ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


В. СЛИВОВСКАЯ. В КРУГУ ПРЕДШЕСТВЕННИКОВ ГЕРЦЕНА

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 11 января 2017
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




WIKTORIA SLIWOWSKA. W krqgu poprzednikow Hercena. Wroclaw. Wydawnictwo Polskiej Akademii Nauk. 1971. 365 str. Традиция русской демократической эмиграции идет от А. И. Герцена. Он первый в 1853 г. создал за рубежом практическое дело - вольную печать на русском языке, и с тех пор эмигрантская печать становится неотъемлемой частью революционного движения в России. Дело Герцена как бы оформило, утвердило существование лагеря политической эмиграции. Однако этот лагерь имел свою предысторию. Еще в 40-х годах XIX в. за рубежом появлялись резкие обличения самодержавия, написанные русскими авторами. Кроме того, выходцы из России участвовали в революционных европейских событиях, которыми столь богата была "весна народов". Новая книга Виктории Сливовской входит в круг ее исследований в области общественного движения "николаевской эпохи"1 . Проблема зарождения русской эмиграции в 1825 - 1855 гг. в целом еще не ставилась. В. Сливовская разработала ее, значительно расширив источниковедческую базу. Она привлекла все печатные источники и исследования, имеющиеся в СССР и за рубежом. Кроме тщательно обследованных советских хранилищ, ею были использованы материалы из архивов Франции (министерств иностранных и внутренних дел), парижские газеты, фонды Славянской библиотеки в Париже и многие другие. Новые материалы существенно дополнили уже известные факты и дали автору возможность нарисовать живые портреты первых политических эмигрантов. В книге подробно изучена их литературная деятельность; восстановлено авторство и проанализированы политические статьи Н. И. Сазонова в парижской газете А. Мицкевича "La Tribune des Peuples", а также его статьи в русской легальной печати 50-х годов XIX в., где он выступал с критическими очерками о современной западноевропейской литературе; рассмотрено обильное беллетристическое наследие И. Г. Головина, выяснена обширная публицистическая и издательская деятельность И. С. Гагарина. В. Сливовская стремится понять историческую обстановку, в какой зарождались оппозиционные царизму настроения среди русских, находившихся за границей в 30-е - 40- е годы XIX века. В то время русские, появлявшиеся в светских салонах Европы, принадлежали преимущественно к числу праздных аристократов и помещиков, богатых и вполне лояльных к самодержавию. Оппозиционные настроения стали проявляться, разумеется, не в этом, а в совсем ином, еще очень малочисленном слое русских, приезжавших учиться или вести научную работу (студенты, стипендиаты на университетские кафедры и т. п.). Знакомство с новыми формами общественного устройства возбуждало в них интерес к социальным проблемам. В. Сливовская скрупулезно собрала факты об участии русских в общественном движении западноевропейских стран. Реальное существование этого, пусть еще незначительного по численности и почти незаметного оппозиционно настроенного слоя подтверждается, по мнению автора, учреждением за границей первой агентуры русского политического сыска (с начала 30-х годов XIX в.). Восприимчивость к оппозиционным настроениям привилегированной русской молодежи, попадавшей за границу в николаевские 1 W. Sliwowska. Sprawa pietraszewow. Warszawa. 1964; ejusd. Mikoiaj I i ego szasy. Warszawa. 1965. стр. 161 времена, несомненно, имела корни в самой крепостнической России. В. Сливовская ставит знак равенства между этой оппозиционностью и психологией "лишних людей", которых она считает своеобразным явлением в истории России 30-х - 40-х годов XIX века. Сложная психология "лишних людей" включала и повышенную требовательность к себе, порождала пессимизм, чувство обреченности и невозможности найти для себя дело в царской России. Понятие "лишний человек" определяло состояние дворянской интеллигенции того времени - малочисленной прослойки крепостнического общества, еще не завоевавшей достаточно прочного места в жизни, не удовлетворенной своим положением зависимых чиновников. Типичный пример эмигранта, вышедшего из этой среды, - В. С. Печерин, который не захотел смириться с перспективой превращения в послушного царскому правительству профессора-чиновника. Одним из таких "лишних людей", потенциальным эмигрантом, изгнанником в своем отечестве был П. Я. Чаадаев. В. Сливовская отмечает связи эмигрантов с ним. Однако вопрос о его влиянии на эмиграцию, по нашему мнению, заслуживал бы особого рассмотрения. Чаадаев положил начало новой эпохе в истории политической мысли в России. Его уничтожающая, горестная, разящая критика всех сторон жизни крепостнической России вызывала острую потребность преодолеть исторический пессимизм. Не от Чаадаева ли отталкиваются все обличительные эмигрантские трактаты о самодержавной России (в том числе и А. И. Герцена), которые самим появлением своим свидетельствовали о существовании России, враждебной царизму, России защитников порабощенного народа? Разнообразное стечение обстоятельств делало русских людей изгнанниками. Однако В. Сливовская находит в их судьбах общую основу - ненависть к самодержавию и страх перед возвращением под его власть. Но отказ возвратиться в Россию по требованию правительства приводил к вечному изгнанию. Никто из эмигрантов до А. И. Герцена не покидал родину навсегда по своей воле. В. Сливовская прослеживает, как постепенно менялось в самой России отношение к эмиграции. "Экспатриация" рассматривалась даже передовыми людьми того времени как непатриотический поступок, бегство, трусость. Вынужденная эмиграция признавалась несчастьем, катастрофой, обреченностью на бездействие (причем так думали часто и сами эмигранты). Отсюда их попытки реабилитировать себя, поиски (иногда отчаянные) путей к возвращению. Декабрист Н. И. Тургенев лишь через много лет смог освободиться от таких настроений; начав писать книгу о России, он расценивал эту работу как свой долг перед обществом, долг "свидетельствовать правду". Только А. И. Герцен четко определил цель, во имя которой он избрал судьбу эмигранта: остаться вне родины, чтобы служить ей свободным словом. Но и он пережил тяжелые годы изоляции, пока передовые люди России не осознали необходимость политической эмиграции и моральное право гражданина на нее. В. Сливовская изображает первых русских политических эмигрантов правдиво, без идеализации, показывая ограниченность и непоследовательность их взглядов, их слабости и колебания. Ее книга вызывает у читателей уважение не только к суровой и часто трагической судьбе этих людей, но и к труду эмигрантов-публицистов, по мере сил участвовавших в борьбе с самодержавным деспотизмом, с царской бюрократией, с православной церковью. В их сочинениях высказывалось критическое мнение самих русских об империи Николая I2 . Часть из них имела большой резонанс в Европе, была переведена на другие языки. Эти сочинения демонстрировали европейскому читателю протест русских деятелей против царизма еще до того, как А. И. Герцен в книге "О развитии революционных идей в России": (1851 г.) показал тому же читателю высокий уровень демократической мысли и культуры России. Естественно, что В. Сливовская исследует также проблему об отношении первых русских эмигрантов к польскому национально освободительному движению, отмечает и: тесные связи с польской эмиграцией, луб личные выступления в защиту прав Польши (И. Головин), сотрудничество в польской эмигрантской печати (Н. Сазонов и др.) 2 Напомним основные из этих сочинений" И. Головин. La Russie sous Nicolas (P. 1845); его же. "Катехизис" (выше анонимно на русском языке в Париже 1849 г.); ejusd. Memoires d?un pretre o la Russie religieuse. P. 1849; трехтомный труд Н. Тургенева "La Russie et le Russes" (P. 1847); статья Н. Сазоновa "De la Russie" (напечатанная марте 1849 г. в "La Tribune des Peuples" и его книга "La verite sur l?empereur N colas I" (анонимно издана в Париж в 1854 г.). стр. 162 Деятельность русских эмигрантов способствовала складыванию русско-польского революционного союза, могучим проповедником которого стал А. И. Герцен. В содержательной книге В. Сливовской встречаются, к сожалению, досадные небрежности (например, утверждение, что петрашевец Спешнев получил по конфирмации пожизненную каторгу - стр. 63, что журнал "Современник" издавался П. Долгоруковым - стр. 326, и другие).






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2017. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций