ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


БИБЛИОТЕКА. Трудная жизнь благородной женщины

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 09 октября 2018
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




В последние десятилетия, в связи с расцветом women studies, на Западе опубликованы и переизданы сотни дневниковых и мемуарных текстов, проливающих свет на трудное историческое бытие женщины и демонстрирующих становление Женского Самосознания. Среди них записки матерей семейств, принцесс, проституток... К примеру, целая литературная "женская" коллекция и любовная лирика есть в известном магазине Book24, где вы легко найдете и подробное описание каждого из шедевров: https://book24.ua/catalog/lyubovnyy_roman_new/ (внешняя ссылка).

Так, мемуары, собранные в томе "История жизни благородной женщины" - наш ответ кичливому Западу. Оказывается, в напряженности и яркости эмоций, в интенсивности сексуального чувства, как и в изощренности способов его вытеснения и сублимации русские женщины XVIII - начала XIX веков могут смело состязаться с самыми знаменитыми своими европейскими современницами.

"Воспоминания" Анны Евдокимовны Лабзиной могли бы быть результатом сотрудничества маркиза де Сада, Достоевского и какого-нибудь особо смелого писателя ХХ века. Но по-настоящему захватывающий интерес придает им то обстоятельство, что их автор и героиня - реальная женщина, причем одна из самых "спиритуальных" женщин своей эпохи. Современники запомнили супругу известного мистика и масона как особу экстатической религиозности и безусловной "духовности". И тем не менее "Воспоминания" посвящены исключительно истории сексуальных отношений автора-героини с ее первым мужем Александром Карамышевым. Отношения эти достаточно неординарны.

У одра умирающей матери своей юной жены (Лабзина отдана замуж тринадцати лет!) супруг вступает в связь с племянницей, причем невинная Лабзина не понимает, что происходит. Скоро место племянницы заступают "распутные девки": с одной из них Карамышев совокупляется в комнате рядом с супружеской спальной, так что жена становится невольной свидетельницей мужниных "мерзостей". Через некоторое время он овладевает десятилетней девочкой-служанкой... Наконец, Карамышев начинает настоятельно рекомендовать своей повзрослевшей жене завести любовника, сам вызывается найти такового и в конце концов присылает к ней подходящего кандидата. Отказ Лабзиной разъяряет мужа. Он решается на страшную месть...

Юрий Михайлович Лотман, сделавший Лабзину одной из героинь своих "Бесед о русской культуре" и таким образом познакомивший с ее историей достаточно широкую публику, был склонен считать, что в семейной драме Карамышевых отразилось столкновение двух культур - религиозно-спиритуалистической и "просветительской". Между тем дело обстоит явно сложнее: различие "культурных кодов" не отменяет моментов психобиологических. В отношениях Лабзиной с мужем действуют сексопатологические механизмы, работающие в любую эпоху; ситуация русской культуры XVIII века придала этим отношениям особый колорит, но отнюдь не предопределила их. У Карамышева самая сексуальность реализовалась, видимо, через сочетание педофилии и садизма; даже Лабзина признает, что муж бесспорно по-своему любил ее - хотя и непонятной ей любовью. В свою очередь в эротическом поведении Лабзиной необычайно силен момент мазохизма: она крепко держится за "мучителя" и явно находит специфическое удовлетворение в причиняемых им моральных страданиях. Для своего "жертвенного" статуса Лабзина находит изощренные "религиозные" обоснования. Вообще пути сублимации сексуальности в экзальтированную спиритуальность вырисовываются в "Воспоминаниях" чрезвычайно наглядно и выразительно.

Незаурядный режиссер мог бы сделать по мотивам этих воспоминаний "культовый" фильм - благо повествование Лабзиной удивительным образом предвосхищает некоторые особенности художественного языка ХХ века. Читатель "Воспоминаний" даже не догадывается, что муж героини - не просто сексуальный маньяк, но крупный ученый-естествоиспытатель, член ряда иностранных академий и научных обществ; реальные исторические герои (а среди них, между прочим, Херасков и Потемкин!) проходят через текст - и через жизнь карамышевской семьи - словно некие тени. Только история мучительных отношений мужчины и женщины приобретает черты единственной подлинной реальности...

Воспоминания Варвары Николаевны Головиной переносят нас в другой мир. Время действия - конец XVIII - начало ХIХ века. Место действия - Петербург, Царское Село, Павловск, Париж. Действующие лица - Екатерина, Павел, Александр, столичный придворный круг. Однако за легким, изящным и не лишенным чувства юмора рассказом о перипетиях придворной жизни просвечивает настоящая душевная драма - не менее глубокая, чем у Лабзиной, хотя и несколько иного рода.

Одна из главных героинь головинских мемуаров - великая княгиня, а затем императрица Елизавета Алексеевна, жена Александра I. Головину связывали с Елизаветой (бывшей моложе ее тринадцатью годами) долгие отношения, начавшиеся исключительной близостью и закончившиеся разрывом. О внешней истории этих отношений мемуаристка пишет много и подробно. Не пишет она о другом - о своей страстной, несомненно гомоэротического свойства, влюбленности в Елизавету Алексеевну. Правила той эпохи и среды, в которых довелось действовать Головиной, не позволяли проявляться такой любви явно. Возможно, мемуаристка и сама не до конца осознавала (или не позволяла себе осознать), какого рода сила влекла ее к нежной Елизавете. Но современный читатель без особого труда обнаружит множество характерных проговорок и сцен, проясняющих характер запретной страсти нашей героини.

Подавляемая любовь и подготовила разрыв. Недоброжелатели утверждали, будто бы именно Головина пустила сплетню о том, что Елизавета родила дочь не от Александра, а от князя Адама Чарторыйского. Мемуаристка уверяет, что пала жертвой клеветы - и это, наверное, правда. Как бы то ни было, отношения резко портятся, и вскоре после коронации Александра удрученная мемуаристка покидает Петербург. В Париже она сближается с дамским кружком, который отличали аристократизм, католицизм и высоко спиритуализованный, но явный гомоэротизм. В заключительной своей части мемуары Головиной дают еще одну версию трансформации сексуальности (на этот раз лесбийской) в спиритуальность (на этот раз католическую).

По сравнению с другими мемуарами тома "Воспоминания о былом" Екатерины Алексеевны Сабанеевой выглядят бледновато: они содержат кое-какие любопытные бытовые детали, но ничего особенно интересного и тем более специфически "женского" - кроме пола автора - в них, пожалуй, нет. К тому же эти воспоминания порядочно изуродованы приемами третьеразрядной беллетристики второй половины XIX века. Впрочем, строго судить Сабанееву решительно не за что: рядом с воспоминаниями Лабзиной и Головиной поблекнут и куда более амбициозные образчики "психологической" прозы конца ХХ века.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2018. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций