ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


ЦЕРКОВЬ И ВРЕМЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 28 мая 2016
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




В период развития пролетарской революции в России церковь, являвшаяся крупнейшим помещиком и капиталистом, заняла ярко выраженную контрреволюционную, антинародную позицию и открыто разоблачила себя не только как защитника свергнутого самодержавия, но и как опору буржуазного Временного правительства, продолжавшего проводить обанкротившуюся политику царизма. В ходе революционной борьбы народные массы поднимались не только против капиталистов и помещиков, но и против тех, кто освящал их господство, - против церковников. В процессе этой борьбы происходило атеистическое воспитание народа. Огромную роль в этом имело разоблачение контрреволюционной политики православной церкви, проводившееся большевистской партией; оно заложило основы тех антирелигиозных тенденций, которые в полной мере получили развитие уже после Великой Октябрьской социалистической революции. Эти вопросы до сих пор не нашли еще достаточного освещения1 , между тем изучение их не только помогает углубленному пониманию революционной борьбы масс с Февраля по Октябрь, но и раскрывает антинародную деятельность контрреволюционных сил, противодействовавших этой борьбе. Кроме того, анализ этой проблемы важен и потому, что в настоящее время русская православная церковь стремится исказить фактическое положение и роль церкви в период подготовки Великой Октябрьской социалистической революции. Так, в издании "Русская православная церковь" утверждается: "С крушением самодержавия русская православная церковь на первых порах осталась административно ослабленной и не подготовленной к тому, чтобы немедленно самоопределиться в качестве независимого от государственного организма и установить самоуправление"2 . Церковь изображается здесь слабой, неорганизованной и уж, само собой разумеется, неспособной к каким-либо серьезным контрреволюционным акциям. Но так ли было на самом деле?

* Статьей Е. С. Осиповой журнал "Вопросы истории" открывает систематическую публикацию статей, обзоров, рецензий и других материалов по проблемам истории религии и атеизма.

1 Среди работ советских историков, затрагивающих эту тему, можно назвать следующие: Б. П. Кандидов. Церковь и Февральская революция. М. - Л. 1932; его же. Церковь после Февральской революции. "Антирелигиозник", 1931, N 7 - 8. Эти работы были рассчитаны на широкий круг читателей и носили скорее популярный, чем исследовательский характер. Некоторое внимание этой теме уделено также в монографии М. И. Шахновича "Ленин и проблема атеизма" (М. -Л. 1961). Более полно освещает позицию православной церкви между Февралем и Октябрем М. М. Персиц в книге "Отделение церкви от государства и школы от церкви в СССР" (М. 1958, гл. 6, стр. 79 - 98). Следует отметить, что до сих пор по данной проблеме нет ни одной специальной работы.

2 "Русская православная церковь". Изд-во Московской патриархии. М. 1958, стр. 7.

стр. 65
*

После победы Февральской революции Временное правительство в вопросе об отношении государства к церкви, и в частности сохранения церковно-монастырской собственности, не предприняло каких-либо кардинальных шагов. В программном документе "Обращение к гражданам", опубликованном от имени Временного правительства 7 марта 1917 г., была провозглашена отмена всех "сословных, вероисповедных и национальных ограничений". Таким образом, позиции православной церкви как государственной религии остались незыблемыми. Иначе и не могло быть, так как для буржуазии вопрос о мощном идеологическом союзнике, каким являлась церковь в период дальнейшего обострения революционной борьбы масс, имел особенно важное значение. Всякая перестройка церкви, даже если она носила характер буржуазной реформы, была в этих условиях нецелесообразна с точки зрения правящей верхушки. В официальном документе по этому поводу говорилось: "Временное правительство сознает себя впредь до выработки Учредительным собранием новых основных законов стоящим в тесной близости к делам и интересам православной церкви"3 .

Поэтому для правильной оценки политики Временного правительства по отношению к церкви нужно иметь в виду эту заинтересованность правительства с первых шагов его деятельности в идеологической поддержке церкви и стремлении обеих сторон к союзу. Тесная связь церкви и самодержавия накануне Февральской революции в значительной мере подорвала авторитет церкви. Падение самодержавия явилось прологом и падения политической основы церковного могущества. Однако церковь, стремясь подкрепить шатающийся под ней фундамент, попыталась использовать в своих целях и Февральскую революцию и силу государственной власти буржуазии.

С конца марта - начала апреля 1917 г. наблюдается повсеместное оживление деятельности церковных организаций: происходят многочисленные уездные и епархиальные съезды, которые выступают с воззваниями к народу о поддержке Временного правительства. 6 марта 1917 г. Синод опубликовал послание, в котором призывал "верных чад православной церкви" поддерживать Временное правительство4 . В определении от 7 - 8 марта 1917 г. было решено "возносить моления о благоверном Временном правительстве". Причина этой довольно быстрой переориентации, то есть перехода от поддержки царизма к поддержке Временного правительства, заключалась в том, что сама Церковь, как крупный помещик и капиталист, боялась развертывания революции, боялась народных масс, одним из основных требований которых было немедленное решение земельного вопроса, в частности ликвидация церковно-монастырского землевладения5 . Другой причиной была боязнь потерять связь с массами, так как самые широкие слои населения были за революцию, против царизма и верили в то время Временному правительству.

После назначения нового обер-прокурора Синода (им с 3 марта стал В. Н. Львов - крупный землевладелец из Саратовской губернии, член III и IV Государственных дум) была проведена некоторая "чистка" высших иерархических кругов церкви, причем были устранены только самые одиозные фигуры, связанные с Распутиным. Так, 6 марта был уволен митрополит петроградский Питирим, 8 марта - епископы Варна-

3 "Деяния священного Собора Российской православной церкви". Птгр. 1918. Кн. 1, вып. 2, деяние 2 (далее - "Деяния").

4 "Церковные ведомости", 1917, N 9 - 15, стр. 59.

5 По переписи 1907 г., в России было 1871 тыс. десятин церковных земель, 730 тыс. десятин монастырских, в личной собственности духовенства находилось 337 тыс. десятин (С. А. Каменев. Церковь и просвещение в России. М. 1930, стр. 21).

стр. 66
ва и Исидор, 20 марта - митрополит московский Макарий, 6 мая были удалены из епархии архиепископы черниговский Василий и саратовский Палладий и др.

Один из теоретиков кадетской партии по церковному вопросу, Н. Фиолетов, писал в 1917 г.: "Временное правительство вопреки настоянию некоторых общественных и церковных кругов не только сохранило, но и усилило обер-прокурорскую власть. На долю первого обер-прокурора обновленной России пала великая и ответственная задача: организовать церковную общественность"6 . "Организация церковной общественности" началась с указа Временного правительства Синоду 14 апреля, когда были уволены его старые члены и назначены новые. В Синод в его обновленном составе входили: архиепископ финляндский Сергий (будущий патриарх), стяжавший себе славу русификаторской политикой в Финляндии; экзарх Грузии Платон - черносотенец, известный своим участием в подавлении революции 1905 г. в Прибалтике; бывший глава православной церкви в Америке, епископ уфимский Андрей - будущий колчаковец, и т. д. В состав Синода были включены также представители белого духовенства - член Государственной думы Филоненко и настоятель Успенского собора Любимов. На этом, собственно, "чистка" была закончена, и Синод начал верно служить новой власти.

Большинство рядового духовенства также поддерживало буржуазно-помещичье Временное правительство, о чем свидетельствуют резолюции епархиальных съездов духовенства и мирян (в Москве, Киеве, Орле, Тамбове, Екатеринбурге, Пензе, Рязани, Одессе, Воронеже и Других городах). Так, при обсуждении политических партийных платформ духовенство Воронежской епархии "признало единственно приемлемым такие начала, которые люди могут найти только в программе партии народной свободы"7 . В официальном органе Синода "Всероссийском церковно- общественном вестнике" была опубликована статья под характерным названием - "Партия народной свободы - партия правды". Здесь неоднократно печатались рекомендательные списки политической литературы, касающейся текущих событий. В основном это были издания кадетской партии8 .

Кадетская партия была тем центром, вокруг которого объединились все реакционные силы, в том числе церковь. К моменту Февральской революции кадеты имели по церковному вопросу развернутую платформу. Церковный вопрос, в частности, был предметом специального обсуждения на 9-м съезде партии, который состоялся в июле 1917 года. Положения программы кадетов нашли яркое отражение в политике Временного правительства.

Временное правительство было против отделения церкви от государства. В тезисах 9-го съезда кадетской партии говорится (п. 1), что дальше провозглашения религиозной свободы кадетская партия идти не намерена. "Отношение русского государства к православной церкви и другим вероисповеданиям должно определяться последовательно проведенным началом свободы вероисповедания и культа"9 . Эта же тенденция нашла свое отражение и в постановлении "О свободе совести", которое было принято Временным правительством 14 июля. Этот документ в основном повторяет мартовское постановление "Об отмене вероисповедных и национальных ограничений".

Буржуазия проводила в жизнь принцип союза церкви и государства, понимая под положением о свободе совести лишь веротерпимость. В других пунктах программы кадетов закреплялось первенствующее по-

6 Н. Фиолетов. Церковь в обновленном государстве. М. 1919, стр. 12.

7 "Речь", 6 мая 1917 г., N 105.

8 "Всероссийский церковно-общественный вестник", 1917, N 49.

9 "Вестник партии народной свободы", 1917, N 11 -13, стр. 13.

стр. 67
ложение православной церкви среди других религий, ей было обещано покровительство со стороны закона и материальная поддержка. Обосновывалось это тем, что православная религия - "религия значительного большинства населения России"10 .

Лейтмотивом всей программы кадетов по церковному вопросу был принцип сохранения прочных связей церкви и государства, что было необходимо в борьбе против растущего революционного движения широких народных масс. Основная часть церковников шла за кадетской партией, но некоторая часть духовенства, выражая интересы мелкой буржуазии, пошла в смысле организации своим путем и объединилась в "Союз демократического духовенства и мирян"11 . Первоначально в его состав вошли священники, представители петроградской интеллигенции и мелкой буржуазии. Постепенно состав "Союза" расширялся, организовывались его филиалы на местах, его социальной базой стало сельское духовенство, которое выражало интересы кулацкой верхушки. Именно поэтому "Союз" практически поддерживал политическую платформу эсеров.

Основной своей задачей "Союз" считал демократизацию всех сторон жизни: "1. Демократизм церкви, т. е. активное участие каждого члена церкви во всех сторонах ее жизни. 2. Демократизм политический - активное участие всего народа в устроении и управлении страны на основе всеобщего равноправия и свободы совести. 3. Демократизм социально-экономический, т. е. установление справедливого отношения между трудом и капиталом и признание прав на землю за трудящимся народом"12 . Перед нами не программа демократических преобразований, а демагогические посулы, рассчитанные на одурачивание широких народных масс фразами о справедливости. Деятельность "Союза демократического духовенства и мирян" была направлена против подлинных революционных преобразований и способствовала достижению классовых целей буржуазии. Многие члены партии эсеров, энесов, трудовиков были одновременно и членами "Союза демократического духовенства и мирян". И наоборот, дьяконы, псаломщики, священники часто являлись членами партии эсеров.

Демократическое совещание, состоявшееся в сентябре 1917 г., еще раз подтвердило наличие блока между соглашательскими партиями и "Союзом демократического духовенства и мирян". Призыв к "единству во имя торжества справедливости", то есть призыв к классовому миру, был основным мотивом выступления лидера "Союза" Введенского на этом совещании.

Как демократически настроенные священники, так и духовенство, придерживавшееся более правой ориентации, и скрытые монархисты были едины в одном: являлись противниками революционного движения. Духовенство в целом тормозило углубление и развертывание революции в стране. Разница между отдельными его группами заключалась лишь в методах борьбы с революционным движением. Оказывая всемерную поддержку Временному правительству, реакционные церковные круги продолжали исподволь насаждать и монархические идеи, видя в них оружие в борьбе с революцией. Примером этого может служить сфабрикованное в августе 1917 г. "чудо" в селе Коломенском, где вдруг "чудесно обрелась" икона "державной богородицы", которая якобы повелевала восстановить царя. Для более широкой пропаганды подобного "повеления" иконы духовенство проводило в Коломенском многочисленные молебны. Успеха эта затея почти не имела; она лишний раз показала на-

10 Там же.

11 Впоследствии, в 20-х годах, из этого "Союза" выросло движение церковных "обновленцев".

12 "Дело народа", 25 марта 1917 г., N 9.

стр. 68
роду истинные устремления и симпатии церковников, выявила их контрреволюционную сущность.

*

Развернувшееся в стране массовое аграрное движение шло под лозунгом безвозмездного отчуждения в пользу крестьян государственных, частновладельческих и церковно- монастырских земель. Если обратиться к официальным источникам того периода, то видно, насколько широким был размах этой борьбы. Наиболее полные данные в этом отношении дают отчеты главного управления по делам милиции министерства внутренних дел, куда поступали "сведения о выдающихся происшествиях в правонарушениях и общем положении дел на местах". За период с апреля по октябрь 1917 г. случаи выступлений крестьян против церковно-монастырского землевладения имели место в 51 губернии, причем особенной остротой отличалась борьба крестьян Центральной России, а также юга страны и Украины, где больше всего чувствовалась нехватка земли.

В первые месяцы после Февральской революции, в марте - апреле, движению были присущи более мирные формы. В это время крестьяне еще стремились договориться с духовенством о сдаче земель в аренду, требовали понижения арендной платы на землю, покосы, леса или возврата арендных денег. Захватывались лишь земли монархистски настроенных священников и церковных старост. Так, в Ананьевском уезде, Херсонской губернии, был арестован местный священник, а его земля отобрана в пользу крестьян13 . В разных местах Рязанской губернии, в селах Гагарине (Раненбургского уезда), Плахине и Колесникове (Михайловского уезда), Крутицы (Спасского уезда) и Аграфениной пустыни (Рязанского уезда), еще в середине марта крестьяне вынесли решения об удалении священников14 . Кроме того, крестьяне отказывались от платы за требы и решили обратить в свою пользу землю причта15 .

Начиная с мая случаи крестьянских выступлений против частновладельческих и церковно-монастырских земель участились. Порой это происходило с одобрения местных земельных комитетов. В частности, сведения об этом имеются по Воронежской губернии. "Все эти действия, - говорится в одном из документов, - совершаются часто согласно постановления или с одобрения волостных, а иногда и уездных комитетов"16 , причем "местные прихожане подстрекаются неблагонамеренными лицами"17 .

Преодолевая сопротивление помещичье-буржуазных и кулацких элементов, эсеров и представителей сельского духовенства, пролетарская партия на основе решений VII (Апрельской) конференции РСДРП (б) использовала разнообразные средства для агитации и политико-организационной работы среди крестьянских масс (печатная пропаганда, организация землячеств, посылка в деревню агитаторов и т. д.). "...Земля, возвращенная от царя и царской семьи, от причтов я монастырей, немедленно должна быть объявлена собственностью всего народа", а крупные имения должны быть переданы "в управление деревне - рабочим и необеспеченному крестьянству"18 , - писал в статье "Деревенские вопросы" один из видных деятелей большевистской партии, И. И. Скворцов-Степанов.

После июльских событий и наступления реакции крестьянское дви-

13 "Крестьянское движение в 1917 г.". М. -Л. 1927, стр. 22.

14 Государственная библиотека СССР имени В. И. Ленина. Рукописный отдел (далее - ГБЛ. РО), ф. 60, папка 4, д. 2, л. 5 об., стр. 10.

15 Там же.

16 "Крестьянское движение в 1917 г.", стр. 47.

17 Там же, стр. 46.

18 "Известия Советов рабочих депутатов" (Москва), 8 апреля 1917 г., N 29.

стр. 69
жение приняло более острые формы. Повсеместно происходил захват церковных земель и инвентаря. Так, в Можайском уезде, Московской губернии, крестьяне захватили земли и покосы Владимиро-Екатерининского монастыря19 . Крестьяне Козмодемьянского и Лаишевского уездов, Казанской губернии, также отобрали земли монастырей и принтов20 . Земельные собственники, союз духовенства, союз торговых промышленников Тульской губернии просили прислать кавалерию для "усмирения анархии" в губернии21 .

Временное правительство принимало меры к тому, чтобы оградить от натиска народа церковную и монастырскую собственность. Так, например, в циркуляре главного управления милиции министерства внутренних дел 7 октября указывалось: "Мы признаем необходимость неослабной охраны церквей и монастырей и их собственности"22

На всех этапах от Февраля к Октябрю церковь оказывала всемерную поддержку правительству в деле "успокоения" масс. В этом отношении особенно показательны решения многочисленных епархиальных съездов духовенства и мирян. Так, из материалов Рязанского экстренного епархиального съезда (22 - 26 марта) видно, что "в разных местах епархии прихожане решили обратить в свою пользу церковно-причтовую землю, поэтому необходимо воздействовать на прихожан в духе кротости и христианской любви" и рекомендовать "только в исключительных, крайне тяжелых случаях, искать защиты со стороны"23

Основным мотивом большинства воззваний по земельному вопросу, с которыми церковь обращалась к пастве, являлось "воздержание от захватнических действии". Воззвания обычно подчеркивали, что эту проблему может решить только Учредительное собрание24 . В то же время в своих решениях епархиальные съезды не могли не отразить и устремления крестьянства в аграрном вопросе, что само по себе ясно указывало на боязнь церковных властей революционного движения крестьянства и на стремление подчинить это движение своему влиянию. Так, в резолюции Херсоно- Одесского чрезвычайного епархиального съезда отмечалось: "Распределение земельных богатств в настоящее время несправедливо и далеко не равномерно для трудящейся земледельческой массы. Поэтому, приветствуя народное стремление к равномерному и справедливому распределению всех земель без новых тяжелых потрясений и жертв несправедливости и насилия, церковь молит бога о скорейшем безболезненном разрешении этого тяжелого назревшего вопроса народной жизни, окончательное решение которого подлежит Учредительному собранию, с тем, однако, чтобы купля и продажа и спекуляция землей были воспрещены законом"25 .

В значительной степени принятию аналогичных резолюций также способствовал и состав съездов, где были представлены в основном дьяконы, низший клир и миряне, чаще всего представители кулацкой верхушки26 .

Церковные круги, противодействуя стремлению крестьян ликвидировать монастырское и церковное землевладение, стремились теоретиче-

19 "Крестьянское движение в 1917 г.", стр. 239.

20 Там же, стр. 221.

21 Там же, стр. 322.

22 Там же. Приложение 34.

23 ГБЛ. РО, ф. 60, папка 4, д. 2, л. 6, стр. 11.

24 Там же, папка 4, д. 4, л. 3, стр. 5; д. 3, л. 8, стр. 15.

25 Там же, папка 4, д. 3, л. 7 об. - 8, стр. 14 - 15. Тем же путем демагогии и обмана, кстати, шло и Временное правительство, принявшее под давлением крестьянского движения и Всероссийского съезда крестьянских депутатов решение о временном прекращении сделок на землю.

26 Там же, папка 4, д. 8, лл. 8 - 9, стр. 14 - 18. Так, из 94 депутатов Рязанского экстренного епархиального съезда было 23 священника (из них три протоиерея), 37 дьяконов, 33 псаломщика

стр. 70
ски обосновать неотчуждаемость церковных земель. С этой точки зрения интересна передовая статья, опубликованная во "Всероссийском церковно-общественном вестнике". Основная мысль статьи заключалась в том, что монастырские земли должны стать общецерковными, тогда легче будет доказать невозможность их отчуждения, ибо само "монастырское землевладение стоит в противоречии с принципом монашеской нестяжательности, и благодаря этой принципиальной уязвимости церковь может лишиться ценного достояния", и "если монастырская собственность найдет мало защитников, то церковная, без сомнения, встретит поддержку у масс православного народа"27 . Таким образом, церковь здесь в целом мыслится как институт надклассовый. Вместе с тем, чувствуя шаткость своих позиций, авторы статьи заявляют: "Земля нужна народу - пусть берет. Но за взятое имущество должно быть другое обеспечение церковных потребностей"28 , - то есть отдача земли санкционировалась, но на выгодных для церкви условиях.

Наряду с движением за решение земельного вопроса в деревне наблюдался и другой процесс, который также свидетельствовал о наличии в крестьянской среде антиклерикальных устремлений. Речь идет о резком недовольстве крестьянства в связи с освобождением монахов от мобилизации в армию. Примечательна резолюция собрания крестьян Псковской губернии, где они требуют "призыва в армию монашествующих лиц и буржуев, которые как трутни-тунеядцы поедают хлеб, а сами его не производят". Крестьяне требовали призвать этих лиц "как ничего не дающий элемент, как вредный делу революции, организующий контрреволюцию и раздоры среди рабочих и солдат"29 .

Антинародный характер политики церковников особенно ярко проявился в вопросе о войне. Для того, чтобы держать в повиновении армию, состоявшую в своем большинстве из крестьян, и заставить народ продолжать войну, буржуазии было необходимо убедить солдат в том, что война ведется якобы в целях спасения завоеваний революции. Особую роль в деле убеждения солдатских масс играло военное духовенство, которое было довольно многочисленно (около 5 тыс. человек)30 .

Церковники на все лады прославляли войну. И в печати и в решениях проходивших повсеместно епархиальных съездов духовенства и мирян церковь призывала население "напрягать все силы разума и воли для защиты отечества в эти грозные дни и дать правительству и армии все, что нужно для организации победы"31 . В решении рязанского съезда говорилось: "Духовенство единогласно постановило... употребить все силы пасторского воздействия на народ... в дружном напряжении всех сил для решительной победы над врагом нашего отечества, христианской культуры, свободы и прав человечества"32 . Ратуя за продолжение империалистической бойни, церковь выступала как активная сила в борьбе с дезертирством и братанием солдат (последнее приняло массовый характер в период празднования пасхи).

В целях продолжения войны Временное правительство ввело так называемый "заем свободы", проведению которого всемерно содействовала церковь. В специальном определении Синода от 29 марта "О содей-

27 "Всероссийский церковно-общественный вестник", 1917, 18 июня, N 51, стр. 1.

28 Там же.

29 "Революционное движение в России в мае - июне 1917 года". М. 1958, N 381, стр. 434.

30 Газета "Свободная церковь", 1917, 15 июня, N 11.

31 ГБЛ. РО, ф. 60, папка 4, д. 5, л. 2, стр. 4.

32 Там же, д. 2, л. 2, стр. 4.

стр. 71
ствии со стороны духовного ведомства успешному распространению займа свободы" особое внимание уделялось вопросу пропаганды займа среди широких масс населения. Городскому и сельскому духовенству, а также учителям церковноприходских школ вменялось в обязанность разъяснять "значение займа, как важной государственной задачи"33 . В том же документе предписывалось церковным учреждениям все свободные деньги обращать на приобретение облигаций34 . В поддержку займа высказывались и епархиальные съезды (орловский, подольский, владимирский и многие другие).

Следуя этим указаниям, церкви и монастыри отчисляли в пользу займа некоторую часть своих доходов, но, по официальному признанию, распространялся он довольно туго, а в деревне - совсем плохо35 . Рабочие, солдаты, крестьяне видели в займе новое подтверждение стремления буржуазии продолжать грабительскую войну; поэтому в большинстве резолюций разных общественных организаций (полковых комитетов, рабочих собраний) поддержка займа решительно отклонялась. Эти резолюции требовали, чтобы заем был покрыт не только из средств капиталистов, нажившихся на войне36 , но и путем изъятия церковных капиталов37 .

Церковники понимали, что требованию масс об изъятии капиталов духовных организаций нужно противопоставить меру, которая отвлекла бы внимание народа от этого вопроса и спасла бы основные доходы церкви. В этой связи представляет интерес распоряжение епископа Иоасафа Московской духовной консистории от 27 апреля 1917 г. о передаче церковных ценностей на нужды войны, в котором указывалось, что изыматься должны "неодушевленные церковные ценности, не относящиеся до существа церковно- религиозной жизни" с обеспечением "интересов археологической науки и отечественного искусства"38 . Таким образом, здесь мы видим переход от широковещательного заявления о помощи государству для победы "над внешним врагом" к изъятию лишь "вышедших из церковного употребления ветхих предметов"39 . Такова позиция по вопросу о займе одного из руководителей православной церкви, отражавшая общую тенденцию высшего духовенства.

Выражением роста антивоенных, а также антиклерикальных настроений среди солдатских масс, измученных бессмысленной трехлетней войной, была ненависть к паразитирующему духовному сословию, державшему за монастырской стеной тысячи годных к военной службе мужчин40 . Многие резолюции полковых комитетов и собраний требовали, чтобы в армию, на фронт были мобилизованы монахи до 40 лет как "не приносящие ни малейшей пользы народу"41 , чтобы "всех монахов, годных к несению военной службы, призвать немедленно на фронт"42 , привлечь "к тягостям войны всех монахов, за исключением принявших схиму"43 .

Антиклерикальные настроения среди солдат были настолько сильны, что Временное правительство было вынуждено в изданную 11 мая

33 "Церковные ведомости", 1917, N 9 - 15, стр. 70.

34 Там же.

35 "Красный архив", 1926, N 2/15, стр. 57.

36 "Революционное движение в России в апреле 1917 г.", М. 1958, N 347, стр. 395.

37 Там же, N 481, стр. 513; N 492, стр. 523; N 498, стр. 98; "Революционное движение в России в мае - июне 1917 г.", N 109, стр. 162.

38 Архив Всесоюзного объединения книжной торговли, ф. ГАИЗ. И. Шпицберг. Церковь в период гражданской войны, стр. 36.

39 Там же.

40 Число монахов и послушников к 1917 г. было около 20 тысяч. Из них послушников насчитывалось 9485 человек ("Всеподданнейший отчет обер-прокурора св. Синода за 1914 г.". Птгр. 1915, стр. 116).

41 "Революционное движение в России в апреле 1917 г.", N 454, стр. 489.

42 Там же, N 498, стр. 528.

43 Там же, N 472, стр. 506.

стр. 72
"Декларацию прав солдата" включить несколько пунктов, относящихся к религиозному вопросу. В "Декларации", в частности, говорилось, что только "во внеслужебное время каждый военнослужащий имеет право свободно и открыто высказывать устно, письменно или печатно свои политические, религиозные, социальные и прочие взгляды"44 . Всероссийская конференция фронтовых и тыловых военных организаций РСДРП (б) оценила эту "Декларацию" как документ, являющийся на деле "декларацией бесправия солдат"45 .

Стремление как тылового, так и военного духовенства к "воздействию на воинов для пробуждения и укрепления в них патриотического воодушевления" не давало должных результатов. Происходило обратное. О падении религиозных настроений среди солдат говорят многочисленные донесения в Синод и сообщения представителей духовенства, которых специально посылали в действующую армию для "поднятия обороноспособного духа". Так, священник Введенский, выступая на собрании "Союза демократического духовенства и мирян", сообщил, что "на судах Балтийского флота замечается падение религиозности. На одном из броненосцев матросы выбросили иконы за борт и священника удалили с судна"46 . Удаление священников имело место во многих воинских частях. В связи с этим летом 1917 г. были созваны съезды военного духовенства Юго- Западного, Северного и других фронтов, где вопросу о "воздействии на воинов" было уделено основное внимание. Здесь же были разработаны подробные планы, которые предусматривали беседы и проповеди, бесплатную раздачу религиозных листков и т. д.47 . О действительном отношении солдатских масс к религии убедительно свидетельствует и следующее высказывание одного из солдат: "О боге не вспоминали. Некогда было заниматься небесными делами, когда всплыл грандиозный ворох неотложных дел земных"48 .

Церковники же в своих проповедях пытались совместить лицемерные идеи братолюбия с шовинистической пропагандой войны против "супостата". Разоблачая эти настроения духовенства, солдаты 64-й пехотной дивизии писали военному министру: "Мы, солдаты, имеем честь покорно просить вас и вашего распоряжения как можно скорее заключить мир"; и далее: "И на что эта война? На что нам чужое, если у нас много своего? Сам Спаситель сказал: "не бери у брата твоего, если нет у него, то дай ему". Зачем же нам тогда идти против слова господа нашего Иисуса Христа и убивать друг друга?"49 .

Большое значение в разоблачении контрреволюционной политики церковников, освобождении народа от религиозных пут имела политика большевистской партии, ее пресса. В период от Февраля к Октябрю в газетах "Правда", "Социал-демократ", "Солдатская правда", "Деревенская правда" и других постоянно печатались статьи Е. М. Ярославского, И. И. Скворцова-Степанова, В. Д. Бонч-Бруевича и других50 , в которых они, касаясь церковных вопросов, основное внимание уделяли отстаиванию программных установок партии в части свободы совести, отделения церкви от государства и т. д. Большое место занимало разоблачение тактики духовенства при разрешении аграрной проблемы. Церковь

44 "Вестник Временного правительства" N 54 (100), 14 (27) мая 1917 г., стр. 1.

45 "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК" Ч. I. М. 1954, стр. 360.

46 "Свободная церковь", 19 августа 1917 г., N 16, стр. 2.

47 "Вестник военного и морского духовенства", 1917, N 11 -12, стр. 214 - 257.

48 В. О. Василенко. Офицеры в рясах. М. 1933, стр. 63.

49 "Революционное движение в России в апреле 1917 г.", N 463, стр. 498.

50 См. В. Д. Бонч-Бруевич ("Известия" Петроградского Совета, N 13, 22 марта 1917 г.); И. И. Скворцов-Степанов ("Правда" 5 марта 1917 г.; "Рабочий путь" 27 сентября; "Социал-демократ" 13 октября; "Известия" Московского Совета 25 марта и 8 апреля 1917 г.).

стр. 73
разоблачалась как выразитель контрреволюционных тенденций, прикрывая слащавыми речами о кротости и христианском миролюбии свою антинародную политику.

Церковники в своих изданиях ("Церковная правда", "Свободная церковь", "Московский церковный голос", многочисленные "Епархиальные ведомости") обрушили на большевистскую партию потоки лжи и клеветы. Церковные газеты и журналы на все лады перепевали избитую фальшивку о "связи" большевиков с немцами. В демагогических целях один из ведущих церковных органов характеризовал роль большевистской партии в июльских событиях как изменническую, антипатриотическую, называя большевиков "авангардом кайзера"51 . Особое усердие в этом смысле проявляли сельские священники. В своих проповедях и выступлениях на сельских сходах и собраниях они не скупились на самую низкую клевету по адресу большевиков, стараясь обмануть неискушенные крестьянские массы. Характерен рассказ Д. Калугина, который по заданию ЦК РСДРП (б) ездил по Московской губернии и побывал на 37 сельских сходах. На одном из них выступал священник, говоривший о появлении антихриста-большевика; он подчеркивал, что большевики - богатые люди, подкупленные немцами. Когда Д. Калугин начал выступать, то крестьяне, узнав, что он большевик, сначала не хотели его слушать; но затем Д. Калугин овладел вниманием собравшихся и сошел с трибуны под аплодисменты. Священника, пытавшегося выступить вновь, крестьяне под крики "Долой попа!" прогнали с трибуны52 . Такие случаи были не единичны.

Выступая против клеветы по адресу большевиков, МК РСДРП (б.) и областное бюро ЦК выпустили листовку, где говорилось: "Долой большевиков! - говорит помещик. Долой большевиков! - кричит фабрикант. Долой большевиков! - кричат царские генералы. Долой большевиков! - скажет вам поп... потому он скажет это, что мы раскрываем глаза народу на обман поповский... Из государственной казны платят им за этот обман, да еще берут с живого и с мертвого"53 .

Церковники принимали активное участие и в непосредственном вооруженном подавлении выступлений народа. При полной поддержке духовенства была разгромлена июльская демонстрация. Когда демонстранты шли по улицам Петрограда, то по сигналу церковных колоколов с крыш домов по ним был открыт пулеметный и ружейный огонь; так было, например, на Садовой улице и Литейном проспекте. Рабочие Путиловского завода были обстреляны с колокольни одной из церквей на Сенной улице.

12 июля Синод принял специальное послание относительно июльских событий, в котором большевики были представлены как люди, "заглушающие ростки желанной свободы", сеющие "хищения, грабежи, разбой, насилие"54 . В контрреволюционную манифестацию были превращены 15 июля похороны восьми казаков, убитых в июльские дни. В этот день в Петрограде был объявлен траур, не работали транспорт и магазины. Духовенство во главе с архиепископом Платоном "принимало в этой затее самое активное участие. Здесь же присутствовал весь кабинет министров во главе с Керенским, члены Государственной думы, представители различных буржуазных организаций, воинские части, делегаты союзных войск и т. д. Это были дни, когда "контрреволюция, - по словам В. И. Ленина, - организовалась, укрепилась и фактически взяла власть в государстве в свои руки"55 .

51 "Голос свободной церкви", 28 июля 1917 г., N 65.

52 "Деревенская правда", 25 октября 1917 г., N 10.

53 "Листовки Московской организации большевиков 1914 - 1925 гг.". Москва. 1954, стр. 85 - 86.

54 "Церковный вестник", 1917, N 30, стр. 232 - 233.

55 В. И. Ленин. Соч. Т. 25. стр. 157.

стр. 74
Состоявшееся в Москве с 12 по 14 августа Государственное совещание было открытой консолидацией всех контрреволюционных сил страны, включая и реакционную часть духовенства, которое было представлено на нем одним из наиболее ярых черносотенцев - архиепископом Платоном. Аналогичную картину представлял и поместный Собор российской православной церкви, открытый в Москве 15 августа. Эта общность двух контрреволюционных форумов отмечалась и в большевистской прессе. Так, "Социал- демократ" писал: "Не успело разъехаться одно воронье (имеется в виду Государственное совещание. - Е. О.), как слетелось другое: с 15 августа в Москве заседает Всероссийский церковный собор"56 .

Церковные иерархи торопились с созывом Собора, который должен был к открытию Учредительного собрания решить основные вопросы церковной жизни. По их мнению, церковь должна была предстать на Учредительном собрании "не в качестве просительницы, принимающей от него то, чем ему милостиво заблагорассудится подарить ее, а в качестве по крайней мере равномерной ему силы, ему предлагающей к принятию свое решение, хотя бы не совсем приятное для неверующей части его"57 . В этих словах видно властное притязание церкви на руководящую роль в делах государства.

Буржуазно-помещичьи круги стремились использовать авторитет Собора для пропаганды контрреволюционных идей среди верующего населения, особенно среди крестьян, усилить при помощи церковников борьбу со все возрастающим революционным движением. Приветствия Собору от Временного правительства, Государственной думы, от Комитета Думы по делам православной веры, от главнокомандующего генерала Корнилова подчеркивали, что от Собора ждут не только актов, реформирующих церковь, но и "примирения" и объединения всех русских людей58 ; "церковь должна откликнуться, - говорилось в одном из приветствий, - и всеми силами должна войти в великую задачу спасения и объединения родины"59 . Кроме того, Временное правительство щедро субсидировало работу Собора. Из государственных средств ему было отпущено 2 миллиона рублей60 .

Состав Собора также отражал настроения церкви в деле усиления контрреволюционных действий. Из 569 его членов не было ни одного рабочего; 20 крестьян представляли в основном кулацкий элемент; остальные участники Собора принадлежали к титулованной знати(11), являлись царскими чиновниками (130), фабрикантами (20), представителями буржуазной интеллигенции (69), царскими офицерами и генералами. Руководил работой Собора реакционный епископат. На Соборе присутствовали 10 митрополитов, 70 архиепископов и епископов, 15 архимандритов. Кроме того, членами Собора были 72 протоиерея и 50 священников61 . Среди делегатов находились и архиреакционные, черносотенные элементы духовенства, которые после Февральской революции были удалены из епархии.

Особое место в деятельности Собора занимал вопрос о пропаганде. Под этим углом зрения и нужно рассматривать послания и воззвания Собора. Момент, выбранный церковниками для обнародования этих документов, был приурочен к корниловскому мятежу, в подготовке которого высшее реакционное духовенство принимало активное участие. За несколько дней до мятежа Собор послал генералу приветственную теле-

56 "Социал-демократ", 19 августа (1 сентября) 1917 г., N 136.

57 "Всероссийский церковно-общественный вестник", 1917, 20 мая, N 30, стр. 3.

58 "Деяния". Кн. 1, вып. 2, стр. 35.

59 Там же, стр. 36.

60 Там же, стр. 57 - 58.

61 "Безбожник", 1928, N 2, стр. 21 - 24.

стр. 75
грамму и икону для "подкрепления духа", а после разгрома мятежников обратился к правительству с призывом "щадить жизнь побежденных"62 .

Разоблачению прокорниловской политики Собора была посвящена листовка Московского и Петроградского комитетов РСДРП (б): "Вот ввели смертную казнь для солдат по требованию генерала Корнилова: они тогда молчали, даже одобряли это, говорили, что поднявший меч от меча погибнет; а то, что кровь народная ручьем льется четвертый год, - они против этого не восстали именем Христа. А теперь, когда генерал Корнилов предал весь народ, приготовил для него гибель, церковный собор говорит: не убий. Вот этот-то обман их мы раскрываем и то, что они всегда помогали держать народ в темноте да в кабале"63 .

После разгрома корниловского мятежа Собор приступил к решению вопроса "О высшем церковном управлении"; фактически речь шла о восстановлении патриаршества, которое, по мнению участников Собора, диктовалось потребностью в сильной церковной власти, так как "никакую войну нельзя вести без вождя"64 .

Церковь выступила как непримиримый враг Октябрьской революции. Буквально на следующий день после победы Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде Собор решил немедленно восстановить патриаршество, так как "события текущей жизни повелительно требуют не медлить с этим вопросом"65 . 5 ноября 1917 г. патриархом был избран Тихон (Василий Белавин), бывший активный деятель черносотенного Союза русского народа. По замыслу Собора патриарх должен был сплотить вокруг церкви все силы, выступающие против Советской власти.

Таким образом, к моменту Великой Октябрьской социалистической революции церковь как институт являлась одним из наиболее организованных отрядов контрреволюции, имела весьма разветвленный аппарат, большую сеть печатных органов. Поместный Собор был постоянно действующим центром церковной контрреволюции, ее своеобразным штабом.

Политика духовенства в период развития пролетарской революции в России обнажила реакционную, контрреволюционную сущность деятельности церковников, способствовала росту антиклерикальных настроений среди трудящихся масс до Октябрьской революции, а также успешному проведению широкой атеистической агитации и пропаганды после Октября, что явилось важным этапом в подготовке и проведении в жизнь декрета Советской власти об отделении церкви от государства и школы от церкви.

62 "Деяния". Кн. 1, вып. 3, деяние 13, 13 августа, стр. 158.

63 "Листовки Московской организации большевиков 1914 - 1925 гг.", стр. 85.

64 "Деяния". Кн. 2, деяние 26, стр. 295.

65 "Деяния". Кн. 3, деяние 31, стр. 3.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2017. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций