ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

Алексей Шевцов - Pоссия и Беларусь: и все-таки мы вместе? - Об интергации Белоруссии и России

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 26 октября 2006
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА: - ПРОГНОЗЫ РАЗВИТИЯ




С момента обретения независимости Россия и Беларусь не ставили под сомнение необходимость тесной экономической, военной и политической интеграции.

Интерес к экономической интеграции определялся изначально сильной взаимозависимостью экономик. Белоруссия была одной из наиболее развитых республик СССР и обладала, по советским меркам, высокотехнологичными производствами, квалифицированными кадрами и развитой инфраструктурой. На ее территории действовали развитые крупные узкоспециализированные предприятия, выпускавшие в основном конечную продукцию, комплектующие, сырье и топливо для которых поступали в основном из России. Беларусь являлась традиционным поставщиком на российский рынок продукции мясного и молочного животноводства, картофеля, льна, находясь при этом в сильной зависимости от снабжения фуражным зерном и концентратами.

России экономическая интеграция с Беларусью давала ряд отчетливых преимуществ:

- увеличение емкости внутреннего рынка;

- возможность использования чрезвычайно выгодного геоэкономического положения Беларуси и ее развитой транспортной и внешнеторговой инфраструктуры в общих экономических интересах;

- получение надежного транспортного коридора для товарных потоков на Запад (особенно это касалось газа, а впоследствии и нефти);

- обеспечение перевозок, связанных с поддержанием жизнедеятельности Калининградской области;

- восстановление и создание новых тех-нологических связей предприятий России и Белоруссии.

Важной предпосылкой для интеграции был и остается сопоставимый уровень экономического развития. После распада СССР Беларусь занимала среди республик СНГ первое место в расчете на душу населения по произведенному национальному доходу, третье место по общему объему промышленной продукции, производству продуктов питания и товаров легкой промышленности. Последовавшие кризисные явления в белорусской экономике, во многом связанные с разрывом прежних хозяйственных связей, снижением поставок нефти из России (к 1993 г. они сократились на две трети по сравнению с 1990 г.), прекращением выпуска устаревшей техники, резким падением военного производства, привели в 1992-1996 гг. к сокращению объема ВВП на 36%. В России за это же время ВВП уменьшился по сходным причинам на 38%. Из-за различной структуры спада средние показатели денежных доходов населения России оказались при этом почти вдвое выше. Однако в Беларуси денежные выплаты производились без задержек, уровень цен - ниже, менее существенно расслоение населения по уровню доходов.

Таможенный союз

Серьезным стимулом для развития торговых отношений стало создание в 1995 г. Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана и отмена таможенных пошлин. Экспортные поставки из России в другие страны Таможенного союза возросли в 1,4 раза в течение двух лет (без учета реальных экспортных доходов, поскольку за часть своего экспорта Россия так и не получила платежей). Однако до сих пор многие положения договора о Таможенном союзе остаются нереализованными, система регулирования внешнеэкономической деятельности в Беларуси не приведена в соответствие с российской, как это было предусмотрено при его создании.

Предпринимаемые в этом направлении усилия привели к тому, что по многим позициям удалось выйти на унифицированные параметры. Однако говорить о том, что между нашими странами действует полноценный Таможенный союз еще преждевременно. При этом, как представляется, дальнейшее выравнивание будет проходить весьма сложно, поскольку в отличие от предыдущего периода затрагивает позиции, оказывающие непосредственное влияние на финансово-экономическое положение в Беларуси, в том числе наполнение бюджета страны, с чем местные власти в последнее время испытывают серьезные трудности.

Прежде всего расхождения сохраняются в таком важнейшем вопросе, как общий таможенный тариф в отношении торговли с третьими странами. Формально из более чем 11 тыс. позиций в настоящее время различия в ставках вывозных пошлин имеются лишь по 600 наименований товаров и ввозных пошлин - по 1260. Однако их приведение к единому знаменателю в ближайшей перспективе представляется довольно проблематичным. Оставшиеся позиции, с одной стороны, затрагивают чувствительные сектора белорусской экономики и социальной сферы (например, импорт легковых автомобилей), а с другой - имеющиеся расхождения в ставках вывозных таможенных пошлин позволяют Беларуси осуществлять реэкспорт российской продукции, являясь дополнительным финансовым источником. Наиболее острыми для России сегодня в этом вопросе являются такие позиции, как реэкспорт лома цветных и черных металлов, кожевенного сырья, древесины ценных пород.

По количеству дискриминационных мер против российского экспорта республика опережает все страны СНГ, вместе взятые. Российские бизнесмены оценивают свои потери в десятки млн. долл. По данным Минэкономразвития РФ, ограничения российского экспорта существуют в 27 странах. Лидирует по количеству запретов ЕС, а третье место неожиданно заняла Беларусь - на территории республики действует 13 защитных мер против импорта из России, несмотря на то, что в наших странах формально действует единое таможенное пространство, следовательно, не может быть вообще никаких ограничений на перемещение товаров.

По данным Минэкономразвития РФ, Беларусь незаконно лицензирует ввоз на свою территорию российского мыла, маргарина, пива, муки, крупы, хлебобулочных изделий и белого сахара, произведенного из тростникового сырца, а также установила особый порядок ввоза бензина и дизельного топлива. Кроме того, республика установила импортные квоты на океаническую рыбу, морепродукты и табачные изделия и берет с российской продукции повышенные налоги. С точки зрения российских чиновников, нарушаются правила единого таможенного пространства и субсидирование Беларусью производства своих телевизоров.

Кроме того, острой проблемой, непосредственно влияющей на ход унификации пошлин, остается несогласованность действий российской и белорусской сторон. Конкретные решения, как правило, принимаются каждой страной самостоятельно в зависимости от текущих экономических потребностей и без предварительных консультаций с партнером. В результате периоды выравнивания в ставках таможенных пошлин сменяются очередным увеличением расхождений.

На процессе формирования единого таможенного пространства отрицательно сказывается сохранение различного порядка предоставления тарифных льгот. Согласно Декрету Президента Республики Беларусь №11 от 19 апреля 2002 г. "Об отмене индивидуальных льгот по налогам, сборам и таможенным платежам и о совершенствовании государственной поддержки юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" были признаны утратившими силу некоторые правовые акты Президента РБ по данному вопросу. Однако, по оценке специалистов Представительства ГТК России при ГТК Беларуси, немалая часть документов, предоставляющих "точечную поддержку", продолжает действовать. Более того, как следует из высказываний высшего руководства РБ, белорусская сторона, отнюдь не намерена отказываться в полном объеме от практики оказания индивидуальной поддержки.

Продолжают сохраняться различия и в части применения нетарифных мер внешнеэкономической деятельности. Особенности политики белорусского руководства на этом направлении определяют сохранение достаточно широкого набора инструментов, в том числе и в торговле с Россией, многие из которых у нас в настоящее время практически не используются или используются в ограниченном объеме. Это, в частности, касается института спецэкспортеров, государственной регистрации внешнеторговых контрактов, оказания поддержки отдельным экспортерам через индивидуальные льготы, в том числе в части упрощения таможенных процедур. И хотя в последнее время меры нетарифного регулирования все больше уступают место тарифным инструментам, их значение продолжает оказывать серьезное влияние на формирование единообразной конкурентной среды для российских и белорусских производителей.

До настоящего времени окончательно не устранены различия в ставках налога на добавленную стоимость (НДС), применяемых в России и Беларуси при ввозе товаров из третьих стран. Так, в отношении лекарственных средств и изделий медицинского назначения в России взимание НДС осуществляется по ставке 10%, а в Беларуси предусмотрено полное освобождение. В свою очередь в России в отношении периодических печатных изданий, за исключением продукции эротического и рекламного характера, а также учебной и научной литературы предусмотрено взимание 10% НДС, в то время как в Беларуси - 20%.

Не удалось пока полностью ликвидировать и расхождения в ставках акцизов. Сегодня дифференциация сохраняется по 407 наименованиям товаров. Кроме того, хотя в Беларуси принцип установления ставки акциза унифицирован с российским, однако имеют место различия в валюте ставки акцизов: в России - рубли, а в Беларуси - евро. Несогласованность нормативной базы России и Беларуси при установлении единого таможенного пространства создала условия для незаконного импорта алкоголя, табачных изделий и других подакцизных товаров.

Завершение работы по формированию единого таможенного пространства России и Беларуси зависит от того, насколько быстро будет продвигаться процесс унификации таможенных тарифов, систем косвенного налогообложения, валютного и экспортного контроля, а также единых мер нетарифного регулирования, как сторонам удастся выйти на взаимоприемлемые компромиссные решения. Пока же различия в этих позициях не позволяют нам отказаться от осуществления таможенного контроля на российско-белорусской границе, за упразднение которого решительно выступает руководство Беларуси. Кроме того, непонятно, как страны - члены Таможенного союза будут участвовать в международной торговле при разных сроках их вхождения во Всемирную торговую организацию.

Экономическая политика

Тем не менее российские предприниматели отмечают неплохие условия для инвестирования в Белоруссии, что связано в первую очередь с практическим отсутствием серьезной конкуренции на белорусском рынке капитала. Наиболее распространенной формой вложений российской стороны являются инвестиции в совместные проекты и финансово-промышленные группы. Однако для роста инвестиций и полноценной экономической интеграции существует ряд ограничений, связанных со спецификой экономической системы в Белоруссии, которая все больше отличается от российской своим этатистским характером.

Курс на экономическую интеграцию предусматривал принятие комплекса мер, направленных на согласование как законодательства, так и самой экономической политики двух стран. Это требование было отражено в ст. 4 Договора об образовании Сообщества от 2 апреля 1996 г., согласно которой Россия и Беларусь "с конца 1997 г. синхронизируют этапы, сроки и глубину проводимых экономических реформ, создают единую нормативно-правовую базу для устранения любых межгосударственных барьеров и ограничений". Однако, несмотря на то, что Беларусь еще с 1993 г. приступила к приведению многих своих законов в сфере финансов, бюджета, торговли и т.д. в соответствие с российскими актами, значительные различия в правовой среде сохраняются.

Различаются бюджетная политика и структура доходов и расходов бюджетов. Ставки основных налогов (НДС, налог на прибыль) существенно не разнятся, но количество налогов, подакцизных товаров, а также налоговых льгот и освобождений в Беларуси гораздо больше, чем в России. В структуре бюджетных расходов Беларуси более значительна доля расходов на социальную сферу и на поддержку отраслей народного хозяйства. Принципиально отличается и политика в области покрытия бюджетного дефицита. В России основными источниками покрытия являются внешние и внутренние заимствования, а в Беларуси - прямое кредитование Национальным банком дефицита госбюджета.

Отчетливо более этатистскими выглядят и намечаемые белорусским руководством меры по выводу экономики из кризиса. Среди них экспансионистская кредитно-денежная политика, индексация оборотного капитала, кредитование дефицита бюджета, прямое финансирование экономики (в частности, жилищного строительства и жизненно важных производств), проведение взаимозачетов и реструктуризации долгов для решения проблемы неплатежей и др.

Единая валюта

Различия в экономических механизмах сводят на нет попытки объединения денежных систем России и Беларуси, которые предпринимаются с 1994 г., когда было подписано соответствующее соглашение, оставшееся нереализованным.

В дальнейшем вопрос об интеграции денежных систем стал предметом острых политических дискуссий. Многие промышленники и банкиры Беларуси в целом одобряли создание единой рублевой зоны. Их привлекали единые цены на энергоносители и сырье в пределах общего рублевого пространства, устранение многих барьеров на пути движения белорусских товаров, привлечение дополнительных валютных средств для проведения структурных преобразований в экономике. Белорусская оппозиция однозначно считала, что объединение денежных систем привело бы к отказу от независимости.

Анализируя возможные последствия введения российского рубля в качестве единой валюты Союзного государства, белорусские правительственные и независимые эксперты все активнее склоняются к выводу, что этот процесс будет для страны весьма сложным и болезненным. К такому заключению они приходят, основываясь прежде всего на нынешнем довольно нестабильном состоянии белорусской экономики, характеризующемся к тому же отсутствием сколько-нибудь серьезных, реальных шагов в деле ее структурного и рыночного реформирования, которые, как убеждены местные специалисты, обязательно должны предшествовать этапу перехода на общий рубль. Одномоментный же переход к российским сценарным условиям в нынешних условиях, считают здесь, чреват для Беларуси тяжелейшими социально-экономическими последствиями.

Для республики с ее стагнирующей экономикой введение валюты более динамично развивающегося государства означает не просто отказ от собственной денежно-кредитной, налогово-бюджетной и ценовой политики, а по сути от работы в условиях тотальной государственной поддержки предприятий, но и необходимость перевода всего народного хозяйства страны на принципиально новые условия жизнедеятельности, к чему здесь абсолютно не готовы. Исправить ситуацию могла бы постепенная и поэтапная синхронизация экономических процессов в Белоруссии и России. Однако властями РБ не предпринимаются необходимые в этом направлении шаги, поскольку, по мнению Президента РБ Александра Лукашенко, сложившаяся здесь экономическая модель жизнеспособна и эффективна, следовательно, нет причин для ее "подгонки" под российские стандарты. В результате сегодня различия между двумя странами не только не уменьшаются, но и продолжают увеличиваться, что делает весьма проблематичным введение российского рубля в качестве общей валюты.

Без плавного и растянутого во времени приведения белорусского налогового законодательства к российскому переход к единой денежной единице превратится для Беларуси в серьезный финансово-экономический удар. Сегодня в Российской Федерации по сравнению с Республикой Беларусь существует более благоприятный режим налогообложения. В этих условиях если руководство республики заблаговременно не проведет унификацию налогового законодательства, то после введения российского рубля это приведет к массированному выводу предприятиями своих активов на экономическую территорию России, что в свою очередь вызовет существенное снижение налоговых поступлений в бюджет республики.

Не лучшим образом ситуация будет складываться и в случае одномоментной унификации республиканского законодательства с российским. Устранение различий в налоговых системах двух стран в пользу российской модели вызовет необходимость отмены целого ряда налоговых платежей, в частности "оборотных" (взимаются из выручки от реализации продукции). Учитывая, что в настоящее время оборотные платежи составляют около 15% доходной части бюджета, отказ от них неизбежно отразится на его наполняемости. Выравнивание сценарных условий налогообложения потребуется во многих секторах экономики, включая банковский и страховой бизнес. В результате поступления в госказну сократятся весьма существенно. Минимизировать же последствия возможно, прежде всего за счет планомерных подготовительных действий к введению единой валюты, которые со стороны белорусских властей пока не просматриваются.

С утратой возможностей осуществления самостоятельной денежно-кредитной и валютной политики, переход к безэмиссионному развитию в совокупности с необходимостью сокращения дефицита бюджета приведет к резкому сокращению поддержки предприятий со стороны государства, что в настоящее время является для Белоруссии повседневной нормой.

Кроме того, исчезнут возможности управления курсом национальной валюты для стимулирования экспорта и ограничения импорта. По мнению белорусских экспертов, отказ от собственных денег резко повысит требования к конкурентоспособности белорусских предприятий, которые в срочном порядке будут вынуждены осуществлять достаточно болезненные меры. Принимая во внимание наличие в настоящее время высокого удельного веса убыточных предприятий, значительна вероятность банкротства многих из них. Соответственно вырастет безработица, снизится рентабельность и темпы экономического роста. В целом валовой внутренний продукт окажется значительно ограничен в росте.

Произойдет сжатие реальной денежной массы и, как следствие, уменьшение внутреннего совокупного спроса. Резко сократятся масштабы поддержки ликвидности системообразующих банков и банковской системы в целом. Кроме того, при свободном доступе более мощных российских банков на белорусский рынок произойдет отток части депозитов населения и субъектов хозяйствования в российские банки. По сути у белорусских банков будет только два выбора. В лучшем случае - превратиться в филиалы российских, в худшем - постепенно сокращая масштабы своей работы, закрыться.

С учетом ухудшения финансового положения предприятий и напряженностью бюджетного процесса вполне реально снижение инвестиционных вложений в экономику как в абсолютном выражении, так и в отношении к общему объему ВВП.

Сокращение доходной базы и снижение налоговых поступлений в бюджет и внебюджетные фонды создаст определенные трудности с выполнением социальных обязательств государства и запланированных показателей в части повышения зарплаты работников бюджетной сферы (в 2002 году удельный вес социальных расходов составил порядка 55% общего объема бюджетных средств). Государству придется отказаться от собственной стратегии в социально-трудовой сфере, предусматривающей недопущение высокого уровня открытой безработицы (по некоторым оценкам, может достичь 17-20% экономически активного населения).

Конечно, никто не отрицает, что введение российского рубля скажется на снижении уровня инфляции в стране, повышении кредитоспособности белорусской экономики. Однако, как считает большинство экспертов, благоприятный эффект от использования российского рубля может и не покрыть негативные последствия, связанные с сокращением производства и ВВП, резким ухудшением финансового состояния предприятий.

Серьезная дискуссия разворачивается по вопросу обменного курса одной валюты на другую. В той или иной степени негативные последствия для белорусского экспорта возникнут вне зависимости от сценариев обмена белорусских рублей на российские: по паритету покупательной способности или по номинальному обменному курсу.

Обмен по первому варианту позволит получить населению больше денежных средств по всем видам доходов (заработная плата, пенсии, пособия и другие социальные выплаты), а также в части сбережений в национальной валюте. Вместе с тем это крайне негативно отразится на ценовой конкурентоспособности товаров белорусских предприятий-экспортеров, что может привести к возникновению острого кризиса сбыта отечественной продукции на традиционных рынках в России (сегодня из общего объема белорусского экспорта на долю России приходится порядка 42%).

Обмен же по номинальному курсу, хотя и не приведет к единовременному ухудшению покупательной способности располагаемых населени-ем денежных средств, тем не менее уже в крат-косрочной перспективе приведет к реальному обесценению этих активов.

Переход на российский рубль в нынешних условиях, по оценкам белорусских аналитиков, выльется в быстрое поглощение белорусской экономики российской. Этот процесс будет сопровождаться массовым банкротством местных предприятий, лавинообразным ростом безработицы и серьезным обнищанием населения в целом. При этом Россия, сама переживающая довольно не простой этап своего рыночного становления, окажется не в состоянии помочь Беларуси преодолеть социальные последствия.

Именно на этапе адаптации Беларусью российской монетарной и фискальной политики в белорусской экономике начнут проходить очень интенсивные, болезненные процессы. В корпоративных планах российских компаний вряд ли есть раздел о нейтрализации безработицы в Беларуси. Даже если российские компании получат контроль над десятком предприятий нефтехимического комплекса РБ в обмен на долги, это практически не скажется на состоянии занятости во всей экономике. Но этого будет достаточно, чтобы белорусские власти начали обвинять Россию в навязывании антисоциального капитализма. Ситуация, когда милиция и бастующие рабочие будут стоять по одну сторону баррикад, весьма опасна для любого инвестора. Не привыкшие к платежной дисциплине директора госпредприятий, приученные распоряжаться деньгами бизнеса чиновники вдруг станут перед необходимостью резкой интенсификации процедуры банкротства более 3000 предприятий. Именно столько субъектов являются устойчиво неплатежеспособными в Беларуси. При этом Минфин РФ будет лишь выполнять свои обязательства, ожидая такого же отношения от белорусского визави. Но правительству РБ найти средства на социальную инфраструктуру, которую "сбросят" с балансов новые собственники, на санацию государственных банков и спасение средств частных вкладчиков будет крайне сложно, потому что Центробанк РФ не допустит такого состояния, когда он будет активным источником для покрытия дефицита бюджета Беларуси.

Мнение сотен тысяч работников системы Минсельхозпрода, которым каждый год весной на посевную и осенью на уборочную выделяют бесплатные ГСМ, удобрения и семена, с большой вероятностью будет трансформироваться в антироссийский политический вектор. Аналогичная ситуация сложится с белорусской промышленностью, особенно крупной, которая также вынуждена будет работать в условиях жестких бюджетных ограничений. Поскольку ни структура управления и регулирования экономикой, ни судебная система не поменяются сразу же после перехода на российский рубль.

Все это может привести к резкому нарастанию в обществе антиинтеграционных настроений и дискредитации идеи строительства Союзного государства, с которой белорусы связывают надежды на улучшение своего материального положения.

По оценкам специалистов Национального банка Белоруссии, для реструктуризации белорусской экономики и смягчения социальных последствий перехода на российский рубль потребуется порядка 2 млрд. долл. Однако, скорее всего, в действительности возникнет необходимость в куда более масштабных инвестициях в Белоруссию.

Введение в Белоруссии российского рубля в качестве единой валюты Союзного государства будет сопряжено для республики со значительными социально-экономическими трудностями. Смягчить последствия могло бы интенсивное проведение здесь структурных реформ. Однако, учитывая взятый администрацией курс на сохранение действующей социально-экономической административной модели, что еще раз нашло свое подтверждение в ходе обращения Президента РБ А. Лукашенко с ежегодным Посланием к белорусскому народу и парламенту 16 апреля 2004 г., вряд ли стоит рассчитывать на сколько-нибудь серьезные рыночные подвижки.

Последствия введения российского рубля для Беларуси будут очень серьезными. В течение 2003-2004 гг. Президент РБ, Национальный банк и правительство интенсивно обставляли процесс перехода на единую валюту новыми условиями. Причем условия (равноправное участие в совете директоров единого центрального банка, параллельное хождение национальных валют на территориях двух стран, компенсационная выплата для возмещения потерь от эмиссии и т.д.), выдвигаемые белорусской стороной, на первый взгляд носят технократический характер. Но их выполнение заставляет российскую сторону играть по белорусским правилам. Затягивание процесса введения единой валюты, унификации монетарной политики объясняется тем, что белорусские власти не готовы к работе даже в рамках привязки к мягкой валюте, какой является российский рубль. Очевидно, что цели и задачи при ведении переговоров по единой валюте у сторон разные: Россия смотрит на данный процесс с точки зрения экономики, прагматизма и адекватного финансово-технического обеспечения. Поэтому российские политики часто не могут понять, почему белорусская сторона постоянно выдвигает новые требования и усложняет процесс унификации монетарной политики не имеющими непосредственного отношения к решению данной проблемы условиями. В свою очередь, белорусская сторона хотела бы добиться от России предоставления дополнительных кредитов, права и возможность самостоятельно определять параметры монетарной, торговой и фискальной политики. Разные цели руководителей государств и предопределяют текущие и будущие конфликты между политиками разных уровней.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)