ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

ФРАНЦУЗСКИЕ СОЦИАЛИСТЫ И ЦАРИЗМ

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 01 декабря 2013
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




Писать в семнадцатую годовщину империалистической войны о подвигах социал-шовинистов, уже успевших в своем дальнейшем историческом развитии превратиться в социал-фашистов, - неблагодарная, но вместе с тем необходимая задача. Неблагодарная потому, что преступления социал-фашистов перед рабочим классом, их повседневные измены, предательство и кровавая практика настолько разоблачены и известны, что может показаться ненужным углубляться в историю для того, чтобы оттуда извлечь несколько старых преступлений из эпохи войны. Но эта задача необходимая, ибо есть вещи, о которых надо говорить не уставая, есть преступления, которых нельзя предавать забвению и о которых следует напоминать много раз, пока они не сделаются достоянием всего рабочего класса, и особенно его молодого поколения, выросшего в послевоенную эпоху.

Мы хотим осветить один малоизвестный эпизод из истории взаимоотношений французских "социалистов" и царского правительства в период войны. Речь идет об отношении правительства кровавого Николая к лондонской конференции социал-шовинистов "Согласия", как оно отразилось в дипломатической переписке между Петроградом и Парижем в феврале-марте 1915 г.

На конференции были представители социал-шовинистов Франции, Бельгии, Англии и России. Главная цель конференции, как утверждали ее организаторы, состояла в изыскании гарантий мира и обеспечения прав наций и колоний.

Большевики признали целесообразным использовать конференцию для того, чтобы изложить с ее трибуны свою точку зрения по вопросу о войне. Представитель нашей партии М. Литвинов выступил на конференции с декларацией партии большевиков, написанной на основе знаменитых тезисов "Война и российская социал-демократия".

Тов. Литвинов поставил перед конференцией вопросы: 1) какими средствами конференция намерена добиваться мира, 2) в качестве кого совещаются собравшиеся: шовинистов, пацифистов или с. -д. и 3) есть ли у собравшихся общая революционная с. -д. база"1 . Покидая лондонскую конференцию социал-шовинистов, т. Литвинов огласил декларацию центрального комитета РСДРП(б).В ней, между прочим, говорилось, что "российская с. -д. не имеет ничего общего с вашей конференцией" и выставлялись такие требования: 1) немедленного ухода Самба, Геда и Вандервельде из буржуазных министерств Франции и Бельгии, 2) разрыва социалистических партий с "национальным блоком" (гражданский мир), 3) прекращения политики игнорирования преступлений царизма и 4) сплочения всех революционных сил и объединения их с единомышленниками в Германии и Австрии.

В заключение декларация клеймила поведение социал-шовинистических партий в одинаковой степени стран Антанты и центральных держав.

Задачей конференции был новый обман масс. Поэтому резолюции, принятые ею, были составлены так, чтобы, с одной стороны, изобразить социал-шовинистов полными сторонниками мира и интернационализма, с другой же стороны, показать, что мир может быть достигнут лишь при условии полной победы стран Антанты. Чтобы прикрасить резолюцию и как-нибудь смягчить негодование, которое вызвал в рабочих массах союз правительства "национального спасения"

--------------------------------------------------------------------------------

1 Ленин, XIII, 1-ое изд. стр. 45.

--------------------------------------------------------------------------------

с русским царем, в резолюции лондонской конференции было вставлено несколько совершенно невинных замечаний, направленных якобы против царского правительства. О том, какова была действительная цена резолюций конференции и ее выпадов против царизма, мы узнаем из дипломатической переписки, завязавшейся по этому поводу между Петроградом и Парижем.

Сообщение о лондонсксй конференции произвело в Петербурге неблагоприятное впечатление. Царское правительство было недовольно тем, что министры дружественной державы Самба и Гед участвовали в конференции, принявшей "некорректные" резолюции.

И Сазонов, царский министр ин. дел, в беседах по этому поводу с французским послом Палеологом неоднократно выражал недовольство царского правительства. Однако французское правительство без особого труда сумело доказать полезность лондонской конференции с точки зрения интересов союзников.

Собственно, еще до беседы Сазонова с Палеологом русский посол в Париже Извольский, зная хорошо, что Петроград будет отрицательно реагировать на "неприятный" случай с Самба, поспешил показать царскому правительству эпизод таким, каким он был на самом деле.

3/16 февраля 1915 г. Извольский в шифрованной телеграмме доносил Сазонову, что "текст резолюции только что состоявшейся в Лондоне социалистической конференции " содержит "весьма двусмысленные выражения по отношению к настоящей войне". "Однако - говорит он дальше - следует отметить, что г. Самба еще на днях выступил перед своей партией, среди которой происходит сильная агитация по поводу осуждения Бурцева, с настойчивым советом воздержаться от вмешательства во внтуренние дела России".

В тот же день Извольский отправился к Делькассе, французскому министру ин. дел, для переговоров по этому вопросу. Разговор царского посла с министром "демократической" Франции настолько красочен, а характеристика предательства социал-шовинистами интересов пролетариата так ярка, что мы приведем целиком эту телеграмму:

Секретная телеграмма посла в Париже

3/16 февраля 1915 г., N 691 .

Я воспользовался сегодня свиданием с Делькассе, чтобы категорическим образом и от своего собственного имени, но вполне откровенно высказать ему недоумение по поводу участия французского министра в лондонской социалистической конференции. Делькассе дал мне следующие разъяснения: присутствие двух членов социалистической партии в кабинете с начала войны имеет для правительства большое значение, ибо оно подчеркивает единодушную решимость всех французов довести войну до конца. Гг. Самба и Гед действуют в этом отношении заодно со всем кабинетом, но не имеют никакого влияния на общую политику правительства и в особенности на отношения его к России. Впрочем оба они во всех случаях относились к России вполне корректно, и г. Самба действительно выступил на днях в собрании социалистической партии с настойчивым советом не вмешиваться во внутренние российские дела. Решение их участвовать в лондонской конференции было принято во время его, Делькассе, отсутствия, и он, конечно, ему бы воспротивился. С другой стороны, ему известно, что г. Самба поехал в Лондон с твердым намерением действовать на конференцию умеряющим образом. Он еще не вернулся в Париж, и г. Делькассе с точностью еще не известны подробности того, что происходило на конференции. Он даже не знает, вполне ли точен текст резолюций, появившихся в здешних газетах.

--------------------------------------------------------------------------------

1 Помещаемые ниже телеграммы Извольского Сазонову печатаются впервые с подлинников на русском языке. Все они уже были напечатаны на французском языке в известной публикации Маршана "Livre noir". III т. (Черная книга). Вторая и третья телеграммы кроме того были еще напечатаны в немецком сборнике секретных документов "Isvolsky im Weltkriege", изданном Фридрихом Штиве.

--------------------------------------------------------------------------------

Давая мне объяснения, Делькассе был, видимо, смущен и взволнован, и я вполне убежден, что он лично в отчаянии от случившегося. Я не скрыл от него, что настоящий инцидент произведет в Петрограде самое тяжелое впечатление и может лишь послужить на пользу врагов русско-французского союза. Извольский".

Царское правительство осталось недовольным даже этими объяснениями и очень мало хотело считаться с затруднительным положением союзницы, которой как раз эти социал-шовинисты нужны были дозарезу в кабинете для энергичного ведения войны. Николаю II, конечно, это трудно было понять. Неутомимый Извольский и следующие дни бегает и хлопочет все по тому же злополучному делу. Правда, ему не удается добиться желаемого публичного порицания Самба, но то, что он узнает мимоходом от Бриана, заслуживает большого внимания и сейчас. Вот что Извольский доносил через три дня:

Секретная телеграмма посла в Париже

6/19 февраля 1915 г., N 78

После моего вчерашнего разговора с Делькассе можно было ожидать, что правительство выступит открыто против резолюций лондонской социалистической конференции и участия в ней г. Самба. На самом деле г. Вивиани отступил перед опасением нарушить провозглашенное в начале войны "священное единение партий" и вызвать при настоящих обстоятельствах министерский кризис. Декларация его, поскольку она касается вопросов, связанных с войной, составлена весьма искусно. Он избегает в ней открытого порицания (........)1 социалистов и вместе с тем дает удовлетворение общественному мнению путем энергичного заявления о неизменности преследуемых правительством целей, о преданности Франции соглашению 4 сентября2 и о незыблемости союза с Россией. Но допущенная лондонской конференцией некорректность по отношению к России оставляется им без возражений, и он не находит другого выхода из затруднений, кроме "фигуры умолчания". Я не мог видеться сегодня с Делькассе, поглощенным парламентом, но один из влиятельнейших членов кабинета, Бриан, с которым у меня установились особенно близкие отношения, по собственному почину дал мне следующие разъяснения. Поездка г. Самба в Лондон имела целью помешать конференции под влиянием английских социалистов, тесно связанных с германскими, выступить против войны и в пользу Германии, что могло отразиться на социалистах французского парламента, поддержка коих столь необходима правительству. Это ему вполне удалось (......)3 . Г. Самба и здесь и в Лондоне настойчиво советовал не вмешиваться во внутренние русские дела. Заключительный протест конференции фактически состоялся без его ведома и согласия (.......)4 . Бриан выразился с энергичным порицанием о социалистах, но указал вместе с тем на первостепенную важность для правительства не итти в настоящую минуту на открытый с ними разрыв. "С этой точки зрения, - сказал он, - декларация г. Вивиани должна считаться весьма удачной и достигшей своей цели". Я ответил Бриану, что, вполне понимая его аргументы, я, однако, не могу не отметить беспримерности факта участия французского министра в публичной манифестации против союз-

--------------------------------------------------------------------------------

1 Не расшифрованное слово. Судя по контексту, следует невидимому читать: "поведения".

2 Так в тексте. Очевидная ошибка. Надо читать: "5 сентября". Речь идет о соглашении 5 сентября России, Франции и Англии не заключать сепаратного мира с врагами.

3 Нерасшифрованное слово; следует повидимому читать: "достигнуть" или "добиться".

4 Не расшифровано.

--------------------------------------------------------------------------------

ной России и отнюдь не могу предрешить отношения к этому факту императорского правительства. Большинство сегодняшних газет, очевидно, под внушением свыше, высказывается в том смысле, что декларация Вивиани снимает с правительства ответственность за лондонские резолюции и что инцидент (........)1 исчерпан.

Эти разъяснения показали, что "социалист" Самба действовал в Лондоне как достаточно верноподданный союзник царизма. Царское правительство поняло, что большего добиваться нечего. К тому же подготовлялся торг о Константинополе, - упрямиться после этих вполне удовлетворительных разъяснений было незачем.

Петроград смягчился. Уже 7 февраля тот же Извольский доносил:

Секретная телеграмма посла в Париже

7/20 февраля 1915 г., N 81

Виделся сегодня с Делькассе, который высказался о декларации Вивиани приблизительно в том же смысле, как вчера Бриан. Он толкует эту декларацию как явное осуждение лондонских резолюций, не оставляющих сомнений в полном единодушии Франции с Россией и Англией. При этом, так же как и Бриан, он теперь особенно настаивает на необходимости при настоящих обстоятельствах не нарушать достигнутого при начале войны единения всех партий. По словам Делькассе, вы отнеслись весьма дружественно к сообщению, сделанному вам по настоящему поводу Палеологом, и вполне удовлетворились его объяснениями. Я сказал ему, что со своей стороны делаю, конечно, все, чтобы смягчить инцидент, но не знаю, какое впечатление произведет в Петрограде декларация эта, которая, несомненно, может подать повод к неблагоприятным для Франции толкованиям и в особенности со стороны противников русско-французского союза.

Извольский.

8 февраля Сазонов официально заявил Палеологу, что инцидент надо считать исчерпанным.

На этом "эпизод" Самба-Гед закончился.

Лицом к лицу со своими новыми союзниками царизм встретился через; год. Мы имеем в виду поездку в Россию" весною 1916 г. "верноподданного" министра-"социалиста" Альбера Тома. Поездка эта была совершена по поручению французского империализма, и целью ее было выполнение планов Франции в связи с теми особыми обстоятельствами, которые сложились в международной и военной обстановке после зимы 1915 - 16 гг.

На протяжении 1915 г. Россия потерпела ряд тягчайших поражений. Центральные державы за этот год успели занять громадную территорию России, нанести чувствительные поражения Италии, уничтожить Сербию и соединиться с Турцией. Попытка России перейти в декабре 1915 г. в наступление кончилась крахом. Германия, считая, что восточный фронт не представляет для нее сколько-нибудь серьезной угрозы, перенесла всю свою активность на западный фронт. Начались бои за обладание Верденом. Французы справились с первым натиском, но для всех была ясно, что другого такого напряжения Франции не выдержать. А между тем русский союзник "бездействовал" и за год "бездействия", по расчетам французов, успел сберечь достаточно пушечного мяса. В то же самое время французское правительство начало испытывать, живейшее беспокойство по поводу упорных слухов о намерении царского правительства заключить сепаратный мир.

Чтобы парализовать эту угрозу, в Париже был выработан план, в задачи которого входило: 1) не дать Николаю-II увильнуть от обязательств союзника, т.е. заставить воевать и отказаться от сепаратного мира; 2) купить смертью миллионов русских солдат победу над Германией - и 3) "уговорить" российских:

--------------------------------------------------------------------------------

1 Не расшифровано.

--------------------------------------------------------------------------------

демократов, мнивших себя в ссоре с царизмом, энергичнее помогать последнему вести войну до победного конца.

Кто мог больше годиться для выполнения этого кровавого плана, чем "социалист" Альбер Тома и бывший "соц" Вивиани, уже знакомый Николаю II по 1914 г.

Посылая главного "уговаривающего" Альбера Тома в Петроград, Паункаре 25 апреля 1916 г. изображал в письме к Николаю II цель поездки следующим образом: "Дальность расстояния и иные трудности мешали до сих пор французским министрам засвидетельствовать свое уважение вашему величеству". Сославшись далее на деликатное поручение Николая II министру финансов Барку в январе 1915 г. добыть денег в Париже, Пуанкаре продолжал: "Французское правительство сочло полезным дать двум своим членам такое же доверительное поручение и посетить ваше величество". "Тесное сотрудничество союзных правительств, - продолжал Пуанкаре, - является, как вы и всегда это полагали, ваше

Пуанкаре в Петрограде во время переговоров о подготовке войны

величество, необходимым условием для координированного и методического ведения войны. Мы обещали друг другу не складывать оружия без взаимного на то согласия и сражаться до победного конца. И мы, действительно, заботливо согласовывали до сих пор наши усилия, объединяли наши взаимные стремления и, в пределах возможного, дополняли друг друга в области технических средств. Если ваше величество согласится принять господ Вивиани и Альбера Тома и даст им возможность обсудить сообща с их русскими коллегами все те вопросы, совместное разрешение которых могло бы быть очень полезным, то их собеседования приведут, без сомнения, к практическим выводам гораздо скорее, чем путем почтовых и телеграфных сношений".

Николай, конечно, согласился "принять господ"... социал-шовинистов, явившихся "засвидетельствовать свое уважение его величеству". Он приказал поместить их в Европейской гостинице и "довольствовать за счет дворцового ведомства".

В своем разговоре с французским послом в России Палеологом Вивиани сказал о целях своего приезда следующее: "Мы приехали вот для чего: 1) выяснить военные ресурсы России и постараться дать им большее развитие; 2) настаивать на посылке 400.000 чел. во Францию, партиями по 40.000 чел.; 3) повлиять на Сазонова в том смысле, чтобы русский генеральный штаб больше шел навстречу Румынии и 4) постараться получить какие-либо обещания относительно Польши".

Первые три пункта полностью покрывали вышеупомянутый парижский план. Что же касается последнего пункта, то он был придуман для демократических простаков, и сами "социалисты" его всерьез не брали, ибо Тома даже не пытался вести по нему переговоры.

Миссия этих вербовщиков русского пушечного мяса хоть и не полностью, но удалась. Не 400.000, а 50.000 русских солдат "социалист" Альбер Тома увез с собой во Францию. Удалось им также "дать большее развитие" военным ресурсам России. Промежуток времени между уговорами Тома и Вивиани и летним наступлением 1916 г. Брусилова в Галиции самый незначительный. Посылая Альбера Тома на помощь русскому царю, французская буржуазия мечтала о гораздо большем. После бесконечных банкетов, митингов, приемов в Государственной думе, общественных организациях, военно-промышленном комитете с "социалистами" Николая II, Альберу Тома удалось добиться этого. Расскажем, однако, словами Пуанкаре, в чем заключалась специальная миссия Альбера Тома и что он должен был; сделать для царской России.

Альбер Тома, помощник государственного секретаря и министр военных снабжений, руководил во Франции с удивительным уменьем и неутомимым рвением производством артиллерийских орудий и снарядов. Лучше, чем кому бы то ни было, ему известно, что несовременной войне решающая роль, наряду с полевой артиллерией, принадлежит артиллерии тяжелой, дальнобойной и обильному снабжению ее снарядами крупного калибра. Он содействовал развитию во Франции производства, которое, к сожалению, было весьма незначительно и остается таким до сих пор в союзных с нами странах. Он сумел объединить для этой цели в едином усилии" инициативу государства и частной промышленности; он обеспечил себе верную помощь хозяев и рабочих, - и вот уже много месяцев, как все производительные силы страны стремятся к увеличению нашего военного снаряжения, причем оно все еще не достигло уровня насущной потребности, беспрестанно возрастающей. Я думаю, что Альбер Тома сможет дать вашему величеству и императорскому правительству ценные сведения относительно тех трудностей, которые мы встретили в этом деле, и тех способов, при- помощи которых мы их преодолели. Я буду счастлив, если наш долгий и трудный опыт избавит Россию от многих испытанных нами неудач и ошибок.

Не мешало бы эту характеристику Альбера Тома хорошенько запомнить всему пролетариату капиталистических и колониальных стран. Недаром мировой империализм поручил именно Тома возглавить бюро труда при Лиге Наций для защиты своих интересов перед рабочим классом. И своей работой в течение двенадцати лет Тома "удивительным умением и неутомимым рвением" блестяще оправдал этот выбор, не только "облагораживая" наступление капитала на рабочих, но и обеляя нанкинских палачей.

Послушаем, однако, какими средствами Альбер Тома намеревался добиться помощи Николаю II от "хозяев и рабочих". После завтрака у Сазонова "пламенный социалист" обратился к тогдашнему русскому премьеру распутинцу Штюрмеру с такого рода укорами: "Заводы ваши работают недостаточно напряженно, они могли бы производить в десять раз больше. Нужно было милитаризировать рабочих".

Однако царское правительство не посмело милитаризировать русских рабочих, как того хотели французские социал-шовинисты. Оно не посмело это сделать потому, что наша партия и до войны и во время войны воспитывала массы в непримиримой классовой борьбе, потому что русские Альберы Тома и Самба-Гвоздевы, Чхеидзе и Ко - пользовались ничтожным влиянием среди пролетариата.

"Пропаганда" Альбера Тома не пропала, однако, бесследно. Она дала свои всходы, но в другом месте, в родственной Тома среде. В феврале 1917 г. за несколько дней до свержения самодержавия Петр Струве в специальной записке предлагал ввести принудительный труд для поднятия обороноспособности страны.

Надо ли после всего удивляться, что военные законы Франции, выработанные товарищем Альбера Тома по партии Полем Бонкуром, уже заранее милитаризировали не только мужчин, но и женщин и стариков!

Приведенные нами документы о связи гг. Самба и Альбера Тома с русским царизмом показывают, до какой степени был прав Ленин в своей характеристике французских социал-патриотов. Ленин писал о них: "Наиболее ловкие, наиболее искушенные в приемах парламентского мошенничества, французские социал-шовинисты давным-давно побили рекорд по части неслыханно громких и звонских пацифистских и интернационалистских фраз, соединенных с неслыханно наглой изменой социализму и интернационалу"1 .

--------------------------------------------------------------------------------

1 Ленин, т. XX, стр. 124.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2020. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)