ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

Банковское регулирование в России

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 24 сентября 2004
АвторОПУБЛИКОВАЛ: maskaev
АвторРУБРИКА:




РОССИЯ: ИТОГИ 1998 ГОДА



РОССИЯ: ИТОГИ 1998 ГОДА

Основные усилия Центрального банка в течение последних лет фокусировались на решении ряда важных задач, включая снижение уровня инфляции, поддержание курса рубля, совершенствование регулирования банковской системы. Главная роль в деятельности ЦБ отводилась денежно-кредитной политике. Вместе с тем ЦБ заметно продвинулся и в сфере банковского регулирования. Меры, предпринятые ЦБ, включали в себя укрепление системы банковского надзора и политики лицензирования банков, введение нового плана счетов на основе международных стандартов, совершенствование системы экономических нормативов, позволявших оценивать финансовое положение банков. Путем последовательного снижения процентных ставок в 1997 г. ЦБ пытался стимулировать расширение деятельности банков в реальном секторе.

Однако практическая реализация задач ЦБ в области банковского регулирования неизбежно ограничивалась специфическими условиями развития российской экономики. С учетом острой нехватки инвестиционных ресурсов именно средства банков рассматривались в качестве одного из основных потенциальных источников финансирования экономики. Банкам отводилась роль реформаторов реального сектора, что позволяло избежать существенного перераспределения собственности в пользу иностранного капитала. В неменьшей степени вопрос использования банковских ресурсов связывался с софинансированием бюджетного дефицита. Важнейшее значение имела и политическая поддержка исполнительной власти со стороны крупнейших банков.

Все это привело к своеобразному конфликту интересов, когда попытки ЦБ укрепить систему банковского надзора натолкнулись на противодействие банков, обладавших финансовыми средствами и политическим влиянием. Этот конфликт выразился в слабом контроле ЦБ над кредитными и иными операциями внутри банковских групп, разрешении банкам использовать бюджетные средства для формирования ресурсной базы, низким требованиям к созданию внутренних резервов, отсутствии разработанных механизмов регулирования инвестиционных рисков, чрезмерной защите от иностранной конкуренции.

Характер и сложность проблем, возникших в ходе развития банковской системы, в значительной мере предопределяли недостаточную эффективность регулирующих мер, запаздывание ЦБ с принятием необходимых решений. Наиболее ярким примером в этом отношении явилась разработка программы реструктуризации банковской системы. Работу над программой предполагалось завершить только к октябрю 1998 г., хотя быстро ухудшавшееся положение значительной массы банков в период финансового кризиса требовало принятия неотложных и масштабных мер уже в первой половине года.

В свою очередь, правомерность и эффективность применения отдельных инструментов реструктуризации банковской системы зависят от разнообразных факторов, в том числе от наличия или отсутствия у государства достаточных финансовых ресурсов для реализации тех или иных мер. Роль этого фактора наглядно проявляется в России, где кризисная ситуация требует от регулирующих органов выработки эффективных мер, не связанных с вовлечением значительных финансовых средств.

1. Основные направления
банковского регулирования

Действия ЦБ по регулированию банковской системы целесообразно рассматривать в рамках нескольких основных направлений. К первому относились меры долгосрочного характера, имевшие целью общее укрепление банковской системы. Второе направление было связано с исправлением отдельных недостатков российской банковской системы, как хронических, так и приобретенных за последние годы. Третье направление включало антикризисные меры регулирования, принимавшиеся ЦБ до середины августа 1998 г. в условиях усиливавшегося финансового кризиса. Четвертое относилось к острому периоду банковского кризиса и состояло из действий оперативного характера при нарастающей банковской панике. Пятое направление содержало меры по регулированию банковской системой, находящейся в состоянии системного кризиса, включая проведение ее реструктуризации и оздоровления.

Укрепление банковской системы

Практически все меры долгосрочного характера были согласованы с МВФ в качестве одного из необходимых условий дальнейшего сотрудничества. Они включали в себя:

· введение новой формы бухгалтерского учета и отчетности, приближенной к международным стандартам;

· укрепление пруденциального надзора и проведение выездных проверок;

· создание банковских резервов под возможные потери по ссудам;

· совершенствование системы расчетов и переход к обеспеченным формам кредитования банков;

· постепенное введение консолидированной отчетности для банковских групп;

· переход к двухуровневой системе расчета собственного капитала;

· организацию системы раскрытия информации о кредитных учреждениях с использованием сервера ЦБ в сети Интернет.

Положительный эффект от их применения должен проявиться в ближайшие несколько лет. Стоит отметить, что хотя ЦБ удалось далеко продвинуться в области введения общепринятых в мировой практике стандартов банковской деятельности, реализация основных мер пока далека от завершения. Окончательная структура баланса коммерческих банков не сформирована. В течение 1998 г. ЦБ ввел в действие несколько десятков новых балансовых счетов. Крайне низкой остается степень детализации в отчетности внебалансовых операций[1]. Введение метода накоплений, используемого в МСБУ, невозможно без вступления в силу Налогового кодекса. Система выездных проверок, позволяющая наиболее точно контролировать состояние кредитных организаций, требует наличия большого штата квалифицированного персонала и серьезных затрат. Консолидированное составление отчетности начало применяться с 1 июля 1998 г., но относилось лишь к шести банкам и не охватывало существенную часть организаций, входивших в банковские группы[2]. При расчете экономических нормативов методика двухуровневого расчета капитала применяется, начиная с 1.02.1999 г.

Проблемы и пути их решения

Действия ЦБ и других органов власти по совершенствованию банковского регулирования могли бы существенно ослабить отрицательные последствия финансового кризиса для банковского сектора. Однако несмотря на предпринимавшиеся ЦБ определенные усилия, ему не удалось решить большинство существовавших проблем, что усугубило системный кризис. В этой связи целесообразно выявить основные направления банковской деятельности, требовавшие особенно тщательного регулирования и контроля, предпринимавшиеся меры и факторы, препятствовавшие проведению адекватной политики ЦБ.

1. Начиная с конца 1996 г. в банковском секторе постоянно увеличивался риск валютной ликвидности. Существовала серьезная диспропорция между валютными активами и пассивами коммерческих банков. Банки предпочитали либо конвертировать краткосрочные валютные обязательства в рубли, либо выдавать их в виде долгосрочных кредитов.

Принятые ЦБ меры сводились к утверждению в конце 1997 г. инструкции, регулирующей порядок привлечения и погашения валютных кредитов на срок свыше 180 дней, и введении норматива Н11.1 “Максимальный размер обязательств банка перед банками-нерезидентами и финансовыми организациями-нерезидентами”, ограничивающего объем таких обязательств 4-кратной величиной собственных средств.

Вместе с тем увеличение валютных операций отчасти было связано с ограниченными возможностями расширения пассивных операций банковской системы внутри страны в последние 1,5–2 года. Еще одним фактором стало падение доходности на финансовом рынке в 1997 г., которое привело к снижению рентабельности банковских операций. Следует также заметить, что обычно регулирующие банковские органы расширяют допустимые рамки привлечения иностранных кредитов в периоды неустойчивости на финансовом рынке, что позволяет банкам частично снизить проблемы поддержания ликвидности. Наконец, напомним, что риск дефолта по гособлигациям РФ никем серьезно не рассматривался.

2. Для большинства крупных банков была характерна повышенная зависимость от риска обесценения национальной валюты. Банки поддерживали большой объем срочных валютных обязательств. Отдельные операторы рынка имели высокую долю незакрытых форвардных сделок. Банки не создавали резервы на случай возможных потерь по срочным сделкам. В течение 1998 г. банки перешли на предоставление преимущественно валютных кредитов.

ЦБ поддерживал одинаковые резервные и нормативные требования к кредитным операциям в рублях и иностранной валюте, придерживаясь концепции “однородности регулирования”.

Подобная позиция ЦБ отчасти оправдывалась тем, что основная часть срочных сделок была заключена банками в 1997 г. в условиях стабильной валютной политики. Через хеджирование валютных рисков нерезидентов банки повышали привлекательность внутреннего рынка и имели возможность получить прибыль от арбитражных сделок. В 1998 г. объемы срочных обязательств банков неуклонно снижались.

Кроме того, значительная часть валютных кредитов предоставлялась внутри закрытых банковско-промышленных групп. Банки, выступавшие инициаторами создания БПГ, в основном кредитовали предприятия, связанные с ними через перекрестное участие в капитале, что теоретически должно было ограничить рост кредитного риска при обесценении рубля. Однако на практике многие владельцы БПГ предпочли после кризиса отказаться от поддержки “своих” обанкротившихся банков и возврата кредитов, оформленных внутри финансовой группы.

3. В течение последних лет отдельные ведущие банки несли повышенный риск по вложениям в валютные бумаги, закладывая свои крупные пакеты под иностранные кредиты.

Эта проблема не решалась в силу характера ее локализации. Соответствующие банки относились к системообразующим, имели крупные вложения в госбумаги и нуждались в привлечении ресурсов для расширения своих операций. Рост их активов мог быть использован при проведении санации проблемных банков, для повышения уровня капитализации банковской системы[3].

4. Недостаточное развитие законодательной базы повышало правовой риск в деятельности банковской системы, усиливало ее уязвимость и способствовало росту проблемных банковских активов. Отсутствовало нормативное регулирование срочного рынка. Схема гарантирования частных вкладов не была отработана.

Порядок работы территориальных учреждений Банка России осРс проблемными банками был установлен письмом ЦБ № 96-Т “О работе с банками, размер собственных средств (капитала) которых составляет сумму, эквивалентную менее 1 млн. ЭКЮ” от 21.04.98 г. Предполагалось, что проблемные банки должны самостоятельно разрабатывать планы по увеличению собственного капитала и проведению реструктуризации, реорганизовывать свою деятельность в форме присоединения или слияния, либо перерегистрироваться в небанковские кредитные организации.

Что касается контроля за рынком деривативов, то по этому вопросу государственные органы регулирования не имели единой позиции. До 1998 г. судебные разбирательств по причине неисполнения срочных сделок были крайне редки. Законы о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций и о гарантировании вкладов граждан в течение нескольких лет не принимались в Государственной Думе.

5. Развитие банковско-промышленных групп способствовало перераспределению активов крупных банков между компаниями, входящими в состав группы. Тем самым ослаблялась защищенность большинства банков, вокруг которых формировались БПГ.

ЦБ пытался наладить систему повышенного контроля за деятельностью ведущих кредитных организаций с использованием специально созданного ОПЕРУ-2[4]. Начиная с середины лета часть банков должна была предоставлять консолидированную финансовую отчетность.

Но в целом проблема осталась нерешенной, т. к. ЦБ не имел полномочий по регулированию деятельности небанковских организаций, входящих в банковско-промышленные группы. Кроме того, заметный политический вес руководителей групп и/или реальных собственников банков препятствовал созданию прозрачной и ясной системы регулирования их деятельности. Наконец, ЦБ стремился использовать капитал “олигархических банков” для проведения санации банковской системы[5].

6. Ряд ведущих банков нес очень высокие затраты по инвестиционным проектам, связанным с недвижимостью (строительство офисных зданий) и развитию многофункциональной деятельности. Для некоторых из них подобные затраты оказались непосильным бременем.

Адекватных мер контроля и надзора со стороны ЦБ, которые могли бы предотвратить такие неоправданные расходы, выработано не было.

В оправдание подобной деятельности банков можно сказать, что до 1997 г. они заработали достаточные денежные суммы. Основой крупных вложений в капитальное строительство являлась прибыль от различного рода финансовых операций, включая операции с госбумагами. Подобные вложения осуществлял и Сбербанк России, построивший современный центральный офис и произведший капитальный ремонт офисов своих крупнейших филиалов.

7. С момента возникновения российской банковской системы существовала проблема достоверности и адекватности балансовых данных. При детальных проверках реальный уровень кредитного риска, принимаемый банками, обычно оказывался выше декларируемого. Банки выдавали кредиты с “подложным” или неликвидным обеспечением, которые рассматривались как надежные. Существовала практика проведения банками валютных операций в обход регулирования валютной позиции.

До начала финансового кризиса проблема оставалась нерешенной, т. к. выявить подобные операции можно было только при выездных проверках, которые практически не проводились. Что же касается аудиторских фирм, то по разным причинам они не всегда были способны объективно оценить степень операционного и кредитного риска. Это касалось и деятельности иностранных аудиторских фирм, входящих в “большую шестерку”, которые проводили проверку балансовых отчетов большинства крупных банков. Банки не были обязаны учитывать в своей деятельности результаты проверок и рекомендаций аудиторов. Заметим также, что отсутствие развитого товарного рынка не позволяло проводить переоценку по рыночной стоимости полученных банками залогов за предоставленные кредиты.

На первых этапах развития финансового и банковского кризиса Центральный банк также стремился не оказывать серьезного давления на банковскую систему, предполагая к осени разработать программу реструктуризации и затем начать ее постепенную реализацию.

После того, как в августе банковский кризис перешел в открытую стадию, ЦБ стал уделять проблемам балансовых и отчетных данных гораздо больше внимания. Так, в конце августа ЦБ обязал 58 уполномоченных банков предоставлять еженедельный отчет о движении иностранной задолженности. После того, как недостоверность балансовой информации банков стала затруднять оценку реального состояния банковской системы, ЦБ обязал свои территориальные учреждения повысить качество проверок и ужесточить меры к банкам-нарушителям. Вопросы, подлежащие первоочередной проверке, включали в себя:

· достоверность состояния кредитного портфеля;

· правильность расчета выполнения экономических нормативов и расшифровок балансовых счетов;

· правильность отражения полученных банком доходов и произведенных расходов;

· достоверность учета неоплаченных расчетных документов в связи с отсутствием средств на корсчете.

В конце года ЦБ установил, что все возможные требования к банкам по довнесению вариационной маржи (margin calls) по привлеченным кредитам и сделкам “репо” должны покрываться ликвидными активами, а начиная с 1 февраля 1999 г. банки должны при расчете достаточности капитала учитывать кредитные риски по внебалансовым инструментам и срочным сделкам.

Антикризисные меры регулирования

Основные последствия антикризисного регулирования банковской системы были связаны с проведением денежно-кредитной политики. Меры, принимаемые денежными властями в поддержку рубля, оказывали влияние, в первую очередь, на банковскую ликвидность. Именно за счет ограничения банковской ликвидности ЦБ пытался уменьшить давление, оказываемое коммерческими банками на валютный курс. Можно выделить следующие направления прямого или косвенного воздействия ЦБ на ликвидность банковской системы:

· регулирование нормативов обязательных резервов по привлеченным средствам;

· рефинансирование коммерческих банков через различные формы кредитования;

· введение ограничений на проведение банками валютных операций;

· ужесточение инвестиционных нормативов для работы на рынке госбумаг;

· изменение порядка определения доходов и расходов от инвестиционной деятельности.

Следует отметить, что реакция банковской системы на действия ЦБ не всегда совпадала с ожидаемой.

За период с января по середину августа ЦБ только один раз изменил нормативы отчислений кредитных организаций в фонды обязательных резервов (ФОР). Начиная с 1.02.1998 г. для всех видов средств, привлеченных коммерческими банками (кроме Сбербанка) от юридических и физических лиц, был установлен единый норматив отчислений в размере 11%[6]. До этого момента нормативы были дифференцированы в зависимости от сроков и валюты привлеченных средств[7]. Вводя данные изменения, ЦБ стремился повысить привлекательность краткосрочных депозитных операций в рублях для коммерческих банков и одновременно хотел избежать сокращения суммарного объема ФОР.

Логичным следствием действий ЦБ должен был стать рост рублевых депозитов до востребования и краткосрочных вкладов (до 30 дней). Однако изменение нормативов резервирования не привело к пропорциональному росту депозитных ставок, предлагаемых банками, что спровоцировало нерациональное поведение вкладчиков. Повышение на 2% ставок резервирования по привлеченным валютным депозитам позволило сохранить объем ФОР на уровне 36,9 млрд руб., но в то же время ограничило возможности банков по расширению депозитных операций в иностранной валюте в первой половине 1998 г.

Ухудшение ситуации на рынке госбумаг в конце апреля заставило ЦБ повысить требования к первичным дилерам. В соответствии с указанием ЦБ № 219-У от 24.04.98 г., начиная с 1 июля 1998 г., для сохранения статуса первичного дилера финансовые институты должны были поддерживать минимальный объем вложений в госбумаги на уровне не менее 500 млн. рублей, что более, чем в 1,5 раза превышало действовавший норматив (300 млн рублей). В более спокойной ситуации можно было ожидать расширения банковских вложенеий в ГКО за счет реинвестирования средств, привлеченных от населения. Однако в ходе майской волны увеличения депозитных ставок, которые выросли до 40% годовых по месячным депозитам, крупные банки стремились использовать средства вкладчиков преимущественно на поддержку ликвидности и проведение валютных оперций.

Обвал рынка госбумаг во второй половине мая и размеры балансовых убытков банков от рыночной переоценки вложений в государственные облигации вынудили ЦБ в июне смягчить порядок расчета экономических нормативов, разрешить банкам переводить облигации из портфеля для продаж в инвестиционный портфель и пересматривать результаты от отрицательной переоценки в мае–июне. Эти действия позволили банкам на некоторое время отложить фиксацию убытков. После того, как в начале июля ЦБ значительно сократил лимиты, в рамках которых банки могли покупать у него иностранную валюту, и стал активно привлекать банковские средства на депозиты, среднедневные свободные остатки коммерческих банков на рублевых корсчетах в ЦБ упали до 12,9 млрд руб. В отдельные дни июля сумма свободных средств опускалась ниже критической отметки в 10 млрд руб. – суммы, в которую оценивался минимальный объем средств, необходимый для бесперебойного прохождения платежей.

По мере уменьшения возможностей банков по восстановлению ликвидности рыночными способами более весомое значение для них приобретали кредиты ЦБ. Наибольший доступ к рефинансированию ЦБ имели московские банки – первичные дилеры на рынке ГКО[8]. Они могли:

· в случае нехватки средств на корсчете получать однодневные кредиты в рамках лимитов, которые определялись исходя из рыночной стоимости портфеля госбумаг[9];

· начиная с 19.06.98 г. в автоматическом режиме получать беспроцентные внутридневные кредиты для поддержания непрерывности обработки платежей;

· проводить с ЦБ сделки “репо” под залог госбумаг[10];

· привлекать ломбардные кредиты, которые достаточно широко выдавались и остальным банкам.

Всплески активного использования банками ломбардных кредитов для повышения своей ликвидности совпадали с пиками неустойчивости на финансовом рынке. С 1 июня ЦБ перевел предоставление ломбардных кредитов на сроки 21–30 дней на аукционную основу. Кредитные аукционы проводились по американской схеме, которая предусматривала предоставление денежных средств по ставкам не ниже ставки отсечения, определяемой на основе поданных банками заявок. После привлечения банками в июне ломбардных кредитов на сумму более 11 млрд руб. ЦБ ограничил срок кредитования одной неделей, прекратил предоставлять ломбардные кредиты по фиксированным ставкам и полностью перешел на аукционную форму их размещения. На какое-то время это сократило возможность использования данного источника. В то же время, снижение ликвидности, особенно у крупных банков, заставляло их все чаще пользоваться однодневными кредитами ЦБ.

В начале августа ЦБ в 2–3 раза сократил лимиты на операции с банками на валютном рынке и стал проводить операции на условиях предоплаты, ввел ограничения на покупку валюты коммерческими банками для собственных нужд и установил ежедневный контроль за валютными операциями ведущих кредитных институтов. В результате банки целиком переключились на торговлю на валютных биржах, где существовала гарантия исполнения сделок. 14 августа объем торгов на ММВБ достиг максимальной величины за последний год (470 млн дол.).

Оценивая набор антикризисных мер, предпринимавшихся ЦБ до середины августа 1998 г., необходимо подчеркнуть, что в целом они были связаны с решением задачи поддержания валютного курса и не способствовали заметному улучшению качественных показателей банковской системы. Политика ограничения ликвидности, которая была призвана ослабить давление на рубль со стороны коммерческих банков, стала одной из причин перерастания системного банковского кризиса в открытую форму.

Краткосрочные меры по преодолению кризиса

Предполагалось, что одним из первых шагов на пути выхода из кризиса станет создание расчетного банковского пула, призванного решить проблему неплатежей и гарантировать банковские вклады граждан. В пул должны были войти 12 банков – Альфа-банк, Внешторгбанк, Внешэкономбанк, Инкомбанк, Менатеп, Мост-банк, МФК, Национальный резервный банк, ОНЭКСИМбанк, Российский кредит, Сбербанк и СБС-Агро. ЦБ призвал банки с объемом вкладов свыше 1 млрд руб. заключить с банковским консорциумом специальное соглашение, предполагавшее предоставление гарантий в обмен на передачу части активов.

Проблемы крупных банков ЦБ собирался решать с помощью слияний/присоединений, санации и временной национализации, привлекая к решению этой задачи Сбербанк, ВТБ, ВЭБ (банки с преимущественным участием государства) и оставшиеся жизнеспособные кредитные организации. Учитывая сложившуюся структуру собственности в основных банковско-промышленных группах, одним из основных принципов реструктуризации ведущих банков должно было стать усиление ответственности акционеров и менеджеров.

Однако практически все перечисленные меры оказались невыполнимыми. Банковский консорциум перестал существовать спустя всего несколько дней после объявления о его создании. К моменту включения в пул ряд банков по существу уже являлся банкротами. В пул отказались вступить Автобанк и Банк Москвы, затем из него вышли два государственных банка – Сбербанк и ВЭБ, сославшись на отсутствие механизма и принципов функционирования пула. Оставшиеся участники смогли провести частичный клиринг взаимных обязательств, после чего пул распался на несколько группировок. Одно из объединений в лице ОНЭКСИМ банка, Мост-банка и банка Менатеп решило официально оформить свое слияние. Руководители перечисленных банков выступили с заявлением о совместном плане реструктуризации и создании Росбанка, новой кредитной организации, к которой должны были перейти полномочия трех объединяемых банков.

Национализация банков и возложение ответственности на акционеров банковских групп были невозможны без принятия новых законодательных актов. После того, как Государственная дума отказалась утверждать законопроекты, предложенные ЦБ, руководство Банка России решило пойти по пути введения временных администраций в наиболее крупных проблемных банках, СБС-Агро и Инкомбанке. Действия ЦБ встретили открытое сопротивление со стороны “олигархов”, были оспорены в суде и признаны незаконными.

В начале сентября ЦБ обязал банки провести дополнительный перерасчет размера собственных средств при условии создания внутренних резервов в максимальном объеме. Ведущие московские банки должны были предоставить результаты расчетов к 15 сентября, остальные банки – к 1 октября 1998 г. Быстрое изменение общего состояния банковской системы при несовершенстве норм пруденциального надзора не позволяло объективно оценивать происходившее ухудшение показателей на основе банковских отчетов. Начиная со второй недели сентября ЦБ переключился на проведение тематических проверок, в первую очередь, в ведущих банках. Список банков, подлежащих первоочередному обследованию, включал 43 московских банка и 7 региональных[11]. Для контроля за состоянием региональной части банковской системы в ЦБ была создана специальная рабочая группа.

Девальвация рубля и паралич платежной системы, вызванный массовым кризисом банковской ликвидности, окончательно изменили направление политики ЦБ. Задача ограничения ликвидности банковской системы, активно решаемая денежными властями до августа 1998 г., сменилась необходимостью безинфляционного увеличения ликвидности. В разгар кризиса ЦБ вынужден был одновременно действовать в интересах восстановления платежной системы с участием банков и оказания поддержки собственно банковскому сектору.

По состоянию на середину сентября в банках “зависло” не менее 40 млрд руб. клиентских платежей. Основные усилия Правительства сконцентрировались на проведении банками платежей в бюджеты всех уровней и внебюджетные фонды. В случае задержки платежей уполномоченными банками, Минфин предоставил региональным управлениям Федерального казначейства право переводить счета в ЦБ, Сбербанк или Внешторгбанк. Для сбора информации о фактах задержки платежей кредитными организациями ЦБ образовал “горячие линии”.

Основные меры ЦБ по повышению банковской ликвидности и улучшению финансовых показателей коммерческих банков включали в себя:

· поэтапное снижение резервных требований и разрешение использовать докризисный обменный курс для расчета резервных требований по обязательствам в иностранной валюте[12];

· обмен “замороженных” выпусков госбумаг на длинные ОФЗ из портфеля ЦБ и новые краткосрочные облигации ЦБ[13];

· предоставление банкам однодневных и ломбардных кредитов и отказ от требований по просроченным кредитам, которые были обеспечены “замороженными” госбумагами;

· выдачу кредитов отдельным банкам на срок 6 месяцев для погашения обязательств перед вкладчиками;

· консолидацию данных о задержанных клиентских платежах и проведение трех “расшивок” платежей с использованием массового клиринга и части ФОР, которую банки должны были восстановить, в том числе через продажу ЦБ облигаций с погашением в 1998 году[14];

· предоставление долгосрочных кредитов банкам-санаторам, которые также испытывали проблемы с ликвидностью;

· предоставление стабилизационных кредитов “для повышения устойчивости” социально значимым и региональным банкам на срок до 1 года.

Только в августе–сентябре ЦБ израсходовал на поддержку ликвидности банковской системы порядка 160–170 млрд руб., включая 130 млрд руб. ломбардных кредитов под залог “замороженных” госбумаг и еврооблигаций, выпущенных в июле при попытке реструктуризации части внутреннего государственного долга; 25 млрд руб., полученных банками за счет снижения резервных требований, и не менее 10 млрд руб. в виде краткосрочных кредитов крупнейшим банкам. Хотя ЦБ и коммерческие банки не раскрывали условий предоставленных кредитов, можно предполагать, что значительная их часть носила целевой характер и предназначалась для проведения бюджетных платежей. Начиная с конца сентября скорость денежных вливаний ЦБ несколько замедлилась. По оценкам участников рынка МБК, на долю проблемных банков приходилось более 70% всех привлеченных межбанковских кредитов. Денежные вливания ЦБ в определенной мере ограничили скорость распространения неплатежеспособности среди банков из-за неисполнения взаимных обязательств друг перед другом.

Меры по восстановлению
финансовой активности банков

Резкое ухудшение финансового положения банков вынудили новое руководство ЦБ продлить срок существования банковских учреждений с капиталом менее 1 млн экю до 1.01.2001 г. и внести ряд нормативных изменений в систему контроля за деятельностью банков. Поскольку государственные ценные бумаги полностью потеряли ликвидность, в конце года ЦБ ужесточил требования к структуре инвестиционного портфеля банков и скорректировал правила расчета обязательных нормативов. Начиная с отчетности на 1.12.1998 г. вложения банков в российские госбумаги и долговые обязательства стран, не входящих в группу развитых государств, стали оцениваться с коэффициентом риска 10%. Состав госбумаг, которые рассматривались в качестве ликвидных активов, был ограничен торговым портфелем. При расчете норматива мгновенной ликвидности Н2 стали учитываться все обязательства банков до востребования (ранее принимались во внимание лишь 20% таких обязательств).

Первоначально Правительство и ЦБ пытались переоформить обязательства банков нерезидентам по форвардным контрактам в долги Минфина. В результате проведенных переговоров с западными инвесторами ЦБ связал решение вопроса задолженности по форвардным контрактам со схемой реструктуризации ГКО и возможностью репатриации валютной выручки по срочным сделкам. ЦБ обязал все кредитные организации, заключавшие форвардные сделки, предоставить сведения, подтверждавшие условия сделок. К концу 1998 г. появились прецеденты, когда российские суды признавали форвардные контракты в качестве материальных сделок, а не сделок-пари.

Для стимулирования кредитования банками экспортных отраслей промышленности ЦБ приступил к переучету векселей, выданных российскими компаниями-экспортерами. Учитывая положительные изменения в инфраструктуре фондового рынка, ЦБ официально признал применявшуюся банками практику учета результатов торгов во внебиржевой Российской торговой системе и скорректировал порядок создания банками резервов под обесценение ценных бумаг.

Предпринятые властями в ноябре–декабре меры были призваны облегчить восстановление финансовой активности кредитных организаций. В этой связи обращает на себя внимание закон “О первоочередных мерах в области бюджетной и налоговой политики”, вступивший в силу 29 декабря 1998 г. В соответствии с данным законом все государственные ценные бумаги и векселя Минфина со сроками погашения до 31.12.1999 г., принадлежащие ЦБ, переоформлялись в госбумаги со сроками погашения с 2013 по 2018 гг. “ежегодно равными долями с выплатой купонного дохода в размере 5% годовых”; с кредитных организаций списывались штрафы и пени, начисленные за задержку бюджетных платежей; банки и другие участники фондового рынка получили право относить убытки от реализации акций и облигаций на уменьшение доходов с продажи соответствующей категории ценных бумаг; за задержку налоговых платежей банки стали нести ответственность в размере трехкратной ставки рефинансирования ЦБ за каждый день просрочки.

В целом меры по преодолению кризиса позволили предотвратить его распространение на значительную часть малых и средних банков. Наиболее тяжелые последствия кризиса испытали на себе московские “олигархические” банки и ряд региональных банков. В то же время ЦБ задержался с принятием существенных мер, которые положили бы начало радикальной реорганизации и оздоровлению банковской системы. Можно полагать, что этому препятствовали три основных фактора:

· отсутствие адекватной законодательной базы для банкротства кредитных организаций;

· дефицит свободных средств, которые бы позволили провести рекапитализацию жизнеспособных банков без опасности вызвать очередной всплеск инфляции;

· политическое лоббирование интересов проблемных банков, отразившееся в стремлении ЦБ поддержать значительное количество кредитных институтов и решать проблемы банковской системы главным образом в рамках программы долгосрочной реструктуризации.

2. Задачи реорганизации и оздоровления
банковского сектора

Международный опыт свидетельствует, что меры по преодолению банковского кризиса должны начинаться с оценки ситуации, ограничения и локализации распространения кризиса. Несовершенство системы пруденциального надзора и оперативного анализа затруднили принятие первичных решений. Пути выхода из кризиса начали обсуждаться в сентябре, и только к декабрю ЦБ и Правительство приняли основные документы: Программу реструктуризации банковской системы, заявление о создании Агентства по реструктуризации кредитных организаций (АРКО) и Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 1999 г. В них были определены основные цели и принципы реструктуризации, выделены общие параметры банков, которым будет оказываться государственная поддержка, перечислены задачи государственных органов и основные направления деятельности на будущий год.

Вставка 1. Основные положения
Программы неотложных мер по реструктуризации
банковской системы

Все кредитные организации в целях анализа их финансового состояния будут разделены на: а) банки, имеющие достаточную капитальную базу и не испытывающие значительных затруднений в управлении текущей ликвидностью; б) банки, которые испытывают трудности, предопределенные в основном финансовым кризисом; в) банки, которые испытывают трудности, вне связи с финансовым кризисом; г) неплатежеспособные банки с утраченным капиталом, лишенные ликвидности и не имеющие ясных перспектив продолжения деятельности.

На основании произведенных оценок, индивидуального изучения со стороны ЦБ, а также определения степени экономической и социальной значимости для банковской системы, экономики страны и ее регионов все банки будут отнесены к одной из следующих групп:

1 группа. Стабильно работающие банки, имеющие достаточную капитальную базу, не испытывающие значительных затруднений в управлении текущей ликвидностью, способные работать без дополнительной государственной поддержки и решать свои текущие проблемы самостоятельно за счет поддержки со стороны своих владельцев, привлечения дополнительного капитала с рынка, переговоров с кредиторами.

2 группа. Стабильно работающие региональные банки, которые должны стать “опорными” в будущей региональной банковской системе России.

3 группа. Отдельные крупные банки, потерявшие капитал и не имеющие возможности самостоятельно продолжать банковские операции, которые, однако, нецелесообразно закрывать по причине слишком высоких социальных и экономических издержек.

4 группа. Неплатежеспособные банки, утратившие капитал, не способные поддерживать собственную ликвидность и не имеющие перспектив для продолжения деятельности.

ЦБ должен подготовить среднесрочную и долгосрочную программы развития банковской системы, которая может состоять из следующих уровней:

Верхний уровень включает ЦБ, исполняющего функции “кредитора последней инстанции”, надзорного органа и организатора функционирования банковской системы; АРКО и Корпорацию по страхованию вкладов.

Уровень банков общенационального значения, включающий коммерческие банки, принадлежащие государству (Сбербанк, ВТБ и ВЭБ), а также новые банки, сформированные на основе реформированных банков 3-й группы и жизнеспособных групп старых многофилиальных банков, обеспечивших реструктурирование преимущественно собственными силами.

Уровень опорных региональных банков, включающий здоровые, реструктурированные и укрепленные коммерческие банки из 2-ой группы. ЦБ выйдет из капитала этих банков, максимально диверсифицировав состав их собственников.

Уровень специализированных средних и малых банков, включающий коммерческие банки, занимающие специфические рыночные ниши (региональные, клиентские, операционные).



При разработке Программы Банк России мог использовать, среди прочих, аналитические материалы, посвященные международному опыту банковской реструктуризации, которые Бюро экономического анализа подготовило и предоставило ЦБ еще до событий 17 августа 1998 г.[15] В целом обнародованная Программа оздоровления банковского сектора соответствовала накопленному международному опыту. В то же время в принятых и доступных на начало 1999 г. документах практически не был проработан ряд ключевых моментов, которые требовали пристального внимания.

Реструктуризация

Банковская система постсоциалистической России за недолгий период своего развития впервые столкнулась с системным кризисом. Поэтому для выхода из кризиса особенно важно использование мирового опыта, в соответствии с которым задачи реструктуризации должны включать в себя:

· предотвращение перехода кризиса в затяжную стадию;

· обеспечение устойчивости банковской системы в целях финансирования экономического роста и повышения сбережений населения;

· восстановление доверия населения и иностранных инвесторов к банковской системе.

Реструктуризация должна проводиться без предоставления значительных преимуществ проблемным банкам – центрам БПГ. Только жесткие меры по отношению к банкам, которые обанкротились без помощи государства, при прозрачности операций реструктуризации могут стимулировать возвращение вкладов населения.

До сих пор все действия ЦБ указывали на стремление использовать различные формы кредитования в качестве основного механизма восстановления банковской системы. Массированное кредитование банков отчасти можно объяснить ошибочностью принятых решений в августе 1998 г., масштабами кризиса или желанием осуществить непрямую эмиссию. Однако такой подход может привести к затягиванию кризиса, ухудшению экономических условий в стране и возникновению в последующем проблем в сфере банковского регулирования из-за расширяющегося конфликта интересов между ЦБ и регулируемыми им финансовыми институтами.

Прямое или косвенное использование общественных средств для поддержки обанкротившихся банков является формой помощи, которая подавляет здоровую конкуренцию и не оставляет надежды на использование других, менее привлекательных для гибнущих банков механизмов оздоровления. Подавление конкуренции происходит также в результате ослабления регулирующих требований к проблемным банкам.

Прежде всего, необходимо разделять меры по восстановлению ликвидности и помощь банкам – фактическим банкротам. В качестве помощи, как правило, рассматривается большинство долгосрочных (т. н. стабилизационных) кредитов Центрального банка. Должен быть определен порядок средств, которые государство может затратить на поддержку банковского сектора. В соответствии с данными, обнародованными руководством ЦБ в ноябре, необходимые затраты на проведение реструктуризации оценивались в 140 млрд руб. Если исходить из того, что основные расходы пойдут на списание безнадежных кредитов, погашение убытков и частичное восстановление банковского капитала, суммарные затраты можно оценить в 180–240 млрд руб. или 4–5% ВВП в зависимости от изменения состояния российской экономики и скорости проведения реструктуризации. По крайней мере часть затрат на проведение реструктуризации банковской системы должна покрываться за счет доходов бюджета или валютных резервов ЦБ. Примером может служить опыт Колумбии, где правительство для финансирования реструктуризации в декабре 1998 г. ввело временный (на 1 год) налог на все финансовые операции в размере 0,2%, переложив тем самым часть расходов на частные компании, которые отличаются достаточной финансовой активностью. В то же время сложность экономической ситуации в России свидетельствует о невозможности провести быстрые преобразования банковской системы без поддержки международного сообщества.

На сегодняшний момент существует сравнительно немного российских промышленных групп, готовых приобрести большой обанкротившийся банк для расширения своей деятельности. Отчасти поэтому в процессе реструктуризации крайне важно привлечь ресурсы банковских групп. Необходимо учитывать, что одна из основных схем приватизации (предоставление кредитов под залог акций) обеспечила возможность получения огромных финансовых средств внешним управляющим и акционерам нынешних крупнейших банков-банкротов. Сегодня все ведущие финансовые конгломераты сохраняют представительство в банковском секторе и стремятся в той или иной форме реорганизовать свою деятельность. В качестве способов реорганизации могут использоваться слияния, реализация активов, передача контрольного пакета акций банка государству.

Если государство стремится создать здоровую банковскую систему, оно должно усилить давление на банковские группы. Одним из примеров жесткой политики государства в данной области служит опыт Чили, где после кризиса 1981–1983 гг. банкам запретили предоставлять кредиты связанным с ними промышленным группам. При проведении реструктуризации менеджеры банков, допустивших серьезные просчеты в управлении и участвовавшие в выводе активов из банков-банкротов, не должны допускаться в руководящие органы других финансовых учреждений. Крупные российские банки широко используют схемы кредитования дочерних иностранных банков и офшорных компаний для операций, связанных с вывозом капитала. Введение ограничений на предоставление банковских кредитов нерезидентам является одной из первоочередных мер по борьбе с оттоком капитала за пределы страны.

Главную роль в банковской реструктуризации призвано сыграть АРКО[16]. Одной из основных функций Агентства должна стать покупка банковских долгов с их последующей перепродажей. Рынок банковских долгов уже существует и активно развивается, показатели его деятельности свидетельствуют о степени проблемности банков-должников. Вступление на рынок АРКО может ускорить процесс реструктуризации и позволит расширить возможности финансирования Агентства. Наличие стабильных источников финансирования – одно из главных условий эффективной деятельности Агентства. Другое условие – создание законодательной базы, которая должна четко выделить место АРКО в системе банковского регулирования.

Преодоление последствий финансового кризиса

ЦБ перешел на более льготный, “кризисный” порядок регулирования коммерческих банков. Однако это не должно привести к снижению надежности здоровых финансовых институтов. Перенос на два года срока выполнения требований по увеличению минимального размера капитала, наряду с признанием неспособности банков привлечь в ближайшее время новый капитал, серьезно затормозит процесс роста капитализации банковской системы[17]. Либеральный подход со стороны ЦБ к банкам, имеющим отрицательные показатели собственного капитала, во многом является вынужденной и, стоит надеяться, временной мерой.

Перераспределение клиентов проблемных банков на какое-то время может снизить остроту проблемы ликвидности. Однако попытки ее решения посредством кредитов ЦБ не должны в дальнейшем приводить к росту кредитного риска, когда банки будут погашать кредиты исключительно за счет новых заимствований. Более эффективной мерой явилась бы реструктуризация кредитной задолженности банков (и задолженности банкам), в том числе, с использованием специально выпускаемых для этой цели государственных ценных бумаг. О необходимости рассмотреть вопрос о применении подобной схемы в России свидетельствует рост просроченной задолженности, который будет продолжаться по мере перехода кризиса в последующие стадии.

В условиях отсутствия рынков государственных облигаций, межбанковского кредитования и срочных сделок существует возможность развивать операции банков с акциями и векселями. Как пока зала предшествующая практика, ограничение вложений в акции не дает желаемого эффекта, скрывает принимаемые банками инвестиционные риски и не способствует развитию национального фондового рынка. Поэтому в определенных пределах целесообразно стимулировать операции банков с корпоративными ценными бумагами, особенно в период минимального падения котировок на рынке. Развитие операций с векселями промышленных предприятий, планируемое ЦБ, требует значительного улучшения законодательства, введения ограничений на объемы эмитируемых векселей и создания системы контроля за операциями крупнейших эмитентов. Фактическое отсутствие иных финансовых рынков, кроме валютного, приводит к усилению давления на курс со стороны банков.

Вставка 2. Покупка банковских активов

В целях облегчения реструктуризации проблемных банков государство может осуществлять частичную или полную покупку их активов. Такие покупки, как правило, проводятся агентствами по страхованию депозитов или центральными банками. Программа по покупке “плохих” активов обычно сопровождается мерами, направленными на капитализацию банков.

Так, в 1984 г. Национальный банк Чили определил общий лимит на покупку сомнительной и безнадежной задолженности у коммерческих банков, который был распределен между банками пропорционально сумме такой задолженности в их портфелях. Банки могли продать сомнительные вложения на сумму, не превышающую 150% от размера собственных средств, включая резервы. Для участия в этой схеме банки должны были обслуживать кредиты, предоставленные им Центральным банком в начале кризиса для поддержания ликвидности. Оплата активов, покупаемых у коммерческих банков, производилась ЦБ путем выпуска векселей. В 1985 г. для того, чтобы помочь банкам выйти на международный стандарт капитализации баланса, правительство Чили выкупал их акции через государственный банк развития. В течение пяти последующих лет уровень государственного участия в капитале коммерческих банков сократился до 49%.

В Венгрии в декабре 1992 г. была принята “Программа консолидации портфелей банков”, в рамках которой правительство предложило коммерческим банкам выкупить сомнительную и безнадежную задолженность в обмен на государственные облигации в форинтах сроком на 20 лет. Доходность этих инструментов была проиндексирована путем привязки к доходности американских казначейских векселей. Условия выкупа были дифференцированными для частных и государственных банков.

В Мексике Банковский фонд защиты сбережений FOBAPROA выкупает у коммерческих банков, подвергаемых санации, сомнительную и безнадежную задолженность начиная с 1995 г. в рамках программы постоянной капитализации банков (Programa de Capitalizacion Permanente). Целью программы является повышение привлекательности проблемных банков перед их дальнейшей продажей сторонним инвесторам. Банковские активы выкупаются только в том случае, если банки увеличивают свой капитал, при этом сумма выкупаемых активов не может более, чем в 2 раза превышать размер увеличения капитала. Взамен плохой задолженности банки получают от FOBAPROA векселя сроком на 10 лет. Портфель безнадежной задолженности, приобретенный у коммерческих банков, передается в доверительное управление тем же самым банкам. Стимулом для банков активно заниматься реализацией безнадежных и сомнительных долгов является установленная финансовая ответственность. По состоянию на 1997 г. сумма задолженности, подлежащая реализации через FOBAPROA, составляла 40 млрд дол. Сумма расходов, сопряженных с покупкой активов и капитализацией, оценивалась в 8,3% ВНП Мексики. Столь высокая стоимость указанной программы остро ставила вопрос об источниках ее финансирования. Существенным недостатком программы являлась растянутость во времени и низкая эффективность.

Более удачную схему начали недавно использовать в Перу, где правительство выпустило 5-летние облигации в начальном размере 150 млн дол. для обмена на “плохие” кредиты. При заключении сделок “своп” банкам разрешено обменивать на облигации только полностью обеспеченные кредиты на сумму, не превышающую их собственный капитал. В течение срока сделки банки не имеют права ухудшать состояние залога, несут ответственность за управление “плохими” кредитами и должны погашать 20% облигаций каждый год, выкупая часть обмененного кредитного портфеля. Облигации могут использоваться банками для пополнения своей ликвидности через сделки “репо” с ЦБ и другими коммерческими банками. Ежеквартально по облигациям выплачиваются проценты по ставке, привязанной к средней национальной ставке по валютным депозитам (около 5,4%). Правительство Перу установило верхний лимит для объема выпущенных облигаций в размере 1 млрд дол.



Возможные пути укрепления банковской системы

Россия планировала присоединиться в конце 1998 г. к Базельским принципам банковского надзора[18]. В Программе неотложных мер по реструктуризации банковской системы ЦБ подчеркнул, что, несмотря на последние события, требования Базельского комитета могут быть выполнены уже к середине 1999 г. Это сохраняет надежду на продолжение проделанной работы. Должны быть завершены преобразования в области совершенствование бухучета, введения консолидированной отчетности банковских групп и улучшения системы расчетов.

Важной задачей сегодня является разработка эффективного механизма управления банковскими рисками. Это касается консолидированного учета рисков, контроля за диверсификацией активов, снижения на уровне персонала, высшего и среднего менеджмента операционного риска, включая использование служебной информации в личных целях. Финансовый кризис, охвативший целый ряд стран, показал, что на сегодняшний день не существует эффективной системы контроля за кредитными рисками и рисками ликвидности в условиях развивающихся рынков. Для регулирования российской банковской системы серьезным шагом вперед может стать совершенствование механизмов залогового обеспечения выдаваемых кредитов и создание единой общедоступной базы заемщиков.

Меры по повышению взаимного контроля в банковской среде могли бы опираться на опыт Аргентины, где местные банки обязаны выпускать 2% от привлеченных депозитов в виде субординированных долгов для размещения среди кредитных организаций[19]. Для снижения инвестиционных рисков и восстановления утраченного доверия к банковскому сектору в России крайне необходимо формирование системы корпоративного управления через раскрытие информации. При существующей концентрации прав собственности в банковской системе это станет реальным шагом к установлению ответственность банковских менеджеров за принимаемые решения.

В своих последних программах ЦБ и Правительство учитывают возможность укрепления региональных банков, повышения государственного участия в капитале банковской системы, привлечения внешних заимствований на цели реструктуризации банков и реформирование Сбербанка (под давлением международных организаций). Действительно, слабость региональных банков отрицательно сказалась на состоянии рынка финансовых услуг за пределами Москвы и Санкт-Петербурга. Текущее положение региональной части банковского сектора характеризуется такими чертами, как:

· наличие мелких и средних банков со слабым менеджментом;

· неразвитой внутренней структурой;

· существованием во многих регионах филиалов крупных проблемных московских банков;

· высокой степенью концентрации банковских операций;

· наличием лишь у Сбербанка единой сети на территории каждого региона.

Развитие региональной банковской структуры целесообразно увязать с реформированием проблемных банков, включая Сбербанк, и расширением иностранного присутствия в банковской системе. В конце декабря ЦБ более, чем в 2 раза снизил требования к минимальному уставному капиталу открываемых в России дочерних иностранных банков[20]. Дополнительным стимулом для иностранных инвесторов может стать приобретение прочных позиций в отдельном регионе. Начальные затраты иностранных банков могут быть снижены, в том числе, за счет продажи им части региональной сети Сбербанка.

Опыт реорганизации банковских системы показал, что увеличение доли государства в капитале банковской системы допустимо лишь на непродолжительное время. Государственное участие приводит к решению социальных и политических целей, отодвигая на задний план рыночную организацию банковского сектора. Это создает порочный круг, включая неэффективную реструктуризацию, требования банков о государственной поддержке, предоставление государственных средств в чрезмерном объеме и недостаточную компенсацию убытков частного сектора. В условиях банковского кризиса положение государства как акционера вступает в конфликт с его регулирующей ролью. Международный опыт свидетельствует, что расширение кредитования реального сектора с помощью государственных банков приводит либо к злоупотреблениям, либо к повышенным кредитным рискам (льготные ставки, слабое обеспечение, низкий уровень контроля). Оба варианта ведут к новому кризису.

В качестве одной из мер оживления реального сектора ЦБ и Правительство планируют организовать специализированный государственный Российский банк развития (РБР), который будет аккумулировать средства внешних и внутренних источников для точечного кредитования экономики. Среди наиболее вероятных вариантов рассматривается создание РБР на основе одного или нескольких крупных частных банков. Практически все эти банки относятся к числу проблемных и их реорганизация в случае преобразования в РБР потребует немалых государственных средств.

Опыт банков развития в развивающихся странах показал, что их деятельность может оказаться эффективной лишь при наличии высококвалифицированного персонала, детальной проработки инвестиционных проектов и относительной независимости в принимаемых решениях. Существующие в России проблемы с бюджетным финансированием делают выполнение перечисленных условий малореальным в ближайшей перспективе.

Совершенствование системы регулирования

Изменения в банковском регулировании, включая новые законодательные меры, должны привести к существенному прорыву в решении накопленных проблем банковской системы. В целях преодоления нынешнего и предупреждения последующих кризисов необходимо, в частности, принятие законопроектов в области банковской деятельности, касающихся ответственности менеджеров и акционеров банков, санации и банкротства кредитных организаций. Одним из приоритетных направлений является создание системы страхования депозитов, которая смогла бы укрепить доверие к национальной банковской системе и сократила бы уровень системного риска.

С точки зрения эффективного решения назревших проблем банковской системы огромное значение имеет последовательная и четкая политика правительства и Центрального банка. В конце 1998 г. в Государственной думе развернулись серьезные дебаты о реформировании ЦБ и перераспределении его функций. Но этот вопрос целесообразно рассматривать в свете усложнения структуры финансовых институтов и повышенных затрат, которые несет государство при создании системы адекватного контроля за всеми участниками рынка. Напомним, что сегодня регулирующие функции государства в отношении финансовых институтов распределены между ЦБ, Министерством финансов, ФКЦБ, Минтруда.

Возможно, более эффективной мерой с точки зрения реформирования финансового сектора может быть создание единого государственного органа, который контролировал бы деятельность всех финансовых посредников, включая банки, брокерские и дилерские компании, паевые и инвестиционные фонды, негосударственные пенсионные фонды, компании по управлению активами и страховые компании, биржи (фондовые, товарные, валютные), депозитарии, расчетные и клиринговые организации, а также саморегулируемые организации участников рынка. Штат нового регулирующего органа может включать профессионалов из перечисленных выше государственных ведомств, саморегулируемых организаций и финансовых институтов. Новая регулирующая организация должна получить соответствующие полномочия и объемы финансирования. Дополнительные средства могут быть привлечены в виде регулярных взносов участников рынка и займов международных организаций.

Идея консолидации регулирования и контроля за финансовыми институтами и рыночной инфраструктурой получает в мире все большее распространение. Вслед за Австралией и Новой Зеландией такая система активно развивается в Канаде, Великобритании, Японии, странах Юго-Восточной Азии. Наиболее интересен опыт британских властей, которым удалось в достаточно короткие сроки создать мощный государственный контролирующий центр в виде Financial Services Authority (FSA). Профессиональные участники рынка в Великобритании были заинтересованы в объединении регуляторов в связи с уменьшением заполняемых форм отчетности и снижением расходов на выплату взносов в саморегулируемые организации.

В России стимулом для создания подобной организации служит развивающийся кризис, значительная роль банков в финансовом секторе и их вовлеченность в смежные области финансового посредничества. Последние два фактора могут стать основанием для активного участия ЦБ в создании и определении функций новой структуры. При этом ЦБ по-прежнему мог бы нести ответственность за проведение денежной политики и осуществление параллельного дистанционного анализа банковской системы, обеспечивающего перекрестный контроль. ФКЦБ сможет уделить основное внимание регулированию правовой деятельности частных компаний и защите прав акционеров.

Создание единого органа регулирования финансовых институтов позволило бы решить проблему пересечения интересов государственных ведомств. Совместная работа может привести к преодолению хронических отставаний в законодательстве. Россия уже достаточно много потеряла из-за борьбы между ЦБ, ФКЦБ и Минфином, которая вновь усилилась в 1998 г. Задача выхода из финансового кризиса и развития цивилизованного рынка требует консолидации усилий исполнительной власти.


--------------------------------------------------------------------------------

[1] В то же время именно на внебалансовых счетах отражаются срочные операции, залоговое обеспечение и предоставленные банками гарантии, то есть те операции, которые непосредственно влияют на оценку состояния банковской системы.

[2] В список банков, обязанных предоставлять с 1.07.98 г. отчетность на кон­соли­ди­рованной основе, входили Альфа-банк, Менатеп, Империал, СБС-Агро, Инком­банк и Банк Москвы. Начиная с 1 января 1999 г. консолидированная отчетность должна предоставляться всеми кредитными организациями.

[3] Примером может служить банковская группа СБС-Агро, проводящая реорганизацию Агропромбанка. По некоторым оценкам, портфель ценных бумаг СБС-Агро включал ОВВЗ на сумму более 2 млрд дол., который был наполовину заложен под иностранные кредиты.

[4] По состоянию на конец июля 1998 г. в ОПЕРУ-2 обслуживались следующие бан­ки: Автобанк, Агропромбанк, Внешторгбанк, Возрождение, Империал, Инком­банк, Менатеп, Мосбизнесбанк, МФК, ОНЭКСИМ банк, Промстройбанк России, Российский кредит, Сбербанк России, СБС-Агро, Токобанк, Уникомбанк.

[5] В течение полугода обсуждались планы санации Уникомбанка с привлечением средств ОНЭКСИМбанка. Банки Менатеп и ОНЭКСИМ выражали желание участвовать в реорганизации Токобанка.

[6] Для Сбербанка с 1 декабря 1997 г. действовал норматив отчислений в размере 8% от привлеченных средств в рублях.

[7] Норматив отчислений по счетам до востребования и срочным обязательствам до 30 дней составлял 14%, по срочным обязательствам от 31 до 90 дней – 11%, по срочным обязательствам свыше 90 дней – 8% и по средствам в иностранной валюте – 9%.

[8] В начале 1998 г. статусом первичного дилера на рынке ГКО – ОФЗ обладали 33 коммерческих банка: Автобанк, Альфа-банк, Банк Москвы, Башкредитбанк, Внешторгбанк, Возрождение, Газпромбанк, Гута-банк, Диалогбанк, Еврофинанс, Зенит, Империал, ИНГ банк, Инкомбанк, Кредит Свисс Ферст Бостон, ММБ, Межкомбанк, Менатеп, Мосбизнесбанк, Мост-банк, МФК, НРБ, Онэксим банк, Промрадтехбанк, Промстройбанк России, Промстройбанк (г. Санкт-Петербург), Российский кредит , Сбербанк России, СБС-Агро, Ситибанк, Токобанк, Торибанк, Чейз Манхеттен Банк Интернэшнл. К середине апреля из их состава вышли Промстройбанк России и Башкредитбанк. В июне не смогли выполнять обязательства Возрождение и Межкомбанк. В начале июля от статуса первичного дилера отказался Промрадтехбанк.

[9] До 19.06.98 ЦБ предоставлял однодневные расчетные кредиты без дополнительного залогового обеспечения, причем объем необеспеченного кредита, на который мог рассчитывать банк, ограничивался суммой 50 млн руб., и его ставка равнялась 1,3 ставки рефинансирования. Начиная с 19.06.98 однодневные кредиты стали предоставляться под залог ГКО и ОФЗ по фиксированным ставкам, которые ежедневно устанавливались ЦБ. В связи с незавершенностью построения системы расчетов, ЦБ предоставлял однодневные и внутридневные кредиты только банкам, расположенным в г. Москве и Санкт-Петербурге.

[10] Помимо первичных дилеров правом использовать механизм “репо” на рынке ГКО-ОФЗ обладали банки, у которых рыночная стоимость собственного портфеля госбумаг превышала 100 млн руб. Заключение сделок “репо” между ЦБ и банками происходило по двухуровневой схеме, которая предусматривала ежедневное проведение аукциона и специальной торговой сессии. Аукционы “репо” проводились до начала торгов по госбумагам и давали банкам возможность привлечь денежные средства на любые цели. Специальная сессия проводилась по окончании торгов по госбумагам и позволяла банкам закрывать денежную позицию в торговой системе без привлечения дополнительных средств извне.

[11] В число последних входили Промстройбанк (СП), Креди Лионэ Русбанк, БНП-Дрезднер Банк, Петровский, Кузбасспромбанк, Башкредитбанк и АК Барс.

[12] Первый раз размер нормативных отчислений был снижен 24.08.1998 г. на 1% для всех банков. Через неделю, 1 сентября, для банков с удельным весом госбумаг в работающих активах от 20 до 40% норматив отчислений понижен до 7,5%, для банков с удельным весом вложений в ГКО-ОФЗ более 40%, включая Сбербанк, – до 5%. С 1.12.1998 г. норматив в 5% применяется ко всем коммерческим банкам и при расчете валютных обязательств используется текущий курс рубля.

[13] Краткосрочные облигации Банка России, ОБР или “бобры”, выпущенные в начале сентября, были в какой-то мере призваны заменить замороженные госбумаги. Однако низкая ставка доходности (60–65% годовых) не могла вызвать повышенного интереса со стороны коммерческих банков. Кроме того, до конца года Генеральная прокуратура по представлению Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг рассматривала вопрос о законности выпуска ОБР. Все это время среднедневной объем торгов ОБР колебался в районе 500 млн руб. Основными покупателями новых бумаг выступали Сбербанк и Внешторгбанк.

[14] Многосторонний межбанковский клиринг был проведен 18 сентября, 25 сентября и 2 октября 1998 г. По его итогам было проведено платежей на сумму 30,3 млрд руб.

[15] Подробнее см.: Международный опыт реструктуризации банковских систем. М.: Магистр Лтд., 1998

[16] АРКО было зарегистрировано 17 декабря 1998 г. как некредитная организация в форме ОАО с уставным капиталом 10 млрд руб. Формирование уставного капитала будет происходить за счет ценных бумаг Минфина – ОФЗ-ПД с погашением в 2005–08 гг. и доходностью 10% годовых. Учредителем АРКО выступает РФФИ. После внесения в закон “О ЦБ” поправки, которая позволит ЦБ участвовать в капитале АРКО, он выкупит 49% уставного капитала. Согласно принятым документам, Агентство будет обладать достаточно широким кругом полномочий, включая приобретение контрольных пакетов (долей в уставном капитале) банков, утративших капитал, и управление этими банками; принятие в залог и в управление пакетов банковских акций (долей в уставном капитале); участие в капитале банков, подвергающихся реструктуризации, представление интересов государства в этих банках, оказание им экономической поддержки; участие в разработке и реализации планов финансового оздоровления банков, подвергающихся реструктуризации; управление активами, приобретение, реализация и посредничество при реализации активов ликвидируемых банков; отстранение от руководства кредитной организацией лиц, допустивших потерю капитала либо препятствующих ее оздоровлению; организацию привлечения необходимых финансовых ресурсов от российских и иностранных инвесторов, в том числе путем выпуска ценных бумаг как для реализации мероприятий по реструктуризации банков, так и для организации своей деятельности.

[17] В настоящее время собственные средства (капитал) банка должны составлять не менее 7% от активов, взвешенных с учетом риска. Начиная с 1.02.1999 г. банки, собственный капитал которых не превосходит 5 млн экю, должны удовлетворять минимальному уровню достаточности капитала в 9%; для остальных банков норматив достаточности составит 8%. После 1.01.2000 г. данный показатель должен быть повышен на 2%.

[18] Basle Committee on Banking Supervision, “Core Principles for Effective Banking Supervision”, September 1997.

[19] См. Calomiris, Charles “The Postmodern Bank Safety Net: Lessons from Developed and Developing Economies”, 1997

[20] С 1 июля 1998 г. размер уставного капитала дочерних кредитных организаций иностранных банков должен был быть не менее 66 млн руб. С 1 января 1999 г. нижняя граница уставного капитала для таких банков составляет 10 млн евро (примерно 29,3 млн руб.).






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)