ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

Конституционное право человека в Российской Федерации на осуществление эвтаназии

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 29 сентября 2004
АвторОПУБЛИКОВАЛ: maskaev
АвторРУБРИКА: ПОЛИТОЛОГИЯ (теория)




АВТОР: Ю. А. Дмитриев

ИСТОЧНИК: журнал "ПРАВО И ПОЛИТИКА" №7,2000


Одним из достижений Конституции Российской Федерации 1993 г. стало повышение внимания к защите личных (гражданских) прав и свобод человека. На смену идее обращения человека в часть политической системы, субъект прежде всего публично-правовых отношений, характерной для социалистической правовой доктрины, пришла либерально-демократическая концепция “человек, его права и свободы – высшая ценность”, возведенная в правовой абсолют ст. 2 Конституции Российской Федерации. В целом данный подход нельзя оценивать однозначно позитивно, поскольку не могут частные, эгоистичные интересы отдельного человека во всех случаях быть выше публичных интересов всего общества и государства. Однако на этапе формирования поставторитарного общества и государства, в котором на сегодняшний день пребывает Российская Федерация, такое внимание к правам и свободам человека не представляется чрезмерным. Правовую и социально-философскую основу нового конституционно-правового статуса человека в России, безусловно, составляют субъективные личные права и свободы.

Одним из важнейших личных прав и свобод, гарантирующих само физическое существование человека как биологического существа, части общества и субъекта правовых отношений, является право на жизнь, декларированное ст. 20 Основного закона. Значение конституционного закрепления этого права для российской правовой системы трудно переоценить. Данная норма уже стала предметом исследования многих отечественных ученых1, в том числе и автора этих строк2.

Однако большинство исследований в этой области рассматривают норму о праве на жизнь в отрыве от других конституционных положений, регламентирующих физическую целостность и морально-этическое благополучие человека. К тому же сам механизм реализации конституционного права на жизнь содержит ряд спорных моментов, требующих нестандартных правовых решений. Одно из них - проблема окончания жизни.

Конституционное установление права на жизнь означает юридическое закрепление права человека на смерть. Очевидно, раз право на жизнь относится к числу личных прав человека, его реализация осуществляется им индивидуально и самостоятельно, независимо от воли других. Более того, Декларация прав человека и гражданина, утвержденная постановлением Верховного Совета РСФСР от 22 ноября 1991 г., содержала норму, к сожалению, утраченную действующей Конституцией России: “Никто не может быть произвольно лишен жизни”3. Это означает, что вопрос жизни и смерти юридически должен решаться человеком индивидуально, без участия иных лиц. Исключение составляет смертная казнь, представляющая собой юридически определенный предел действия права на жизнь и один из видов кары, реакции общества на преступные действия, совершенные виновным лицом4. Во всех остальных случаях вмешательство других лиц в самостоятельное решение человеком вопроса жизни и смерти признается юридически недопустимым.

Вместе с тем возникают ситуации, когда человек, мечтающий покончить счеты с жизнью, не в силах (физически и/или морально) сделать это самостоятельно. Это проблема эвтаназии (euthanazia – лат. хорошая, легкая смерть). Многие авторы, исследующие эту проблему, сходятся на том, что эвтаназия остается иногда единственным выходом из мучительного состояния и выступает милосердием в его высшем проявлении5 . Однако они в основном сосредоточивают свое внимание на анализе медицинской стороны вопроса, на процессуальных действиях врачей и иных медицинских работников, которые должны будут ими выполняться в случае юридического закрепления самой возможности осуществления эвтаназии. Но, не умаляя важности соблюдения основных процессуальных и процедурных элементов совершения подобных действий, следует обратиться к конституционно-правовой стороне вопроса о возможности осуществления эвтаназии, дабы не поставить соответствующий нормативно-правовой акт, если он будет принят, в положение сомнительной его конституционности. Существо решаемого вопроса сводится к тому, отвечает ли положениям действующей Конституции Российской Федерации возможность применения эвтаназии, т.е. искусственного прекращения жизни неизлечимо больного человека, осуществляемого в соответствии с его собственной добровольно выраженной волей?

Отсюда каждый человек, согласно ст. 20 Конституции Российской Федерации, имеет право на жизнь. Жизнь, как известно, - это единственно возможная форма существования белковых тел, включая человека. С точки зрения права, это также лишь форма существования человека. В дальнейшем эта форма может быть наполнена различным содержанием, но главный критерий качества жизни определяется таким показателем, как “человеческое достоинство”. Как и другие морально-нравственные категории, это понятие не имеет однозначного, единого определения. Шиллер считал основным содержанием чувства достоинства власть нравственной силы над влечениями, которая в свою очередь составляет свободу духа6; В. И. Даль под достойностью понимал “приличие, приличность, соразмерность, сообразность; чего стоит человек или дело, по достоинству своему”7; современные ученые-филологи определяют достоинство как “осознание своих человеческих прав, своей моральной ценности и уважение их в себе”8.

Так или иначе все авторы под человеческим достоинством понимают выражение личной ценности индивида и относят эту категорию к числу норм морали. При этом возникает вопрос: может ли право выступить в роли регулятора этих отношений? Вопрос далеко не простой и не имеющий однозначного решения, поскольку задача гарантии человеческого достоинства в известной степени вступает в конфликт с целым рядом иных прав, например с правом частной собственности, правом на охрану здоровья, на социальное обеспечение.

Дело в том, что достоинство – категория сугубо индивидуальная, понимаемая каждым по-своему. В условиях социального расслоения общества возникает повышенная необходимость поддерживать нормальный, достойный человека уровень жизни одних категорий граждан за счет других, ограничивая в известной степени экономическую свободу и иные ее проявления последних.

Естественно, нельзя отождествлять человеческое достоинство и достойный человека уровень жизни уже на том основании, что человек может осознавать собственное достоинство, но в социальном и экономическом плане жить ниже уровня человеческого достоинства, и, наоборот, по уровню жизни превысить средний и даже высший показатель, но вести недостойный, скажем, с точки зрения состояния здоровья человека образ жизни и не осознавать своего собственного достоинства.

На основании этих пространных рассуждений можно сделать один важный для исследования рассматриваемых категорий вывод: человеческое достоинство относится к числу личных, индивидуальных прав и свобод человека, неотъемлемых и принадлежащих ему от рождения. А вот достойная человека жизнь – это категория социальная, раскрываемая в содержании правового статуса человека и гражданина. Однако теоретически можно предположить, что достойная человека жизнь способствует формированию у большинства индивидов конкретного общества чувства собственного достоинства или по крайней мере способствует его сохранению как естественного права человека.

В известном смысле этот подход отражен в действующей Конституции Российской Федерации, закрепившей категорию “достойная жизнь” в ст. 7 о социальном государстве, а категорию “достоинство человека (личности) — в ст. 21, входящей в число личных прав человека. Таким образом, конкретное содержание жизни человека зависит от различных факторов, которые в первом приближении могут быть разделены на личные и публичные возможности, т.е. зависящие и не зависящие от воли человека.

Если человек физически здоров и крепок, дееспособен в юридическом и фактическом смысле, то он самостоятельно наполняет свою жизнь соответствующим содержанием, отвечающим его представлениям о достойной жизни. Если же он по тем или иным причинам относится к категории социально незащищенных граждан, то заботу об обеспечении достойного человека уровня его жизни принимает на себя государство, объявленное согласно ст. 7 Конституции Российской Федерации социальным. В этом случае содержание жизни человека, определение ее качества переходит из сферы личного в сферу публичного, в общественную обязанность государства.

Человек, обреченный на смерть и испытывающий при этом физические и душевные страдания, хотя эта категория физических лиц и не упомянута в перечне субъектов, пользующихся поддержкой социального государства согласно ст. 7 Конституции Российской Федерации, с полным основанием может быть отнесен к категории социально незащищенных граждан. Забота о нем — обязанность не только трудоспособных родственников, но и общества, в данном случае государства. Следовательно, осуществление смертельно больным человеком права на жизнь в условиях социального государства из сферы личного переходит в сферу публичного. Это первое.

Второе. Как отмечалось выше, постепенный уход из жизни неизлечимо больного человека сопровождается физическими и/или моральными страданиями. Их наступление не зависит от воли самого человека или иных физических и юридических лиц. В принципе сохраняется призрачная возможность того, что в отдаленном будущем подобная болезнь будет побеждена, что и является одной из главных причин отказа от эвтаназии. Но, как правило, на судьбу конкретного больного эта перспектива уже не оказывает существенного влияния.

Если больной не предпринимает активных попыток расстаться с жизнью и стоически переносит мучения, задача общества и государства, возлагаемая на органы здравоохранения, - облегчить его мучения и попытаться приблизить, насколько это возможно, качество жизни больного к условиям, достойным человека. Другое дело, когда такая возможность по объективным, не зависящим от названных органов и самого человека причинам оказывается недостижимой и больной просит о смерти исходя из простой гуманистической формулы “жизнь дана человеку, чтобы достойно с ней расстаться”. Тогда отказ в эвтаназии может рассматриваться как применение к человеку пыток, насилия, жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения, императивно запрещенного ст. 21 Конституции Российской Федерации.

Таким образом, если человеческое достоинство относится к числу личных, индивидуальных прав и свобод, неотъемлемых и принадлежащих ему от рождения, то достойная человека жизнь — это категория социальная, раскрываемая в содержании основ конституционного строя и в положениях публично-правовой части основ статуса человека и гражданина. Комплексный анализ содержания ст. 2, 7, 20—25 Конституции Российской Федерации позволяет преломить их содержание через призму понимания содержания достойной человека жизни. Следовательно, обеспечение достойной человека жизни — это не только одно из конституционных прав человека и корреспондированная ему обязанность общества и государства, но и юридический принцип, пронизывающий содержание всех основ правового статуса человека и гражданина, регламентируемых не только нормами Конституции Российской Федерации, но и текущим законодательством.

Суммируя сказанное, можно заключить, что законодательное закрепление возможности применения эвтаназии не только не противоречит положениям действующей Конституции Российской Федерации, но и прямо вытекает из смысла ст. 2, 7, 20, 21 и 41 Основного закона. Достойная жизнь гражданина должна завершаться достойной человека смертью.

Теперь о моральной стороне вопроса. Именно она зачастую выступает одним из главных препятствий для юридического оформления права человека на легкую смерть. Прежде всего необходимо решить, насколько справедливо лишение одним человеком жизни другого. Сразу же возникает аналогия с неправомерным убийством, т.е. произвольным лишением человека жизни. Вместе с тем не следует забывать, что справедливость в первоначальном своем значении — это юстиция, или законность. Сегодня мы являемся свидетелями того, как законность и мораль, разделенные в социалистической доктрине права, вновь сливаются в единое целое в условиях создания в России демократического, социального, правового государства. (Примером может служить содержание ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, предусматривающей возможность ограничения прав и свобод человека в интересах нравственности и здоровья человека.) Тем большим диссонансом на фоне изложенного выше звучит клятва врача, утвержденная Федеральным законом от 20 декабря 1999 г. “О внесении изменения в статью 60 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан”. В ней вслед за положением об обязанности врача “заботливо относиться к больному, действовать исключительно в его интересах” следует прямой запрет – “никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии”9.

На наш взгляд, эти нормы прямо противоречат друг другу, а запрет эвтаназии является неконституционным актом, несовместимым с рассмотренным выше юридическим принципом обеспечения человеческого достоинства. Нельзя действовать “исключительно в интересах больного”, который молит о смерти, отказываясь помочь ему добровольно уйти из жизни. Очевидно, что вопрос о юридическом обосновании эвтаназии, как и любой другой этический вопрос (запрещение или разрешение разводов, абортов и т. д.), должен прежде всего решать сам гражданин, а затем уже законодатель, как это принято в большинстве цивилизованных стран мира. Но российские депутаты как всегда посчитали, что они и есть самая высокоморальная часть общества, способная легко решать вопрос, над которым многие века бьется все человечество.

В то же время сам факт законодательного запрета эвтаназии свидетельствует о том, что ее латентное применение в России уже приняло значительные масштабы. Поскольку, как показывает практика введения клятвы Генерального прокурора Российской Федерации10, побудительными мотивами к такого рода законодательным инициативам служат конкретные факты, происходящие в повседневной жизни. Думается, что было бы гораздо разумнее сформулировать данный элемент клятвы иначе: “Никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии без законных оснований”. Такая норма больше соответствовала бы принципам справедливости и правового государства и не требовала бы изменения в будущем, когда вопрос об официальном разрешении эвтаназии придется все же решать следующим поколениям юристов.


--------------------------------------------------------------------------------

1 См.: Ковалев М. И. Право на жизнь и на смерть//Государство и право. 1992. № 7. С. 68—75; Малеина М. Н. О праве на жизнь//Там же. 1992. № 2. С. 50—59; Линник Л. Н. Конституционное право на жизнь: введение в теорию. Чебоксары, 1995, и мн. др.

2 См.: Дмитриев Ю. А. Право человека на достойную жизнь как конституционно-правовая категория//Конституционный строй России/Отв. ред. А. Е. Козлов. Вып. III. М., 1996. С. 54—62.

3 См.: Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 52. Ст. 1865.

4 Подробнее позицию автора по вопросу о конституционных основаниях применения смертной казни в Российской Федерации см.: Дмитриев Ю. А. Защита конституционных прав граждан в уголовной и конституционной юстиции//Государство и право. 1999. № 6. С. 38—40.

5 См.: Мукашев М. Ш., Набиев В. В. Современное состояние законодательства Кыргызской Республики по вопросам эвтаназии и ряду других проблем//Государство и право. 1999. № 10. С. 113.

6 См.: Шиллер И. Ф. О грации и достоинстве (1793). Собр. соч. в 8 т. 1949. Т 8. С. 216.

7 См.: Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. М., 1978. Т. 1. С. 479. Любопытно, что словари Брокгауза и Ефрона и братьев Гранат не исследуют это понятие.

8 См.: Словарь русского языка/Под ред. А. П. Евгеньева. М., 1985. Т. 1. С. 437; Краткая философская энциклопедия/Под ред. Е. Ф. Губского и др. М., 1994. С. 144.

9 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 51. Ст. 6289.

10 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. № 47. Ст. 5620.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2020. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)