9 ноября 1708 г., хотя советскими историками уже давно установлено, что этот документ относится к 6 ноября28 . В 1957 - 1958 гг. в шведской печати появились статьи Кентржинского, в которых он пытался создать атмосферу какой-то таинственности вокруг архивного фонда Меншикова29 . В рассматриваемой нами статье Кентржинский в разделе "Собрание Меншикова в Ленинграде" заявляет, что шведским ученым не удается ознакомиться с указанным фондом якобы "из-за отказа советской Академии наук и ее Института истории сообщить более детальные подробности" (стр. 93). При этом он ссылается на частное письмо, полученное им в декабре 1956 г. от профессора Н. Анлунда, умершего 24 Веньямин Кордт. Матері;яли з Стокгольмського державного архі;ву до і;сторі;ї; Украї;ни другої; половини XVII - поч. XVIII вв. ("Украї;нський археографі;чний збі;рник". Т. III. Киї;в. 1930, стр. 28 - 29). В. Кордт подробно выяснил обстановку, в которой появилось указанное письмо (там же, стр. 29 - 38). 25 "Письма и бумаги Петра Великого". Т. VIII, вып. 1. М. -Л. 1948, стр. 44. 26 Там же. Т. VIII, вып. 2, стр. 868. 27 В. Е. Шутой. О письмах населения Украины русскому правительству в связи с изменой Мазепы (1708 г.). "История СССР", 1961, N 2. 28 "Письма и бумаги Петра Великого". Т. VIII, вып. 1. N 2816; вып. 2, стр. 929 - 930. 29 "Sowjetbidrag till sveriges historia" ("Morgenbladet", 3 dec. 1957); "Ruska arkivens suecana" ("Sv. Dagbladet", april 1958). стр. 207 в 1957 году. В Советском Союзе хорошо известны труды Н. Анлунда, его стремление к расширению контактов между историками разных стран30 . Нельзя не удивляться тому, что редакция "Ежегодника Каролинского Союза" позволила Кеятржинскому использовать имя крупнейшего шведского историка, председателя Национального комитета историков Швеции и вице-председателя Всемирного комитета историков, в целях антисоветской агитации. Известно, что Н. Анлунд в 1956 г. работал в архивах Москвы и Ленинграда, но к фонду Меншикова не обращался. Им не интересовались и находившиеся в СССР в 1957 и 1959 гг. профессор Гетеборгского университета А. Аттман и первый архивариус Министерства иностранных дел Швеции В. Карлгрен. Что же касается "детальных подробностей" об этом фонде ("Походная канцелярия А. Д. Меншикова"), то о них любой непредубежденный исследователь может узнать из опубликованного в 1958 г. "Путеводителя по Архиву Ленинградского отделения Института истории". Таким образом, шум, поднятый Кентржинским по поводу фонда Меншикова, преследовал цели, весьма далекие от науки, и представлял собой попытку вызвать вражду к советским ученым со стороны скандинавской научной общественности. Таковы наиболее важные вопросы, на которых мы считали нужным остановиться в связи со статьей Б. Кентржинского. Последний отстаивает взгляды, господствующие ныне среди украинских буржуазно-националистических кругов на Западе. В основе этих взглядов лежит концепция М. С. Грушевского, подправленная в соответствии с теми политическими требованиями, которые предъявляются Кентрживскому и ему подобным их теперешними хозяевами. Фальсификация исторического прошлого переплетается у этих дипломированных слуг крупного капитала с открытой антисоветской агитацией, что отнюдь не способствует оздоровлению международной обстановки. В статье Кентржинского, как и в других послевоенных националистических изданиях, нет ни одного свежего аргумента, ни одного нового документа. В них все чаще применяется тактика замалчивания источников, не подтверждающих их схему. Буржуазные националисты игнорируют русские источники, в первую очередь те, которые были введены в научный оборот советскими историками. Но как бы ни старались фальсификаторы истории реабилитировать Мазепу, который предал национальные интересы украинского народа; это им никогда не удастся. Испытанным оружием в борьбе против всех и всяческих извращений является строгая научная аргументация, опирающаяся на всесторонний марксистский анализ исторических фактов. 30 См. некролог "Памяти проф. Нильса Анлунда" и рецензию А. С. Кана на книгу этого ученого "Традиция и история Стокгольма" (1956). "Скандинавский сборник". Т, II. Таллин. 1957.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2020. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)