ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

"ЛIТОПИСЬ РЕВОЛЮЦII"

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 14 августа 2015
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




Журнал истпарта КП(б)У, N 1 - 2, 3, 4 за 1931 г.

На журнал возложена задача изучения истории революции (1905 и 1917 гг.), гражданской войны и интервенции на Украине, задача изучения истории партии большевиков Украины и ее роли как авангарда рабочего -класса, класса-гегемона в указанных революциях, как организатора и руководителя борьбы за диктатуру пролетариата и построение социалистического общества; осуществляя эту программу, журнал должен быть активным борцом за генеральную линию партии на историческом фронте. Это требует от редакции партийной воинственности, большевистской бдительности. Посмотрим, как справляется с этими задачами редакция журнала.

Во всех номерах журнала имеется 4 раздела: 1. Статьи, 2. Воспоминания, 3. Материалы и документы 4. Критика и библиография. Единственное исключение представляет 4-й номер, в котором кроме указанных разделов предоставлено место и разделу - "Трибуна". Основное место в журнале занимают первый и второй разделы, правда с креном в сторону "Воспоминаний".

Даже при беглом просмотре содержания этих разделов бросается в глаза отсутствие плановости в работе редакции. На это указывает наличие как в первом, так и во втором разделе значительного количества случайного материала, а также и тот факт, что тематика всех статей в основном связана с революционной борьбой лишь в двух городах- Киеве и Одессе; на протяжении года журнал не посвятил ни одной статьи исследовательского характера изучению борьбы за диктатуру пролетариата в основных промышленных городах и районах Украины: Харькове, Днепропетровске, Донбассе и т. п. Это свидетельствует о неумении редакции организовать работу и организовать авторский коллектив.

Но главный недостаток работы редакции не в этом. Он состоит в том, что редакция предоставляет страницы журнала для троцкистской правооппортунистической, а местами и национал-демократической контрабанды. Об этом говорит целый ряд фактов.

Возьмем статью Г. Карпенко "Крестьянское движение на Киевщине в период гетманщины и австро-немецкой оккупации". Статья исходит из неверных положений правооппортунистического порядка и свидетельствует о влиянии на автора яворщины. Известная, давно разбитая "теория" Яворского о наличии на Украине двух типов кулака (кулака "феодального типа" и кулака "фермерского типа") в сущности повторена Карпенко в указанной статье, и по его мнению на Украине были два типа кулаков, из которых первый - "крупный кулак", а второй- "кулак вообще". Первый ищет крепкую государственную опору для сохранения своего господства и играет тем самым контрреволюционную роль, второй же принимает участие в "противопомещицкой революции" вплоть до 1919 г., и играет тем самым "революционную роль".

стр. 135
Исходя из такой оценки соотношения классовых сил в украинской деревне, Карпенко неверно оценивает крестьянское движение до к во время Октябрьской революции на Украине.

На его взгляд крестьянское движение в период гетманщины "было в основном стихийно большевистское, связанное с периодом не столько внутренней борьбы (каким был период Директории), сколько с незаконченной, искусственно прерванной "противопомещицкой" революцией в деревне, связанное с эпохой первого периода Октября на Украине" (стр. 78). В приведенной цитате Карпенко делает несколько ошибок. Во-первых, он сводит развернувшуюся борьбу в деревне в период Октября только к "противопомещицкой" революции, забывая о борьбе пролетариата и полупролетариата деревни с кулачеством (а не только с выдуманным "крупным кулаком"); во-вторых, он рассматривает крестьянское движение эпохи гетманщины только как "противопомещичью" революцию при участии всего крестьянства, в то время как это движение, хотя в нем и участвовали различные слои крестьянства, было в основном направлено к восстановлению советской власти, и, в- третьих, он неверно относит начало развертывания пролетарской революции, в деревне к периоду борьбы с Директорией, то есть к 1919 г.

Между прочим тот взгляд, что пролетарская революция в украинской деревне начала разворачиваться лишь в 1919 г., присущ не одному только- Крапенко, он высказывается и другими авторами журнала. Например Редин в статье "Легенды о Кирстовщине" пишет, что "момент разворачивания социалистической революции в деревне" настудил лишь "осенью 1919 г." "Летопись революции". N 1 - 2, стр. 19).

Кроме того Карпенко на протяжении своих статей несколько раз подчеркивает, что крестьянское движение было стихийным и что крестьянское движение "не связывалось с борьбой за власть Советов". Эту явную фальсификацию Карпенко пытается прикрыть ссылкой на "недостаточную многочисленность Киевской большевистской организации" (стр. 78).

Нужно также отметить небрежность (в лучшем случае), допущенную - в первом обзаце статьи. Карпенко пишет: "Первые крестьянские восстания после временного поражения пролетарской революции на Украине прокатились в марте-апреле, 1918 г. Эти восстания были ответом широких крестьянских масс Киевщины на наступление немецкого империализма и на контрреволюционные мероприятия Центральной Рады, которыми она отмечает свое возвращение на Украину" (стр. 67). Возникает вопрос, неужели Центральная Рада "отметила" контрреволюционными мероприятиями только свое возвращение и не отмечала такими же мероприятиями период своего первого пребывания у власти?

Перейдем к статье А. Иргизова - "Крестьянское движение на Киевщине в 1917 г.". Статья охватывает март-июнь 1917 г. и представляет некоторый интерес в отношении собранного фактического материала. Однако эта статья содержит ряд неверных взглядов и обобщений. Мы не будем разбирать первого раздела статьи, который посвящен краткому анализу экономического состояния села на Киевщине, так как приведенные в разделе материалы взяты главным образом из опубликованных ранее статей и материалов. Отметим только, что основная задача автора - показать высокий уровень развития капитализма в сельском хозяйстве Киевщины по сравнению с другими районами, ж на основе этого показать большую диференциацию крестьянства л большее обострение классовых противоречий в Киевщиие.

стр. 136
Да лее автор, останавливаясь на развитии кооперативных объединений кулацких хозяйств и безоговорочно зачисляя все кооперированное крестьянство в группу кулаков, доказывает, что кооперирование (в период между 1905 и 1917 гг.) было чисто кулацким движением и легло в основу "политической идеологии кулачества, создало "политическую программу кооперированного кулака". И дальше: "программа эта стремилась консолидировать под своей гегемонией социально и национально угнетенное украинское крестьянство для выступления "единым", "обще-национальным" фронтом против крупного финансового капитала, и инонационального русского и польского крупного землевладения, с одной стороны, и пролетариата - с другой" (стр. 8). Нет надобности доказывать вздорность такого утверждения.

Автор дал наверное освещение февральско-мартовских событий 1917 г. в деревне. Наряду с процессами, действительно характеризующими нарастание революционного подъема крестьянства, автор чрезвычайно много внимания уделяет таким фактам, как молебны и т. п., к тому же не пытаясь анализировать их надлежащим образом.

Останавливаясь на роли мелкой буржуазии и мелкобуржуазной интеллигенции в крестьянском движении, автор, хотя и полемизирует с Винниченко и другими, утверждающими, что мелкая буржуазия была гегемоном в революции на Украине, сам однако не дает достаточно яркого материала, разоблачающего эту мелкобуржуазную дребедень. Довольно много места отведено автором изображению деятельности партии украинских социалистов-революционеров и крестьянских союзов. Но при этом не показана борьба внутри этих организаций.

Мало внимания уделено национальному движению (всего 1 1 /2 страницы), к тому же это движение охарактеризовано неверно. Вместо- того чтобы показать, как в действительности происходила национально-освободительная борьба, автор ограничивается выпиской нескольких цитат из буржуазной украинской газеты "Нова Рада". Наконец очень слабо отражено на страницах статьи аграрное движение, между тем как раз по этому вопросу имеется богатый архивный материал. Слабо освещена борьба сельского пролетариата и бедноты с кулачеством.

В статье И. Соболева о выборах на Полтавщине в учредительное собрание подобран интересный фактический материал, но, пытаясь обобщить этот материал, Соболев делает ряд грубых ошибок. Он неверно оценивает происходившую в 1917 г. борьбу в деревне. Это видно хотя бы из того утверждения автора, что вплоть до сентября 1917 г. большевики не имели никакого влияния на крестьянство Полтавщины.

Содержанию статьи Погорелого "Рабочее движение в Одессе в период деникинщины" (N 3 и 4) более соответствовало бы заглавие - "Профессиональное движение в Одессе", так как в ней главным образом рассматривается борьба профсоюзных организаций, да и то почти исключительно по вопросу о заработной плате.

Автор статьи поставил своею целью показать контрреволюционную роль меньшевистского руководства Совпрофа, помогавшего предпринимателям и деникинщине вести борьбу с рабочим классом. Но выполняя эту задачу, автор проявил непоследовательность и не до конца разоблачил контрреволюционность меньшевистского руководства. В этом смысле весьма характерно отношение автора к принятому Совпрофом под нажимом масс постановлению о проведении всеобщей стачки, стачки, в дальнейшем тем же Совпрофом проваленной Разве эти действия Совпрофа можно рассматривать иначе, как контрреволюционный тактический шаг со стороны меньшевистского руководства? Погорелов же об этом не говорит ни слова.

стр. 137
Нужно далее отметить, что автор не раскрывает социальной сущности левого крыла, Совпрофа, а ограничивается лишь указанием на связь этого крыла с большевистскими организациями. Большим недостатком статьи нужно считать и стремление автора рассматривать профдвижение оторвано от общей борьбы рабочего класса Украины. Даже там, где автор кал бы пытается выйти из круга узкопрофсоюзных вопросов, например освещая историю выборов в городскую думу, он не может дать читателям общей картины развития рабочего движения в данный период революции.

Статья т. Коротко "К истории Кременчугской организация РСДРП" представляет значительный интерес; с точки зрения собранно-то им фактического материала по истории Кременчугской организация РСДРП (помимо литературных источников, из дел. жандармского управления и из дел прокуратуры Полтавской губернии).

Статья еще не окончена, и потому сейчас трудно сказать, какие конечные выводы будут сделаны автором. Бросается однако в глаза примечание редакции на стр. 72. В связи с утверждением автора, что в Кременчугской организации в период "Искры" "экономизма", как ведущей линии не было, редакция отмечает, что "это - утверждение спорное". В чем заключается эта "спорность", читатель может голыш догадываться. Неужели редакция не могла более определенно высказаться по этому вопросу? Автор же в защиту своей точки зрения смазывает и затушевывает борьбу между экономистами и искровцами, прикрываясь ссылкой на то, что материал по этому вопросу якобы отсутствует.

Перейдем к разделу воспоминаний.

На протяжении всех номеров редакция печатает продолжение "Воспоминаний" Антонова- Овсеенко "В борьбе за Советскую Украину" (до этого они уже печатались на протяжении восьми номеров). Эту часть воспоминаний без связи с предыдущими частями детально рассматривать нельзя. Мы ограничиваемся лишь некоторыми замечаниями.

Существенным недостатком "Воспоминаний" Антонова-Овсеенко является освещение событий преимущественно с военно-стратегической точки зрения. Это снижает ценность его воспоминаний: события гражданской войны на Украине рассматриваются автором оторвано от борьбы организаций рабочего класса и беднейшего крестьянства, оторвано от политики партии и деятельности советской власти, и вторым - не менее важным недостатком является насыщенность воспоминаний чрезмерным субъективизмом и постоянное выпячивание роли отдельных руководителей Красной армия, в частности и самого автора. Главным недостатком статьи нужно считать слабое освещение роли партии и ее местных организаций как руководителей и организаторов борьбы с контрреволюцией и интервенцией на Украине.

Представляет значительный интерес статья Ф. Зайцева "Об Октябре на Сталинщине (Юзовщине)". Статья направлена против статья В. Алгасова "Из борьбы за Октябрь на Сталинщине", которая была помещена в "Летописи Революции" N 5 за 1930 г. Тов. Зайцев в своей статье разоблачает явную клевету Алгасова на большевистскую организацию Сталинщины. Приходится только удивляться, почему "Летопись Революции" открывает свои страницы таким клеветникам, как Алгасов.

Интересный материал находим мы в воспоминаниях Аверина "О борьбе против григорьевщины и деникинщины за Днепропетровск" и в воспоминаниях И. Резинкина "О деятельности группы большевиков-украинцев в г. Одессе", освещающих некоторые стороны борьбы за разрешение национального вопроса. К сожалению этот материал дан в совершенно сыром виде, я редакция не нашла нужным: сопроводить его развернутыми примечаниями.

стр. 138
Кроме этих статей-воспоминаний, в журнале помещено еще несколько статей, затрагивающих отдельные эпизоды борьбы, но на них мы специально останавливаться не будем.

В разделе материалов и документов (в N 1, 2, 3) опубликованы протоколы Одесского совета рабочих депутатов за 1917 г. и начало 1918 г., а в N 4 опубликованы протоколы Киевского Комитета РСДРП(б) за 3 917 г. Первые опубликованы с предисловием Терезанской, вторые - с предисловием Хаит.

Материалы представляют исключительный интерес. Особенно интересны протоколы Киевского комитета; по ним можно судить, как Киевская организация боролась с отдельными люксимбургиансиями ошибками руководства. Необходимо однако отмстить, что вводные статьи к протоколам очень бледны и к тому же политически путаны. В них нет четких обобщений протокольных материалов, а если и делаются отдельные попытки в этом направлении, их нельзя назвать сколько-нибудь удовлетворительными (взять хотя бы высказывания Терезанской о постановке одесскими большевиками национального вопроса и ЕХ отношений к Центральной раде, или высказывания Хаит о каменевщине и люксембургианстве в Киеве). К тому же целый ряд основных вопросов, затронутых в протоколах, не нашел никакого отражения в вводных статьях. Нужно сказать, что "примечания" мало могут помочь читателям при пользовании протоколами.

Переходя к разделу "Критики и библиографии", нельзя не обратить внимание на то, что страницы этого раздела предоставлены редакцией защитникам Слуцких-Волосевичей и их либеральным критикам. Например Абраменков своей рецензии на книгу троцкистского контрабандиста Волосевича "Курс истории ВКП(б)", выпуск IV, несмотря на заголовок рецензии: "Нужны ли нам такие книги по истории партии?" и несмотря на заключительный вывод, что курс Волосевича - вредная книга, все же не только не разоблачает троцкистского контрабандиста, но по существу смазывает всю политическую вредность его книги. Рассматривая взгляды троцкистского контрабандиста Волосевича на Октябрьскую революцию, как на "переворот", который "носил буржуазный характер не только в том смысле, что он довершал буржуазно-демократическую, революцию, но и по своим движущим силам", Абраменко ограничился тем, что упрекнул Волосевича "в непонимании им взглядов Ленина на перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую, в непонимании того, что характер революции определяется прежде всего характером власти". Взгляды Волосевича по этому вопросу, - пишет он в дальнейшем - "мы считаем за чепуху, за плод незнания ленинской науки о движущих силах революции" (стр. 275). Таким образом явно меньшевистско-троцкистскую контрабанду по вопросу о характере и движущих силах Октябрьской революции Абраменко оценивает только как "чепуху", как "плод незнания Ленина".

Разбирая дальше фальсификацию Волосевичем ленинских лозунгов, заключающуюся в утверждении, что пролетариат совершал Октябрьскую революцию под лозунгом "со всем крестьянством" и что пролетариат перешел ко второму лозунгу только летом 1918 г., Абраменко но идет дальше такого вывода: "как видим, утверждение Волосевича не похоже (!) на утверждение т. Сталина в отношении трех ленинских лозунгов по отношению к крестьянству" (стр. 276).

стр. 139
В итоге разбора всего "курса" Волосевича Абраменко дает ему такую оценку: "Он представляет собой путаницу. В вопросах о характере Октябрьской революции и ее движущих силах, в вопросах о стратегических лозунгах партии автор, хочет или не хочет, отражает правооппортунистические взгляды на ряд важнейших вопросов (революции" (стр. 277).

О троцкистской контрабанде Волосевича в рецензии нет ни слова.

Разве можно рассматривать эту рецензию иначе как, проявление в лучшем случае гнилого либерализма?

В том же номере журнала (1 - 2) помещена рецензия Равича-Черкасского на журнал "Пролетарская революция" за 1930 г.

Равич-Черкасский рецензирует те номера журнала "Пролетарская революция", страницы которых были предоставлены троцкистским контрабандистам типа Слуцкого и др. Посмотрим, как рецензент "разоблачает" этих контрабандистов.

Прежде всего бросается в глаза тот факт, что статья Слуцкого обойдена им полным молчанием (о статье Слуцкого в рецензии не сказано ни слов а). Сказанное о других контрабандистах объясняет причину такого молчания.

По поводу статьи Баевского рецензент вслед за Баскским повторяет наглую клевету на Ленина и партию большевиков, утверждая, что в годы войны "Ленин относился лойяльно к "шатанной мысли" Бухарина потому, что это был неоформленный оппортунизм" (стр. 83. Кавычки Разина - Черкасского. - Бригада;.

Но на этом Равич-Черкасский не останавливается. Он повторяет троцкистскую контрабанду и клевету Слуцких-Волосевичей, будто только в период 1914 - 1924 гг. "большевизм под руководством Ленина выходят на международную арену" (стр. 82 - 83).

Нужно также отметить рецензию И. Сероглазова на III том "Книги для чтения по истории народов СССР". Сероглазоз даст хвалебный отзыв о статье Юдовского "Большевики и меньшевики в революции 1905 г.". Названная статья, как известно, содержит ряд грубейших политических ошибок троцкистского порядка.

Мы уже не будем говорить о ряде других либеральных, в лучшем случае, рецензий, например, о рецензии Горского на журнал "Каторга и ссылка", о рецензии Н. Острогорского на журнал "Красная летопись", скажем только, что, помещая их, редакция вместо разоблачения троцкистской и всякой другой контрабанды предоставила возможность ее защитникам и либеральным критикам смазать и скрыть от читателей политическое значение этой контрабанды.

Переходим к последнему разделу журнала, к "Трибуне" (N 4). В "том разделе помещены две статьи: статья И. Гехтмана Против реставрации каменевщины, написанная по поводу статьи Рубача в "Летописи Революции" N 5 за 1930 г., и статья Рубача - Ответ Гехтману.

В статье Гехтмана дается критика правооппортунистических ошибок Рубача по вопросу о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую. Но Гехтман правильно указывая на эту ошибку Рубача, одновременно сам допускает грубую неправильность, рассматривая данную ошибку Рубача изолированно от других, неверно поставленных и неправильно разрешенных последним вопросов. К тому же, правильно рассматривая период от Февраля к Октябрю, как период перерастания, Гехтман не раскрывает действительной картины перерастания и, больше того, явно не понимает соотношения классовых сия на отдельных этапах революции, из поля его зрения совершенно выпадают нерешенные вопросы буржуазно-демократической революции.

стр. 140
Все же нужно отметить, что Гехтман в основном правильно указал ошибку Рубача в вопросе о "дополнительной схеме" истории революции на Украине.

Посмотрим, как реагирует на критику т. Рубал, признает ли он ошибочность своих взглядов? Вместо признания и критики своих ошибок т. Рубач начинает с перечисления своих заслуг в борьбе с буржуазной и буржуазно-демократической историографией, пытается найти десятки оправдывающих и "смягчающих вину обстоятельств, пытается смазать и затушевать свои ошибки. Даже в той части, где он "признает" свои ошибки, Рубач не идет дальше своего письма в редакцию (письме опубликовано в N 1 - 2 за 1931 г.).

Рубач всеми силами пытается доказать, что его ошибка в оценке периода от Февральской революции до июльских дней как периода "буржуазно-демократического" не имеет ничего общего со взглядами Каменева и является "случайной" ошибкой, "случайной" формулировкой. Мало того, выискивая всевозможные оправдания тому, что он неправильно понял одно из высказываний Ленина, Рубач одновременно с этим стремится доказать, что его "схема" близка к ленинской и что в ее основе лежат ленинские установки.

Короче говоря, т. Рубач, "признавая" отдельные ошибки и "неправильные формулировки, пытается обойти самое главное, самое основное, а именно - наличие правооппортунистического толкования вопросов пролетарской революции на Украине.

Что касается вопроса о "дополнительной схеме" истории пролетарской революции на Украине, то т. Рубач и здесь не признает своей ошибки можно, - пишет он, - считать дискуссионным вопрос о необходимости особой или дополнительной схемы истории пролетарской революции на Украине, если игнорировать специфичность развития на Украине. Я не считаю свои конкретное формулирование (разрядка Рубача) этого вопроса за окончательное, оно недостаточно четко" (стр. 223). Вот и все "признание". Можно ли считать такое "признание" ошибок по вопросу о перерастании, по вопросу об "особой схеме", мы уже не говорим о других ошибках, за действительное признание ошибок, за действительную самокритику? Безусловно нельзя.

Это требовало от редакции немедленного исправления допущенных бок (статья Рубача была помещена в N 5 за 1930 г. без всяких примечаний редакции), ограничилась следующим примечанием: "Помещая статьи тт. Гехтмана И. и Рубача М., редакция поместит в следующем номере "Летописи Революции" свои выводы" (стр. 243). Но прошло уже около 10 месяцев после данного "обещания", а читатель все еще ожидает этих "выводов".

Итак редакция !"Летописи Революции", предоставляя страницы своего журнала для троцкистской и правооппортунистической, а местами и национал демократической контрабанды, допустила целый ряд грубых политических ошибок.

Это требовало от редакции немедленного исправления пропущенных "шибок и немедленной перестройки всей работы в свете указаний т. Сталина. Однако прошло несколько месяцев после опубликования исторического письма т. Сталина, а редакция вместо исправления своих ошибок и перестройки работы просто прекратила выпуск журнала: до сих пор не вышли 5 и 6 номера за 1931 г.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2020. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)