ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


Об одной попытке периодизации истории ислама

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 06 декабря 2016
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




Об одной попытке периодизации истории ислама

"Journal of the American Oriental Society". Baltimore. 1968, N 2.

В статье, посвященной периодизации истории ислама, профессор Пенсильванского университета (США) С. Д. Гойтейн подвергает критике все еще весьма распространенную на Западе легенду о "неподвижности" мусульманского Востока. Попытки отрицать то обстоятельство, что в течение тринадцати с половиной веков мусульманский мир прошел ряд весьма отличных друг от друга фаз, тенденция игнорировать наличие множества специфичных локальных исламских культур - все это, как подчеркивает Гойтейн, создает опасность подмены исторической действительности надуманной, абстрактной и ненаучной схемой истории ислама (стр. 224, 228), которая на самом деле представляет собой серию че-

4 Гилберт пишет: "Историография "новой левой" при всей своей рыхлости и внутренних распрях ныне заняла прочное место в американской исторической науке и быстро создает внушительную коллекцию ученых трудов". См. также I. Unger. The "New Left" and American History: Some Recent Trends in United States Historiography. "AHR", 1967, July, pp. 1237 - 1262.

5 Последнее проявилось и на съезде. На одном из двух фракционных собраний радикальных историков раздался призыв, правда, не встретивший поддержки, к тому, чтобы "историки оставили университеты и принялись организовывать революцию". Критику методологии историков "новой левой" с марксистских позиций см. в статье: Н. Aptheker. Attempting a New History. "Political Affairs", 1968, August, pp. 42 - 51; September, pp. 30 - 40.

стр. 190
редующихся культур, "каждая из которых имела свои собственные системы ценностей и специфические типы личностей" (стр. 225). Исходя из этих посылок, автор предлагает свою периодизацию, обоснованию которой он и посвящает свою статью.

Первый этап истории ислама Гойтейн датирует 500 - 850 гг. и именует "Арабизм и арабский ислам", определяя его существо как возвышение арабской нации. В этот период ислам действительно был еще чисто арабской религией, а халифат - "арабским королевством". Однако проблема значительно усложняется при переходе к следующему этапу истории ислама. Гойтейн считает, что началом этого этапа является 850, точнее - 838 г., а не 750 г. (приход к власти династии Аббассидов).

В отличие от многих других востоковедов Гойтейн - и здесь с ним можно согласиться - не склонен преувеличивать влияние новой династии на эволюцию ислама. Он утверждает, что первый век господства Аббассидов был, безусловно, периодом наибольшего влияния "арабизма" на ислам, что отразилось прежде всего в мусульманском праве, которое предусматривало, что правителями могут быть только члены арабского племени курейш, что мусульманин неарабского происхождения не должен жениться на арабке; необходимым условием принадлежности к исламу провозглашалось знание арабского языка и т. д. Достойным внимания исламских ученых объявлялся только один предмет - арабы и их пророк. Главный упор делался на такие дисциплины, как арабский язык, арабская поэзия, арабская генеалогия и т. д. Это подтверждает, что декларируемая исламом этническая и расовая эгалитарность в значительной степени была фикцией, в то время как ислам фактически оставался национальным (или, вернее, трибальным) культом, а принадлежность к правящей касте детерминировалась скорее этническим фактором, нежели конфессиональным. Однако при характеристике чрезвычайно сложного и противоречивого процесса "арабизации" в ряде регионов Ближнего и Среднего Востока Гойтейн избрал неверный путь: он полностью отвлекается от социально-экономических основ этого процесса, не замечает его существенных различий в разных странах, утверждая даже, будто неарабские народы халифата вовсе "отказались от своей индивидуальности". Тем самым он отрицает наличие во втором периоде (согласно его периодизации) истории ислама каких-либо более или менее самостоятельных локальных культур. Это явно противоречит и общеизвестным фактам и установившейся в науке более глубокой и объективной точке зрения на взаимодействие в средневековом мусульманском мире "большой" и "малых" традиций, то есть "идеальной" и, следовательно, абстрактной и потому никогда до конца не претворявшейся в жизнь формой ислама, которая сложилась в сознании мусульманских богословов, правоведов и политических мыслителей, и автохтонными системами ценностей, нередко в корне противоположными мусульманской догматике1 .

В связи с этим и по сей день остается спорным вопрос о роли эллинского наследия, которая, как полагает Гойтейн, еще долго продолжала быть очень большой, что, по его мнению, особенно отчетливо проявлялось в астрономических, географических и биологических аспектах исламского мировоззрения, а также в вопросах логики и диалектики. Далее Гойтейн утверждает, что развивавшийся процесс "арабизации" привел к ослаблению эллинского влияния, и к концу описываемого этапа оно уже перестало выполнять функцию "конструирующего фактора в цивилизации арабского ислама". Еще более способствовало этому постепенное усиление значения тюркских элементов. И здесь-то становится ясным, почему Гойтейн придает особую роль 838 году, когда был основан город Самарра, ставший местопребыванием тюркской гвардии халифа Мутасима. Именно это событие символизирует, по мнению автора, конец арабского господства и "начало господства над Ближним Востоком тюрков" (стр. 226). Тем не менее процесс "арабизации" в целом, как полагает Гойтейн, завершился лишь спустя четыре века, на основании чего второй этап ислама автор именует "промежуточной и посредствующей" цивилизацией. Такой подход весьма характерен почти для всех современных западных буржуазных исламоведов, склонных отрицать самостоятельную роль народов мусульманского Востока в развитии мировой культуры. Именно в этом духе определяет Гойтейн и характерные черты "исламской цивилизации" периода 850 - 1250 гг., когда, по определению автора, ислам был передаточным звеном между ближневосточным эллинизмом и европей-

1 G. E. von Grunebaum. The Problem: Unity in Diversity. "Unity and Variety in Muslim Civilization". Chicago. 1957.

стр. 191
ским Ренессансом, занимая промежуточное положение между секуляризованной поздней античностью и откровенно клерикальной средневековой Европой, причем его местоположение способствовало восприятию многих элементов у граничащих с ним индийской, китайской, европейской, а также африканских культур. Этот период характерен, замечает Гойтейн, относительно свободной, зиждущейся на развитых товарно-денежных отношениях экономикой, преобладанием "среднего класса", широким распространением эллинских светских наук, богатым и гибким творчеством в религиозной сфере. Что же обусловило распад этой цивилизации? На этот вопрос Гойтейн дает ответ в другой статье, посвященной проблеме единства средиземноморского мира в "середине" средневековья2 , в которой он в согласии со многими другими историками3 утверждает, что арабы отнюдь не разрушили экономической общности Запада и Востока. Это, заявляет Гойтейн, сделали лишь выходцы с Кавказа и особенно тюрки, которым была чужда древняя "традиция средиземноморского единства". Попытки взвалить на тюрков всю (или почти всю) вину за "упадок мусульманства", его "вырождение", вызванное-де преимущественно его изоляцией от Запада, имеют историю столь же длительную, сколь и само западное востоковедение, как правило, приписывающее тюркским народам "узкий консерватизм", "фанатизм", "недоверие к умозрительному мышлению" и т. п.4 .

Третий период истории ислама Гойтейн датирует 1250 - 1800 годами. Начало этого этапа, знаменовавшее окончательный распад халифата, падение последних багдадских халифов, фактически относится к 1258 году. Наступает эпоха, как он пишет, "институционализированного ислама", территориально разобщенного, представленного отличающимися друг от друга неарабскими цивилизациями. Ее характерные признаки - милитаризация социальной жизни, рост бюрократического аппарата, усиление государственной монополии и надзора за экономикой. Все сферы жизни "организуются" и "формализуются", в том числе и религия.

В этих рассуждениях подспудно проводится типичная для западных буржуазных востоковедов мысль, будто к концу средневековья "исламская цивилизация" окончательно исчерпала свои творческие потенции и превратилась в "тупиковую цивилизацию", не имеющую возможности собственными силами "прорваться в будущее". Отсюда делается вывод о необходимости внешнего стимула в лице Запада для того, чтобы обеспечить дальнейшее развитие мусульманского Востока. В этом отношении показательно то название, которое дает Гойтейн четвертому - и последнему - этапу истории ислама: "Переход к национальным культурам, вдохновляемым главным образом неисламскими источниками". Тем самым мусульманский Восток и в этот период представляется некоей инертной массой, движение которой обеспечивается идущими с Запада живительными импульсами. Природу всех основных социально-политических, философских и т. п. течений в странах распространения ислама Гойтейн в конечном итоге изображает как простую интерпретацию тех или иных "иностранных", а потому органически чуждых "подлинному духу Востока" концепций. В заключение отметим следующее. Бесспорно, что предложенная Гойтейном периодизация содержит ряд интересных мыслей и конструктивных элементов (в частности, подчеркивание качественного своеобразия каждого из выделяемых автором этапов истории исламских стран). В целом же гойтейновская периодизация, игнорирующая социально-экономическую основу исторического процесса и особенности развития производительных сил, обусловливавшие качественные сдвиги в истории мусульманских народов, и в силу этого считающая совершенно равнозначными явления как надстроечного, так и базисного характера, не может быть принята даже в качестве рабочей гипотезы.



-----

2 S.D. Goitein. The Unity of the Mediterranean World in the "Middle" Middle Ages. "Studia Islamica". Vol. XII. 1960.

3 См., например, D.C. Dennet. Pirenne and Muhammad. "Bedeutung und Rolle des Islam beim Obergang vom Altertum zum Mittelalter". Darmstadt. 1968.

4 См., например, H. Riller. Hat die religiose Orthodoxie einen Einfluss auf die Dekadenz des Islams ausgeubt? "Klassizismus und Kulturverfall". Frankfurt a/M. 1960.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2017. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций