ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


Использование европейского опыта антидемпингового регулирования в формировании политики защиты экономических интересов России

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 27 марта 2007
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Тесленко Валерий
АвторРУБРИКА: Вопросы межд.права




За последние десять лет российская экономика понесла тяжелейшие потери из-за отсутствия законодательства и опыта по защите интересов национального товаропроизводителя. Чрезмерная либерализация внешнеэкономической деятельности привела к почти полному развалу целых отраслей (авиастроения, рыболовства, радиопромышленности и пр.).

Такие потери были обусловлены двумя основными факторами: во-первых, пониженной конкурентоспособностью отечественного производителя; во-вторых, поставками на российский рынок иностранных товаров по заниженной цене и в значительных объемах.

В этих условиях Россия подвергается жесткой дискриминации в мировой торговле.

Часто такое положение объясняют тем, что Россия не является членом Всемирной торговой организации – дескать, со вступлением в ВТО мы сможем применять защитные меры, дозволяемые ВТО для защиты своей промышленности. Здесь следует отметить, что совсем необязательно быть членом ВТО, чтобы умело и действенно защищать свой внутренний рынок [1] .

К сожалению, на сегодняшний день существующая договорная база России с другими странами в большинстве случаев не предусматривает механизма разрешения споров и санкций за невыполнение обязательств. Это приводит к тому, что даже случаи очевидного нарушения торговыми партнерами своих обязательств по отношению к России остаются для них без последствий. В свете этого вступление России в ВТО было бы положительным сдвигом – но только при условии учета особенностей национальной экономики.

В 90-е годы в России, к сожалению, не придавалось должного значения разработке детального правового механизма по защите отечественного производителя и регулированию внешней торговли.

В 1993-1994 гг., когда стали отчетливо выявляться просчеты и ошибки, вызванные чрезмерной либерализацией внешнеэкономической деятельности, государство перешло к организации за ней контроля. Прежде всего это выразилось в разработке необходимой нормативной базы, которая смогла бы заложить основы взаимодействия отечественной экономики с внешним рынком.

Был принят ряд нормативно-правовых актов, среди которых можно упомянуть постановление Совета Министров РФ от 11 октября 1993 г. № 1030 «О контроле за выполнением обязательств по гарантиям использования импортируемых и экспортируемых товаров (услуг) двойного применения в заявленных целях» [2] , постановление Правительства РФ от 1 июля 1994 г. № 758 «О мерах по совершенствованию государственного регулирования экспорта товаров и услуг» [3] и многие другие.

Эти акты были направлены прежде всего на усиление контроля за экспортом, установление справедливых торгово-экономических отношений с зарубежными государствами и их союзами [4] . Однако отсутствие четко выработанной государственной политики, долгосрочной концепции развития, превалирование сиюминутных интересов привели к неустойчивости нормативной базы, существенно снизив эффективность ее практического применения. Можно сказать, что на тот момент система актов, регулирующих эти вопросы, в чистом виде отсутствовала.

Определенным прогрессом в этой области явилось принятие в октябре 1995 г. закона «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» [5] , в котором были определены основы государственного регулирования внешнеторговой деятельности, порядок ее осуществления, провозглашен отказ от административного стиля регулирования ВЭД. Вместе с тем, неохваченными оставались вопросы организации защиты внутреннего рынка в условиях кризисной ситуации, переживаемой экономикой.

Большой сдвиг в этом направлении произошел с принятием федерального закона от 14 апреля 1998 г. № 63-ФЗ «О мерах по защите экономических интересов Российской Федерации при осуществлении внешней торговли товарами» [6] . Основное внимание в нем уделено специальным защитным, компенсационным и антидемпинговым мерам, при этом уклон сделан в пользу последних (в частности, по количеству понятий и объему статей). Подобное сочетание позволяет нам назвать этот закон антидемпинговым. Анализ этого документа говорит о наличии уже системной основы правовых норм, закрепленных в законе. Вместе с тем, их реализация на уровне соответствующих министерств и ведомств, а также с учетом региональных особенностей требует соответствующих подзаконных актов.

Проблемы становления и применения отечественной системы антидемпинговых и защитных мер находят все большее освещение в юридической литературе.

Эффективность практического применения антидемпингового законодательства, его соответствие реально сложившейся обстановке в области внешней торговли, напрямую зависит от построения работоспособного механизма регулирования ввода, применения и отмены антидемпинговых мер. Представляется, что вопросы построения такого механизма на сегодняшний день исследованы недостаточно полно – прежде всего в области изучения и использования зарубежного опыта. Не стоит забывать, что против Российской Федерации ведется настоящая экономическая война по применению (и не всегда законному и обоснованному) таких мер [7] , и наши противники имеют несравнимо больший опыт и преимущества в защите своих рынков.

В этом контексте представляет особый интерес опыт регулирования антидемпингового нормативного блока в рамках Европейского Сообщества. Этот интерес имеет двойную привлекательность для россиян. Во-первых, необходимо четко представлять себе состояние законодательства и направления политики Сообществ в этой области – для эффективной защиты отечественных интересов [8] . Такое особое отношение к ЕС обусловлено его ведущим положением среди внешнеэкономических партнеров России.

Во-вторых, при разработке структуры и политики Евразийского экономического сообщества [9] – одного из приоритетных направлений российской политики на постсоветском пространстве – следует особое внимание уделить особенностям и функционированию защитных механизмов в условиях наднационального правового регулирования.

Источники норм таможенного права ЕС, регламентирующие применение тарифного и нетарифного регулирования внешнеторговой деятельности, представляют собой неотъемлемую составную часть источников права ЕС. В соответствии с систематизацией источников таможенного права ЕС, предложенной нами в предыдущей работе [10] , можно выделить следующие группы.

Во-первых, «первичное право ЕС» – нормы учредительных договоров, а также актов, их изменяющих и дополняющих. В частности, п. 1 ст. 113 Договора о ЕЭС устанавливает, что «общая торговая политика будет основываться на единых принципах, особенно в том, что касается мер по защите торговли, в частности, такие, которые применяются в случаях демпинга или субсидирования».

Вторая, и более важная группа источников – т.н. «вторичное право». К ним относятся нормативные акты ЕС, принимаемые органами и институтами ЕС в соответствии с закрепленной за ними компетенцией. Именно здесь разрабатываются и применяются конкретные, имеющие практическую направленность, положения

В системе Договора о Европейском экономическом сообществе (далее в тексте – Договора) положения об антидемпинговом регулировании помещены между правилами разграничения компетенции и государственного субсидирования, могущего влиять на торговлю между государствами-членами. Как компетенция, так и субсидирование относятся к регулированию Сообщества, одновременно являясь частью концепции Общего рынка. П. 1 ст. 91 Договора закрепляет возможность демпинга в рамках Общего рынка и устанавливает процедуру для контроля за демпинговой практикой внутренней торговли Сообщества [11] . Вместе с тем, эта норма носит неполный характер, так как не относится к полностью интегрированным государствам-членам и она применяется только в течение переходного периода по отношению к странам, вступающим в Сообщество. Демпинг во внешней торговле Сообщества подпадает под Общую торговую политику, пока антидемпинговые меры, являясь частью защитного механизма Сообщества, могут быть введены в соответствии со ст. 113(1) Договора.

В свете этого, распределение политических вопросов, контроль за демпингом с технической стороны связаны с нормами права Сообщества по определению происхождения товара. В общем смысле мы имеем дело с «товарами, происходящими из» конкретного государства, не входящего в Сообщество, а в частном – с индивидуальными (конкретными) товарами, по которым применяются соответствующие постановления Сообщества по контролю за демпингом в определенных секторах рынка. Это наглядно подтверждает так называемое дело Polish Ducks [12] . При рассмотрении этого дела Суд ЕС решил, что «товары, происходящие из Польши, являются товарами, которые с момента их доставки в Сообщество остаются в распоряжении и под непосредственным контролем Продавца, такой Продавец обязан соблюдать по отношению к Польской Народной Республике свои обязательства в отношении цены, и которые [товары – С.Ж.] во время перемещения не подвергались таможенной очистке, равно как не выпускались в свободное обращение, или изменялись любым образом». Эти утки, ввезенные из Польши в Германию через Австрию, не могут быть освобождены от добавочного налога, которым они облагаются в соответствии с постановлениями Совета 123/67 [13] и 565/68 [14] , введенных, чтобы воспрепятствовать демпингу на птичьем рынке.

Процедуры, применяемые при подозрении на демпинг в странах ЕС, чересчур громоздки. Они включают расследования, проводимые комиссией, прения сторон, равно как консультации с Консультативным Комитетом, состоящим из представителей государств-членов и Комиссии. Наконец, в случаях, когда демпинг доказан, Совет министров решает, какие меры будут применены. Антидемпинговые пошлины, наложенные Советом, взимаются государствами-членами независимо от таможенных пошлин, налогов или иных сборов, применяемых в данном случае. Тем не менее, возведение антидемпинговых санкций на вершину таможенных сборов, не согласуется с принципами ГАТТ [15] .

Как и любой другой «акт Сообщества», постановление Совета, которое принято для целей антидемпинговых мероприятий, подлежат судебному контролю. Правоприменительная практика Суда ЕС также наглядно демонстрирует громоздкую природу процедуры.



Одной из традиционных причин увеличения экспорта конкретного товара является установление его экспортной цены ниже, чем продажная цена его на внутреннем рынке. На практике очень часто имеют место обвинения со стороны тех стран, которые выступают в качестве получателя. Единый таможенный тариф ЕС слабо реагирует против таких мер двойных цен (double-pricing measures), опутанный сложной сетью дву- и многосторонних соглашений, которые значительно уменьшили возможности односторонних действий в этом вопросе.

Было общепризнанно, тем не менее, что такая недобросовестная конкуренция нуждается в обуздании, и переговоры раунда Кеннеди завершились принятием Антидемпингового кодекса ГАТТ [16] в осуществление ст. VI ГАТТ, которая предусматривает защитные действия в форме антидемпинговых пошлин. Вместе с тем, эти действия не могут превышать так называемую «демпинговую маржу» [17] соответствующих товаров. Этот кодекс был модернизирован в 1979 г. в соответствии с достижениями Токийского раунда.



Антидемпинговое право Сообщества сформировалось с учетом соответствующих норм ГАТТ в этой области. Постановление 459/68 [18] , основанное на первом Процессуальном кодексе (Code of Practice) было отменено постановлением 3017/79 [19] , чтобы привести антидемпинговое право ЕЭС в соответствие с модернизированным Кодексом ГАТТ. Отдельные изменения были внесены постановлениями 2176/84 [20] и 2423/88 [21] , которые содержат общие правила против демпинга и субсидируемого импорта из стран, не являющихся членами ЕС.

В свете многосторонних торговых переговоров, завершившихся в 1994 г. и приведших к заключению новых соглашений по имплементации ст. VI ГАТТ … а именно постановлений 3283/94 [22] и 3284/94 [23] , заменившие с 1 января 1995 г. постановление 2324/88. Однако ссылки на отмененное постановление должны быть переоформлены в соответствии с действующими правилами, пока компетентными органами.

Содержательная преамбула постановления 3283/94 дает обоснование принятия действующих сегодня правил, устанавливает пределы их действия. Учитывая размеры изменений и чтобы гарантировать надлежащее исполнение ГАТТ 1994, необходимо соответствующим образом изменить его содержание. Постановление содержит положения, касающиеся некоторых особенностей применения антидемпинговых мер. В связи с возникновением проблемы вопрос был передан Антидемпинговому комитету ГАТТ (GATT Anti-dumping Committee); после принятия решения, постановление будет соответствующим образом изменено.



Постановление предусматривает защиту против товаров по демпинговым ценам (dumped products), обычно происходящих из третьих стран, чей выпуск в свободное обращение в Сообществе наносит ущерб экономике Сообщества.

Товар считается демпинговым, если его экспортная цена для Сообщества ниже, чем соответствующая цена такого товара в обычных условиях, установленная для страны-экспортера [24] . Страна-экспортер, отличная от страны происхождения товара, может быть промежуточной страной (страной-посредником, an intermediate country), кроме случаев, когда товары напрямую переправляются через территорию страны, или же товары не произведены в этой стране, или отсутствует сопоставимая цена на них в этой стране.

Постановление распространяется на все товары, как промышленные, так и сельскохозяйственные [25] . Оно не вступает в противоречие с постановлениями по сельскому хозяйству и постановлением 1059/69, устанавливающего меры, применяемые к отдельным товарам, получаемым из переработки сельскохозяйственных продуктов; также не затрагиваются постановления 2730/75 [26] и 2783/75 [27] .

Постановление венчает собой систему действующих актов ЕС, определяет ограничение их положений, устанавливает применение антидемпинговых пошлин. В дальнейшем постановления определяют применение любых специальных правил, установленных в соглашениях между Сообществом и третьей страной, и специальные меры, при условии, что они не противоречат обязательствам, вытекающим из участия в ГАТТ. Эти специальные правила не касаются основных положений постановления, но предназначены для консультаций между органами Сообщества и властями соответствующего государства-экспортера.

Постановление распространяется на все товары (как промышленные, так и сельскохозяйственные) – за исключением входящих в сферу Договора о ЕОУС [28] . Сюда не включены услуги – хотя ввезенные на территорию ЕС товары, чья прибыль от услуг входит в демпинговые цены, может регулироваться этим постановлением.

Сфера действия постановления охватывает весь мир – т.е. и страны, не участвующие в ГАТТ или в его антидемпинговом кодексе. Тем не менее, это не исключает применения каких-либо специальных мер, предусмотренных в соглашениях, заключенных между Сообществом и третьими странами. При этом такие специальные меры не заменяют соответствующие нормы постановления, а служат базой для консультаций между органами Сообщества и властями соответствующего государства-экспортера.

Как правовые нормы ГАТТ, так и ЕС/ЕЭС считают товар «демпинговым» (hold a product to be dumped), когда его экспортная цена меньше «нормальной стоимости» (normal value) подобного (идентичного) товара. Ранее практика «демпинга» определялась примерно как недобросовестная практика, при которой низкоценовой экспорт субсидировался с целью захвата нового рынка или сбыта непродажного товара. в дальнейшем эта концепция становится более определенной и допускающей более точные понятия.

Из-за своего развития, больше нет беспокойства, что продажа по сниженным ценам будет отнесена к демпингу. Хотя эти действия и станут объектом жесткой критики, «технологический» или «социальный» демпинг не может быть отнесен к фактам демпинга в значении постановления.

Установление ценовых ограничений (price discrimination) не допускается, возможно лишь представление более низких мировых цен как результат либо использования дешевой рабочей силы, либо высокой производительности, достигаемой благодаря высоким технологиям. Более ограниченное понимание возможно в случае импорта из стран с государственным управлением экономикой. В этом случае наличие демпинга может быть установлено в случае, если экспортные цены ниже, чем установленные для аналогичных товаров в третьих странах с рыночной экономикой, или (в особо определенных случаях) ниже, чем цены Сообщества [29] .

В соответствии с действующим сегодня постановлением 1968 г., экспортные цены, которые упали ниже стоимости товара, не относятся к демпингу (dumping measures) при условии, что они не создают ценовую дискриминацию – то есть цены на внутреннем рынке страны-экспортера также установлены ниже стоимости товара. В ходе переговоров ГАТТ 1979 г. стороны пришли к заключению, что продажи, постоянно оцениваемые в убыток, не могут быть дозволены, даже когда эти потери имеют место как на национальном, так и на экспортном уровнях, если рассматриваемые цены достигают уровня, когда потери не могут быть возмещены в разумный срок.

Также необходимо отметить, что как ГАТТ, так и ЕС подразумевают сравнение цен исключительно на объективных факторах. Субъективные факторы, как то недобросовестные намерения, недостоверная мотивация, не используются в оценке ситуации антидемпинговыми органами.

В практической терминологии, тем не менее, запутанные термины настолько не поддаются объяснению, что фактически невозможно для конкурентов вести дела таким образом, чтобы полностью исключить любую возможность подпадения под «демпинг». Демпинговая практика может быть конечным результатом любого стечения обстоятельств, которые в значительной степени находятся вне контроля или любого предвидения экспортеров. В результате даже самые исполнительные бизнесмены могут быть обвинены в демпинге при усилении конкуренции. Настолько зыбка становится разделительная линия между действиями по нормальной конкуренции и демпинговыми действиями (dumping practices), что невольно начинаешь раскаиваться в пересечении установленных указаний, хотя бы и несовершенном, основанным на соображениях справедливости и несправедливости.

Постановление 1968 г. попыталось закрепить аморфную природу понятия демпинга требованием, что «ущерб», причиненный демпинговыми действиями, должен быть «материальным». Это условие было позже воспринято Кодексом ГАТТ 1979 г. и последующими постановлениями ЕС, и действует и по сей день. Вместе с тем, термин «материальный» был определен, до известной степени лишая требование «материального ущерба» его изначальной стоимости как основания для введения антидемпинговых мер.

Основанием для применения антидемпинговых пошлин является наличие демпинга и ущерба, таким демпингом наносимого.

Ключевым понятием, необходимым для определения демпинга является нормальная стоимость (normal value), которая может быть установлена на основе:

- цены на национальном рынке экспортера и/или производителя товара

- цены товара, поставляемого в третью страну

- составной цены [1] .

Антидемпинговое постановление ЕС требует сравнения между экспортными ценами для Сообщества и «нормальной стоимостью» произведенных товаров.

Существует 8 справочных (эталонных) цен, которые (и только которые) могут использоваться антидемпинговыми органами Сообщества в зависимости от обстоятельств, чтобы определить нормальную стоимость. Они закреплены в ст. 2 Постановления.

При определении нормальной стоимости основным ориентиром выступает цена товара на внутреннем рынке (domestic price) экспортирующей страны между независимыми сторонами. Эта цена должна быть сопоставимой, обычно уплаченной или подлежащей уплате (что исключает применение прайс-листов, не отражающих действительные цены) в обычных условиях торговли [2] для идентичного или подобного товара [3] . Если экспортер в экспортирующей стране не торгует подобным товаром, нормальная стоимость может быть определена на основе цены, используемой иными продавцами или производителями. Действует презумпция, что страны в торговле независимы, поэтому если они действуют совместно или имеют компенсационное соглашение (compensatory agreement), любая иная нормальная стоимость может использоваться только если не затрагивает положений такого соглашения.

Продажи аналогичного товара, предназначенного для потребления на внутреннем рынке экспортирующей страны обычно используются для определения нормальной стоимости, если объем таких продаж составляет 5% или более от продаж данного товара в импортирующую страну.

Когда данные о продаже товара в обычных условиях торговли отсутствуют, или имеющихся данных недостаточно, нормальная стоимость рассчитывается на основе стоимости производства в стране происхождения плюс обоснованные расходы по продаже, общие и административные издержки и прибыли, или на базе экспортных цен, в обычных условиях торговли, для третьей страны, где эти цены представлены.

Продажи подобного товара на внутреннем рынке экспортирующейся страны или продажи в третью страну по ценам ниже стоимости (удельных издержек) производства с добавлением административных, торговых и общих издержек могут рассматриваться как осуществляемые не в обычных условиях торговли по причине цены и могут игнорироваться при определении обычной цены.

Для определения стоимости расходы обычно рассчитывается на базе учетной документации стороны, находящейся под расследованием при условии, что эти документы надежны. Расходы по продаже и прибыль основываются на фактических данных, относящихся к производству и продаже экспортером или производителем по результатам расследования. Когда такие объемы не могут быть определены таким путем, они основываются на:

а) среднесоставных фактических сумм (the weighted average), определенных для других экспортеров или производителей в отношении которых ведется расследование в связи с производством или продажами аналогичного товара на внутреннем рынке страны происхождения;

б) фактические сумм, уплаченных или полученных при производстве или продаже той же категории товаров (same category of products) на внутреннем рынке страны происхождения;

в) любого другого приемлемого метода, при условии, что установленная сумма дохода не превышает дохода, получаемого обычно другими экспортерами или производителями от продажи товаров той же категории на внутреннем рынке страны происхождения.

При импорте из стран с нерыночной экономикой, для которых применяется постановление Совета ЕС 519/94 [4] , нормальная стоимость определяется на основе цены или составной стоимости (constructed value) в третьей стране с рыночной экономикой или цены из такой третьей страны для других стран, включая Сообщества, или, если это невозможно, на любой другой разумной основе, включая скорректированную цену, действительно уплаченную, или подлежащую уплате в Сообществе за подобный товар.

Трудности в установлении фактов, относящихся к делу по товарам, происходящим из стран с нерыночной экономикой, очевидны. Что считается «нормальной стоимостью» в странах с рыночной экономикой, не существует в экономике с государственным регулированием (state-run economy), где расходы на производство не могут быть установлены использованием критерия, неприменимого в этой системе. Поэтому Постановление отсылает нас к искусственному методу определения составной стоимости использованием сравнительных данных из стран с рыночной экономикой, включая ЕС [5] . В соответствии со ст. 2(7)(а) Постановления, для этих целей выбирается подходящая страна с рыночной экономикой с расчетом сбора надежной информации, ставшей доступной на момент выбора. В свете этого у Комиссии, рассматривающей дело, свободны руки и почти невозможно определить, в каком случае и когда Комиссия определяет «обоснованность».

Например, постановлением 3068/92 Совет установил окончательную пошлину (definitive duty) на ввоз хлорида кальция (potassium chloride), происходящего из Беларуси, России и Украины. Нормальная стоимость была определена на основе средней цены в Канаде и США, в связи с тем, что Канада и США образуют один огромный конкурентоспособный рынок углекислого калия, который ввиду отсутствия таможенных барьеров между ними обладает характеристиками «общего рынка». Суд ЕС счел, что Канада и США являются соответствующими странами-эталонами (reference countries) и отклонил утверждение, что информация из Канады была ненадежна и что оценка ущерба промышленности Сообщества была незаконна, так как о судебном преследовании СССР не были уведомлены государства-правопреемники [6] .

При отсутствии продаж [7] подобного товара в обычных условиях торговли на внутреннем рынке экспортирующей страны или страны происхождения, или, если такие продажи не позволяют провести должное сравнение (do not permit a proper comparison), Комиссия может использовать экспортную цену в третьи страны как нормальную стоимость.

Нормальная стоимость определяется на базе цен или расходов других продавцов или производителей в стране происхождения, принимая во внимание критерии, перечисленные в ст. 2(3) Постановления.

Когда цена на внутреннем рынке через дополнение составной стоимостью может быть использована при определении дополнительных розничных цен и чистой прибыли (profit margin) [8] .

Когда одинаковые условия преобладают над такими же, сопутствующими экспортной цене, используемых в третьих странах, Комиссия может принять за нормальную стоимость составную стоимость, то есть расходы при обычных условиях торговли на материалы и производство в стране происхождения, плюс разумные отклонения по накладным расходам и прибыли.

Как общее правило и, считая, что прибыль является обычно получаемой при продаже товаров той же категории на внутреннем рынке страны происхождения, при условии, что разница в прибыли не превышает такой нормальной прибыли (normal profit). В остальных случаях разница определяется на любой другой приемлемой основе, с использованием доступной информации.

Право ЕС не оптировало решение, принятое в соответствии с Законом США о торговых соглашениях (US 1979 Trade Agreement Act) от 26 июля 1979 г. [9] , которое оговорило, что добавленная прибыль не может быть меньше 8%. В деле Japanese Ballbearings [10] , тем не менее, Комиссия также использовала фиктивную добавленную прибыль в 8%, имея в виду, что такой прибыли не было в этом секторе в Японии. В октябре 1976 г. Комитет европейских ассоциаций производителей подшипников подал в Комиссию жалобу на отдельных японских производителей шарикоподшипников, обвинив их в демпинге. Комиссия сначала применила временную антидемпинговую пошлину в 20%, а после исчерпывающего («exhaustive» – по оценке самой Комиссии) расследования установила окончательную антидемпинговую пошлину в 15% постановлением 1778/77 [11] . Японские фирмы подали совместную апелляцию против этой пошлины в Суд ЕС в соответствии со ст. 173 Договора о ЕЭС.

По делам, расследуемых Комиссией, позднее направляли чиновников в страны происхождения, чтобы на месте изучить документы для установления реальных издержек производства. Достичь успеха в этих вопросах было достаточно трудно. Изучение «на месте» («on site») не дало ожидаемого результата в деле Japanese Ballbearings, здесь Комиссия убрала стоимость расходов (cost price) из внутренней цены, добавленных при определении «нормальной выгоды» (normal profit). Инспекторы также привлекались к делу Kraft Liner [12] , но здесь Комиссия предпочла известные мировые цены действительной стоимости производства.

В случаях, когда есть убедительные основания для выявления или подозрения, что цена, по которой товар был действительно продан для потребления в стране происхождения ниже, чем иные, как действительно зафиксированные, так и возможные, обычно уплачиваемые за такую продукцию, продажи этого товара могут быть признаны произведенными не при обычных условиях торговли, если они (ст. 2(4) Постановления):

а) произведены с существенными отличиями, на период расследования и

б) не по ценам, которые обеспечивают покрытие всех расходов в разумный срок при обычных условиях торговли.

В подобных обстоятельствах нормальная стоимость определяется на основе постоянных продаж на внутреннем рынке, составляя цену не меньшую, чем издержки производства или на основе экспортных цен в третьи страны, на основе составной цены или установление цены перепродажи, за вычетом потерь и определением обоснованной прибыли. Такие нормальные вычисления основываются на доступной информации.

Ст. 2(5) устанавливает, что для импорта из стран с нерыночной экономикой (non-market economy) нормальная стоимость определяется в соответствующей и небезосновательной манере на основе следующих критериев:

а) цены, по которым подобный товар в рыночной экономике действительно продается для потребления на внутреннем рынке этой страны или для других стран, включая ЕС;

б) составная стоимость аналогичного товара в рыночной экономике третьей страны; или

в) если ни цена, ни составная стоимость, определенные выше в пп. «а», «б», не устанавливают соответствующую основу, цена, действительно уплаченная или подлежащая уплате в Сообществе за подобный товар, должным образом установленная, если необходимо, включая и обоснованную прибыль.

Комиссия обращалась к этому способу в ряде случаев. При введении антидемпинговой пошлины на ввоз гербицидов (сельскохозяйственных препаратов по уничтожению сорняков) из Румынии [13] в качестве нормальной стоимости была использована рыночная цена на данный товар в США.

При ввозе в ЕС гидроокиси лития из СССР для определения стоимости использовалась соответствующая внутренняя оптовая цена в США [14] . При ввозе соды карбоната из СССР [15] экспортная цена сравнивалась с рыночной ценой в Австрии. Во всех этих случаях в Комиссию подавались жалобы организациями, действующих от имени «задетых» фирм. Были введены пошлины в 40% на румынский гербицид и советскую соду. Пошлина, введенная на советскую гидроокись лития, представляла собой сумму с фунта веса, по которой цена внутри Сообщества без пошлины продавалась первому покупателю, была меньше нормальной стоимости.

Для применения соответствующих антидемпинговых пошлин нормальная стоимость совпадает с экспортной ценой в Сообществе (ст.2(8) Постановления). Проще говоря, экспортная цена – это фабричная цена на товары, предназначенный на экспорт. На практике экспортная цена неизменно основывается на цене, уплачиваемой в Сообществе за товар, с вычетом расходов на внутренние перевозки в экспортирующей стране, страховка, перевозка между экспортирующей страной и ЕЭС, расходами по продаже в Сообществе, внутренней перевозке в ЕЭС и другими расходами, обычно включаемыми в экспортную цену.

В случаях, если экспортная цена отсутствует, или возникает в результате связи или компенсационного соглашения между импортером и экспортером или третьей стороной, или по другим причинам цена, обычно уплачиваемая или подлежащая уплате за товар, проданный на экспорт в Сообщество неприменима, экспортная цена может быть составлена на основе цены, по которой импортируемые товары впервые перепродаются независимому покупателю-импортеру, или не перепродается при импорте. В таких случаях определение производится с учетом всех расходов, имевших место между импортом и перепродажей, включая все обычные расходы по транспортировке, упаковке, погрузке, разгрузке и дополнительные расходы; таможенные сборы, любые антидемпинговые пошлины и иные сборы, подлежащие уплате при импорте или продаже таких товаров; также сюда относится разумная разница между общими и административными издержками и прибылью при продаже (ст. 2(9)(a)(b)).

«Демпинговая маржа» означает разницу, на которую нормальная стоимость превышает экспортную цену (ст. 2(12) Постановления). Когда демпинговые маржи различаются, может быть установлена средневзвешенная демпинговая маржа путем сравнения экспортной цены по конкретной продаже со средневзвешенными ценами на все экспортные сделки в Сообществе или путем сравнения отдельных нормальных стоимостей и отдельных экспортных цен в Сообществе по конкретным сделкам (ст. 2(11) Постановления).

В случаях, когда число жалобщиков, экспортеров или импортеров, типов товара или сделок огромно, расследование может быть ограничено разумным количеством сторон, товаров или сделок путем использования образцов, которые статистически оформлены на базе информации, доступной при выборе, или наиболее представительному объему производства, продаж или экспорта (ст. 17(1)). Заключительный выбор между сторонами, типами товаров или сделками находится в руках Комиссии, хотя предпочтение отдается выбору образцов в ходе консультаций и согласия участвующих сторон (ст. 17(2)).

В случае отказа от сотрудничества одной или всеми сторонами может быть определен новый образец.

Ст. VI ГАТТ включает принцип, что простое наличие демпинга само по себе не служит основанием для применения антидемпинговых мер. В соответствии с Постановлением 1968 г. и последующими постановлениями, такие меры могут быть применены в случае, если демпинг или угрожает нанести материальный ущерб конкретной отрасли промышленности в Сообществе или фактически замедлить становление индустрии, насущная необходимость которой определена Сообществом.

Постановление 1968 г. обуславливает, что ущерб должен быть существенным (substantial) и что его определение должно основываться на изучении всех факторов, влияющих на положение производства, подлежащего защите. Оно также определяет, что случаи демпинга должны быть основной причиной ущерба. Вместе с тем, это требование вскоре стало предметом самых различных толкований. В Антидемпинговом комитете ГАТТ (the GATT Anti-dumping Committee) представитель ЕС убеждал, что ущерб, причиняемый демпингом, должен быть более существенным, чем общая сумма ущерба, вызванная другими факторами, вредными для промышленности ЕС. Соединенные Штаты, со своей стороны, настаивали, что любой ущерб, который не является несущественным, нематериальным, неважным, является основанием для введения антидемпинговых мер.

К этому вопросу вновь вернулись во время Токийского раунда переговоров ГАТТ, где итогом явилось отчасти двусмысленное компромиссное решение. При этом вновь всплыло расхождение во взглядах. Сообщество толковало данное положение в смысле, что ущерб, причиненный демпингом, имеет большее значение, чем любой другой известный фактор, одновременно наносящий ущерб отрасли промышленности. С другой стороны, Закон США о торговых соглашениях 1979 г. не содержал даже упоминания об ущербе, причиненном демпингом, который влиял больше, чем любой другой вредоносный фактор. В результате Совет в своем постановлении 1979 г., так же как в постановлении 2423/88, опустил любые обязательства, устанавливающие относительную важность ущерба. Следовательно, введение антидемпинговых мер может быть обосновано любой формой или размером ущерба. Практика Комиссии доказала, как просто установить наличие ущерба [16] .

Постановление 3283/94, которое восприняло значение ущерба, применяемое в предшествующих постановлениях (ст. 3(1)), постановило, что определение ущерба должно основываться на подтверждающих доказательствах и включать в себя объективное изучение:

а) объема демпинговых товаров и эффекта демпингового импорта (the dumped imports) на цены на рынке Сообщества для подобных товаров, и

б) последующее влияние этого импорта на промышленность Сообщества (ст.3(2)).

Что касается объема демпинговых товаров, внимание обращается на факт наличия значительного роста демпинговых товаров, как в абсолютных, так и в относительных показателях в производстве или поставках в Сообщество. В отношении влияния демпинговых товаров на цены, имеет значение значительная цена, сбиваемая демпинговым импортом в сравнении с ценой аналогичного товара, произведенного в Сообществе, или если эффект такого импорта иным образом понижает цены на значительный уровень или предотвращает рост цен, который в противном случае имел бы место в значительных размерах.

В случае, когда импорт товара из более чем одной страны одновременно становится предметом антидемпингового расследования, влияние такого импорта оценивается в совокупности только если

а) демпинговая маржа, установленная в отношении импорта из каждой страны, больше минимальной (de minimis), как это определено в ст. 9(3) и объем импорта из каждой страны незначителен, и

б) совокупная оценка влияния импорта производится в свете условий конкуренции между импортными товарами и условиями конкуренции между импортными товарами и аналогичными товарами Сообщества.

Принцип de minimis, установленный в ст. 5(7), применяется к странам, чей импорт представляет сектор рынка менее 1%, если такие страны совместно не покрывают 3% или более поставок в Сообщество. В таких случаях антидемпинговые процедуры не возбуждаются.

Изучение влияния демпингового импорта на промышленность Сообщества должно включать в себя оценку всех экономических факторов, относящихся к делу, относящихся к государству, промышленность, включая факт, что промышленность находится в стадии оправления от последствий прошлого демпинга или субсидирования.

Известные факторы, иные, нежели демпинговый импорт, которые на настоящий момент наносят ущерб промышленности Сообщества, также должны быть исследованы, чтобы убедиться, что причиняемый ими ущерб не отнесен к демпинговому импорту. К факторам, которые следует отметить, можно отнести объем и импортные цены (без демпинга), условия контракта, изменения в моделях поставки, торговая ограничительная практика, конкуренция между производителями за границей и в Сообществе, достижениями науки и техники, производительность промышленности Сообщества.

Определяя наличие или угрозу материального ущерба следующих факторов, следует использовать следующие критерии:

а) официально определенный размер роста демпингового импорта;

б) свободно обоснованный или близкий к реальному рост экспорта, отражающий вероятность реального роста демпингового экспорта в Сообщество;

в) достиг ли импорт цен, которые, на определенном уровне, сбивают цены или останавливают их рост, и

г) описание товара, который находится под расследованием.

Вместе с тем, ни один из вышеперечисленных факторов сам по себе не может быть решающим – только в совокупности они приводят к определенному выводу, что демпинговый экспорт будет продолжаться и без принятия специальных мер, материальный ущерб будет возрастать.

Необходимо отметить, что наибольшее распространение в таможенно-тарифном регулировании ЕС (впрочем, как и в России или США) получили адвалорные ставки антидемпинговых пошлин, начисляемые к таможенной стоимости товара.

Главным отличием ЕС от других стран является то, что в одном деле могут применяться одновременно различные виды ставок, при этом Комиссия не мотивирует свой выбор. Суд ЕС установил, что хотя информация, относящаяся к сумме антидемпинговой пошлины, является существенной, то же нельзя сказать в отношении метода исчисления или ставки пошлины. То, что временная пошлина была установлена в одной ставке, тогда как на заключительной стадии была применена другая, без предварительного уведомления иностранных экспортеров, не нарушил процессуальных прав. Суд указал, что выбор между ставками антидемпинговых пошлин в принципе не оказал воздействия на заключительную сумму пошлины [17] .

Комиссия явно посчитала, что процентная ставка пошлины удобна в применении и позволяет избежать неточностей в установлении цены на границе ЕС. В случаях, когда существует большой диапазон демпинговых товаров и когда часто производятся новые модели с различными ценами, фиксированная сумма за единицу облагаемого товара не может быть использована для установления пошлины.

Поэтому Комиссия старается налагать адвалорные пошлины в делах с вовлечением большой гаммы товаров с быстроизменяющимися моделями – это касается в первую очередь дел с участием электроники. Специальные пошлины являются подходящими для наложения, когда товар является достаточно стандартным – например, в большинстве расследований по стали и химикатам.

Подводя итоги, необходимо отметить, что будущее антидемпингового регулирования в нашей стране неразделимо с перспективой вступления нашей страны в ВТО. Участие в ВТО позволит России использовать существующую международно-правовую базу для регулирования внешнеторговых операций и даст возможность более эффективно пресекать возможные проявления дискриминации в торгово-политической среде.

Основными целями вступления России в ВТО и присоединения к действующим соглашениям (в том числе и к Антидемпинговому кодексу), является устранение дискриминационных ограничений в отношении российского экспорта и включение в существующий в рамках ВТО многосторонний механизм разрешения споров. Это предопределяет развитие отечественного антидемпингового законодательства в сторону гармонизации с общепринятыми нормами в отношении регулирования антидемпингового обложения. Многолетний опыт стран Европейского Союза в этой области представляет огромную ценность – примером тому служит эффективная защита рынков ЕС от конкуренции (в том числе и со стороны США).





--------------------------------------------------------------------------------

[1] См.: Козырин А.Н., Шепенко Р.А. Конкуренция на международных рынках и антидемпинговое регулирование. М., 1999. С. 137.

[2] В оригинале постановления ЕС это термин «in the ordinary course of trade». В федеральном законе «О мерах по защите экономических интересов Российской Федерации при осуществлении внешней торговли товарами» используется аналогичный термин «обычный ход торговли», который означает куплю-продажу товара на внутреннем рынке государства производителя или экспортера (союза иностранных государств) товара по цене, которая складывается из его средневзвешенной себестоимости и средней нормы прибыли, определяемых исходя из средневзвешенных производственных, торговых, административных и общих издержек.

[3] То есть совпадающего во всех отношениях с исследуемым товаром или, в случае отсутствия такого товара, иной товар, хотя и не совпадающий по всем параметрам, наиболее полно соответствующий по характеристикам исследуемому образцу, предназначенному для поставки в экспортирующую страну.

[4] OJ 1994, L.67/89. См. также: Lasok D. The Trade and Customs Law of the European Union. London, 1998. P. 406.

[5] Допускается даже использование третьей страны с рыночной экономикой, участвующей в этом расследовании. Например, в антидемпинговом процессе, инициированном 9 июня 1995 г., в отношении поставок необработанного цинка из Казахстана, Польши, России, Украины и Узбекистана нормальная стоимость для России была определена по ценам на этот товар в Польше. См.: Козырин А.Н., Шепенко Р.А. Конкуренция на международных рынках и антидемпинговое регулирование. М., 1999. С. 142.

[6] Case T-164/94: Ferchimet SA v. Council [1995] European Court Reports II-2681.

[7] См.: Cases 260/85, 106/86: Tokyo Electric Co. v. Commission [1989] 1 Common Market Law Reports 169.

[8] То есть показателя прибыли в процентах реализованной продукции или капиталу. См. более подробно практику Суда ЕС: Cases 273/85, 107/86: Silver Seiko v. Council [1989] 1 CMLR 249; также см. Case 301/85: Sharp Corp. v. Council [1989] 1 CMLR 4.

[9] Trade Agreements Act of 1979 // United States Statutes at Large. Public Law. 100-418, 102 Stat. 1184.

[10] См.: Cases 113,118-121/77: NTN Toyo Bearing Co. and others v. Council [1979] ECR 1185.

[11] OJ 1977, L.196/1.

[12] OJ 1979, L.77/1.

[13] Постановление Комиссии 955/79. OJ 1979, L.121/5.

[14] Case T-171/94: Descom Scales Manufacturing Co. Ltd v. Council [1995] ECR II-2413.

[15] Постановление 191/80. OJ 1980, L.23/19.

[16] За подробностями читатель может обратиться к практике Суда ЕС, в частности: Joined Cases T-163/94 and T-165/94: NTN Corp. and others v. Council [1995] ECR II 1381.

[17] См.: Case C-49/88: Al-Jubail Fertilizer Company v. Council [1991] ECR I-3187.











--------------------------------------------------------------------------------

[1] Хочется особо отметить, что в июне 2001 г. между представителями ЕС и КНР было достигнуто соглашение об условиях вступления КНР во Всемирную торговую организацию; ожидается, что Китай будет официально принят в ВТО до конца 2001 г. Твердая позиция Китая по этому вопросу принесла ожидаемые результаты – игнорировать страну с мощным экономическим потенциалом оказалось невозможно, несмотря на политические и экономические разногласия. Этот факт заставляет еще раз задуматься об искренности позиции западных стран в отношении развития российской экономики и их ссылки на ее отсталость. См.: Wall Street Journal, 22 June 2001.

[2] «Экономика и жизнь», № 44, 1993 г.; Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации, 1993, № 44, ст. 4199.

[3] «Экономика и жизнь», 1994, № 28; «Российская газета» от 2 июля 1994 г.; Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, № 11, ст. 1295.

[4] См.: Давыдов О.Д. Внешняя торговля: время перемен. М., 1996. С. 3.

[5] Федеральный закон от 13 октября 1995 г. № 157-ФЗ «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» (с изменениями от 8 июля 1997 г., 10 февраля 1999 г.) // «Российская газета» от 24 октября 1995 г.; СЗ РФ, 1995, № 42, ст. 3923.

[6] «Российская газета» от 22 апреля 1998 г.; СЗ РФ,1998, № 16, ст. 1798.

[7] Так, например, в марте 2000 г. Совет министров Европейского Союза в одностороннем порядке принял решение о сокращении на 12% квоты поставок в страны ЕС изделий из российской стали. Это решение явилось прямым нарушением ст. 18 Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и РФ, в соответствии с которым меры по ограничению импорта в торговле могут быть приняты, только если доказано, что имела место поставка по демпинговым ценам.

Другой пример – в октябре 2000 г. Комиссия ЕС заявила о якобы нарушении Россией соглашения о партнерстве и сотрудничестве в части создания равных условий на российском рынке для продавцов отечественного и импортного алкоголя. В связи с этим Комиссия предложила ввести пошлины на спирт и водку, ввозимые из России в страны ЕС.

[8] Не стоит забывать, что именно Европейские сообщества являются крупнейшими внешнеторговыми партнерами России на протяжении последних лет.

[9] Как задела на будущее – европейский опыт имеет ценность не только для межгосударственных объединений. В условиях, когда антидемпинговое регулирование становится основным инструментом влияния государства на недобросовестную конкуренцию со стороны экономических партнеров, развитие этого вопроса для России также весьма актуально.

[10] См.: Жамкочьян С.С. Источники европейского таможенного права // Ученые записки Санкт-Петербургского имени В.Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии, 1998, № 3(10). С. 97-114.

[11] «…Если в течение переходного периода Комиссия, по заявлению государства-члена или любой другой заинтересованной стороны, установит наличие демпинга, осуществляемого внутри общего рынка, то она направит лицу или лицам, причастным к возникновению такой практики, свои рекомендации, с тем, чтобы положить ей конец. В случае, если практика демпинга продолжается, Комиссия уполномочит пострадавшее государство-член принять защитные меры условия и детали которых она определит». См.: ЕС: Договоры, учреждающие Европейские сообщества. М., 1994. С. 99.

[12] См.: Georg Brunner v. Hauptzollamt Hof, Case 9/72 [1972] ECR 961; [1972] CMLR 931.

[13] OJ Special Edition 1967. P. 63.

[14] OJ Special Edition 1968 (I). P. 110.

[15] Наглядный пример такого противоречия можно наблюдать в деле Japan v. EEC (Re Screwdriver Assembly) GATT Panel [1990] 2 CMLR 639.

[16] Прежде всего благодаря инициативе стран-членов ЕС.

[17] Демпинговая маржа – отношение нормальной стоимости товара за вычетом экспортной цены такого товара к его экспортной цене.

[18] OJ Special Edition 1968 (I). P. 80. Это был первый нормативный акт органов ЕС, посвященный вопросам антидемпингового регулирования.

[19] OJ 1979, L.339/1.

[20] OJ 1984, L.201, дополненное постановлением 1761/87, OJ 1987, L.167/9.

[21] OJ 1988, L.209/1. Демпинг товаров из стран, не являющихся членами ЕОУС, регулируется решением Комиссии 2424/88, OJ 1988, L.209/18; см. также Celestri v. Amm. Della Finanze, Case 172/84 [1985] 3 Common Market Law Reports 181; Gerlach v. Ministry for Economics Affairs, Case 239/84 [1986] 3 CMLR 30.

[22] OJ 1994, L.349/1.

[23] OJ 1994, L.349/2.

[24] Ст. 1(2) постановления.

[25] Исключая входящие в сферу регулирования Договора о ЕОУС – для них применяется отдельное постановление Комиссии 2424/88. См. также дела Celestri v. Amm. Della Finanze, Case 172/84 [1985] 3 Common Market Law Reports 181; Gerlach v. Ministry for Economics Affairs, Case 239/84 [1986] 3 CMLR 30.

[26] Дополненное постановлением Комиссии 222/88 по глюкозе и лактозе.

[27] Позднее дополненное постановлением Комиссии 4001/87.

[28] Данный вопрос урегулирован отдельным решением Комиссии 2424/88. См.: OJ 1988, L.209/18.

[29] См.: Lasok D. The Trade and Customs Law of the European Union. London, 1998. P. 404-405.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2018. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций