ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

СЕМЬ ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИХ МУДРЕЦОВ

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 08 октября 2016
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




С незапамятных времен самые различные народы мира ценили остроту ума, сообразительность и смекалку. Излюбленный герой народной сказки (будь то у живущих вблизи Северного Полярного круга чукчей или у индейцев Северной Америки, в индонезийском или скандинавском фольклоре) - хитрец, отнюдь не обладающий богатырской мощью, но тем не менее способный найти выход из самого трудного положения и одержать победу над грозным и могучим великаном; в русских сказках это бывалый солдат, одолевающий при помощи смекалки не только царей и генералов, но даже черта или самое смерть.

В отдаленнейшие эпохи народного творчества уходят своими корнями древнегреческие сказания о мудром Эдипе, разгадавшем загадки чудовища Сфинкса; о хитроумном Одиссее, высвободившем из плена у одноглазого великана Полифема себя самого и своих товарищей; даже титан-богоборец Прометей, благодетель человеческого рода и его защитник от капризного гнева олимпийцев, в ранних вариантах сказания являлся не более чем проницательным хитрецом, обманувшим и перехитрившим верховного бога Зевса при разделе жертвенных приношений. Званием мудреца (обычно тоже придавая ему оттенок хитрости) древние греки наделяли и реально существовавших людей - философов, поэтов, государственных деятелей, объединяемых в группу "семи мудрецов" и известных под таким названием в источниках, охватывающих около полутора тысяч лет (от произведений греческих поэтов и писателей VI - V вв. до н. э. и вплоть до словарей, составленных в Византии на рубеже I тыс. н. э.). Число "семь" указывает на теснейшую связь этой "коллегии мудрецов" с фольклорной традицией: наряду с тройкой и девяткой семерка является излюбленным числом в народной фантазии. Во сне библейскому Иосифу явились семь коров тучных и семь коров тощих, которые пожрали тучных; семь сыновей и семь дочерей древнегреческой Ниобы погибли в один день от выстрелов Аполлона и Артемиды; семь богатырей охраняли в пушкинской сказке покой юной царевны, обреченной на смерть ее злой мачехой, и т. д. Не удивительно, что идеальное воплощение мудрости древние греки видели в семи мудрецах, хотя в эту семерку входили далеко не всегда одни и те же лица. В различных источниках и в разное время среди семи мудрецов оказывались и легендарный греческий певец Орфей и почти столь же легендарный скифский путешественник Анахарсис, символизировавший первобытную честность и простоту нравов, а наряду с ними вполне реальный философ Анаксагор, близкий друг лидера афинской демократии Перикла. Христианский автор III в. н. э. Ориген относил к числу древнегреческих мудрецов даже библейского законодателя Моисея и мифического" древнеиранского пророка Зороастра. В конечном счете список лиц, которых в разное время и с разной долей настойчивости зачисляли в состав семи мудрецов, насчитывает около двух с половиной десятков имен.

Характерно, что до наших дней сохранилось изображение собрания семи мудрецов на эллинистической гемме и на двух мозаичных полах римского времени. В этих памятниках изобразительного искусства пытались искать своего рода "групповой портрет" (то ли Платона с его учениками, то ли крупнейших греческих философов, от Пифагора до Теофраста). Однако не может быть и речи о портретном сходстве изображенных на мозаиках фигур с какими-либо конкретными историческими лицами. Перед нами, несомненно, идеальное изображение семи мужей, символизирующих начало человеческой мудрости.

Наряду с магическим числом "семь" о связи с фольклорной новеллой свидетельствует одна история о семи мудрецах, сохранившаяся в разных вариантах в античных источниках. Согласно одному из них, группа юношей из некоего города, расположенного на Ионийском побережье Малой Азии или одном из близлежащих островов, купила у соседних рыбаков весь находившийся в сетях улов, среди которого оказался золотой треножник. О его происхождении рассказывали тоже по-разному: то ли это был подарок от правителя Коринфа, посланный на корабле правителю Милета и затонувший во время кораблекрушения; то ли треножник был изготовлен самим богом Гефестом в качестве свадебного подарка легендарному герою Пелопу, от которого он перешел в наследство его внуку или правнуку, спартанскому царю Менелаю; затем треножник вместе с Еленой и другими сокровищами Менелая похитил Парис, а Елена, зная, что обладание треножником предвещает войну, бросила его в море. Так или иначе, треножник попал в рыбацкие сети и стал чуть ли не источником войны между двумя городами, из которых происходили рыбаки и юноши. Первые утверждали, что треножник должен остаться у них, ибо они продали только рыбу, вторые требовали отдать им треножник, так как они закупили весь улов. Как полагалось в таких случаях, обратились за разрешением конфликта к дельфийскому оракулу; последний же, не желая портить отношения ни с одной из спорящих сторон, посоветовал подарить треножник мудрейшему из греков. Им оказался, естественно, один из семи мудрецов, который, однако, счел себя недостойным такой чести и передал его другому мудрецу, столь же скромному в оценке своих достоинств. Когда треножник совершил таким образом полный круг, его было решено посвятить в дар дельфийскому храму Аполлона. В другом варианте речь идет о драгоценной чаше, которую мидийский царь Крез поручил подарить мудрейшему из греков; ситуация напоминает

стр. 211
знаменитое яблоко, предназначенное для "прекраснейшей" женщины и подброшенное богиней раздора на пиршество богов, с той лишь разницей, что яблоко раздора вызвало ужасную ссору среди богинь, приведшую в конце концов к Троянской, войне, а чаша Креза, подобно треножнику, переходила от одного мудреца к другому, пока не попала все в тот же храм Аполлона.

Назовем, однако, тех выдающихся мужей Древней Греции, которые при любой комбинации имен занимают в семерке мудрецов обязательное место, и выясним, чему они обязаны своей славой. Первым из семи чаще всего считали Фалеса из Милета, греческого города на малоазийском побережье в Ионии, ставшего уже в VIII в. до н. э. крупнейшим торговым центром Восточного Средиземноморья. Отец Фалеса был, по-видимому, выходцем из Карий. Мать происходила из старинного греческого рода: браки богатых жителей Малой Азии со знатными гречанками, равно как и греческих аристократов с девушками из богатых семей с Ближнего Востока, были в те времена нередким явлением. Хотя сообщаемые античными источниками биографические сведения о Фалесе порой легендарны и отражают популярный в фольклоре образ ученого чудака (например, увлеченный своими размышлениями о небесных светилах, он не видел, что творится у него под ногами, и свалился однажды в открытый колодец), из них можно извлечь и вполне достоверные факты о его жизни и деятельности. С достаточной надежностью устанавливается время его жизни: около 624 - 546 гг. до н. э. Известны и главные положения его натурфилософии: все существующее состоит из воды в различных видах; сама Земля плавает, как кусок дерева, по поверхности Мирового океана. Когда от сильного движения водной глади Земля колеблется, люди называют это землетрясением. Гениальные догадки Фалеса о единстве мира, в основе которого лежат различные формы изменяющейся материи, по справедливости сделали его родоначальником античного стихийного материализма, достигшего впоследствии вершины в атомизме Демокрита и Эпикура. Однако к лику семи мудрецов Фалес был причислен греками не за философские воззрения, едва ли оцененные по достоинству его современниками, а за удачное применение на практике некоторых научно-теоретических знаний, почерпнутых из вавилонских источников, и за свойственную ему проницательность в политических делах. Так, он предсказал солнечное затмение, которое произошло (по современному календарю) 28 мая 585 г., в день битвы между лидийцами и персами при реке Галисе. В другой раз он предугадал богатый урожай маслин на всем побережье Малой Азии и осуществил в связи с этим выгодную коммерческую операцию. Вообще же основным занятием Фалеса была, по-видимому, крупная морская торговля, практические нужды которой возбудили у него интерес к астрономии и естествознанию. Но из чисто прикладных наук он умел делать выводы и более общего характера. Ему, в частности, приписывают введение в греческую науку основных положений планиметрии треугольника, использованных им для определения высоты египетских пирамид по их тени. О политической деятельности Фалеса известно очень немногое. Он был близок с лидийским царем Крезом, для которого сумел, по преданию, переместить русло реки Галиса, облегчив тем самым переправу царскому войску. Следует помнить, что Лидия, законно опасавшаяся соседней с ней Персии, вела себя вполне лояльно по отношению к ионийским греческим городам. Угроза их независимости исходила не от лидийцев, а от персидских царей. Вот почему трудно переоценить политическую мудрость Фалеса, который более чем за столетие до создания Афинского морского союза советовал ионийским городам объединиться для противодействия неизбежной персидской агрессии.

Лет на 10 - 15 старше Фалеса был афинский гражданин Солон, чье имя пользовалось в Греции, может быть, наибольшей популярностью среди семи мудрецов из-за чрезвычайно широкого характера его общественной деятельности. Солон происходил из старинного аттического рода, возводившего свое начало к полулегендарному царю Кодру. Он не обладал большим богатством и, подобно Фалесу, занимался торговлей. Он, как известно из источников, был честным человеком и горячим патриотом родных Афин. Последние примерно в конце VII в. до н. э. вели неудачную войну с соседним городом Мегарой за остров Саламин, который имел исключительно важное стратегическое значение как для Афин, так и для Мегары. На первом этапе война сложилась настолько неудачно для афинян, что они специальным решением народного собрания запретили поднимать вопрос о ее возобновлении и установили смертную казнь для любого, кто нарушит этот запрет. Солон, видевший все значение Саламина, не мог примириться с таким решением и тяжело переживал упадок духа своих сограждан, но и бесполезно рисковать головой он считал бессмысленным. Поэтому он заперся дома и через близких ему людей распространил сначала слух о своем сумасшествии. Когда это мнение укрепилось в Афинах, Солон появился однажды на городской площади и, по-прежнему имитируя безумие, прочитал заранее сочиненное и выученное наизусть стихотворение о Саламине. В нем содержались горькие упреки по поводу инертности афинян и призыв к возобновлению войны. Заметим, что и в дальнейшем Солон не однажды прибегал к оружию поэзии, когда хотел поделиться с согражданами раздумьями о положении государства. Смелые слова известного своей честностью и прямотой человека возымели действие на афинян. Они отменили прежнее решение и выбрали Солона предводителем в предстоящем сражении за Саламин, которое он и выиграл с помощью небольшой военной хитрости. С тех пор Саламин навсегда вошел в состав афинского государства, а спустя 120 лет после похода Солона

стр. 212
название острова стало символом сокрушительного поражения персидского флота и победы эллинов.

Между тем в самих Афинах дела шли из рук вон плохо. Затянувшийся кризис позднеродовой организации привел к резкому обострению социальных противоречий. Земля сконцентрировалась в руках немногих представителей знати, и бедняки, потерявшие свои клочки земли, в лучшем случае батрачили на ней же ради скудного пропитания, а гораздо чаще попадали в долговую кабалу или продавались в рабство на чужбину вместе с женами и детьми. Опасаясь взрыва, богачи пошли на компромисс, согласившись выбрать примирителем и посредником между ними и беднотой достойного уважения гражданина. Выбор пал на Солона: богатые доверяли ему как человеку состоятельному, бедные - как честному. Солон провел известную реформу (594 г.), основным содержанием которой была отмена долгового рабства, выкуп проданных за пределы Аттики граждан и возвращение мелким земельным собственникам заложенных у богачей участков. Этим было положено начало консолидации аттического крестьянства, составившего в дальнейшем, по словам К. Маркса, экономическое основание афинской демократии периода ее расцвета. Впрочем, Солон не оправдал ожиданий беднейшей части афинян, требовавшей полного передела земли. В политическом плане законодательная деятельность Солона также отличалась умеренностью: хотя созданный им Совет четырехсот ослаблял влияние старинного органа родовой знати, ареопага, доступ в этот Совет для беднейших граждан был закрыт, а учрежденный Солоном суд присяжных (гелиэя), членом которого мог быть любой гражданин, еще не играл в VI в. до н. э. той роли, которую он приобрел в середине V века. Вскоре после принятия законов Солона внутреннее положение в Афинах снова стало обостряться, поэтому Солон, не желая вносить изменения в уже принятое законодательство, покинул родину и отправился в длительное путешествие, посетив Египет, страны Малой Азии и остров Кипр. Здесь один из местных царей по его совету перенес свою столицу из неудобной гористой местности на плодородную равнину. Солон, как говорят, сам следил за строительством и благоустройством нового города, который в его честь назвали Солы. Насколько надежно это свидетельство в деталях, сейчас трудно проверить. Возможно, в нем отразилось стремление позднейших поколений греков видеть в Солоне образец идеального законодателя. Во всяком случае, в биографии Солона, принадлежащей Плутарху и отделенной от деятельности исторического Солона более чем шестью веками, ему приписываются не только вполне достоверные политические и экономические мероприятия, но и реформа календаря (приведение лунного года в большее соответствие с солнечным), и законы, регулирующие семейные отношения и устанавливающие наказания за нарушение супружеской верности, и указания по части поведения женщин во время погребальных обрядов, и многое другое. О двух из этих законов стоит упомянуть отдельно. Первый освобождает сына от обязанности содержать состарившегося отца, если тот в свое время не отдал его для обучения какому-нибудь ремеслу: вырастивший бездельника должен сам пожинать плоды своего легкомыслия. Согласно второму, гражданин, который во время внутренних междоусобиц не встает с оружием в руках на сторону одной из партий, подлежит лишению гражданских прав и изгнанию из отечества: человек, хладнокровно выжидающий победы одной из враждующих сторон, чтобы затем воспользоваться ее плодами, вызывал у греков откровенное презрение.

Почти одновременно с Солоном в противоположном конце Эгейского моря, в городе Митилене на острове Лесбос, посредником в улаживании гражданских распрей был выбран еще один из "семи мудрецов", Питтак. Если о Солоне мы знаем достаточно много из его собственных стихотворений, то наиболее ранним свидетельством о Питтаке служат дошедшие до нас фрагменты поэтических произведений его соотечественника и младшего современника, митиленского аристократа Алкея. Сведения эти, однако, чрезвычайно тенденциозны. Дело в том, что старшие братья Алкея помогли в свое время Питтаку свергнуть захватившего власть на Лесбосе тирана Меланхра (около 612 - 609 гг.). Но когда в результате гражданской смуты Питтак сам пришел к власти в Митилене, он начал проводить политику ограничения влияния некоторых аристократических родов. Поэтому Алкей в своих стихотворениях осыпал Питтака бранью, обвиняя его в предательстве, низком происхождении, безудержном пьянстве. В действительности Питтак происходил из знатного рода, его отец был выходец из фракийских богачей. Вскоре после свержения Меланхра он предводительствовал войском митиленян в войне с афинянами за Сигей - небольшое поселение на малоазийском побережье, державшее, однако, в своих руках вход в Геллеспонт (нынешние Дарданеллы). О политических мероприятиях Питтака мало что известно. Аристотель называет его "творцом законов, но не государственного строя". По- видимому, Питтак за десять лет своего правления (около 590 - 580 гг.) не внес каких-либо существенных изменений в уже сложившееся государственное устройство митиленян, но пытался усовершенствовать существовавшее законодательство. Особой известностью пользовался его закон, по которому усиливалось наказание за преступления, совершенные в пьяном виде.

Еще меньше знаем мы о четвертом непременном участнике "семерки", Бианте из малоазийского города Приены, отделенного устьем реки Меандр и небольшим заливом от Милета, родины Фалеса. Биант был его современником. В разных версиях упомянутого выше рассказа о выловленном в море треножнике то один, то другой из них

стр. 213
назван первым, кому был преподнесен этот неожиданный дар. Избрание Бианта в одном из источников мотивируется тем, что он выкупил из рабства плененных мессенских девушек (Мессения - область на юго-западе Греции), воспитал их и отослал с приданым к родителям. Этот акт благородного человеколюбия был признан окружающими за высшее проявление мудрости. Подобно Фалесу, Биант находился в близких отношениях с Крезом, которого он удержал от войны с населением греческих островов Эгейского архипелага. Ионийцам с побережья Малой Азии он советовал ввиду неминуемого вторжения персов оставить свои города и переселиться в Сардинию. Биант славился как превосходный судебный оратор, всегда употреблявший свое природное дарование для защиты справедливости. Рассказывали даже, что он скончался прямо в суде после произнесения очередной речи, в результате которой несправедливо обвиненный был оправдан.

Кроме Фалеса, Солона, Питтака и Бианта, в списке семи мудрецов чаще других встречаются еще трое: спартанец Хилон, коринфский тиран1 Периандр и правитель города Линд (на острове Родос) Клеобул. Во всяком случае, именно эти семь имен фигурируют в любопытном документе, составленном впервые в III в. до н. э. афинским правителем и философом Деметрием Фалерским, - в так называемых "Изречениях семи мудрецов". До нас эти "Изречения" дошли в передаче позднего античного компилятора Стобея. Здесь последовательно приводятся афоризмы, якобы принадлежавшие каждому из семи мудрецов, причем содержание этих наставлений и круг охватываемых ими этических вопросов более или менее сходны. "Лучшее - мера", - говорит Клеобул; "Ничего слишком", - вторит Солон; "Держись меры", - подтверждает Фалес; "В счастье знай меру, в беде - рассудительность", - советует Периандр; "Будь владыкой своих удовольствий", - наставляет Клеобул; "Избегай удовольствий, порождающих отвращение", - рекомендует Солон; "Преодолевай гнев", - учит Хилон; "Опасно отсутствие самообладания", - предостерегает Фалес и т. д. Ясно, что подобные изречения не носят на себе печать индивидуальности их авторов. Это свод жизненных правил, который вырабатывался на протяжении веков и восходит к народной мудрости, отраженной в наставительной поэме беотийского поэта Гесиода "Труды и дни" (первая половина VII в. до н. э.). Нет смысла в дальнейшем изложении строго следить за "авторством" того или иного мудреца. Полезнее будет сгруппировать высказывания по их содержанию.

Первое место занимают, несомненно, призывы к соблюдению меры и похвалы разуму. К уже приведенным высказываниям прибавим такие: "Проводником своим делай разум", "Отбрось неразумие, полюби размышление", "Лучшее сокровище - мудрость", "Сначала подумай, потом делай", "В пути не торопись" (то есть "Тише едешь, дальше будешь" или: "Поспешишь - людей насмешишь"), "Медленно приступай к делу, приступив же, будь настойчив" (сравни наши: "Взявшись за гуж..." и "Семь раз отмерь..."). Соответственно осуждается хвастовство и болтливость: "Не говори о том, что ждет тебя впереди, ибо, если тебе не повезет, будешь осмеян", "Не торопись говорить, чтобы не попасть впросак", "Пусть язык не упреждает разума", "Много слушай, говори лишь необходимое". Особенно недостойна порядочного человека болтливость спьяну: "За выпивкой не болтай!" и "Владей языком, особенно на пирушке". Специальная группа изречений касается общественного поведения человека. Правда, сравнительно редко затрагиваются его гражданские обязанности ("Советуй согражданам не самое приятное, но самое лучшее", "Чуждое народу считай и себе враждебным"). Но неоднократно раздаются призывы к честной и трудолюбивой жизни, к воспитанию своих чувств и мыслей: "Отвратительно безделье", "Не будь бездельником, даже если ты богат", "Живи честно, чтобы тебя хвалили при жизни, прославляли после смерти", "Не наживайся бесчестно: позорная прибыль - преступление против природы", "Негодного человека не хвали из-за его богатства", "Наказывай не только совершающих преступление, но и намеревающихся его совершить". При выборе друзей рекомендуется быть осторожным, но раз выбранных не бросать опрометчиво. Поощряется дружеская откровенность: "Брани, чтобы скорее стать другом". Есть наставления и для семейной жизни. Надо любить и почитать родителей, ибо "от детей жди такого же почета, который ты оказываешь своим родителям". Жениться следует на девушке только из своего социального круга: если возьмешь невесту из знатных, приобретешь себе господ, а не родственников. "Не любезничай и не ссорься с женой в присутствии посторонних" (здесь нетрудно увидеть как тогдашнее подчиненное положение женщины в семье, так и своеобразный призыв к "культуре чувства": не делай достоянием чужих то, что касается двоих).

Не обременяя читателя дальнейшим перечислением многократно повторявшихся в разных источниках сентенций семи мудрецов, попытаемся ответить на вопрос, как и почему возникло представление о мудрости этих людей и чью идеологию они отражали в своей деятельности и в своих изречениях. В буржуазной науке нередко можно встретить мнение, будто законы жизненной мудрости, сформулированные Солоном и Питтаком, Клеобулом и Периандром, представляют собой реакцию здорового спартанского духа на легкомыслие и несдержанность чрезмерно склонных к развлечениям

1 Греческое слово "тираннос" первоначально не ассоциировалось с произволом и жестокостью, а обозначало просто человека, овладевшего единоличной властью не по праву наследования.

стр. 214
ионийцев. Подобная точка зрения, подменяющая социальный анализ "психологизирующими" рассуждениями с расистским оттенком, не находит подтверждения прежде всего в фактах. Единственным спартанцем из семи мудрецов был Хилон; Фалес и Биант - ионийцы, к числу которых принадлежали афиняне, стало быть, и Солон; Питтак - эолиеи, к тому же фракийского происхождения; что касается Периандра и Клеобула, то хотя они и возглавляли государства, в которых говорили на дорийском диалекте, хозяйственные и политические связи Коринфа или Родоса с ионийскими городами Малой Азии в первой половине VI в. до н. э. были значительно крепче, чем с косневшей в аристократической замкнутости дорийской Спартой. Затем бросается в глаза, что Фалес, Солон, Питтак и Периандр принадлежали все примерно к одному времени: высший расцвет их общественной деятельности пришелся на первые десятилетия VI столетия, период бурных социальных конфликтов и перемен в передовых общинах континентальной и малоазийской Греции (Афины, Коринф, Митилена), к числу которых никак не могла быть отнесена тогдашняя Спарта. Именно в эпоху ожесточенной борьбы против пережитков родового строя в Греции особенно ценились люди, способные обуздать произвол знати, противопоставить ее мировоззрению взгляды поднимавшейся демократии. Затянувшийся кризис родовых отношений вызывал необходимость не только в практических - чисто политических или экономических - мерах; все больше ставились под сомнение и требовали переоценки сложившиеся за столетия моральные нормы и этические постулаты. Не можем ли мы рассматривать ту сумму жизненных правил, которую традиция приписывала семи мудрецам, как результат подобной полемической переоценки нравственных установок родовой знати?

Наиболее законченное представление о нравственном идеале древнегреческой аристократии мы получаем из гомеровских поэм, главным образом "Илиады". Разумеется, эти поэмы вовсе не являются "дружинным", или "солдатским", эпосом, призванным услаждать часы досуга воинственной знати, как до сих пор считают многие представители буржуазного литературоведения. Древнегреческий эпос возник в период высшего расцвета родового строя, когда в идеальном образе героя - племенного вождя отражались надежды и слава всего племени, гордившегося своим храбрым и могучим предводителем. Однако столь же несомненно, что уже на рубеже VII - VI вв., в период острого недовольства основной массы общинников эксплуататорами-аристократами, этические ценности, зафиксированные в гомеровских образах Ахилла и Агамемнона, Сарпедона и Диомеда, стали подвергаться резкой критике. Ярким свидетельством подобного критицизма служит поэзия основоположника греческой лирики Архилоха, а несколько позже - странствующего поэта и философа Ксенофана. Несомненные отзвуки ее слышатся и в наставлениях семи мудрецов. В самом деле, определяющим свойством гомеровских богатырей являлся безудержный, не знавший никаких границ темперамент. Он владеет ими и в кровопролитном бою и в военном совете. Без необузданной запальчивости Агамемнона не разразился бы яростный гнев Ахилла, создавший основу для сюжета "Илиады". Если на совете старейшин гомеровские герои склонны иногда прислушиваться к мнению умудренного опытом старца Нестора или многоумного Одиссея, то на поле брани не может быть и речи о сковывающем героя размышлении или самоконтроле. Обращаться к Ахиллу с призывом обуздать гнев или соблюдать во всем меру совершенно бесполезно. Лишены были в тех условиях всякого смысла и советы семи мудрецов избегать применения силы, заменяя ее убеждением. Единственным аргументом Ахилла или Аякса служили как раз богатырская мощь, "длиннотенное" копье и могучий меч. Для гомеровских героев не существовало и понятия "позорная прибыль", от которой предостерегают своих современников семеро мудрецов. Пиратский набег и разорение вражеского города, в результате которых сокровищницы героев пополняются драгоценной утварью и оружием, а в палатках растет число искусных в мастерстве рабынь-наложниц, входят в нравственный кодекс племенного вождя, импонируя его воинской чести и повышая чувство собственного достоинства. Совет выбирать друзей без поспешности и хранить им верность для героев гомеровских поэм тоже лишен практического смысла. Дружеские отношения завязываются между ними не в процессе совместного участия в каком-либо деле, а в силу традиционных установлений аристократической этики: чужеземный царь, впервые приезжающий в незнакомую страну, обязательно получает от местного царя богатые подарки и сам, в свою очередь, одаривает столь же ценными приношениями любого другого царя, по собственной воле или в силу случая попавшего на его землю. Такой обмен подарками делал незнакомых ранее людей столь близкими друзьями, что их сыновья или внуки, даже оказавшись во враждебных друг другу армиях, прекращали единоборство и закрепляли былую дружбу между предками новыми взаимными дарами. Еще труднее представить себе гомеровского вождя, размышляющего над социальным положением своей невесты: жен брали из вполне определенного круга царских дочерей, а богатый выкуп и свадебные подарки, которые должен был сделать жених будущему тестю, исключали всякую возможность проникновения в замкнутую среду знати людей "низкого" происхождения.

Почти ни одно из наставлений семи мудрецов не может быть адресовано представителям древнегреческой знати. Наоборот, все они предполагают совсем иную аудиторию - граждан складывающегося полиса, который, несмотря на свой рабовладельческий характер, предполагает активное участие граждан в земледелии, ремесле, торговле, общинном самоуправлении и выполнение ими множества повседневных обя-

стр. 215
занностей. При несомненной принадлежности большинства (если не всех) из семи мудрецов к верхним слоям античного общества их деятельность протекала чаще всего в условиях упадка старинной знати, потери ею политического и нравственного авторитета и была объективно направлена на утверждение новых социальных отношений, новых этических норм. Это обстоятельство нашло отражение как в приписываемых им жизненных правилах, так и в самом причислении подобных людей к высокому рангу "мудрецов".






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)