ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


Макроэкономическая политика. О РАСЧЕТЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИИ РЕАЛЬНОГО КУРСА НАЦИОНАЛЬНОЙ ВАЛЮТЫ В РАМКАХ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 21 октября 2007
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА: - ФИНАНСОВАЯ СИСТЕМА




Макроэкономическая политика. О РАСЧЕТЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИИ РЕАЛЬНОГО КУРСА НАЦИОНАЛЬНОЙ ВАЛЮТЫ В РАМКАХ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ
Автор: А. НАВОЙ


А. НАВОЙ, кандидат экономических наук

В последние годы в ряде отечественных СМИ появились публикации о недостоверности результатов расчета Банком России производных показателей обменного курса рубля1 . Помимо спорных выводов в упомянутых статьях зачастую присутствуют недопонимание экономической сущности данных показателей, а также незнание методических подходов Банка России к их расчету. В этой связи целесообразно рассмотреть основные принципы построения производных показателей обменного курса рубля и их экономическую интерпретацию.

Согласно определению МВФ, под реальным эффективным курсом национальной валюты понимается рассчитанный с учетом динамики национальных и международных индикаторов цен или издержек номинальный эффективный курс - номинальный обменный курс национальной валюты, взвешенный к валютам стран - основных торговых партнеров эмитента2 . Близкое определение приводится и в отечественной литературе: "Реальный эффективный валютный курс - номинальный эффективный валютный курс с поправкой на изменение уровня цен или других показателей издержек производства, показывающий динамику реального валютного курса данной страны к валютам стран - основных торговых партнеров"3 . Или в математической записи:



где: REER - индекс реального эффективного курса национальной валюты; Р* - индекс цен или индикатор внутренних издержек в стране; Рk - индекс цен или индикатор внутренних издержек в k -ой стране - торговом партнере; NERk -


--------------------------------------------------------------------------------

1 Санько В. Валютная корзина, полная лапши // Независимая газета. 2004. 8 декабря; Поспелов П. Рубль похоронил рост ВВП // Независимая газета. 2004. 16 декабря; Грозовский Б. ЦБ недоговаривает // Ведомости. 2005. 25 января.

2 International Financial Statistics Yearbook 2004: Exchange Rates and Exchange Rate Arrangements / International Monetary Fund. P. viii.

3 Киреев А. Международная экономика. Ч. II: Международная макроэкономика: открытая экономика и макроэкономическое программирование. М.: Международные отношения, 2000. С. 472.

стр. 65


--------------------------------------------------------------------------------

индекс номинального курса национальной валюты к валюте k -ой страны - торгового партнера в прямой котировке (количество единиц национальной валюты за единицу иностранной); Wk - весовой коэффициент, отражающий влияние k -ой страны на формирование реального эффективного курса национальной валюты.



где: NEER - индекс номинального эффективного курса национальной валюты; NERk - индекс номинального курса национальной валюты к валюте k -ой страны - торгового партнера в прямой котировке (количество единиц национальной валюты за единицу иностранной); Wk - весовой коэффициент, отражающий влияние k -ой страны на формирование реального эффективного курса национальной валюты.

Теоретическая концепция построения реального эффективного курса национальной валюты базируется на выявлении тенденций в динамике сравнительных издержек, связанных с созданием единицы продукции (стоимости) на национальном и международном рынках. Снижение общественно необходимых затрат на создание продукта в национальной экономике при прочих равных условиях приводит к повышению его конкурентоспособности на мировом рынке, в то время как увеличение общественно необходимых затрат на национальном рынке по сравнению со среднемировыми обусловливает падение конкурентоспособности национальных товаров как на международном, так и на внутреннем рынках.

Исходя из теоретической концепции задача расчета реального эффективного курса национальной валюты на практике сводится к поиску наиболее адекватных измерителей, позволяющих сопоставлять национальные и среднемировые издержки. Для этой цели используется широкий спектр показателей, в частности различные индикаторы-дефляторы: дефлятор ВВП (GDP deflator), стоимость единицы рабочей силы (unit labor cost, ULC), индекс цен производителей (PPI), индекс потребительских цен (CPI) и др.

Теоретически для максимального приближения оценки изменения издержек в сегменте торгуемых товаров (tradable goods), сопоставление издержек национального производства которых с мировым уровнем и определяет конкурентоспособность национальных товаров, в качестве дефлятора могут использоваться индекс экспортных и импортных цен, а также индекс цен производителей или дефлятор ВВП. Однако включение в расчет данных показателей связано с рядом методологических и технических трудностей. В частности, дефлятор ВВП рассчитывается, как правило, на квартальной и годовой основе с существенной задержкой публикации. Расчет индекса цен производителей проводится чаще всего также на квартальной основе и включает помимо торгуемых и товары, используемые для удовлетворения внутреннего спроса. Кроме того, оба названных показателя рассчитываются не всеми странами, при этом применяются различные методические подходы. Наконец, индекс экспортных и импортных цен зачастую мало пригоден не только из-за низкой оперативности, но и вследствие значительного искажения таможенной статистики. Поэтому отмеченные дефляторы сложно использовать для статистически кор-

стр. 66


--------------------------------------------------------------------------------

ректных оперативных международных сопоставлений, а в статистике МВФ4 , как наиболее методически подходящий и оперативный индикатор изменения издержек на рынках различных стран, применяется индекс потребительских цен.

Отметим, что хотя индекс потребительских цен и считается наиболее удобным индикатором динамики внутренних производственных издержек, тем не менее он может сильно отклоняться от траектории их реального изменения. Во-первых, достаточно ограниченный набор потребительских товаров в "корзине" ИПЦ заметно отличается от набора торгуемых товаров. Во-вторых, значительная доля потребительской "корзины" представлена услугами, цены на которые, будучи зачастую подвержены административному регулированию, существенно отклоняются от динамики цен товаров. Последнее особенно актуально для стран с переходной экономикой, где в силу эффекта Балассы - Самуэльсона (опережающий рост цен на услуги)5 повышение стоимости потребительской "корзины" далеко не всегда сопровождается ростом производственных издержек.

Несмотря на отмеченные методологические проблемы, промышленно развитые страны практикуют построение реальных эффективных курсов своих валют на основе различных индикаторов сравнительных издержек. Например, в статистике МВФ применяется сравнение курсовых соотношений на базе стоимости единицы рабочей силы и на базе индекса потребительских цен. Как видно из рисунка 1, в различные периоды рассчитанные на базе ULC индексы реального курса могут быть несколько выше или ниже индексов, исчисленных на базе CPI, хотя в целом их динамика очень близка. В последние годы за счет опережающего роста потребительских цен реальный курс, рассчитанный на базе CPI, стабильно опережает аналогичный показатель, полученный с использованием ULC.

Динамика индекса реального эффективного курса евро (2000 г. = 100)



Рис. 1

-----

Источник: International Financial Statistics Yearbook 2004 / International Monetary Fund.


--------------------------------------------------------------------------------

4 International Financial Statistics Yearbook 2004 / International Monetary Fund.

5 Balassa B. The Purchasing Power Parity Doctrine: A Reappraisal // Journal of Political Economy. 1964. Vol. 72. No 6. P. 584 - 596.

стр. 67


--------------------------------------------------------------------------------

Другим важным методологическим аспектом построения индикатора реального курса выступает выбор наиболее репрезентативных условий мирового производства для сравнения с национальными затратами. Предполагается, что адекватным измерителем издержек на международном уровне является величина общественно необходимых затрат у основных торговых партнеров рассматриваемой страны. Тогда сопоставление национальных издержек с международными осуществляется с учетом условий производства в странах - торговых партнерах методом взвешивания их долей. В качестве весовых коэффициентов в соответствии с рекомендациями МВФ6 обычно используются различные комбинации показателей внешней торговли товарами и услугами страны. Математическая запись расчета таких весов выглядит следующим образом:



где: Wk - весовой коэффициент k -ой страны; Tradek - показатель торгового оборота с k -ой страной (объем экспорта, импорта или их комбинации); - общий торговый оборот страны с основными торговыми партнерами (суммарный объем экспорта, импорта или их комбинации).

Как показывает опыт построения весовых коэффициентов в различных странах, в частности членов Европейского экономического и валютного союза (ЕЭВС), наиболее репрезентативная оценка весов формируется на базе учета доли соответствующего торгового партнера в совокупном объеме внешней торговли страны товарами. В тех случаях, когда во внешнеэкономическом обороте конкретной страны доминируют услуги (например, услуги туризма), МВФ допускает возможность расчета соответствующих весов с учетом структуры внешней торговли услугами. Для снижения трудоемкости расчетов при исчислении весовых коэффициентов, как правило, используются определенные критерии, ограничивающие круг основных торговых партнеров. К их числу относятся лишь страны, доля торгового оборота с которыми устойчиво превышает определенную долю общего товарооборота. Так, в ЕЭВС "корзина" реального эффективного курса включает 38 стран.

Попытки определить веса торговых партнеров отличным от приведенного выше способом неизбежно приводят к искажениям в оценке вклада стран-партнеров в динамику сравнительных издержек производства. В частности, в случае определения весовых коэффициентов валют, входящих в "корзину" реального эффективного курса, на базе валютной структуры международных расчетов по экспортно-импортным контрактам страны акценты неизбежно были бы перенесены с наиболее важных с точки зрения сравнительных издержек факторов - внутренних условий национального воспроизводства и воспроизводства в странах - торговых партнерах на второстепенные.

Действительно, если экспортер получает оплату за свой товар в валюте, отличной от национальной (например, итальянское предприятие - в долларах США), при формировании экспортной цены он тем


--------------------------------------------------------------------------------

6 Рекомендации по составлению индексов валютных курсов / Международный валютный фонд, Институт МВФ.

стр. 68


--------------------------------------------------------------------------------

не менее фактически опирается на внутреннюю стоимость товара на национальном рынке, пересчитанную в валюту платежа (доллары США) по складывающемуся на момент совершения сделки курсу евро/доллар. Ценовая конкурентоспособность такого товара на национальном рынке импортера (например, в России) будет определяться сравнительной динамикой отечественных внутренних издержек и издержек на рынке экспортера, пересчитанных в рубли по курсу рубль/доллар США. На первый взгляд конкурентные позиции импортируемого товара зависят от курса рубль/доллар США, но при более глубоком рассмотрении - от взаимного курса валют импортера и экспортера. Этот курс формируется следующим образом: валюта экспортера/валюта платежа х валюта платежа / валюта импортера = валюта экспортера/валюта импортера. При этом с учетом относительно невысоких рисков колебаний курсов в период проведения расчетов курс валюты платежа, выступающий в сделке лишь техническим коэффициентом пересчета внутренних цен в странах - торговых партнерах, практически не оказывает влияния на ценовую конкурентоспособность товаров. Данный факт наглядно подтверждается следующими примерами.

Пример 1. Российский импортер ввозит партию обуви из Италии. Расчеты по контракту осуществляются в долларах США. Стоимость партии обуви в начале года равна 1 млн. евро. Курс доллара США к евро составляет 1,21 долл. за 1 евро. Курс доллара США к рублю - 30,0 руб. за 1 долл. США. Стоимость партии обуви из Италии по контракту в валюте платежа - долларах США - равна: 1000000 х 1,21 = 1210000 долл. Стоимость партии на российском рынке в рублях составит: 1,21 млн. долл. США х 30,0 = 36,3 млн. руб. В конце года курс доллара США к евро снизился до 1,28 долл. за 1 евро, а курс доллара США к рублю остался неизменным. В результате стоимость контракта в расчетной валюте - долларах США - составила 1,28 млн. долл., а стоимость партии на российском рынке в рублях возросла до 1,28 млн. долл. США х 30,0 = 38,4 млн. руб., что при прочих равных условиях ослабит конкурентные позиции европейской обуви на отечественном рынке несмотря на стабильный курс доллара США к рублю. В данном примере фактически на конкурентные позиции импортируемой обуви на внутреннем рынке оказало влияние именно изменение курса евро к рублю с 1,21 х 30,0 = 36,3 руб. за 1 евро до 1,28 x 30,0 = 38,4 руб. за 1 евро.

Пример 2. Российский импортер ввозит мебель из Финляндии. Стоимость партии в начале года равна 1 млн. евро. Валютой платежа являются доллары США. Курс доллара США к евро составляет 1,21 долл. за 1 евро. Курс доллара США к рублю - 30,0 руб. за 1 долл. Стоимость партии по контракту в долларах США составит: 1000000 х 1,21 = 1210000 долл. Стоимость партии для российского импортера в рублях равна: 1,21 млн. долл. США х 30,0 = 36,3 млн. руб. В конце года вследствие повышения цены леса на внутреннем рынке Финляндии стоимость партии возросла до 1,2 млн. евро. При этом курсовые соотношения сохранились на прежнем уровне. В результате при неизменном курсе доллара США к рублю конкурентные позиции финской мебели на российском рынке ухудшились: стоимость партии в долларах США возросла до 1,2 х 1,21 = 1,45 млн. долл., или до 1,45 млн. долл. х 30,0 = 43,5 млн. руб., что при прочих равных условиях снизит спрос на европейскую мебель на российском внутреннем рынке при сохранении текущих курсовых соотношений. В данном примере конкурентные позиции импортируемого товара ухудшились из-за изменения внутренних условий воспроизводства в стране-экспортере при сохранении курса рубль/доллар США на неизменном уровне.

Пример 3. Российский экспортер вывозит из России бензин для реализации в Голландии. Расчеты по контракту осуществляются в долларах США. В начале

стр. 69


--------------------------------------------------------------------------------

года экспортная цена бензина равнялась 1 долл. за 1 л. Курс евро к доллару США в начале года составлял 1,21 долл. за 1 евро, курс доллара США к рублю - 30,0 руб. за 1 долл. В конце года при сохранении стоимости бензина в долларах США курс евро снизился до 1,18 долл. за евро, а курс доллара США к рублю остался на прежнем уровне. В результате при неизменном курсе доллара США к рублю и при стабильных ценах на топливо на мировом рынке конкурентные позиции российского бензина на европейском рынке ухудшились, так как теперь бензин стал стоить в Голландии не 83, а 85 евроцентов за 1 л, что соответственно отразится и на внутреннем спросе европейцев на данный товар.

Приведенные примеры показывают несостоятельность предлагаемого в российской печати подхода к определению реального эффективного курса, базирующегося, например, на учете структуры расчетов за российскую экспортную продукцию. Подобный показатель может характеризовать динамику изменения внутренней нормы рентабельности у экспортеров в краткосрочном периоде, но не дает представления о конкурентных позициях продукции этих экспортеров на международном рынке. А именно они во многом определяют норму рентабельности экспорта в средне- и долгосрочном периодах. Здесь нужно подчеркнуть еще одно ключевое свойство реального эффективного курса национальной валюты - как и любая теоретическая модель, он является лишь усредненной оценкой ценовой конкурентоспособности национальных товаров, а его динамика может не совпадать с изменениями конкурентоспособности по отдельным группам отечественных товаров и на отдельно взятых рынках, в том числе и в результате действия неценовых факторов. Однако построенный именно в таком виде показатель в целом соответствует теоретической задаче его использования в контексте реализации курсовой политики большинством государств как интегрального индикатора изменений ценовой конкурентоспособности отечественных товаров на внутреннем и международном рынках.

Применение производных показателей обменного курса в качестве целевых ориентиров валютной политики центральных банков ограничено рядом факторов. В частности, в расчет реальных курсов включаются параметры, выходящие за границы зоны ответственности центральных банков: изменение внутренних условий производства в странах - основных торговых партнерах, динамика курсовых соотношений на международном рынке. Кроме того, зачастую затруднена точная экономическая интерпретация динамики производных показателей обменного курса.

Так, изменения ценовой конкурентоспособности национальных товаров далеко не всегда оказывают превалирующее влияние на динамику экспортно-импортных потоков. Нередко на динамике импорта товаров в большей степени сказывается фактор дохода - расширение ресурсной базы экономических субъектов. На динамику торгового баланса и других макроэкономических показателей заметно влияет общегосударственная экономическая политика, в частности ее налоговая, таможенная и инвестиционная составляющие, воздействие которых на поведение предприятий реального сектора экономики часто бывает более существенным, нежели динамики обменного курса.

стр. 70


--------------------------------------------------------------------------------

Эти и другие причины способствовали тому, что в рамках реализации валютной политики центральные банки развитых стран, как правило, не выдвигают конкретных ориентиров в области динамики реальных курсов. Обычно показатель реального эффективного курса национальной валюты выполняет вспомогательные информационные функции и применяется центральными банками наряду с другими макроэкономическими индикаторами для усредненной оценки складывающихся тенденций во внешнеэкономическом секторе. Исключение составляют центральные банки ряда стран, осуществлявшие таргетирование реального курса своей валюты в целях поддержания стабильной конкурентоспособности национальных товаров - это, в частности, Бразилия, Колумбия, Тунис, Чили и бывшая Югославия. Однако опыт применения данной политики завершился инфляционным взрывом в трех из них - Бразилии, Колумбии, бывшей Югославии. Большинство других стран, неформально использовавших реальный эффективный курс в качестве целевого ориентира денежно-кредитной политики, перешли к практике инфляционного таргетирования7 .

Денежные власти предпочитают не использовать производные показатели как целевые ориентиры и потому, что фактически единственным каналом воздействия центрального банка на динамику реального эффективного курса национальной валюты является вмешательство в формирование конъюнктуры внутреннего валютного рынка для корректировки соотношения национальной валюты с ключевыми международными денежными единицами. Но оно может быть лишь краткосрочным. Действительно, если центральный банк предпринимает попытку активной скупки иностранной валюты за национальную в целях поддержания сравнительных издержек на пониженном уровне, то интенсивный прирост денежной базы за счет наращивания чистых международных резервов неизбежно вызовет ускорение темпов роста внутренних цен (как правило, через повышение заработных плат и цен на услуги), что, в свою очередь, приведет к укреплению реального курса национальной валюты - суть неизбежное увеличение внутренних издержек.

Таким образом, в среднесрочном периоде динамика реального курса национальной валюты оказывается неподконтрольной центральному банку. Сказанное особенно актуально для стран с переходной экономикой, где в силу изначально заниженной стоимости субсидируемых товаров и услуг и существенного отклонения курсов от паритетных значений (см. табл.) в настоящее время происходит интенсивное выравнивание национальных издержек с общемировыми. При сохранении достаточно жестких требований к устойчивости номинальных курсов (связанных, в частности, с реализацией программ финансовой стабилизации) это обусловливает стабильное укрепление валют стран с переходной экономикой в реальном выражении (см. рис. 2). По-видимому, данный объективный макроэкономический процесс продолжится и в ближайшем будущем.


--------------------------------------------------------------------------------

7 Подробнее см.: Моисеев С. Таргетирование реального валютного курса: теория, мировая практика, применение в России // Финансы и кредит. 2003. N 3.

стр. 71


--------------------------------------------------------------------------------

Таблица

Отношение курса доллара США в национальных валютах к паритету покупательной способности в странах с переходной экономикой (разброс значений по месяцам)

Страны
1990 г.
1991 г.
1992 г.
1993 г.
1994 г.
1995 г.
1996 г.
1997 г.
1998 г. (I п/г)

Словения
0,9 - 1,4
1,0 - 1,7
1,4 - 1,6
1,4 - 1,6
1,3 - 1,6
1,1 - 1,3
1,3 - 1,3
1,4 - 1,5
1,4 - 1,5

Венгрия
1,9 - 2,4
1,9 - 2,0
1,7 - 1,6
1,6 - 1,8
1,6 - 1,8
1,5 - 1,6
1,7 - 1,8
1,6 - 1,8
1,7 - 1,7

Польша
2,1 - 3,9
1,6 - 1,9
1,8 - 2,0
1,8 - 2,0
2,1 - 2,3
1,8 - 2,0
1,8 - 1,8
1,8 - 2,1
1,9 - 1,9

Чехия
2,5 - 3,8
3,5 - 3,1
2,7 - 3,1
2,5 - 2,6
2,2 - 2,5
2,0 - 2,2
1,9 - 2,0
2,0 - 2,3
2,0 - 2,3

Словакия
2,9 - 3,9
3,0 - 3,6
2,9 - 3,0
2,6 - 2,8
2,4 - 2,7
2,1 - 2,3
2,1 - 2,2
2,3 - 2,4
2,3 - 2,6

Литва




2,4 - 3,2
1,8 - 2,3
1,7 - 1,8
1,5 - 1,6


Румыния
1,8 - 2,6
1,6 - 5,0
2,8 - 4,2
2,2 - 3,1
2,1 - 2,6
2,1 - 2,5
2,4 - 2,6
2,0 - 3,3
1,8 - 2,0

Болгария
3,3 - 5,1
2,9 - 10,9
3,0 - 4,7
2,3 - 2,8
2,3 - 3,1
1,8 - 2,2
1,9 - 2,8
1,7 - 3,2
1,5 - 1,8

Украина





1,8 - 2,5
1,3 - 1,7
1,3 - 1,4


Россия
-
33,0 - 131,0
10,2 - 45,7
2,5 - 8,0
2,4 - 2,8
1,4 - 2,4
1,4 - 1,5
1,4 - 1,5
1,4 - 1,5


-----

Источник: Навой А. Валютные кризисы: сущность, причины, последствия // Деньги и кредит. 2003. N 2.

Динамика индексов реального эффективного курса валют в странах с переходной экономикой (2000 г. = 100 )



Рис. 2

-----

Источник: International Financial Statistics Yearbook 2004 / International Monetary Fund.

Ставя перед собой задачу достоверно оценить влияние курсовой политики на изменение конкурентных позиций отечественных товаров на внутреннем и международном рынках, Банк России при расчете производных показателей обменного курса рубля использует методические подходы, принятые в международной практике. Для оценки сравнительных издержек применяется индекс потребительских цен, а для расчета весов - показатель внешнеторгового оборота со странами - основными торговыми партнерами, характеризующимися стабильной и значимой долей во внешнеторговом обороте с Россией - не ниже 0,5% в течение двух последовательных лет (34 страны по состоянию на 2005 г., на которые приходится около 86% торгового оборота России)8 .


--------------------------------------------------------------------------------

8 www.cbr.ru/statistics/credit_statistics/print.asp?file=ex_rate_ind_05.htm.

стр. 72


--------------------------------------------------------------------------------

Данная методика позволяет однозначно экономически интерпретировать индекс реального эффективного курса рубля как интегральный показатель комплексного воздействия курсовой политики на ценовые конкурентные позиции отечественных товаров на рынках основных потребителей российского экспорта и изменения конкурентных позиций импортных товаров, поступающих от важнейших импортеров, по отношению к отечественным аналогам. Методика расчета реального эффективного курса рубля прошла процесс согласования и утверждения на уровне подразделений Банка России и опубликована на официальном веб-сайте Центрального банка Российской Федерации9 .

Как и другие центральные банки, Банк России не выдвигает конкретных четких ориентиров в области динамики реального эффективного курса. Данный показатель выступает в качестве индикативного и используется наряду с прочими макроэкономическими показателями. В последние годы Основными направлениями единой государственной денежно-кредитной политики, как правило, задается верхняя граница повышения реального эффективного курса рубля, в пределах которой его изменение позволяет избегать негативных последствий для динамики конкурентных позиций отечественных товаров10 .

Близкими к наблюдаемым во многих странах с переходной экономикой являются и тенденции динамики реального курса рубля (см. рис. 3): укрепление реального курса рубля с 1995 г., прерванное в 1998 г. валютно-финансовым кризисом, продолжается в течение всех последних лет. В основе повышения реального курса рубля лежит процесс выравнивания ценовых пропорций на международном и внутреннем российском рынках. Повышение регулируемых тарифов, сокращение доли товаров, цены на которые субсидируются, частичное перераспределение продукции экспортноориентированных отраслей с внутреннего на внешний рынок приводят к постепенному сближению внутренних и общемировых издержек.

Динамика индекса реального эффективного курса рубля в 1995 - 2005 гг.



Рис. 3

-----

Источник: International Financial Statistics Yearbook 2004 / International Monetary Fund.


--------------------------------------------------------------------------------

9 www.cbr.ru/statistics/credit_statistics/metod_ex_rate.pdf.

10 См., в частности: Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2006 год. Раздел IV.2: Политика валютного курса.

стр. 73


--------------------------------------------------------------------------------

Очевидно, в данных условиях, как бы активно Банк России ни участвовал в формировании конъюнктуры внутреннего валютного рынка, реального укрепления курса рубля вряд ли удастся избежать, тем более что динамика номинального курса доллара США к рублю, представляющая самостоятельный операционный целевой ориентир Банка России, во многом также является жестко заданной - едва ли денежные власти России могут пойти на резкое обесценение или укрепление номинального курса для достижения ориентира по реальному эффективному курсу рубля. По-видимому, более актуальной задачей является сдерживание укрепления реального курса рубля, с тем чтобы его темпы были близки темпам повышения производительности труда, что позволит обеспечивать стабильную конкурентоспособность отечественных товаров несмотря на укрепление российской валюты в реальном выражении. Как показано на рисунке 3, денежным властям России сих пор удавалось поддерживать умеренные темпы роста реального курса рубля, хотя в последние два года это во многом было связано с влиянием внешнего фактора - интенсивным укреплением позиций евро на международном рынке.

стр. 74






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2018. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций