ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


Потерянная честь острова Корсика

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 17 октября 2016
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




Год назад правительство Франции предоставило Корсике статус свободной экономической зоны. "Оффшорные" выгоды должны были вывести остров из кризиса. Ведь постоянное насилие - 8000 терактов и более ста убийств за последние двадцать лет - считают последствием экономического хаоса на острове. Таким образом парижские власти надеялись "купить" гражданский мир в зоне, которую российские политики не раз называли "французской Чечней". Но убийство два месяца назад префекта Корсики Клода Эриньяка показало, что попытка провалилась. Впрочем, "метрополия" уже много лет относится к Корсике с каким-то растерянным непониманием. Корсика - один из самых живописных островов в мире, но "континенталы" боятся там селиться, а местные жители не отличаются особым трудолюбием. Всеобщая халатность может окончательно превратить "остров красоты" в оазис для бандитов.



"Корсика уже давно приобрела правовой статус оффшорной зоны", -- заявил французский сенатор Ги Аллуш на парламентских слушаниях по Корсике в июне 1996 года. Тогда вся Франция краснела от стыда после скандала с "корсиканскими коровами- призраками". Это был такой позор перед Европейским союзом, что события на Корсике перестали считать внутренней проблемой Франции. На Корсике исчезли десятки миллионов франков, направленных из Брюсселя в виде помощи фермерам, которые выращивают коров. Обман, который можно было осуществить лишь при содействии разных полугосударственных структур, заключался в том, что ЕС давал субсидии под мифические стада, принадлежавшие несуществующим фермерам.

Все началось в конце 1980-х годов, когда Европейский союз решил бороться с излишками молока на европейском рынке. Для того чтобы поощрять переориентацию производителей молока на производство мяса, ввели ряд крупных дотаций для регионов, производящих молоко. Хитрые корсиканцы сразу поняли, каким это может оказаться выгодным делом. В департаменте От Корс (Верхняя Корсика), который никогда не славился производством молока, коровы стали размножаться как кролики. Поголовье, составлявшее 26 600 коров в 1979 году, "достигло" 80 000 в 1994. Дополнительно субсидировали еще и тех, кто разводил коров в тяжелых горных условиях. И тут же кормовые площади в горах удвоились всего лишь за год.

Все это продолжалось несколько лет, пока Брюссель не отправил на остров инспекторов с заданием проверить, как использовались 43 миллиона франков, которые Корсика получала ежегодно. В течение недели чиновники изучали живописный корсиканский ландшафт, дегустировали колбасу из кабанятины, овечий сыр и вдыхали аромат зарослей мака, но объявленные 80 000 коров так и не нашли. То ли стадо заблудилось в неприступных скалах, то ли зарегистрированные коровы превратились в быков... А разыскать стадо с помощью пастухов оказалось еще сложнее. Например, одного из получивших кредит"животноводов" отыскали только по другую сторону пролива -- на самом деле он продавал антиквариат на Лазурном берегу...

Вот тогда-то, вслед за коровьим бешенством, разыгрался и скандал с корсиканскими коровами. Наказание Брюсселя последовало сразу же: дотации заморозили до тех пор, пока французские власти не разберутся с рогатыми корсиканскими фантомами. Но Париж особенно не разбирался. Чтобы избежать громкого недовольства корсиканцев, государство взяло на себя обязательство возместить отобранные брюссельские дотации. Теперь несуществующие корсиканские коровы живут только за счет французских налогоплательщиков.

Для большинства французов этот скандал просто дополнил длинный список анекдотов о "корсиканской душе". Корсиканец -- синоним лентяя, умеющего жить на средства государства. Овеянный романтикой образ Наполеона-завоевателя и легенды о вендетте ушли в прошлое. Мало кого удивляет противоречие, что Корсика -- самый бедный регион по валовому продукту на душу населения и... один из самых благополучных по уровню жизни. На каждую тысячу жителей острова зарегистрировано 725 автомобилей. Тогда как в континентальной части Франции лишь 478 человек из 1000 владеют авто. Схожее соотношение и в том, что касается видеомагнитофонов и посудомоечных машин, считающихся предметами роскоши. При этом целых 47% доходов средней корсиканской семьи составляют различные государственные субсидии.


Самую приятную для глаза панораму этой роскошной и спокойной жизни можно наблюдать на побережьях острова. Начиная с мая великолепные пляжи переполнены отдыхающими корсиканцами. Самая банальная картина: смуглая девица в мини-бикини кокетничает с парнем, приехавшим на пляж в только что купленном красном "Фольксвагене-Гольф". Оба, в принципе, работают, но ради теплого солнца организовали себе с помощью врача, который является каким-то далеким кузеном, отпуск по болезни. Нередко даже полицейские покидают свои посты "по болезни" в летнее время, чтобы открыть бар или продавать туристам зонты от солнца. Все это делается через разветвленную сеть "дядей" в госорганах или "братьев" в мэрии...

Но эта семейная солидарность перестает казаться такой уж милой, когда на ее основе создается порочная система, в которой экономические, государственные и политические власти работают исключительно на свой клан. Это и есть основа непроницаемой "корсиканской мафии". А попытка разрушить ее стоила жизни префекту Корсики Клоду Эриньяку.
Убийство префекта

В тот уже теплый февральский вечер Клод Эриньяк отправился вместе с женой на концерт классической музыки. Как всегда, он был без охраны. Жена вошла в зал, где уже слышались первые ноты Баха. Сам префект задержался на минуту у входа поболтать с кем- то из пришедших на концерт. И вдруг -- несколько выстрелов из пистолета Беретта, сзади, в затылок и в спину. Эриньяк погиб сразу же. Убийцы скрылись. В уничтожении главного символа французской республики на Корсике подозревали прежде всего террористов одной из националистических организаций.

Является ли это чудовищное убийство жестом корсиканцев, борющихся за независимость? Этот часто звучавший в последнее время вопрос больше напоминает старый, протертый до дыр башмак. За "политическими идеалами" стоят очевидные экономические интересы. Дело в том, что префект Клод Эриньяк стал серьезным препятствием для почти законсервированной системы теневых экономических отношений.

"Префекты обычно приезжают сюда, чтобы завершить свою карьеру в солнечном местечке. Но Эриньяк был другим. Он действительно хотел изменить ситуацию". Так оценивают 56-летнего префекта на "острове красоты". Неплохая характеристика для чиновника, приехавшего только два года назад. Но к этому добавляют и другое -- "он был слишком активен". И еще: "На Корсике этого нельзя. Это стоит слишком дорого".

За два года своей работы в Аяччо Эриньяк успел потрясти теневую экономику острова. Но в первые месяцы префект вел себя спокойно. Он наблюдал, изучал ситуацию. Создавалось впечатление, что он не хочет ничего менять. Его можно было встретить в горах на велосипеде или пешком. От охраны для себя и для членов своей семьи он отказывался.

Первым ударом для "не совсем" добросовестных предпринимателей стало внедрение автоматизированной информационной системы в учреждениях региональной администрации. В ней обязательно должны были регистрировать все фирмы, подающие запросы на субсидии.

Но особенно всем запомнился "наезд" Эриньяка на местные власти в Аяччо. В январе 1998 года он выступил против установки тридцати новых игровых автоматов в казино - самом роскошном здании этого городка. Такой выпад явно пришелся не по вкусу местным воротилам. Администратор казино - корсиканец, сын бывшего председателя местной торговой палаты, близко связанной с мэрией города. Мэрия Аяччо мотивировала установку дополнительных автоматов тем, что расширение казино создаст десяток новых рабочих мест и привлечет туристов. Эриньяк не только отклонил просьбу, но еще и обратил внимание французских спецслужб на сомнительное происхождение денег для покупки оборудования. Все эти козни привели к тому, что часть клиентов стала играть через Интернет в проекты наподобие http://www.vulcan-champion.com/ (внешняя ссылка).

"Чистые руки" Клода Эриньяка мешали его сближению со "сливками" корсиканского общества. На свадьбе дочери Жан-Жерома Колонна, арестованного в ходе расследования нашумевшего дела "French Connection" и убежавшего из тюрьмы на Корсику, собралась вся местная политическая элита. Ведь Жан-Же -- одна из самых влиятельных и пугающих фигур на острове. В роскошной гостинице, где проходила свадьба, присутствовал даже представитель бывшего министра Франции Шарля Паскуа, проводившего в 1993--1995 годах тайные переговоры с националистами. Лишь префект Клод Эриньяк не отметил своим присутствием это "торжественное" событие.

Но главным "грехом" антимафиозного префекта Эриньяка было его "происхождение". Националисты откровенно считают чиновников, назначенных премьер-министром Франции, приспешниками "колонизаторов". Открыто ксенофобский лозунг крайне правой партии Жан- Мари ле Пена "Франция -- французам" на Корсике звучит как "Корсика -- корсиканцам". Самые первые действия националистов в 70-х годах были направлены против французов из метрополии, которых, собственно говоря, и называют "континенталами". Впрочем, корсиканцев, покинувших остров, националисты считают предателями. Первые взрывы в зданиях, построенных "континенталами", открыли Франции и всему миру воинствующих корсиканцев под знаменем с головой мавра -- традиционным символом независимости.

Месть мавра

На самом деле история Корсики гораздо теснее связана с Францией, чем признают националисты. Во время первой мировой войны корсиканцы отважно сражались с немцами. В ознаменование подвига в Аяччо был установлен памятник, где хранится "священная земля" из фронтовых окопов. В 1934 году корсиканцы составляли лишь 0,75% населения Франции, но 20% администраторов во французских колониях были корсиканцы. А на референдуме по независимости Алжира в 1962 году Корсика была единственным регионом, проголосовавшим против независимости Алжира.

Очевидно, что чувство единства с метрополией намного сильнее, чем память о коротком периоде независимости в XVIII веке между освобождением от господства Генуи и присоединением к Франции.

Корсика впервые получила налоговые льготы еще при Наполеоне. Но тем не менее остров жил довольно бедно, корсиканцы с большими амбициями не оставались в деревнях, а уезжали учиться или служить в метрополию. Экономический подъем наступил только к середине 60-х годов. После провозглашения независимости Алжира 17 тысяч из двух миллионов французов, проживавших в североафриканской колонии (среди них немало семей корсиканского происхождения), поселились на восточном побережье острова. За несколько лет они превратили малярийные болота в сельскохозяйственный регион. Не случайно в это время и начались первые вспышки национализма. Коренные корсиканцы стали упрекать "иностранцев" в том, что те "отобрали" лучшие земли. В 1965 году раздались первые взрывы, направленные против переселенцев.


Главной фигурой националистов в то время был врач Эдмонд Симеони. При нем предводитель освободительного движения XVIII века Паскаль Паоли приобрел ореол национального героя. Симеони требовал открытия в "столице" Корсики университета, основанного Паскалем Паоли в Корте в 1765 году. Симеони получил значительную поддержку, используя тему защиты прекрасной природы Корсики от загрязнения иностранцами. Взрывчатку заложили на итальянском корабле, который сбрасывал химические вещества в территориальные воды Корсики. В 1972 году было совершено 46 терактов. Через два года -- уже 242.

На президентских выборах в начале 70-х националисты ожидали избрания Франсуа Миттерана, который обещал "право на отличие для корсиканской нации". Но выиграл Жискар д'Эстен, который решился на жесткий подход. В 1975 году группа Симеони устроила очередную акцию. В этот раз они решили выступить против виноградаря, который якобы продавал поддельное корсиканское вино. Националисты захватили винный погреб. Тогда французская полиция воспользовалась случаем и, чтобы показать свою мощь, отправила к месту происшествия 2000 жандармов и вертолеты. Симеони отказался сдаться, и среди виноградников, вблизи древнеримских руин городка Алерия началась историческая перестрелка. Двое полицейских были убиты. Обагрив руки кровью жандармов, националистическое движение стало врагом номер.

Пока Симеони сидел в тюрьме, движение ужесточилось. Подпольная армия под названием Фронт национального освобождения Корсики призвала корсиканцев "защищать родину с оружием в руках". Волна террора захлестнула остров -- взрывались гостиницы, отделения полиции, административные здания, военные базы -- все символы "континентальной власти". Правоохранительные органы противостояли националистам, арестовывали их, судили. Но власти заколебались. Было ясно, что часть корсиканцев поддерживает если не методы, то по крайней мере лозунги Симеони. Вдохновитель националистов вышел на свободу уже через пять лет.

С приходом к власти социалистов начались времена скрытых и открытых переговоров. В 1981 году правительство удовлетворило одно из требований националистов и открыло университет в Корте. "Эти переговоры велись с чемоданами, набитыми деньгами", -- говорил бывший министр юстиции тогдашнего правительства. В 1991 году остров приобрел особый статус, избрав Корсиканскую ассамблею, где националисты получили четверть мест. Но эта поддержка выражает скорее желание избирателей признать свою национальную особенность, т.е. воплощение "мирных" требований националистов: борьба с исчезновением культуры, распространение изучения корсиканского языка.

Одновременно с легализацией части националистов движение раскололось на многочисленные организации. Четыре из них имели свою "армию". Теперь теракты совершались уже не только против метрополии, но и друг против друга. А вскоре на поверхность стали выплывать факты, свидетельствующие об "экономических" основах этой странной войны, которая продолжает пугать корсиканцев. И тогда правительству Франции надоело.

"Если Корсика так хочет независимости, пусть ее и возьмет", -- сказал бывший премьер-министр Ремон Бар. Этот вызов сепаратистам разделила значительная часть французов. Судя по результатам опроса, проведенного через неделю после убийства префекта Эринька, 36% французов "из метрополии" проголосовали бы за независимость острова. На самой Корсике за независимость проголосовало бы только 10%.

На самом деле, всем уже понятно, что борьба "националистов" имеет мало общего с защитой высших идеалов -- "права на самоопределение". Во время того же опроса 64% жителей острова ответили, что террористические акты связаны не с вопросом о независимости, а с "проблемой мафии и бандитизма". Короче, мнение корсиканцев вполне совпадает с позицией убитого префекта Эриньяка.

Мафия и националисты соединяются

Экономические мотивы воинствующих националистических движений на Корсике стали банальной реальностью: МПА -- Движение самоопределения ("умеренного" характера) -- получило прозвище "движение бизнеса". Эта группировка состоит из предпринимателей, которые вкладывают деньги в "общак" (если говорить криминальным языком), связанный с туризмом, гостиничным и игорным бизенесом. Так считает географ Мариан Лефевр, автор социологического анализа корсиканских группировок.

Профессия сторонников МПА объясняет их умеренные лозунги. Прежде чем завоевать независимость, они хотели бы убедиться в плодотворности своих инвестиций. А для развития капитала необходимы как минимум общественный порядок и защита от внешней конкуренции. Экстремистская организация "Кункольта" не так благополучно устроилась в экономике. Ее сторонники -- крестьяне, мелкие торговцы, ремесленники. Они "специализируются на злоупотреблениях дотациями от государства или от частных инвесторов" и требуют "революционных налогов" от предпринимателей. Очень вероятно, что взорванные "во имя охраны окружающей среды" отели и туристические коттеджи были на самом деле уничтожены рэкетирами "Кункольта" в борьбе против МПА.

Ясно, что ни рэкетиров, ни бизнесменов не устраивает государственный контроль над экономикой острова. Но им так же невыгодно остаться отрезанными от ежегодных миллиардов метрополии.

Получается, что корсиканские националисты борются не против французского государства, а против государства вообще. Эти люди являются крайним выражением традиционного корсиканского общества. Они выросли из общественного строя, организованного по клановому принципу. Архаичное корсиканское общество, как и многие другие, подобные ему, основано на организации по кланам. Именно этим объясняется тот факт, что семейные союзы являются самым сильным объединяющим фактором в корсиканском обществе. Гражданство, принадлежность к государству или к конституции оказались очень хрупким цементом для этого общества по сравнению с родственными связями, идущими из тьмы веков.

Если верить анализу Мариана Лефевра, то становится понятным и отказ от рыночных и демократических правил игры в пользу "семейного предпочтения". Главный принцип для многих корсиканцев -- помогать дочери, племяннику, зятю. По мнению антрополога Никола Гиудичи, националисты -- лишь современное лицо социального триптиха "самосознание, родственность, вендетта".

Такое сознание встречается не только у озверевших националистов или обиженных мелких предпринимателей. Даже элита Корсики, избранные лица, которые в принципе являются живыми символами демократии, открыто признаются в своих архаичных рефлексах.

Патриарх одного из самых влиятельных кланов Рокка-Серра однажды намекнул, что он готов помогать арестованным националистам, участникам террористических заговоров. Это "предложение" очень удивило общественное мнение, так как Рокка-Серра был мэром городка Порто-Векио от партии РПР, которую возглавляет президент Франции Жак Ширак. Сам же Рокка-Серра не видел в таком использовании своих полномочий ничего плохого: "Кто из избранных лиц на Корсике не помогал бы члену своей семьи, даже если он не разделяет националистические идеи молодых людей, которые подкладывают бомбы..."

Здание мэрии Франсуа Москонни было взорвано дважды. Мэр -- кстати тоже от РПР -- знает, кто виновные, но отказался назвать имена даже полиции. "Я не буду на них доносить. Я навел порядок сам. Я же передал виновным, что если со мной что-нибудь случится, то они умрут сразу". И это обещание личной расправы прозвучало из уст уважаемого члена той партии, которая больше всех выступает за республиканский порядок!

В ходе расследований различных терактов и убийств полиция утверждала, что закон "омерты" жив до сих пор и это здорово мешает ей работать. Высказывания самых избранных из корсиканцев -- прямое тому доказательство. Но у закона "омерты" есть, кроме солидарности, еще и другая основа -- страх. Простые жители острова боятся мести преступников. И хотя они живут в департаментах Франции, знают, что остров Корсика находится фактически вне зоны влияния французского правосудия. Действительно, парижские власти просто не знают, как справиться с "корсиканской проблемой", и постоянно балансируют между излишней жесткостью и пугливой слабостью.

Дело не только в реакции левых и правых на трагедию в Алерии. Даже самый известный корсиканец Наполеон Бонапарт не отличался особым пониманием в отношении своего народа. Следуя приказам императора, генерал Моран казнил столько корсиканцев, что в корсиканском диалекте осталось выражение: "Giustizia Morandina" -- "правосудие Морана". Попыток разгадать корсиканскую душу было предпринято столько, что из них стало ясно только то, что ничего не ясно. С 1875 по 1926 год по Корсике предпринималось 53 парламентских расследования. Но с корсиканцами по-прежнему никто не может разобраться.


Французские власти похожи на родителей, не понимающих развязных требований своего чада о большей независимости. Не будучи в состоянии найти общий язык с бунтующим подростком, они заменяют психологическую поддержку выдачей огромных карманных денег.

Корсика получила добавку к обычным "карманным деньгам" 1 января 1997 года в виде "свободной экономической зоны", которая является основой еще одной стратегии властей в отношении Корсики. Тогдашний премьер-министр Ален Жюппе решил сорвать тайные переговоры с националистами и возобновить борьбу с ними. Одновременно он решил привязать остров к метрополии с помощью выдачи дополнительных экономических привилегий. Новый статус Корсики вступил в силу через три месяца после взрыва бомбы в мэрии Бордо. Никто не пострадал, но символ был понятен всем: за несколько часов до взрыва в здании мэрии проводился прием как раз с участием Алена Жюппе и других представителей власти.

Эта была первая крупная акция националистов, проведенная за пределами острова, и она потрясла всю Францию. Но свободная экономическая зона все-таки состоялась, несмотря на всеобщее мнение, что она стала подарком националистическим мафиози. Ведь созданные на острове фирмы, кроме прочих льгот, полностью освобождаются в течение пяти лет от налогов на прибыль.

Первые заключения об экономических последствиях предоставления Корсике статуса свободной экономической зоны пока отсутствуют. Но последний бой Эриньяка, прерванный пулей в затылок, может оказаться важным аргументом. Дело в том, что префект выступил против сделки по продаже военного имущества в Бонифаччо -- городке, висящем на скалах южного побережья острова.

В соответствии с программой о сокращении имущества французской армии было принято решение о продаже части территории древней крепости Бонифаччо, откуда в ясную погоду видны горы Сардинии. Место идеальное. Так, по крайней мере, считали, по сведениям французской газеты "Канар аншене", кузены мэра Бонифаччо, которые собирались открыть там огромный туристический комплекс. Покупателями другой части крепости должны были стать итальянские инвесторы, связанные с компанией Codil. Но эта фирма числится у спецслужб как "лаборатория итальянской мафии". А Клоду Эриньяку эта кандидатура Коза Ностры показалась нежелательной.

Специалисты во Франции подозревают, что на Корсике через подставные фирмы отмываются грязные российские деньги. Действительно, почему бы русским преступникам не устроиться на "острове красоты" -- после переполненного Кипра. Но пока все возможные источники молчат. Был, правда, один очень странный эпизод примерно два года назад. Некая официальная российская делегация решила посетить остров. Однако довольно быстро местные власти убедились, что делегацию интересовали не столько красоты, сколько возможности теневых инвестиций. Если официально, то россиянам тогда отказали. Но как развивались события дальше, мог бы рассказать только погибший префект Эриньяк.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2017. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций