ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

Финансы Российских предприятий

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 24 сентября 2004
АвторОПУБЛИКОВАЛ: maskaev
АвторРУБРИКА:




РОССИЯ: ИТОГИ 1998 ГОДА



РОССИЯ: ИТОГИ 1998 ГОДА

Действия российских предприятий промышленности и других отраслей в условиях нарастающего финансового кризиса соответствовали той вполне рациональной модели поведения, которая сложилась в 90-е годы. Как было показано в предыдущем “Обзоре экономической политики”, эта модель в значительной мере отражает принципиальную незавершенность реформ в области отношений собственности[1]. В этой связи важно разделить интересы всех участников процесса принятия финансовых решений.

В настоящее время в России лишь меньшинство предприятий обрабатывающей промышленности и торговли (прежде всего внешней) характеризуется наличием четко выраженного контроля со стороны собственников (особенно иностранных) и ориентацией на масштабные инвестиции с долгосрочной отдачей. Собственники же и менеджеры основной части приватизированных предприятий управляют ими в ситуации неуверенности в устойчивости собственного контроля. К этому добавляются противоречия между интересами инсайдеров и различных групп аутсайдеров, растущее влияние локальных и региональных властей. В результате собственники и менеджеры большинства предприятий объективно не могут следовать долгосрочной стратегии, предпочитая использовать кассовые поступления (внутри страны или за рубежом) для чисто финансовых инвестиций. Огромное влияние теневой экономики и чисто спекулятивных интересов значительной массы новых владельцев выражается также в уходе от налогов и вывозе капитала, что ведет к обескровливанию предприятий. Поэтому действия большинства предприятий вплоть до августа 1998 г. – вывоз капиталов, уклонение от уплаты налогов и снижение накопления, – выступают, как ни парадоксально, в качестве “нормального поведения”, к которому привыкли.

1. Финансовое поведение предприятий в 1998 г.

В 1998 г. финансовое положение предприятий резко ухудшилось. Если в 1997 г. чистая прибыль[2] составила 174 млрд руб., то по итогам 1998 г. был зафиксирован чистый убыток в размере –34,6 млрд руб. При этом число убыточных предприятий существенно превысило число прибыльных фирм (см. рис. 1). Естественно, что основная часть убытков пришлась на второе полугодие, но уже в первой половине 1998 г. чистая прибыль предприятий хотя и оставалась положительной, но была намного меньше, чем в 1997 г., а шесть отраслей промышленности закончили первое полугодие 1998 г. с отрицательным сальдо прибылей и убытков[3].


Рисунок 1. Соотношение прибылей и убытков в нефинансовом секторе

Ухудшение результатов финансовой деятельности предприятий в первой половине 1998 г. сопровождалось ростом объемов просроченной задолженности и повышением ее удельного веса в общем объеме задолженности (см. рис. 2). При этом быстрее всего росла задолженность по кредитам и займам и по оплате труда. В середине 1998 г. формирование оборотных активов обеспечивалось лишь на 2% за счет денежных средств, а на 44% – за счет задолженности покупателей. Низкая ликвидность оборотных активов во многом была связана со структурой расчетов. По результатам обследования Госкомстата, удельный вес денежных средств в общем объеме расчетов составляет около трети, а остальное приходится на такие неденежные инструменты, как взаимозачет, векселя, бартер и т. д. Столь широкое распространение неденежных инструментов приводит к снижению ликвидности предприятий, что, в свою очередь, инициирует цепочку неплатежей.


Рисунок 2. Доля просроченной задолженности предприятий промышленности, строительства, транспорта и сельского хозяйства, %.

Ухудшение финансового положения предприятий было связано, прежде всего, со спадом производства в реальном секторе экономике. Но к этому следует добавить и действие целого ряда других негативных факторов, как долгосрочного, так и краткосрочного характера. Среди них – неблагоприятная налоговая система, ухудшение внешнеэкономических условий, высокие реальные ставки процента. Последнее, в свою очередь, во многом было обусловлено ростом бюджетных заимствований и соответствующим увеличением доходности государственных долговых обязательств. После короткого снижения осенью 1997 г., в течение всего периода перед крахом доходность ГКО росла, что не только вело к отвлечению финансовых ресурсов на рынок государственного долга, но и препятствовало снижению ставок процента. В 1998 г. сбережения населения сократились, и финансовая система оказалась окончательно истощена. Реальный процент доходил до 100% на рынке ГКО или примерно 40% по банковским кредитам (см. рис. 3).

Наконец, ко всему этому добавилось еще и падение курсов акций, начавшееся осенью 1997 г. (рис. 3). Хотя лишь небольшое число российских “голубых фишек” реально котировались в России (или через АДР – в США), развитие биржевого кризиса имело несколько практических последствий. Во-первых, компании с котирующимися акциями не могли (кроме Газпрома) собрать дополнительный капитал или привлечь иностранных инвесторов на выгодных условиях. Во-вторых, кризис задержал выход на биржи второго эшелона российских компаний. Наконец, были крайне ограничены возможности залога акций для получения кредитов.




Рисунок 3. ГКО, %. Динамика курса акций



Таблица 1

Сбережения и ссудный процент

Показатели: 1991
1992
1993
1994
1995
1996
1997
1998

ПРЕДЛОЖЕНИЕ СБЕРЕЖЕНИЙ (% ВВП)






1а Сбережения населения, ГКС 18,2
7,1
11
15,7
13,2
14,9
15,3
10,5

1б Сбережения населения, БЭА 18,2
7,1
8,8
8
4,9
4,6
5,1
1,7

2 Налоги, выплаченные населением
2,3
2,6
2,9
2,2
2,6
2,9
2,9

3 Расчетные налоги, невыплаченные населением*



3,8
3,3
3,9
3.9*

4 Валовая прибыль 4 отраслей** 18,9
23,9
20
11,7
11,5
4,7
4,1
-0,3

СПРОС НА СБЕРЕЖЕНИЯ (% ВВП)






1а Федеральный дефицит (МВФ) -
44,2
15,6
10,6
5,3
7,9
6,7
4,8

1б Дефицит консолидированного бюджета (МВФ) -
40,3
15,1
9,7
6,0
8,9
7,5
6,2

2 Оценка бегства капитала по данным платежного баланса, БЭА

4,8
2,9
3,7
6,4
5,7
8,4

ЦЕНЫ И ССУДНЫЙ ПРОЦЕНТ






1 Темп прироста цен 160,4
2508,8
839,9
215,1
131,3
21,8
11,0
84,4

2 Ставка процента по кредитам 22,4
202,8
824
297,3
224,9
66,9
35,3
44,8

3 Реальный процент (2–1)*** -138,0
-2306
-15,9
82,2
93,6
45,1
24,3
-39,6


*Оценка на базе 9 месяцев 1998 г.



В 4 кв. 1998 г. началась постепенная адаптация предприятий к новым финансовым условиям. В результате финансовые показатели деятельности почти всех отраслей промышленности начали улучшаться. В частности, немного сократились чистые убытки нефинансовых предприятий, небольшие положительные изменения стали наблюдаться и в динамике других финансовых показателей. Так, стало улучшаться соотношение текущих активов и пассивов, впервые за длительное время стало расти отношение дебиторской задолженности к кредиторской. После августа стал сокращаться удельных вес просроченных платежей как в дебиторской, так и в кредиторской задолженности, и к концу 1998 г. эти показатели вернулись к уровню начала года (см. выше рис. 2). Предприятия стали активно погашать свою задолженность по заработной плате, и за октябрь–декабрь общая сумма этого вида задолженности сократилась почти на 15%. В результате девальвации рубля существенно сократились рублевые налоговые обязательства для экспортеров. Резкое увеличение инфляции во втором полугодии привело к возникновению отрицательного реального процента по кредитам.



Тем не менее, к началу 1999 г. финансовое положение предприятий все еще оставалось достаточно напряженным. В стране так и не сформировался долгосрочный кредит производству – после 17 августа возврат долгов банкам еще более затруднен, особенно тех заимствований, которые были прямо или косвенно номинированы в твердых валютах. Сокращение внутренних источников финансирования уменьшило не утечку капиталов, а инвестиции. Исчезновение самых ходовых финансовых инструментов привело к использованию ликвидных активов для вывоза капиталов или для вложения их в валюту.

Считается, что бегство капиталов усиливается в условиях политической нестабильности и ухудшения макроэкономической конъюнктуры. В России все по-своему – в наиболее спокойном и стабильном 1997 г. утечка капиталов была рекордной, что отражает именно специфику отношений собственности и управляющих и собственников. Пока еще трудно подсчитать, насколько падение экспортных доходов и сокращение возможностей для вывоза капитала в 1998 г. по сравнению с 1997 г. было компенсировано увеличением интенсивности (доли) вывозимого капитала в условиях нестабильной политической и экономической ситуации.

Особую проблему представляет процесс накопления. В течение 1995–1998 гг. правительство постоянно ожидало поворота к росту инвестиций как обещанного чуда макростабилизации. Однако как государственные, так и частные инвестиции непрерывно сокращались – даже в относительно благополучном 1997 г. Естественно, падение производства и прибылей в 1998 г. обусловило дальнейшее снижение накопления, которое сократилось за год на 6,7%.

Как показывает опыт большинства развитых стран, производственные инвестиции являются запаздывающим показателем по отношению к динамике дохода и продаж. Конечно, в любой экономике в условиях депрессии почти всегда есть место для реализации отдельного эффективного проекта. Та или иная отрасль в зависимости от ценовой ситуации, налогов и прочего может быть привлекательна для притока капитала. Но масштабный инвестиционный рост разворачивается только тогда, когда для этого складываются макроэкономические условия, причем, как правило, лишь через несколько кварталов после начала заметного оживления. В российской экономике падение накопления за 90-е годы было примерно пятикратным. Поворот к росту со столь малых величин может стартовать несколько раньше “обычного” в процентном выражении, в стоимостном же рост накопления, скорее всего, будет подчиняться общим правилам.

Правительство до краха так и не нашло практического способа подтолкнуть инвестиции. Упорядочивание налоговой системы с помощью Налогового кодекса было, пожалуй, самым многообещающим, но совершенно недостаточным шагом в этом направлении. Систему “1 : 4” (один рубль правительства – четыре рубля бизнеса) для высоко эффективных проектов запустить так и не удалось. Государственные вложения в инфраструктуру сжались до минимума, сузилось воспроизводство основного капитала в рыночной экономике. При столь высоком реальном проценте в 1994-1998 гг. и искаженной мотивации владельцев состояние налоговой системы лишь усугубляло дело.

Внимание правительства было приковано к сбору налогов, обсуждению масштабов растущей недоимки. С учетом пеней и штрафов недоимка налогов с бизнеса превысила всякие управляемые масштабы. Рост неплатежей предприятий друг другу и налоговая задолженность накапливались с первых месяцев реформ, но подходы к решению этих проблем так и не были найдены. Правительство постоянно находилось в состоянии нелегкого выбора. Списывать долги, даже заведомо не поддающиеся выплате, опасно, поскольку в этом случае подается неправильный сигнал всем предприятиям, что можно не платить, и одновременно наказывают исправных плательщиков. В то же время накопленные долги стали препятствием для накопления, поскольку невозможно было “показать” источники финансирования и не платить налогов и долгов. Нерешенность этой проблемы на микроуровне внесла свой вклад в формирование инвестиционного тупика в экономике страны: нет доходов, навес долгов – нет инвестиций.

В сформировавшейся модели мотивации и поведения предприятий макроэкономические и конъюнктурные факторы играли роль своего рода регулятора масштабов бегства капиталов, уклонения от налогов, поскольку определяли возможности для легального и нелегального отвлечения ресурсов. Инвестиционный процесс оставался блокированным как на уровне рациональных целей фирм, так и на уровне его реализации в условиях действующей налоговой и штрафной системы за неплатежи (“счет недоимщика” и проч.). В этом проявился, в частности, “остаточный” характер инвестиций при коротком горизонте планирования: сначала поддержание контроля и доходов заинтересованных групп, и лишь потом – долгосрочные интересы. Строго говоря, удивительным является не столько то, как предприятия существуют в такой среде, сколько то, что государственные финансы так долго продержались в микросреде с такой мотивацией и таким поведением. Взрыв неплатежей начался в 1 квартале 1992 г., и за последующие семь лет ни правительство, ни МФО. Ни иностранные советники, ни “кулибины” так и не придумали, что с ними делать.

Проблема неплатежей и бегства капитала осталась в наследство новому правительству как интеллектуальная и политическая.

2. Структура неплатежей

Как показала практика, расчетная система, включающая неплатежи, оказалась достаточно устойчивой к финансовому кризису. Одним из возможных объяснений этой устойчивости является то обстоятельство, что реальный сектор существовал и продолжает существовать достаточно изолировано от финансового. Как отмечалось выше, в структуре расчетов предприятий денежные средства составляют не более 1/3, в структуре оборотных активов денежные средства на банковских счетах занимают лишь 2–3%, а доля банковских кредитов и займов в общей кредиторской задолженности[4] в первой половине 1998 г. составляла менее 13%. Следствием слабых связей между предприятиями и банками стала относительно низкая зависимость первых от потрясений на финансовых рынках.

О масштабах неплатежей свидетельствует тот факт, что просроченная общая кредиторская задолженность, накопленная в экономике, составляла к концу июня 1998 г. 1126 млрд. руб., просроченная дебиторская – 684 млрд. руб., а денежный агрегат М2 – лишь 369 млрд. руб. Таким образом, просроченная общая кредиторская задолженность превышала предложение денег в 3,1 раза, а просроченная дебиторская задолженность – в 1,9 раза. К главным причинам столь широкого распространения неплатежей относятся:

· неэффективность предприятий, инициирующих цепочку неплате­жей; слабое распространение процедуры банкротства в отноше­нии подобных предприятий;

· отсутствие ресурсов для пополнения оборотных средств, неразви­тость долгового рынка, высокие ставки по кредитам;

· неполное выполнение государством своих обязательств как следствие принятия нереальных бюджетов;

· несовершенство налоговой системы, низкая налоговая дис­цип­лина и недостаточная требовательность к налого­пла­тель­щикам со стороны государства[5].

Кредитные позиции реального сектора

Для анализа системы неплатежей существенное значение имеет оценка кредитных позиций предприятий реального сектора, т.е. соотношение дебиторской и кредиторской задолженности (прежде всего просроченной). Как отмечалось выше, в середине 1998 г. общая кредиторская просроченная задолженность превышала дебиторскую на 443 млрд. руб. или на 65% (см. рис. 4). Иными словами, реальный сектор экономики выступает в качестве чистого заемщика, чистыми кредиторами по отношению к которому выступают государство, население и финансовые учреждения. Что же касается отношений с заграницей, то здесь реальный сектор, как будет показано ниже, сам выступает в качестве чистого кредитора.


Просроченная дебиторская задолженность: 1 – покупателей; 2 – прочее.

Просроченная общая кредиторская задолженность: 3 – государству; 4 – поставщикам; 5 – по кредитам и займам; 6 – прочее (включая задолженность по оплате труда).

Рисунок 4. Просроченная задолженность по состоянию на 1 июля 1998 г.

На дезагрегированном уровне позиции отдельных отраслей с точки зрения внутрисекторного чистого кредитования достаточно тесно связаны с результатами финансовой деятельности (см. табл. 2). По состоянию на 1 июля 1998 г. все отрасли – чистые кредиторы имели положительную чистую прибыль, а все отрасли – чистые заемщики относились к числу убыточных. Наконец, отрасли с отношением просроченной кредиторской и дебиторской задолженности, близким к единице, балансируют на грани прибыльности и убыточности.

Таблица 2

Некоторые результаты финансовой деятельности предприятий
(по состоянию на 1 июля 1998 г.)

Отрасли
Отношение просроченной задолженности покупателей к просроченной задолженности поставщикам
Чистая прибыль*

Связь
4,5
+

Транспорт
1,7
+

Строительство
1,6
+

Электроэнергетика
1,4
+

Топливная промышленность
1,4
+

Машиностроение и металлообработка
0,9
+

Пищевая промышленность
0,9
+

Производство строительных материалов
0,9


Жилищно-коммунальное хозяйство
0,9


Торговля и общественное питание
0,8
+

Металлургическая промышленность
0,6


Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность
0,6


Химическая и нефтехимическая промышленность
0,6


Легкая промышленность
0,6


Сельское хозяйство
0,3



* Положительному сальдо прибылей и убытков соответствует знак “+”; отрицательному – знак “–”.

Источник: Госкомстат РФ.

Помимо прибыльности, на позиции отрасли с точки зрения чистого кредитования влияют и некоторые другие факторы (они же отчасти влияют и на уровень прибыльности). Прежде всего, это монопольные позиции отрасли: в число главных кредиторов экономики входят электроэнергетика и транспорт. У еще одной монопольной отрасли – жилищно-коммунального хозяйства – кредитная позиция близка к нейтральной, но отрасль в целом является убыточной, что определяется особым положением ЖКХ в российской экономике.

Плата за услуги ЖКХ остается достаточно низкой, что не позволяет полностью покрыть расходы отрасли. Хотя жилищно-ком­му­нальное хозяйство субсидируется государством, однако не в достаточной мере для покрытия всех издержек, так как само же государство является одним из основных заемщиков у этой отрасли. Об этом свидетельствует высокий вес бюджетных организаций в структуре просроченной дебиторской задолженности покупателей (по данным Госкомстата – около одной трети всей задолженности). В результате формируется задолженность ЖКХ перед поставщиками, главным образом, перед топливно-энергетическим комплексом.

Второй фактор, который потенциально может влиять на финансовое положение отрасли – степень ее экспортной ориентации (для отраслей, производящих товары). Здесь, впрочем, складывается весьма неоднозначная картина. Среди основных экспортно-ориен­тированных отраслей топливная промышленность является прибыльной и чистым кредитором, а металлургическая и лесная и деревообрабатывающая промышленность – убыточными и чистыми заемщиками.

Тот факт, что две из трех отраслей, в наибольшей степени связанных с экспортом, в середине 1998 г. являлись чистыми заемщиками, можно отчасти объяснить завышенным курсом рубля. Такой курс приводил к тому, что внутренние цены в экспортных отраслях (за исключением топливной промышленности) в течение двух последних лет превышали мировые, что снижало рентабельность производства. После августовского кризиса и девальвации рубля разрыв между внутренними и мировыми ценами заметно уменьшился. Одновременно стали расти ускоренными темпами внутренние цены в этих отраслях[6], что способствует некоторому перераспределению валовой добавленной стоимости в их пользу и соответствующему улучшению финансового положения относящих к ним предприятий.

Плохие финансовые показатели предприятий легкой промышленности и сельского хозяйства были связаны, прежде всего, с их низкой эффективностью и неконкурентоспособностью производимой продукции по сравнению с импортируемыми аналогами. Однако после девальвации отечественные производители получили, по крайней мере, ценовое преимущество, что может стимулировать спрос на их продукцию и несколько улучшить финансовое положение.

Задолженность по кредитам банков
и займам и по оплате труда

На 1 июля 1998 г. просроченная задолженность отраслей экономики по полученным кредитам банков и займам составляла 44,2 млрд. руб. или около 3,9% от просроченной общей кредиторской задолженности. Относительно небольшой удельный вес этого вида задолженности объяснялся низким уровнем кредитования предприятий реального сектора (на 1 июля 1998 г. задолженность по кредитам и займам составляла 277,6 млрд. руб. или 12,3% от общей кредиторской задолженности) и относительно более высокой платежной дисциплиной предприятий в отношениях с банками по сравнению с другими кредиторами. В среднем доля просроченных платежей в задолженности по кредитам и займам в середине года составляла 16%, в то время как доля неплатежей в кредиторской задолженности равнялась 55%.

Наиболее “проблемными” с точки зрения банковского кредитования в первом полугодии 1998 г. являлись такие отрасли, как жилищно-коммунальное хозяйство (доля просроченной задолженности во всей задолженности по кредитам и займам – 43,5%) и сельское хозяйство (доля просроченной задолженности в задолженности по кредитам и займам – 39,6%). Столь высокий процент невозврата кредитов можно связать с некоторыми другими показателями финансовой деятельности: в частности, эти две отрасли имели наименьшую долю денежных средств в структуре оборотных активов.

Другим внешним кредитором для реального сектора является население, а инструментом кредитования – неплатежи по зарплате. Накопленная к 1 июля 1998 г. задолженность по оплате труда составляла 71,2 млрд. руб., в том числе из-за отсутствия собственных средств – 58,3 млрд. руб. В целом удельный вес неплатежей по зарплате в структуре просроченной кредиторской задолженности не очень велик (по состоянию на 1 июля 1998 г. – около 6%). В сельском хозяйство и строительстве эта доля была значительно выше, но это частично объясняется сезонным характером оплаты работ в этих отраслях. К концу года, как отмечалось, большинство предприятий начало погашать задолженность по зарплате, обусловленную отсутствием собственных средств, но во многих отраслях, и прежде всего в угольной промышленности, ситуация здесь по-прежнему остается напряженной.

Кредиторские отношения с государством

Низкая собираемость налогов и отчислений во внебюджетные фонды являлась одной из причин финансово-бюджетного кризиса 1996–1998 гг. Например, по данным Госкомстата и Госналогслужбы, прирост просроченной задолженности в бюджет и во внебюджетные фонды составлял в 1996 г. 137 трлн. руб., в 1997 г. – 111 трлн руб., за первое полугодие 1998 г. – более 80 млрд. деноминированных рублей. Дефицит консолидированного бюджета (по определению Минфина) составлял в 1996 г. 94,2 трлн руб., в 1997 г. – 118,4 трлн руб., за первое полугодие 1998 г. – 57,2 млрд. деном. руб. Таким образом, прирост задолженности предприятий перед государством в 1996–1998 гг. превышал размер дефицита государственного бюджета. По всем отраслям экономики задолженность в бюджет и во внебюджетные фонды на 1 июля 1998 г. составляла около 420 млрд. руб.

В то же время следует учитывать, что государство само активно участвует в формировании просроченной кредиторской задолженности реального сектора. Оценить чистую просроченную задолженность перед государством по всей экономике (т. е. задолженность по платежам в бюджет и во внебюджетные фонды за вычетом просроченной задолженности всех государственных учреждений) на данном этапе развития статистики затруднительно, т. к. Госкомстат предоставляет данные только по задолженности государственных заказчиков. Здесь возможны лишь косвенные оценки на основе данных о просроченной кредиторской задолженности бюджетных организаций (прежде всего Министерства обороны). По этим данным задолженность государства перед предприятиями реального сектора на 1 сентября можно оценить в 75 млрд. руб. Основными кредиторами государства являются отрасли естественных монополий (электро­энер­гетика и ЖКХ), а также машиностроение. Но в целом, повторим, в отношениях с государством реальный сектор выступает как чистый заемщик.

Как видно из данных, приведенных в табл. 3, наименьшую относительную задолженность перед бюджетом и внебюджетными фондами имели, главным образом, отрасли, в которых высоко участие государства: электроэнергетика, транспорт и жилищно-ком­муналь­ное хозяйство. Относительно небольшую задолженность имели также торговля и общественное питание. Максимальная же доля задолженности перед государством в структуре просроченной кредиторской задолженности наблюдалась в топливной промышленности, машиностроении и металлообработке, лесной и деревообрабатывающей промышленности и легкой промышленности.

Можно выделить ряд причин, обусловливающий высокую концентрацию просроченной задолженности перед государством именно в этих отраслях. Во-первых, высока задолженность перед государством в убыточных отраслях (например, в легкой и лесной и деревообрабатывающей промышленностях). Во-вторых, неплатежи со стороны государства стимулируют неплатежи со стороны предприятий. Это относится к такой отрасли, как машиностроение и металлообработка, в которой на 1 июля 1998 г. доля государственных заказчиков в просроченной дебиторской задолженности покупателей составляла 20%. В-третьих, задолженность перед государством относительно велика в отраслях, технологически связанных с естественными монополиями. Кредитуя через неплатежи остальную экономику, монопольные отрасли (электроэнергетика, транспорт и жилищно-коммунальное хозяйство) снижают свою собственную ликвидность. В результате они инициируют цепочку неплатежей поставщикам. Одним из основных поставщиков этих отраслей является топливная промышленность. В монопольных отраслях высоко участие государства, и топливная промышленность снижает чистую задолженность государства за счет неплатежей в бюджет и во внебюджетные фонды.

Таблица 3

Расчеты с государством
(по состоянию на 1 июля 1998 г.)





Отрасли
Доля задолженности перед государством в просроченной кредиторской задолженно­сти, %
Доля задолженности гос­за­каз­чиков в про­сро­ченной задол­жен­но­сти покупателей, %

Топливная промышленность 59,1
2,1

Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность 57,2
1,2

Легкая промышленность 55,7
7,8

Машиностроение и металлообработка 54,0
20,2

Пищевая промышленность 51,8
1,6

Сельское хозяйство 49,2
3,3

Производство строительных материалов 48,1
2,4

Строительство 47,9
11,7

Химическая и нефтехимическая промышленность 35,5
2,4

Металлургическая промышленность 36,6
0,7

Транспорт 29,0
0,2

Связь 28,5
8,2

Электроэнергетика 21,4
8,3

Жилищно-коммунальное хозяйство* 15,7
3,7

Торговля и общественное питание 14,3
9,8


* С учетом задолженности бюджетных организаций удельный вес государства в структуре просроченной задолженности покупателей повышается почти до трети.

Источник: Госкомстат РФ.

Отношения с нерезидентами и утечка капитала

Некоторая часть просроченной дебиторской задолженности формируется за счет неплатежей нерезидентов. Публикуемая статистика Госкомстата позволяет оценить просроченную задолженность в промышленности по прямым расчетам с предприятиями государств-участников СНГ, которая составляла на 1 июля 1998 г. 2,9 млрд. руб. Однако, как показывает анализ данных платежного баланса, вклад стран СНГ в формирование просроченной задолженности нерезидентов гораздо меньше, чем стран дальнего зарубежья. Например, “изменение задолженности по своевременно непоступившей экспортной валютной и рублевой выручке и непогашенным импортным авансам” составляло по итогам 9 месяцев 1998 г. 7,4 млрд. дол. и на 89% обеспечивалось странами дальнего зарубежья. В том числе непоступление экспортной выручки составило за тот же период 3 млрд. дол.

Оценка “участия” нерезидентов в формировании дебиторской задолженности также затруднена тем обстоятельством, что предприятие-экспортер может иметь отношения с заграницей не напрямую, а через торгового посредника. В этом случае, если нерезиденты по каким-либо причинам не гасят задолженность по торговым кредитам, то просроченная дебиторская задолженность формируется в торговой компании. Теоретически, эта просроченная дебиторская задолженность переносится на предприятие-экспортера, на бюджет и на прочие сектора и оказывается включенной в данные Госкомстата о просроченной задолженности. Однако, как известно, многие торговые фирмы создаются только для перекачки средств за границу, и после продажи товара и “неуплаты” зарубежного контрагента, фиксируемой в платежном балансе, просто исчезает. В этом случае прирост просроченной задолженности нерезидентов может не отражаться в данных о просроченной дебиторской задолженности действующих предприятий, и фактически представляет собой часть нелегального оттока капитала из страны.


Рисунок 5. Оценка прироста просроченной кредиторской задолженности и утеч­ки капитала за границу (млрд. дол.)



Один из распространенных способов определения нелегальной утечки капитала состоит в приравнивании ее к статье платежного баланса “чистые ошибки и пропуски”. На рис. 5 приводится оценка нелегального вывоза капитала и прирост просроченной кредиторской задолженности предприятий и организаций промышленности, строительства, транспорта и сельского хозяйства, пересчитанный в доллары по текущему обменному курсу. Как видно из приведенного рисунка, имеется определенная корреляция между ростом просроченной кредиторской задолженности и оттоком капитала за границу[7]. Это позволяет утверждать, что проблема неплатежей, по крайней мере отчасти, связана с утечкой капитала и сокрытием доходов от налогообложения. Решить проблему оттока капитала можно, если элиминировать внешние причины, побуждающие резидентов к такому поведению. К этим причинам относятся политическая нестабильность, запутанная налоговая система, низкая фискальная дисциплина.

Упрощенная схема неплатежей

На основе проведенного анализа можно предложить упрощенную схему неплатежей, изображенную на рис. 6. В реальном секторе выделяются следующие агрегированные отрасли: естественные монополии, эффективные отрасли и прочие отрасли. К отраслям естественных монополий относятся электроэнергетика, транспорт и жилищно-коммунальное хозяйство. К эффективным – те отрасли, которые одновременно являются и прибыльными, и чистыми кредиторами: топливная промышленность, строительство и связь (см. выше табл. 2). К прочим относятся отрасли, являющиеся чистыми заемщиками по отношению к остальной экономике. В качестве контрагентов реального сектора выделяются заграница, государство, банки и население.






Рисунок 6. Схема неплатежей

В соответствии со схемой, приведенной на рис. 6, естественные монополии кредитуют через систему неплатежей государство и прочие отрасли экономики. Часть своей дебиторской задолженности естественные монополии переносят на поставщиков, главным образом, на топливную промышленность, которая является эффективной отраслью. Помимо этого, эффективные отрасли кредитуют прочие отрасли и заграницу (например, через невозврат экспортной выручки). Формируя кредиторскую задолженность, эффективные отрасли не платят преимущественно государству.

В особом положении находятся прочие отрасли, которые являются чистыми заемщиками прочих секторов, за исключением заграницы (главными кредиторами заграницы являются прочие экспортно-ориентированные отрасли, такие как цветная металлургия и лесная и деревообрабатывающая промышленности). Среди них можно выделить ряд отраслей, которые являются прибыльными. Это цветная металлургия, машиностроение и металлообработка, пищевая промышленность, торговля и общественное питание. Можно предположить, что при создании благоприятных условий эти отрасли имеют шанс стать эффективными. К условиям, потенциально улучшающим финансовое положение предприятий перечисленных отраслей, можно отнести девальвацию, а также замедление темпов прироста цен на электроэнергию, транспорт и топливо.

В целом система неплатежей, сложившаяся в России, обладает следующими особенностями:

· некоторая часть просроченной задолженности покупателей-нерезидентов через систему неплатежей модифицируется в кредиторскую задолженность экспортно-ориентированных отраслей перед государством;

· на макроуровне существуют признаки связи между нелегальным вывозом капитала и ростом просроченной кредиторской задолженности;

· государство до некоторой степени само инициирует цепочку неплатежей, которая мультиплицируется в процессе расчетов по экономике и возвращается к правительству в виде нового роста неплатежей в бюджет и во внебюджетные фонды;

· электроэнергетика, транспорт и ЖКХ, кредитуя остальную экономику через систему задолженностей и неплатежей, поддерживают производство в прочих отраслях, а также государственное потребление.

К 1998 г. просроченная задолженность стала важным элементом российской платежной системы. С одной стороны, эта система поддерживалась предприятиями, которых, по-видимому, существующая схема расчетов между собой и с государством удовлетворяла. С другой стороны, правительство, страдавшее от неплатежей, было не в силах кардинально изменить ситуацию.

3. Попытки решения проблемы неплатежей

Хотя проблема неплатежей в бюджет и во внебюджетные фонды существовала с начала 90-х годов и была достаточно болезненной, правительство начало активно заниматься ей только в 1998 г. Фактически до этого все попытки борьбы с неплатежами носили декларативный характер и адресовались не к причинам, а к формам проявления данного феномена. По поставленным целям правительственные меры можно сгруппировать следующим образом.

1. Реструктуризация задолженности перед бюджетом (Указ Президента № 65 от 19 января 1996 г., Постановления Правительства № 254 от 5 марта 1997 г., № 395 от 14 апреля 1998 г., № 576 от 27 мая 1998 г.).

Проблема реструктуризации долга перед бюджетом являлась достаточно острой. Жесткие нормативы начислений пеней и штрафов привели к накоплению огромных сумм задолженности. К маю 1998 г. задолженность предприятий консолидированному бюджету составляла 216 млрд. руб., а начисленные пени – 447 млрд. руб. Таким образом, общая сумма долга бюджету равнялась 663 млрд. руб. и превышала налоговые доходы консолидированного бюджета в 1997 г. Очевидно, что подобный долг не мог быть погашен полностью в короткие сроки.

Для оздоровления финансового состояния предприятий и снижения объемов просроченной задолженности правительство предприняло в 1998 г. ряд мер, направленных на реструктуризацию задолженности перед бюджетом. В соответствии с ними предприятия могут надеяться на пятикратное снижение накопленной задолженности по пеням и штрафам в федеральный бюджет (Постановление № 576)[8], а также на четырехлетнюю рассрочку по основной сумме задолженности в федеральный бюджет и на десятилетнюю – по оставшейся сумме пеней и штрафов (Постановление № 395). Благодаря этим мерам сумма задолженности перед федеральным бюджетом должна уменьшится с 355 млрд руб. до 167 млрд. руб. Платежи в счет погашения реструк­ту­ри­ро­ванного долга на первых порах должны составить около 34,7 млрд. руб. в год. Необходимым условием реструктуризации долгов перед федеральным бюджетом являются исправные текущие платежи. Кроме того, с рассроченных сумм уплачиваются проценты в размере одной четвертой ставки рефинансирования.

Решения относительно реструктуризации долгов перед субфедеральными бюджетами должны принимать региональные власти. В этой связи интересной является инициатива Правительства Москвы, которое решило несколько видоизменить процедуру реструктуризации долга, предложенную в Постановлении № 395. Во-первых, на рассроченные пени проценты не начисляются. Во-вторых, в случае своевременного расчета по текущим платежам и полной выплаты основного долга за четыре отсроченных года, будет рассматриваться вопрос о списании долгов по пеням. В случае успеха московского эксперимента, можно ожидать принятия решений о реструктуризации задолженности перед субфедеральными бюджетами в других регионах России.

В целом, реструктуризация задолженности является важной мерой, однако она будет эффективной, только если улучшится положение с текущими платежами.

2. Усиление контроля (Указ Президента № 1212 от 18 августа 1996 г.; Указание Центрального банка России № 351-У от 17 сентября 1998 г.; Указание Центрального банка России № 500-у от 12 февраля 1999 г.).

В качестве контролирующих органов рассматриваются Центральный банк и фискальные власти (Госналогслужба, налоговая полиция). В компетенции Центрального банка находится контроль над операциями, проходящими через банковскую систему, (Указание № 351-у) и валютный контроль (Указание № 500-у). Постановление № 351-у направлено на максимизацию объема платежей, проходящих через банковскую систему. Практическое использование Постановления № 500-у может затруднить вывоз капитала из страны в виде невозврата экспортной выручки и импортных авансов, завышенных процентов по кредитам. Особый контроль предполагается установить над операциями с нерезидентами, зарегистрированными в оффшорных зонах. По ряду причин усилия Центрального банка, направленные на усиление контроля, действительно могут быть эффективны. Во-первых, количество подотчетных Центральному банку организаций не так велико (на конец 1998 г. в России было зарегистрировано около двух с половиной тысяч кредитных организаций). Во-вторых, Центральный банк имеет рычаги воздействия на “непослушные” банки (например, через механизм рефинансирования). В то же время усиление контроля со стороны Центрального банка не может полностью решить проблему неплатежей, так как предприятия реального сектора избегают банковской системы, чтобы скрыть истинные объемы собственной деятельности.

Фискальные власти (Госналогслужба, налоговая полиция) находятся в более затруднительной ситуации, по сравнению с Центральным банком. Во-первых, никакими способами невозможно организовать тотальный контроль нескольких миллионов предприятий. Во-вторых, возможности фискальных властей воздействовать на неплательщиков ограничены. Список применяемых на практике к неплательщикам санкций достаточно узок (штрафы, пени) и, таким образом, потенциальная угроза со стороны фискальных властей невелика. Настоящую угрозу неплательщикам фискальные власти будут представлять после того, как начнет активно применяться на практике процедура банкротства.

3. Применение процедуры банкротства (Постановление Правительства № 476 от 22 мая 1998 г., Постановление Правительства № 516 от 27 мая 1998 г., Указ Президента № 604 от 29 мая 1998 г.).

Этот тип Указов и Постановлений дает фискальным властям возможность оказывать влияние на неплательщиков, вмешиваясь или прерывая их хозяйственную деятельность. В соответствии с ускоренной схемой, предложенной в Постановлении № 476, предприятие-банкрот реорганизуется в открытое акционерное общество (ОАО). Акции вновь организованного ОАО продаются с привлечением специализированного посредника. Средства, вырученные от продажи акций, направляются на удовлетворение требований кредиторов. Если вырученных средств недостаточно, тогда инициируется процедура банкротства. Некоторое сомнение вызывает эффективность предлагаемой секьюритизации долга. В условиях финансового кризиса спрос на акции обанкротившегося предприятия вряд ли будет большим. Следовательно, и вырученных денег может не хватить для погашения долгов.

Хотя процедура банкротства является важным направлением в борьбе с неплатежами, так как в результате ее применения возможно вытеснение неэффективного собственника из сферы экономической деятельности, в то же время можно предположить, что в силу недостаточного опыта путь обанкротившихся предприятий к эффективному собственнику будет достаточным долгим.

4. Создание информационной базы по неплатежам, взаимозачет (По­становление Правительства № 1380 “О мерах по регулированию взаимной просроченной задолженности” от 25 ноября 1998 г.).

В этом Постановлении предлагается ввести специальную форму отчетности для регистрации просроченной задолженности, организовать торги просроченной дебиторской задолженностью и провести взаимозачет. Будет создана база данных по неплатежам с поименным указанием дебиторов и кредиторов, использование которой облегчит процедуру взаимозачета между предприятиями, а также между бюджетом и внебюджетными фондами, с одной стороны, и предприятиями – с другой.

* * *

Накопившийся неудачный опыт борьбы с неплатежами позволяет предположить, что мероприятия правительства в этой сфере должны носить комплексный характер. Во-первых, правительству следует самому прекратить инициировать неплатежи. Необходимым условием этого является принятие реального бюджета. Во-вторых, для того, чтобы разработать правильную стратегию, необходимо обладать наиболее полной информацией о взаимных задолженностях в экономике. Реализация Постановления № 1380 будет важным шагом в этом направлении. В-третьих, следует разработать схему взаимозачетов, а также реструктуризации накопившихся долгов. Отчасти это уже реализовано в Постановлении № 576 и решениях Правительства Москвы. В-четвертых, снижение накопившейся задолженности должно сопровождаться мероприятиями, направленными на улучшение положения с текущими платежами. Для этих целей перспективным видится практическое использование “Закона о несостоятельности (банкротстве)”, а также Постановления № 476.

Платежно-расчетная система в России с участием неплатежей формировалась достаточно долго. В результате сложились устойчивые механизмы взаимодействия между предприятиями, а в экономике накопился значительный объем неплатежей. Все это определяет существенную инерционность процесса и ограничивает возможности быстрого решения данной проблемы.


--------------------------------------------------------------------------------

[1] См.: “Обзор экономической политики в России за 1997 год”. М.: БЭА, 1998. Гл. 1, п. 5; гл. 7.

[2] Чистая прибыль равна сальдо суммы прибылей прибыльных предприятий и суммы убытков убыточных предприятий.

[3] Угольная, химическая и нефтехимическая, легкая, лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная промышленность, черная металлургия, промышленность строительных материалов.

[4] Здесь и далее под общей кредиторской задолженностью понимается как собственно кредиторская задолженность, так и задолженность по кредитам и займам.

[5] Подробнее см. доклад Центрального банка России от 17 сентября 1997 г. “О проблеме неплатежей в Российской экономике и возможных путях ее решения”.

[6] При общем увеличении цен производителей в промышленности за сентябрь–декабрь 1998 г. на 25%, цены в лесной и деревообрабатывающей промышленности увеличились за тот же период на 39%, а в цветной металлургии – на 79%.

[7] См.: Обзор экономической политики в России в 1997 г.. М.: БЭА, 1998. С. 43–45.

[8] В соответствии с “Заявлением о мерах Правительства РФ и Центрального банка РФ по стабилизации социально-экономического положения в стране” пени по платежам в федеральный бюджет будут сокращены в семь раз.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)