ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

Особенности правового регулирования вопросов многогражданства странами Латинской Америки

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 23 сентября 2004
АвторОПУБЛИКОВАЛ: maskaev
АвторРУБРИКА: Вопросы межд.права




АВТОР: Е. С. Смирнова

ИСТОЧНИК: журнал "ПРАВО И ПОЛИТИКА" №4,2001


Решение проблем гражданства странами Латинской Америки представляет интерес для анализа развития этого института. Прежде всего, процесс правового регулирования вопросов гражданства в странах Латинской Америки начался раньше, чем в Европе, и как следствие — можно найти аналогии в международно-правовых договорах и соглашениях, заключенных позднее в других регионах. Для российского законодателя, исследующего проблемы гражданства стран СНГ, интересен опыт унификации правовых систем зарубежных стран. При изучении проблем гражданства стран СНГ особенно заметна та общая линия, которая является единой при заключении договоров о взаимном признании натурализации независимо от временного фактора и состава участников. Si parva licet componere magnis (если позволено сопоставить малое с великим) — такой формулой можно охарактеризовать сравнение договоров стран СНГ и подобный опыт латиноамериканских стран. Тем не менее попытаемся провести параллель именно в этой плоскости.

Урегулирование вопросов гражданства между европейскими и латиноамериканскими странами составляет солидную договорную базу. Это Конвенция между Италией и Никарагуа 1917 г. о праве сохранить первичное гражданство при проживании на территории другого договаривающегося государства. Возможность передачи гражданства детям регулируется законодательством государства проживания, при этом дети по достижении совершеннолетия могут отказаться от одного из своих гражданств.

Подобное решение вопроса гражданства несовершеннолетних имеется в ст. 1 двустороннего Соглашения об урегулировании вопросов двойного гражданства между Россией и Туркменистаном (1993 г.)1. Договор между Россией и Казахстаном о правовом статусе граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Республики Казахстан, и граждан Республики Казахстан, постоянно проживающих на территории России, свидетельствует об аналогичном решении проблемы2. Предусмотренная в Договоре возможность прохождения воинской службы гражданами обоих государств была зафиксирована в Конвенции между Аргентиной и Францией 1927 г. Эта Конвенция регулировала вопрос прохождения военной службы гражданами договаривающихся государств, родившихся и проживающих на территории другого договаривающегося государства.

Декларация между Бразилией и Италией, подписанная в 1929 г., рассматривала расхождения между jus sanguinis (правом крови) и jus soli (правом почвы) относительно несовершеннолетних и регулировала проблему двугражданства. Названная декларация при поверхностном рассмотрении кажется несколько архаичной, тем не менее ее позитивный опыт может быть использован при сходных ситуациях на пространстве СНГ при разрешении вопросов, связанных с наличием у лиц многогражданства, обусловленных коллизией законодательств.

Необходимость решения вопросов гражданства на территории Латиноамериканского континента привела к заключению так называемых пограничных договоров между Перу и Колумбией (1922 г.), а также между Перу и Чили (1929 г.). При сравнении с договорной базой стран СНГ аналогичным можно назвать Соглашение между Республикой Беларусь и Республикой Казахстан об упрощенном порядке приобретения гражданства гражданами Республики Беларусь, прибывающими для постоянного проживания в Республику Казахстан, и гражданами Республики Казахстан, прибывающими для постоянного проживания в Республику Беларусь, а также все другие договоры и соглашения подобного содержания между государствами СНГ3.

Примером решения проблемы путем заключения многосторонних договоров является Конвенция Рио-де-Жанейро о статусе натурализованных лиц 1906 г. В Конвенции участвовали Бразилия, Чили, Колумбия, Коста-Рика, Эквадор, Гватемала, Гондурас, Мексика, Никарагуа, Панама, Сальвадор, США, Уругвай. В 1907 г. Коста-Рика, Гватемала, Гондурас, Никарагуа и Сальвадор при заключении Генерального договора о мире и согласии установили равенство прав лиц государственной принадлежности одного договаривающегося государства на территории другого во всех областях. Продолжением этого диалога стал Вашингтонский договор 1923 г.

Кодекс Бустаманте, или, точнее, Гаванская конвенция 1928 г., подписанная 12 государствами Латинской Америки, явилась своего рода основополагающим договором при решении проблем граждан одного государства, проживающих на территории другого. Названной категории лиц был предоставлен национальный режим в области гражданских прав и их гарантий. Ограничение этих прав выносилось на усмотрение самого государства.

Конвенция о гражданстве, заключенная в Монтевидео в 1933 г., определяла, что натурализация в одном договаривающемся государстве влечет утрату прежней государственной принадлежности, а также закрепляла положение о том, что переход части территории к другому государству не должен повлечь автоматической натурализации проживающего на ней населения.

Многосторонний Договор о правовом статусе граждан одного государства, постоянно проживающих на территории другого, заключенный в 1998 г. между Беларусью, Казахстаном, Киргизией и Российской Федерацией, предоставляет постоянным жителям те же права, что и гражданам страны проживания, изъятия же допускаются на основании конституции сторон4. Названное ограничение повторяет положение Кодекса Бустаманте в отношении прав граждан 12 латиноамериканских государств.

Желанием ограничить двойное гражданство руководствовались при заключении договоров Колумбия и Перу (1922 г.); Аргентина и Испания (1969 г). Договоры предусматривали денационализацию при добровольном получении гражданства другой стороны.

В Монтевидео в 1933 г. была предложена к подписанию Конвенция о гражданстве женщин, установившая недопустимость дискриминации по признакам пола. Названную конвенцию можно назвать пионером в решении проблем гражданства женщин. Конвенция ООН о гражданстве замужней женщины 1957 г. явилась логическим продолжением латиноамериканской конвенции, добавив к содержащимся в Конвенции 1933 г. принципам существенное дополнение о том, что ни заключение, ни расторжение брака не должно влиять на гражданство лица.

Первым прецедентом, приведшим к судебному разбирательству по вопросу гражданства в странах Латинской Америки, явилось дело Каневаро, рассмотренное Постоянной палатой международного правосудия в 1912 г. Г-н Каневаро, пользуясь коллизией законодательств о гражданстве Италии и Перу в следовании принципам “права почвы” и “права крови”, получил гражданство обоих государств. Решение международного суда в отношении гражданства названного лица подтвердило концепцию “эффективной государственной принадлежности” — в данном случае гражданства Перу, так как Каневаро был избран в сенат этого латиноамериканского государства и даже был назначен на должность консула в Голландию. В дальнейшем этот принцип неоднократно использовался в международной практике. Европейский суд по правам человека, рассматривая нарушения прав граждан при подобных ситуациях, в своих решениях ссылается, как правило, на принцип эффективной связи, впервые закрепленный в решениях по делу Каневаро и по делу Ноттебома5.

Классическим примером решения вопроса многогражданства, имеющим отношение к Латинской Америке, является дело Ноттебома. Упоминание о нем имеется практически во всех монографиях и главах учебников, посвященных проблемам гражданства. Суть этого дела заключается в следующем: в 1955 г. Международный суд ООН отказал Лихтенштейну в праве на осуществление международной защиты г-на Ноттебома против Гватемалы за причиненные ему убытки. Имея германское гражданство, Ноттебом с 1905 г. поселился в Гватемале, где успешно занимался предпринимательством. В годы Второй мировой войны, посетив Люксембург, он обманно приобрел гражданство этого нейтрального государства, не отказываясь от предыдущего гражданства. Продолжая жить и вести дела в Гватемале, в 1943 г. “в результате применения мер военного времени” Ноттебом был выслан как иностранец, имущество его было конфисковано, а Гватемала принять его обратно отказалась. Международный суд, изучив мотивы и обстоятельства натурализации Ноттебома, в своем решении “предпочтение отдал действительному и эффективному гражданству” лица, основывающемуся “на более прочных фактических связях”. В данном случае Гватемалы. Значение этого принципа для разрешения проблемы гражданства в других странах подчеркивает оценка “дела Ноттебома”, сделанная известным английским ученым-международником Я. Броунли: “В основе практики государств в области государственного преемства и непрерывности государств в значительной мере лежит принцип эффективной связи”6. Учитывая тот факт, что все бывшие Советские республики, а ныне независимые государства, являются преемниками СССР, последовательное применение принципа фактической эффективной связи населения с территорией проживания может послужить устранению безгражданства и конфликтных ситуаций на всем постсоветском пространстве.

Урегулирование вопросов гражданства между странами Европы и странами Латинской Америки имеет много исторически обусловленных особенностей. Эти черты в большинстве своем придают своеобразие институту гражданства региона. Можно сказать, что сравнение национального законодательства о гражданстве стран Латинской Америки с законодательной базой о гражданстве стран СНГ возможно лишь в ограниченном объеме. Относясь к европейской континентальной правовой системе, законы о гражданстве стран СНГ в большей степени сопоставимы с нормами европейского права, чем с законодательной базой большинства латиноамериканских стран. Особенности национального регулирования гражданства объясняются как незначительными территориями и небольшим числом населения некоторых государств региона, так и объективными историческими предпосылками формирования правовых систем.

В настоящее время договоры и соглашения, заключенные в начале века между странами Европы, США и Латинской Америки, нашли свое воплощение в законах о гражданстве и в конституциях государств Латинской Америки. В большинстве случаев на Южноамериканском континенте можно наблюдать закрепленное в конституциях право на гражданство. Регулирование же вопросов гражданства стран СНГ имеет хорошо разработанные национальные законодательные базы7. Характеризуя институт гражданства в странах СНГ, можно говорить только об одном случае решения вопроса конституционным путем. Это конституционное регулирование гражданства в Азербайджане в период с 1995 по 1998 г., которое завершилось в сентябре 1998 г. принятием Закона о гражданстве Азербайджанской Республики.

Одной из особенностей правового регулирования вопросов гражданства в регионе является отсутствие как такового закона о гражданстве в Боливии, Гватемале, Колумбии, Коста-Рике, Уругвае, Эквадоре, на Кубе. Конституции этих государств содержат понятие, основные принципы, условия натурализации, утраты гражданства, права и обязанности граждан, зачастую имеются положения, затрагивающие процессуальную сторону гражданства. Наряду с этим такие государства, как Аргентина и Никарагуа, руководствуются при решении вопросов о гражданстве специально разработанными законами.

Рассматривая международно-правовые аспекты института гражданства стран Латинской Америки, необходимо уделить внимание регулированию ими вопросов многогражданства. Учитывая исторические связи стран Латинской Америки и Испании, рассмотрим статьи Конституции Испании, посвященные международно-правовому регулированию вопросов гражданства. Так, ст. 20 Конституции определяет срок для приобретения гражданства в 10 лет. Однако в порядке исключения требуется проживание только в течение двух лет без соблюдения дополнительных условий для граждан Латинской Америки. Ст. 22 лишает гражданства Испании лицо, приобретшее гражданство другой страны, но приобретение лицом гражданства какой-либо латиноамериканской страны не повлечет за собой утраты испанского гражданства при наличии соглашения Испании с соответствующей страной8. Все перечисленное может свидетельствовать о предоставлении определенных льгот для испаноязычного населения Латинской Америки.

В свою очередь, большинство латиноамериканских государств законодательно закрепляют положение о льготном, упрощенном получении гражданства для жителей других латиноамериканских стран и Испании. Зачастую в конституциях государств содержится прямое указание на допущение многогражданства в отношении определенной категории лиц. В частности, Конституция Боливии в ст. 37 указывает, что “гражданами Боливии по натурализации являются: испанцы и латиноамериканцы, которые получают боливийское гражданство и сохраняют при этом свое гражданство”. Интересен опыт решения вопросов гражданства Венесуэлой, государством, которое насчитывает свыше 2 млн. иностранцев, проживающих без регистрации, при населении в 18 млн. человек. “Иностранцы, являющиеся по рождению гражданами Испании или любого латиноамериканского государства, пользуются преимуществами при получении гражданства по натурализации” — говорится в ст. 36 Конституции Венесуэлы.

Конституция Колумбии 1991 г. в разделе “О жителях, колумбийцах и иностранцах” указывает на возможность получения гражданства путем натурализации для граждан Латинской Америки по рождению. Нетипичным для законодательства региона является неизбежность утраты предыдущего гражданства при приобретении колумбийского9. Недопущение двойного гражданства при натурализации путем отказа от предыдущего содержится также в Конституции Республики Куба.

Законодательно отвергая двойное гражданство, государства Латинской Америки предусматривают возможность бипатризма при наличии международных договоров и соглашений. А так как договорная база государств региона в этом вопросе имеет достаточно развитую систему, и в ней зачастую закреплены довольно несложные условия для натурализации в отдельных государствах региона, можно предположить наличие у ряда граждан стран Латинской Америки двойного и более гражданства10.

Возвращаясь к цели нашего исследования, попытаемся дать ответ на следующие вопросы. Применим ли опыт решения проблемы многогражданства стран Латинской Америки к странам СНГ? Возможно ли вообще сопоставление столь территориально отдаленных регионов?

Исходя из того, что во всем мире интеграционные процессы имеют универсальные закономерности, а различия по масштабам и интенсивности их развертывания определяются региональными условиями, можно сделать вывод о значимости подобных процессов независимо от того, в какой части земного шара они происходят. Изучение опыта разных стран и регионов мира будет способствовать обогащению правовой культуры населения. Говоря о необходимости популяризации подобных идей, проф. И.И. Лукашук подчеркивает: “Низкий уровень интернационального сознания отрицательно сказывается и на решении внутренних проблем многонационального государства”11.

Для России, заключившей ряд договоров и соглашение по вопросам гражданства с другими странами СНГ, пример решения проблемы многогражданства стран Латинской Америки является фактором, подтверждающим правильность последовательного курса государства на развитие договорной базы с республиками, имеющими многовековую историческую связь с нашим государством. Указывая на необходимость ориентации государств на позитивную историческую традицию, акад. Б.Н. Топорнин отмечает: “Признавая историческое своеобразие России, не следует забывать и об общезначимых ценностях, результатах и ориентирах европейской и всемирной истории, современных тенденциях и направлениях развития мирового сообщества народов и государств”12.

Примером подобного следования позитивным традициям можно назвать Закон “О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом”, принятый Государственной Думой 5 марта 1999 г. Несмотря на ряд споров по поводу его правового обеспечения, этот закон имеет большое политическое и моральное значение как для правительств, так и для населения государств СНГ и Балтии. По глобальности его потенциального воздействия, направленного на защиту огромной части российских соотечественников, закон сравним с Европейской конвенцией о защите прав и основных свобод человека 1950 г. Реализация этого закона должна стать столь же мощным фактором соблюдения прав и свобод человека, среди которых и право на гражданство. Подчеркивая, что правовой статус соотечественников включает в себя политические, социальные, экономические, культурные и иные права, акад. О.Е. Кутафин рассматривает гражданство как стержневое право в системе других ценностей: “От того, в какой мере обеспечено это право, зависит разрешение и других правовых вопросов”13.

Как подтверждает практика государств европейского, латиноамериканского и других регионов мира, успех при решении проблем гражданства имеет то государство, которое в наибольшей степени учитывает заинтересованность населения в международных связях с другими, исторически связанными территориями. Только совместными, последовательными усилиями государств и международного сообщества в целом возможно построение миропорядка XXI в., где правам человека будет дано место, достойное цивилизованных народов.


--------------------------------------------------------------------------------

1 Бюллетень международных договоров. 1996. №6. С. 67. (назад)

2 Там же. С. 68. (назад)

3 См. подробнее: Чуприс О.И. Конституционно-правовые проблемы гражданства в странах СНГ: сравнительно-правовой анализ / Автореферат на соискание ученой степени канд. юрид. наук. Минск, 1998. С. 9. (назад)

4 См.: Российская газета. 1998. 10 ноября. (назад)

5 См.: Энтин М.Л. Международные гарантии прав человека. Опыт Совета Европы. М., 1997. С. 167. (назад)

6 Броунли Я. Международное право (В двух книгах). Книга вторая. М., 1977. С. 46-63.; Лукашук И.И. Международное право. Особенная часть. М., 1997. С. 26.; Черниченко С.В. Международно-правовые вопросы гражданства. М., 1968. С. 76. (назад)

7 См. подробнее: Смирнова Е.С. Международно-правовые проблемы гражданства стран СНГ и Балтии в свете европейского опыта. М., 1999. (назад)

8 См.: Громушкин П.Г. Законодательные акты о гражданстве. Т. 1 М., 1993. (назад)

9 Громушкин П.Г. Указ. соч. (назад)

10 Cuadernos de nuestra America. Habana. №4. 1998. P. 24. (назад)

11 Лукашук И.И. Внешняя политика России и международное право. М., 1997. C. 51. (назад)

12 Топорнин Б.Н. Внешняя политика России и международное право. М., 1997. С. 51. (назад)

13 Кутафин О.Е. Положение российских соотечественников в странах СНГ и Балтии // Дипломатический вестник. 1998. №3. С. 46. (назад)






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)