ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

Влияние суфизма на познавательную культуру северо-кавказских этносов

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 13 декабря 2007
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Каринэ
АвторРУБРИКА:




Влияние суфизма на познавательную культуру северо-кавказских этносов
(Статья выполнена в рамках проекта РГНФ № 06-03-00119а)
Билалов М.И., Гусаева К.Г., Ичалова М.Х.
Суфизм формируется на базе мощного философского наследия человеческого духа, в том числе и познавательной культуры, которая вложила в нее основные гносеологические идеи, как общие для всей религии, так и ставшие зачатками специфически-суфийских идей. Панентеизм суфизма накладывает свой отпечаток на его концепцию познания, объектом которого оказывается Бог – единственная реальность, материальный и иной мир – его отблеск. Причем если религиозное сознание в целом признает непостижимость бога, то суфизм в своих радикальных формах допускает слияние субъекта с объектом и подобным образом постижение его в собственной сути.
Среди гносеологических особенностей суфизма, продуцированных его саморазвитием и способных повлиять на познавательную культуру, важнейшей является любовь к Богу, выступающая как основное средство постижения истины. Вспомогательными средствами познания истины в суфизме выступают аскетический образ жизни, молитвы, религиозные ритуалы, зикр, мистический экстаз и т.п. Четко разграниченного и понятийного оформленного толкования стадий, ступеней, уровней познания в суфизме нет. Таковыми рассматриваются и шариат, и тарикат, и хакикат; утверждаются в качестве ступеней познания и различные формы уверенностей; своеобразными ступенями познания могут рассматриваться и предварительная интеллектуальная подготовка к тарикату, которая имеет пять стадий. Требуют детального изучения в качестве ступеней или уровней познания и многочисленные стоянки тариката.
Исповедование суфийского ислама способствует культивированию на разных уровнях общественного сознания следующих познавательных традиций, норм, идеалов, способов, стереотипов и предрассудков творческой активности людей. В суфизме есть откровенно агностические оттенки и моменты, связанные с иррационализмом и мистицизмом, хотя он и не формирует самостоятельную и самодостаточную для философской традиции линию агностицизма. Основным средством мистификации и иррационализации познания в суфизме служит интуиция.
Суфизм закрепляет и развивает в познавательной культуре традицию на онтологизацию истины, что способствует формированию антиисторического и догматического типа мышления, который вообще говоря, находится в противоречии с позитивной ориентацией суфизма на бесконечность познавательного процесса. Последний представляется в мистическом исламе как сложный и многоэтапный путь, детализированный в произведениях его основателей и адептов по методам, способам и приемам, интеллектуальным операциям и процедурам. Для эффективизации познания суфии оттачивают традиции молчания, аллегоричности, метафоричности, многосмысленности и т.п., которые на уровне обыденного сознания людей проявляются как лицемерие, афористичность, категоричность суждений и т.п.
Противоречив и вклад суфизма в познавательную культуру по вопросу о субъекте познания. Индивидуальный, одномерный, асоциальный субъект в суфийской концепции в то же время проявляет и творческую активность, мощь, неестественным финалом которых оказывается его элиминация из процесса познания. Суфийская концепция культивирует созерцательный характер познания, который связан с оторванностью познания от практики, проповедью отшельничества, социальной замкнутостью, умалением роли науки в жизни общества и т.п. Вопросы о взаимоотношении форм общественного сознания, об их влиянии на познавательную активность людей являются ключевыми в изучении динамики духовной жизни общества. Традиционными для отечественной социальной философии последних десятилетий являются проблемы выявления бытийных, материальных оснований духовных процессов. Исследование их, главным образом, однонаправленной зависимости, оставляли в тени сложные связи внутри самой духовной жизни и тем самым способствовали явной или неявной недооценке последствий культурных, идейных детерминантов общественного развития.
Понимание и объяснение деятельности субъектов истории в современной динамичной общественной жизни усложняется еще и резким ростом роли религии, технотронных средств массовой информации, ряда глобализационных тенденций, определяющих облик и векторы мировых процессов. В проекте выявляется опосредственное воздействие религиозного сознания на те или иные социальные действия этносов и народов Северного Кавказа, с предварительным уточнением того, каким образом этим сознанием обусловлена их познавательная культура, что в нее привнесено религией, а что имеет ментальное или этническое происхождение; что в ее содержании обладает потенциалом практически-политической результативности.
Необходимость изучения влияния религиозного сознания на познавательную культуру заключается и в том, что в современном мире, особенно в поликультурном регионе, много спекуляций по поводу столкновения цивилизаций на религиозной основе, тех или иных доводов о непримиримых противоречиях Запада и Востока, угрожающих существованию стран и народов. Тем актуальнее выявление единых для всех мировых вероисповеданий гносеологических идей, на которых зиждется общечеловеческая познавательная культура. В то же время, определение специфики различных познавательных культур, обусловленной особенностями христианства, ислама и буддизма, важно для понимания многих нюансов в идеологических, политических, культурологических и т.п. позициях народов и выработки взаимосогласованной политики в мировом обществе.
И, наконец, реализация проекта имеет свое региональное преломление. Северный Кавказ и Дагестан превратились за годы перестройки и реформ в самые горячие политические точки России, где кризисные явления трансформации экономического уклада и политического строя обернулись противостоянием народностей, военными столкновениями с многочисленными человеческими жертвами, моральными и материальными потерями. Разрешение этого кризиса – задача не только политиков, но и социологов и философов. В работе общефилософская тема исследуется на примере духовной ситуации в регионе, а именно с учетом того обстоятельства, что традиционным для соответствующих коренных народов является ислам в его суфийском варианте. Выявление влияния суфизма и его философии на познавательную культуру имеет практическое общественно- политическое значение в свете нынешних национальных конфликтов и общей этнополитической напряженности в регионе.
Взаимодействие структурных элементов общественного сознания между собой, опосредованное или непосредственное воздействие его форм на общественно-политическое поведение и поступки социальных групп и индивидов всегда были мало изученными вопросами марксистской советской философии. Попытки свести все детерминационные связи к одновекторным обобщениям, идущим из материального бытия, упрощали реальные духовные и социальные перипетии общественной жизни. Учет в ней роли ментальных, этнических, религиозных и т.п. параметров достаточно непрост – это один из выводов данной работы. В то же время, попытка объяснить некоторые сложные общественные процессы, действия тех или иных объединений и движений непосредственным влиянием религиозного мировоззрения – напрашивающийся по убедительности, но искажающий ситуацию прием.
Поставленная в проекте основная цель – выявить влияние религиозного сознания на познавательную культуру людей, которая затем, в свою очередь, выступает нередко непосредственным детерминантом их поведения – привела к решению ряда задач. Участниками проекта был изучен круг понятий и определено понятие познавательной культуры как совокупности исторически-конкретных традиций, норм, форм и методов постижения действительности коллективным или индивидуальным субъектом. Познавательная культура не сводима к правильному мышлению, культуре мышления, научной или познавательной традиции. Это интегративное образование, обусловленное господствующей метафизической картиной мира, характеризует главным образом обыденное и массовое сознание. Это часть культуры со многими ее особенностями, вполне содержательная и не сводимая к совокупности гносеологических идей. Она тесно связана с менталитетом, чувствительна к этническому и религиозному сознанию.
Понятийное содержание познавательной культуры предполагает наличие в его содержании как единых методологических ценностей, так и формально структурных повторяющихся и инвариантных элементов. Из таковых достаточно значимым элементом оказывается познавательная традиция. Традиция, занимая в структуре познавательной культуры особое положение, обуславливает ее неоднозначность, противоречивую роль в духовной жизни людей, выступает как основной носитель сакрального. Особое историческое своеобразие познавательной культуре придает также феномен религиозной веры. Благодаря традиции и вере познавательная культура не сводится к одним лишь когнитивным аспектам познания, включает в себя социальные факторы бытия общностей и обретает черты национальной, половозростной, религиозной и т.п. культуры.
Познавательная культура человечества складывается и в основных чертах формируется еще в период архаической культуры как познавательный опыт, зафиксированный в фольклоре, в ее мифологических, религиозных и иных компонентах. Важнейшей традицией познавательной культуры становится идея постижения бога, который уже в догматах монотеистических религий олицетворяет цель и способ нравственного, эстетического, социального и интеллектуального совершенствования человека.
Познавательная культура аккумулировала такие зафиксированные в религиозном сознании гносеологические идеи о диалектическом характере познания, как бесконечность постижения абсолютной истины, дифференциацию познавательной деятельности на чувственный, разумный, интуитивный и т.п. этапы. Сакральное происхождение имеют и такие элементы познавательной культуры, как идея самопознания - важнейшего этапа и цели человеческого познания, а также идея о его синтетическом характере – противоречивого единства в нем когнитивного и ценностного начал. Именно в этой связи особую остроту на всем протяжении духовного освоения человеком действительности обретает диалектика веры и знания, имевшая свои исторические оттенки и конкретные проявления в противостоянии религии и философии, религии и науки. Этому противостоянию способствовало и то, что познавательная культура заимствует у религиозного сознания не только позитивные и конструктивные, но и негативные и деструктивные традиции умаления роли разума в познании, гносеологический пессимизм и агностицизм, схоластический отрыв знания от практики и т.п.
Со всей очевидностью влияние религиозного сознания на познавательную культуру просматривается при анализе ее связи с суфийским мировоззрением – мистическим направлением ислама. Дело в том, что суфизм и его философия по насыщенности гносеологическими идеями не имеют себе равных среди всех религиозных учений. При этом исследователи определяют, что суфизм формируется на базе мощного философского наследия человеческого духа, в том числе и познавательной культуры, которая вложила в него основные гносеологические идеи, как ставшие зачатками специфически-суфийских, так и общие всей религии.
Суфизм имеет синкретическую структуру, элементы которой непосредственно заимствованы из языческих и монотеистических верований и развитых философских систем своего времени. Открытость, восприимчивость к разнообразию, не знающие, по существу, идейных границ, обогатили теоретическое содержание суфизма зрелыми онтологическими, гносеологическими, аксиологическими, этическими и др. концептуальными идеями. Особенно повезло (если уместно такое слово) концепции познания суфизма, поскольку его главная идея стремления к Богу этически самосовершенствующего человека отождествлялась с идеей самопознания, идеалом суфия выступил гностик. Тем не менее, суфизм гносеологически развивался – не ограничился базовыми ценностями познавательной культуры времени своего зарождения, а внес значительный вклад в становление гносеологии как теории познания, притом в наиболее эффективных для развития данной культуры форме и содержании.
При этом основные гносеологические базовые положения суфизма – познание как слияние с богом, любовь сердца как основное средство постижения истины, приоритет иррационального над рациональным в ее познании, познание как онтологизация истины и т.п. будучи обоснованы, всесторонне развиты и культивированы, оказали влияние на обыденное общественное сознание мусульман, оставили отпечаток, проявляющийся и в сегодняшней познавательной культуре. Хотя, очевидно или, во всяком случае, вряд ли надо доказывать, что все особенности этой культуры детерминированы религиозными традициями и верованиями: на генезис элементов познавательной культуры могли повлиять и этнические, и психологические, и этнополитические и т.п. идеалы многочисленных народов как творцов арабской культуры. Своеобразие суфийской концепции познания придает панентеизм суфизма. Если религиозное сознание в целом настаивает на непостижимости бога, то суфизм признает познаваемость не только материального мира, отблеска бога, но в своих радикальных формах допускает слияние субъекта с объектом и таким образом постижение бога в своей собственной сути. Это означает и то, что суфизм констатирует бессубъектное познание на его заключительном этапе - в момент слияния субъекта с объектом субъект элиминируется из познания.
Позитивной тенденцией в суфизме, имеющей резонанс во всей духовной жизни соответствующих народов, является, на наш взгляд, не только представление познавательного процесса как сложного и многоэтапного пути, но и детализация его по методам, способам и приемам, другим духовно-интеллектуальным операциям и процедурам. По своей специфике, а также не обремененности какими-либо особыми средствами (математическим аппаратом, приборами, установками, искусственными языками, символическими построениями) суфийская методология носит весьма упрощенный характер. Это обстоятельство позволяет квалифицировать ее как методологию обыденного познания, усложненного составляющими исключение из правил мистическими и экстатическими процедурами. В целом потенциал этой совокупности способов и методов приемлем и доступен для массового использования, он не носит элитарный характер, не адресуется узкому кругу избранных или для целей научного сообщества. В этом двойственность вклада этой методологии в познавательную культуру вообще. При этом нелишне принять во внимание тот факт, что многие стандарты и традиции обыденного поведения и мышления, регулярные поступки и действия повседневной жизни со временем обретали или могут еще обрести черты особо значимых по своей эффективности приемов познания, в том числе, научного. Так, техника созерцания, фиксация позы, управление дыханием и т.п. способы, выработанные и культивируемые в суфизме в последующих учениях утрачивают черты естественных стереотипных актов, обретают характер отточенных приемов познания.
К числу гносеологических особенностей суфизма, продуцированных его саморазвитием и влияющих на познавательную культуру, важнейшей является любовь к Богу, выступающая как основное средство постижения истины; вспомогательными средствами служат аскетический образ жизни, молитвы, религиозные ритуалы, зикр, мистический экстаз и т.п. Главным органом познания в суфизме считается сердце, тогда как разум, интеллект, душа, чувства и т.п. носят сугубо второстепенный характер.
В качестве стадий, ступеней и уровней познания в суфизме рассматриваются шариат, тарикат и хакикат, а также различные формы уверенностей, стадии предварительной подготовки к тарикату, многочисленные стоянки тариката. Им соответствуют определенные способы и приемы познания – поддержание пробужденности, медитация, контроль за дыханием, техника созерцания и размышления, фиксация позы, внутренняя жажда жизни, диалогические дискуссионные приемы, упражнения по сосредоточению и т.п.
Особое внимание суфии акцентируют на методах познания, называя таковыми чувственный, интеллектуальный и интуитивно-созерцательный методы. В качестве метода в суфизме рассматривается и вера, основанная на мистическом откровении и озарении. При этом различаются вера, основанная на откровении на уровне тварных вещей, и вера, основанная на божественном откровении, а также разумном и пророческом откровении. Встречаются и другие основания, вследствие чего говорят о четырех стадиях веры – переменчивой, отклоняющейся, устойчивой и веры по убеждению. Предполагаются также основания, по которым вера делится на живую, приобретаемую и внутреннюю (глубоко мистическую). В познании, по мнению суфиев, эффективны и методы воображения, чувственно-рационального опыта, методы «частного ума», метафизический метод и др.
На познавательную культуру влияют и рассуждения суфиев об основных формах знания как результатах познания. Выделяются три вида знания – интеллектуальное, чувственное и реальное знание. Истина, как основной результат познания в суфизме, абсолютна, статична, не развернута в проблемном поле этого понятия и как рабочий продукт и инструмент познания в суфийской концепции не функционирует. Весьма упрощенны представления о критериях истины – скорее всего, таковым предстает самоочевидность. Сближению суфийского иррационализма с рационалистической традицией в гносеологии служат отдельные рассуждения о разуме как критерие истинности знаний.
Исповедование суфийского ислама, как следует из нашего исследования, способствует культивированию на разных уровнях общественного сознания следующих познавательных традиций, норм, идеалов, способов, стереотипов и предрассудков творческой активности людей.
В суфизме есть откровенно агностические оттенки и моменты, связанные с иррационализмом и мистицизмом, хотя он и не формирует самостоятельную и самодостаточную для философской традиции линию агностицизма. Основным средством мистификации и иррационализации познания в суфизме служит интуиция.
Суфизм закрепляет и развивает в познавательной культуре традицию на онтологизацию истины, что способствует формированию антиисторического и догматического типа мышления, который, вообще говоря, находится в противоречии с позитивной ориентацией суфизма на бесконечность познавательного процесса. Последний представляется в мистическом исламе как сложный и многоэтапный путь, детализированный в произведениях его основателей и адептов по методам, способам и приемам, интеллектуальным операциям и процедурам. Для эффективизации познания суфии оттачивают традиции молчания, аллегоричности, метафоричности, многосмысленности и т.п., которые на уровне обыденного сознания людей проявляются как лицемерие, афористичность, категоричность суждений и т.п.
Противоречив и вклад суфизма в познавательную культуру по вопросу о субъекте познания. Индивидуальный, одномерный, асоциальный субъект в суфийской концепции в то же время проявляет и творческую активность, мощь, неестественным финалом которых оказывается его элиминация из процесса познания. Суфийская концепция культивирует созерцательный характер познания, который связан с оторванностью познания от практики, проповедью отшельничества, социальной замкнутостью, умалением роли науки в жизни общества и т.п.
Говоря о методологических приемах суфизма и их роли в познавательной культуре, заметим, что методология «не зацикливается» на анализе собственно познавательных стандартов и приемов, она рассматривает процедуры постоянно повторяющихся репертуаров и процедур практической, вообще, всевозможной деятельности людей. В этом смысле и суфийская методология склонна к обобщенному обслуживанию деятельности людей, охватывая максимально широкую область социальной жизни. Хотя, как показывают исторический опыт и история философии, методологические нормы и идеалы не только влияют на познавательный опыт, но и обнаруживают собственную зависимость от самого процесса познания, от его цельности или расчлененности на качественно различные этапы, от особенностей субъекта, от типа познаваемых объектов и т.п., заимствуя у них социально-исторические, человеческие, личностные, культурные, аксиологические и иные измерения. Эти обстоятельства – дополнительное свидетельство в пользу выводов об этической и религиозной насыщенности многих традиций познавательной культуры, в том числе, суфизма.
Действенность и эффективность влияния религии и философии суфизма на повседневное реальное поведение и мышление людей через познавательную культуру, обусловлены, на наш взгляд, и его близостью не только к эзотеризму, но и к оккультизму. Как известно, оккультизм как форма духовного освоения мира исторически формируется как своеобразный синтез научных знаний с религиозно-мистическими и философскими представлениями, точнее сказать, в основу оккультизма легла эзотерика как весьма удачная попытка гармоничного и системного соединения философской и религиозной мысли с научными знаниями. Принципы эзотеризма – критика ценностей обыденной жизни и культуры, вера в существование иной, подлинной реальности, убеждение, что человек должен и способен при жизни интегрироваться в эту реальность (при непременном условии трансформации своей личности, постоянной интенсивной духовной работы, переделки себя в иное существо), признание соотнесенности микро- и макрокосма, важность освоения психотехник и т.п. – выступают как фундаментальные традиции суфизма, его познавательной культуры. Оккультизм и эзотеризм значительно обогатили суфизм и теоретически, и ритуально.
Таким образом, синкретичность суфизма, изначальное смешение и порой неорганичное соединение в нем разнородных элементов, наличие в нем многого в преобразованном виде от магии, древневосточных и античных культов и т.п. не нарушают глубинную идейную целостность и теоретическую системность исламского мистицизма. История суфизма свидетельствует также, что последователи суфизма преодолевают границы исламского теизма и вообще религиозной веры, т.е. не только допускают религиозный универсализм, но и неверие и атеизм, оправдывая их тем, что все взгляды и действия людей согласуются с божественными требованиями и соответствуют воле бога. Неудивительно поэтому и вполне предположительно, что структурная неоднородность суфизма усугубляется всевозможными формами свободомыслия, такими, как боговерчество, антиклерикализм, ересь, индифферентизм, скептицизм, пантеизм, деизм, в том числе и атеизм.
Развернутая в проекте проблематика открывает перспективу для более углубленного рассмотрения суфийского толкования соотношения сознательного и бессознательного в духовной жизни, далеко не до конца прояснены гносеологические и эпистемологические особенности суфийской концепции познания и др. Требует дальнейшего исследования также феномен познавательной культуры. Чрезвычайно интересным продолжением рассматриваемой темы представляется влияние религиозного сознания, в том числе и суфизма, через познавательную культуру на формирование гражданского общества и т.д. В то же время те выводы, которые были сделаны участниками проекта, открывают ряд теоретических и общественно-практических возможностей в деятельности философов, социологов, представителей властных структур и общественных объединений.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2020. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)