ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

Характеристика и проблемы легитимности правовой основы военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 23 сентября 2004
АвторОПУБЛИКОВАЛ: maskaev
АвторРУБРИКА: Вопросы межд.права




АВТОР: В. В. Кудашкин

ИСТОЧНИК: журнал "ПРАВО И ПОЛИТИКА" №3,2000


С 1991 г., когда началось формирование институциональной структуры военно-технического сотрудничества, правовая основа экспорта военной продукции в иностранные государства получила существенное развитие, самым значительным достижением которого явилось принятие в 1998 г. Федерального закона “О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами” (далее — Закон о ВТС)1 . В развитие закона издано несколько десятков нормативных правовых актов, регулирующих различные аспекты экспорта вооружений и военной техники. Встает вопрос: насколько адекватно существующее законодательство в этой области потребностям государства в защите интересов национальной безопасности и достижении собственно целей военно-технического сотрудничества, провозглашенных в Законе; насколько созданные механизмы государственного контроля и регулирования обеспечивают реализацию государственной политики в этой области?

Основная идея Закона и изданных в его развитие иных нормативных правовых актов обеспечить подконтрольность и прозрачность для государства всех сторон экспорта военной продукции. Вместе с тем эта идея зачастую у нас абсолютизируется и вырывается из общего контекста всех общественных отношений и основополагающей линии развития российского государства. В общем плане речь должна идти о генеральной стратегии развития нашего общества, а именно о построении правового государства. Построение правового государства во многом зависит от правильного определения и уточнения предметов ведения и полномочий органов государственной власти, конкретных видов и статуса издаваемых нормативных правовых актов, порядка их изменения или отмены, совершенствования механизмов и процедур взаимоотношений государства и общества2 .

В практическом плане относительно сферы военно-технического сотрудничества речь идет:

1) о реализации полномочий государственных органов в области экспорта вооружений и военной техники;

2) объективном характере нормативных правовых актов, регулирующих отдельные аспекты военно-технического сотрудничества;

3) адекватности вмешательства государственных органов во внешнеторговую деятельность субъектов военно-технического сотрудничества (далее — субъекты ВТС)3 интересам и объективным потребностям государства в защите интересов национальной безопасности.

Полномочия государственных органов в области военно-технического сотрудничества определены в ст. 9 (полномочия Президента РФ), ст. 10 (полномочия Правительства РФ) и ст. 11 (полномочия федеральных органов исполнительной власти РФ) Закона о ВТС, в соответствии с которыми осуществление этих полномочий должно исключать неоправданное вмешательство государственных органов во внешнеторговую деятельность субъектов ВТС.

Необходимо остановиться на объективных критериях, определяющих пределы государственного вмешательства в деятельность субъектов ВТС. Легально они установлены ст. 7 Закона о ВТС, которая определила объекты государственного контроля за осуществлением военно-технического сотрудничества. Вследствие административно-правового режима военно-технического сотрудничества разрешительного типа данный перечень объектов не может рассматриваться сколь-нибудь расширительно ни одним государственным органом, в т.ч. Президентом РФ, несмотря на его исключительные полномочия в этой сфере и широкую компетенцию в решении вопросов военно-технического сотрудничества. Полномочия государственных органов должны реализовываться в пределах объектов государственного контроля, установленных законом. Данный перечень - это максимальный уровень возможного государственного вмешательства во внешнеторговую деятельность субъектов ВТС, который обеспечивает реализацию защиты интересов национальной безопасности Российской Федерации при осуществлении военно-технического сотрудничества. Именно поэтому нельзя расширительно толковать такое полномочие Президента РФ, как установление ограничений в области военно-технического сотрудничества. Объективно оно ограничено ст. 7 Закона о ВТС (перечнем объектов государственного контроля) и ст. 9 Закона о ВТС (полномочиями Президента РФ в этой сфере). То же самое касается и Правительства РФ.

К сожалению, действительность дает нам примеры обратного, когда государственными органами необоснованно расширяется перечень объектов государственного контроля, присваиваются властные полномочия. Характерными примерами этого являются постановления Правительства РФ от 2 октября 1999 г. № 1109 и от 20 ноября 1999 г. № 1273.

Постановлением Правительства РФ от 2 октября 1999 г. № 1109 “Об утверждении Положения об осуществлении федеральными органами исполнительной власти военно-технического сопровождения и контроля разработки, производства и поставок продукции военного назначения”4 безосновательно изменен порядок осуществления военно-технического сотрудничества и установлены полномочия Минобороны России, что в соответствии со ст. 9 Закона о ВТС определяется Президентом РФ. В результате этого произошло неоправданное вмешательство государственных органов во внешнеторговую деятельность субъектов ВТС на этапах рекламно-выставочной, маркетинговой деятельность, при проведении переговоров и подписании контрактов, контроль за которым в соответствии с Указом Президента РФ от 6 сентября 1999 г. № 1164 должен был осуществляться исключительно посредством предоставления инозаказчикам информации, касающейся ТТХ продукции военного назначения или основных параметров НИОКР в объеме, предварительно согласованном с Минобороны России. Названным постановлением к этим мерам контроля добавилось осуществление названной деятельности только совместно с представителями Минобороны России, передача сведений военно-технического характера и подписание контрактов только в присутствии этих представителей.

Характерным примером неоправданного вмешательства государственных органов во внешнеторговую деятельность субъектов ВТС является постановление Правительства РФ от 20 ноября 1999 г. № 1273 “О некоторых мерах государственного регулирования военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами” (далее — постановление)5 .

Анализ данного постановления показывает его противоречие Конституции РФ и федеральным законам:

1. Пп. “а” п. 1 постановления (осуществлять формирование сводного объема экспорта продукции военного назначения на очередной планируемый год и контроль за выполнением его показателей) противоречит Конституции РФ, Закону о ВТС и Указу Президента РФ от 6 сентября 1999 г. № 11646 .

1.1. Ст. 5 Закона о ВТС установлен разрешительный порядок деятельности в области военно-технического сотрудничества, который распространяется как на государственные органы, осуществляющие управление в этой сфере, так и на российские организации, получившие право на внешнеторговую деятельность в отношении продукции военного назначения.

Исходя из этой нормы, Правительство РФ, федеральные органы исполнительной власти могут иметь только такие полномочия, которые предусмотрены Законом о ВТС и указами Президента РФ, на которого в соответствии со ст. 9 названного Закона возложено определение порядка осуществления военно-технического сотрудничества.

Компетенция Правительства РФ определена в ст. 10 Закона о ВТС, в соответствии с которой оно издает в пределах своих полномочий нормативные правовые акты по вопросам, связанным с разработкой, производством, ввозом и вывозом продукции военного назначения. Законом о ВТС к полномочиям Правительства РФ не отнесено формирование сводного объема экспорта продукции военного назначения (пп. ”а” п. 1 постановления)

1.2. Кроме того, п. 2 ст. 7 Закона о ВТС определены объекты государственного контроля в области военно-технического сотрудничества. Контроль за объемами экспорта продукции военного назначения на очередной планируемый год не входит в перечень объектов государственного контроля в области военно-технического сотрудничества. Как было отмечено в пп. 1.1, на деятельность в области ВТС установлен разрешительный порядок. Контроль является видом управленческой деятельности в сфере ВТС и соответственно для осуществления контроля за объемами экспорта продукции военного назначения необходимо получить основание в виде правовой нормы, установленной либо федеральным законом, либо указом Президента РФ. Самостоятельное определение Правительством РФ в качестве объектов государственного контроля за объемами экспорта ПВН противоречит принципу исключения неоправданного вмешательства государственных органов в деятельность субъектов ВТС (ст. 10 Закона о ВТС) и разрешительному порядку деятельности государственных органов в области ВТС (ст. 5 Закона о ВТС).

1.3. П. 3 Указа Президента РФ от 6 сентября 1999 г. № 1164 Правительству РФ поставлены задачи в области военно-технического сотрудничества и определены его обязанности по реализации этого указа. Названной правовой нормой, формирование сводного перечня объема экспорта военной продукции и контроля за его исполнением также не предусмотрено. В силу того, что любая обязанность государственного органа является элементом его компетенции, данный случай является незаконным расширением Правительством РФ своей компетенции, что противоречит п. “ж” ст. 114 Конституции РФ (Правительство РФ осуществляет иные полномочия, возложенные на него Конституцией РФ, федеральными законами, Указами Президента РФ), п. 1 ст. 7 Закона о ВТС (государственный контроль за деятельностью в области ВТС осуществляется органами государственной власти в пределах их полномочий).

2. Первая часть правовой нормы, содержащаяся в пп. “б” п. 1 постановления (осуществлять регистрацию контрактов, касающихся внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения), противоречит Конституции РФ, Гражданскому кодексу РФ, Закону о ВТС.

2.1. В соответствии с п. 1 ст. 164 ГК РФ государственная регистрация сделок с движимым имуществом определенных видов может устанавливаться только федеральным законом.

Вследствие этого регистрация внешнеторговых контрактов, на которые в соответствии с п. 2 ст. 420 ГК РФ распространяются общие нормы о сделках, должна быть предусмотрена в Законе о ВТС.

2.2. Пп. “б” п. 1 постановления не установлены юридические последствия регистрации контрактов. Однако в соответствии с п. 3 ст. 433 ГК РФ договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.

Таким образом, юридические права и обязанности по внешнеторговым контрактам в отношении военной продукции у субъектов ВТС будут появляться после их государственной регистрации в Минторге России, т.е. субъекты ВТС приобретают права и обязанности по этим сделкам не самостоятельно, а в результате административно-правового акта.

Данная норма противоречит п. 1 ст. 8 Конституции РФ, которая установила в качестве основы конституционного строя свободу экономической деятельности, предполагающую свободное самостоятельное распоряжение своими возможностями в процессе экономической деятельности (автономия воли сторон). Любое ограничение прав в соответствии с п. 3 ст. 55 Конституции РФ может быть установлено только на основе федерального закона в той мере, в какой это необходимо в целях обеспечения безопасности государства. Соответственно ограничение субъектов ВТС в праве самостоятельно приобретать имущественные права по внешнеторговым контрактам в отношении военной продукции, которое установлено п. 1 ст. 48 ГК РФ (юридическим лицом признается организация, которая может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные права), может быть установлено исключительно федеральным законом. Данное требование, об ограничении юридических лиц в самостоятельном приобретении и осуществлении гражданских прав только на основании федерального закона, также установлено п. 2 ст. 1 ГК РФ. Соответственно норма о государственной регистрации внешнеторговых контрактов в отношении продукции военного назначения, ограничивающая право субъектов ВТС самостоятельно приобретать права и исполнять обязанности (п. 1 ст. 48), должна быть установлена Законом о ВТС.

Иногда можно услышать аргументацию, что данная норма установлена Правительством РФ в интересах национальной безопасности до ее установления в законе. Однако в соответствии с Федеральным законом “О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации”7 регистрация контрактов могла быть установлена только постановлением Правительства РФ, изданным до введения в действия первой части ГК РФ, т.е. до 1 января 1995 г. С 1998 г. действует Федеральный закон “О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами”, в котором законодатель не счел необходимым ограничить самостоятельность субъектов ВТС, установив регистрацию контрактов.

2.3. В ст. 6 Закона о ВТС установлен перечень ограничений в области военно-технического сотрудничества, который не включает в себя ограничение субъектов военно-технического сотрудничества в праве самостоятельно приобретать права и осуществлять обязанности в этой области. Следовательно, введение дополнительного ограничения в области ВТС нормой Правительства РФ не имеет под собой юридического основания и противоречит основополагающему правовому принципу в этой сфере — разрешительному порядку деятельности в области ВТС (ст. 5 Закона о ВТС).

2.4. В соответствии с п. 3 ст. 55 Конституции РФ, п. 2 ст. 1 ГК РФ, ст. 5 и 7 Закона о ВТС введение государственной регистрации внешнеторговых договоров должно быть предусмотрено в федеральном законе.

Еще одним примером частичной незаконности правовой основы военно-технического сотрудничества является ситуация с экспортом результатов интеллектуальной деятельности военного назначения.

Указом Президента РФ от 14 мая 1998 г. № 556 “О правовой защите результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения”8 Правительству РФ поручено обеспечить проведение организационных мероприятий, направленных на осуществление правовой защиты интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов интеллектуальной деятельности, полученных при выполнении государственных контрактов. С этой целью на Минюст России возложена правовая защита интересов государства в этой области9. В результате было создано Федеральное агентство по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения при Минюсте России (ФАПРИД), которое обязало всех субъектов военно-технического сотрудничества заключать с ним договора для проведения экспертизы всех товаров, а не только произведенных по государственным контрактам, вывозимых из Российской Федерации с целью контроля за экспортом результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения, права на которые принадлежат Российской Федерации10 (проверка патентной чистоты товара).

Присвоение ФАПРИД функций контроля патентной чистоты всех результатов интеллектуальной деятельности, относящихся к продукции военного назначения, является расширенным толкованием Минюстом России своей компетенции при правовой защите интересов государства в названной сфере. Такие права не предоставлены Минюсту России (ФАПРИД) ни Указом Президента РФ от 14 мая 1998 г. № 556, ни постановлением Правительства РФ от 29 сентября 1998 г. № 1132.

Позиция ФАПРИД, что при экспорте результатов интеллектуальной деятельности, не относящихся к федеральной собственности, могут быть предъявлены претензии Российской Федерации, противоречит действующему гражданскому законодательству, вследствие того, что обязанной стороной по международным коммерческим контрактам выступает не Российская Федерация или государственный орган РФ, а российская коммерческая организация, которой предоставлено право внешнеторговой деятельности в сфере военно-технического сотрудничества.

Для реализации Минюстом России (ФАПРИД) функции правовой защиты результатов интеллектуальной деятельности в названной сфере целесообразно исходить из следующего:

1. Минюст России при согласовании проектов решений Правительства РФ на экспорт военной продукции должен представлять интересы исключительно Российской Федерации в части поставок названных результатов интеллектуальной деятельности, находящихся в федеральной собственности.

Правовая защита интересов Российской Федерации при поставках такой продукции военного назначения должна осуществляться путем заключения лицензионных договоров на использование результатов интеллектуальной, находящихся в федеральной собственности. Эту работу необходимо будет осуществлять на этапе согласования соответствующих проектов распоряжений Правительства РФ на поставку военной продукции иностранным заказчикам.

2. В соответствии с действующим гражданским законодательством проверка патентной чистоты не является обязанностью субъекта хозяйственной деятельности в ходе коммерческого использования результатов интеллектуальной деятельности. Данный аспект в силу реализации принципа автономии воли субъекта (п. 1 ст. 2 ГК РФ) при осуществлении им хозяйственной деятельности находится в ведении этого субъекта и применяется им по своему усмотрению для предотвращения ущерба собственным имущественным интересам при гражданском обороте объектов интеллектуальной собственности.

Понуждение хозяйствующих субъектов осуществлять проверку патентной чистоты в форме заключения соответствующих договоров с ФАПРИД противоречит п. 1 ст. 421 ГК РФ, в соответствии с которым правовым основанием такой обязанности может быть только федеральный закон.

В настоящее время экспорт результатов интеллектуальной деятельности, относящейся к продукции военного назначения, без проверки патентной чистоты невозможен в силу того, что соответствующее заключение ФАПРИД является основанием таможенного оформления данного вида товаров11, что противоречит п. 10 Положения о порядке осуществления военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами12 . В соответствии с этой нормой необходимым условием для осуществления таможенного оформления и проведения таможенного контроля в отношении этой продукции является наличие соответствующей лицензии Минторга России.

Следующим аспектом характеристики правовой основы военно-технического сотрудничества РФ является объективность нормативных правовых актов, регулирующих отдельные аспекты военно-технического сотрудничества. Здесь необходимо различать два момента:

• объективность с точки зрения их соответствия легальным правовым нормам, устанавливающим общие правила поведения как государственных органов, так и хозяйствующих субъектов в сфере военно-технического сотрудничества (выше этот аспект был рассмотрен);

• легитимность правовых норм, регулирующих экспорт вооружения и военной техники.

В контексте настоящего исследования речь идет не только и даже не столько о соответствии этих норм федеральным законам, а о самой сущности этих норм, насколько устанавливаемые ими правила действительно отражают право, объективную потребность в нормативном регулировании тех или иных отношений, установлении общих и частных запретов, введение ограничений. Т.е. речь идет о самих основах правового регулирования, их соответствии исходным началам права.

Рассмотрим ситуацию на двух конкретных примерах действующего законодательства.

Пунктом 14 Положения о порядке осуществления военно-технического сотрудничества РФ с иностранными государствами13 предусмотрено, что подписание контрактов в отношении продукции военного назначения с инозаказчиками и договоров с российскими производителями во исполнение этих контрактов осуществляется только после принятия соответствующих решений Правительством РФ. Данная норма установлена указом Президента РФ в соответствии с его полномочиями. Т. е. в объективном смысле она законна. Но легитимна ли она с точки зрения сущности права? Была ли объективная необходимость в целях реализации интересов национальной безопасности государства устанавливать столь жесткий режим в отношении юридического основания субъективных прав на подписание контрактных и договорных документов? Действующая система экспортного контроля при осуществлении военно-технического сотрудничества весьма эффективно отслеживает соблюдение интересов национальной безопасности Российской Федерации на этапах маркетинговой деятельности, когда инозаказчиками в ходе переговоров могут передаваться сведения, предварительно согласованные с Минобороны России и сообщаться уровень цен, согласованный с Минторгом России. На этапе исполнения контрактных обязательств интересы государства отслеживаются при получении лицензии на вывоз (ввоз) продукции военного назначения. Элементом лицензирования является проверка соответствия контракта специальному решению Правительства РФ о поставке военной продукции иностранному заказчику. В случае несоответствия контракта данному решению в соответствии со ст. 168 ГК РФ он будет ничтожен с применением последствий недействительности сделок, установленных ст. 169 ГК РФ, т.е. в доход государства может быть взыскано все полученное по сделке обеими сторонами в зависимости от умысла.

Таким образом, существующие механизмы экспортного контроля обеспечивают эффективный контроль за соблюдением интересов государства при совершении субъектами ВТС сделок в отношении продукции военного назначения. Нужен ли еще один механизм этого контроля? И что он дает? В плане обеспечения контроля за соблюдением интересов государства — ничего. Но большие трудности при осуществлении военно-технического сотрудничества этой нормой создаются. Имеются примеры того, что соответствующие решения Правительства РФ на поставку военной продукции не выходили в течение более двух лет. И речь шла о сотнях миллионов долларов, которые могли быть потеряны для России из-за объективно бесполезных норм, ужесточающих режим экспортного контроля в этой сфере.

Для учета интересов государства можно было бы использовать более мягкую юридическую конструкцию, предоставив субъектам ВТС подписывать контракты с инозаказчиками с последующим одобрением этой сделки Правительством РФ и разрешением осуществлять исполнение контрактных обязательств по ней. Такая конструкция позволила бы:

• приобретать права и обязанности субъектами ВТС самостоятельно при соблюдении преддоговорных ограничений с последующей практической работой по исполнению обязательств;

• максимально использовать на законном основании временной интервал между подписанием контракта и выходом соответствующего распоряжения Правительства РФ, что существенно повысило бы оперативность внешнеторговой деятельности и гибкость правового регулирования.

Другим аналогичным примером является норма, содержащаяся в пп. “л” п. 6 Указа Президента РФ от 7 декабря 1998 г. № 1488 “Вопросы военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами”14 , которая установила, что российские оборонные агентства определяют организации—разработчики и производители, исполняющие контрактные обязательства с инозаказчиками15 . Получается ситуация, что обязанной стороной перед инозаказчиками являются субъекты военно-технического сотрудничества, но они не в состоянии самостоятельно определить, с кем им заключить договора для исполнения контрактных обязательств. Контрагенты директивно устанавливаются государственным органом, который никакой имущественной ответственности перед инозаказчиком не несет. Что дает эта норма? Защищаются ли интересы государства в этом случае? При существующем уровне коррумпированности госаппарата она может защищать только определенные интересы определенного круга лиц, наделенных полномочиями принимать решение по этому вопросу.

Два приведенных примера показывают, что две абсолютно законные нормы абсолютно не отражают объективной потребности в правовом регулировании названных отношений, т.е. они не легитимны и имеют мало что общего с правом.

Вместе с тем в сфере военно-технического сотрудничества существуют общественные отношения, нуждающиеся в нормативно-правовом регулирования, так как затрагиваются, с одной стороны, интересы национальной безопасности российского государства, с другой нормативная неурегулированность этих отношений, создает основу для неоправданного вмешательства государственных органов во внешнеторговую деятельность субъектов ВТС, что затрагивает уже их интересы.

Это в полной мере относится к проблеме экспортных обликов продукции военного назначения. К государственным посредникам поступают многочисленные обращения организаций— разработчиков продукции военного назначения по вопросам порядка подготовки и утверждения экспортных обликов своей продукции, связанные с нормативно необоснованными требованиями Минобороны России. В силу того что порядок подготовки и согласования экспортных обликов во многом носит межведомственный характер и затрагивает интересы субъектов военно-технического характера, необходимо издание нормативного правового акта правительственного уровня, детально регламентирующеего все аспекты этого порядка.

Государственные посредники при подготовке проектов распоряжений Правительства РФ о поставке вооружения и военной техники из наличия Вооруженных Сил столкнулись с позицией Минфина России, которое понимает под “реализацией” непосредственные договорные отношения между Минобороны России и государственными посредниками. Такая позиция Минфина России не имеет под собой правового основания.

В соответствии с п. 4 Указа Президента РФ от 6 сентября 1999 г. № 1164 Минобороны России разрешена реализация вооружения и военной техники, высвобождаемых из наличия Вооруженных Сил РФ, через государственных посредников. Названным Указом не определен конкретный порядок такой реализации, т.е. непосредственно или через предприятия промышленности, которым Минобороны России передает на договорной основе по остаточной стоимости высвобождаемое имущество для его дальнейшего восстановления, экспортной подготовки и поставки через государственного посредника. Нормативного определения понятия “реализация” не содержится ни в гражданском, ни во внешнеторговом законодательствах.

Вследствие этого узкое толкование Минфином России понятия “реализация”, заключающееся в том, что оно подразумевает под ним непосредственные договорные отношения между государственными посредниками и Минобороны России, направленные на реализацию высвобождаемого вооружения и военной техники, не обоснованно.

Зачастую используется иной порядок реализации вооружения и военной техники, предусматривающий передачу на договорной основе высвобождаемого имущества из наличия Минобороны России предприятиям промышленности для последующей экспортной подготовки и реализации этого вооружения и военной техники через государственных посредников, который не противоречит Указу Президента РФ от 6 сентября 1999 г. № 1164.

Данный порядок не противоречит также Федеральному закону “О федеральном бюджете на 2000 год”. В соответствии со ст. 25 названного закона предусматривается, что средства, поступающие в 2000 г. от реализации вооружения и военной техники, зачисляются на счета Минобороны России16 . В предлагаемом порядке это будут средства, которые заплатят предприятия промышленности Министерству обороны РФ на договорной основе. Конкретный порядок реализации ВиВТ этим законом не установлен.

В соответствии с п. ”г” ст. 114 Конституции РФ Правительство РФ осуществляет управление федеральной собственностью. Следовательно, оно правомочно устанавливать порядок распоряжения имуществом, находящимся в федеральной собственности, в своих распоряжениях на поставку продукции военного назначения в иностранные государства из наличия Минобороны России в соответствии с Порядком осуществления военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами, установленным Указом Президента РФ от 6 сентября 1999 г. № 1164.

Учитывая, что реализация высвобождаемого имущества из наличия Вооруженных Сил вызывает неоднозначное понимание федеральными органами исполнительной власти конкретного порядка его осуществления, целесообразно издание нормативного правового акта, регулирующего этот порядок.

Существует объективная потребность в нормативном регулировании таких аспектов военно-технического сотрудничества, как:

• выдача заключений Министерства обороны России федеральным органам исполнительной власти, российским и иностранным субъектам военно-технического сотрудничества по их запросам об отнесении продукции, предлагаемой к ввозу и (или) вывозу, к продукции военного назначения;

• согласование заявлений Министерством обороны России на получении лицензии на ввоз и вывоз продукции военного назначения;

• осуществление Минобороны России контроля качества и приемки продукции военного назначения, изготавливаемой предприятиями—разработчиками и производителями для исполнения контрактных обязательств с инозаказчиками, в процессе ее разработки и производства;

• согласование Минюстом России и Минобороны России планов мероприятий по обеспечению правовой защиты государственных интересов при передаче иностранным заказчикам результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного назначения, права на которые принадлежат Российской Федерации;

• таможенное регулирование ГТК России ввоза и вывоза продукции военного назначения, в том числе экспортно-импортных операций в области военно-технического сотрудничества;

• определение оборонными агентствами организаций—разработчиков и производителей продукции военного назначения, участвующих в выполнении контрактов на поставку продукции военного назначения.

Это те аспекты военно-технического сотрудничества, которые отнесены к объектам государственного контроля, но которые до сих пор не урегулированы нормативными правовыми актами, а следовательно, в этих областях есть возможность для неоправданного вмешательства государственных органов во внешнеторговую деятельность субъектов ВТС.

Таким образом, подводя итог исследованию правовой основы военно-технического сотрудничества, можно сделать следующие выводы:

1. Несмотря на то, что в 1998 г. был принят Федеральный закон “О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами” нормативная основа военно-технического сотрудничества не получила должного качественного развития. В существующем законодательстве имеются существенные противоречия и несоответствия, многочисленные пробелы в правовом регулировании.

2. Существующие правовые нормы в области ВТС в значительной мере не отражают объективной потребности в правовом регулировании конкретных общественных отношений, выражающееся, с одной стороны, в излишней нормативной регламентации отношений, когда этого не требуется, с другой, в отсутствии вообще какой-либо регламентации, когда в этом имеется объективная необходимость. Вследствие этого в определенной мере существующее законодательство в сфере ВТС не легитимно.

3. Правовое регулирование многих аспектов военно-технического сотрудничества фрагментарно. Не создан строго очерченный контур правовой основы, исключающий неоправданное вмешательство государственных органов во внешнеторговую деятельность субъектов военно-технического сотрудничества.

4. В существующей правовой основе не достигнут баланс между административными механизмами, адекватно отражающими потребности государства в защите интересов национальной безопасности при осуществлении военно-технического сотрудничества, и самостоятельностью субъектов военно-технического сотрудничества, позволяющей им эффективно конкурировать на мировом рынке вооружений.

Все это в совокупности позволяет сделать вывод, что военно-техническое сотрудничество Российской Федерации с иностранными государствами до настоящего времени остается в зоне неинтенсивного правового регулирования, и понадобятся годы для создания сбалансированной, адекватной объективным потребностям защиты интересов национальной безопасности ее правовой основы.


--------------------------------------------------------------------------------

1 См. Федеральный закон № 114-ФЗ “О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами” от 19 июля 1998 г. // Российская газета. 1998. 23 июля.

2 См.: Концепция. Национальной безопасности Российской Федерации. Указ Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300 // Собрание законодательства РФ. 1997. № 52. Ст.5909

3 К субъектам ВТС относятся государственные посредники в области экспорта военной продукции и российские организации — разработчики и производители, получившие право на осуществление внешнеторговой деятельности в отношении продукции военного назначения в соответствии с решением Президента РФ.

4 Собрание законодательства РФ. 1999. № 41. Ст.4927

5 См.: Российская газета. 1999. 29 ноября.

6 См.: Указ Президента РФ № 1164 “О мерах по повышению эффективности военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами” от 6 сентября 1999 г. // Собрание законодательства РФ. 1999. № 37. Ст. 4448.

7 См.: Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3302.

8 См.: Собрание законодательства РФ. 1998. № 20. Ст. 2146.

9 См.: постановление Правительства РФ № 1132 “О первоочередных мерах по правовой защите интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения” от 29 сентября 1998 г. // Собрание законодательства РФ. 1998. № 40. Ст. 4964.

10 См.: приказ ФАПРИД № 6 “Об усилении контроля за вывозом товаров, содержащих результаты научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения” от 12 мая 1999 г.

11 См.: Письмо ГКТ России № 01-15/16497 “О контроле результатов интеллектуальной деятельности” от 10 июня 1999 г.

12 Утверждено Указом Президента РФ от 6 сентября 1999г. № 1164 // Собрание законодательства РФ. 1999. № 37. Ст. 4448.

13 Утверждено Указом Президента РФ от 6 сентября 1999 г. № 1164.

14 См.: Собрание законодательства РФ. 1998. № 50. Ст. 6127.

15 Данная норма касается исключительно государственных посредников в сфере экспорта военной продукции.

16 См.: Федеральный закон № 227-ФЗ “О федеральном бюджете на 2000 год” от 31 декабря 1999 г. // Российская газета. 2000. 5 января.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)