ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

В. Я. ЛАВЕРЫЧЕВ. МОНОПОЛИСТИЧЕСКИЙ КАПИТАЛ В ТЕКСТИЛЬНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ РОССИИ (1900 - 1917 ГГ.)

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 31 мая 2016
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




М. Изд-во Московского университета. 1963. 420 стр. Тираж 1000. Цена 1 руб. 35 коп.

История монополистического капитализма в России стала в последние годы предметом многочисленных исследований1 . Однако детальное знакомство с литературой приводит к несколько неожиданным выводам: в то время как одним отраслям промышленности (угольная, нефтяная, металлургическая) посвящены многочисленные научные работы и документальные публикации, другие оказались забытыми. Именно так обстоит дело с текстильной промышленностью, хотя она и была самой крупной в то время2 и отличалась рядом черт, дающих право на сопоставление, а иногда и на противопоставление ее тем отраслям экономики дореволюционной России, процесс монополизации которых уже основательно изучен.

Отличие заключалось прежде всего в том, что текстильная (особенно хлопчатобумажная) промышленность являлась подлинной цитаделью отечественного капитала. Влияние иностранного капитала было тут минимальным. Поэтому такие происходившие здесь процессы, как концентрация, монополизация, сращивание промышленного и банковского капиталов, не могут быть объяснены вмешательством извне, интересами иностранных финансовых воротил, переносивших в экономику России более высокие формы организации капиталистического производства. Убедительное доказательство автором монографии, доцентом МГУ В. Я. Лаверычевым существования целого ряда монополистических организаций в текстильной промышленности опровергает не только давнее ошибочное утверждение Н. И. Ванага об отсутствии в России системы отечественного финансового капитала3 , но ставит под сомнение и некоторые утверждения современных авторов, связывающих особенности процесса монополизации русской промышленности почти исключительно с расчетами иностранного капитала4 .

Исследование В. Я. Лаверычева интересно и в связи с другой особенностью текстильной промышленности - слабой связью ее с банками. Подавляющее большинство известных российских монополий складывалось не только при тесном, но часто при решающем влиянии банковского капитала. В то же время В. И. Ленин специально от-

1 См. историографический обзор К. Н. Тарное с кого "К итогам изучения монополистического капитализма в России" ("Советская историческая наука от XX к XXII съезду КПСС". М. 1962, стр. 294 - 330).

2 В 1913 г. она давала 21,4% валовой продукции страны; в ней было занято 28% всех рабочих России (см. "Всероссийская промышленная и профессиональная перепись 1918 г. Фабрично-заводская промышленность в период 1913 - 1918 гг.", М. 1926, стр. 76 - 77).

3 Н. И. Ванаг. Финансовый капитал в России накануне мировой войны. М. 1925, стр. 177 и др.

4 См. В. Е. Мотылев. Об особенностях промышленного развития России в конце XIX - начале XX века. "Вопросы истории", 1955, N 7, стр. 25.

стр. 153
мечал, что путь, на котором монополия "вырастает" из банков, не единственный, а лишь один из четырех возможных5 . На первое место В. И. Ленин ставил тот случай, когда "монополия выросла из концентрации производства на очень высокой ступени ее развития"6 . Именно так произошло в текстильной промышленности, где вплоть до начала мировой войны высокая концентрация средств производства сочеталась с отсутствием тесной связи промышленного и банковского капиталов. Как видим, и в этом плане исследование В. Я. Лаверычева приобретает принципиальное, а не только частное значение.

Советские ученые уже обращали внимание на то, что в России нередко за вывеской различных представительных буржуазных организаций скрывались, по сути дела, монополии7 . Но вряд ли имеется у нас какое-либо другое монографическое исследование, где столь убедительно и бесспорно было бы показано на ряде примеров перерастание подобных "профессиональных" организаций буржуазии в монополии различных типов.

Укажем, однако, что одно из наших двух основных возражений автору связано как раз с этим сюжетом. Думается, автор несколько переоценивает степень монополизации текстильной промышленности и иногда зачисляет без должных оснований некоторые временные и неустойчивые соглашения тех или иных представительных организаций в разряд монополий. Далеко не всякое "джентльменское" обязательство торгаша можно считать капиталистической монополией новейшего типа. Дело не только в том, что подобные соглашения принципиально ничем не отличаются от обычных для XIX и даже XVIII в. "сговоров" купцов на торгах (в текстильной промышленности, как правило, в одном лице соединялись и предприниматель и купец). Усомниться в существовании некоторых "монополий" позволяют приводимые самим же автором факты. В. Я. Лаверычев не скрывает, что действенность некоторых из подобных соглашений практически была равна нулю. Так, говоря о картелях московских и иваново-вознесенских ситцевиков, он пишет:

"С 1909 г. официальные (согласованные "монополистами". - К. Ш.) продажные цены на изделия хлопчатобумажных фабрик Центрального района очень редко соответствуют действительным ценам" (стр. 69). Не считаясь с достигнутым соглашением, предприниматели продавали ткани по той цене, которую находили выгодной. Да и как могло быть иначе? О какой монополии до декабря 1913 г. могла идти речь, если только тогда "впервые за время существования объединения московских ситцевиков фабриканты ввели принцип материальной ответственности за нарушение соглашения" (стр. 72), а до этого все основывалось на "честном купеческом слове"? Сразу же оговорим, что свойственная В. Я. Лаверычеву научная добросовестность заставляет его прибегать к очень осторожным выражениям и оговоркам каждый раз, когда он рассматривает фактическую историю подобных сомнительных монополистических организаций, и подчеркивать ограниченность этих соглашений, их кратковременность и неэффективность (стр. 64, 65, 73, 79 и др.). Но когда автор дает общую оценку тех же соглашений московских и иваново-вознесенских ситцевиков, он явно без достаточных оснований (для периода до декабря 1913 г.), пишет: "Монополизация рынка и меры к сокращению производства, принятые монополистами, приносили свои плоды" (стр. 64). Следует подчеркнуть, что мы ставим под сомнение не столько самый факт существования картелей московских и иваново-вознесенских ситцевиков, сколько дату их образования. По нашему мнению, создание картелей должно датировать не 1904 (стр. 64, 181 и др.), а лишь 1913 годом.

В первую мировую войну происходило резкое усиление московской "текстильной" буржуазии, которая после февраля 1917 г. стала во главе русской контрреволюции. Что же служило экономической базой политики Гучковых, Рябушинских, Коноваловых, Второвых? Представляли ли они просто крупный или уже монополистический капитал, и куда конкретно был вложен последний? Ответ на этот вопрос, интересующий и историка гражданской войны и исследователя борьбы классов и партий в России, дает книга В. Я. Лаверычева (к сожалению, в ней нет именного указателя, который быстро помог бы навести нужную здесь справку). Автор не ограничивается исследованием экономической деятельности московских предпринимате-

5 См. В. И. Ленин. Соч. Т. 22, стр. 284 - 285.

6 Там же, стр. 284.

7 Я. И. Лившин. "Представительные" организации крупной буржуазии в России в конце XIX - начале XX в. "История СССР", 1959, N 2, стр. 95 - 118.

стр. 154
лей. Его книге присущ, бесспорно, комплексный подход к теме, рассмотрение взаимоотношений текстильных тузов с царизмом и исследование их борьбы против революционных выступлений рабочих. Страницы, посвященные антирабочей политике монополий, читаются с большим интересом в значительной мере еще и потому, что за ними стоит многолетняя работа автора над данными сюжетами8 .

Одной из целей своего исследования В. Я. Лаверычев считал изучение роли монополистических организаций текстильной промышленности "в системе государственно-регулирующих органов, в развитии элементов государственно-монополистического капитализма" (стр. 4). Цель эту можно считать выполненной. В нашей литературе впервые появилась работа, в которой шаг за шагом прослеживается государственное регулирование текстильной промышленности, обладавшее рядом своеобразных черт. Последние определялись спецификой процесса монополизации. Поскольку монополии в этой отрасли вырастали из представительных "профессиональных" организаций буржуазии, то и регулирование осуществлялось тоже через эти организации.

В связи с вопросом о государственно-монополистическом капитализме следует высказать еще одно критическое замечание. Нам кажется, что вся проблема поставлена автором несколько узко. В. Я. Лаверычев пишет: "Несмотря на то, что промышленникам удалось подчинить отдельные звенья государственного аппарата, призванного регламентировать экономическую жизнь, сила политической власти была все-таки не в их руках. Регулирующая деятельность предпринимательских объединений оказывалась возможной лишь постольку, поскольку она допускалась царским правительством..." (стр. 286). Дело не только в том, что между первым и вторым утверждением налицо логическое противоречие. Автор в ряде мест (см. стр. 310 - 321) проводит мысль о том, что регулирование текстильной промышленности осуществлялось лишь в интересах буржуазии, а самодержавно-монархический строй и пережитки крепостничества в известной мере препятствовали развитию государственно-монополистического капитализма в России, замедляли его темпы (стр. 286, 312). Указанная тенденция бесспорна. Однако все было гораздо сложнее. Как это ни парадоксально, перечисленные автором причины не только тормозили развитие государственно-монополистического капитализма, но в то же время и убыстряли его. Относительная слабость экономического потенциала (первопричиной чего являлись препоны, созданные остатками крепостничества на пути развития капитализма) в сочетании с большими требованиями государства (многомиллионную армию надо было вооружить, одеть, прокормить) порождали неизбежность казенно-бюрократического регулирования, что ясно сознавало царское правительство. Царизму нужна была гарантия того, что его армия, пусть втридорога, но все же будет подготовлена к войне. Гарантия эта виделась царскому правительству в "регулировании" промышленности, которое было возможно только при использовании аппарата монополий и некоторых иных чисто буржуазных организаций (что как раз показано автором вполне убедительно). Поэтому возникновение государственно-монополистического капитализма в России есть результат не односторонней "атаки" монополистического капитализма на сопротивлявшийся ему государственный аппарат, а итог обоюдных устремлений царизма и буржуазии; при этом одна сторона получала, как ей казалось, материальную базу для осуществления своих агрессивных планов, а вторая, кроме всего прочего, - удовлетворение своекорыстных расчетов.

Выше уже упоминалось, что большинство аспектов проблемы В. Я. Лаверычев исследует впервые9 . Им введен в историко-экономическую литературу большой фактический материал, извлеченный из 124 фондов 15 центральных и областных архивохранилищ страны. Большая и кропотливая работа по сбору новых фактов и осмысливанию их принесла автору бесспорный успех.

8 См. В. Я. Лаверычев. Рабочее движение в Иваново-Вознесенске в годы первой мировой войны (1914 - февраль 1917 г.). М. 1957.

9 На данную тему, не считая общих работ о развитии текстильной промышленности (П. А. Хромова, К. А. Пажитнова) и монополий в России, есть лишь одна, сравнительно небольшая статья К. И. Бобкова - "Из истории концентрации производства и монополизации текстильной промышленности России (1900 - 1917)" (сборник "Социалистические преобразования в СССР и их экономические предпосылки". "Научные труды" Московского государственного экономического института. Вып. 16. М. 1959, стр. 72 - 91).






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)