ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

РОССИЯ - США: ПЕРВЫЕ УРОКИ БАЛКАНСКОГО КРИЗИСА 1999 г.

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 01 октября 2007
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА: Вопросы межд.права




Возможно, еще рано говорить в полном объеме об уроках балканского кризиса 1999 г. Он далек от завершения, и даже несмотря на то что его военная фаза уступила место поискам дипломатического урегулирования, такое состояние кризиса, при котором можно по всем правилам ставить вопрос о его фундаментальных уроках, еще не наступило. Скорее всего, это удел историков. Тем не менее, вопрос уже сегодня волнует многих политиков, дипломатов военных, ученых, журналистов, потому что и так, без особого анализа ясно, что балканский кризис весны-лета 1999 г. имеет знаковый характер: он свидетельствует об окончании одного периода в развитии международной обстановки и о наступлении другого, во многом отличного от предыдущего. В лучшую или худшую сторону - время покажет.

Что изменил балканский кризис?

Если ответить коротко на поставленный вопрос, то можно сказать так: он изменил почти все, потому что мир после 1999 г. уже никогда не будет таким, каким он был сразу после окончания холодной войны: примирение вчерашних противников, надежды на партнерство, демократизация международных отношений, рост сотрудничества, маргинализация конфликтов, одним словом - "новый международный порядок". Может быть, этот мир был недостаточно устойчивым, возможно, в нем были излишне сильны элементы наивного романтизма, но все же в нем явно ощущалось желание уйти от угрозы войны за счет примирения, конвергенции разных общественных систем, доминирования права и общечеловеческих ценностей, создания подлинно глобального человеческого сообщества.

Так вот, с началом бомбардировок Югославии самолетами НАТО этот мир был разбомблен первым и ушел безвозвратно в прошлое как очередная нереализованная мечта человечества. Хорошо известны попытки целого ряда политиков представить дело так, будто в действительности ущерб международной системе вследствие действий НАТО был минимальным, если он вообще имел место. В принципе признается, что военная акция блока против суверенного государства в обход Совета Безопасности ООН, конечно же, не лучшее


--------------------------------------------------------------------------------

* КРЕМЕНЮК Виктор Александрович - доктор исторических наук, профессор, заместитель директора ИСКРАН.

стр. 5


--------------------------------------------------------------------------------

решение проблемы Косово, как и всякого конфликта, но, во-первых, иного пути не было (хотя его никто и не искал), а во-вторых, эта акция даже по своему полезна: пусть, мол, знают другие "угнетатели" этнических меньшинств, что их ждет неминуемое возмездие. Одним словом, ничего страшного или экстраординарного не произошло.

Действительно, на первый взгляд может показаться, что ничего особо драматичного в Косово не случилось. Балканские кризисы бывали и в прошлые века, а на протяжении истекающего столетия их вообще было несколько. Нападения военных союзов на независимые страны также происходили в истории неоднократно, как и использование темы прав этнических меньшинств в целях пропагандистского прикрытия агрессии. Достаточно вспомнить в этой связи судетских немцев и их роль в дипломатическом и пропагандистском обеспечении нападения Германии на Чехословакию в 1938 г.

И все же среди перемен в международных отношениях разного уровня и масштаба, случившихся после нападения блока НАТО на Югославию, доминируют такие, которые свидетельствуют: в мире наступает период неизмеримо более суровый, опасный и угрожающий. Назвать это восстановлением эпохи империализма было бы упрощением, хотя, конечно же, вследствие агрессии НАТО мир отброшен к временам, когда в международных отношениях господствовали не законы, не право, а сила. Но, если в эпоху классического империализма в конце XIX - начале XX в. доминирование силы на мировой арене известным образом уравновешивалось конкурентной борьбой между несколькими державами, то сегодня силовому потенциалу США и НАТО не противостоит никакой другой аналогичный потенциал.

Возникает опаснейшая ситуация бесконтрольного применения силы в международных отношениях, что неизбежно ведет к распаду элементов порядка, основанного на праве и законе, и установлению порядка, основанного на силе и произволе. И в этом явлении по сути ничего нового нет, поскольку в истории с завидной регулярностью повторялись аналогичные случаи господства силы и произвола какого-то одного центра (последний из них - доминирование держав "оси" в 30-40-е годы XX в.), которые с неменьшей регулярностью каждый раз заканчивались крахом очередного претендента на исключительность. Но всякий раз, когда приходилось ломать хребет этакому претенденту, жертвами становились десятки миллионов жизней. По мере роста разрушительности вооружений это будет стоить уже сотни миллионов жизней.

Следовательно, косовский кризис ознаменовал переход международной системы к своего рода квазиимпериализму и, в частности, к глубоким переменам во взаимоотношениях между США, как единственной оставшейся после эпохи холодной войны сверхдержавой, лидером НАТО, и остальным миром, причем - как дружественным Вашингтону, так и недружественным или нейтральным. Напав на Югославию и проведя против нее воздушную войну, США сделали заявку, во-первых, на уникальное положение в международных отношениях, когда применение ими силы против других стран регламентируется только их собственными интересами и расчетами и ничем больше - ни правом, ни

стр. 6


--------------------------------------------------------------------------------

сдерживающим воздействием другой сверхдержавы ни, наконец, просто моральными соображениями. Во-вторых, с помощью этой агрессии был уничтожен и другой принцип международных отношений, помимо отказа от применения силы, - обязательство использовать только политические и дипломатические средства урегулирования конфликтов, выросшее из понимания опасности применения современных разрушительных вооружений.

Остается только сожалеть о том, сколько в свое время было использовано чернил и сказано слов, в том числе нашими американскими коллегами, относительно того, что военная сила должна быть в принципе исключена из поиска урегулирования конфликтов (ее применение оправданно, как это было во время кризиса в Персидском заливе в 1990-1991 гг., только в одном случае - при прямом военном нападении на страну из-за рубежа). Правда, в своеобразной манере пережитки этого принципа сохранены американской дипломатией, но для других. Интересно наблюдать, как дипломатия страны, возглавившей агрессию против Югославии, пытается учить Россию, как вредно и не нужно применять военную силу в борьбе против чеченских террористов.

В-третьих, подвергся эрозии принцип национального суверенитета и невмешательства во внутренние дела государств. Какими бы отвратительными ни выглядели действия югославского правительства против албанского населения в Косово, это было все же внутреннее дело Югославии и никого больше.

С этой точки зрения такое следствие "победы" НАТО, когда албанцы в Косово убивают сербов, а не наоборот, только подчеркивает тот факт, что постороннее силовое вмешательство не ведет к торжеству права. Меняются местами лишь те, кто убивает, и те, кого убивают. Кроме того, последовавший вслед за агрессией НАТО бойкот югославского президента также представляет собой результат грубого произвола и вмешательства в дела Югославии, так как С. Милошевич остается законно избранным в соответствии с конституцией страны ее президентом. И до тех пор, пока он занимает этот пост, все остальные страны и государства обязаны уважать выбор народа Югославии. (Интересно, как бы сами американцы реагировали, если бы правительства других стран объявили бойкот Б.Клинтону из-за его любовных похождений?)

Одним словом, агрессия НАТО против Югославии разом перечеркнула целый ряд коренных принципов, не которых строилась международная система после 1945 г. и благодаря которым она сумела благополучно, без большой войны, пережить холодную войну. В том числе нанесен удар и по роли ООН в качестве образующего фактора этой системы. Тем самым мир вновь обращен к ситуации, когда, как советовали римляне, если хочешь сохранить мир, готовься к войне.

Что из этого может выйти?

Среди многих выступлений по поводу косовского кризиса можно выделить явную доминанту: мол, все рано или поздно образуется и войдет в нормальную колею, и не нужно усложнять ситуацию, не надо преувеличивать ущерб, нанесенный мировому устройству агрессией НАТО. Надо постараться вести себя

стр. 7


--------------------------------------------------------------------------------

так, будто весь эпизод с Косово был своего рода небольшой аномалией и все негативные последствия от него рано или поздно сойдут на нет.

Безусловно, как и всякая позиция, направленная на минимизацию ущерба, причиненного агрессией всему миру, а не только Югославии, и эта позиция имеет право на существование. Однако позволительно спросить, означает ли это, что факт агрессии крупнейшего военного блока против суверенного государства под надуманным предлогом (а предлог был явно надуман, потому что в современном мире насчитывается несколько десятков ситуаций, подобных косовской, и никто, даже самые ярые защитники прав меньшинств в Вашингтоне, не думает вмешиваться в каждую из них) так и останется без последствий? Неужели государственные и политические деятели в странах Запада на самом деле считают, что воздушная война против суверенной Югославии не вызовет никаких скрытых или открытых, тайных или явных, немедленных или отдаленных последствий?

То, что так думают натовские военные, сомнений не вызывает, но на то они и военные: они выполнили приказ своего главнокомандующего, а дальше - уже сфера не их компетенции. Но как могут думать точно таким же образом политики, остается загадкой.

Приведу рассуждения на этот счет У.Пфаффа, обозревателя "Интернэшнл гералд трибюн". Не цитируя его дословно, передадим смысл его рассуждений: все страны мира внимательно наблюдали за эволюцией косовского кризиса и делали для себя выводы. Одним из наиболее часто повторяющихся среди них был следующий: что если бы югославы оказались посильнее в военном отношении (и, соответственно, если бы им была оказана в этом своевременная помощь), то, скорее всего, никакой агрессии не случилось или же закончилась бы она для агрессора весьма быстро и весьма плачевно. Следовательно, дело не в том, есть ли у вас в стране ситуация, аналогичная косовской, или нет, а в том, есть у вас, чем отбиться от любителей бомбить. Из всего этого вытекает, что надо вооружаться, причем как можно больше, и доставать оружие как можно более разрушительное. Если повезет, то можно, и нужно, заполучить собственную ядерную бомбу (1).

Вот, собственно, к чему приходят многие страны, не относящие себя ни к категории друзей Запада, ни к категории зависимых режимов. Тем более, когда у них перед глазами примеры ядерной эволюции Индии и Пакистана, значение которых в международных отношениях и степень их свободы в выборе решений резко возросли после проведенных ими испытаний ядерного оружия. Вывод о необходимости срочно вооружаться и довооружаться далеко не единственный, к которому пришли страны, участвовавшие в косовском кризисе или наблюдавшие за ним со стороны, но он имеет существенное значение для извлечения из него уроков: полагаться на ООН и нормы права глупо и безответственно перед собственным же народом; надо вооружаться и готовиться к войне, поскольку существует явная и хорошо различимая угроза в виде НАТО.


--------------------------------------------------------------------------------

1 "International Herald Tribune", 22.08.1999.

стр. 8


--------------------------------------------------------------------------------

В Европе этот кризис породил раскол: с одной стороны оказались те, кто счастлив по поводу "победы" НАТО и подумывает об очередной войне со старым противником на Востоке, т.е. с Россией; с другой - те, кто понимает, что, последовав за своим лидером в балканскую трясину, европейцы сами поставили себя в безрадостное положение: им надо решать вопросы интеграции, упрочения союза, экономических реформ в Восточной Европе, а вместо этого придется вариться в котле этнических страстей, грозящих вылиться в очередную войну то ли по поводу "Великой Албании", то ли по другим поводам. При этом и Югославия, и Россия чувствуют себя оскорбленными и ущемленными и никак не идут на многостороннее сотрудничество. Москва холодна и недружелюбна, а Белград озлоблен и втайне мечтает о реванше.

Итак, если отрешиться от пропаганды и попытаться увидеть, что же на самом деле случилось в итоге нападения НАТО на Югославию, а также в каком состоянии находится сейчас кризис на Балканах, можно констатировать следующее.

Первое. Ситуация в Косово отнюдь не близка к разрешению, какие бы розовые перспективы ни рисовали по этому поводу натовские пропагандисты. Оккупировавшие Косово державы НАТО не готовы и не хотят взять на себя ответственность за административное управление, а "армия освобождения Косово" никак не может избавиться от приобретенных в горах партизанских привычек; она терроризирует сербов, конфузит натовских "защитников" и не в состоянии создать полноценную администрацию. Защита странами НАТО косовских албанцев вылилась в террор против сербов, без какой-либо хорошо продуманной концепции разрешения конфликта.

Второе. Страны НАТО и ООН, в одночасье оказавшаяся причастной к кризису, не знают, что делать с территорией Косово как административной единицей. Объявлять ее независимой или самостоятельной нельзя - этого не примут те страны, у которых имеются или намечаются свои Косово. Кроме того, независимое Косово было бы сигналом албанцам и в Албании, и в Македонии, и в Греции и повсюду на Балканах о начале борьбы за "Великую Албанию". Наконец, если страны, оккупирующие Косово, пойдут на поддержку независимости этой территории, они тем самым разрушат юридическую основу соглашения с Белградом, последовавшего за прекращением войны, и развяжут руки самым крайним националистам в Сербии. Не хватало странам НАТО только партизанской войны сербов Косово против их войск.

Третье. Под надуманным предлогом неприемлемости Милошевича, которого к тому же международный трибунал в Гааге с поразительной легкостью объявил преступником (с той же легкостью, но с большими основаниями российская Дума объявила преступником бывшего Генсека НАТО Х.Солану), тормозится дело урегулирования с Югославией. Белград имеет все основания считать себя потерпевшей стороной с разрушенной инфраструктурой и экономикой, с фактически потерянной исторической сербской территорией, с униженной армией и недовольным населением. Вместе с тем правительство Югославии все же пыталось пойти в максимально возможной степени навстречу

стр. 9


--------------------------------------------------------------------------------

требованиям Запада и теперь рассчитывает на взаимность, в которой ему односторонне отказано. Запад не считал зазорным обговорить с Милошевичем условия прекращения огня, но почему-то позволил себе начать игнорировать его на этапе урегулирования конфликта.

Четвертое. Хотя Россия и согласилась на участие в миротворческом контингенте в Косово (разумность этого решения вызывает очень большие сомнения), она сделала это не для того, чтобы облегчить жизнь странам НАТО, а для поддержки югославов. Не видя никакого желания со стороны Запада идти на урегулирование отношений с Белградом и, наоборот, видя его желание всячески поощрять как внутреннюю дестабилизацию страны, так и претензии, на этот раз, Венгрии на часть территории Югославии, Россия вправе ставить вопрос о более активных формах помощи Югославии, о выходе из эмбарго ООН и даже, возможно, о поставках вооружений югославской армии. В конце концов интересы этой братской страны России гораздо ближе, чем интересы любого члена НАТО или всего блока в целом.

Таким образом, отвечая на вопрос о том, что же может получиться из кризиса на Балканах, надо отметить, как минимум, одно: степень конфликтности в многострадальной Европе сразу же поднялась на несколько порядков, и она одним махом приблизилась к тому состоянию, когда уместно говорить об опасности нового европейского конфликта. Если бы на самом деле соотношение сил в Европе было настолько в пользу НАТО, что альянсу понадобилась бы всего неделя-другая для полного разгрома Югославии, вероятно, можно было бы сделать иной вывод. То есть можно было посожалеть, покритиковать НАТО, но признать за ней исключительную степень могущества и способности держать Балканы под контролем. Но то, что произошло на самом деле, - 78 дней бомбежек, после которых югославская армия упорядоченно отошла на позиции в Сербии, ущерб, нанесенный ей, оказался минимальным, а командование НАТО так и не решилось на наземную операцию, опасаясь крупных потерь, - говорит о другом: блок НАТО в военном отношении слаб, в нем слишком сильны настроения национального эгоизма, но он способен на авантюрные действия, которые могут сыграть роль детонатора более обширного конфликта.

О положении, в котором оказалась Россия

Нравы правящего в России режима не позволяют надеяться на возможность честного и откровенного разговора с нацией и ее зарубежными партнерами. Вместо этого - квазивизантийские телодвижения и маловразумительные жесты, из которых так и не понять, как чувствует себя страна после того, как ее интересы были грубо проигнорированы, а ее исторического союзника разбомбили в пух и прах, после того как ей продемонстрировали, насколько ее мнением пренебрегают и насколько перестали опасаться ее военной силы. Ощущение не из приятных, и его не заслонить лихой акцией по захвату Приштины группой российских десантников. Ельцинской России недвусмысленно указали ее место, и этого никакими дипломатическими приемами не скрыть.

стр. 10


--------------------------------------------------------------------------------

"Дружба" российского президента с его коллегами из стран НАТО обернулась унижением страны и ростом внешней угрозы в ее адрес.

Между тем России надо трезво и без излишних эмоций оценить то положение, в котором она оказалась в результате агрессии НАТО против Югославии. Сказать, что это положение сложилось как-то внезапно, вдруг, именно как непосредственный результат агрессии, было бы неправильно, потому что такой итог отношений России с Западом в принципе просматривался уже в течение определенного времени (2). Но на предупреждения о том, что, несмотря на бравурность речей политиков, на самом деле отношения России с Западом складывались отнюдь не столь благополучно и что в них росли, как это ни странно, элементы конфронтации, обычно не обращали внимания. Конъюнктурное желание представить дела наилучшим образом - по предвыборным соображениям или для успокоения общественности (хотя кому оно нужно?) - заставляло пренебрегать очевидными признаками попыток диктовать России условия отношений, навязывать ей чуждые схемы разрешения проблем или просто игнорировать ее озабоченности. Наиболее ярким примером такого подхода стало решение НАТО о расширении на восток, принятое вопреки сильным возражениям России и ее протестам.

Приходится признать: Россия и Запад так и не стали партнерами, несмотря на то что Россия стала участником "восьмерки" развитых стран Запада. Тот тип отношений, который начал складываться между Россией и Западом в результате нескольких лет "партнерства", уже после того, как закончилась холодная война, напоминает отношения между Антантой и Германией после окончания первой мировой войны или же отношения между Францией и антинаполеоновской коалицией (Великобритания, Россия, Австрия, Пруссия) после окончания эпохи наполеоновских войн.

К сожалению, руководство России не сумело убедить своих западных контрагентов, что Россия отнюдь не является побежденной в результате окончания холодной войны, что она имеет не меньшее (если не большее) право претендовать на место победителя, учитывая то, сколько сил и средств приложило руководство Советского Союза во главе с М.С.Горбачевым для выхода всего человечества из состояния холодной войны. Парадоксально, но факт, что в год десятилетия крушения Берлинской стены высшую награду Германии получил полузабытый у себя на Родине М.С. Горбачев - в знак личного уважения к нему немецкого народа и признания огромной роли возглавляемой им страны в воссоединении Германии, что и положило конец холодной войне в Европе. Но руководство России под влиянием сиюминутных соображений не захотело использовать в интересах страны этот важный аргумент.

Не сумев настоять на необходимости строго равноправных отношений между Россией и Западом (а без этого было нелепо ставить вопрос о партнерстве), руководство России не добилось и более прочных и предсказуемых отношений на базе взаимной сдержанности и взаимной зависимости в области поддержания безопасности и существующего мирового порядка. Наоборот, оно


--------------------------------------------------------------------------------

2 См.: Кременюк В.А. Теряет ли Запад Россию? - "Независимая газета", 1.12.1995.

стр. 11


--------------------------------------------------------------------------------

по сути дела проиграло борьбу за предотвращение расширения НАТО на восток, хотя возможности добиться этого были, и немалые. Оно не сумело предложить какие-то приемлемые пути избежать войны на Балканах, хотя многие европейские страны, в особенности на востоке Европы, ожидали, что именно Россия сумеет это сделать. Оно также не сумело (или не захотело) помочь дружественной Югославии подготовиться должным образом к агрессии НАТО и дать ей сокрушительный отпор. Иными словами, перед лицом все более ультимативных требований Запада российское руководство и его дипломатия не смогли убедить Запад, что ни содержание его предложений Москве, ни их тон не отвечают духу и стилю партнерства, как их понимают в России, и все более напоминают обращение победителя с побежденным.

Наиболее ярким примером такого подхода и того, что на Западе считают Россию проигравшей стороной после косовского кризиса, служит беспрецедентно жесткая антироссийская кампания на Западе в связи со второй чеченской войной. В период первой чеченской войны в 1995-1996 гг., когда население Чечни несло огромные и ничем не оправданные потери вследствие безграмотных действий федеральных войск, доминирующим в подходе США и всего Запада в целом было утверждение, что "Чечня - внутреннее дело России". В 1999 г., когда уровень потерь среди гражданского населения был на порядок ниже и российские войска добивали террористов, против России была развернута пропагандистская война, возвращавшая всех нас к временам идеологической конфронтации. Можно, конечно, разочароваться в президенте России и разлюбить его, как это произошло в отношениях Б.Н.Ельцина с его "друзьями" на Западе, но при этом все же соблюдать определенные нормы поведения, не переходить границы лицемерия и не применять двойные стандарты. Нельзя не видеть, как далеко отброшены эти общепринятые нормы в отношении Запада к России, как там твердо следуют принципу римлян: "горе побежденным". С побежденной дважды, как считают на Западе, Россией (один раз в результате холодной войны, а второй - после косовского кризиса) можно больше не соблюдать приличия.

В этом отношении балканский кризис сослужил России хорошую службу. После него нельзя больше делать вид, будто ничего страшного не происходит, и продолжать изображать партнерские отношения с Западом. Усилиями "специального представителя" президента В.С.Черномырдина Москве удалось обозначить некую "миротворческую" роль России на Балканах, хотя это вряд ли кого-то ввело в заблуждение. Удар был нанесен по последнему союзнику России в Европе, и сейчас она в одиночку противостоит Североатлантическому альянсу. Считать большой дипломатической победой союз с лукашенковской Белоруссией вряд ли стоит; белорусский президент с точки зрения интересов российской внешней политики - скорее минус, чем плюс. Россия не сумела помочь своему союзнику, и теперь ее позиция как великой державы серьезно подорвана. Ни ее положение постоянного члена Совета Безопасности ООН, ни ее ядерный статус не могут до конца компенсировать последствия сокрушительного поражения на Балканах.

стр. 12


--------------------------------------------------------------------------------

Если подвести общий баланс международных позиций России после косовского кризиса 1999 г., то он окажется не очень успокаивающим. Военные позиции России в Европе, по сравнению с позицией блока НАТО, продолжают ухудшаться. В случае гипотетического конфликта между Россией и НАТО Россия не имеет практически никаких шансов выиграть войну с помощью обычных вооружений. Чтобы продолжать сдерживать агрессивность блока, России придется идти двояким путем: с одной стороны, угрожать и дальше отказом от сотрудничества, не идти на возобновление действия Основополагающего акта о взаимоотношениях России и НАТО (1997 г.) и пытаться всячески демонстрировать, что военная акция против Югославии не устрашила Россию, а ожесточила ее, заставила усомниться в целесообразности сотрудничества с Западом в сфере безопасности; с другой стороны, России придется искать пути, как сделать убедительной для Запада свою объявленную готовность идти на конфликт с использованием ядерного оружия, если ее позиции будут подвергаться угрозе военного нападения.

Политические позиции России в Европе не намного лучше, чем военные. Уже отмечалось, что Россия осталась без союзников, а ее шансы на построение приемлемых и равноправных отношений с НАТО на основе Основополагающего акта почти равны нулю. Несмотря на членство в "восьмерке" развитых государств, Россия почти не продвинулась в строительстве отношений с Европейским Союзом по сравнению с началом 1990-х годов, а ее попытки превратить ОБСЕ в ведущий европейский механизм по безопасности и сотрудничеству завершились ничем. Сейчас эту роль все больше играет НАТО. ОБСЕ в свою очередь обретает все более четкие антироссийские ориентиры, если судить по ее попыткам вмешаться в чеченские дела.

Как представляется, те, кто задумывал и разрабатывал операцию против Югославии, хорошо знали свое дело и нацелили свой удар по позициям России. Идти на прямую конфронтацию с ней, видимо, считалось преждевременным и рискованным. Это могло вызвать сильнейший отпор со стороны России и вызвать сумятицу среди членов блока. А вот нанести удар по России косвенно, через дружественную ей Югославию, - совсем иное дело. Запугав югославское руководство угрозой бесконечных бомбежек и заставив его (не без помощи России) пойти на поспешную капитуляцию, Запад одновременно продемонстрировал слабость России, ее ненадежность как союзника, ее неспособность оказать реальную поддержку стране, которая имела все основания рассчитывать на помощь Москвы. И, надо признать, что в целом и в частности этот замысел удался.

Россия - США: что делать?

Какое влияние окажут уроки Косово на российско-американские отношения? Ведь трудно представить в данных обстоятельствах, что их дальнейшая эволюция может пойти без учета последствий этого кризиса, без попытки внести в них необходимые поправки.

К числу таких поправок можно было бы рекомендовать следующее:

стр. 13


--------------------------------------------------------------------------------

1. Необходимо в какой-то степени отступить от курса на построение партнерских отношений и, наоборот, сохранить определенную дистанцию между Москвой и Вашингтоном. В принципе ничего здесь неожиданного или же невозможного нет, потому что, как показывают, например, отношения между США и Китаем, совсем не обязательно немедленно стремиться к тесному единению после завершения холодной войны. США и Китай закончили холодную войну в 1972 г. после подписания Шанхайского коммюнике и с тех пор прошли большой путь по строительству нормальных стабильных и взаимовыгодных отношений. Но заявления о желательном партнерстве между ними они сделали только в последние годы, фактически через 25 лет после окончания холодной войны. Слишком много оказалось между ними сложных и нерешенных проблем. Вот и России вместо того, чтобы ставить призрачные и, как показывает практика, нереализуемые задачи "стратегического партнерства", следовало бы попытаться сформулировать совсем другую, более реалистическую концепцию отношений с Соединенными Штатами: нечто, вроде "взаимной терпимости", "ограниченного сотрудничества", "параллельности интересов" и т.п. А о партнерстве ставить вопрос когда-нибудь потом, если в этом возникнет необходимость;

2. Надо пересмотреть структуру и приоритетность отношений. До последнего времени в этой области доминировала инерция холодной войны, при которой опасность конфликта, необходимость упорядочения конфронтации и снижения уровня риска диктовали и соответствующую повестку дня: ограничение риска войны, введение все большего числа мер доверия, контроль над вооружениями, укрепление международного порядка. Но холодная война, надо полагать, ушла в прошлое, и ей на смену пришла система взаимоотношений менее конфронтационная, более предрасположенная к открытости и сотрудничеству. И сохранять в ней структуру и приоритеты отношений из иной эпохи, с другими императивами совсем не обязательно. Наоборот, надо постараться избавиться от стереотипов мышления, навязанных сверхконцентрацией внимания на стратегических вооружениях, и постараться открыть новые сферы взаимоотношений или вообще переформулировать цели и задачи отношений с США: вместо избежания войны - просто сосуществование без каких-либо особых претензий. Но при этом помнить, что США - крупнейшая военная сила и что американское руководство готово к ее использованию, если это будет сочтено отвечающим национальным интересам;

3. Следовало бы почаще вспоминать о том что мир для России не замкнулся на США. Концепция "многополюсного мира" - это ведь не просто красивая альтернатива концепции "однополярности", но и руководство к действию, причем как на Западе, так и на Востоке. И если опять же на время отрешиться от сверхконцентрации на проблемах контроля над стратегическими вооружениями, то нетрудно заметить, что Россия значительно больше выиграет от отношений с ЕС и, особенно, с Германией как экономическим партнером, чем от попыток прорваться на американский рынок. Проблемы завершения экономических реформ, технического перевооружения российской промышленности,

стр. 14


--------------------------------------------------------------------------------

скорее всего, будут решаться не в США, а в Германии или в Японии, с которыми и надо идти на всемерное расширение контактов. Что же касается таких неотложных мер, как снабжение населения дешевым продовольствием и доступными потребительскими товарами, то эти вопросы опять же решаются не в США, а в отношениях с Китаем и странами Восточной Европы;

4. Нельзя не видеть, что сейчас не самое лучшее время для установления приемлемых отношений с США. Они все еще находятся под сильным впечатлением от "победы" в холодной войне и переживают период особого самолюбования. Эти чувства настолько затуманили головы американским политикам разного толка - от либералов до консерваторов, что они все больше и все чаще теряют ощущение грани между реальным и воображаемым, между тем, что можно, и тем, чего никак нельзя в отношениях с другими странами.

В этих обстоятельствах надежды некоторых российских политиков на помощь и поддержку Вашингтона оказались, мягко говоря, наивными и безосновательными. В США восприняли готовность России к партнерству как сигнал о капитуляции, и поэтому сочли возможным использовать унизительный и даже оскорбительный тон в отношении России.

Теперь приходится расплачиваться за эти ошибки и заблуждения. Процесс расплаты может оказаться затяжным, а цена - высокой и связанной с необходимостью пережить еще не один кризис, прежде чем появится ощущение равновесия и удовлетворения на нашей стороне от диалога с Вашингтоном. Россия и США не могут жить в полной изоляции друг от друга, но не видеть, насколько невелики сейчас возможности построения более устойчивых и предсказуемых связей между ними, также нельзя. Косовский кризис - это один из убедительных сигналов, говорящий о необходимости пересмотра схемы сложившихся между двумя державами отношений и, если мы не хотим, чтобы этот пересмотр сопровождался, как в Косово, бомбежками и обменом ракетными ударами, надо своевременно на него отреагировать.

стр. 15






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)