ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

ХРОНИКА ДИССИДЕНТСКОГО ДВИЖЕНИЯ В CCCР (1968–1983 гг.)

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 31 марта 2006
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Тихомиров Александр Валентинович
АвторРУБРИКА: СССР после ВОВ




Опубликовано: Погружение в трясину: (Анатомия застоя) / Сост. и общ. ред. Т.А.Ноткиной. – М.: Прогресс, 1991. С.545–554.

Единственной пока попыткой классификации независимых общественных движений в СССР является книга Л.Алексеевой «История инакомыслия в СССР. Новейший период» ("Khronika Press", 1984, Benson, Vermont).
Перечень разделов этой книги может дать представление о широком спектре движений инакомыслящих:
1. Украинское национальное движение.
2. Литовское национально-демократическое движение.
3. Эстонское национально-демократическое движение.
4. Армянское национальное движение.
5. Грузинское национальное движение.
6. Крымско-татарское движение за возвращение в Крым.
7. Борьба месхов за возвращение на родину.
8. Еврейское движение за выезд в Израиль.
9. Движение советских немцев за выезд в ФРГ.
10. Евангельские христиане-баптисты.
11. Пятидесятники.
12. Верные и Свободные адвентисты седьмого дня.
13. Православные.
14. Движение за права человека.
15. Движение за социально-экономические права.
16. Русское национальное движение.

***
Правозащитное движение вскоре после своего возникновения стало свего рода общим знаменателем, полем пересечения интересов всех прочих диссидентских движений — национальных, религиозных, культурно-политических. Правозащитная информация аккумулировала в себе информацию обо всех этих движениях, что прекрасно отражается и в структуре первого и основного правозащитного информационного бюллетеня – «Хроники текущих событий» (см. ниже).
Приведем хронологическое перечисление основных вех истории правозащитного движения.

ПЕРВЫЙ ПЕРИОД (1965–1972 гг.). СТАНОВЛЕНИЕ.


Сентябрь 1965 г. В Москве арестованы два «подпольных» писателя: Андрей Синявский и Юлий Даниэль. Опубликование ими на Западе литературных произведений (под псевдонимами Абрам Терц и Николай (с.545) Аржак) Комитет государственной безопасности квалифицировал как «особо опасное государственное преступление». Обоим было предъявлено обвинение по ст. 70 УК РСФСР: «Антисоветская агитация и пропаганда, направленная на подрыв или ослабление Советской власти».
5 декабря. На Пушкинской площади в Москве прошла первая за многие десятилетия несанкционированная демонстрация. Лозунги демонстрации: «Требуем гласности суда над Синявским и Даниэлем!» и «Уважайте Советскую Конституцию – наш Основной Закон!». Один из организаторов демонстрации – А. С. Есенин-Вольпин, математик и поэт, «пионер правового просвещения» в среде московской интеллигенции. Демонстрация была разогнана, однако традиция подобных митингов на Пушкинской площади сохранилась. (В 1977 г., в связи с принятием новой Конституции, дата митинга была перенесена на 10 декабря – Международный день прав человека.)
Зима 1965/66 г. Первые петиции в защиту Синявского и Даниэля. Всего известно 22 таких письма. Подписали их 80 человек в том более 60 членов Союза писателей.
Февраль 1966 г. Верховный суд РСФСР приговорил Синявского и Даниэля к семи и пяти годам лагерей строгого режима соответственно.
Май. Открытое письмо Л. К. Чуковской Михаилу Шолохову. В деле Синявского и Даниэля это письмо сыграло приблизительно ту же роль, что «Я обвиняю!» Э. Золя – в деле Дрейфуса. Первое произведение «самиздатской» публицистики.
22 сентября. Публикация Указа Президиума Верховного Совета РСФСР о дополнении Уголовного кодекса ст. 190-1, 190-2, 190-3.
Ст. 190-1 УК РСФСР:
«Систематическое распространение в устной форме заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, а равно изготовление или распространение в письменной, печатной или иной форме произведений такого же содержания». Санкция – до 3 лет лагерей.
Ст. 190-3 УК РСФСР: «Организация, а равно активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок или сопряженных с явным неповиновением законным требованиям представителей власти или повлекших нарушения работы транспорта, государе венных, общественных учреждений или предприятий». Санкция – до 3 лет лагерей.
Осень. А. И. Гинзбург, ранее, в 1959–1961 гг., приобретший известность как издатель одного из первых «самиздатских» литературных журналов («Синтаксис»), заканчивает составление сборника документов по делу Синявского и Даниэля — так называемой «Белой книги». Одновременно его друг, поэт Юрий Галансков, составляет другой сборник – литературно-публицистический альманах «Феникс-66», который, в частности, включает «криминальную» статью Абрама Терца «Что такое социалистический реализм».
17 января 1967 г. Арест Юрия Галанскова и троих его знакомых – Алексея Добровольского, Веры Лашковой, А. Радзиевского (последний вскоре был выпущен).
22 января. Демонстрация на Пушкинской площади в ванных. Среди задержанных —Виктор Хаустов, Владимир Буковский, несколько молодых поэтов — Илья Габай, Вадим Делоне, (с.546)
23 января. Арест Александра Гинзбурга.
Апрель. Суд над Виктором Хаустовым. Обвинение — по ст. 190-3, приговор – 3 года лагеря.
Август. Суд над Буковским, Делоне, Кушевым. Приговоры — Буковскому – 3 года лагеря, Кушев и Делоне осуждены условно.
Осень. Бывший политический заключенный Анатолий Марченко заканчивает книгу «Мои показания» — первое документальное свидетельство о мордовских политлагерях 60-х годов.
Конец 1967 – начало 1968 г. Начало петиционной кампании в защиту Гинзбурга и Галанскова.
Январь 1968 г. Суд над Гинзбургом, Галансковым, Добровольским и Пашковой. Приговоры: 5, 7, 2, и 1 год лишения свободы соответственно. Обращение Ларисы Богораз и Павла Литвинова «К мировой общественности» − первая апелляция не только к советской, но и к зарубежной аудитории.
Необычный рост популярности в «самиздате» жанра открытого письма – так называемая эпистолярная революция. Среди наиболее известных документов: письмо 12 членов партии и беспартийных к Будапештскому совещанию коммунистических и рабочих партий; письме Юлия Кима, Петра Якира, Ильи Габая. Тема этих писем — последствия произвола и беззакония для нашей страны, нравственные и политические уроки процесса Гинзбурга — Галанскова. В «самиздате» появляются новые сюжеты: национальный вопрос (судьба крымско-татарского народа), положение политзаключенных.
Февраль. 10-дневная голодовка нескольких политзаключенных мордовских лагерей с требованием ограничить произвол администрации. Впервые о подобной голодовке стало известно за пределами лагеря и даже за рубежом. Власти вынуждены дать голодающим определенные гарантии.
Весна. В «самиздате» появляется статья акад. А. Д. Сахарова «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». Работа имела большой резонанс; однако в то время едва ли были до конца осмыслены — как в СССР, так и за рубежом — содержавшиеся в ней принципиально новые положения, провозглашающие соблюдение прав человека необходимой основой дальнейшего существования человечества.
30 апреля. 1-й выпуск «самиздатского» правозащитного бюллетеня «Хроника текущих событий». «Хроника» просуществовала 15 лет; последний, 64-й выпуск, вышел в свет в 1983 г. «Хроника» констатировала случаи нарушения прав человека в СССР, правозащитные выступления и факты осуществления гражданских прав «явочным порядком». Основные принципы «Хроники»: безоценочность, стремление к достоверности и полноте информации. Экземпляры «Хроники» распространялись в Москве и других городах страны, переходя из рук в руки, многократно перепечатывались. Поступление информации шло по тем же цепочкам, но в обратном направлении.
В первых выпусках ХТС осведомленность ее ограничивалась в основном Москвой, почти нет информации из национальных республик (исключение – Украина). С самого начала — информация о движении крымских татар, с 1969 г. — информация о движении месхов. О Литве (с.547) эпизодические известия стали появляться с августа 1970 г., постоянные – с сентября 1971 г.
Сведения о религиозных движениях в первые годы ХТС появлялись лишь эпизодически, в основном – о православных, реже – о баптистах.
Постоянная тема «Хроники» — положение политзаключенных. Благодаря «Хронике» советские политзаключенные впервые обрели возможность апелляции к внешнему миру. Выпуски «Хроники» подготавливались анонимно. Определяющее участие в работе над изданием принадлежало Наталье Горбаневской, московскому поэту и переводчику. На первую половину 1968 г. приходится и начало репрессий против «подписантов» (так в то время называли людей, принявших участие в кампании протестов против политических преследований) в основном дело ограничивалось проработками, увольнениями со службы, исключениями из партии и т. п. Неприятностей можно было избежать, выразив «сожаление» по поводу своего поступка; однако среди более чем 700 «подписантов» (подсчет А.Амальрика) нашлось всего несколько человек, пошедших на это.
К этому же времени относятся первые попытки использовать против правозащитников психиатрию. Были подвергнуты принудительной госпитализации Н. Горбаневская (февраль), А. Есенин-Вольпин (весна) Ж. Медведев (июнь). Волна протестов вынудила власти временно отказаться от этого приема и освободить уже госпитализированных (впоследствии подобного результата удавалось добиваться с гораздо большим трудом). Единственный политический арест в среде московской интеллигенции произошел в мае (математик Илья Бурмистрович был арестован и затем осужден по ст. 190-1 за распространение произведений Терца и Аржака).
Август. Были арестованы Анатолий Марченко (якобы за нарушение паспортного режима) и Ирина Белогородская — за распространение письма в защиту Анатолия Марченко. Последний был осужден на год лагеря 21 августа, в первый день вторжения в Чехословакию.
25 августа. Демонстрация протеста против вторжения в ЧССР на Красной площади в Москве. Шестеро участников демонстрации – Константин Бабицкий, Лариса Богораз, Павел Литвинов, Вадим Делоне, Владимир Дремлюга, Виктор Файнберг — были арестованы. Всем были предъявлены обвинения по ст. 190-1 и 190-3. В октябре Мосгорсуд вынес приговоры: Бабицкому, Богораз и Литвинову — от 3 до 5 лет ссылки, Делоне и Дремлюге – лагерь. В Файнберге признали невменяемого и назначили ему лечение в психиатрической больнице специального типа. Как вскоре выяснилось, последнее решение суда было самым жестоким наказанием — хотя бы потому, что в нем не оговаривался срок (Файнберг вышел на свободу лишь в 1973 г.).
Были и другие протесты против оккупации Чехословакии – в Москве, Ленинграде, других городах.
Участились аресты правозащитников. В Ленинграде было арестовано 5 человек, связанных с московскими диссидентами (впрочем, сам термин в это время еще не применялся). В Латвии арестовали Ивана Яхимовича, председателя колхоза, автора одного из наиболее ярких писем протеста против приговора Галанскову и Гинзбургу. (с.548)
1968 год стал временем становления правозащитного движения, формирования его философии, методов действия. 1968 год определил костяк правозащитного движения; хотя состав его участников впоследствии многократно обновлялся под влиянием арестов, эмиграции, притока молодежи, «люди 1968-го» неизменно пользовались в движении авторитетом и во многом продолжали определять его дух. В 1968 г. была упорядочена помощь политзаключенным (независимо от убеждений).
Январь 1969 г. Закончено составление сборника документов по делу о демонстрации 25 августа 1968 г. Автор сборника — Наталья Горбаневская, также участвовавшая в демонстрации.
Примерно в это же время заканчивается работа над сборником «Процесс четырех» − посвященным процессу Галанскова — Гинзбурга — Добровольского – Лашковой (эта работа была начата еще П.Литвиновым и А. Амальриком).
Весна И. Якимович признан невменяемым и отправлен в спецбольницу.
Среди московских правозащитников активно дискутируется вопрос том, не следует ли придать своей деятельности какие-либо организационные формы. Этой теме посвящен ряд многолюдных встреч на квартире известного правозащитника, бывшего генерал-майора (разжалованного еще при Хрущеве) Петра Григорьевича Григоренко.
Май. Аресты И. Габая и П. Григоренко. Последний арестован в Ташкенте, куда он прилетел, чтобы встретиться с активистами крымско-татарского движения.
28 мая. Создана первая в СССР открытая общественная ассоциация, и контролируемая сверху, — Инициативная группа защиты прав человека в СССР.
Членами Инициативной группы стали: Владимир Борисов, рабочий (Ленинград); Генрих Алтунян, инженер-кибернетик (Харьков); Татьяна Великанова, математик (Москва); Наталья Горбаневская, поэт (Москва); Мустафа Джемилев, агроном, активист крымско-татарского движения (Ташкент); Сергей Ковалев, биолог (Москва); Виктор Красин, экономист (Москва); Александр Лавут, математик (Москва); Анатолий Левитин-Краснов, церковный писатель (Москва); Юрий Мальцев, искусствовед (Москва); Григорий Подъяпольский, геофизик (Москва); Леонид Плющ, кибернетик (Киев); Татьяна Ходорович, лингвист (Москва); Петр Якир, историк (Москва); Анатолий Якобсон, литератор (Москва).
Пятнадцать правозащитников назвали себя Инициативной группой в открытом письме, адресованном в Организацию Объединенных Наций, в котором перечислялись наиболее вопиющие нарушения прав человека в СССР (Кроме членов Инициативной группы, письмо подписали еще около сорока сочувствующих). Выбор адресата определялся, очевидно, восприятием ООН как гаранта соблюдения международно-правовых документов (таких, как «Декларация прав человека» и Международные пакты о правах человека), выработанных в рамках этой организации. Однако ООН не откликнулась ни на это, ни на последующие обращения ИГ. Таким образом, практическим результатом деятельности ИГ оставалось прежде всего предание гласности данных о политических преследованиях в (с.549) Советском Союзе. Кроме того, сам факт открытого создания общественной ассоциации стимулировал возникновение и других подобных ассоциаций (о них см. ниже).
Создание ИГ имело еще один результат. Из пятнадцати выявленных членов ИГ в последующие 10—12 лет:
- восемь человек были арестованы и отбыли тюремные ссылочные сроки (Джемилев, Левитин-Краснов, Алтунян, Красин, Якир, Ковалев, Лавут, Великанова);
- трое – Горбаневская, Борисов и Плющ – подверглись принудительному лечению в спецпсихбольнице;
- восемь человек покинули страну (некоторые из них – после отбытия наказания): Горбаневская, Красин, Левитин-Краснов, Мальцев, Ходорович, Якобсон, Борисов, Плющ).
Декабрь 1969 г. Арест Натальи Горбаневской, издателя «Хроники текущих событий». Впоследствии она была признана невменяемой и отправлена в спецпсихбольницу. Аналогичная судьба постигла П. Григоренко, В. Борисова и ряд других правозащитников. И. Габай был приговорен к трем годам лагеря по ст. 190-1.
В 1969 г. отдельно был создан фонд помощи детям политзаключенных.
1970 год отмечен некоторым снижением интенсивности репрессий. Так, арестованный за «самиздат» Револьт Пименов получил по ст. 70 не лагерный срок, а «всего лишь» ссылку в Сыктывкар. А арестованные по той же статье Ольга Иофе, Вячеслав Бахмин и Ирина Каплун вообще были освобождены без суда.
Ноябрь 1979 г. — создание Комитета прав человека в СССР — организации, деятельность которой сводилась в основном к изучению и теоретической разработке проблем прав человека в советском законодательстве, т. е. имела чисто академический характер. Однако документы комитета, обращаясь в «самиздате», способствовали правовому просвещению диссидентов и, тем самым, до некоторой степени вооружали их в борьбе с беззаконием. Инициатором создания комитета был Валерий Чалидзе. Кроме него, членами-основателями были Андрей Твердохлебов и академик Андрей Сахаров, позже присоединился математик, член-корреспондент АН Игорь Шафаревич. Экспертами комитета стали Александр Есенин-Вольпин и Борис Цукерман, корреспондентами — Александр Галич и Александр Солженицын.
В провинции 1969–1971 годы ознаменовались не столько активностью правозащитников, сколько созданием и функционированием подпольных кружков различных идейных направлений, впрочем, довольно быстро раскрывавшихся органами госбезопасности (Горький, Рязань, Саратов, Петрозаводск, Свердловск, Таллинн, Калининград). Характерно, однако, что наряду с обычными для групп такого рода (идейной базой которых служили, как правило, различные толки марксистского учения) социально-экономическими лозунгами в программных установках «подпольщиков» начинают появляться и общедемократические и чисто правовые тенденции.
Лето 1970 г. Арест 12 человек, замысливших угон пустого пассажирского самолета, курсировавшего из Ленинграда в Приозерск (угонщики были захвачены у трапа самолета). Большинство «самолетчиков» безуспешно добивались разрешения на выезд в Израиль. Суд над ними – (с.550) в декабре 1970 г. Обширные аресты среди сионистской молодежи в Риге, Кишиневе, Ленинграде, не имеющей отношения к попытке угона самолета.
Суд завершился необычайно жестким даже по отечественным меркам приговором. Двое, Марк Дымшиц и Эдуард Кузнецов, были приговорены к расстрелу, остальные – к многолетнему заключению (от 8 до 15 лет). Смертные приговоры потрясли мировое общественное мнение, вызвали волну протестов и демонстраций за рубежом. К тому же в эти же самые дни франкистский суд в Испании приговорил к смерти нескольких баскских террористов. Кампании за отмену обоих приговоров взаимно усилили друг друга и фактически слились в одну. 30 декабря Франко помиловал осужденных; через несколько дней Верховный суд в кассационном разбирательстве смягчил приговор «самолетчикам». Смертная казнь Дымшицу и Кузнецову была заменена пятнадцатью годами заключения.
Вся эта история, вместо того чтобы пресечь эмиграцию, привлекла внимание мировой общественности к проблеме свободы выезда из СССР. Правительству пришлось пойти на уступки, и количество разрешений на выезд начало год от года увеличиваться, хотя возможностей для произвола при решении этого вопроса в каждом данном случае у властей осталось достаточно.
1971 г. Передача Владимиром Буковским мединцинской документации на шестерых узников спецпсихбольниц международному съезду психиатров. Арест В. Буковского (приговор — 7 лет лагеря и 5 лет ссылки за «антисоветскую агитацию») на суде в январе 1972 г.
1972 г. – тотальное наступление на «Хронику текущих событий» и вообще на «самиздат».
Обыски, аресты, допросы в Москве, Ленинграде, Вильнюсе, Новосибирске, Умани, Киеве — по делу №24 (кодовое название операции КГБ по искоренению правозащитного «самиздата»).
Обыск у одного из наиболее авторитетных правозащитников Петра Якира (в январе) и арест его в июне 1972 г., затем — арест активного (частника Инициативной группы Виктора Красина. Сотрудничество Якира и Красина со следствием.
Пресечение издания «Хроники» не удалось. Выпуск очередного 27-го номера. Использование Якира и Красина органами госбезопасности как агитаторов за идею прекращения правозащитной деятельности. Для этого было проведено множество очных ставок с ними. Красину и Якиру также было разрешено отправлять из-под следствия письма на свободу. Однако, несмотря на их былой авторитет в среде правозащитников (особенно на периферии), пойти по их пути согласились лишь единицы. Тогда КГБ вновь обратился к репрессиям. Начались аресты людей, в разное время бывших близкими к «Хронике»: были арестованы математик Юрий Шиханович, инженер Ирина Белогородская, филолог Габриэль Суперфин. По делу о передаче на запад дневников Э. Кузнецова), фармацевт Виктор Никепелов. По делу № 24 были арестованы также многие активные «самиздатчики» в Москве и провинции. Угроза ареста нависла над литературоведом Анатолием Якобсоном и дочерью Петра Якира Ириной Ким – людьми, действительно имевшими ближайшее отношение к выпуску «Хроники», в особенности после ареста Н. Горбаневской.
В этих условиях очередной, 28-й выпуск не появился на свет. Издание (с.551) «Хроники текущих событий» было приостановлено.
1973–1974 годы были кризисными для диссидентского движения, в особенности после «показательного» суда над Якиром и Красиным в августе 1973 г., где они признали «клеветнический» характер прежних правозащитных выступлений и подрывной характер «Хроники» (показания были подтверждены на пресс-конференции в Доме журналистов 5 сентября, транслировавшейся в отрывках по телевидению). Оба подсудимых были признаны виновными по ст. 70 и осуждены: Петр Якир – на 3 года ссылки в Рязань, Виктор Красин – на 3 года ссылки в Калинин.
Примерно в это же время советская пресса начала по масштабам кампанию травли против А. Д. Сахарова, а немного позднее, после опубликования на Западе «Архипелага ГУЛАГ», − против А.И.Солженицына.

ПРЕОДОЛЕНИЕ (1974 – 1975 гг.)

События 1972–1973 гг. не привели, однако, к разгрому правозащитного движения в Советском Союзе. Апрель 1974 г. – выход 3 выпусков «Хроники текущих событий» − 28-й, 29-й, 30-й. Одновременно три члена Инициативной группы, Сергей Ковалев, Татьяна Великанова и Татьяна Ходорович, публично заявили о том, что берут на себя ответственность за дальнейшее распространение этого издания. До конца года вышли еще четыре выпуска «Хроники».
Вновь расширилась география диссидентских выступлений; появились сообщения из Грузии (там инакомыслие приняло в основном национально-православный характер), регулярной стала связь с Литвой, где в течение последующих пяти лет было создано множество «самиздатских» журналов самых разных направлений. Укрепились контакты с религиозными диссидентами, в первую очередь с баптистами-«инициативниками» (Совет церквей евангельских христиан-баптистов).
13 февраля 1974 г. – высылка А. Солженицына на Запад.
Основание А. Солженицыным в Швейцарии Русского фонда помощи заключенным (первый распорядитель фонда — Александр Гинзбург, освободившийся из заключения).
Образование советского отделения Международной амнистии. Председатель – д. ф.-м. наук В.Ф.Турчин, секретарь – Андрей Твердохлебов. В группу вошли в основном москвичи. Инициаторы группы и большинство ее членов — активные участники правозащитного движения.
Декабрь — арест члена Инициативной группы Сергея Ковалева.
Появление сборника «Жить не по лжи» — отклики на высылку А. Солженицына за рубеж.
Прекращение издания журнала национально-религиозного направления «Вече» (редактор-составитель – Владимир Осипов, арестованный в ноябре 1974 г., осужден на 8 лет лагеря строгого режима), издававшегося в 1971–1974 гг.
1975 год. Арест Андрея Твердохлебова (приговор – 5 лет ссылки). Конец 1975 г. – суд над Сергеем Ковалевым в Вильнюсе (обвинение – издание и распространение «Хроники», а также хранение трех выпусков «Хроники литовской католической церкви»). Приговор – 7 лет лагеря. (с.552)
Присуждение Нобелевской премии мира А. Сахарову. Появление письма в защиту С. Ковалева, подписанного 179 человеками – не только правозащитниками, но и активистами других движений: крымских татар, литовского, грузинского, армянского и еврейского ([первый случай такого совместного выступления).

1976–1981 гг. — ХЕЛЬСИНКСКИЙ ПЕРИОД.

Создание в мае 1976 г. Группы содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР (или Московской Хельсинкской группы). Создание группы было объявлено известным физиком, профессором Армянской АН Юрием Орловым.
Летом 1975 г. Советским Союзом был подписан и затем опубликован Заключительный акт Хельсинкских соглашений, в том числе и гуманитарных статей, предполагающих соблюдение прав человека.
В группу, кроме Ю. Орлова, вошло еще 10 человек (Людмила Алексеева, Михаил Бернштам, Елена Боннэр, Александр Гинзбург, Петр Григоренко, Александр Корчак, Мальва Ланда, Анатолий Марченко, Виталий Рубин и Анатолий Щаранский). Группа собирала и анализировала весь доступный ей материал о нарушении гуманитарных аспектов Хельсинкского соглашения и направляла свои отчеты правительствам всех стран-участниц соглашения. Появление группы было новым шагом в развитии движения и было встречено властями очень болезненно.
Ноябрь 1976 г. — создание Украинской и Литовской Хельсинкских групп, январь 1977 г. — Грузинской и апрель — Армянской групп. Все эти группы составились в основном из участников соответствующих национальных движений.
Московская группа послужила стимулом для развития международного Хельсинкского движения, целью которого было «подтягивание» понижения с правами человека до стандарта, определенного Заключительным актом, в странах, где они ниже этого стандарта.
Январь 1977 г. – образование при МХГ Рабочей комиссии по расследованию использования психиатрии в политических целях. Ее основами: Александр Подрабинек, Вячеслав Бахмин, Ирина Каплун, Феликс Серебров и Джемма Квачевская. От МХГ в Комиссию вошел Петр Григоренко, консультантом по юридическим вопросам стала адвокат Софья Каллистратова, по вопросам психиатрии – врач-психиатр Александр Волошанович.
Московская Хельсинкская группа устанавливает прочные связи с религиозными движениями (православными, пятидесятниками, баптистами, адвентистами, католиками), а также с национальными движениями. МХГ, собирая и обнародуя информацию о нарушениях прав человека в самых различных сферах и областях, становится связующим звеном между разными движениями инакомыслящих, прежде не связанных друг с другом.
Февраль 1977 г. – арест руководителей Московской и Киевской Хельсинкских групп Ю.Орлова и М. Руденко и членов этих групп – А.Гинзбурга и О. Тихого.
Март 1977 г. – арест А. Щаранского, обвиненного в шпионаже. В (с.553) течение 1977–1978 гг. в Московской группе было арестовано трое; на Украине – шестеро, в Литве – один, в Грузии – трое, в Армении – двое. Двоих из МХГ вытолкнули в эмиграцию, из ЛХГ уехал один.
В 1978 г. – суды над арестованными членами Хельсинкских групп. Ю. Ф. Орлов был приговорен к 7 годам лагеря строгого режима и 5 годам ссылки.
В том же году — широкая кампания протестов против приговоров членам Хельсинкских групп.
В мае – арест А. Подрабинека и суд над ним. После ареста Подрабинека в комиссию входят Леонард Терновский и Ирина Гривнина. Появление толстого (200 – 300 страниц в выпуске) «самиздатского» литературно-публицистического журнала «Поиски». Члены редколлегии: Валерий Абрамкин, Петр Абовин-Егидес, Раиса Лерт, Павел Прыжов (Глеб Павловский), Владимир Гершуни, Юрий Гримм, Виктор Сокирно и Виктор Сорокин. Ноябрь 1979 г. — начало «генерального наступления» на все направления инакомыслия.
Арест известных правозащитников Татьяны Великановой, Глеба Якунина, в Вильнюсе —Антанаса Треляцкаса. Арест членов редколлегии журнала «Поиски» В. Абрамкина и В. Сорокина.
Арест ведущего деятеля эмиграционного движения пятидесятников Николая Горетого, члена Христианского комитета Льва Регельсона продолжение арестов в Хельсинкских группах «Хельсинки».
Январь 1980 г. — высылка А. Сахарова в Горький.
Арест Александра Лавута, последнего члена старейшей правозащитной ассоциации — Инициативной группы защиты прав человека в СССР.
Арест в течение 1980 г. ведущих деятелей всех национальных движений, а также всех незарегистрированных церквей.
Увеличение числа женских арестов.
Повторные аресты политзаключенных перед окончанием срока или сразу после него.
Ужесточение приговоров.
Арест В. Бахмина, Л. Терновского и Н. Гривниной.
Арест в марте 1980 г. Анатолия Марченко. Приговор — 10 лет лагерей и 5 лет ссылки, наложившиеся на прежние 15 лет неволи.
Практически репрессиями начала 80-х годов был положен конец открытым ассоциациям; «старые» правозащитники почти все были в заключении и ссылке. Переход к анонимным действиям. 1980–1983 гг. – приход новых людей в правозащитное движение. (с.554)






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)