ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


Аргументы и факты в статье А. И. Протопопова "Фаллос как зеркало иерархии"

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 28 декабря 2012
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Akhenaton
АвторРУБРИКА: Психология общения




В обращении к посетителям ресурса ethology.ru, где статья А. И. Протопопова «Фаллос как зеркало иерархии» тоже опубликована, говорится: «Мы хотим обратить ваше внимание на то, что на сайте сознательно размещен ряд работ, которые не вполне удовлетворяют требованиям научности и носят в какой-то степени провокативный характер. Этология – наука довольно молодая и в России малоизвестная, и потому нуждается в популяризации. А при популяризации зачастую неизбежны упрощения, а также вольные или невольные искажения».

Читая статью А. И. Протопопова, трудно не прийти к выводу, что эти строки относятся прежде всего именно к ней. А так как какого-нибудь серьёзного обсуждения этой статьи ни на сайте ethology.ru, ни где-либо ещё нет, мне захотелось восполнить этот пробел, высказав своё мнение, почему, с точки зрения сравнительной этологии человека (термин К. Лоренца), содержащаяся в ней концепция «корреляции между размерами полового члена мужчины и его ранговым потенциалом» не удовлетворяет требованиям научности.

Думаю, со мной все согласятся, что степень доверия к любой претендующей на статус научной теории, должна определяться прежде всего тем, в какой мере она опирается на факты и логику. Именно с этих позиций я и предлагаю рассмотреть статью А. И. Протопопова «Фаллос как зеркало иерархии».

Итак, какие же факты автор статьи кладёт в основание своей «фаллической» концепции? Рассмотрим их поподробнее.

1. «Подтверждают значимость размеров члена … наблюдения за приматами…»

Вспоминается, как в самом конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века в только-только зарождающейся на волне тотальной «гласности» российской жёлтой прессе очень активно муссировалась очень схожая «фаллическая» тема. Поводом послужили следующие строки из вышедшей в 1989 году в издательстве «Медицина» и сразу же ставшей бестселлером книги И. С. Кона «Введение в сексологию»:
«…Сексуальное поведение высших животных связано не только с репродуктивной функцией. Некоторые физиологические сексуальные реакции приобретают у них, как и у людей, условный, знаковый характер, имеющий более общее коммуникативное значение. Так обстоит дело, например, с эрекцией и демонстрацией эрегированного полового члена. Физиологически эрекция полового члена принадлежит к числу непроизвольных и неспецифических реакций. У молодых особей она возникает не только в связи с половым возбуждением, но и в ситуациях, вызывающих страх, агрессию, вообще эмоциональное напряжение. Даже новорожденные самцы приматов, включая человека, делают характерные телодвижения, выпячивая половой член, как при копуляции.

У взрослых самцов эти рефлекторные телодвижения приобретают смысл знака, становятся жестами. Так, у обезьян саймири, которых наблюдали Д. Плоог и П. Мак-Лин, демонстрация эрегированного полового члена другому самцу – жест агрессии и вызова. Если самец, которому адресован такой жест, не примет позы подчинения, он тут же подвергнется нападению. В стаде существует жесткая иерархия в отношении того, кто кому может показывать половой член. По мнению учёных, эта иерархия служит более надёжным показателем статуса и ранга отдельных животных, чем даже последовательность приёма пищи. Сходная система ритуалов и жестов существует у павианов, горилл и шимпанзе. Известен и механизм передачи этой знаковой системы: пока детёныш мал, на его эрекции не обращают внимания, но как только он вступает в период полового созревания, взрослые самцы воспринимают эрегированный половой член как жест вызова и жестоко бьют «подростка», так что, вырастая, он уже осведомлён о значении этой физиологической реакции и соответственно контролирует её» [1].

Как видим, у И. С. Кона речь идёт лишь о том, что у самцов приматов в рамках уже установившихся между ними отношений доминирования-подчинения «существует жесткая иерархия в отношении того, кто кому может показывать половой член», а о корреляции размера «мужского достоинства» со статусом его обладателя не сказано ни слова. Но, может быть, приматологи на это просто не обратили внимания? Даже если сделать такое допущение, то само по себе оно ещё не даёт повода утверждать, что такая корреляция есть, тем более, заявлять, что она подтверждается наблюдениями. В этом случае автор – если он, конечно, позиционирует свою концепцию как научную – прежде, чем её публиковать, должен был самостоятельно не только такие наблюдения добросовестно провести, но ещё и необходимые факты обнаружить.

2. «Ранговый потенциал зависит от многих факторов, среди которых важное, особенно у низших животных, значение имеет физическая сила, которая при выяснении отношений никогда не бывает лишней; у более-менее высокоорганизованных на первый план выходят поведенческие особенности, позволяющие побеждать соперников, так сказать, психически».

А вот это действительно имеет отношение к фактам, подтверждённым наблюдениями, в том числе и наблюдениями за приматами. Вот, например, что пишет известный приматолог Дж. Гудолл в своей книге «Шимпанзе в природе: поведение»:
«Помимо возраста положение самца в иерархии определяют такие факторы, как физическая приспособленность, агрессивность, умение драться, способность вступать в коалиции, интеллект и другие индивидуальные свойства, например, храбрость и решительность. Йеркс (Yerkes, 1943, с.47) отмечал, что в ряде случаев борьба за доминантный статус напоминала состязание характеров, в котором большое значение имеют уверенность в себе, инициатива, изобретательность и упорство» [2].

Также достаточно хорошо изучено поведение ещё одних человекообразных обезьян – горилл. Известно, что эти самые крупные антропоиды живут небольшими группами, обычно по 5 – 10 животных, среди которых 1 – 2 молодых самца, несколько самок с разновозрастными детёнышами и глава группы – старший самец, которого легко отличить по серебристо-серой шерсти на спине. Самец гориллы к 14 годам достигает половой зрелости и вместо чёрной шерсти на спине у него появляется светлая полоса, и, как только это происходит, он либо должен бросить вызов вожаку, либо покинуть группу и отправиться на поиски либо одиноких самок, либо группы с пожилым ослабевшим самцом. Таким образом, в группе постоянно может присутствовать только один «сереброспиный» самец. И хотя при выяснении отношений между «сереброспиными» дело редко доходит до драк (всё ограничивается достаточно выразительными демонстрациями), какой-либо при этом «корреляции» размеров их гениталий никто из исследователей поведения горилл тоже не заметил. (Пожалуй, единственное пикантное обстоятельство, о котором нам поведали приматологи, – это то, что из всех антропоидов у самцов горилл самый маленький пенис.)

К сказанному ещё следует добавить, что – как тоже показывают наблюдения за приматами – ранг любого самца на протяжении жизни вовсе не является величиной постоянной, тогда как размеры его гениталий по достижении половой зрелости практически не меняются. «Хотя иерархия взрослых самцов может оставаться относительно стабильной месяцы и даже годы, всегда находятся молодые самцы низкого ранга, готовые воспользоваться случаем, чтобы улучшить свой статус, если, например, старший по рангу заболевает, стареет или теряет союзника. Большей частью для перемены относительного положения двух самцов требуется довольно долгое время, когда самец более низкого ранга то и дело бросает вызов сопернику и в конце концов начинает всё чаще и чаще выходить победителем. В таких случаях в течение продолжительного времени бывает трудно определить, у кого их двух статус выше. Иногда изменения происходят быстрее – в результате одной или нескольких жестоких, решительных схваток» [3].

Таким образом, для того, чтобы быть «неким условным знаком, на который другие члены группы могут ориентироваться», члены половые не очень-то годятся (что, в общем-то, автор статьи «Фаллос как зеркало иерархии» сам и подтверждает). Да и какой-либо острой необходимости в таком знаке нет, так как, во-первых, память у приматов развита достаточно хорошо, чтобы запомнить, кто кого ранее уже «построил», а во-вторых, те, «кто», не забывают тем, «кого», об этом периодически напоминать – как посредством угроз, так и путём прямого физического воздействия. Так что, о том, «кто есть Ху» на текущий момент, члены группы всегда прекрасно осведомлены.

Но, судя по всему, для автора статьи факты – вещи факультативные, а единственная его цель – любой ценой внедрить в сознание читателя идею зависимости размеров полового члена от социального статуса его обладателя. И не удивительно, что никаких конкретных зафиксированных наблюдениями фактов, подтверждающих эту зависимость, мы не видим и тогда, когда А. И. Протопопов говорит о людях.

3. « …Фаллос всегда был знаком не столько сексуальной потенции, сколько власти и могущества. Уже на рисунках каменного века мужчины более высокого социального ранга изображались с более крупными членами. У многих народов были распространены фаллические культы, наделявшие крупный фаллос различными сверхъестественными возможностями».

А это – либо ещё одно свидетельство поверхностного отношения автора статьи «Фаллос как зеркало иерархии» к фактам, либо умышленное их искажение, потому что написал он эти строки после того, как самолично в своём «Трактате о любви» подтвердил наличие иерархического элемента в сексуальных отношениях. «…Самка обычно подпускает высокорангового самца, признавая тем самым свой более низкий ранг. Таким образом, согласие на спаривание является одним из наиболее ярких знаков признания своей подчиненности. Потому-то разговоры на темы секса среди мужчин часто носят характер бахвальства и презрения к женщинам, а среди поручиков – и не только разговоры. Обычнейший компонент ругани – фраза типа: "Я тебя вы…бу", имеющая однозначную цель унизить собеседника. Хотя, казалось бы, что может быть унизительного в естественном физиологическом акте? Своего рода доблестью считается стремление их ещё больше унизить – ведь как это ни печально, унижение окружающих – один из самых распространённых способов поднять собственный ранг. Особенно, если дело касается полового партнёра. <…> Ореол постыдности, унизительности и скрытности, окружающий сексуальные отношения у людей, проистекает из теснейшей связи этих отношений с иерархическими» [4].

Да, фаллос действительно был знаком власти, но только не власти вообще, а власти мужского пола над женским. Более того, среди феминистов он и сейчас является символом социальной дискриминации женщин, о чём свидетельствует присутствие в их выступлениях и публикациях такого понятия, как фаллократизм (фаллократия – это такая модель общественного устройства, при которой мужчины обладают более высоким статусом и властью по сравнению с женщинами).

Что же касается того, что «уже на рисунках каменного века мужчины более высокого социального ранга изображались с более крупными членами», то людям ведь всегда было свойственно не только приписывать своим фетишам «различные сверхъестественные возможности», но и придавать им гипертрофированные размеры. Хотя, следует заметить, что с наделением фаллоса «различными сверхъестественными возможностями» не всё так однозначно – каждый народ мыслит, так сказать, в меру своей испорченности. Например, в русском «народном» языке есть прилагательное «х…вый», которым, как известно, обычно называют что-то некачественное, ненадёжное, недолговечное, то есть, не руками (не с умом) сделанное. И ассоциация с мужским половым органом вполне объяснима: для того, чтобы использовать его по естественному назначению, ни сверхъестественных способностей, ни большого ума не требуется, но вот сделать им что-либо путное помимо этого не удавалось никому.

Как известно, наш «великий и могучий» не обделил вниманием и женский детородный орган: для обозначения всего позитивного и приятного в нём есть «народное» прилагательное «п…тый». И это тоже понятно: у большинства мужчин этот женский орган ассоциируется, пожалуй, с самым большим удовольствием, которое они испытывают в своей жизни. Кстати, этимология литературного слова «удовольствие» тоже имеет непосредственное отношение к половой сфере. Оно произошло от слияния двух старинных слов «уд» и «воля» (свобода). Корень «уд» содержится в современных словах «удочка», «удилище», а наши предки славяне словом «уд» называли ещё и мужской половой орган. Видимо, у славянских мужчин самое большое удовольствие («уда-вольствие») прочно ассоциировалось с возможностью беспрепятственно вступать в интимные отношения с каждой понравившейся женщиной.

4. Собственно сам факт колоссального разброса размеров, достигающий для вполне функциональных фаллосов 6-8 кратного (от менее чем 5 до более чем 30 см (здесь и далее размеры эрегированных)), говорит о том, что этот размер носит важную биосигнальную роль. Особенно – если учесть, что размеры остальных органов варьируют лишь примерно вдвое, а какой-то физиологической потребности в таком разнообразии фаллосов нет».

Не задерживая внимания на выяснении смысла загадочного словосочетания «физиологическая потребность в разнообразии фаллосов», попробуем согласиться с тем, что 6-8 кратный разброс размеров какого-либо органа «говорит о том, что этот размер носит важную биосигнальную роль». Но у женщин тоже есть орган, разброс размеров которого впечатляет ничуть не меньше – от нулевого до размеров обладательниц титула «Мисс грудь»! Вывод: автор статьи «Фаллос как зеркало иерархии» у лучшей половины человечества в долгу, и будет оставаться должником до тех пор, пока не напишет статью с названием «Грудь как зеркало женской иерархии».

Кстати, раз уж мы слегка коснулись темы сексиндустрии, следует обратить внимание на то, что в своей статье А. И. Протопопов совсем не упоминает о таком её жанре, как порнография. А это – как раз тот случай, когда «размер» действительно имеет значение! Вот только под порнографию очень сложно подвести инстинктивную базу – кастинги среди претендентов на главные роли проходят по вполне рациональному принципу: чем «крупнее», тем «порногеничнее». Да и приматы порнофильмов не снимают… И всё же трудно избавиться от подозрения, что именно этот «жанр» подсказал автору статьи «Фаллос как зеркало иерархии» идею «корреляции между размерами полового члена мужчины и его ранговым потенциалом».

А если серьёзно, учитывая, что среди всех ныне существующих приматов у людей самые крупные половые члены, и, предполагая, что они были заметно крупнее, чем и у ныне вымерших приматов прямоходящих (гоминид), то их размер, возможно, когда-то действительно сыграл в антропогенезе важную биосигнальную роль, став одним из тех видоспецифических признаков Homo sapiens, которые позволили ему не только генетически дистанцироваться от своей предковой формы, но и не скрещиваться с формами более архаичными. Так что, если у женщин действительно есть не всегда ими осознаваемая тяга к большим «размерам», то её истоки следует искать прежде всего в этом, а не в «корреляции между размерами полового члена мужчины и его ранговым потенциалом».

5. «Так как гениталии других людей мы видим редко, то непосредственно ориентироваться на них в построении отношений мы не можем физически…».

В статье А. И. Протопопов дважды затронул банную тему, ни разу не вспомнив при этом об одной народной мудрости, которая гласит: «В бане все равны!» Ведь, в сущности, именно этот трюизм он и пытается своей статьёй опровергнуть. Однако, чтобы сделать это по всем правилам научного метода, нужны опять же подтверждённые наблюдениями факты. Если же таких заслуживающих доверия фактов нет, их необходимо раздобыть самому. Но, судя по всему, автору статьи «Фаллос как зеркало иерархии» ходить по общественным баням и парилкам, беседуя с каждым из посетителей на предмет его социального положения и, хотя бы визуально, оценивая размеры его гениталий, тоже либо не хочется, либо не очень-то нужно.

Впрочем, А. И. Протопопов упустил из виду наличие двух больших категорий мужского населения, представители которых имеют возможность регулярно в банные дни созерцать половые члены друг друга: это – солдаты-срочники и заключенные, среди которых всегда устанавливаются жёсткие иерархические отношения. А так как подавляющее большинство представителей сильного пола имеет опыт пребывания хотя бы в одной из этих мужских компаний, то проверить в общих чертах, подтверждается или нет фаллическая концепция А. И. Протопопова наблюдениями, несложно: нужно просто расспросить об этом тех из своих родственников или знакомых, которым довелось проходить срочную службу в армии или побывать «в местах не столь отдалённых». Уверен, что идея «корреляции между размерами полового члена мужчины и его ранговым потенциалом» здорово позабавит как первых, так и вторых.

Пользуясь случаем, считаю необходимым предостеречь всех обладателей больших «членов», попавших под обаяние «фаллической» концепции А. И. Протопопова: оказавшись в армии или в тюрьме, ни в коем случае не пытайтесь перед однокашниками или сокамерниками бравировать размерами своего «мужского достоинства»! Впрочем, для тех, кто кроме статьи «Фаллос как зеркало иерархии», прочёл книгу В. Р. Дольника «Непослушное дитя биосферы», такое предостережение излишне. И всё-таки вот строки из неё:
«… Нам вполне понятен смысл такой часто наблюдаемой картины: павиан-доминант сидит на возвышении и управляет стадом с помощью мимики и жестов – хмурит брови, скалит зубы ("Если будешь продолжать делать, что не надо, – укушу"), грозит кулаком ("Прекрати, не то побью") и... хлопает рукой по своим половым органам ("Смотри, встанешь у меня в позу унижения"). Все эти жесты есть и у мужчин, и все они обозначают угрозу и ранговое превосходство.

Но человек обладает еще и речью. Она тоже стала употребляться с той же целью (возможно, как только возникла, – ведь и сейчас артель что-то вместе делающих мужчин успешно управляется с помощью одного лишь мата). Львиная доля ругательств черпается из запретной области. Среди них и вечная загадка для лингвистов: почему один мужчина угрожает другому невыполнимым и никогда не приводимым в исполнение спариванием?» [5].

Говоря проще, ваша «фаллическая» бравада всеми будет воспринята так, как если бы вы просто послали их «на три весёлых буквы». Со всеми вытекающими из этого последствиями.

6. Обладатели крупных членов более привлекательны для женщин, и чаще их удовлетворяют сексуально, однако причина такого явления – не в механике полового акта, а в ассоциированности размеров члена с ранговым потенциалом мужчины, от которого вышеуказанная привлекательность и удовлетворяемость и зависит. Причём ассоциированность эта двояка – с одной стороны, мужчина воспринимается как низко- или высокоранговый просто в силу обладания маленьким или большим членом (визуальный признак ранга), с другой – размер члена с определённой вероятностью действительно отражает биологически детерминированный РП мужчины, который виден и чувствуется и без созерцания его гениталий, что влечёт предпочтение для коитуса крупнофаллических мужчин без прямой оценки размеров их фаллоса».

Так ли на самом деле, что «обладатели крупных членов более привлекательны для женщин и чаще их удовлетворяют сексуально», самим женщинам, думается, виднее, и последнее слово в этом вопросе должно оставаться именно за ними. Да и дело тут собственно не в этом, а в том, что ставя знак равенства между успешностью «крупнофаллического» мужчины у женщин и его ранговым потенциалом, автор статьи тем самым смешивает две вполне самостоятельные вещи – тему интимных отношений между полами и тему иерархических взаимоотношений между мужчинами. И делает он это не только в виду отсутствия во втором случае каких-либо надёжно подтверждённых наблюдениями фактов «корреляции между размерами полового члена мужчины и его ранговым потенциалом». Но об этом – чуть ниже, а пока давайте посмотрим, даёт ли это что-нибудь в плане доказательства основного тезиса статьи «Фаллос как зеркало иерархии».

Итак, с одной стороны, автор утверждает, что способность мужчины удовлетворять женщин зависит от его рангового потенциала, а с другой – «размер члена с определённой вероятностью действительно отражает биологически детерминированный РП мужчины, который виден и чувствуется и без созерцания его гениталий». Но если «биологически детерминированный РП мужчины… виден и чувствуется и без созерцания его гениталий», то тезис о «корреляции между размерами полового члена мужчины и его ранговым потенциалом» оказывается здесь абсолютно лишним. А это значит, что привлекать тему интимных отношений между полами к его доказательству просто бесполезно.

Неужели добрую половину своей статьи А. И. Протопопов посвятил «влиянию размеров члена на половую жизнь» зря? Вряд ли. Но тогда – для чего? Думается, что ответ на этот вопрос содержится не только во вводной статье сайта ethology.ru, но и в самой статье «Фаллос как зеркало иерархии».

7. «…Фаллические темы являются одними из наиболее обсуждаемых и интересующих людей (и интерес этот доходит до откровенно нездорового)».

Вот это и есть, пожалуй, главный мотив, подвигнувший автора статьи к её написанию. Насколько осознанным он был, я утверждать не берусь, но то, что в другом – непрочности доказательной базы своей «фаллической» концепции – автор всё-таки себе отчёт отдаёт, вполне очевидно:
«Размер фаллоса – не столько причина высокого РП, сколько одно из его следствий. Это просто показатель, когда-то выбранный нашей эволюцией как удобный для быстрого анализа другими участниками группы. Фаллос – своего рода витрина мужского РП; и как и всякая витрина, он может не вполне адекватно отражать достоинства выставляемого товара… Поэтому можно говорить лишь о корреляции, но никак не однозначной зависимости между размером фаллоса и РП».

Но тогда вполне закономерно задать автору вопрос: почему для своей статьи он выбрал название «Фаллос как зеркало иерархии», а не «Фаллос как не очень достоверный знак власти», например? Ах, да: «витрина… не вполне может отражать достоинство выставляемого товара»! Теперь понятно. «Не будет того эффекта!» – так сказал бы в этой ситуации «великий комбинатор».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Судя по всему, ни для людей, ни для всех остальных приматов какой-либо острой необходимости в том, чтобы половой член был «неким условным знаком, на который другие члены группы могут ориентироваться», нет. Но значит ли это, что никакой «корреляции между размерами полового члена мужчины и его ранговым потенциалом» тоже не существует? Утверждать не берусь – специально не проверял, во всяком случае, мой собственный жизненный опыт этого не подтверждает. Может быть, такая корреляция и есть, однако, как видим, ни заслуживающих доверия фактов, ни убедительных аргументов, доказывающих это, автор статьи «Фаллос как зеркало иерархии» не приводит.

ЛИТЕРАТУРА.

1. И. С. Кон. Введение в сексологию. – М.: Медицина, 1990, с.82.
2. Дж. Гудолл. Шимпанзе в природе: поведение: Пер. с англ. – М.: Мир, 1992, с.429.
3. Дж. Гудолл. Шимпанзе в природе: поведение: Пер. с англ. – М.: Мир, 1992, с.429.
4. А. И. Протопопов. Трактат о любви, как её понимает жуткий зануда. – http://ethology.ru/library/?id=12.
5. В. Р. Дольник. Непослушное дитя биосферы. Беседы о поведении человека в компании птиц, зверей и детей. – СПб.: ЧеРо-на-Неве, Петроглиф, 2004, с.189.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2018. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций