ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


Р. УЛЛМЭН. АНГЛИЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В РОССИИ. АНГЛО-СОВЕТСКИЕ ОТНОШЕНИЯ. 1917 - 1921

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 18 ноября 2016
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




R. Ullman. Britain and the Russian Civil War. Anglo-Soviet Relations. 1917 - 1921. Princeton (New Jersey). "Princeton University Press". 1968. 395 p.

Первый том книги адъюнкт - профессора Принстонского университета (США) Р. Уллмэна о политике Англии в "русском вопросе" в 1917 - 1918 гг. вышел из печати восемь лет тому назад1 . Второй том, который рассматривается в данной рецензии, излагает события с ноября 1918 по январь 1920 года. Третий том, как обещает автор, закончится рассмотрением англо-советского торгового соглашения от 16 марта 1921 года. Главными источниками автору послужили не опубликованные до сих пор документы правительства, Форин Оффис, военного министерства Великобритании, материалы государственного департамента США, а также личная переписка Керзона, Асквита, Бальфура, Сесиля, О. Чемберлена, Г. Уилсона, дневник командующего английскими войсками в Архангельске Айронсайда. Автор опирается также на обширный круг опубликованных материалов, в том числе советских. В своей новой книге Уллмэн проводит концепцию, наметившуюся за последнее время в современной буржуазной историографии (Нетт, Ленсен, Светтэнхем, Бринкли и др.)2 , которая сводится к тому, что интервенция имела небольшие масштабы, не проводилась последовательно всеми западными державами и поэтому якобы не представляла собой серьезной угрозы для Советской власти. Подчеркивая эту лишь чисто внешнюю сторону, автор стремится игнорировать существо вопроса и фактически скрыть ту неопровержимую истину, что только иностранная интервенция позволила реакционным силам развязать гражданскую войну в России.

Уллмэн отмечает, что из всех стран Антанты Англия была сильнее других "вовлечена в гражданскую войну как непосредственно - путем использования собственных военных, морских и воздушных сил, так и косвенно - путем предоставления материальной помощи и советов в походе по свержению большевистского режима" (стр. VII). Уделяя главное внимание разногласиям в английских правящих кругах по "русскому вопросу", он почти не касается экономических мотивов интервенции, влияния интересов монополий на политику английского правительства, подрывных действий тайной агентуры в Советской России и ряда других сюжетов, компрометирующих британских империалистов.

Основное внимание автора сосредоточено на выработке правящими кругами Великобритании курса и приемов антисоветской политики после окончания первой мировой войны. И хотя он пытается свести всю проблему к поиску английским правительством "новых" обоснований интервенции, на самом же деле, как это явствует даже из приведенных в книге фактов и документов, речь шла о резком усилении интервенционистской политики международного империализма. Оправдывая интервенцию в Советскую Россию, английские правящие круги ссылались на свои обязательства перед царским правительством, взятые в период первой мировой войны. Разумеется, подлин-

1 См. нашу рецензию в журнале "Вопросы истории", 1962, N 11.

2 J. Nelle. The Soviet Achievement. L. 1967; G. Lens en. The Soviet Union. N. Y. 1967; J. Swettanham. Allied Intervention in Russia and the Part Played by Canada. 1918 - 1919. L. 1967; G. Brinkley. The Volunteer Army and Allied Intervention in South Russia. 1917 - 1921. Notre Dame. 1966.

стр. 190
ные захватнические планы и намерения тщательно скрывались от английской общественности. В интервью военного министра Милнера, опубликованном в лондонской печати 19 декабря 1919 г., говорилось, что Англия обязана поддерживать "тысячи русских", боровшихся на стороне союзников, до тех пор, пока они не вооружатся, проведут военную подготовку и станут достаточно сильными для самозащиты. В то же время в личном письме бывшему российскому поверенному в делах в Лондоне Набокову Милнер писал: "Лично я желал бы более мощной союзной интервенции... При нынешнем же положении дел думается, что мы медлим. Мы пытаемся помочь то здесь, то там каждому, кто старается, с очень незначительными шансами на успех, остановить волну большевизма. Но это чисто временная оппортунистическая политика. Конечно, это лучше, чем ничего, но этого далеко не достаточно" (стр. 60 - 61). 18 октября 1918 г. на заседании военного кабинета при обсуждении перспектив английской политики в России министр иностранных дел Бальфур заявил: "Если мы уже теперь выведем свои войска из европейской и азиатской России, то нанесем серьезный урон нашему престижу и покинем в беде наших друзей". 13 ноября начальник генерального штаба Г. Уилсон представил кабинету меморандум о "нашей нынешней и будущей военной политике в России", в котором предлагалось предоставить белогвардейцам широкую материальную помощь. После обсуждения этого документа был выработан план практических действий, санкционированный правительством. Он, как об этом пишет в мемуарах Черчилль3 , предусматривал оставление в России иностранных войск и значительное расширение помощи контрреволюции. Одновременно кабинет одобрил предложение Милнера о поддержке Англией любых выгодных ей белогвардейских правительств (стр. 14 - 15). 13 и 14 ноября Лондон подтвердил англо-французское соглашение от 23 декабря 1917 г. о "зонах влияния" в России. И хотя Уллмэн стремится умалить значение упомянутых решений ссылками на то, что они являлись простым продолжением прежних антигерманских мероприятий, очевидно, что на самом деле речь шла о программе развертывания английской интервенции в еще более крупных масштабах.

Специальному рассмотрению подвергали английские правящие круги планы интервенционистских действий в отдельных районах России, В начале декабря 1918 г. так называемый "Восточный комитет" имперского военного кабинета по инициативе Керзона приступил к обсуждению британской политики в Закавказье. Керзон высказался за политический контроль Англии над буржуазными марионеточными государствами, образованными в Грузии, Армении и Азербайджане. Предлагалось Батум превратить в свободный порт, а Баку и нефтяные месторождения - "интернационализировать". Нельзя ни на минуту допустить, высокомерно заявил Керзон, чтобы "татары, армяне, большевики или любая другая партия могли постоянно удерживать в своих руках Баку и контролировать тамошние ресурсы" (стр. 68). Однако остальные члены комитета, за исключением Суэйтса, поддержав главную идею Керзона о расчленении России, по различным соображениям выразили сомнение в целесообразности фактической оккупации Закавказья Англией. Сесиль предложил возложить эту роль на Францию, а Смэтс - передать Закавказье США по мандату проектировавшейся Лиги Наций. Военные же прямо требовали английской оккупации Закавказья как важного звена коммуникаций, ведущих в Индию. Бальфур по этому поводу заметил: "Примерно через каждые пять лет я обнаруживаю новую зону, которую нам приходится защищать, поскольку она, как полагают, охраняет подступы к Индии. Эти подступы все дальше и дальше отодвигаются от нее, и мне неясно, насколько далеко на запад собирается их отнести генеральный штаб".

16 декабря Керзон вновь вынес на обсуждение "Восточного комитета" предложения, которые предусматривали создание в Закавказье "сильных независимых государств", временное оставление там английских войск без увеличения их численности, сохранение "морского контроля на Каспии", объявление свободными портами Батума, Поти, Трабзона, Баку, принятие в случае необходимости специальных мер для "обеспечения международных интересов в городе и на нефтяных месторождениях Баку", а также передачу, если потребуется, Армении под протекторат США или Франции. Все эти предложения были одобрены комитетом. Вскоре их подробно обсудил имперский военный кабинет, не приняв, однако, каких-либо определенных ре-

3 В. Черчилль. Мировой кризис. М. 1932, стр. 104 - 105.

стр. 191
шений. В протоколе заседания говорилось лишь об общем мнении его членов "не выводить с Кавказа английские войска до отвода, оттуда турецких и германских частей" (стр. 76 - 81). Последующие события подтвердили, что рекомендации "Восточного комитета" были учтены.

Как явствует из материалов, приводимых Уллмэном, следующий этап обсуждения "русского вопроса" в правительственных сферах Великобритании был связан с предложениями правительства РСФСР нормализовать отношения с Антантой, проектом созыва конференции на Принцевых островах, и миссией Буллита. Именно тогда в игру вступил У. Черчилль, сменивший Милнера на посту военного министра. 23 декабря 1918 г. Черчилль заявил в имперском военном кабинете, что интервенция "небольшими силами" не дает желаемых результатов. Союзникам, по его мнению, следовало либо вовсе прекратить участие в гражданской войне, либо предпринять вторжение в Россию крупными силами, обильно оснащенными боевой техникой. Позиция Черчилля не нашла поддержки у других членов кабинета. Ллойд Джордж заявил, что вооруженная интервенция под флагом борьбы против большевизма, "несомненно, вызовет волнения в нашем собственном доме"! Он признал, что союзники не смогли привлечь к себе симпатий русского народа и что эти симпатии находятся на стороне Советской власти; к тому же у Англии просто нет дополнительных войск для отправки в Россию.

Представляют интерес содержащиеся в книге сведения относительно причин вывода английских войск из России. Принимая в марте 1919 г. такое решение, английское правительство с этого момента делало главный упор на оказание всесторонней материальной помощи белогвардейцам. Перемена тактики объяснялась прежде всего значительно усилившимся давлением английских трудящихся, которые проявляли солидарность с Советской Россией. Как видно из книги, шеф разведки и контрразведки Бэзил Томсон, представлявший членам кабинета регулярные секретные доклады о внутреннем положении в стране, признавал наличие "значительных революционных настроений" и протестов против призыва в армию и интервенции в Россию даже среди руководителей тред-юнионов, отнюдь не симпатизировавших большевикам (стр. 131 - 132).

В начале лета 1919 г. в связи с временными успехами войск Колчака и Деникина в правящих кругах держав Антанты вновь появились надежды на близкое падение Советской власти. 7 мая на заседании Совета четырех Парижской мирной конференции Ллойд Джордж подчеркнул, что необходимо принять меры, которые побудили бы Колчака и Деникина после победы над большевиками проводить просоюзническую политику. Колчаку была направлена нота с выражением готовности признать его правительство на определенных условиях, которые тот принял. Так Англия признала Колчака дефакто "правителем" России. Когда же вскоре он стал терпеть одно поражение за другим, Антанта сосредоточила усилия на помощи Деникину. Более того, 4 июля английский кабинет принял секретное решение о фактическом состоянии войны между Великобританией и Советским правительством, в связи с чем английской военно-морской эскадре на Балтике разрешалось вступать в бой с "силами противника на суше и на море" (стр. 289).

Освещая политику Англии в "русском вопросе", Уллмэн делает акцент на разногласиях между Ллойд Джорджем и Черчиллем. Он утверждает, что большинство кабинета поддерживало более гибкий и умеренный курс премьер- министра. Нам представляется, что Уллмэн переоценивает степень разногласий в британском правительстве и определенно принижает роль Черчилля в рассматриваемых событиях. Мы согласны с мнением советских историков, которые считают, что не следует преувеличивать расхождения между Черчиллем и Ллойд Джорджем в вопросе об отношении к Советской власти. Споры между ними - это, прежде всего, споры относительно способов борьбы с Советской властью. Если Черчилль всегда отстаивал необходимость вооруженной интервенции, то Ллойд Джордж, считая на определенных этапах по внутриполитическим соображениям открытую интервенцию невозможной, предлагал вести переговоры с Советским правительством, рассчитывая при этом добиться дипломатическими средствами той же цели, к которой стремился и Черчилль.

Принимая решение вывести основные контингенты своих войск, западные державы, однако, вовсе не собирались отказываться от своих антисоветских планов, что особенно ярко проявилось на заседаниях английского кабинета 16, 18 и 19 января 1920 г., происходивших уже после формального решения снять блокаду РСФСР. Кер-

стр. 192
зон и Лонг, поддержанные адмиралом Битти, выступили за новые военные усилия союзников, направленные на "защиту закавказских республик и Персии от большевистского вторжения". Если для Керзона главная цель заключалась в контроле над Черным морем, то Лонг и Битти подчеркивали важность овладения бакинской нефтью. Черчилль же призвал "использовать все находящиеся в нашем распоряжении рычаги для осуществления концентрированных действий против большевиков на всех участках фронта", в том числе помочь белополякам боеприпасами и снаряжением, обязать финнов предпринять наступление на Петроград, официально просить Японию "восстановить сибирский фронт, как часть согласованного антибольшевистского плана" (стр. 333 - 334). Каких-либо конкретных решений на этих заседаниях принято не было. 19 января те же вопросы рассматривались на межсоюзнической конференции, постановившей не отправлять в Закавказье войска, а оказать помощь лишь оружием, боеприпасами и продовольствием (стр. 335 - 338).

Говоря о взаимодействии интервентов с белогвардейцами, автор приводит некоторые факты, разоблачающие антинародный характер политики интервентов и сотрудничавших с ними белогвардейцев. Так, в главе о гражданской войне на Севере Уллмэн признает, что белогвардейское правительство Чайковского являлось всего лишь марионеткой англичан, с которой интервенты мало считались. Автор пишет о варварских методах ведения войны против Красной Армии, в частности о применении интервентами отравляющих газов.

В частях интервентов наблюдалось сильное брожение, некоторые подразделения отказывались выступать на фронт. В белогвардейских отрядах также происходили мятежи, нередки были случаи массового перехода на сторону Красной Армии. Интервенты жестоко расправлялись с недовольными. Факты, приводимые автором, показывают, что у интервентов не было сколько- нибудь прочной опоры среди местного населения. "Хотя союзные силы успешно осуществляли контроль над Архангельском, - пишет Уллмэн, - среди населения было множество симпатизировавших большевикам. Большевистские агенты легко проникали из Москвы, привозя с собой огромное количество пропагандистских изданий. Каждый день свежие большевистские плакаты появлялись на стенах и досках для афиш, а почтовые ящики наполнялись брошюрами и листовками". Даже сам Айронсайд признавал, что энергичная агитация, которая велась среди его солдат, оказала на них заметное влияние (стр. 23).

Уллмэн касается и интервенции в Сибири, причем, если в первом томе он еще пытался отрицать причастность англичан к захвату Колчаком власти в Омске, то теперь он вынужден признать, что английские офицеры содействовали этому перевороту. Английские офицеры также обучали белогвардейцев в военной школе во Владивостоке. Уллмэн пишет: "Целью английской политики в Сибири было учреждение единой власти в Омске, которая смогла бы объединить всю обширную страну и в дальнейшем стать достаточно могущественной для изгнания большевиков из европейской России" (стр. 38).

На юге России английские захватчики активно содействовали развертыванию антисоветской интервенции. Так, английский флот на Черном море прикрывал вторжение французских отрядов. В Севастополе высадился английский десант. При штаб-квартире Деникина в Екатеринодаре действовала английская военная миссия во главе с генералом Пулем. С марта 1919 по март 1920 г. Англия поставила Деникину свыше 1200 орудий, около 2 млн. снарядов, 6100 пулеметов, 200 тыс. винтовок, 500 млн. патронов к ним, свыше 500 тыс. комплектов обмундирования, 629 тягачей и санитарных автомашин, 279 мотоциклов, 74 танка, 6 броневиков, 100 самолетов. Две английские авиаэскадрильи и танковый батальон участвовали в походе Деникина осенью 1919 года. Черчилль, внимательно следивший за наступлением белогвардейцев, даже готовился в случае их победы приехать в Москву, чтобы помочь "выработать новую русскую конституцию" (стр. 212, 215, 247).

Прибалтика тоже рассматривалась как английская сфера влияния. Здесь действовала английская эскадра, посланная по решению имперского военного кабинета 20 ноября 1918 г. для "демонстрации силы" и помощи "населению этой части мира против большевизма" (стр. 55). Она не только обеспечивала с моря операции Юденича, но и совершила несколько разбойничьих нападений на Кронштадт, натолкнувшись, однако, при этом на решительный отпор Красной Армии. Уллмэн сообщает, что английские потери в Прибалтике составили 17 боевых кораблей и 37 самолетов (стр. 274).

стр. 193
Упоминая о помощи белогвардейцам, Уллмэн, однако, пытается доказать, что чуть ли не большая часть вооружения и военного снаряжения, предоставленная Колчаку и Деникину, либо осталась лежать на складах, либо была разворована интендантами и не поступила на фронт.

Советской исторической наукой уже давно доказано, что, только опираясь на иностранную поддержку, контрреволюционные силы России могли затянуть на три года гражданскую войну. Документальные материалы, содержащиеся в рецензируемой книге, еще раз показывают, что главная цель всех империалистических государств состояла в уничтожении завоеваний Великого Октября, реставрации буржуазно-помещичьего строя в России, закабалении и расчленении нашей страны.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2017. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций