ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


XV МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНГРЕСС ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 14 февраля 2018
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




Член-корреспондент АН СССР С. Л. Тихвинский, В. А. Тишков 10 - 17 августа 1980 г. в Бухаресте проходил XV Международный конгресс исторических наук. В нем приняло участие около 2700 ученых из 67 стран мира. Одной из наиболее представительных на конгрессе была делегация Советского Союза, в которую входили 107 историков из АН СССР и союзных республик, вузов и других научных учреждений. В конгрессе участвовали делегации социалистических стран: Болгарии, Венгрии, ГДР, Польши, Монголии, КНДР, Кубы, Чехословакии, Югославии. Широко были представлены хозяева конгресса - румынские историки. Впервые на конгрессе были ученые СРВ и КНР. Из капиталистических стран наибольшее число историков прибыло из Франции, ФРГ, США, Японии. Гораздо меньше было историков из развивающихся стран Азии и особенно африканских и латиноамериканских. Программа была выработана Бюро МКИН за три года до конгресса; структура ее была примерно такой же, как и на двух предыдущих: два общих пленарных заседания, посвященных открытию и закрытию конгресса, обсуждение четырех "больших тем" и четырех тем по методологии, а также секции по хронологическим периодам - древней, средневековой, новой и новейшей истории. На пленарных заседаниях, помимо официальных приветствий, выступлений руководителей МКИН и оргкомитета, были заслушаны научные доклады хозяев конгресса. Доклады по "большим темам" и по методологии подготавливались различными национальными комитетами историков с привлечением содокладчиков и экспертов из ряда других стран. Иногда вместо единого "синтетического" доклада, в котором содержалось изложение мнений всех, кто участвовал в его подготовке, на обсуждение представлялись тексты как основного доклада, так и содокладов, лишь формально связанных между собой общей темой. Обсуждение этих докладов проходило на утренних заседаниях - с участием официальных экспертов, определенных, как и докладчики и содокладчики, Бюро МКИН заранее, и на дневных - с участием пожелавших записаться для выступления в прениях делегатов конгресса. В секциях по хронологическим периодам, где индивидуальные доклады группировались по определенным темам, содокладчики или эксперты заранее не назначались; здесь прения носили обычный характер, и в них могли принять участие все желающие, в пределах установленного регламента. Всего конгресс заслушал свыше 120 научных докладов. Наибольшее внимание участников конгресса привлекли "большие" и методологические темы. На конгрессе было представлено все многообразие интересов исследователей прошлого, все отрасли и направления современной историографии. Процесс развития исторического знания, бурный рост и расши- стр. 3 рение тематики исследований в различных странах за последние десятилетия создали значительные трудности для организаторов международных конгрессов: стало гораздо сложнее выделять и формулировать ключевые проблемы в виде "больших" и методологических тем, определять конкретную тематику докладов по хронологическим периодам, распределять их по секциям и заседаниям, с тем чтобы они представляли интерес для большинства участников международной аудитории, а дискуссия по ним носила эффективный и плодотворный характер. Работа конгресса отразила диалектику развития современной историографии: дифференциацию исторического знания и в то же время стремление к его интеграции, к синтезу и обобщению. История - наука общественная, чутко реагирующая на тенденции современного развития и общественно-политический климат в мире. Сама природа науки о прошлом определяет особую ответственность историков перед обществом, их прямую причастность к судьбам человечества. Историки не могли не откликнуться на процесс разрядки международной напряженности, которая, в свою очередь, создала более благоприятные условия для международного научного сотрудничества и предопределила главную идею, которая пронизывала работу конгресса, - идею плодотворности взаимных контактов и связей между народами и государствами, общения и взаимовлияния цивилизаций и культур как важного условия мирного и поступательного развития человеческого общества. Эта прогрессивная идея звучала особенно остро и злободневно летом 1980 г., когда в результате активизации сил империалистической реакции и гегемонизма и проводимой ими политики конфронтации снова ухудшилась международная обстановка и дело мира и разрядки стало подвергаться серьезным испытаниям. Самый факт проведения столь представительного конгресса и его научная программа были победой линии на сотрудничество. Принципиальный диалог ученых - свидетельство того, что международное сообщество ученых-историков не разделяет курса на отравление международного климата, изоляцию народов, ограничение контактов между людьми, подчинение научного обмена политиканским целям психологической войны. Благородные идеи Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе пронизывали работу конгресса и нашли поддержку у подавляющего большинства его участников. Открытие конгресса состоялось во Дворце республики 10 августа. Президент Социалистической Республики Румынии Н. Чаушеску направил послание в адрес участников конгресса, в котором отмечалось, что "конгресс призван стать событием особого значения в международной научной жизни, в развитии исторических наук и в то же время положительным вкладом в лучшее ознакомление и сближение народов, в укрепление доверия и международного сотрудничества, в общее дело взаимопонимания, разрядки и мира во всем мире". С пространной речью, озаглавленной "Экуменическое сообщество историков", выступил уходящий президент МК. ИН западногерманский историк К. Эрдманн. Он изложил историю международных конгрессов исторических наук, отметив роль ряда историков западных стран в борьбе против фашизма и особо остановился на той благоприятной творческой обстановке, которая сложилась на международных конгрессах исторических наук с 50-х годов после вступления в МКИН историков СССР, а затем и других социалистических стран (впервые после войны представительная делегация советских историков приняла участие на X конгрессе МКИН в Риме в 1955 г.). Пожалуй, впервые с такой авторитетной трибуны из уст буржуазного ученого прозвучало признание, что в современной историографии главный "водораздел" прохо- стр. 4 дит между "новым историзмом" (читай: буржуазной исторической наукой) и историческим материализмом. Тем не менее Эрдманн призывал к "фундаментальному консенсусу" между историками различных политических и идеологических взглядов на базе таких элементарных правил исследования, как необходимость собирать объективные факты, выяснять их причинную связь и ценностную значимость. На этой изначальной основе исторического познания, по мнению Эрдманна, могут осуществляться научные контакты историков, их объединение. Идея о конвергенции различных школ и направлений историков на основе "фундаментального консенсуса" и деполитизированной истории в сочетании с тезисом об отходе от идеологической борьбы как условии научных контактов фактически легла в основу речи президента МКИН на конгрессе в Бухаресте. В связи с отмечаемым в Румынии в 1980 г. 2050-летним юбилеем дакского государства, румынские историки изложили с международной трибуны принятые ныне в их стране концепции о древнейшем происхождении (с I в. до н. э.) "единого централизованного независимого дакского государства", о более высоком уровне развития дако-гетской цивилизации в сравнении с соседними регионами, преемственности ("континуитете") исторического развития румынского народа с древнейших времен до наших дней. Эти концепции нашли отражение, в частности, в докладе Ш. Паску "Происхождение и историческое развитие румынского народа" при открытии конгресса и в докладе В. Кынди "Место и роль румынского народа в мировой истории" на заключительном пленарном заседании. В рамках программы конгресса состоялось также специальное пленарное заседание по случаю 1300-летия Болгарского государства, на котором был заслушан доклад Д. Ангелова "Болгарское государство и средневековая Европа". Прения по докладам, прочитанным на пленарных заседаниях, как известно, на международных конгрессах историков не предусматриваются. Выступая на открытии конгресса, главы ряда делегаций преподнесли МКИН специально выпущенные труды о развитии национальных историографии и другие издания. Национальный комитет историков Советского Союза также приготовил и привез на конгресс ряд изданий на русском и иностранных языках, информирующих зарубежных коллег о новейших работах советских историков, выполненных в промежутке между XIV и XV конгрессами. Кроме того, около 350 исследований, изданных не только на русском, но и на языках других народов СССР, были представлены на специальной книжной выставке. Первые два дня работы конгресса были посвящены заседаниям внутренних комиссий МКИН и различных международных комиссий и организаций, с ним аффилированных. На заседании Международной комиссии славянских исследований рассматривалась проблема крестьянских восстаний в Центральной и Восточной Европе до XVII в. Были обсуждены доклады: С. Фишера-Галати (США) "Крестьянские движения в Восточной Европе в XV в.", В. И. Буганова (СССР) "Крестьянские движения в феодальной России", Б. Графенауэра (СФРЮ) "Типология крестьянских движений в югославских землях". В обсуждении проблемы участие приняли акад. АН ЛатвССР А. А. Дризул, чл. -корр. АН АрмССР Г. А. Галоян, чл. -корр. АН УССР Ю. Ю. Кондуфор, чл. -корр. АН БССР П. Т. Петриков, осветившие проблему крестьянских движений на историческом опыте Прибалтики, Армении, Украины и Белоруссии. На отдельном заседании были обсуждены доклады о новейшей историографии, проблемах и методах изучения истории Центральной и Восточной Европы после 1945 года. Организационное собрание комиссии избрало нового президента - польского ученого Ю. Бардаха. От СССР вице- президентом комиссии избран И. И. Костюшко. стр. 5 В заседаниях Международного комитета по истории второй мировой войны и Международной комиссии по сравнительной военной истории приняла активное участие делегация советских военных историков во главе с начальником Института военной истории Министерства обороны СССР чл. - корр. АН СССР генерал-лейтенантом П. А. Жилиным. Были рассмотрены темы: "Пропаганда во время второй мировой войны: ее средства, методы и результаты"; "Отношения между армией и обществом"; "Теория и реальность войны: опыт военной истории". Большой интерес вызвал доклад П. А. Жилина "Советские Вооруженные Силы и защита социалистического Отечества". В нем излагались принципиальные вопросы истории возникновения и развития Советских Вооруженных Сил, а также рассматривались такие проблемы, как классовый характер армии, сочетание внутренних и внешних факторов народно- демократических революций в странах, освобожденных от фашистского ига, современные задачи и будущее социалистических армий. Все члены делегации советских военных историков выступили с научными сообщениями, дав отпор отдельным выпадам антисоветского характера со стороны буржуазных ученых. Выборы в руководящие органы международных военно-исторических организаций показали возросший политический и научный авторитет военных историков стран социалистического содружества. Вице-президентом Международного комитета по истории второй мировой войны и Международной комиссии по сравнительной военной истории был избран П. А. Жилин. Для обсуждения на следующем конгрессе были намечены две проблемные темы: "Военная экономика во второй мировой войне" и "Военные доктрины эпохи массовых армий". В рамках Международной ассоциации по изучению Юго-Восточной Европы проходила конференция "Проблемы балканского города в XVIII - XX вв.", на которой были обсуждены доклады Н. Тодорова (Болгария) "Исторические условия эволюции городов на Балканах", Ж. Кастеллана (Франция) - "Город как очаг культуры в Юго-Восточной Европе в XVIII - XX вв.", И. Сандерса (США) - "Социальные структуры балканского города". Были также заслушаны доклады и сообщения о развитии культуры в румынских городах XVIII и XIX вв., о вкладе греческой диаспоры в культурное развитие балканских городов в XV - XIX вв., о развитии городов в ряде стран этого региона. Выступивший в дискуссии советский историк П. В. Советов на примере средневекового Молдавского княжества дал характеристику феодальных отношений в балканском городе. В целом дискуссия отличалась высоким научным уровнем. На заседаниях Международной комиссии по истории городов был обсужден доклад Дж. Г. Мартина (Великобритания) - "Центральная власть и города XV в. перед началом промышленной революции", в котором рассматривались проблемы абсолютизма и его эволюции в странах Европы (включая и Россию). Докладчик сосредоточил внимание главным образом на политической истории исследуемого явления. Он неправомерно усилил тезис о гибели городов под давлением власти централизованного государства, сославшись, в частности, на примеры Пскова и Новгорода. Советский историк Е. В. Чистякова рассказала о разработке проблемы российского абсолютизма в советской историографии последних лет. Чл. -корр. АН СССР В. И. Рутенбург сравнил состояние французских городов при абсолютизме с положением русских городов, которые в меньшей степени свернули свою экономическую активность; он подверг критике концепцию "кризиса XVII в.", показал зависимость городов прежде всего от уровня развития капитализма. К. Блашке (ГДР) привел примеры того, как немецкие города ослабляли свою хозяйственную деятельность и в условиях слабого давления со стороны регионального абсолютизма в немецких землях. стр. 6 На заседаниях Международной федерации по изучению Возрождения обсуждался доклад А. Бука (ФРГ) - "Обзор исследований и состояние работы по проблемам эпохи Возрождения". В докладе рассматривались главным образом проблемы общего характера (происхождение термина, хронологические рамки, географический охват) и был охарактеризован ряд новых работ по Возрождению. В. И. Рутенбург остановился на работах по проблемам Возрождения, вышедших в СССР за последние 5 лет, и дал характеристику главных направлений в этой области, а также изложил точку зрения советских исследователей на сущность и хронологические рамки той эпохи. В Международной ассоциации по византийским исследованиям были обсуждены доклады на тему "Острова и прибрежные районы как пункты контактов в византийском мире в X - XIII вв.". Было подчеркнуто значение этих районов в распространении византийского политического и культурного влияния среди народов, населявших бассейны Средиземного и Черного морей. После окончания заседания было заслушано сообщение китайского историка Ся Ная, содержавшее новые данные о византийско-китайских связях V - VII веков. Заседания Международной комиссии по истории университетов были посвящены обсуждению методов и приемов обучения в университетах с момента их основания до 1914 г. и современной историографии этой проблемы. Советские ученые представили доклад "Московский университет - центр русской культуры второй половины XVIII - начала XIX в." (автор Б. И. Краснобаев). Выступившие в прениях акад. АН АрмССР Г. Б. Гарибджанян остановился на истории образования в Грузии и Армении в X - XV вв., И. А. Федосов рассказал об исследованиях, опубликованных к 225-летнему юбилею МГУ, чл. -корр. АН СССР Ю. С. Кукушкин охарактеризовал международные связи МГУ и подчеркнул важность международных связей университетов, Б. О. Кашкаев говорил о постановке университетского образования в Дагестане. Международная комиссия по истории государственных представительных учреждений заслушала и обсудила доклады: А. Маронжу (Италия) об истории представительных собраний в XVI - XX вв. (доклад был построен в сравнительно-историческом плане, автор включил в него материал и по дореволюционной России) и С. Вильфана (СФРЮ) по истории провинциальных сословных собраний в Европе в XIV - XVII вв. (в нем рассматривалась типология этих институтов, их отношения с королевской и княжеской властью). Были сделаны доклады о провинциальных собраниях во Франции, Польше, Венгрии, Чехии, о роли королевской власти и знати в формировании бюрократии в Швеции в XVII в., о конституционных привилегиях Государственной думы в России, о роли провинциальных собраний в определении внешней политики Нидерландской республики в XVII веке. Участвовавший в дискуссии советский ученый Р. Ф. Иванов подверг критике тезис А. Маронжу об универсальном значении конституционного опыта Американской революции XVIII в., показав историческую ограниченность и недемократизм парламентарного устройства заокеанской республики. Вице- президентом комиссии был избран чл. -корр. АН СССР В. Т. Пашуто. На заседаниях Международной комиссии по сравнительной церковной истории были обсуждены доклады У. Фрейда (Великобритания) "Христианские миссии на Востоке в античности и в средние века", М. Пако (Франция) "Изменения в церкви в XI - XII вв.", Е. Клочовского (Польша) "Восточная Европа - перекресток религиозных цивилизаций", Л. Тиона (Бельгия) "Светские движения в церквах в XIX - XX веках". Заседания проходили под председательством румынского митрополита Нестора Ворническу, и среди их участников значительную стр. 7 часть составляли священнослужители, в том числе 13 человек из Ватикана. Выступивший в дискуссии советский историк Я. Н. Щапов осветил некоторые вопросы изучения истории русской церкви XV - XVI веков. На организационном заседании председателем комиссии был избран У. Френд, в состав бюро вошел чл. -корр. АН СССР И. Р. Григулевич. Международная комиссия по истории социальных движений обсудила тему "Проблема мелких предприятий в условиях промышленного роста и его социально-экономических последствий с конца XVIII в. до наших дней". В дискуссии приняли участие чл. -корр. АН СССР Ю. А. Поляков и чл. -корр. АН КазССР Г. Ф. Дахшлейгер, отметившие необходимость связывать судьбы и проблемы существования мелких предприятий и мелких производителей с социально-экономическими (формационными) условиями, а также охарактеризовавшие соответствующий опыт нашей страны. На заседании Международной нумизматической комиссии был сделан доклад Ж. Б. Жиара (Франция) "Нумизматика - источник по истории искусства и истории идей", который базировался на материалах античной нумизматики и был построен в историографическом плане. Международная комиссия по дипломатике обсудила проект словаря терминов по дипломатике. Советский специалист С. М. Каштанов внес в этот проект ряд существенных коррективов и предложений, учитывающих специфику русских источников и русской дипломатики. Были обсуждены также правила издания средневековых финансово-административных документов. Международная комиссия по исторической демографии заслушала и обсудила доклад своего председателя Ш. Паску (Румыния) "Вклад демографии в общую историю" и ряд содокладов, в которых подчеркивалось, что ретроспективное исследование демографических процессов должно стать важным направлением исторической науки. На заседании были освещены вопросы современного состояния исторической демографии, ее методики, подготовки кадров и пр. Отмечалась необходимость дальнейшей разработки основных методологических принципов историко-демографических исследований. Международная комиссия по истории Французской революции рассмотрела проблему собственности в Европе в революционную и наполеоновскую эпохи. Были заслушаны доклады А. Собуля (Франция) "Земельная собственность и земельные владения в наполеоновскую эпоху" и Ж. Годшо (Франция) "Общинная собственность во Франции во время революции 1789 - 1795 гг.", а также ряд сообщений. Выступившие в прениях акад. А. Л. Нарочницкий и Г. С. Кучеренко отметили значение исследований французских историков для обоснования буржуазного характера Французской революции, а также социально-экономической основы Реставрации и Июльской монархии. Китайский историк Чжан Цзилян зачитал доклад "Реформа или революция. Обзор суждений китайцев конца Цинской империи о Французской революции, 1898- 1911 гг.". Одним из почетных председателей комиссии был избран советский историк В. М. Далин. Международная комиссия по морской истории заслушала и обсудила доклады по следующим проблемам: история рыболовства, социальные условия работы и быта моряков на судах, социальная среда моряков на берегу и обстановка в портах и морских городах, судоходство на Черном и Средиземном морях, в Индийском океане. Советские представители участвовали в работе комиссии в качестве наблюдателей. Международная комиссия по истории прессы обсуждала тему "Война и мир в средствах массовой информации в период между дву- стр. 8 мя мировыми войнами (1918 - 1939 гг.)". В ряде выступлений историков ГДР и ФРГ был показан милитаристский характер пропаганды кайзеровской и фашистской Германии, служившей агрессивным целям, а также связь гитлеровской пропаганды с лозунгом германского империализма "Дранг нах Остен". Выступление советского представителя Б. М. Морозова было посвящено роли советской прессы в пропаганде идей мира в 1918 - 1939 годах. На заседаниях Ассоциации африканских историков была принята резолюция, содержащая ряд рекомендаций, в том числе о необходимости введения представителя ассоциации в состав Бюро МКИН, признании журнала "Afrika Zamani" органом ассоциации, поощрении создания национальных комитетов историков в африканских странах, учреждении в Африке региональных центров документации, проведения одного из будущих международных конгрессов исторических наук на территории Африки. Эта резолюция отражала закономерное стремление молодой африканской историографии активизировать свою деятельность на международной арене. Панамериканский институт географии и истории по докладу Г. Морона (Венесуэла) обсудил проект подготовки под эгидой института 9-томной "Всеобщей истории Америки". Союз арабских историков заслушал доклады: З. Касими (Ливан) "Основы арабской цивилизации", Х. Касмеейн (Организация освобождения Палестины) "Культурная собственность в Палестине", Ф. ас-Самира (Ирак) "Арабские путешествия на Дальний Восток", а также сообщения о деятельности историков Ливана, Туниса, Сирии, Египта, Ирака, Судана. Вновь созданная Международная комиссия по историографии обсудила проект подготовки международного издания "Историография 1870 - 1914 гг.". Советские предложения по этому изданию были сделаны В. А. Дунаевским. Европейская ассоциация современной истории обсудила тему "Война и мир. Идеи и умонастроения в Европе (1899 - 1919 гг.)". Был заслушан доклад Ф. Кляйна (ГДР) о социалистической и пацифистской концепциях мира, позиции II Интернационала по вопросам войны и мира до первой мировой войны. Румынский историк М. Г. Рэдулеску охарактеризовал отношение румынского общественного мнения к войне 1914 - 1918 годов. Президент ассоциации Ф. Люилье (Франция) посвятил свое выступление отношениям между Францией и Германией в период кризиса накануне войны. Участвовавшие в прениях Б. И. Марушкин, Н. П. Комолова, А. О. Чубарьян, Б. М. Туполев и другие изложили точку зрения советских исследователей на проблемы войны и мира в период войны 1914 - 1918 гг., подчеркнув, что В. И. Ленин и большевики вскрыли причины, порождающие войны, указали пути исключения войн из жизни человечества. Ленинская концепция мирного сосуществования стран с различными социальными системами стала основополагающей в борьбе за мир в XX веке. Состоялись также заседания рабочих групп по применению математики в истории, по работе над международной библиографией по истории США, по изучению революции 1830 года. Научная деятельность международных комиссий и ассоциаций МКИН, как внутренних, так и аффилированных, приобретает в целом все большую значимость в международном сообществе историков и на их конгрессах. Здесь, видимо, сказывается закономерный процесс дифференциации исторических знаний, стремление ученых разных стран - специалистов по той или иной крупной проблеме к более тесному и непосредственному научному общению и кооперированию усилий. Основное место в программе международных конгрессов исторических наук по установившейся традиции занимает обсуждение "больших стр. 9 тем". По теме "Восточная Европа - зона встреч цивилизаций" основной доклад был представлен румынскими учеными Э. Кондураки и Р. Теодореску. Они обратили главное внимание на культурные связи в регионе. Доклад был в основном посвящен древнему и средневековому периодам; события же двух последних столетий в нем освещались сжато. В географическом плане объектом рассмотрения был юго-восточный "субрегион" и более узко карпато-дунайские области, то есть территория современной Румынии. Авторы доклада развивали концепцию прямого континуитета между дако-гетской культурой позднего неолита, эпохи бронзы и железа и средневековыми Дунайскими княжествами, а через них - современной румынской нацией. В содокладе болгарских историков В. Тыпковой-Заимовой и С. Дамянова "Болгарские территории - очаг древней и новой цивилизации" была показана важная роль, которую играли (особенно в эпоху феодализма) в историческом процессе, в том числе и культурных связях, в Юго-Восточной Европе области, населенные болгарами и другими славянскими народами. Финский историк Х. Киркинен рассмотрел процесс взаимодействия культур в регионе Северной России, Балтики и Карелии. Он отметил значение византийского наследия и позитивную роль России в процессе культурного синтеза в данном регионе. Большой вклад в обсуждение темы внесли советские историки. Ими был представлен содоклад "Древняя Русь - зона встречи цивилизаций"1 , важнейшие тезисы которого были развиты в выступлениях его авторов, высказавших также свои замечания по основному докладу. Чл. -корр. АН СССР З. В. Удальцова охарактеризовала основные направления и формы культурного взаимодействия Древней Руси с Византией, Западной Европой, странами Востока, заявив о своем несогласии с преувеличенной оценкой византийских культурных влияний в Восточной Европе, в том числе на Балканах, и с одновременным умалением автохтонных культурных традиций отдельных народов региона. Необходимо, по мнению З. В. Удальцовой, соотносить культурно-исторические процессы и явления с социально-экономической эволюцией рассматриваемых обществ на различных формационных уровнях. Именно они являются определяющими для культуры каждого общества и характера его культурных взаимоотношений с другими народами. Е. В. Гутнова, указав на широкий диапазон связей Древней Руси с Западом в области материальной культуры, прикладного искусства, зодчества, литературы и фольклора, церковных взаимоотношений, подчеркнула, что "открытость" Древней Руси для культурного взаимодействия с Византией, Западной Европой и Востоком облегчалась тем, что все народы этих регионов находились примерно на одной стадии развития - переживали период феодализма, а Византию и страны Западной Европы сближали с Древней Русью также общность религии - господствующая христианская церковно-феодальная идеология. Я. Н. Щапов отметил, что высокий уровень культуры Киевской Руси в X - XIII вв. нельзя объяснить исключительно византийским влиянием. Эта культура носила самобытный характер, представляла собой своеобразный синтез местных автохтонных и византийских влияний. Советские ученые не согласились также с положением основного доклада, будто золотоордынское завоевание не оказало заметного влияния на Восточную Европу. Напротив, оно имело крайне тяжелые последствия для развития Руси и ее культурных связей с Западом. Выступивший в прениях чл. -корр. АН СССР В. Т. Пашуто отметил, что в отличие от Византии Россия издревле имела сложившееся территориально, экономически, политически и культурно преобладающее древнерусское ядро, восстановив которое, Россия сфор- 1 См.: З. В. Удальцова, Я. Н. Щапов, Е. В. Гутнова, А. П. Новосельцев. Древняя Русь - зона встречи цивилизаций. "Вопросы истории", 1980, N 7. стр. 10 мировалась в XV - XVI вв. как единственное в Восточной Европе прочное многоэтническое централизованное государство. Содержание основного доклада было разобрано и дополнено выступлениями экспертов. М. Сакеллариу (Греция) не согласился с положением, будто эллинская культура многое заимствовала у дако-гетской; основное влияние шло из Греции в Дакию. Э. Нидерхаузер (Венгрия) отметил преувеличение основными докладчиками дако-гетской, а затем дако-романской культурной традиции в Балканском регионе при недостаточном освещении в докладе культурных взаимосвязей между всеми народами региона, в том числе венграми, славянами и другими этническими элементами. Дж. Горомвельджи (Швейцария) обратила внимание на важность всестороннего изучения причин отставания стран Восточной Европы от Западной в XVI - XX вв. и упрекнула авторов доклада в приверженности "романтическому национализму", связанному с чрезмерной идеализацией прошлого своего народа. Постановка в числе "больших тем" проблемы "Женщина в обществе" - одна из примечательных сторон современной историографии. Бурный рост исследований по этой проблеме за последнее десятилетие в странах Западной Европы и США отражает рост общественного движения за равноправие женщин в современном капиталистическом обществе. Это своего рода реакция на длительное игнорирование в зарубежной историографии как объектов исследования определенных социальных групп, национальных меньшинств и т. п. Главный докладчик по теме К. Фолен (Франция) выступил с обстоятельным анализом проблемы в ее хронологическом, страноведческом, тематическом и сравнительно-историческом аспектах. В докладе были затронуты такие вопросы, как проблема прав женщин, женщина и семья, женщина и образование, женщина и труд и др. Историки ряда стран Европы, Азии, Америки представили содоклады, освещающие эту тему преимущественно с конца XVIII в. до наших дней. Содоклад В. М. Селунской "Женщина и общество в СССР" имел особое значение в связи с неоднократными попытками буржуазных социологов и историков исказить советский опыт разрешения женского вопроса в СССР. Социологическая и статистическая информация, приведенная В. М. Селунской, убедительно доказывает, что Советское государство постоянно заботится об охране прав и обеспечении интересов женщин. В докладе было подчеркнуто, что главный методологический принцип исследования проблемы "Женщина и общество" состоит в признании определяющего значения социально-экономических и социально-политических факторов, составляющих сущность каждой общественно-экономической формации как системы. Именно на этой основе следует рассматривать процесс раскрепощения, освобождения, эмансипации женщин в каждой конкретной стране. Обсуждение этой "большой темы" показало, какие широкие возможности открывает социализм для осуществления фактического равенства женщин, как социалистическое государство своими законами и действиями активно помогает осуществлению этих возможностей, как широко пользуются плодами социального прогресса женщины социалистических стран. В работе секции приняли активное участие представители СССР, ГДР, Румынии, Венгрии. Историки ГДР осветили вклад К. Маркса и Ф. Энгельса, А. Бебеля и К. Цеткин в разработку женского вопроса. О разрешении женского вопроса в республиках Советского Востока (на примере Узбекистана и Азербайджана) сообщили чл. - корр. АН УзССР М. А. Ахунова и акад. АН АзССР А. С. Сумбатзаде, которые обратили внимание на отсутствие в основном докладе материалов о положении женщин в странах мусульманского мира и подчеркнули значение советского опыта освобождения женщин народов Востока. стр. 11 Американский содоклад представлял собою аннотированную библиографию, свидетельствующую о большом объеме исследований, выполненных в США по этой тематике за последние 15 лет. Некоторые ученые из стран Западной Европы, как показало обсуждение темы, признают приоритет экономических факторов при ее рассмотрении. В частности, датский ученый С. Нильсен заметил, что при исследовании вопроса о роли и месте женщин в обществе необходимо учитывать в первую очередь изменение экономических условий, а уже затем характер демографических процессов, специфику структуры населения, изменение системы ценностных ориентации. В заключительном слове основного докладчика была дана высокая оценка вклада советских ученых в обсуждение темы "Женщина и общество". Острую дискуссию вызвало обсуждение темы "Федеративные и плюралистические государства", сводный доклад по которой был подготовлен под руководством польских ученых Ю. Бардаха и Х. Издебского. В докладе были рассмотрены в историческом разрезе и в глобальном масштабе развитие форм и конституционных основ федерализма, взаимоотношения частей федеральных государств и функционирование федераций в разных исторических условиях. В составлении доклада приняли участие ученые, представляющие государства, бывшие в прошлом или являющиеся в настоящее время федеральными: Австралию, Канаду, США, Голландию, ФРГ, Швейцарию, Югославию. От СССР был представлен содоклад чл. -корр. АН СССР Ю. А. Полякова "Исторический опыт советской федерации". Рассматривая историю федераций, начиная с античных времен, когда существовали такие образования, как конфедерация Делоса (V в. до н. э.) и Ахейская лига (III в. до н. э.), вплоть до современной эпохи, авторы основного доклада сделали попытку определить содержание термина "федерация", ее специфику в разные исторические эпохи и в различных регионах. В античные лиги, или конфедерации, входили республиканские по своему характеру полисы, или civitates. Приморское положение и развитие торговли способствовали утверждению более либеральных и более демократических политических систем. Одним из первых государственных федеративных образований современного типа были Соединенные провинции Нидерландов. Формирование современного федерализма и федеральных институтов, а также оформление федеральной доктрины связаны с буржуазными революциями XVIII в. - Американской и Французской, когда лозунг федерализма был взят на вооружение прогрессивным в то время классом буржуазии в борьбе против феодальных абсолютистско-монархических систем. В различных модификациях этот принцип действовал и при образовании государств Латинской Америки в XIX в., государств, возникших на развалинах Британской империи, ряда развивающихся государств, появившихся в XX веке. Среди социалистических государств федеративная форма была принята Советским Союзом, Югославией и Чехословакией. Как было показано в советском докладе, Великая Октябрьская социалистическая революция положила начало принципиально новому типу федерализма - социалистическому. Выдвинутые и разработанные В. И. Лениным, партией большевиков принципы федерализма постоянно совершенствовались и обогащались, находили свое закрепление в конституциях, в том числе в Конституции СССР 1977 года. На их основе в Советском государстве решен национальный вопрос, обеспечено подлинное равноправие и единство всех наций и народов СССР, составляющих ныне историческую общность людей - советский народ. Эти положения, нашедшие отражение в сводном докладе, а также в выступлениях акад. АН АрмССР Ц. П. Агаяна, акад. АН АзССР А. С. Сумбатзаде, В. И. Царанова и других советских ученых, вызвали резкие нападки со стороны некото- стр. 12 рых буржуазных историков, преимущественно из реакционных эмигрантских кругов. Аргументированный ответ на эти выпады был дан в выступлениях чл. - корр. АН СССР К. К. Каракеева, Г. Б. Гарибджаняна, Р. Ф. Иванова, М. И. Куличенко и в заключительном слове Ю. А. Полякова, показавших полное отсутствие какой-либо научной основы в такого рода выступлениях, их явно провокационную направленность. В числе "больших" обсуждалась также тема "Формы и проблемы мира в истории", основными докладчиками по которой выступили Р. Манселли (Италия), Л. Дель Коррал и А. Т. Серра (Испания). Среди содокладчиков были историки СССР, ГДР, Австрии, Франции, Японии, ФРГ, США, Ватикана. А. О. Чубарьян в содокладе "Идея вечного и справедливого мира в истории русской общественной мысли" показал глубокие исторические корни и традиции идей мира в прогрессивных, демократических кругах России. В докладе и в выступлениях была сделана попытка рассмотреть в историческом аспекте опыт народов, международной политики, теоретического наследия по такой кардинальной проблеме современного человечества, как вопросы мира и войны. Однако значительная часть дискуссии была посвящена рассмотрению этой проблемы на материалах средневековья и новой истории. Выступивший в дискуссии акад. И. И. Минц обратил внимание на необходимость отличать словесную оболочку рассуждений о мире, которые иные политики преподносят в форме благостных моральных категорий, от реальных действий, направленных на борьбу за мир, против войны, по которым только и можно судить о подлинном характере деятельности политика или целого государства. Вся история Советского Союза наполнена конкретной и настойчивой борьбой за обеспечение мира на земле, и в этом высшая мораль политики социалистического государства. О вкладе Ленина, КПСС и Советского правительства в разработку проблем мира, о значении выдвинутой XXIV съездом и развитой XXV съездом КПСС Программы мира говорили А. Л. Нарочницкий, Ю. В. Борисов, Е. Б. Черняк. В выступлении Н. П. Комоловой были освещены взгляды Л. Н. Толстого на вопросы войны и мира, имевшие большое значение для формирования русской гуманистической традиции на рубеже XIX и XX веков. Обсуждение этой темы не обошлось без попытки протаскивания антисоветских вымыслов по поводу внешней политики СССР накануне Великой Отечественной войны, которые получили решительный отпор со стороны советских ученых. По четырем методологическим темам были представлены сводные доклады, подготовленные различными национальными комитетами. В основу дискуссии по теме "Язык историка" был положен доклад, подготовленный учеными ряда европейских стран под руководством западногерманского историка К. -Г. Фабера. Последний отметил, что при рассмотрении проблемы надлежит учитывать сближение или по крайней мере сотрудничество истории с другими общественными науками, влияние, которое испытывают историки при описании и истолковании исторических событий со стороны повседневного языка и языка современной науки. Речь, по мнению К. -Г. Фабера, идет, во-первых, об исторической терминологии, а во-вторых, об отношении между исторической наукой и широкой аудиторией читателей-неспециалистов, интересующихся историческими трудами. Автор одного из содокладов П. Росси (Италия) выдвинул тезис, что язык историка находится где-то между обыденным повседневным языком и языком других социальных наук, не связанных с исторической традицией. По мнению П. Росси, индивидуализирующий метод и задачи историографии отличают ее язык от языка других общественных наук, а неопозитивистское стремление свести язык историка к общенаучному является заблуждением. В. Кютлер (ГДР) рассмотрел с марксистских позиций вопрос о стр. 13 значении научных понятий и теорий в процессе исследования и изложения его результатов, о многообразных путях формирования исторических понятий. В содокладе С. Пекарчика (ПНР) была предпринята попытка, используя термины математической логики и общей теории систем, выявить, каким образом язык историка отражает факты исторической действительности. В содокладе Э. Стенеску и А. Петрича (Румыния) оценивались последствия заимствования исторической наукой терминологии естественных и технических наук, а также права, социологии, психологии, лингвистики. Е. Б. Черняк подчеркнул, что марксизмом выработаны четкие критерии научности содержания исторических понятий, позволяющие избежать антиисторизма. Эти критерии позволяют правильно решить вопрос о заимствовании терминов у других научных дисциплин, преломляя их через призму специфических задач исторического исследования. На примере достижений советской науки в выступлении советского ученого было показано, как конкретно-историческое исследование раскрывает неисчерпаемые познавательные возможности категории "общественно-экономическая формация" и других базовых категорий исторического материализма. По методологической теме "Место и роль преподавания истории преимущественно в средней школе как средство формирования личности в XX веке" основной доклад был подготовлен международным авторским коллективом под руководством В. Т. Пашуто2 . Важнейшая задача историков - воспитание сознательных и убежденных борцов за мир и прогресс. Благородные идеи молодому поколению призвано закладывать школьное преподавание истории, в котором очень существенная роль принадлежит доброкачественным, достоверным по использованным в них документам учебникам. В прениях говорилось о школьном историческом образовании в социалистических странах (Болгарии, Венгрии, Монголии, Югославии, Румынии, Вьетнаме). Акад. АН СССР М. П. Ким и другие советские ученые, выступившие в дискуссии, рассказали о размахе подготовки учителей истории, постановке преподавания отечественной и всеобщей истории в нашей стране. В выступлениях Д. Спини (Италия), Л. Женико (Бельгия), Ж. П. Кретьен (Франция) прозвучали плохо скрытые намеки на якобы "тоталитарную детерминированность" школьного преподавания в СССР и обосновывался тезис о "свободе" школьного преподавания на Западе. П. Фонтейнь (Голландия) выступил против связи академической науки с практикой преподавания, а заодно и против критики в советском содокладе освещения тем русской истории в учебниках ФРГ и США. К аполитизированному космополитическому образованию призывал К. Пелленс (ФРГ), предложивший положить в основу сотрудничества между историками различных стран в области школьного преподавания проблемы не политической, а исключительно социально- экономической истории. Его коллега Г. Бейер, однако, высказался за сотрудничество историков ФРГ и СССР в устранении "массы накопившихся предубеждений" и подчеркнул необходимость разработки взаимно приемлемой терминологии. С нападками на идею доклада о том, что сотрудничество историков разных направлений должно происходить без какой-либо идеологической конвергенции, выступил К. Эрдманн; он выразил также недовольство содержащейся в докладе критикой школьных учебников ФРГ и США и пытался сформулировать нечто вроде ультиматума историкам социалистических стран: либо полный разрыв истории с политикой, либо отказ Запада от сотрудничества в этой области. Эксперт по данной теме Дж. Герберт (США) признал справедливость критики советскими учеными трактовки русской истории в школьных учебниках США. 2 См. "Значение истории преимущественно в школьном преподавании для формирования человека XX века". "Вопросы истории", 1980, N 6. стр. 14 По методологической теме "Демография, эпидемии, экология" основной доклад был представлен английским ученым М. У. Флинном. Содоклады сделали представители Бельгии, Франции, Румынии, Швейцарии, ЧССР. Рассматривалось влияние эпидемий, климатических изменений, голода и войн на динамику смертности и, следовательно, на рост населения в странах Западной Европы преимущественно в XVI - XVIII веках. Большое внимание было уделено оценкам степени достоверности источников, а также методам использования исследователями главных источников демографических данных - налоговых реестров, рекрутских списков, церковных записей крещений, бракосочетаний, похорон и т. п. Обстоятельному анализу были подвергнуты "кризисы смертности", то есть сравнительно короткие периоды, когда в результате военных действий, эпидемий и массовых голодовок, вызванных неурожаями, смертность резко увеличивалась, а рост населения приостанавливался или вовсе прекращался. Отмечалась взаимосвязь всех этих факторов в их воздействии на рост населения. Как в основном докладе, так и в большинстве содокладов западных историков недооценивалась или даже полностью игнорировалась решающая роль экономического фактора в рассматриваемых общественных процессах, что вело к скрытому или явному мальтузианству. Особое место занял содоклад Л. Слежака (ЧССР) "Общество и окружающая среда в ходе истории", отличавшийся марксистским подходом к исследованию темы и нацеленный в основном на современные экологические проблемы. Я. Н. Гузеватый выступил в прениях с развернутой критикой мальтузианской теории. Дискуссия по теме проходила в спокойной, академической манере за исключением выступления норвежца Т. Рафто, давно уже специализирующегося на далеких от науки грубо политизированных, воинствующе антимарксистских пропагандистских речах на международных научных конгрессах. И на сей раз он без какой-либо заслуживающей внимания аргументации пытался опровергнуть тезис доклада Л. Слежака о том, что современный экологический кризис - это порождение капиталистической системы. В секции методологии была обсуждена также тема "Проблемы и методы устной истории". Основным докладчиком выступил М. Р. Берг (США). Среди содокладчиков и экспертов были историки ряда африканских стран. Это было, пожалуй, единственное заседание, на котором ученые Африки были представлены должным образом. Объяснялось это той особой актуальностью, которую имеет для ее стран данная проблема. Обсуждались два ее аспекта: устная историческая традиция, фиксирующая давние периоды истории, и устные свидетельства, собираемые в наше время о событиях последних десятилетий. О значении устной традиции говорили представители ранее не обладавших собственной письменностью африканских народов (Сенегала, Нигерии, Камеруна), занятые в настоящее время реконструкцией доколониальной истории своих стран по устным источникам. Методике собирания устных свидетельств современников и участников событий посвятили свои выступления преимущественно ученые США и европейских стран, где приемы сбора интервью довольно разнообразны и широко используются специалистами по новейшей истории. Участники дискуссии подчеркивали важность расширения работ по собиранию свидетельств устной исторической традиции. В этой связи подчеркивалась и необходимость более тесного сотрудничества историков с филологами и этнографами. Всесторонне обсуждались и проблемы использования устных свидетельств при изучении важнейших проблем и событий XX столетия. В выступлении А. Б. Давидсона были отмечены основные направления работ советских ученых по сохранению устной исторической традиции и сбору устных свидетельств, касающихся современной истории. стр. 15 Советский представитель отметил громадное значение устной исторической традиции для восстановления прошлого бесписьменных народов и тот вклад, который уже внесен в этой области исторической наукой Африки. Как и на предыдущих, на XV конгрессе работали секции по хронологическим периодам. По проблемам древней истории обсуждались две темы, сформулированные в общей форме: "Взаимоотношения между Востоком и Западом" и "Цивилизации и общества". По первой теме был представлен доклад Е. С. Голубцовой и Г. А. Кошеленко (СССР) "Взаимоотношения между греческими и местными элементами на побережье Черного моря", вызвавший большой интерес. В прениях выступил В. И. Кузищин, обративший внимание на необходимость теоретического осмысления и разработки многосторонней проблемы контактов различных цивилизаций, обществ и культур и определения их типологии, в частности, для эпохи древнего мира. Доклад польского ученого Ж. Вольского "Черное море и Кавказ между Римом и Парфией" также был посвящен взаимодействию различных культур в рамках восточной политики Рима. Та же тема на материале Северной Европы была рассмотрена в докладе И. Хана (Венгрия). Японский историк К. Кито, представивший доклад "Образование государств в Древней Азии и их взаимные контакты", исходя из основных положений труда Ф. Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства", рассмотрел процессы образования государств в Китае, Японии и на Корейском полуострове, а также отношения между восточноазиатскими государствами в тот период. Выступивший в прениях Р. В. Вяткин отметил необходимость рассмотрения феномена образования государств как длительного процесса и предложил в этом плане уделить больше внимания периоду IX - III вв. до н. э. в истории формирования Китайского государства. При рассмотрении второй темы спорных вопросов истории греческой культуры коснулись И. Херманн и Р. Мюллер (ГДР). Румынский историк Х. Дайкович в докладе "Даки и их цивилизация" утверждал, что дакийская цивилизация была самой высокой среди народов, окружавших Римскую империю, и что при Буребисте было заложено единое централизованное государство. Положения доклада не нашли поддержки ученых других стран. Советский историк Ю. К. Колосовская отметила, что в настоящее время нет достаточных научных данных как о типологическом своеобразии собственно дакийской цивилизации, так и необходимых конкретных сведений о государственном и политическом устройстве, монетно-денежной системе, средствах коммуникаций, включая язык, которые позволяли бы считать царство Буребисты "единым централизованным государством". Интересным с точки зрения анализа тенденций современного западного антиковедения был доклад французских ученых Ш. Пиетри, Ж. Мурэна и А. Шастаньоля "Просопография и социальная история в Римской республике и империи". Авторы доклада четко заявили о разрыве с традиционным пониманием просопографического метода исследования, преувеличением роли личных связей, узкогрупповых интересов и в конечном счете отрицанием социальных основ политической борьбы, происходившей в античном обществе. Просопографические исследования, подчеркивают докладчики, не представляют собой какого-либо специфического метода исследования. Ценность просопографии в том, что она на базе исследования индивидуальных биографий дает своего рода "портрет" типичных (или атипичных) представителей определенного социального слоя. Доклад С. Исагер (Дания) "Модель брака в классических Афинах: мужчины и женщины в произведениях Исея" является отражением другой явственно проявляющейся в зарубежном антиковедении тенденции - к рассмотрению демографических аспектов стр. 16 древних обществ с помощью современных демографических моделей и методов. Однако, как отмечалось в дискуссии, этот доклад отличали методическая нечеткость, узость источниковедческой базы. Доклады по средним векам были сгруппированы по двум темам: "Социальные и экономические изменения" и "Отношения между Востоком и Западом". По первой теме выступили: Т. С. Лим (КНДР) - "Феодальное государство Когуре и пожертвования на гробницы с фресками"; Н. Кагатай (Турция) - "Течения рационалистической мысли на Ближнем Востоке в IX в."; Р. Фоссье (Франция) - "Структура семьи на Западе в средние века"; Э. Вернер (ГДР) - "Экономические и социальные структуры в X - XI вв."; К. Цернак (ФРГ) - "Земледелие в позднем средневековье как проблема развития Восточно-Центральной Европы"; П. Раткош (ЧССР) - "Колонизация по валашскому праву и развитие овцеводства в Словакии"; П. Брецци (Италия) - "Социальные перемены и экономические потребности романо-варварских королевств Восточной Европы в отображении историографов позднего средневековья"; С. Бэш Гаяно (Италия) - "Агиографическая литература как источник по этнической, социальной и экономической истории Восточной Европы в период между античностью и средневековьем". По докладу Р. Фоссье были высказаны замечания о необходимости рассматривать историю средневековой семьи, не ограничиваясь отдельными примерами, а как часть общего процесса развития экономики, как компонент общественной структуры, имеющей конкретную социальную основу. В частности, становление такой большой социальной группы, как средневековое бюргерство, сопровождалось усилением значения материально-имущественного аспекта семейных отношений, элементов социальной престижности и т. п. Советский историк А. Н. Чистозвонов подверг критике попытку К. Цернака оправдать агрессивную политику германских князей в отношении литовцев, поляков, русского населения. Была показана несостоятельность попыток изображать завоевание Силезии, Пруссии и других областей, сопровождавшееся порабощением коренного населения, как некое "переустройство" этих областей на базе "синтеза" местного и германского элементов. Эту критику поддержали М. Бискуп (ПНР) и Г. Гернке (ГДР). По второй теме наиболее оживленную дискуссию вызвал содержащий новый фактический материал доклад венгерского историка Ж. Паха "Пути левантийской торговли и Восточная Европа в средние века", а также историографический доклад М. Бискупа (ПНР) "Ян Длугош (1415 - 1480 гг.) как историк Польши и стран Восточно-Центральной Европы". При обсуждении последнего доклада выступила Е. В. Гутнова, отметившая новую тенденцию современной историографии - рассматривать средневековые хроники не только как источник, но и как отражение развития исторической мысли своего времени. В секции новой истории обсуждался ряд тем. По теме "Взаимоотношения между континентами и народами" с докладом "Представления о Московии на Западе в XIV - XVII вв." выступил ватиканский историк М. Скадуто. Основываясь на опубликованных воспоминаниях западноевропейских послов в Москве, автор, некритически воспринявший свидетельства иностранцев, сделал неточные выводы о характере политической и общественной жизни России. С. М. Каштанов выступил с источниковедческой критикой доклада. Два канадских доклада освещали колониальную политику Франции в Северной Америке в XVI - XVII вв. (К. Женек) и взаимоотношения колонизаторов с коренным населением - индейцами (Б. Триггер). В докладе Ф. Хейл и Р. Пражак (ЧССР) "Типология национального возрождения в странах Центральной и Юго-Восточной Европы" была сделана попытка в сравнительно-историческом плане рассмотреть проблему перехода от феодализма к капитализму и показать характер стр. 17 сопровождавшего этот переход процесса национального возрождения (преимущественно на материале Австрийской империи). За основу типологических построений докладчики взяли модель французского Просвещения, главным образом взгляды Руссо и Вольтера. В докладе постулировался тезис о завершении процессов национального возрождения и перехода от феодализма к капитализму в Центральной и Юго-Восточной Европе уже в ходе революций 1848 - 1849 годов. В выступлении Т. М. Исламова было высказано мнение о неоднозначности влияния и глубины революции 1848 г. в различных странах региона, и, следовательно, о несинхронности указанных процессов для разных народов. В докладе М. Екмечича (СФРЮ) "Решение кризиса: Берлинский конгресс 1878 г. и после него" наряду с рядом интересных выводов содержались односторонние оценки целей политики России на Балканах в период Восточного кризиса. Акад. А. Л. Нарочницкий подчеркнул значение исторически прогрессивной миссии России на Балканах во время русско- турецкой войны 1877 - 1878 гг., рассмотрел исторические последствия решений Берлинского конгресса. В связи с докладом имела также место научная полемика между болгарскими и югославскими историками по сложным проблемам этногенеза в Балканском регионе. Два заседания были посвящены обсуждению докладов по теме "Идеи и общество". На первом из них рассматривались доклады Э. Вольгаста (ФРГ) "Проблема права на сопротивление в XVI в.", Г. Хайтца и Г. Фоглера (ГДР) "Европейские крестьянские движения XVI - XVIII вв.", А. Дуцу и П. Теодора (СРР) "Просветители в Центральной и Юго-Восточной Европе и их политические противоречия", Т. Чекбилгина (Турция) "Вакуфы как общественный и гуманитарный институт Оттоманской империи". Доклад румынских историков был посвящен эпохе Просвещения в Юго- Восточной и Центральной Европе и связям его деятелей с просветителями на Западе. Докладчики подчеркивали, что иностранное господство в регионе наложило отпечаток на характер местного Просвещения, выдвинув на первый план национальные устремления, становление национальных языков и культур. В прениях выступил В. Я. Гросул, остановившийся на вопросах периодизации истории просветительства в данном регионе и ленинском наследии по этим проблемам. На втором заседании интерес вызвал доклад чл. -корр. АН СССР И. Д. Ковальченко и Г. С. Кучеренко "Передовая общественная мысль России и Западной Европы в XIX в. (проблемы взаимного влияния)". В нем были показаны основные течения русской общественной мысли XIX в., их глубокая взаимосвязь с демократическими, революционными традициями общественной мысли в странах Западной Европы, а также важная роль, которую сыграла демократическая мысль в становлении революционной традиции в России. По докладу Ю. Вебера (США) "Крестьянство и национальное государство" выступил китайский историк Чжан Цзилян, напомнивший о высказываниях Энгельса о политике по отношению к крестьянству, о критике им немецких социалистов и о необходимости вырвать крестьянство из-под влияния буржуазии. На заключительном заседании по новой истории были представлены доклады преимущественно по экономической истории. М. Мэрнер (Швеция) в докладе "Покупать или воспроизводить: альтернативные источники по снабжению рабами плантаторских хозяйств в Новом Свете" рассмотрел два вида применявшегося воспроизводства рабской силы. В Северной Америке прирост количества рабов шел за счет увеличения населения, привезенного ранее из Африки; на Кубе и в Бразилии - за счет постоянного привоза новых рабов извне. Доклад Г. Келенбенца (ФРГ) и Ф. Р. Мартина (Иопаиия) "Экономические последствия для Европы открытия и завоевания Америки (конец XV - конец XVI вв.)" был посвящен истории завоевания американских территорий, стр. 18 колониальным экспедициям, роли торговли и ввоза драгоценностей в Европу. По этому докладу выступил чл. -корр. АН СССР И. Р. Григулевич, обративший внимание на научную значимость находок в районе Московского Кремля уникальных кладов монет мексиканской и перуанской чеканки XVI - XVIII вв., свидетельствующих о торговых связях Руси с колониями Испанской империи. В докладе А. Фойерверкера (США) "Китайская реакция на торговое проникновение Запада, 1839 - 1949 гг." отмечалась главным образом позитивная роль западной торговли в Китае, которая-де способствовала его экономическому развитию, несмотря на военные и политические столкновения с ним западных держав. Выступивший в прениях чл. -корр. АН СССР С. Л. Тихвинский обратил внимание на то, что при анализе характера торговой экспансии западных держав и Японии в Китае за рассматриваемое в докладе время нужно в первую очередь четко различать периоды домонополистического капитализма и империализма, а также основные этапы развития китайского общества и национально-освободительной борьбы китайского периода. Р. В. Вяткин отметил, что докладчик преуменьшает отрицательные последствия колониального характера западной торговли в Китае. Наиболее характерная черта торговли стран Азии с Европой в XVII - XVIII вв. - ее неравноправный характер - была отражена в докладе Н. Стеенсгарда (Дания) "Азиатская торговля в XV - XVIII вв.: преемственность и дисконтинуитет". Наибольшее количество докладов было представлено на секции новейшей истории. Сгруппированные между собой весьма условно, подчас без какой-либо органической связи, зачастую с нарушением хронологического принципа, доклады эти обсуждались на четырех заседаниях. По теме "Международные отношения" японские историки Ю. Итагаки и Х. Накамура представили доклад "Упадок мировой системы империализма и проблемы мира в Азии в XX в.". Докладчики стремились показать, как под влиянием народных, национально- освободительных революций и движений рушилась система господства империалистических держав в Азии, и что процесс пробуждения народов этого континента в первое десятилетие XX в. оказал большое влияние на развитие революционного движения в России, а Великая Октябрьская социалистическая революция, в свою очередь, повлияла на страны этого континента. Ряд положений, содержавшихся в докладе, в том числе и недооценка авторами влияния первой русской революции 1905 года на "пробуждение Азии", вызвал критику участников заседания. И. Б. Редько подчеркнул влияние на подъем освободительного движения народов Азии русской революции 1905 г. и особенно решающее значение победы Октябрьской революции для успехов освободительного движения в Азии в XX в. и показал, что после Октября у народов азиатского континента появилась реальная альтернатива капиталистическому пути развития. Он отметил неправомерность употребления докладчиками терминов "третья сила", "третий мир", "первая промежуточная зона" и др., как не отражающих реальности современной эпохи. С резкими нападками на доклад выступил Б. Синсхаймер (США), недовольство которого вызвал тезис докладчиков об агрессивной сущности американского империализма в Азии и его негативной роли в этом регионе. Он пытался доказать, будто США не виноваты в возникновении конфликтных ситуаций и войн, превратно интерпретировал понятие "империализм" и "империалистическая политика". В докладе Я. Крачкара (Ватикан) "Папская дипломатия и Восточная Европа в 1918 - 1939 гг." была освещена деятельность папской курии по закреплению своего влияния в ряде восточноевропейских стран, в частности в Чехословакии. С аргументированной критикой доклада Я. Крачкара выступил Я. Цезар (Чехословакия). Х. Замор и М. Бур- стр. 19 гос (Испания) в докладе "Феномен нейтралитета во время двух мировых войн" допустили отождествление политики стран-агрессоров и стран, оказавших бескорыстную интернациональную помощь республиканской Испании. Основной тезис доклада канадского историка Н. Хилмера "Союз Англии и ее доминионов в 1919 - 1939 гг." сводился к тому, что отношения внутри Британской империи в межвоенный период характеризовались союзническим единством при определяющей роли Англии в вопросах внешней политики, а поэтому доминионы были лишены какой-либо возможности влиять на решение проблем мира и войны. Против этих положений выступил В. А. Тишков, отметивший, что существо отношений между Англией и ее доминионами в рассматриваемый период заключалось не в союзническом единстве, а в упорной борьбе последних за внешнеполитический суверенитет, которого они фактически добились уже к началу 30-х годов. Несостоятельной выглядит в этой связи попытка докладчика снять определенную долю ответственности с таких доминионов, как, например, Канада, за проводившийся империалистическими странами накануне второй мировой войны курс на умиротворение и поощрение фашистской агрессии. В дискуссии принял участие также А. И. Мартынов. Г. К. Деев выступил с сообщением о роли документальных публикаций по истории внешней политики СССР. Другое заседание по современной истории было посвящено вопросам экономического развития и внутренней политики государств. Здесь наибольший интерес вызвал доклад Д. Демарко (Италия) "Процветание и экономическая отсталость в XX в.". Докладчик охарактеризовал внутренние и внешние факторы, влияющие на экономический рост. В меньшей мере ему удалось раскрыть причины отсталости стран бывшей колониальной периферии империализма. В выступлении И. Б. Редько по этому докладу были отмечены тяжелые экономические последствия колониального господства для зависимых стран, показано неравноправное положение отставших в своем развитии стран на мировом капиталистическом рынке, борьба освободившихся стран за новый экономический порядок, за экономическое равноправие. На заседании были также обсуждены доклады: Е. Реджич (СФРЮ) "Национальные меньшинства в Юго-Восточной Европе", Х. Штекер (ГДР) "Рабочее движение и колониальный вопрос. Немецкая социал-демократия и антиколониальное восстание в Юго- Западной Африке, 1904 - 1907 гг.", и. Кокка (ФРГ) "Крупные предприятия и зарождение управленческого капитализма в конце XIX - начале XX в.", И. Беренд (ВНР) "Кризис 1929 - 1933 гг. и Восточно-Центральная Европа", Ф. Сейерстед (Норвегия) "Норвежская экономика в послевоенный период", Ф. Карон (Франция) "Связи между структурой предприятий и промышленной революцией". С большим вниманием выслушали собравшиеся доклад вьетнамского историка Нгуэн Хань Туаня "О взаимоотношениях между континентами и народами: национальная проблема". На заседании по теме "Общества" С. Л. Тихвинский сделал доклад "О соотношении национального и социального вопросов в Синьхайской революции в Китае". В нем была подвергнута анализу идеологическая подготовка революции 1911 г., в ходе которой в Китае была свергнута власть чужеземной маньчжурской Цинской династии и на смену более чем 20-вековому монархическому режиму пришел республиканский строй. Докладчик показал, что в специфической форме общенационального требования свержения Цинской монархии нашли свое выражение объективные социальные задачи революции - стремление к ликвидации феодальных преград и полуколониальной зависимости. Синьхайская революция решила лишь достаточно созревшую задачу, упразднив национальный гнет маньчжурской аристократии и монархическую форму правления. Власть в стране, однако, перешла от маньч- стр. 20 журской аристократии к региональным группировкам китайских феодально- помещичьих и компрадорских кругов, тесно связанных с империалистическими державами. Тем не менее Синьхайская революция объективно явилась первым во всекитайском масштабе массовым революционным выступлением новых общественных сил, начальным этапом демократической революции, завершившейся победой в 1949 году. В прениях по советскому докладу выступили монгольский ученый С. Нацагдорж и историк ГДР Р. Мориц. На том же заседании был заслушан доклад румынских ученых К. Мурджеску и Д. Хурезяну "Аграрные реформы в Европе после первой мировой войны", в котором говорилось о влиянии Великой Октябрьской социалистической революции на развитие революционных и социальных процессов в Центральной и Юго-Восточной Европе, подчеркивалось принципиальное различие между аграрными реформами, проведенными после первой и второй мировых войн. В обсуждении доклада принял участие В. Н. Виноградов, отметивший, что проведенные либеральными кругами после первой мировой войны реформы носили консервативный характер и были направлены на укрепление существовавшего строя при известной перестановке сил внутри правящего лагеря. Это был типичный пример реформ против революции. Аграрные реформы после второй мировой войны представляли собой аграрные революции. Содержательный доклад был представлен чехословацким историком Я. Пуршем "Научно-технический прогресс и мирное сосуществование в современную эпоху". В нем, в частности, обосновывался тезис о важной роли международного научно-технического сотрудничества в рамках мирного сосуществования государств с различным общественным строем. На заседании были также заслушаны доклады: Д. Боднара (США) о проблемах социальной мобильности рабочих-иммигрантов в США с середины XIX до середины XX в., Дж. О'Туатей (Ирландия) о деятельности партии Фианна Фойл в 1932 - 1973 гг. и. Юликангаса (Финляндия) о долгосрочных тенденциях преступности в Финляндии. На заседании секции новейшей истории, посвященной обсуждению темы "Труд и администрация в управлении промышленностью", проходившем под председательством советского ученого Н. В. Сивачева, с докладом "Рабочий класс СССР и проблема управления производством" выступили В. З. Дробижев и С. С. Хромов. В докладе были показаны основные принципы управления производством в условиях социалистического хозяйствования, пути осуществления рабочего контроля и ведущей роли рабочего класса в сфере производственной деятельности. Авторы доклада раскрыли социально- экономические, политические и идеологические основы участия рабочих в управлении экономикой Страны Советов, охарактеризовали этапы развития производственной демократии за годы Советской власти. На том же заседании В. Конце (ФРГ) сделал доклад "К истории соучастия рабочих в управлении предприятиями в ФРГ", в котором проводилась идея "классовой гармонии". Тезис о "социальном партнерстве" был подвергнут убедительной критике в выступлениях ученых ГДР и других социалистических стран. В докладе Р. Шатца (США) "Рабочие и управляющие в США в XX в. Опыт компаний "Дженерал электрик" и "Вестингауз" (1911 -1960 гг.)" были приведены данные, свидетельствующие о том, как руководство этих компаний в 20-е годы препятствовало развитию профсоюзов. Деятельность менеджеров этих крупнейших электротехнических компаний была представлена в розовом свете, в виде некоей надклассовой силы, заинтересованной якобы лишь в повышении эффективности производства. Вместе с тем докладчик признал, что все проекты и планы "повышения благосостояния" рабочих не превратили их в добровольных партнеров капиталистов в стр. 21 сфере производства и что "борьба рабочих с предпринимателями продолжалась". Л. Ханна (Великобритания) в докладе "Рабочие и менеджеры в управлении промышленностью Англии в XX в." доказывал, что профсоюзы Великобритании добились определенного контроля над производством на цеховом уровне. Вместе с тем он признал, что они остаются непричастными к управлению производством на национальном уровне и к принятию важнейших решений в этой сфере. Докладчик далее отметил, что "фундаментальные принципы капитализма" сохраняются и в национализированных отраслях промышленности, где рабочие также недовольны своим положением. Были заслушаны доклады шведских историков Х. Дегера и П. Тулберга, А. Мутэ (Франция), Р. Ловренчика (СФРЮ), Я. Сэйма (Норвегия), Х. Баркая (Израиль). В дискуссии приняли участие Н. В. Сивачев, М. Б. Бабаханов, А. С. Протопопов. Они показали, что в докладах западных ученых не было раскрыто классовое содержание понятия "менеджмент" ("управление"), докладчики увлеклись показом экспертно-управленческой стороны в работе администрации, отказавшись от анализа их деятельности в интересах собственников капитала. Н. В. Сивачев подчеркнул методологическое значение марксистско-ленинской теории государственно-монополистического капитализма для анализа трудовых отношений в современных капиталистических странах. 17 августа в Большом зале Дворца республики состоялось закрытие конгресса. С речами выступили вновь избранный президент МКИН польский историк А. Гейштор, а также ушедший в отставку после 30-летнего пребывания на посту Генерального секретаря МКИН французский ученый М. Франсуа. Было принято обращение участников конгресса ко всем людям доброй воли с призывом предпринять усилия для защиты мира и безопасности на планете, во имя прогресса и процветания человечества. Конгресс закрыл председатель румынского организационного комитета президент Академии общественных и политических наук СРР М. Георгиу. Потребуется, конечно, определенное время для того, чтобы специалисты разных профилей и интересов могли изучить и оценить во всей полноте научные итоги бухарестского конгресса. Трехтомная публикация докладов на различных заседаниях конгресса, врученная его участникам непосредственно перед началом конгресса3 , и предстоящая публикация четвертого тома, содержащего резюме выступлений в дискуссиях, несомненно, будут встречены учеными с интересом. Однако уже сейчас можно сказать о главном научном итоге конгресса: он выявил основные тенденции развития исторического знания в современном мире, направленность конкретных исследований в отдельных странах, показал важнейшие достижения национальных историографических школ, а также расширение и укрепление международных контактов исследователей. Работа конгресса продемонстрировала необходимость усилить внимание к ряду сравнительно таких малоизученных проблем и направлений, как, в частности, история мелких производителей, вопросы исторической демографии, исторические аспекты экологических проблем, исторические типы и опыт федеративных государственных устройств и т. д. Заслуживает также большего внимания сравнительно-исторический тип исторических исследований с более широким, чем до сих пор, привлечением материала из истории народов всех континентов, а в области конкретной методики - более широкое использование количественных методов обработки материалов и применение современных технических средств для фиксации и изучения устных исторических источников. 3 "Comite International des Sciences Historiques. XV Congres International des Sciences Historiques. Bucarest, 10 - 17 aout 1980. Rapports. Vol. I. Grand themes et methodologie. Vol. II. Chronologic. Vol. III. Organismes internationaux affilies et commissions internes. Bucuresti. 1980. стр. 22 В дни работы конгресса состоялись двусторонние встречи руководителей Национального комитета историков Советского Союза с руководством национальных комитетов историков социалистических стран, а также Великобритании, Италии, Индии, США, Франции, Японии. Во время этих встреч были подтверждены имеющиеся договоренности о сотрудничестве и намечены перспективы двусторонних контактов. В то же время еще более четко выявилась необходимость расширения и развития научных контактов историков социалистических стран с учеными стран Азии, Африки и Латинской Америки. В выступлениях историков нашей страны и других социалистических государств раскрывались основные положения теории общественно- экономических формаций, марксистское понимание общественного прогресса, роли классовой борьбы и революционных движений в истории. Был показан вклад России и Советского Союза в мировое историческое развитие. Особое внимание было уделено всемирно-историческому значению Великой Октябрьской социалистической революции, борьбе СССР и всех прогрессивных сил за мир, разоружение и разрядку. Историки Украины, Казахстана, Молдавии, Армении, Латвии, Азербайджана, Узбекистана и Дагестана говорили об итогах советской национальной политики, о подлинном расцвете национальных культур в нашей стране. Советские историки подвергли аргументированной критике несостоятельные методологические позиции и трактовку отдельных проблем всемирной истории в современной немарксистской историографии, в том числе тенденцию противопоставить формационному, классово-типологическому подходу к историческому процессу глобалистский подход в духе абстрактных внеисторических категорий. Был дан также решительный отпор провокационным выступлениям отдельных участников конгресса из западных стран, их попыткам возродить антисоветские и антикоммунистические мифы, распространявшиеся ими еще в период "холодной войны". Активное участие в конгрессе историков Советского Союза и других социалистических стран позволило еще больше закрепить позиции марксистско-ленинской исторической науки на международной арене, расширить ее влияние на немарксистскую историографию. Советские историки продемонстрировали уровень исторической науки в СССР, занимающей передовые рубежи в разработке вопросов теории и методологии исторического знания, крупных и актуальных научных проблем, твердо придерживающейся принципов партийности и интернационализма. Доклады и выступления советских историков показали, что они следуют духу Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, своими исследованиями стремятся способствовать делу мира и взаимопонимания между народами, готовы к плодотворному научному диалогу и сотрудничеству с коллегами из других стран, независимо от их теоретических взглядов и политических убеждений.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2018. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций