ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


ЮЛИАН-ОТСТУПНИК

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 25 октября 2016
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




С давних пор не ослабевает интерес к фигуре Флавия Клавдия Юлиана, последнего римского императора-язычника, тщетно пытавшегося остановить победное шествие христианства в державе Цезарей. К этому "еретику" христианские попы испытывали бешеную ненависть. "Отцы церкви" прозвали его "Отступником" ("Апостата"). Они изображали Юлиана кровожадным чудовищем, новым Навуходоносором, Иродом, погрязшим в жестокостях и разврате. Споры буржуазных историков разных направлений вокруг личности Юлиана не прекратились и поныне. Еще просветители XVIII в. видели в Юлиане одного из первых представителей философского свободомыслия. Клерикально же настроенные авторы резко осуждали его за попытку возродить веру в языческих богов.

Необычная судьба Юлиана, стоявшего как бы на грани двух миров - языческого и христианского, издавна привлекала также внимание художников, драматургов, писателей. Генрик Ибсен в своей эпической трагедии "Кесарь и галилеянин" изобразил пор-

стр. 216
фироносного "еретика" как героически-бунтарскую личность, не сумевшую понять веления времени и потому боровшуюся с той религией, которую в действительности он должен был бы защищать. У русских читателей интерес к жизни и деятельности Юлиана- Отступника особенно возрос после выхода в свет популярного одноименного романа Д. С. Мережковского (1894 г.), написанного с реакционно-мистических позиций. Следуя своей излюбленной идее об "извечной борьбе Христа и Антихриста", декадент Мережковский превратил Юлиана в религиозного неврастеника, колебавшегося между ненавистью и любовью к Христу.

Кем же был на деле Юлиан, правивший менее двух лет (с 361 г. по 363 г. н. э.), но тем не менее не забытый по сей день? Только знание и анализ событий той эпохи могут дать ответ на этот вопрос. Как повествует христианская легенда, император Константин, прозванный церковью впоследствии "Великим", "Святым" и "Равноапостольным", перед битвой со своим соперником Максенцием под стенами Рима якобы увидел крест и начальную букву имени Христа с надписью: "Сим победиши!" Уверовав в благоприятный для него смысл знамения, Константин распорядился изобразить крест на щитах своих воинов, после чего разбил Максенция 28 октября 312 г. в сражении у Мильвийского моста. Сам Максенций во время бегства утонул в Тибре, его армия перестала существовать, а торжествующий Константин решил и в дальнейшем пользоваться поддержкой нового, христианского бога. В 313 г. Константин и его соправитель Лициний встретились в Милане и издали эдикт, который, если верить исторической традиции, отменил в Римской империи гонения на христиан и уравнял эту религию с другими распространенными тогда культами. Преемники Константина были уже ревностными христианами, окончательно утвердившими союз государства с новой церковью. Однако весь этот рассказ о Миланском эдикте не более чем легенда1 .

Победа христианства как официальной религии объяснялась закономерными внутренними причинами, прежде всего глубокими изменениями в общественно-политическом строе поздней Римской империи, в силу которых торжество последователей монотеизма становилось исторической необходимостью. Император Константин осуществил ряд государственных реформ, начатых еще его предшественником Диоклетианом и заложивших основы политической системы "домината". Отныне император уже не рассматривался лишь как "принцепс", то есть официально только как "первый" среди равных. Теперь он стал божественно-величественным, недоступным для простых смертных господином ("доминус"). При его появлении все должны падать ниц. В его присутствии нельзя сидеть. Поэтому придворный совет называется "консисторией" (то есть местом, где все стоят). Император показывается подданным в роскошных багряных, расшитых золотом, серебром, жемчугом и драгоценными камнями шелковых и парчовых одеждах. На голове у него - сверкающая жемчужная диадема или золотой венец, изображающий солнечные лучи. Императора окружают тысячи придворных и слуг. Его особа и все, что с ним связано, считаются священными. Воля императора - единственный источник права, любое его желание - закон. В таких условиях христианство, освящающее своим авторитетом жестокий произвол "помазанника божьего", стало необходимым дополнением его самодержавной власти, как это окончательно утвердилось в конце IV в., при Феодосии I.

Признание христианского учения языческим государством было облегчено также теми внутренними преобразованиями, которые ко времени Константина наметились внутри общин сторонников новой религии. К началу IV в. социальная сущность христианства изменилась: это не была уже больше религия угнетенных и рабов, как в самом начале н. э. В обстановке общего кризиса империи христианство стало привлекать к себе и людей зажиточных. В итоге старый принцип "легче канату пройти через игольное ушко, чем богатому войти в царство небесное" был отвергнут и заменен призывами к благотворительности. В III в. сложилась могущественная и централизованная церковная организация с епископами, дьяконами, пресвитерами, со строгой дисциплиной и безоговорочным подчинением "стада Христова" своим пастырям. Церковь сама стала искать союза с императорской властью, призывая верующих воздавать "кесарево кесарю, а божье богу". Честолюбивый и жестокий Константин проявил лишь политическую дальновидность, став более последовательно покровительствовать новой религии, которая не только объявляла божественной его власть, а и обещала всем "страждущим и обремененным", но покорным, загробное воздаяние. Признание христианской церкви римским государством и прочный союз с нею были, таким образом, исторически обусловлены. Христианство отвергло одновременно старую обрядность. Оно отменило жертвоприношения, свело к минимуму официально признаваемые различия между народностями, объявило всех верующих "братьями во Христе" и сохранило демократическую фразеологию. В этом была одна из причин его торжества над другими распространенными в империи, тоже восточными, мессианистическими культами (верованиями, в которых центральной фигурой был Мессия - "помазанник", "божественный спаситель").

Тем не менее, несмотря на всю свою силу, христианская идеология не смогла одержать без борьбы окончательную победу над язычеством, за спиной которого была древняя традиция. При Константине и его ближайших преемниках были еще многочис-

1 Подробнее см. А. П. Каждан. Судьбы христианства при Константине. "Вопросы истории", 1965, N 5.

стр. 217
ленны общественные группы, стоявшие в оппозиции к христианству. Как религия, признанная государством, христианство теперь вызывало к себе ненависть у многих из числа тех, кто подвергался жестокому угнетению со стороны этого государства, а особенно ненависть со стороны разоряемых городских средних собственников, членов городских советов куриалов. Долгое время не прививалось христианство и среди закрепощаемого сельского населения, сохранявшего веру в древних богов. Христианство было неприемлемо и для некоторых слоев городской интеллигенции. Воспитанные в традициях великой эллинско-римской языческой культуры, представители свободных профессий - писатели, риторы, философы и прочие - отдавали предпочтение тем религиозно-философским конструкциям, которые не порывали связи с верой в древних богов. Особой популярностью в их среде пользовалась разработанная Плотином (203 - 269 гг.) концепция неоплатонизма, которая являлась как бы языческим двойником христианства, эклектически сочетая в себе элементы воззрений Платона, Аристотеля, стоиков, пифагорейцев и восточных мистиков. Язычество опиралось, таким образом, на различные слои общества поздней Римской империи. Поэтому, прежде чем навсегда уйти с исторической сцены, оно могло попытаться дать последний бой своему торжествующему врагу. Если рассматривать деятельность Юлиана именно в этой связи, то нельзя будет увидеть в ней что-либо противоестественное или случайное. Случайным был не самый факт борьбы с христианством, а то, что ее возглавил именно Юлиан. Последнее же объяснялось просто стечением ряда обстоятельств, определивших жизненный путь императора-"еретика".

Юлиан родился 17 ноября 331 года. Его отец Юлий-Констанций был младшим братом императора Константина Великого. Когда в 337 г. последний умер, огромная империя перешла под контроль трех его сыновей - Константина II, Константа, Констанция - и двух старших племянников - Делмация и Аннибалиана. В момент смерти Константина во главе основных сил римской армии стоял Констанций; он не замедлил этим воспользоваться, поспешил в столицу империи Константинополь и спровоцировал солдатский мятеж против своих ближайших родственников. Произошла страшная резня, в ходе которой погибли два родных его дяди и семь двоюродных братьев, в том числе упомянутые выше. Остались в живых только младшие сыновья Юлия-Констанция - шестилетний Юлиан и двенадцатилетний Галл.

Жестокий, коварный и подозрительный Констанций многие годы вел борьбу с уцелевшими родными братьями. В этой борьбе Константин II вскоре погиб, а Константу удалось на десять лет захватить власть над западной частью империи. Только в 353 г. Констанций наконец-то стал единственным владыкой государства. Время его правления было периодом победного шествия христианства арианского толка, соперничавшего с ортодоксальными сторонниками никейского символа веры (в отличие от никейцев ариане, последователи александрийского пресвитера Ария, пытались рационалистически толковать догмат о троице, объявляя Иисуса Христа лишь подобным своему создателю, богу-отцу, но не равным ему).

С детских лет Юлиан оказался свидетелем неутихающей междоусобной борьбы, разделившей христиан на два лагеря. Он видел, с каким ожесточением никейцы и ариане поносили друг друга, хотя и прикрывались фразами о кротости и всепрощении. Перед глазами Юлиана стояли жуткие сцены убийства отца и братьев. Вокруг него плелись интриги, распространялась злостная клевета. И все это делали христиане. Не удивительно, что для впечатлительного ребенка самое понятие "христианин" стало синонимом чего-то лживого, мерзкого и жестокого. Юлиан и Галл были постоянно окружены шпионами, в роли которых выступали специально приставленные к мальчикам христианские наставники. В 342 г. оба брата были высланы в отдаленный район Малой Азии, в крепость Макеллум, где прожили безвыездно шесть лет. Это было страшное время, о котором Юлиан вспоминал впоследствии с горечью. Мальчиков окружали арианские учителя, евнухи и шпионы. Их никто не мог навещать. Друзей они должны были искать среди рабов и слуг. Все было направлено к тому, чтобы сделать из Юлиана ревностного христианина. Но результат подобного воспитания оказался прямо противоположным: он хорошо усвоил "священное писание", научился притворяться, изображая покорного христианина, соблюдая посты и аккуратно посещая церковь, однако в душе остался язычником и поклонником великой эллинской культуры. Большое влияние на Юлиана оказал в этом смысле один из его воспитателей, евнух Мардоний, познакомивший ученика с творениями греческих и римских поэтов, писателей и философов2 .

В 351 г. в судьбе братьев-узников произошла перемена. Галл был объявлен Цезарем, то есть помощником императора (носившего титул Август) по управлению Востоком, и отправлен в Антиохию. Юлиану было разрешено жить в Константинополе и посещать высшую школу. Вскоре Констанций начал опасаться растущей популярности своего двоюродного брата и вновь сослал Юлиана, на этот раз в Никомедию. Там Юлиан продолжил образование, изучая лекции известного языческого писателя Либания. Констанций не разрешил ему посещать лекции, и Юлиан нанял человека, который записывал для него все, что говорил знаменитый ритор. Опасаясь шпионов, Юлиан старался показать себя убежденным христианином. Он сбрил бороду, подстриг волосы (бороду и длинные волосы носили язычники), стал выступать в церкви с проповедями

2 См. J. Bidez. La Vie de l'empereur Julien. P. 1930.

стр. 218
перед народом. Но над головой Юлиана продолжали сгущаться тучи. В 354 г. его брат Галл, который вел неудачную войну с персами и показал себя жестоким тираном, был отозван Констанцием и казнен. Юлиану приказали явиться ко двору, и жизнь его висела на волоске. Однако он сумел убедить Констанция в своем полнейшем отвращении к государственной карьере, к почетным званиям и потому как не опасное для престала лицо получил императорское согласие на отъезд в Афины с целью изучения философии.

В Афинах Он пробыл недолго. В 355 г. его жизненный путь внезапно и резко изменился. Констанций неожиданно для всех назначил двадцатичетырехлетнего Юлиана правителем провинции Галлия с титулом Цезаря и выдал за него замуж свою сестру Елену. Гонимый юноша, еще недавно опасавшийся за собственную жизнь, стал внезапно наследником бездетного Августа. Трудно сказать, чем было вызвано возвышение Юлиана. Может быть, коварный Констанций рассчитывал, что тот, неопытный В гражданских и военных делах, быстро сломит себе шею в Галлии, раздираемой внутренними смутами и постоянно опустошаемой вторгавшимися из-за Рейна ордами франков И алеманов? Но произошло неожиданное. Недавний мечтатель, скромный чтец в никомедийской церкви, друг риторов и философов проявил себя искусным администраторам и полководцем. Провинция была замирена, налоги упорядочены, франки оттеснены. Главное, Юлиан создал там могучую и преданную ему армию, которая стала одерживать одну победу за другой. В 357 г. в сражении у Аргентората (современный Страсбург) Юлиан наголову разбил полчища алеманов и пленил их военного вождя Хнодомара.

Подобное развитие событий не устраивало Констанция, ибо сам он терпел поражения на восточной границе. Констанций потребовал, чтобы из Галлий на Восток были отправлены лучшие воинские части, якобы для борьбы с-персами. Но солдаты не захотели покинуть Юлиана, подняли мятеж и провозгласили своего полководца императором. Это произошло в 360 г. в местечке Лютеция, из которого впоследствии вырос Париж. Юлиан понимал, что предстоит упорная борьба. Сначала Он пытался договориться с Констанцием, попросил утвердить его соправителем империи и обещал сохранять верность. Однако Констанций не шея на уступки. Тогда Юлиан с легионами перешел Рейн и вниз по Дунаю, через Валканы, направился к Константинополю), Констанций выступил навстречу. Но сражений не произошло, ибо Констанций заболел и 7 ноября 361 г. умер от лихорадки, признав Юлиана перед смертью своим наследником. Без боя, как законный властитель империи, Флавий Клавдий Юлиан вступил в столицу. Начался новый и последний этап в его жизни.

Он стал императором, уже открыто порвав с христианством, ибо еще во время похода на Константинополь совершал языческие жертвоприношений и славил древних богов. Долго сдерживаемая неприязнь к христианству вышла наружу. Тем не менее никаких гонений на христиан при Юлиане не последовало. Император лишь лишил своих противников покровительства со Стороны государства. В области социальной Юлиан в целях снискания популярности и упрочения своего положения начал реформы. Он уменьшил налоги, стал карать чиновников за вымогательства. Специальные указы были направлены на улучшение жизни городского населения. Городским общинам вернули имущество древних храмов, захваченное ранее христианами. Довольно скромный в быту, Юлиан резко сократил дворцовые расходы и распустил огромный штат слуг". Рассказывают, что" однажды, когда он вызвал к себе парикмахера, явился какой-то важный господин в дорогих одеждах. Пораженный его внешностью, император сказал, что ему нужен брадобрей, а не начальник государственной казны. После этого Юлиан из всей бесчисленной массы Дворцовых тунеядцев, получавших огромные оклады, оставил при себе только нескольких секретарей. Если его предшественники появлялись перед народом наряженными, в одеяниях, усыпанных драгоценностями, то он носил подчеркнуто простой плащ, запросто беседовал с людьми из народа. Его нечесаная борода и слегка неряшливый вид вызывали насмешки. Большую часть правлений Юлиан провел на Востоке, в Антиохии, готовясь к походу на персов. Он ревностно пытался восстановить в Антиохии культ древних богов, но успеха не имел, большинство антиохийцев осталось настроенным прохристиански.

В связи с пребыванием императорского двора в городе местные торговцы постарались взвинтить цены на хлеб. Это вызвало голод городской бедноты. Юлиан попытался бороться со спекулянтами, установив максимальные цены и доставляя хлеб из имперских кладовых. Но это не дало ощутимых результатов. Население роптало и выражало недовольство в ядовитых насмешках над внешностью и привычками императора. В конце концов Юлиану это надоело, и он отомстил антиохийцам, но не репрессиями, а сатирой, специально написанной по сему случаю. Это был памфлет "Речь к антиохийцам, или Мисопогон [враг бороды]", в котором объектом насмешки Юлиан сделал как бы себя самого. Однако выполнена была эта древнейшая "самокритика" таким образом, что дураком представал не император, а рядовой антиохиец.

Юлиан и далее боролся с христианами только в литературных трудах или личным примером, стремясь возродить почитание древних эллинских богов. Проводя политику веротерпимости, он вернул даже из изгнания никейских епископов, сосланных при ревностном арианине Констанции. Возможно, что в последнем случае Юлиан преследовал тайную цель ослабить христиан новой вспышкой в их рядах междоусобной борьбы. Никаких официальных гонений на христиан не объявлялось, а отдельные эксцессы подобного рода, имевшие место, например, в Александрии, им не одобрялись. Только в одном он оставался непреклонен, запретив христианским учителям препода-

стр. 219
вать эллинскую литературу и философию и мотивируя это тем, что произведения эллинов не должны объяснять люди, отвергающие их культуру как языческую.

Основным полемическим произведением Юлиана было сочинение "Против христиан", известное лишь в отрывках3 . По отрывкам, которые дошли до нас, видно, что, пожалуй, никогда ранее христианам не приходилось сталкиваться со столь искусным врагом. Юлиан хорошо знал "священное писание" и уверенно разоблачал все противоречия и нелепости, присущие христианской книжной и устной традиции. По мнению Юлиана, христиане, которых он называл галилеянами, без всяких оснований распространили иудейский закон, пригодный для жителей Палестины, на другие страны и народы. Детально разбирая библейские мифы, Юлиан показывал их нелогичность и неправдоподобность. Сколь нелепо думать, писал он, что бог, заранее зная о грехопадении Евы и Адама, тем не менее не спас их от искушения! Разве справедливо, рассуждал он, что христианский бог запретил людям познание добра и зла? В ряде случаев Юлиан предвосхитил некоторые выводы библейской критики нового времени.

Нужно, однако, ясно сознавать, что Юлиан критиковал Ветхий завет и Евангелие не с позиций атеизма, но как искренне верующий человек. Он был глубоко религиозной натурой. Может быть, если бы его жизнь сложилась иначе, он стал бы столь же ревностно служить христианской церкви. Религией Юлиана был так называемый неоплатонизм с преимущественным почитанием солнца. По учению Юлиана, есть три солнца: высшее, познаваемое разумом; низшее, чувственное, которое мы все видим; среднее, "царь- солнце", к которому следует обращать наши молитвы. Это среднее служит посредником между познаваемым лишь усилиями разума верховным божеством и нашим низменным, чувственным миром. Так Юлиан воспринял основную идею неоплатонизма о постепенном уменьшении "божественной благодати", истекающей от высшего божества. Он населил весь мир множеством богов, усматривая в них проявление единой сущности (разновидность пантеизма).

Как и большинство людей того времени, Юлиан был очень суеверен. Гаданиями он старался узнать свою судьбу. Пытаясь возродить авторитет древних обрядов, он сам совершал жертвоприношения, носил дрова для жертвенника, закалывал животных, не гнушаясь при этом копаться в их внутренностях и пачкаться в крови. По поводу чрезмерного увлечения Юлиана жертвоприношениями его современники рассказывали анекдот, иронизирующий над аналогичной страстью другого императора, философа Марка Аврелия, свершавшего массовые жертвоприношения быков после побед на поле боя: "Белые быки шлют привет императору Марку! Если ты еще раз победишь, мы пропали".

Юлиан стремился создать языческую церковь со строгой иерархией жрецов, благотворительностью и моральным авторитетом священнослужителей. Но его мечты невозможно было осуществить на практике. Вера в древних богов, покровителей античных городов-государств, не могла утешить жаждущих личного спасения угнетенных тружеников огромной империи. Сложные философские конструкции неоплатонизма могли увлечь лишь тонкий слой городской интеллигенции4 . Далекий и недоступный бог-солнце не вызывал у рядовых граждан никаких эмоций. Христианская агитация имела больший успех. К тому же христианство в то время стало весьма мощной идеологической силой, лучше, чем язычество, укреплявшей эксплуататорский строй. Социальная база начинаний Юлиана осталась узкой, а основная часть господствующих классов выступила против него. Поэтому деятельность Юлиана была обречена на провал. Некоторые проницательные церковники понимали это. Их точку зрения выразил александрийский епископ Афанасий, сказавший: "Это - только тучка; посторонимся, друзья". В 363 г., во время похода против персов, Юлиан был смертельно ранен копьем в бок и вскоре умер. Новый же император, Иовиан, немедленно восстановил господство христианства5 .

Умирал Юлиан в полном сознании, не примирившись с христианством. Приписанной ему впоследствии фразы ("Ты победил, Галилеянин") он не произносил. Известный историк Аммиан Марцеллин, который служил в армии, действовавшей против персов, так описал его кончину: "Все присутствующие плакали, и Юлиан властным тоном порицал их даже в такой час, говоря им, что недостойно оплакивать государя, приобщенного уже к небу и звездам. Тогда все замолкли, лишь сам он глубокомысленно рассуждал с философами Максимом и Приском о высоких свойствах духа человеческого. Но вдруг шире раскрылась рана на его прободенном боку. От усилившегося кровоизлияния он впал в обморок, а в самую полночь потребовал холодной воды и, утолив жажду, легко расстался с жизнью на 32 году"6 .

Так окончилась безуспешная попытка последнего римского императора-язычника изменить неумолимый ход истории. Юлиан был быстро забыт современниками. Не забыли его лишь христианские попы, долго и злобно поливавшие грязью всякие воспоминания об "Отступнике".

3 Франц. перевод см.: Julien. Oeuvres completes. Pt. 1 - 2. P. 1924 - 1932.

4 См. Н. Н. Розенталь. Социальные основы языческой реакции императора Юлиана. "Известия" АН СССР. Серия истории и философии. Т. П. 1945, N 5.

5 Аммиан Марцеллин. История. Кн, XXV. Вып. II. Киев. 1907, стр. 251, 255.

6 Там же, стр. 249.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2017. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций