ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

К вопросу о правовом регулировании статуса лиц с двойным гражданством

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 23 сентября 2004
АвторОПУБЛИКОВАЛ: maskaev
АвторРУБРИКА: Вопросы межд.права




АВТОР: В. В. Свинарев

ИСТОЧНИК: журнал "ПРАВО И ПОЛИТИКА" №2,2001


Гражданство — это юридический институт, регламентирующий принадлежность индивида (физического лица) к определенному государству путем законодательного определения и закрепления их взаимных прав и обязанностей. Следует обратить внимание на то, что в этой правовой конструкции участники взаимоотношений — государство и индивид — выступают в качестве равноправных сторон. Ущемление прав одной из них неизбежно ведет к деформации всей системы взаимоотношений, свидетелями чего мы были в недавнем прошлом, когда государство доминировало в правах над индивидом и превращало последнего в “безвольный винтик” своего механизма. К сожалению, в настоящее время мы наблюдаем попытки воссоздать неравенство во взаимоотношениях государства и индивида, но теперь уже расширить права индивида. Одним из приемов реализации такого подхода является обращение к концепции двойного гражданства как способа наиболее полного удовлетворения чаяний и интересов, прав и свобод наших соотечественников за рубежом, прежде всего в странах СНГ1.

В настоящее время лица, состоящие в гражданстве двух или нескольких государств, именуются бипатридами. В юридическом смысле бипатризм означает установление, закрепление и поддержание (развитие) взаимных прав и обязанностей физического лица с несколькими (по крайней мере двумя) государствами. Однако характер такого рода правоотношений, как правило, весьма отличен и по способам возникновения, и по правовому оформлению, и по юридическим последствиям для каждой из сторон.

Правовое урегулирование вопросов двойного гражданства, как и вопросов собственно гражданства, — прерогатива государства, допускающего или отвергающего в отношении собственных граждан возможность приобретать гражданство другого государства или предоставлять свое гражданство другим лицам. Данное положение, закрепленное в качестве принципа в ряде авторитетных международных соглашений, например Конвенции, регулирующей некоторые вопросы, связанные с коллизией законов о гражданстве 1930 г., Европейской конвенции о гражданстве 1997 г., имеет прямое отношение и к проблеме признания двойного гражданства.

Современная практика государств в вопросах применения института двойного гражданства может быть представлена тремя основными формами:

а) безусловное признание права на двойное (множественное) гражданство и свободное разрешение его реализовать (допускается в Англии, Ирландии, Испании, Израиле, Франции, Канаде, Китае);

б) допущение двойного гражданства на условиях, определенных национальным законодательством (предусмотрено в Бельгии, Италии, Нидерландах, США и ряде других стран);

в) запрещение двойного гражданства (установлено в Германии, Швеции).

Российская Федерация относится ко второй группе стран, допускающих на определенных условиях возможность реализовать своим гражданам или в своей стране право на двойное гражданство.

Здесь важно вспомнить, что право на гражданство как неотъемлемое право каждого лица, закрепленное в ст. 15 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), наряду с некоторыми другими правами является системообразующим, дает возможность индивиду обладать комплексом прав и свобод и способность их реализовать. В содержании данного документа усматривается три принципиальных момента.

Во-первых, право лица на гражданство может и должно рассматриваться в контексте правоотношения этого лица с государством и определенными обязанностями последнего по отношению к индивиду. В то же время государство обладает правом выбирать, кому оказывать свое покровительство, и на основе данного права требовать выполнения соответствующих обязательств индивидом и лояльности по отношению к себе.

Во-вторых, следует согласиться с точкой зрения, неоднократно высказывавшейся проф. С.В. Черниченко, относительно юридического содержания ст. 15 Декларации. По смыслу названной статьи характер правоотношений между индивидом и государством по поводу гражданства устанавливает, что право лица на гражданство обеспечивается не безусловной обязанностью государства создать условия для реализации такого права всякому, кто того пожелает, а обязанностью создать такие условия в первую очередь тем, кто правами гражданина вообще не обладает, или если в отношении того или иного лица существует реальная угроза утраты гражданства. Таким образом, право лица на гражданство совсем не означает, что оно его получит во многих государствах, но создает реальные возможности рассчитывать на установление правовой связи хотя бы с одним из них, а также гарантирует лицу возможность сохранения имеющегося гражданства.

Наконец, когда речь идет об определенных условиях, при которых может быть реализовано то или иное право, то, строго говоря, речь идет не собственно о праве на ту или иную форму возможного и (или) должного поведения, а о необходимости предусмотреть, учесть, выполнить все те требования, которые только и дают возможность индивиду приблизиться к реализации желаемого правоотношения. Другими словами, речь может идти об “отложенном” праве индивида, в данном случае праве на гражданство. Период времени, в течение которого участники выполняют условия вступления в права, используется каждым из них для оценки самой потребности в правоотношении, изменения условий или отказа от них.

В современной публичной риторике, а нередко и государственной практике юридический смысл права на гражданство, в том числе и на гражданство другого государства, абсолютно выхолащивается в угоду достижения тех или иных политических целей: декларирование новых возможностей для собственных граждан, “заигрывание” с соотечественниками за рубежом и т.п. Однако произвольное отношение к реализации таких прав как со стороны государства, так и со стороны индивида неизбежно приводит к ослаблению первого и ущемлению реальных прав вторых.

В научной литературе и практике термин “двойное гражданство” употребляется, по крайней мере, в двух значениях. С одной стороны, “двойное гражданство” представляет собой институт международного права, под которым понимается совокупность норм права, регламентирующих порядок приобретения лицом гражданства другого государства с ведома (разрешения, согласия, по договору, соглашению между сторонами) государства, гражданство которого оно уже имеет.

С другой стороны, это общественное явление, характеризующее такое положение физического лица, при котором оно имеет два и более гражданства, приобретая их без ведома (разрешения или согласия) государства, гражданство которого оно получило первым.

Рассмотрим юридические аспекты и практику государств по отношению к этим двум подходам более подробно.

Нельзя сказать, что концепция двойного гражданства в современном мире является популярной. В то же время на практике число лиц, состоящих в гражданстве нескольких государств, велико и имеет тенденцию к возрастанию. Причин тому много, и они общеизвестны. По нашему мнению, главная из них — коллизии законов о гражданстве государств.

Совершенно очевидно, что запретить или предотвратить данное явление невозможно. В этой ситуации основные усилия государств направляются на то, чтобы урегулировать вопросы правовой связи лица с государствами своего гражданства, а также отношения между этими государствами по поводу лиц, обладающих их гражданствами. Попытки большинства государств внести ясность в такого рода вопросы носят объективный характер и обусловлены:

а) стремлением создать необходимые условия для наиболее полного и всестороннего удовлетворения прав своих граждан;

б) решимостью соблюсти собственные интересы и гарантировать свою безопасность.

В этих целях заключаются различного рода международные соглашения, направленные на:

предотвращение случаев двойного гражданства (например, конвенции между СССР и Румынией 1978 г., СССР и ЧССР 1980 г. закрепляют намерение сторон ликвидировать на основе добровольного выбора гражданства заинтересованными лицами имеющиеся случаи двойного гражданства, а также предотвратить возникновение случаев двойного гражданства в будущем);
урегулирование негативных последствий двойного гражданства. Договоры такого рода сами по себе двойное гражданство не устраняют, но призваны разрешить наиболее острые проблемы, связанные со службой в вооруженных силах, дипломатической защитой, определением юрисдикции в отношении бипатридов и др. К ним относятся: Гаагская конвенция 1930 г. (ст. 4), Европейская конвенция о множественном гражданстве 1963 г. (гл. VII);
регламентацию порядка и условий реализации права на двойное гражданство (соглашения между Россией и Туркменистаном 1993 г., Россией и Таджикистаном 1995 г.).
Следует отметить, что в Российской Федерации международные договоры являются и впредь останутся основным юридическим средством урегулирования вопросов двойного гражданства до принятия федерального закона о порядке и условиях приобретения гражданства иностранного государства. Ст. 3 Закона “О гражданстве Российской Федерации” 1991 г. различает две категории международных договоров:

а) международные договоры, предусматривающие возможность приобретения гражданами Российской Федерации гражданства другого государства (или государств) без разрешения органов государственной власти (ч.1 ст. 3) в соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции РФ;

б) так называемые соответствующие международные договоры Российской Федерации (ч.2 ст. 3), допускающие возможность приобретения гражданами Российской Федерации гражданства другого государства только с разрешения органов государственной власти.

Современная практика приобретения второго (иного) гражданства не знает примеров урегулирования такого рода вопросов в соответствии с условиями генеральной трансформации, установленными ст. 15 Конституции РФ. Иными словами, Российская Федерация пока не заключила ни одного международного договора, который бы признавал безусловное право своих граждан на иностранное гражданство (подданство). Перспектива заключения такого рода соглашения если и возможна, то, вероятно, лишь в рамках союзного государства Белоруссии и России, но это вопрос неблизкого будущего.

Что касается международных договоров Российской Федерации, которые обусловливают право граждан приобретать иное гражданство в соответствии с действующим национальным законодательством, то их число невелико. В наследство от бывшего СССР России достался ряд международных договоров по вопросам урегулирования двойного гражданства с некоторыми европейскими странами (странами бывшего социалистического лагеря — Болгарией, Польшей, Чехословакией, Румынией). За последнее десятилетие к их числу прибавилось лишь два подобных соглашения — с Таджикистаном и Туркменистаном. Показательно, что выбор партнеров по такого рода соглашениям в прошлом и в настоящее время, совершенно очевидно, связан со стремлением решить, в первую очередь, политические проблемы. Однако можно констатировать, что ожидаемых политических дивидендов от подписания этих соглашений Россия так и не получила, да и проблем с правовым урегулированием вопросов двойного гражданства от действия этих договоров не убавилось.

Согласно ч. 2 ст. 62 Конституции РФ “наличие у гражданина Российской Федерации гражданства иностранного государства не умаляет его прав и свобод и не освобождает от обязанностей, вытекающих из российского гражданства”. Следует, однако, подчеркнуть, что ни сама Конституция, ни другие нормативные акты в этом смысле не проводят различия правового статуса российских граждан, получивших российское гражданство по рождению и в результате натурализации. Недостаточно уделяется внимания и анализу характера и содержания конституционных прав и обязанностей российских граждан, находящихся под юрисдикцией Российской Федерации (проживающих на территории РФ), и российских граждан, проживающих за ее пределами. В то же время для наиболее полного учета взаимных интересов государства и гражданина необходимо исходить из того, как то или иное лицо приобрело гражданство государства, и где оно в данное время проживает

Мы уже отмечали, что права и обязанности гражданина и государства — это взаимные права и обязанности. Когда говорят о проблемах, связанных с урегулированием вопросов двойного гражданства, в качестве примера обычно приводят трудности, сопряженные с вопросами дипломатической защиты государствами своих граждан, их налогообложения, исполнения воинской обязанности защищать Родину (проблема воинской повинности лиц с двойным гражданством в соглашениях в целом решена путем закрепления принципа “эффективного гражданства”). Обратимся к последней проблеме.

Безусловно, государства имеют равные права требовать от своих граждан добросовестного исполнения их прямой обязанности защищать свою Родину. Однако, смогут ли лица, обладающие гражданствами воюющих государств, исполнить перед ними этот свой долг? Если и ответить утвердительно, то следует оговориться: да, смогут, но только по отношению к одному из них. Вполне допустимо, что непосредственное исполнение этой обязанности будет возложено на гражданина, в период мобилизации оказавшегося на территории государства непостоянного проживания. Такой подход объясняется заложенным в ряде соглашений по вопросам двойного гражданства положением, согласно которому в случае мобилизации в любой из договаривающихся сторон обязательства, возникающие в связи с действием принципа “эффективного гражданства”, приостанавливаются в отношении данной стороны (например, в п.7 ст. 6 Конвенции о сокращении случаев многогражданства и о воинской повинности в случаях многогражданства 1963 г., ст. 3 Договора между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан об урегулировании вопросов двойного гражданства 1995 г.). Нетрудно представить и характер правоотношений государства со своим гражданином, воевавшим против него, пусть и на стороне государства своего второго гражданства, после окончания военных действий.

Рассмотрим проблемы, связанные с определением и реализацией правового статуса бипатридов на другом примере. Гарантия равных прав гражданам Российской Федерации, состоящим в гражданстве и других государств (ст. 62 Конституции), не умаляет их прав участвовать в управлении государством, состоять на государственной службе. Означает ли это, что лицо, имеющее двойное гражданство в Российской Федерации, может состоять на государственной службе в органах государственной власти? В соответствии с ч.4 ст. 32 Конституции РФ все граждане России получают равный доступ к государственной службе. Это положение соответствует требованиям п. “с” ст. 25 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., согласно которому каждый гражданин без какой бы то ни было дискриминации (в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства) и без необоснованных ограничений должен иметь право и возможность допускаться в своей стране к государственной службе. Правомерным ограничением к занятию должности по государственной службе по смыслу конституционной статьи и названного международного соглашения является отсутствие в данном случае российского гражданства. Это же условие закреплено и в ст. 3 Федерального закона “Об основах государственной службы Российской Федерации” 1995 г. Однако на практике это не единственное правомерное ограничение права лица участвовать в управлении государством. В связи с этим нельзя не вспомнить и о необходимости обеспечения безопасности государства.

В соответствии со ст. 2 Закона “О безопасности” 1992 г. государство является основным субъектом обеспечения безопасности. Именно оно, действуя в этой области через органы законодательной, исполнительной и судебной власти, обеспечивает незыблемость своих жизненно важных интересов, а также интересов личности и общества. Здесь вполне уместно задаться вопросом: лицо с двойным гражданством, состоящее на государственной службе в Российской Федерации, об интересах какого государства, общества, какой личности (если речь идет не о самом бипатриде) будет (или должно!) радеть? В одной из своих работ проф. С.А. Авакьян спрашивает: что делать, если Президентом РФ вдруг станет человек с двойным гражданством, например российско-украинским? Как он будет решать проблемы Черноморского флота?2. К счастью, наш Президент не успел примерить на себя украинское гражданство, зато мы могли наблюдать появление российско-туркменского гражданина №1. Если это и был действительно политический шаг, продиктованный хоть каким-то расчетом, то вхождение во власть в качестве заместителя секретаря Совета Безопасности РФ россиянина с израильским гражданством было забвением Закона “О безопасности”3. Итоги той смуты, пусть и не во всей глубине, нам известны.

Существуют и другие общие проблемы, сопряженные с оказанием государствами дипломатической защиты лицам, обладающим их гражданством, а также распространением юрисдикции государств в отношении этой категории лиц. Как осуществляется дипломатическая защита бипатридов в третьих странах? Этот вопрос в достаточной мере урегулирован: в силу действия принципа “эффективного гражданства” лицо вначале вправе рассчитывать на защиту со стороны государства постоянного проживания, а затем — государства второго гражданства. Однако решения проблемы защиты бипатрида в отношениях между государствами, гражданствами которых он обладает, нет и, вероятно, не может быть. Есть вопросы и в установлении юрисдикции государств в отношении бипатридов. К примеру, лицо, состоящее в гражданстве Российской Федерации и Франции, постоянно проживающее на территории Франции, работает в качестве технического сотрудника французского посольства в Москве. Будет ли это лицо обладать служебным иммунитетом в случае совершения противоправных действий при исполнении служебных обязанностей, или российское государство лишь освободит его от уплаты налога на заработанную плату, получаемую в посольстве? Иными словами, рассматривает ли российское законодательство данное лицо как собственного гражданина или как иностранца? Конечно же, уместно было бы говорить о признании за этим лицом статуса российского гражданина. Тогда как быть с принципом “эффективного гражданства”?

Другой пример. Лицо, имеющее гражданство Российской Федерации и гражданство другого, скажем, мусульманского, государства, законодательство которого допускает многоженство, проживает, пусть и короткий, но достаточно определенный период времени на территории России. Правомерным ли будет его сожительство с несколькими женами, состоящими с ним в браке по закону страны его второго гражданства? Совершенно очевидно, что вопросов в таких случаях возникает намного больше, чем вариантов их разрешения.

Итак, наша позиция в отношении двойного гражданства лиц, проживающих на территории Российской Федерации, является крайне негативной. Мы убеждены, что такой взгляд разделяют многие российские ученые и практики. Конечно, государство хочет, чтобы проживающие на его территории люди были либо его гражданами, либо иностранцами. Как добиться такого положения при наличии реальных условий и уже существующего значительного контингента бипатридов? По нашему мнению, путями решения данной проблемы могут быть следующие.

Первое. В отношении несовершеннолетних, обладающих российским гражданством и гражданством другого государства в результате коллизии законов о гражданстве (принципов “права крови” и “права почвы”) и проживающих постоянно на территории Российской Федерации, установить обязательную процедуру решения вопроса о выборе гражданства до 14 лет родителями ребенка. Если отсутствует добровольное волеизъявление родителей по поводу гражданства ребенка на момент получения им паспорта, ребенок приобретает российское гражданство только в следующих случаях: а) он постоянно проживает на территории Российской Федерации; б) нет иных доказательств гражданской принадлежности ребенка к другому государству. При наличии таких доказательств, даже при сохранении места жительства в РФ решение должно быть принято в пользу отказа от признания права на российское гражданство. В этом смысле показательной является позиция по решению такого рода вопросов ряда американских ученых и практика их решения в США. В частности, Ч.Ч. Хайд считает вполне оправданным и справедливым уважать притязание иностранного государства на ребенка, получившего его гражданство на законных основаниях, как на подданного4.

В то же время вероятность неопределенности статуса лиц, даже при таком подходе, сохраняется, и окончательно проблема может быть разрешена только по прошествии определенного времени, скажем, одного года после достижения лицом 18-летнего возраста (в порядке п.1 “е” ст. 12 Закона “О гражданстве Российской Федерации” 1991 г.). Возможность переноса окончательного решения вопроса об определении гражданской принадлежности на четыре года — с 14 до 18 лет — следует рассматривать как отложенное право государства. В данном случае можно предположить, что, достигнув совершеннолетия, такое лицо неизбежно окажется перед необходимостью сделать гражданский выбор между той или другой страной. Чтобы такая необходимость стала осознанной, целесообразно вернуться к законодательной практике экспатриации, только не в смысле лишения гражданства, а в порядке реализации взаимного права государства выбирать, кто может и должен быть его гражданином. В таком случае речь идет о лишении того или иного лица права необоснованно (в нарушение существующих правил приобретения гражданства или при невыполнении обязанностей гражданина) приобретать гражданство другого государства. С нарушением прав человека такой подход, как представляется, ничего общего не имеет. Практика ряда государств как раз исходит из того, что натурализовавшиеся в другой стране собственные граждане признаются утратившими свое “прирожденное” гражданство.

Второе. Решение вопроса о двойном гражданстве в отношении лиц, получивших российское гражданство на основе международного договора.

Правовое положение лиц, обладающих гражданством нескольких государств на основе соглашения (законных бипатридов), может быть урегулировано только в рамках международного договора путем изменения или отмены норм, устанавливающих саму возможность приобретения множественного гражданства. В данном случае ст. 15 Конституции РФ и положения ст. 27 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. не дают российской власти никакого шанса поступать в решении данного вопроса произвольно, без учета позиции другой стороны. К примеру, ст. 4 Конвенции об упрощенном порядке приобретения гражданства гражданами государств — участников СНГ 1996 г. предусматривает согласованное право сторон отказывать ходатайствующим лицам в приобретении гражданства и выхода из гражданства в случаях, предусмотренных ее внутренним законодательством. В другом соглашении5 для граждан государств-участников предусматривается возможность приобретения гражданства одной из сторон с одновременной утратой гражданства другой стороны, сохраняя до принятия положительного решения свое предыдущее гражданство. Ст. 7 Европейской конвенции о гражданстве 1997 г. гласит, что право государства в законодательном порядке закреплять утрату гражданства в следующих случаях: а) добровольного приобретения другого гражданства; б) приобретения гражданства государства-участника путем мошенничества, предоставления ложной информации или сокрытия любого относящегося к делу факта, касающегося заявителя; в) добровольной службы в вооруженных силах иностранного государства; г) поведения, причиняющего серьезный ущерб жизненно важным интересам государства-участника; д) отсутствия реальной связи между государством-участником и гражданином, постоянно проживающим за границей.

К числу источников договорно-правового регулирования статуса бипатридов относятся и международные соглашения о предотвращении возникновения случаев двойного гражданства.

Как видно, и юридических оснований, и практики для достижения определенности в этом вопросе достаточно. Следует отметить, что решение вопроса о правовом статусе применительно к данной категории так или иначе определено или может быть урегулировано, поскольку существует определенная правовая база и в связи с малочисленностью этого контингента. Так, в соответствии с Инструкцией об организации работы органов внутренних дел РФ (объявленной Приказом МВД России №330 от 30 июня 1994 г.) при рассмотрении вопросов гражданства Российской Федерации заявление или ходатайство о приобретении гражданства Российской Федерации лицом, состоящим в гражданстве государства, с которым Российская Федерация имеет договор о предотвращении случаев возникновения двойного гражданства, может быть принято органами внутренних дел к рассмотрению при предоставлении заявителем документа, свидетельствующего об отношении компетентного органа такого государства к его намерению приобрести гражданство Российской Федерации. Однако для внесения полной ясности в решение вопроса гражданской принадлежности необходимо перенести все то значимое с точки зрения государственных интересов и, разумеется, с точки зрения интересов личности, что есть в мировой практике, на ниву российского законодательства.

Наконец, решение вопроса о правовом статусе лиц, имеющих множественное гражданство в результате коллизий законов о гражданстве. В отличие от группы законных бипатридов эта категория наиболее многочисленна и менее всего определена с точки зрения правового статуса. Ссылка российского законодателя и расхожее мнение правоприменителей о том, что на территории Российской Федерации российский гражданин, обладающий гражданством другого государства (в нарушение действующих правил), рассматривается только как гражданин России. По нашему мнению, это ошибочное представление. С точки зрения возможности реализации гражданских и политических прав в стране своего гражданства бипатриды всегда будут отличаться от лиц, обладающих гражданством только данного государства. В этой связи представляется уместным привести одно замечание, которое разделяется рядом российских ученых и практиков6. Внутреннее законодательство Российской Федерации имеет в виду, прежде всего, и, главным образом, права и обязанности собственных граждан, не воспринимая их возможного гражданства иностранного государства. Основанием правового заблуждения в данном случае является ч. 2 ст. 62 Конституции, формально уравнивающая в правах и свободах бипатридов и собственных граждан. Если обратиться к ст. 21 Закона РФ “О государственной тайне” 1993 г. и п. 3 Положения о порядке допуска лиц, имеющих двойное гражданство7, к государственной тайне, то становится очевидным, что если лица, имеющие двойное гражданство, приобретенное в соответствии с Законом, получают допуск лишь к сведениям, составляющим государственную тайну с грифом “секретно” (хотя согласно п. 4 названного Положения лица без гражданства в исключительных случаях могут быть допущены к сведениям, составляющим государственную тайну с грифом “особой важности” и “совершенно секретным”), а лица, имеющие множественное гражданство (“незаконные” бипатриды), вообще лишены такого права. Так, согласно ст. 22 Закона “О государственной тайне” 1993 г. основаниями для отказа должностному лицу или гражданину в допуске к государственной тайне являются: а) постоянное проживание его самого и (или) его близких родственников за границей и б) выявление в результате проверочных мероприятий действий оформляемого лица, создающих угрозу безопасности Российской Федерации. Безусловно, по этим основаниям ни одно лицо, имеющее двойное гражданство, не может и не должно быть уравнено в правах с лицами, имеющими только российское гражданство.

Высказанная точка зрения о нежелательности для Российской Федерации дальнейшего следования политике двойного гражданства ни в коем случае не исключает необходимости поиска эффективных правовых способов оказания поддержки нашим соотечественникам за границей. Мы разделяем предложения и об установлении для этой категории лиц льготного визового режима, и о заключении договоров о поселении, в которых на взаимной основе предусматривается создание благоприятных правовых режимов для лиц, имеющих гражданство другого заключившего соглашение государства, но постоянно проживающего на территории данного государства, и ряд других разумных предложений. Как нам представляется, урегулирование вопросов двойного гражданства в пользу моногражданства отвечает реальным интересам государства и чаяниям его граждан.


--------------------------------------------------------------------------------

1 См.:Микитаев А.К., Рыжонков Д.И. О концепции двойного гражданства. Актуальные проблемы гражданства: Материалы международной научно-практической конференции по проблемам гражданства. С. 8-21. (назад)

2 См.: Авакьян С.А. Российское гражданство: опыт и проблемы // Законодательство. 1997. №5. (назад)

3 См.: Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ N 1099-II ГД “О проверке наличия двойного гражданства у граждан Российской Федерации, занимающих государственные должности” от 12 февраля 1997 г. (назад)

4 См.:. Хайд Ч.Ч.. Международное право, его понимание и применение Соединенными Штатами Америки. В 3-х т. Т. 3. М., 1951. С. 462-464. (назад)

5 См.: Соглашение между Республикой Беларусь, Республикой Казахстан, Кыргызской Республикой и Российской Федерацией об упрощенном порядке приобретения гражданства 1999 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. №2. Ст. 139. (назад)

6 См., например: Ушаков Н.А. О нецелесообразности допущения Российской Федерацией двойного гражданства. Материалы международной научно-практической конференции по проблемам гражданства. М., 1995. С. 131. (назад)

7 См.: Положение о порядке допуска лиц, имеющих двойное гражданство, лиц без гражданства, а также лиц из числа иностранных граждан, эмигрантов и реэмигрантов к государственной тайне. Утверждено постановлением Правительства РФ N 1003 от 22 августа 1998 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. №35. Ст. 4407. (назад)






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)