ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

Россия в 20-е годы

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 10 октября 2006
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА: Советский период




После окончания гражданской войны в Советской России начался острейший со­циально-политический кризис, вызванный недовольством крестьян полити­кой «военного коммунизма». Крестьянские выступле­ния против продразверстки зимой 1920/21 гг. приобрели характер вооруженных вос­станий против большевиков в Тамбовской и Воронеж­ской губерниях и Западной Сибири, для подавления ко­торых большевики использовали регулярные войска. С 28 февраля по 18 марта 1921 г. против политики большевиков выступили моряки Балтийского флота и гарнизон Кронштадта. Они требовали переизбрания Советов, свободы слова и печати, освобождения политзаключенных и др. Эти настроения широких кругов населения не могли не ска­зываться на положении в самой правящей партии, внутри которой намечался раскол.

Выход из кризиса был найден на Х съезде РКП (б), который проходил в марте 1921 г. Его решения о найме рабочей силы, о разрешении в огромных масштабах частной собственности, о замене продразверстки прод­налогом и свободной торговле было направлено на удовлетворение наиболее насущных требований крестьянства и части рабочего класса. Они положили начало проведению в жизнь новой экономической полити­ки, имевшей главными целями восстановление разрушенной в период мировой и гражданской войн экономики России и установление нормальных эко­номических отношений между рабочим классом и крестьянством. Съезд принял также резолюцию «О единстве партии», направленную на то, чтобы снять напряженность в отношениях между ее различными лидерами. Одновременно было принято решение о ликвидации существования в России других политических партий.

В связи с принятыми решениями Советская власть, допускавшая частную собственность, провела реорганизацию карательных органов государственной власти и законодательной основы их деятельности. 8 февраля 1922 г. был опубликован декрет ВЦИК о лик­видации ВЧК и передаче ее функций НКВД. Это объяс­нялось окончанием гражданской войны и необходимостью отказа от чрезвычайных органов власти. В составе НКВД создавалось Государственное политическое управление /ГПУ/, имеющее свои органы на местах. Таким образом, по­литические дела выделялись в особое производство.

В 1922 г. В.И. Ленин поручил органам юстиции разработать и принять уголовный кодекс, который бы отвечал новым реалиям. Вскоре новое советское законодательство начало действовать. В июне–июле 1922 г. проходил первый политический процесс в Советской России над 47 руководителями эсе­ровской партии, который закончился вынесением смертного приговора 14 подсудимым. Однако под давлением мировой общественности приговор был заменен высылкой подсудимых за границу. Сама партия эсеров была распущена. Одновременно произошел «самороспуск» меньшевистской партии. В конце августа 1922 г. из Советской России отплыл «философский пароход», который увез в эмиграцию около 160 выдающихся представителей отечественной культуры. Высылки политических оппонентов большевиков продолжались и впоследствии.

Принятие Х съездом резолюции «О единстве партии» не означало, что руководители РКП (б) безукоснительно следовали ей. Дело в том, что признанный вождь партии В.И.Ленин по состоянию здоровья уже осенью 1922 г. вынужден был отойти от дел и передать их своим соратникам. В апреле 1922 г. на пост Генерального секретаря ЦК партии был назначен И.В. Сталин. Заместителем Ленина на посту председателя правительства был назначен А.И. Рыков.

Постепенно между Лениным и Сталиным возникают разногласия по принципиальным вопросам, глубина которых усиливалась по мере отхода Ленина от практиче­ского руководства партией и государством. Это касалось вопросов о введении монополии внешней торговли, создания СССР и т.д.

В.И. Ленин понимал неудачность выбора кандидатуры Сталина на пост руководителя правящей партии. В написанных или продиктованных им на рубеже 1922-1923 гг. статьях и письмах, совокуп­ность которых получила название «политического заве­щания», он предлагал «предпринять ряд перемен в нашем полити­ческом строе». Особое место В.И. Ленин отводил роли партии в процессе построения нового общества, от единства которой, по его мне­нию, зависело будущее русской революции. Именно на укрепление роли политического фактора в советском об­ществе и были направлены такие его идеи как определе­ние его возможного преемника на посту главы партии и государства, повышение роли ЦК как органа коллектив­ного руководства, обеспечение должного контроля за деятельностью отдельных руководителей, привлечение в руководящие органы рабочих от станка и т. д. Данные В.И. Лениным нелестные характеристики многим руководителям партии заставили их предпринять недюжинные усилия для того, чтобы оказаться у власти.

Л.Д. Троцкий, И.В. Сталин, Л.Б. Каменев, Г.Е. Зиновьев полагали, что каждый из них способен: заменить В.И. Ленина и основная задача заключается в том, чтобы убрать наиболее способного соперника. Они все вместе скрыли от широкой общественности мнение В.И. Ленина о персональных качествах претендентов на власть, а затем трое из них, И.В. Сталин, Л.Б. Каменев и Г.Е. Зиновьев, создав своеобразный «триумвират», обрушили критику на Л.Д. Троцкого, который допустил немало ошибок в борьбе за власть и дал много козырей в руки своих соперников. Обвиненный в троцкизме, ушедший в отставку с занимаемых им постов в армии в 1925 г. Л.Д. Троцкий оказался в изоляции и не мог уже влиять на политику партии.

Разгром Троцкого предопределил и судьбу «триумвирата». Сначала произошел раскол между центром и ленинградской партийной организацией, возглавляемой Г.Е. Зиновьевым. Он на ХIV съезде ВКП(б) декабре 1925 г. выступил с особой платформой, отстаивающей ленинизм уже не против троцкизма, а против сталинизма, в частности против концепции И.В. Сталина о возможности построения социализма в одной стране. Кроме того, Г.Е. Зиновьев обвинил Сталина в «вождизме», что, по его словам, противоречило «заветам» В.И. Ленина.

И.В. Сталин вышел в этой борьбе победителем, взяв себе в союзники Н.И. Бухарина и усилив ЦК своими ставленниками В.М. Молотовым, К.Е. Ворошиловым, М.И. Калининым и др. Г.Е. Зиновьев был отстранен от занимаемых постов и на его место в Ленинград уехал С.М. Киров, а во главе Исполкома Коминтерна был поставлен Н.И. Бухарин.

В 1926 г. была предпринята попытка объединения всех оппозиционеров, недовольных И.В. Сталиным. Од­нако в это объединение вошли слишком разные люди, у которых существовали принципиальные разногласия друг с другом. Оппозиция попыталась привлечь на свою сто­рону партийные массы и создать нелегальные партийные структуры. Однако единства между оппозиционерами не было и И.В. Сталину удалось, опираясь на послушный ему партийный аппарат, исключить наиболее видных оп­позиционеров из партии, а своего главного соперника Л.Д. Троцкого в 1928 г. выслать из Москвы.

И.В. Сталин в своей борьбе за власть открыто применял резолюцию «О единстве партии», запрещающую фракцион­ность и заставляющую меньшинство принимать волю большинства. В борьбе с политическими против­никами И.В. Сталин все чаще стал опираться на органы ОГПУ, которые от слежки за оппозиционерами стали переходить к открытому вмешательству во внутрипартий­ную борьбу, давая козыри одной стороне в борьбе с другой. Свидетельства, добытые чекистами, все чаще использова­лись в политической борьбе и стали основой для органи­зации новых политических процессов.

В конце 20-х годов начинается активная законотворческая деятельность, направленная на то, чтобы создать благоприятные условия для работы карательных органов. 3-я сессия III созыва ЦИК СССР 25 февраля 1927 г. вве­ла в действие главу первую статьи 58 уголовного кодекса РСФСР «Преступления государственные». Сразу же развернулась работа по подготовке таких про­цессов.

В 1928 г. было сфаб­риковано «Шахтинское дело», по которому по обвинению в промышленном саботаже проходили так называемые буржуазные специалисты. Уже на этом процессе прозву­чало очень популярное впоследствии обвинение в связи осужденных с западными кругами. На конец 1928 г. па­дает заключительный аккорд расправы с Л.Д. Троцким и его сторонниками. Сам Л.Д. Троцкий в январе 1929 г. был выслан из СССР, а его сторонники были сосланы на периферию.

Образование СССР

На окраинах распавшейся империи местные коммунисты, руководимые ЦК РКП(б), образовали суверенные советские республики, формально сходившиеся вне контроля Москвы: Украинскую ССР (декабрь 1917 г.). Белорусскую ССР (январь 1919 г.). Азербайджанскую ССР (апрель 1920 г.). Армянскую ССР (ноябрь 1920 г.), Грузинскую ССР (февраль 1921 г.). Три последние в марте 1922 г. вошли в Закавказскую федерацию. Советская власть, утвердившаяся было в Латвии, Литве и Эстонии, не удержалась там, сгорев в пламени гражданской войны и интервенции.

С момента возникновения суверенные республики сразу оказывались в рамках общего политического союза — уже в силу однотипности советской государственной системы и концентрации власти в руках единой большевистской партии (республиканские компартии изначально входили в РКП(б) на правах областных организаций).

В годы гражданской войны был сделан новый шаг на пути сближения существовавших тогда советских республик: России, Украины, Белоруссии, Литвы и Латвии. По решению ЦК РКП(б) и последовавшему вскоре декрету ВЦИК от 1 июня 1919 г. прои­зошло объединение их вооруженных сил, совнархозов, железно­дорожного транспорта, наркоматов труда и финансов. Связи по государственной линии закрепились в 1920–1921 гг. серией двусторонних договоров РСФСР с республиками, расширивших общие координационные функции российских наркоматов в экономической сфере. В период подготовки к международной конференции в Генуе сложился дипломатический союз Рос­сии, Украины, Белоруссии и закавказских республик (февраль 1922 г.).

30 декабря 1922 г. съезд полномочных представителей РСФСР, Украины, Белоруссии и Закавказской федерации (I съезд Советов СССР) принял Декларацию и Договор об образовании Союза Советских Социалистических Республик, избрал Центральный Исполнительный Комитет (ЦИК). В янва­ре 1924 г. II Всесоюзный съезд Советов одобрил Конституцию СССР. Высшим органом власти она объявила Всесоюзный съезд советов, а между съездами – ЦИК, состоявший из двух равноправных палат: Союзного Совета и Совета Национально­стей (первый избирался съездом из представителей союзных республик пропорционально их населению; во второй входили по пять представителей от каждой союзной и автономной республики и по одному — от автономных областей). Высшим исполнительным органом провозглашался Совет Народных Комиссаров СССР. Он ведал иностранными делами, обороной страны, внешней торговлей, путями сообщения, финансами и др. В ведении союзных республик находились внутренние дела, земледелие, просвещение, юстиция, социальное обеспече­ние и здравоохранение.

В 1924 г. были созданы (с упразднением Хорезмской и Бухарской народных советских республик) новые союзные республики – Узбекская ССР и Туркменская ССР, в 1929 г. – Таджикская ССР, в 1936 г. – Казахская ССР и Киргизская ССР, в Азербайджан, Армения, Грузия после роспуска Закавказской федерации непосредственно вошли в состав СССР. Параллельно учреждались и новые автономные образования в самих союзных республиках.

Экономическое положение

К началу 20-х гг. страна столкнулась не только с социально-политическим, но и с тяжелей­шим экономическим кризисом. Промышленность, транспорт, финансовая система России в результате мировой и гражданской войн были подорваны.

Новая экономическая политика, начатая на Х съезде РКП(б), представляла собой целую систему мер по возрождению экономики России. Главные усилия были направлены против разрастающегося продовольственного кризиса, ликвидировать который можно было только путем подъ­ема сельского хозяйства. Было принято решение раскрепо­стить производителя, дать ему стимулы для развития хозяйства. Сначала это предполагалось достигнуть путем за­мены продразверстки продналогом. Размер налога был значительно меньше разверстки, он носил прогрессивный характер, то есть уменьшался в случае, если кресть­янин заботился об увеличении производства, и позволял крестьянину свободно распоряжаться излишками про­дуктов, которые у него оставались после сдачи налога.

Поскольку крестьянству об изменении экономической поли­тики стало известно поздно, в разгар посевной кампании, то оно не решилось пойти на резкое увеличение посевных площадей. К тому же положение в сельском хозяйстве обострилось в результате засухи, которая поразила основ­ные зерновые районы России и вызвала сильный неуро­жай и голод. Количество голодающих в 1921 г. по разным оценкам составляло от 10 до 22 млн. человек. Большое число голодающих стало покидать районы бедствия и уст­ремилось в более благополучные местности. Огромные средства государству пришлось выделить на помощь го­лодающим, была использована помощь, поступившая от международных организаций.

В 1922 г. были продолжены реформы в сельском хозяйстве. Продналог был сокращен еще на 10% по сравнению с предыдущим годом и было объявлено о том, что крестьянин становился свободным в выборе форм землепользования. Ему разрешались наем рабочей силы и аренда земли. Это позволило крестьянину осознать преимущества новой экономической политики и он начал наращивать производство зерна и собирать большой урожай. После сдачи государству налога у крестьянина появлялись излишки, которыми он мог распоряжаться свободно и реализовывать их на рынке.

Правительство пошло на создание условия для свободной реализации излишков продукции сельского хозяйства. Этому способствовали коммерческая и финансовая сторо­ны новой экономической политики. О свободе торговли хлебом было объявлено одновременно с переходом от разверстки к продналогу. Но сначала это понималось как прямой продуктообмен между городом и деревней. Преимущест­во отдавалось обмену через кооперативы, а не через ры­нок. Крестьянству такой обмен показался невыгодным и В.И. Ленин уже осенью 1921 г. признал, что товарообмен между городом и деревней сорвался и вылился в куплю-продажу по ценам «черного рынка». Пришлось пойти на снятие ограничений свободной торговли, поощрить роз­ничную торговлю и поставить частника в равные условия в торговле с государством и кооперативами

Разрешение торговли потребовало наведение по­рядка в финансовой системе, которая в начале 20-х гг. существовала лишь номинально. Государственный бюджет составлялся формально, также формально утверждались сметы предприятий и учреждений. Все расходы покрыва­лись путем печатания ничем не обеспеченных бумажных денег, поэтому размеры инфляции были бесконтрольными.

Уже в 1921 г. государство предпри­няло ряд шагов, направленных на восстановление финансовой политики. Был утвержден статус Государственного банка, который переходил на принципы хозрасчета и был заинте­ресован в получении доходов от кредитования промыш­ленности, сельского хозяйства и торговли. Разрешалось создавать коммерческие и частные банки. Частные лица и организации могли держать в сберегательных кассах и банках любые суммы денег и без огра­ничений пользоваться вкладами. Правитель­ство прекратило бесконтрольно финансировать промыш­ленные предприятия, которые должны были платить налоги в бюджет и приносить доход государству.

Затем были приняты меры по стабилизации российской валю­ты, которые осуществлялись в течение 1922—1924 гг. В результате реформы в СССР была создана единая денежная система, выпущены червонцы, ставшие твердой валютой, а также казначейские билеты, серебряная и медная монета.

Наиболее сложно происходило возрождение про­мышленности. Промышленная политика состояла в денационализации большой части предприятий; передаче мелких и средних предприятий в руки частного и акционерного капиталов; пере­ориентации части крупных предприятия на выпуск продукции широкого по­требления и сельскохозяйственного назначения; переводе крупной промышленности на хозрасчет при расширении самостоятельности и инициативы каждого предприятия, создании трестов и синдикатов и др. Однако промышленность плохо поддавалась реформированию и принятые меры привели к остановке большой части промышленных предприятий.

В середине 20-х гг. развитие советской экономики носило противоречивый характер. С одной стороны, успехи новой экономической по­литики в возрождении экономики страны были оче­видны. Сельское хо­зяйство практически восстановило уровень до­военного производства, российский хлеб вновь стал продаваться на мировом рынке и в деревне стали накап­ливаться средства для развития промышленности. Окрепла финансовая система государства, правительство проводило жесткую кредит­ную и налоговую политику. С другой стороны, положение в промышленности, особенно, в тяжелой, выглядело не слишком хорошим. Промышленное производство к середине 20-х гг. далеко еще отставало от довоенного уровня, замедленные темпы его развития вызывали огромную безработицу, ко­торая в 1923—1924 гг. превысила 1 млн. человек.

Новая экономическая политика про­шла через серию острейших эконо­мических кризисов. В 1923 г. диспропорция между наращивающим темпы развития сельским хозяйством и практически остановившейся промышленностью вызвала «кризис цен», или «ножницы цен». В результате цены на сельхоз­продукты резко снизились, а цены на промтовары продол­жали оставаться высокими. На этих «ножницах» деревня теряла половину своего платежеспособ­ного спроса. Обсуждение «кризиса цен» вылилось в партийную от­крытую дискуссию, и выход был найден в при­менения экономических методов. Цены на промтовары были снижены, а хороший урожай в сельском хозяйстве позволил промышленности обрести широкий и емкий рынок для сбыта своих товаров.

В 1925 г. начался новый кризис, спровоцированный частными торговцами сельхозпродуктов. Спекуляция ими привела к тому, что цены на сельхозпродукты резко повыси­лись и основная прибыль пошла в руки наиболее зажиточ­ных крестьян. Среди большевиков вновь вспых­нула дискуссия о «кризисе цен». Вновь по­бедили сторонники продолжения поощрения развития аграр­ного сектора и дальнейших уступок крестьянству. Однако были приняты поспеш­ные меры по ограничению частника на рынке, что приве­ло к его дезорганизации.

Новый кризис экономической политики был связан с хле­бозаго­то­вительными трудностями зимы 1927/28 г., вошедшими в историю как «хлебная стачка». Крестьяне решили не сдавать хлеб государству, решив придержать его до весны, когда цены на него поднимутся. В результате в крупных городах страны возникли сбои в снабжении населения продуктами питания и правительство вынуждено было пойти на введение карточной системы распределения продуктов. В ходе поездки в Сибирь в январе 1928 г. И.В. Сталин предложил применить чрезвычайные меры давления на крестьян при проведении хлебозаготовок, в том числе использование уголовного кодекса для укрывателей зерна, насильственное изъ­ятие зерна у крестьян, использование заградительных отрядов и т.п. Как только хлебозаготовительные трудности вновь повтори­лись зимой 1928/29 г. сторонники применения хозяйственных методов разре­шения кризиса хлебозаготовок были сняты с постов, а новая экономическая политика была отброшена.

Имеется немало причин, которые привели к отмене новой экономической политики. Одно из них было связано с непропорциональным развитием основ­ных отраслей народного хозяйства страны. Успехи в вос­становлении сельскохозяйственного производства и яв­ное отставание темпов возрождения промышленности вели нэп через полосу экономических кризисов, решить которые чисто хозяйственными методами было чрезвы­чайно трудно. Другое противоречие сложилось между экономикой, которая носила многоукладный характер, и однопартийной политической систе­мой, рассчитанной на использование административно-командных методов управления. Кроме того, необходимо учитывать влияние сложной международной обстановки на СССР, которая особенно обострилась к концу 1920-х гг.

Россия и мир

С целью признания капиталистическими государствами Советское правительство пыталось использовать межимпериалистические противоречия, которые обострились после первой мировой войны.

Первым делом Советское правительство урегулировало отношения со своими ближайшими соседями, и уже в на­чале 20-х гг. были подписаны межгосударственные отноше­ния с Эстонией, Литвой, Латвией, Финляндией, Польшей, Ираном, Афганистаном, Монголией и Турцией. Заключая договоры с своими западными соседями, советская сторона часто делала большие территориальные уступки. Это объяснялось как желани­ем обезопасить себя от возможной агрессии извне, так и сохранявшимися надеждами на скорую мировую революцию. С южными соседями Россия заключала более равноправные договора о дружбе и помощи.

Советское правительство было заинте­ресовано в установлении нормальных отношений с развитыми странами Запада как политических, так и эко­номических. В то же время, исходя из реальной ситуации, когда правительства Англии и Франции заняли непримиримую позицию в вопросе о возвращении долгов царского и Временного правительств и возмещении убытков иностранных компаний в результате национали­зации их собственности, советская сторона не могла рас­считывать на восстановление отношений России со стра­нами Антанты в полном объеме.

Распад антисоветского блока заставил стра­ны Антанты пересмотреть свое отношение к Советской власти. Уже в марте 1921 г. было заключено англо-совет­ское торговое соглашение. О начале вхождения России в мировое сообщество свидетельствовало участие ее официальных представите­лей на Генуэзской (апрель-май 1922 г.) и Лозанской (ноябрь-декабрь 1922 г.) конференциях, обсуждав­ших важные международные вопросы. В ходе этих конференций стало ясно, что между западными странами нет единства в отношении России и советская дипломатия сумела сыграть на имеющихся противоречиях.

Результатом стало заключение ряда договоров между Советской Россией и Германией, платившей Антанте громадные контрибуции. В условиях мировой изоляции этих двух стран советско-германские отношения стали в 20-е гг. для них приоритетными. Эти отношения переросли чисто политические и экономи­ческие рамки и распространились и на военную область. Приход в 1924 г. в Англии и Франции к руководству левых сил привел к установлению дипломатических отношений с этими государствами. После этого Советское правительство было признано большинством европейских государств, а также Китаем, Японией и др. государствами.

Развитию международного сотрудничества с участием СССР мешало, то что большевики в 1920-е гг. не отказались от надежд на мировую революцию и продолжали ее подтал­кивать по линии Коминтерна, которая была направлена на организацию коммунистических пар­тий в различных государствах мира, ориентирование их на дестабилизацию обстановки в своих странах. Примерами такой по­литики стали события 1923 г. в Болгарии и Германии, которые обострили отношения между СССР с правительствами этих государств. В 1924 г. правые круги Великобритании исполь­зовали так называемое письмо Зиновьева, якобы направленное от имени Ко­минтерна в адрес английских коммунистов, для того, что­бы лишить лейбористскую партию власти и обострить советско-английские отношения. В 1926 г. СССР был обвинен в поддержке стачки английских горняков, что привело к новому обо­стрению советско-английских отношений и даже к временному их разры­ву в 1927 г.

Культура и быт

В 20-е гг. в Советской России культурная жизнь нахо­дилась на подъеме. В искусстве и науке творили главным образом пред­ставители дореволюционной интеллигенции. Вклад в науку внесли естествоиспытатели В.И. Вернадский, Н.И. Вави­лов, А.Л. Чижевский, А.А. Фридман, К.Э. Циолковский, Н.Е. Жуковский, философы Н.А. Бердяев, В.С. Со­ловьев, П.А. Флоренский, экономисты А.В. Чаянов, Н.Д. Кондратьев, историк С.Ф. Платонов; в искусство — художники В.В. Кандинский, К.С. Малевич, А.М. Родченко, В.Е. Тат­лин, И.И. Брод­ский, Б.В. Иогансон, А.А. Дейнека, К.С. Петров-Водкин, писатели А.М. Горький, Е. Замятин, Б. Пильняк, А. Пла­тонов и др. Перечисление этих имен одной строкой не означает, что их судьба сложилась одинаково.

Судьба деятеля науки и искусства в советском государстве зависела от той политики, которую оно проводило в обла­сти культуры. Введение новой экономической политики сопровождалось оживлением «буржуазной идеологии», выразителем которой стало «сменовеховское» движение. В борьбе с ним правительство применяло жесткие меры, создавая органы цензуры типа Главлита и Главрепеткома, а также высылая инакомыслящих за пределы страны. В то же время в 20-е гг. допускались научные и творческие дискус­сии, имело место сосуществование таких различных на­правлений в искусстве, как Пролеткульт, объединения авангардистов, футуристов, «Серапионовых братьев», имажинистов, конструктивистов, «Левого фронта». Наличие плюрализма в культурной жизни страны следует считать достижением этого времени.

Были сде­ланы серьезные шаги по ликви­дации неграмотности взрослого населения, созданию материальной базы народного образования, формирова­нию сети культурно-просветительных учреждений. Одна­ко в условиях отсутствия у Советского государства доста­точных материальных средств коренных сдвигов в области повышения уровня культуры широких слоев населения не произошло.

Существенные изменения произошли в 20-е гг. в быте населения России. Быт, как уклад повседневной жизни, различен у разных слоев населения. Ухудши­лись бытовые условия высших слоев российского обще­ства, занимавших до революции лучшие квартиры, потреблявших качественные продукты питания, пользо­вавшихся достижениями образования и здравоохранения. Был введен строго классовый принцип распределения материальных и духовных ценностей и представители выс­ших слоев лишались своих привилегий. В то же время Совет­ская власть поддерживала нужных ей представителей ста­рой интеллигенции через систему пайков, комиссию по улучшению быта ученых и т. и.

В годы нэпа зарождались новые слои, которые жили зажиточно. Это так называемые нэпманы или новая бур­жуазия, уклад жизни которых определялся толщиной их кошелька. Неплохо существовала партийная и государст­венная номенклатура, положение которой находилось в прямой зависимости от того, как она исполняли свои обязанности.

Серьезно изменился уклад жизни рабочего класса. От Советской власти он по­лучил права на бесплатное образование и медицинское об­служивание, государство обеспечивало ему социальное страхование и пенсионное содержание, через рабфаки поддерживало его стремление к получению высшего образования. Однако слабое развитие промышленного производства в годы нэпа, массовая безработица отражались прежде всего на рабочих, чей уровень жизни напрямую зависел от размеров заработной платы.

Быт крестьянства в 20-е гг. изменился незначи­тельно. Патриархальные отношения в семье, общий труд в поле от зари до зари, желание приумножить свое досто­яние характеризовали уклад основной массы российского населения. Крестьянство в основной своей массе стало более зажиточным, у него разви­валось чувство хозяина. Маломощное крестьянство объе­динялось в коммуны и колхозы, налаживало коллективный труд. Крестьянство очень волновало положение церкви в Советском государстве, ибо с религией оно связывало свое существование.

Политика Советского государства в отношении цер­кви в 20-е гг. не была постоянной. В начале 20-х гг. на церковь обрушились репрессии, были изъяты церковные ценности под предлогом необходимости борьбы с голо­дом. Государство проводило активную антирелигиозную про­паганду, создало разветвленную сеть обществ и периоди­ческих изданий антирелигиозного толка, внедряло в быт советских людей социалистические праздники в противо­вес религиозным, даже пошло на изменение сроков рабо­чей недели, чтобы выходные дни не совпадали с воскре­сеньями и религиозными праздниками.

В результате такой политики в православной церкви произошел рас­кол, группа священников образовала «живую церковь», отменила патриаршество и выступила за обновление церкви. При митрополите Сергии церковь активно начала сотрудничать с Советской властью. Государство поощряло появление новых явлений в жиз­ни церкви, направляя репрессии против сторонников сохранения старых порядков в церкви.







Гражданская война

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 10 октября 2006
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА: Россия в начале ХХ века




В массовом восприятии гражданская война 1917–1921 годов2 рисуется как военное столкновение «крас­ных» и «белых». Партии и полити­ческие силы по ходу событий корректировали свои так­тические установки, вступали в различные блоки, пере­живали перепады в уровне активности. Все это вызывало самые различные комбинации в соотношении противо­действующих сил. Смена этих комбинаций отражала логику развития событий в те годы.

В гражданской войне большевикам пришлось бороться не только с белым движением, но и с «демократической контрреволюцией» (сторонниками Учредительного со­брания), и со своими бывшими союзниками — левыми эсерами и анархистами. У белых, учредиловцев и анархи­стов было крайне мало общего, принципиальные разно­гласия между ними не оставляли шансов для создания полноценной коалиции. Немаловажно и то, что межпар­тийная борьба происходила на фоне массового брожения, не связанного с программами конкретных партий.

После взятия власти большевики стали преследовать организации правого и либерального толков. В ноябре 1917 года Ленин подписал декрет «Об аресте вождей гражданской войны против революции», где партия кадетов объявлялась «партией врагов народа». Члены Конституци­онно-демократической партии (КДП) подлежали аресту и суду ревтрибуналов. Враждебность большевиков испытали не только придерживавшиеся иных партийных ориента­ции, но и представители целых сословий и общественных групп — дворяне, купцы, священники, офицеры, казаки и др. Проводились казни лиц непролетарского происхождения.

В ответ усилилось противодействие, большевикам со стороны различных политических сил. Уже к началу 1918 года действовало несколько антибольшевистских организаций: «Комитет спасения Родины и революции», «Комитет общественного спасения», «Центральный Со­вет стачечных комитетов» и другие. Активную роль в этих организациях играли кадеты. Политика большевиков вы­зывала неприятие у основной части эсеровской партии. В резолюции партии социалистов-революционеров (ПСР) в декабре 1917 года было записано: «Политика больше­виков близорука и отчаянно авантюрна. Вся власть — Уч­редительному собранию». В то же время левые эсеры и часть анархистов поддержали большевиков.

После разгона Учредительного собрания противники большевиков стали активно вооружаться. Гражданская вой­на приобретала черты крайней нетерпимости. Попытки со стороны части интеллигенции сдержать скатывание страны к братоубийственному побоищу оказались безрезультат­ными.

До мая 1918 года вооруженные выступления против большевиков не носили характера полномасштабности. Поход генерала П. Краснова на Петроград и мятеж юнкеров в Москве в октябре 1917 года, восстания атаманов А. Каледина на Дону и А. Дутова на Южном Урале, на­ступление Л. Корнилова на Екатеринодар в конце 1917– начале 1918 года не имели четкой скоординированности, были разрозненными. Белое движение только начинало формироваться.

Начало масштабной войны в мае 1918 года связано не с выступлением белой гвардии, а со вспышкой активности эсеров, организовавших восстание чехословацкого корпуса, у руководства которого возникли серьезные трения с боль­шевиками. Предназначенный для переброски в Европу че­рез Дальний Восток корпус растянулся от Урала до Влади­востока. На этой территории (в Самаре, Екатеринбурге, Томске) возникли правительства, выступавшие под лозун­гом Учредительного собрания, решающую роль в них игра­ли эсеры и меньшевики.

Лето 1918 года — время военного столкновения боль­шевиков и эсеров, отличавшегося ожесточением. Только в 20 губерниях страны было зарегистрировано 245 анти­большевистских крестьянских выступлений, за которыми в идейно-политическом плане стояли эсеры.

К лету 1918 года проявились противоречия между большевиками и анархистами. В первые месяцы после октябрьского переворота их отношениям в целом была присуща взаимная лояльность. Анархисты действовали легально, выпускали массу литературы. Брестский мир расколол анархистов. Выявились сторонники Советской власти, некоторые из них сражались в составе Красной Армии — А. Железняков, А. Мокроусов, Д. Фурманов, Э. Берг; сотрудничали с большевиками анархистские группировки, возглавляемые А. Карелиным, А. Аникстом, А. Ге.

Другая, более значительная, чисть анархистов заняла антибольшевистскую позицию. Создавались отряды «чер­ной гвардии», их вооруженные выступления прошли в Курске, Воронеже, Екатеринославе. Анархисты участвовали в мятеже левых эсеров, а после его подавления перешли на позиции «активного террора» против большевиков.

Меньшевики вместе с эсерами осенью 1918 года ока­зались в состоянии идейно-организационного кризиса. Их декларации о «третьем пути» оказались оторванными от повседневной практики. Эсеры выступили против большевиков, но не нашли сочувствия и у белых, не за­бывавших о «вкладе» эсеров в развал прежней государст­венности. Деникинские и колчаковские офицеры откры­то презирали эсеров и меньшевиков за половинчатость и склонность к политической риторике. После разгона эсе­ровской Директории в ноябре 1918 года некоторые «учредиловпы» были арестованы, а затем расстреляны белы­ми. Эсеровско-меньшевистские правительства не смогли удержаться у власти, независимо от своей воли они лишь подготовили почву для установления в Сибири и на Даль­нем Востоке военной диктатуры адмирала Колчака.

Белое движение было самым последовательным про­тивником большевиков. Его истоки идут от сложившейся в середине 1917 года коалиции монархистов, национали­стов и кадетов. Идеологи «Белого дела» князь Г. Львов, П. Струве, В. Шульгин стремились консолидировать движение на базе национальной идеи, предполагавшей борьбу за возрождение сильной российской государствен­ности, против «засилья Интернационала». Как военная сила белое движение стада оформляться в начале 1918 года, когда генералы М. Алексеев, Л. Корнилов и А. Каледин на­чали собирать в Новочеркасске добровольческие части. По­началу прибыло лишь 200 офицеров, затем генералы и пол­ковники Дроздовский, Неженцов, Богаевский, Марков, Эрдели, Кутепов, Филимонов, Улагай и другие привели свои отрады. В конце 1918 года добровольческую армию возглавил генерал А. Деникин. Основные идеи Деникина были выражены в словах: «Большевизм должен быть раз­давлен... вопрос о формах государственной власти является последующим этапом и будет решен волей русского наро­да». Главным было «скорейшее восстановление Великой, Единой, Неделимой России».

На востоке страны вооруженную борьбу против боль­шевиков возглавия бывший командующий Черноморским флотом А. Колчак. Сначала он вошел в состав эсеровского Сибирского правительства (Директории) в качестве воен­ного министра, а после переворота в ноябре 1918 года был объявлен «верховным правителем». Колчаку удалось со­брать около 400 тысяч войск. На северо-западе страны действовал генерал Н. Юденич, на юге — А. Деникин, на севере — Е. Миллер. Была установлена связь между ними, но соединения фронтов не получилось. Командующих антибольшевистскими армиями объединяло общее пони­мание ситуации, которую они квалифицировали как смуту, возникшую из-за «безответственности политических бол­тунов». Преодоление ее они видели в ужесточении управ­ления с помощью военных и в подъеме патриотизма.

Социальная база белого движения была довольно пе­строй. Раскол общества имел социальную окраску, но в целом в его основе были разные взгляды и представления о путях будущего развития. России. Выбор позиции был нелегким делом, требовал нравственной твердости. В бе­лые уходили люди (офицеры, юнкера, студенты, казаки, служащие), патриотически настроенные и верившие в на­циональную идею.

Исход бескомпромиссной схватки между красными и белыми решался на стыке самых различных факторов. Перевес красных был далеко не безусловным. Летом и осенью 1919 года крупные победы одерживала армия Деникина. В октябре оставалось всего лишь 300 км, чтобы занять Москву. Тем не менее, белым не удалось выиграть решающие сражения.

Белые армии растянулись по широкому фронту, красным удавалось концентрировать силы для отражения ударов, слабо согласованных между белым командовани­ем. Поражение белых было вызвано и тем, что их движе­ние вбирало в себя разномастные элементы, когда рядом с офицерами, чтущими кодекс чести, оказывались слу­чайные, безыдейные, корыстные люди или — напротив — политиканы из числа «учредиловцев», кругозор которых часто был ограничен партийными интересами.

И главное — белые не смогли обеспечить себя под­держкой крестьянства, которое на протяжении всей войны колебалось между ними и большевиками. Крестьян­ство «питало» и красную, и белую армии, а часто выступало в качестве силы, враждебной и тем, и другим (восстания в Поволжье, Сибири, махновщина). Покончив с белыми, большевики не закончили гражданскую войну. Им при­шлось потратить огромные усилия для борьбы с «антоновщиной» — крестьянским движением в Тамбовской губер­нии. Силы армии Антонова исчислялись несколькими тысячами вооруженных людей, имелись у него и тяжелые орудия. Антонов установил строгую дисциплину, наказы­вал бойцов за любое самовольство в отношении населения. О масштабах военных действий в Тамбовской губернии го­ворит то, что они продолжались в течение полутора лет. Против повстанцев были направлены регулярные войска под командованием М. Тухачевского. В них насчитывалось 38000 штыков, 10000 сабель, 500 пулеметов, 63 орудия, аэропланы и бронеавтомобили. Тухачевский указывал: «...приходится вести не бои и операции, а целую войну, ко­торая должна закончиться полной оккупацией восставшего района... борьбу приходится вести не с бандами, а со всем местным населением».

Последним аккордом войны в России было чрезвычайно жестокое подавление Кронштадтского мятежа, означавшего полярное изменение политических симпатий балтийских матросов — ударной силы красных в начальный период гражданской войны. Масштабные военные действия закончились, но отголоски обществен­ных расколов и потрясений времен гражданской войны еще долго давали о себе знать в политической и социально-психологической сферах жизни страны.

Красный террор

Одним из самых тяжелых и пагубных проявлений гражданской войны стал террор, источниками которого были как жестокость низов, так и направленная инициа­тива руководства противоборствующих сторон. Такая инициатива особенно наглядной была у большевиков. В газете «Красный террор» от 1 ноября 1918 г. откровен­но признавалось: «Мы не ведем войны против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняе­мый действовал делом или словом против Советов. Первый вопрос, который вы должны ему предложить — к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, вос­питания или профессии. Эти вопросы и должны опреде­лить судьбу обвиняемого. В этом смысл и сущность крас­ного террора».

Свои теоретические представления большевики жест­ко и напористо реализовывали на практике. Кроме са­мых различных санкций к непосредственным участникам антибольшевистских движений они широко использовали систему заложничества. К Примеру, после убийства М. Урицкого в Петрограде было расстреляно 900 заложни­ков, а в ответ на убийство (в Берлине!) Розы Люксембург и Карла Либкнехта Царицынский совет распорядился расстрелять всех находившихся под арестом заложников. После покушения на Ленина в разных городах было казнено несколько тысяч человек. Тер­­­акт анархистов в Леонтьевском переулке Москвы (сентябрь 1919 года) повлек расстрелы большого числа арестованных, подавляющее большинства которых к анархистам никакого отношения не имело. Количество подобных примеров велико.

Казни связывались не только с заложничеством. В Пи­тере, Одессе, Севастополе, Киеве в 1918 году прошли мас­совые расстрелы офицеров, после забастовки рабочих в Ас­трахани в 1919 году — только по официальным данным — было расстреляно свыше 4 тысяч человек. «Беспощадный массовый террор» был объявлен против казачества.

Репрессии коснулись как целых слоев населения, так и отдельных лиц. В ночь с 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге в подвале Ипатьевского дома были расстреляны Николай II и его семья. Еще раньше, в ночь с 12 на 13 июня, на окраине Перми был расстрелян последний из Романовых, носивший титул императора — Михаил.

Репрессивные акции инициировались центральными и местными органами большевистской власти, но не менее часто они были проявлениями жестокости рядовых уча­стников войны. «Особой комиссией по расследованию «злодеяний большевиков», работавшей в 1919 году под руководством барона П. Врангеля, были выявлены многочисленные случаи жестокого, на грани садизма, обращения с населением и пленными со стороны красноармейцев. На Дону, на Кубани, в Крыму комиссия получала материалы, свидетельствовавшие об изуродованиях и убийствах раненых в лазаретах, об арестах и казнях всех, на кого указывали как на противников больше­вистской власти — часто вместе с семьями. Все казни, как правило, сопровождались реквизициями имущества.

Белый террор

Жестокость была присуща и белым. Приказы о преда­нии военно-полевому суду пленных из числа добровольно вступивших в Красную армию подписывал адмирал Кол­чак. Расправы с восставшими против колчаковцев деревня­ми устраивал в 1919 г. генерал Майковский. В Сибири было создано несколько концлагерей для сочувствующих большевикам. В Макеевском районе в ноябре 1918 года ко­мендант из приближенных генерала Краснова опубликовал приказ со словами «...всех арестованных рабочих повесить на главной улице и не снимать три дня». При этом у белых не было организаций, подобных ЧК, ревтрибуналам и рев­военсоветам. Высшее руководство Белого движения не вы­ступало с призывами к террору, заложничеству, расстрелам. Поначалу белые, при всей античеловечности междоусо­бицы, старались держаться правовых норм. Но пораже­ния белых на фронтах «открыли перед ними пропасть отча­яния» — на милосердие большевиков рассчитывать не приходилось. Обреченность толкала белых на преступле­ния. Много страданий принесла мирному населению Си­бири «атаманщина». Грабежами, погромами и жестокими казнями сопровождалось восстание Григорьева на Украине. «Белое движение было начато почти что святыми, а кончи­ли его почти что разбойники» — с горечью признавал один из «белых» идеологов Владимир Шульгин.

Против бессмысленной жестокости гражданской войны выступали многие деятели российской культуры — В. Короленко, И. Бунин, М. Волошин и другие. «Русскую жестокость» клеймил М. Горький.

Общие потери в гражданской войне, носившей бра­тоубийственный характер, составили около 10% населе­ния страны (более 13 миллионов человек).

Экономика красных. Военный коммунизм

На момент октябрьского восстания и в первое время после него у большевиков не было четкого и детального плана преобразований — в том числе и в экономической сфере. Они рассчитывали, что после победы революции в Германии «немецкий пролетариат как более организо­ванный и передовой» возьмет на себя задачу выработки социалистического курса, а российскому останется толь­ко поддерживать этот курс. У Ленина в то время звучали характерные фразы типа «Мы не знаем, как нужно строить социализм» или «Мы социализм протащили в повсед­невную жизнь и тут должны разобраться».

Ориентиром хозяйственной политики большевиков стала модель экономического устройства, описанная в трудах классиков марксизма. По этой модели государство диктатуры пролетариата должно было стать монополи­стом всей собственности, все граждане становились на­емными служащими у государства, в обществе должна была господствовать уравнительность, то есть брался курс на замену товарно-денежных отношений централизованным распределением продукции и административным управ­лением народным хозяйством. Ленин так обрисовал представляемую им социально-экономи­ческую модель: «Все общество будет одной конторой и одной фабрикой с равенством труда и равенством платы».

На практике эти представления реализовывались в ликвидации частной собственности. Были национализированы все частные банки, аннулированы все внешние государственные займы, мо­нополизирована внешняя торговля — финансовая систе­ма была полностью централизована.

Промышленность в первые недели после октября пе­реводилась под «рабочий контроль», что заметного эко­номического — да и политического — эффекта не давало. Тогда была проведена форсированная национализация про­мышленности, транспорта, торгового флота, названная Лениным «красногвардейской атакой на капитал». Быст­ро была национализирована и вся торговля — вплоть до мелких лавок и мастерских.

Вводилась строжайшая централизация управления всего народного хозяйства. В декабре 1917 года был создан Высший Совет Народного Хозяйства, в руках которого сосредоточивалось все экономическое управление и пла­нирование. Объявлялось требование военной дисциплины на производстве, вводилась всеобщая трудовая повин­ность для лиц от 16 до 50 лет. За уклонение от обязатель­ного труда предусматривались строгие санкции.

Торговля заменялась карточным распределением про­дуктов. Не занятые общественно полезным трудом карто­чек не получали.

В деревне была введе­на продразверстка. Эта мера отражала теоретические представления большевиков: была сделана попытка ад­министративно отменить в деревне товарно-денежные от­ношения. Но с другой стороны и конкретная практика оставляла большевикам довольно малый выбор: после ликвидации помещичьих и монастырских хозяйственных комплексов механизм заготовки и реализации продоволь­ствия был сломан. Крестьянство в условиях общинной локальности склонялось к натуральщине в ведении хо­зяйства. Большевики попытались создать в деревне сов­хозы и сельхозкоммуны, перевести сельское хозяйство на рельсы централизованного производства и управления. Чаще всего эти попытки терпели откровенные неудачи. Возникла угроза голода. Преодоление продовольст­венных трудностей власть видела в чрезвычайных мерах, в использовании силы. Среди городских рабочих велась агитация, призывавшая к «походу против кулачества». Продотрядам разрешалось применение оружия.

Централизаторские тенденции в экономике прояви­лись еще до большевиков. В годы войны нормирование производства, сбыта и потребления было характерно для всех воюющих стран. В 1916 году царское правительство в России приняло решение о продразверстке, эту меру подтвердило и Временное правительство: в условиях ми­ровой войны она была явно вынужденной. Большевики же ввели продразверстку намного жестче. Кроме натуральной хлебной повинности, от кре­стьян требовалось участие в системе трудовых повинно­стей, в мобилизации лошадей и подвод. Национализиро­вались все зернохранилища, ускоренно ликвидировались все частновладельческие хозяйства.

Коммунистические, натуральные элементы внедря­лись в повседневную жизнь: бесплатными объявлялись продовольственные пайки, коммунальные услуги, произ­водственная одежда для рабочих, городской транспорт, некоторая печать и т. п. У такой системы находились свои сторонники среди служащих, неквалифицирован­ных рабочих и др. В тех трудных экономических условиях боялись свободно-рыночных цен. У многих вызывала одобрение борьба со спекуляцией. Жестко централизованная хозяйственная система, созданная боль­шевиками, фактически и была ориентирована на моби­лизацию ресурсов для обеспечения армии и в условиях военного времени оказалась достаточно дееспособной.

Экономика белых.

В годы гражданской войны на территориях, где к вла­сти приходили «учредиловцы» или белые, происходила денационализация промышленности, банков, разреша­лась частная торговля. В то же время для поддержания нормального потребления в городах делались попытки регулировать торговые отношения между городом и де­ревней. Эти попытки были робкими и непоследователь­ными. Понимание необходимости четкого управления экономикой в условиях военного времени часто подавля­лось у лидеров антибольшевистского движения сообра­жениями пропагандистского толка. К тому же наладить хозяйственную жизнь мешали оторванность занятых ими районов от центра и разлад межотраслевых связей.

В районах крестьянского движения, как правило, осуществлялся переход к свободному землепользованию в соответствии с крестьянскими представлениями. При этом господствовала почти полная децентрализация хо­зяйственных связей, что лишало повстанцев всякого эко­номического преимущества перед большевиками.

В годы войны экономика быстро деградировала. Дорево­люционные производственные фонды проедались, ново­го строительства и расширения их не было. Жизнь людей становилась все тяжелее. Кроме непрекращавшегося кре­стьянского брожения, ширилось недовольство в городах. В 1920 году начались забастовки на крупнейших пред­приятиях, являвшихся до этого оплотом большевиков (например, забастовали путиловцы в Питере, металлисты в Харькове). Волновалась армия. К 1921 году оказались практически полностью исчерпанными запасы металла, мануфактуры, топлива, оставшиеся с 1917 года. Многие предприятия не работали. Объем продукции крупной промышленности составлял в 1920 году 14,8 % довоенно­го уровня. Стоял почти весь транспорт.

Россия и мир. Большевики и мировая революция.

Большевики рассматривали гражданскую войну иск­лючительно как международное, а не внутрироссийское явление. Накануне октябрьского переворота Ленин писал, что взятие власти пролетариатом в одной стране должно стать лишь началом целой серии войн в других странах, а цель этих войн — «окончательно победить и экспропри­ировать буржуазию во всем мире». Именно такая позиция диктовала большевикам конкретные подходы ко всем вопросам их политики — в том числе и внешней.

В основе политического поведения большевиков была непререкаемая уверенность в грядущей мировой ре­волюции. Пригласив Германию и ее союзников на переговоры в Брест, большевики всеми возможными способами затя­гивали переговоры, со дня на день ожидая революции в Германии. Ленин указывал в своих тезисах: «Массовые стачки в Австрии и в Германии... Из этого факта вытекает возможность для нас еще в течение известного периода от­тягивать и затягивать мирные переговоры». Г. Зиновьев позднее свидетельствовал: «...в момент Брестского мира Владимир Ильич считал, что вопрос о победе пролетарской революции в Европе есть вопрос двух-трех месяцев... В ЦК партии все часами считали развитие событий в Германии и в Австрии. Мы считали, раз мы возьмем власть, то этим самым завтра развяжем руки революции в других странах».

Брестский договор (март 1918 года) сильнейшим об­разом скомпрометировал большевиков, отдавших При­балтику, Финляндию, Польшу, Украину, Белоруссию немцам и Закавказье туркам. Договор спровоцировал чехословаков на вооруженное восстание, а Антанту — на Белые и Антанта интервенцию.

Вмешательство Антанты в русские дела имело неод­нозначные последствия. Еще в годы первой мировой вой­ны союзники «проявили заинтересованность» в обескров­ливании России. Не желая выхода ее из войны, они выступили на стороне белых, но при этом никто из них, за исключением отчасти Франции, не был заинтересован в возрождении сильной России как одного из решающих факторов международных отношений в послевоенную эпоху. Были заключены секретные соглашения о разделе сфер влияния в России. Интервенты грабили природные ресурсы страны, дискредитируя тем самым Белое движе­ние. От активных действий против регулярных частей Красной Армии иностранные войска старались уклонять­ся. Масштабы «внутренней» войны многократно превос­ходили масштабы столкновений с интервентами. В Белом движении не было доверия к «союзникам», напротив — поведение их больно било по чувствам русских патрио­тов. Так, адмирал А. Колчак свидетельствовал: «Владиво­сток произвел на меня впечатление чрезвычайно тяже­лое... Это был наш порт, наш город. Теперь же там распоряжались кто угодно. Все лучшие дома, лучшие ка­зармы, лучшие дамбы были заняты чехами, японцами, союзными войсками, а наше положение было глубоко унизительно, глубоко печально. Я чувствовал, что Влади­восток не является уже нашим русским городом... Я не мог относиться к этому доброжелательно... все получало глубоко оскорбительный и глубоко тяжелый характер для русских».

В пропагандистском плане большевики из факта интервенции извлекли для себя все возможное, по­старавшись дезавуировать патриотизм белого движения. Сами же они в глазах населения предстали патриотами. При этом от своих стратегических целей большевики не собирались отказываться. Вторая Программа РКП(б), принятая в марте 1919 года, зафиксировала следующее: «Началась эра всемирной, пролетарской, коммунистиче­ской революции». Говорилось о неизбежности, желатель­ности и необходимости гражданских войн внутри отдель­ных стран и войн пролетарских государств против капиталистических стран.

Советская Россия- плацдарм мировой революции

В марте 1919 года был создан Коминтерн, представ­ленный как международная коммунистическая партия. Главной своей целью Коминтерн провозглашал революционное свержение мировой буржуазии и замену капита­лизма мировой системой коммунизма.

Красную Армию готовили как передовой отрад между­народной революции. Предпринимались попытки экспорта революции. Троцкий готовил военный поход а Персию и даже предлагал провести военную экспедицию в Индию, как Он говорил— «в тыл британскому империализму». Ту­хачевский подписал приказ: «На штыках мы принесем тру­дящемуся человечеству счастье и мир. Вперед! На Варшаву! На Берлин!». Для форсирования мировой революции ис­пользовались государственные средства. К примеру, Карл Радек был командирован в Германию с золотом из россий­ской казны с целью подготовки революции. Зарубежные компартии активно финансировались из Москвы. Лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» в те годы опреде­лял все остальные лозунги, означая призыв к Всемирной Республике Советов. Убежденность большевиков в осуще­ствимости их представлений подкреплялась революцион­ным брожением в Германии и Австро-Венгрии. Однако германскую революцию возглавили социал-демократы, не собиравшиеся превращать ее в мировую. Австро-венгерская революция привела к распаду страны на рад самостоятель­ных государств. Провозглашенная в Венгрии Советская власть просуществовала недолго.

Убежденность в том, что рано или поздно все госу­дарственные границы будут ликвидированы, вела к тому, что при подписании договоров с получившими независи­мость Финляндией, Эстонией, Латвией, Польшей – тонкий и сложный вопрос о границах – с советской стороны почти не изучался. В результате Латвия и Эстония, до этого ни­когда не имевшие собственной государственности, полу­чили рад районов с преобладанием русского населения, граница с Финляндией пролегла в 32 километрах от Пи­тера — на расстоянии досягаемости дальнобойной артил­лерии, а Польша получила западные районы Украины и Белоруссии. Позднее, когда надежды на мировую рево­люцию не сбылись, это стало выглядеть как «подарок ми­ровому империализму».

Активно разыгрывалась большевиками «националь­ная карта», в то время как руководители белых считали невозможным признавать какие-либо территориальные и национально-административные изменения в России без санкции Учредительного собрания. Будучи убежденными сторонниками единой страны, они отказывались (за ис­ключением П. Врангеля) даже декларировать право на­ций на самоопределение. Это не позволило им создать прочный антибольшевистский союз с национальными военными формированиями. В 1919 году отказ лидеров Белого движения заявить о признании независимости Финляндии привел к тому, что 100-тысячная финская ар­мия, подготовленная для наступления на Петроград, так и не сдвинулась с места.

Дробя Россию на национально-территориальные обра­зования, объединенные на федеративных началах, больше­вики стремились представить мировому пролетариату образец будущей «Всемирной Федерации Со­ветов». Лидеры большевиков неоднократно пытались вы­ступить от имени этой «Федерации», еще не существующей. Так, нарком по иностранным делам Г.В. Чичерин заявил в газете «Известия» в сентябре 1918 года: «Советское пра­вительство является представителем не только рабочего класса России, но и всего эксплуатируемого человечества». Ленин, Троцкий, Зиновьев часто обращались с письмами к трудящимся зарубежных стран с призывами к свержению капиталистических правительств. Они выступали как дея­тели Коминтерна, но на Западе их призывы воспринима­лись как выступления государственных руководителей, по­этому компартии за рубежом расценивались как советская агентура. Это было еще одним источником вражды между Западом и большевистским правительством. Большевики относились к правительствам Запада как к классовому про­тивнику, хотя считали полезным использовать «межимпе­риалистические» противоречия в своих целях (как при под­писании Брестского мира; интересна выдержка из меморандума Троцкого в августе 1919 года: «...мы могли бы даже рассчитывать, вероятно, на прямую поддержку ва­шингтонских подлецов против Японии»).

В конечном итоге расчеты на мировую революцию оказались утопией. Она не состоялась, Россия вынуждена была решать массу сложных проблем, накоп­ленных за период ожидания «подхода пролетариата с За­пада».

Культура и быт

На базе ленинской концепции двух культур (буржуазной и пролетарской) стало развиваться движение Пролеткульта, тотально отрицавшего всю прежнюю культуру, весь опыт прежних поколений. Пролеткультовщина связывалась с представлением, что при социализме все должно быть по-новому — не похоже на старое. Появлялся механический критерий: раз что-либо имело место до 1917 года, значит, враждебно социализму. Насаждалось представление, что подлинная история человечества на­чалась лишь в октябре 1917 год, а до этого была лишь некая предыстория. Абсолютизировался классовый под­ход в оценке любых явлений русской истории, а само по­нятие «русская история» объявлялось реакционно-монар­хическим.

Стремление оторвать русский народ от исторической традиции, связанной с православием, а также «воинству­ющий материализм» большевиков стали причинами жес­точайшего давления на Русскую Православную Церковь.

Запрещались крестные ходы, было отменено испол­нение колокольного звона во всех церквах. Изымались церковные средства. Это вызывало повсеместные столкновения между властями и верующими.

Отношения властей и церкви обострились до крайно­сти, когда началась кампания по ликвидации мощей рус­ских святых, в течение веков считавшихся заступниками и хранителями земли русской. Эта кампания была открытым глумлением и надругательством над чувствами верующих, никак не согласовывалась с положением декреты об отделении церкви от государства. В течение 1919 года было вскрыто и осквернено 58 мощей. Взрыв возмуще­ния среди населения вызвало вскрытие — похожее на погром — мощей Сергия Радонежского — одного из са­мых почитаемых святых в Русской Православной Церкви. «Акцию обеспечивало» подразделение военных курсантов.

В течение 1918—1920 годов дважды привлекался к судам ревтрибунала Патриарх Тихон. Эти суды носили пропагандистский характер. Осенью 1918 года патриарх отказался благословить белое движение, запретил свя­щенникам поддерживать как белых, так и красных, осуждая братоубийство. Однако органы Советской власти посчитали такую позицию «потворством белому террору» и объявили Тихона «главой контрреволюционеров».

За 1918—1920 годы было закрыто 673 монастыря, их помещения отводились под склады, приюты, казармы, тюрьмы и концлагеря. К монахам, проявлявшим недо­вольство, применялись суровые санкции карательных орга­нов.

Параллельно разгрому церкви шло тотальное разру­шение традиционной народной морали. Нравственным объявлялось то, что было выгодно пролетарской партии. Насаждая новый быт, часто «резали по живому», не счи­таясь с привычными взглядами людей. Возникло обще­ство «Долой стыд», пропагандировалась свободная лю­бовь. Повсеместно проводились дискуссии об отмирании семьи, которая наиболее радикально настроенными «но­ваторами» объявлялась пережитком капитализма. Пре­следовались церковные обряды — венчание, крещение новорожденных и т. п. Взамен этому придумывались новые, «революционные» обряды. Вместо крещения вводили так называемое «октябрение», когда ребенка с пеленок при­нимали в комсомол и давали «революционное» имя. Вме­сто имен из православных святцев появлялись Революции, Диктатуры, Гегемоны. Возникали имена, производные от целых выражений: Ледат (Л.Д. Троцкий), Вилен (В.И. Ленин), Вектор (Великий коммунизм торжест­вует), Тролезин (Троцкий, Ленин, Зиновьев), Ясленик (Я с Лениным и Крупской) и т. п.

Была объявлена война всей русской исторической традиции. Уже в 1918 году прошло массовое переименование улиц в Питере, Москве и других городах. Появи­лись Троцк, Зиновьевск, Урицк, Загорск и т. п. При жиз­ни «вождей» им стали строить, памятники.

Неудачные попытки большевиков с нуля создать но­вую культуру, реализовать фантастические проекты в об­ласти культуры несколько отрезвили их лидеров, застави­ли понять, что «палка была перегнута». Ленин выступил с критикой пролеткультовского движения и отказался от нее. Он высказал формулу: «Надо овладеть всем богатством мировой куль­туры». Однако под мировой культурой у Ленина подразумевались, прежде всего, европейские, западные образцы, он призывал учиться у Германии, США, Англии. О соб­ственном историческом опыте России речи не велось.

Большевики ставили задачу придать культуре светский, массовый, неэлитный характер. По их замыслам, эта задача несла немалую агитационно-политическую нагрузку. Тем не менее, решение позволило приобщить широкие массы народа к ее началам «книжной» культуры, способствовало созданию системы культурно-просветительской работы, появлению сети библиотек, клубов, читален. Проводились лекции, беседы, ставились агитпьесы, агитконцерты. Под­нимался вопрос о ликвидации неграмотности населения.

Советская власть ввела цензуру, закрыла антибольшевист­ские газеты, вся выпускаемая литература контролировалась в отношении содержания. Тем не менее в литературной жизни оживление не спадало. Продолжали существовать поэтические кружки футуристов, акмеистов, символистов, имажинистов. Пролеткульту приходилось вести творческие поиски в соревновании с другими литературными течени­ями. Продолжали работу В. Маяковский, А. Блок, С. Есе­нин, Н. Клюев и др. Из писателей многие не приняли по­слеоктябрьской действительности и эмигрировали, среди них — И. Бунин, А. Куприн, Ал. Толстой и др. В то же вре­мя на литературном горизонте появляются новые имена — М. Шолохов, К. Федин, Л. Леонов, Л. Сейфулина, Вс. Ива­нов и др. Их книги были написаны в духе реализма и одновременно лояльно к новой власти.

В живописи на волне новаторских поисков проявили себя различные направления — авангардизм (К. Петров-Водкин), импрессионизм (К. Коровин), абстракционизм (В. Кандинский, К. Малевич).

Перестраивалось театральное дело. Хотя были запре­щены к постановке балет и оперетта, театр не умер. Мно­гие театральные режиссеры и актеры признали Совет­скую власть. Театр был сферой, которой особо коснулись пролеткультовские веяния: на сцене преобладал импрес­сионизм декораций, шло увлечение революционной сим­воликой. Обычным делом была вольная интерпретация классиков.

Литературно-театральная жизнь отличалась активно­стью. Это выглядело довольно парадоксально на фоне всеобщего развала, особенно в городах, где отсутствовало нормальное снабжение продовольственными и промыш­ленными товарами (доходило и до настоящего голода), не было электричества, а значит — освещения, повсеместно была испорчена канализация, не ходили трамваи. За годы гражданской войны деньги обесценились в 1614 раз. Не­обходимость как-то выжить заставляла многих добывать пропитание нечестными способами, наблюдался упадок общественной морали. При этом культурная жизнь не за­тухала, духовный тонус в обществе был высоким, что от­ражало уверенность людей в том, что трудности истори­ческого момента так или иначе будут преодолены.







Мировая война и смена монархии республикой. Возникновение Советского государства

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 10 октября 2006
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА: Россия в начале ХХ века




1 августа 1914 г. Германия объявила войну России, вскоре превратившуюся в мировую. В противоборстве го­сударств Россия объединилась с Англией и Францией (Антанта). Им противостояли Германия, Австро-Вен­грия, Италия (Тройственный союз). Тот факт, что Германия первой объявила войну, в значительной степени обусловил рост патриотических на­строений в России и созданием необходимости дать отпор противнику. Рабочие забастовки практически прекрати­лись. Успешно прошла мобилизация в армии. На заседании Государственной Думы 9 августа 1914 г. обнаружи­лось почти полное единение правительства и Думы. Она, за исключением представителей социал-демократии, го­лосовала за военные кредиты. Местные органы самоуп­равления взяли на себя обязательство помогать армии в санитарном обеспечении.

4 августа 1914 г., в связи с успешным наступлением немецких армий в Северной Франции, правительство по­следней обратилось к России с просьбой об ускорении сроков наступления русских армий. Русское командова­ние, спасая союзников, бросило в наступление в Восточ­ной Пруссии два корпуса под командованием генералов А.В. Самсонова и П.К. Ренненкампфа.

Первоначально наступление российских войск разви­валось успешно. Для его отражения Германия вынуждена была снять часть корпусов с Западного фронта. Сосредо­точив значительные силы, противник смог разбить кор­пус Самсонова в районе Грюнвальда, но это поражение позволило французской армии выиграть битву на реке Марна. Более успешно боевые действия проходили на русско-австрийском фронте. Здесь к концу 1914 г. рос­сийские армии взяли Львов, крепость Перемышль, вы­шли к предгорьям Карпат. Противник потерял почти половину своих войск. Австро-Венгрия в последующем не смогла оправиться от поражения и удерживала фронт благодаря прямой поддержке Германии.

Итоги 1914 г. показали, что Антанте удалось сорвать Германские планы ведения войны, заставить воевать ее на два фронта. Но большего она достичь не смогла. В России уже первые месяцы войны выявили недоста­точную подготовку страны к крупномасштабной войне. В армии остро ощущалась нехватка боеприпасов, снаря­жения и особенно тяжелой артиллерии.

Сложившаяся ситуация требовала осмысления и по­иска более оптимального способа ведения войны. Герма­ния нашла выход — в течение 1915 г. нанести российской армии решающее поражение и вывести страну из войны. Во второй половине апреля началось наступление австро-германских войск, тщательно подготовленное и сплани­рованное. Несмотря на героизм российских воинов и не­однократные попытки перехода в наступление, начался тяжелый отход армий на Восток. К осени 1915 г. потеря­ны Польша, Литва, почти вся Галиция, часть Волыни. Потери убитыми, ранеными, пленными составили более 2 млн. человек.

Как бы не велики были военные успехи Германии, добиться главного — капитуляции русской армии — она не смогла. Однако военные неудачи имели свои послед­ствия для внутреннего развития России. Миллионы бе­женцев, хлынувшие на Восток, увеличили продовольст­венные и транспортные затруднения. Создали социальную напряженность в обществе. Возросло недо­вольство руководством страны, усилилась тревога за ее будущее. Отражением этих настроений стало принятие Николаем II в августе 1915 г. функций Верховного глав­нокомандующего армиями и назначение начальником штаба генерала М.В. Алексеева. Был проведен ряд других перемещений. Этими акциями правительство указывало на «истинных» виновников неудач и поражений.

В мае 1916 г. армии Юго-Западного фронта под руко­водством А. Бру­си­лова перешли в наступление и нанесли австрийской армии тяжелейшее поражение. Успех оказался полнейшей неожиданностью для союзников, а также для противников. Австро-Венгрия оказалась на грани пораже­ния и в последующем уже не предпринимала самостоятель­ных военных операций. Германия вынуждена была при­остановить операции у Вердена, чтобы спасти положение на Востоке. Румыния из нейтральной страны превратилась в воюющую на стороне Антанты, расширив тем самым Во­сточный фронт от Балтики до Балкан.

Достигнутые успехи не смогли изменить принципи­ально общей ситуации. Война принимала затяжной, по­зиционный характер, все более превращалась в мясоруб­ку человеческих судеб. К началу 1917 г. Россия потеряла убитыми 2 млн. человек, ранеными — около 5 млн. чело­век, пленными — около 2 млн. человек. В стране начина­ют нарастать антивоенные настроения.

В трудном положении оказались промышленность, транспорт и сельское хозяй­ство. За годы войны из села в армию было мобилизовано 48% мужского населения. Нехватка рабочих рук привела к сокращению посевных площадей, росту цен на обработку сельскохозяйственной продукции, а в конечном итоге — и к росту розничных цен. Огромный ущерб нанесен жи­вотноводству, Резко сократилось общее поголовье скота и особенно главной тягловой силы — лошадей.

В стране до крайно­сти обострилась проблема, связанная с транспортом и другими неурядицами. Она все больше охватывала армию и гражданское население. Положение в значительной мере усугублялось расстройством финан­сов. Товарная ценность рубля к 1917 г. составляла 50% довоенного, а выпуск бумажных денег увеличился в 6 раз.

Неудачи на фронте, ухудшение внутреннего положе­ния обусловили рост социальной напряженности в обще­стве. На смену единению на основе патриотических настроений пришло разочаро­вание и недовольство политикой правительства и монар­хии, а как следствие — резкий рост политической актив­ности различных социальных групп. В августе 1915 г. образовался «Прогрессивный блок». В него вошли пред­ставители буржуазных и частично монархических партий — всего 300 депутатов Думы. Представители блока выступи­ли со своей программой. Основными ее положениями были: создание министерства общественного доверия, широкая политическая амнистия, включавшая в себя раз­решение деятельности профсоюзов, легализацию рабочей партии, ослабление политического режима в Польше, Финляндии и других национальных окраинах.

Царь и окружавшая его элита не шли на уступки. Мало того, они перешли в наступление. В августе 1915 г. отстранен с поста главнокомандующего великий князь Николай Николаевич, заподозренный в сочувствии к программе прогрессивного блока, а 3 сентября указом монарха распущена Государственная Дума. Эти действия подкреплялись сменой министров. За годы войны Нико­лай II сменил на посту председателя совета министров 4-х человек (И.Л. Горемыкин, Б.В. Штюрмер, А.Ф. Трепов, Н.Д. Голицын), министров внутренних дел — 6, военных министров — 4, министров иностранных дел — 4 и т. д. Все это говорило о нарастании кризиса верхних эшелонов власти, их неспособности найти действенные меры, адек­ватные сложившейся ситуации.

Оппозиционные настроения охватили интеллигенцию, ар­мию, национальные окраины. На фоне общего недоволь­ства войной, монархией идеи и действия леворадикальных сил находили благодатную почву и поддержку народа.

Начиная с января 1917 г., в столице нарастает стачеч­ная борьба рабочих. Во второй половине февраля здесь возникли серьезные затруднения с подвозом хлеба, про­дуктов питания. Данное обстоятельство вызвало новую волну забастовок, начавшихся 23 февраля. Власти не при­дали им значения. В последующие дни 24 и 25 февраля начались уличные демонстрации и столкновения с поли­цией. Демонстрации, начавшиеся под лозунгом «Хлеба!», стали принимать явно революционный характер: «Долой войну!», «Долой самодержавие!».

26 и 27 февраля волнения рабочих продолжались, но теперь на сторону восставших стали переходить части столичного гарнизона. Восстание переросло в смену по­литических режимов. 27 февраля восставшим народом был создан Совет рабочих депутатов. Его первым предсе­дателем избран меньшевик У. В. Чхеидзе. В этот же день члены Государственной Думы на своем частном заседа­нии образовали. Временный комитет. Временным коми­тетом было сформировано Временное правительство во главе с князем Г.Е. Льво­вым. 1 марта Совет издал При­каз № 1, согласно которому войска Петроградского гар­низона переподчинялись Совету и не могли быть выведе­ны из столицы без его согласия. Попытки подавить восстание в столице силами воинских частей, снятых с фронта, успеха не имели. 2 марта 1917 г. в Пскове Нико­лай II подписал акт отречения от престола в пользу своего брата Михаила Александровича. Последний не принял престола, предоставив решению вопроса о государствен­ном устройстве России будущему Учредительному собра­нию, созыв которого должно было обеспечить Временное правительство.

Год 1917 – смена политических режимов

Смена политического режима привела к образованию двоевластия в лице Советов и Временного правительства. Петроградский Совет, возникнувший в ходе восстания, имел возможность сосредоточить в своих руках всю пол­ноту государственной власти, но этого не произошло. Лидеры Советов (меньше­вики, эсеры, кадеты и др.) считали, что в России произошла рядовая буржуазная революция. В данной посылке трудно было найти основание отвергать Временное пра­вительство или требовать всей полноты власти Советам. В отличие от партии кадетов, эсеров, меньшевиков и их лидеров в Советах у партии большевиков и В.И. Ленина было другое мнение на сло­жившуюся ситуацию в стране. На основе Советов происходит процесс фор­мирования принципиально новой формы государственной власти. Такое понимание обстоятельства позволило В. Ле­нину и большевикам выдвинуть лозунги «Вся власть Сове­там!», «Никакой поддержки Временному правительству».

Столкновение между Советами и Временным прави­тельством, по мнению большевиков, было вопросом време­ни. А полем противоборства между двумя формами власти и стоявшими за ними политическими силами становились острейшие проблемы — вопросы о войне и аграрный.

Возникнув, Временное правительство заявило о своей приверженности принципами демократии, отменило си­стему сословий, национальных ограничений, осуществи­ло ряд других мероприятий, чем, безусловно, снискало уважение и признательность своих сограждан. Однако окончательное решение этих и других вопросов было от­ложено до созыва Учредительного собрания. Народу предлагалось довести войну до победного конца. Первый кризис правительства возник в апреле в связи с нотой ми­нистра иностранных дел П.Н. Милюкова. В ней он писал, что «продолжая питать полную уверенность в победонос­ном окончании настоящей войны в полном согласии с союзниками, Временное правительство совершенно уве­рено в том, что поднятые этой войной вопросы будут раз­решены в духе создания прочной основы для длительного мира». Кризис был преодолен путем формирования в мае 1917 г. нового правительства. В его состав вошли б ми­нистров — социалистов (А.Ф. Керенский, М.И. Скоблев, Г.И. Церетели, А.В. Пешехонов, В.И. Чер­нов, П.Н. Переверзев) в качестве представителей Советов.

Предполагалось, что данный тактический ход усилит по­зицию правительства, повысит авторитет Советов путем усиления контроля над деятельностью правительства. Идея нашла свое дальнейшее развитие в решениях I Съезда Со­ветов (июнь 1917 г.). Съезд сформировал ВЦИК, санк­ционировал давно готовящееся наступление на фронте. В вопросе о власти подтверждалась необходимость коа­лиции. Преодоление кризиса в экономике делегатам съезда виделось на пути усиления централизации управ­ления народным хозяйством, в «умеренном» обложении налогами предпринимателей.

Провал летнего наступления на фронте стал причиной нового политического кризиса. В столице прошли демонстрации с требования­ми передачи всей полноты власти в руки Советов, отставки правительства. Выступления вызвали замешательство в рядах умеренных социалистов. В организациях меньшевиков и эсеров стали формироваться леворадикальные фракции. Ситуация ос­ложнилась ухудшающимся экономическим положением. 2 июля министр продовольствия А.В. Пешехонов инфор­мировал о продовольственном кризисе, охватившем столи­цу и ее окрестности. Топливный комитет сообщил о надви­гавшейся остановке фабрик и заводов из-за отсутствия топлива. Подобное наблюдалось и в других промышленных центрах.

Выход из кризиса виделся на пути более жесткого курса в отношении революционного движения. 3 июля партия кадетов объявила об отзыве своих министров из состава правительства. Искусственно созданный прави­тельственный кризис преследовал цель подтолкнуть уме­ренных социалистов к более решительным действиям. Идея нашла поддержку и понимание. В тот же день Оргкомитет партии меньшевиков постановил сформировать новое пра­вительство «по возможности с преобладанием в нем пред­ставителей буржуазии». Предложение поддержали ЦК партии эсеров, ЦИК Советов. Принятые вслед за этим меры по стабилизации обстановки — подавление демонст­раций силой оружия, закрытие левой прессы, введение смертной казни на фронте, отсрочка выборов в Учредитель­ное собрание — характеризуют выбранный курс, но его ре­ализация имела и негативные последствия. Из сферы поли­тического диалога между различными политическими си­лами борьба все более переходила в сферу насилия и оже­сточения, поляризуя российское общество. Партия боль­шевиков на своем VI съезде (август, 1917) приняла решение о вооруженном восстании, конечной целью которого явля­лось свержение правительства и завоевание политической власти. В свою очередь правые силы активизируют усилия по установлению в стране военной диктатуры. Так, 15 июля газета «Утро России» писала: «Не надо бояться слова дик­татура. Она необходима!».

К концу лета все явственнее стала проявляться несо­стоятельность экономической политики Временного пра­вительства. Вмешательство государства в экономику, централизованное снабжение предприятий топливом и сырьем не дали ожидаемых результатов, а напротив — вызвали широкое недовольство мелких и средних пред­принимателей.

В городе росла безработица, не хватало предметов первой необходимости, росли цены. Правительство при­нимало постановление за постановлением: о распределе­нии сахара, введении с 26 июня общегосударственной карточной системы на продукты питания. Однако ситуа­ция в стране не улучшалась.

Ответом на беспомощность правительства, ухудшение экономического положения стало усиление самооргани­зации народа. Фабкомы все более и более стали контро­лировать вопросы найма и увольнения, производства и распределения. Ими в явочном порядке был введен 8 часовой рабочий день, достигнуты договоренности о заклю­чении трудового соглашения с предпринимателями.

В результате нерешаемости аграрного вопроса в де­ревне начинает достигать апогея борьба крестьян против помещиков. Она вылилась стихийно в самовольный за­хват земли. Временное правительство как государствен­ный, законоисполнительный орган препятствовало данным акциям. Большевики наоборот поощряли их.

Затягивание земельного вопроса находило отзвук в армии, ввергало деревню в еще большую анархию. Соци­альные противоречия города и деревни к тому же прелом­лялись через призму межнациональных отношений, мно­гократно углубляли кризис в стране.

В конце августа 1917 г. правыми силами была пред­принята попытка осуществления государственного пере­ворота, установления военной диктатуры в стране. В ка­честве диктатора был избран Л.Г. Корнилов. Им было сформировано и направлено на усмирение столицы 33 ударных батальона. Заговор потерпел поражение. Поведение кадетов накануне и в ходе кризиса привело к резкому падению авторитета партии сре­ди народа. Из-за внутренних разногласий о форме и структуре нового пра­вительства, путях выхода страны из кризиса углубляется раскол среди социалистов, в партиях эсеров и меньшеви­ков.

Неудачный военный переворот генерала Л. Корнилова остановил процесс ста­билизации обстановки в стране и армии, достигнутый Вре­менным правительством летом 1917 г. Советы, все более контролируемые большевиками, вышли из кризиса с воз­росшей популярностью среди народа. Если в Петроградском Совете 2 марта за резо­люцию большевиков против передачи власти в руки Вре­менного правительства было подано 19 голосов против 400, то 31 августа абсолютное боль­шинство Совета поддерживало большевиков. 1 сентября Временное правительство под влиянием выступления Л.Г. Кор­нило­ва, провозгласило Россию республикой. В этот же день А.Ф. Керенский информировал ЦИК о создании Дирек­тории из 5 человек как временного органа для оперативно­го руководства страной. 2 сентября ЦИК Советов одоб­рил идею созыва Демократического совеща­ния, которому и предстояло решить вопрос о власти, а пока ЦИК призывал к поддержке сформиро­ванного Керенским правительства.

14 сентября 1917 г. начало работу Демократическое совещание. Основным вопросом его заседаний стал ха­рактер будущей власти и правительства. Демократическое совещание одобрило возможность коалиции с буржуазией, оконча­тельное решение вопроса о правительстве возлагалось на Предпарламент, создаваемый из делегатов совещания. В резолюции подчерки­валось, что правительство будет стремиться к заключе­нию мира между воюющими государствами и выражать волю народа. Затянувшийся правительственный кризис завершился созданием 25 сентября третьего коалицион­ного правительства. В его состав вошли 4 кадета, Керен­ский остался главой и верховным главнокомандующим. Здесь же было принято решение о созыве 20 октября Все­российского съезда Советов. После завершения работы Демократического совещания большевики выступили за скорейший созыв съезда Советов и провозгласили лозунг «Вся власть Советам».

После Демократического совещания «левые больше­вики» (В.И. Ленин, Л.Д. Троцкий и др.) начали активную подготовку вооруженного восстания. Эта активность в зна­чительной степени определялась тем, что в руках больше­виков оказалось значительное число вооруженных сил и формирований отрядов Красной гвардии. Активность большевиков нарастала на фоне усиления экономического кризиса. 10 октября ЦК большевиков принял предложе­ние левых о подготовке вооруженного восстания. С при­нятием решений имевшие место противоречия среди большевиков по вопросам тактики не исчезли. Против восстания выступают Л. Каменев и Г. Зиновьев.

В последующие дни принятия решения о восстании большевики стремятся, надо отметить — не без успеха, расширить поддержку своей программы на предстоящем съезде Советов. В свою очередь правительство в лице А.Ф. Керенского предпринимает некоторые усилия по подавлению возможного выступления левых сил. В сто­лицу стягиваются верные правительству войска, но их немного. 24 октября А.Ф. Керенский выступил в Пред­парламенте с анализом ситуации в стране. Итогом обсуж­дения стало принятие резолюции, предложенной левыми фракциями меньшевиков и эсеров. Она предлагала под­держку правительства при условии немедленного осуще­ствления радикальной программы «земли и мира», созда­ние комитета общественного спасения с участием представителей Советов. Предложение было отклонено А.Ф. Керенским, ибо в нем в завуалированной форме вы­ражалось недоверие правительству.

Вечером 24 октября большевики начали вооруженное восстание. В течение ночи и последующего дня — ген­штаб, телеграф, вокзалы и другие объекты — находились в руках восставших. Утром 25 октября Военно-революци­онный комитет Петроградского Совета рабочих и солдат­ских депутатов объявил Временное правительство низло­женным. Позднее того же дня начал работу II Всерос­сийский съезд Советов. Из 670 делегатов 507 поддержали переход власти в руки Советов.

Съезд принял два основных документа. «Декрет о мире» содержал предложение всем воюющим народам и правительствам немедленно начать переговоры о спра­ведливом и демократическом мире. «Декрет о земле», согласно которому вся земля передавалась в обще­народное достояние, частная собственность на землю отменялась, каждый мог обрабатывать землю только сво­им трудом на основе уравнительного землепользования. Съезд подтвердил гарантии созыва Учредительного со­брания, обеспечение права наций на самоопределение. Власть на местах передавалась в руки местных Советов. На съезде был сформирован новый состав ВЦИК — 101 человек. В него вошли 62 большевика, 29 левых эсе­ров. Сформировано правительство из большевиков, на однопартийной основе — Временный Совет Народных Комиссаров во главе с В.И. Лениным. Первыми совет­скими наркомами стали Л.Д. Троцкий, А.И. Рыков, В.П. Милютин, И.В. Сталин и другие, всего 13 человек.

Республика Советов

Период с Октября 1917 г. по март 1918 г. характери­зуется установлением Советской власти по всей стране. В 79 городах из 97 она была установлена мирным путем. Началась организация системы управления стра­ной. К лету 1918 г. Советом ВЦИК и Совнар­комом было принято около 700 декре­тов, ставших основой будущего законодательства. Учреж­дались суды, избираемые Советами. По мере ожесточения классового противостояния их вердикты становились все более жесткими. В декабре 1917 г. создана Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК) по борьбе с контрреволюцией и саботажем во главе с Ф.Э. Дзержинским.

С первых дней существования Советское правительство провело ряд мер в интересах трудящихся. Был установлен 8-часовой рабочий день, введена система охраны труда женщин и подростков, страхование на случай болезни, вве­дены бесплатное обучение и медицинское обслуживание. В декабре 1917 г. утвержден кодекс о труде, а в январе следующего года — декрет о свободе совести.

В области национальных отношений провозглашались равенство и суверенитет народов, право на самоопреде­ление вплоть до государственного отделения. Отменены национально-религиозные привилегии, провозглашалось свободное развитие всех народов, населяющих Россию.

Прочность Советской республики зависела от взаимо­отношений большевиков с партиями социалистической ориентации. Меньшевики и правые эсеры выступили с резким осуждением действий большевиков в октябрьские дни, а позднее выдвинули требование создания однородного социалистического правительства. В но­ябре 1917 г. левые эсеры получили предложение от больше­виков войти в состав правительства, но отказались, мотивируя свой отказ поддержкой требования о вхождении и других социалистических партий и создании «однородно­го социалистического правительства». В последующие не­дели наметилось сближение позиций, и в декабре левые эсеры А.Я. Коллегаев, В.А. Карелин, П.П. Прошьян, В.Е. Трутовский вошли в состав Совнаркома. Левые эсеры получили ряд постов в армии — А.И. Егоров, М.А. Му­равьев, а также и в ВЧК.

Вхождение левых эсеров в структуры органов Совет­ской власти окончательно разделило российских социали­стов на сторонников Советов и сторонников Учредитель­ного собрания. Сторонники Учредительного собрания — меньшевики и правые эсеры видели в нем единственную возможность отстранения большевиков от власти. Учреди­тельное собрание начало свою работу 5 января 1918 г. На нем было представлено 715 делегатов, в том числе 412 эсе­ров и 183 большевика. Председатель ВЦИК Я. М. Свердлов предложил Учредительному собранию признать Советскую власть и принять «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», в которой были отражены уже при­нятые декреты. Этого не произошло. В знак протеста большевики и левые эсеры покинули зал заседа­ний. Лишившись кворума, делегаты решили продолжить работу; ими Россия была провозглашена демократиче­ской республикой с признанием суверенитета народов России, принят кодекс о земле. Учредительное собрание категорически отвергло притязание большевиков на власть и не приняло «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа».

10 января 1918 г. открылся III Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, а 13 января 1918 г.— III Всероссийский съезд крестьянских депутатов и в тот же день оба съезда приняли решение об объединении. Объединенный съезд утвердил «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Приставка к правительству — «временное» — была снята. Съезд объявил Россию Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой (РСФСР).

Провозгласив «Декрет о мире», Советская респуб­лика продемонстрировала свой вариант выхода из войны, достижения сепаратного мира. Суть подхода сводилась к непосредственному обращению к народам — взять дело мира в свои руки. Советские предложения были отвергнуты Антантой. Однако Германия согласилась на переговоры: Сепаратные пере­говоры начались в Брест-Литовске 14 ноября 1917 г. и завершились подписанием мирного договора 3 марта 1918 г. Согласно достигнутым договоренностям, от Со­ветской России отторгались Украина, Финляндия, Грузия, Польша, Прибалтика. На Россию накладывалась контрибуция.

Мирный договор еще более усилил раскол российского общества, ударив по национальному самосознанию.

Приход к власти большевиков вызвал саботаж чиновников и предпринимателей. Ответом стало принятие в ноябре 1917 года Декрета о рабочем контроле. В декабре создан Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ). Опираясь на но­вые структуры, советское руководство начало осуществ­лять частичную национализацию — как меру борьбы с саботажем, которая переросла в массовую. Были национализированы не только отдельные предпри­ятия, но и целые отрасли.

В городах начался голод. Всякий «хозяйчик», укрывавший хлеб, воспринимался советской вла­стью как социально чуждый элемент. Стремление накор­мить город привело к установлению продовольственной диктатуры. Создавались продовольственные от­ряды из рабочих, которые направлялись в деревню для изъятия «излишков» хлеба. В деревне параллельно с Сове­тами стали создаваться комитеты бедноты. Действия продотрядов и комбедов стали прологом крестьянских выступлений, охва­тивших Советскую Республику весной и летом 1918 г.

Действия большеви­ков вызывали протест не только противников, но и союзников — левых эсеров. Основным полем разно­гласий стали аграрный вопрос и Брестский мирный до­говор. На V съезде Советов левые эсеры пытались склонить делегатов отторгнуть мирный договор, отменить декрет о комбедах и предоставить всю полноту власти Советам. Когда достигнуть этого не удалось, они 6 июля организо­вали мятеж. Действия в столице были подкреплены мя­тежом М.А. Муравьева — Командующего Восточным фронтом.

Мятеж был подавлен, а партия эсеров была распущена. Утвердилась государ­ственная однопартийная система. Отсутствие легальной оппозиции позволило в дальнейшем избежать разногласий и кризисов власти. Однако низкий культурный, интеллек­туальный и профессиональный уровень руководства обус­ловил сползание к крайностям.

Духовность

Лихолетье обусловило своеобразный вектор духовно­го развития общества. Отречение Николая II от престола стало ударом по религиозным верованиям народа, поста­вило под вопрос идею божественного происхождения царской власти, вызвало кризис идеологии. Этим обсто­ятельством было продиктовано решение Синода о выборе Патриарха Русской Церкви. 15 августа 1917 г. состоялось торжественное открытие в Москве Поместного Собора. На нем было представлено 576 делегатов от различных духовных и светских организаций. Патриарха должны были выбирать из трех кандидатур. 5 ноября 1917 г. в хра­ме Христа Спасителя Патриархом выбран Митрополит Тихон. В своих первых выступлениях перед верующими Патриарх обращает внимание на то, что бездумное, по­спешное построение нового государства неминуемо при­несет вред народу.

В области культуры, с одной стороны, харак­терно продолжение традиций прошлого и появление ново­го. Научные открытия начала XX века подрывали традици­онные представления о мире. В философии новые идеи нашли отражение в материалистическом учении, их оп­понентами стали сторонники идеализма. Первое направ­ление наиболее ярко представлено в работах В.И. Лени­на, А.А. Богданова, второе — в работах Н.А. Бердяева, С.Н. Бул­гакова.

Развитие литературы связано с творчеством И. Бунина, А. Блока, В. Брюсова, Н. Гумилева, С. Есенина, М. Горь­кого, В. Короленко и др. Их отношение к событиям и но­вой власти не было однозначным. Если А. Блок и В. Мая­ковский приняли революцию, то Н. Гумилев не обмолвил­ся о ней и советской власти ни словом. Д. Мережковский воспринял октябрьские события 1917 г. как похороны культуры России.

В искусстве, как и в литературе, были различные на­правления, отражающие характер эпохи. Каждое из направ­лений имело своих поклонников и противников. Авангар­дизм — К. Петров-Водкин, импрессионизм — К. Коро­вин, абстракционизм — В. Кандинский, К. Малевич.

Становление и развитие советского театра связано с творчеством К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко.

Однако массовая культура оставалась крайне низкой. В деревне преобладала общинная психология, основан­ная на коллективной ответственности. В сознании рабо­чих и крестьян коммунистический идеал понимался как уравнительный коммунизм.







Российская империя 1900–1914

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 10 октября 2006
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА: XIX в. в истории России




В начале XX века в России усилилось противостояние между царским правительством и радикальной оппозицией. Конфликт между властью и револю­ционным подпольем протекал на фоне лояльности к пра­вительству со стороны либеральной интеллигенции и широких народных масс (казачество, посадские, крестьянство — особенно в регионах, не знавших крепостничества).

Революционерам удалось поднять массовое движение в отдельных городах и регионах. В 1902—1903 гг. произошли крестьянские волнения в Полтавской и Харь­ковской губерниях, состоялись стачки и демонстрации рабочих в Златоусте, Одессе, Киеве и др. Положение правительства ухудшила неудача правительства в русско-японской войне.

Брожение усиливалось, принимая формы организо­ванной антиправительственной борьбы. Общество раска­лывалось. Стали возникать политические партии различной направленности. Они и стали двигателем политической борьбы в стране, нередко выступая с защитой не столько общенациональных интересов, сколько узкопартийных платформ.

Наиболее крупными партиями являлись эсеровская (социалисты-революционеры), кадетская (конституцион­но-демократическая), Российская социал-демократическая партия (РСДРП), октябристы (Союз 17 октября), Союз рус­ского народа. Активность проявляли прогрессисты, народ­ные социалисты, анархисты, народная украинская партия и другие. Непереходимых границ между идеологическими построениями и практической деятельностью разных пар­тий не было. В некоторых из них налицо было смешение элементов и «правой», и «левой» идеологии. Социальный состав кадетской, эсеровской, октябристской партий, Сою­за русского народа был весьма пестрым: туда, кроме про­чих, входили и крестьяне, и промышленные рабочие.

Численно самой крупной была партия социалистов-ре­волюционеров (эсеров). По некоторым данным, количество ее членов в 1905—1907 гг. достигало полумиллиона человек. Стра­тегической целью эсеры провозглашали социализм, пони­мая его как «обобществление труда, собственности и хозяй­ства, уничтожение вместе с частной собственностью самого деления общества на классы, уничтожение принудительно-репрессивного характера общественных учреждений». Эсе­ры признавали классовую природу борьбы за социализм, но при этом классовые антагонизмы не абсолютизировали, го­ворили о важности нравственно-этической стороны социа­лизма.

Все общество эсеры разделяли на тех, кто живет на заработанные своим трудом средства, и тех, кто пользуется нетрудовыми доходами. В отличие от марксистов, включивших в понятие «рабочий класс» только промышленный пролетариат, эсеры объединяли этим понятием крестьянство, наемных рабочих, интеллигенцию. Главными противоречиями времени они считали противоречия между властью и обществом, между крестьянской массой и крупными землевладельцами. Центральным пунктом аграрной проблемы эсеров было требование «социализации» земли, что означало ликвидацию частной собственности на селе передачу земли «бессословным сельским и городским общинам». В основу пользования землей, по мнению эсеров должен был лечь уравнительно-трудовой принцип.

Лидерами эсеров были В.М. Чернов, Н.Д. Авксентьев, А.Р. Гоц, В.М. Зензинов, М.В. Спиридонова и др. В эсеровской тактике сочетались массовая агитация с систематическим террором. В глазах властей эсеры были самым опасным противником. Эсеровская боевая организации фактически находилась вне контроля ЦК партии. В 1905–1907 годах эсеры совершили множество терактов. Боевиков возглавляли Е.Ф. Азеф, Г.А. Гершуни, Б.В. Са­вин­ков. Азеф и некоторые другие активисты ПСР оказались провокаторами, агентами охранки. Эсеровский террор с 1912 по 1911 годы унес жизни более 200 человек — министров, губернаторов, градоначальников, полицмейстеров и т. д. Неизбежно вставал вопрос о моральной стороне эсеровской тактики, разлагающе влиявшей на общественное сознание.

Часть членов партии РСДРП – большевики, как и эсеры, допускали крайности при выборе методов — они ориентировались прежде всего на экспроприации. Ими занималась созданная в 1905 боевая группа под руководством Л.Б. Красина. Наиболее крупными акциями были ограбления банков в Тифлисе, Варшаве, Гельсингфорсе, в Прибалтике и на Урале. Организаторами налетов были Бобис, Тер-Петросян.

Меньшевики, представляя более умеренное крыло РСДРП, к экспроприационным формам политической деятельно­сти относились сдержанно.

Социал-демократы (и большевики, и меньшевики) события 1905–1907 годов квалифицировали как буржу­азно-демократическую революцию. Согласно большевист­ским воззрениям, она должна была перерасти в социа­листическую. Меньшевики считали, что до социализма Россия обязана «дорасти» в процессе многосложных ре­форм. Теоретические расхождения вели к различиям во взглядах на оргструктуру партии. Ленин выдвинул тезис о жестко централизованной «партии авангардного типа» как организации военизированного образца, служащей достижению не только тактических, но и стратегических целей (победа пролетарской революции во всемирном масштабе, упразднение государства, товарно-денежных отношений и т. п.). Лидер меньшевиков Г.В. Плеханов в полемике с Лениным говорил, что «нужна дисциплина сознательности, а не дисциплина повиновения».

Стоявшие на крайнем левом фланге политического спектра анархисты отрицали всякую государственную власть, проповедовали ничем не ограниченную свободу каждой отдельной личности, активно использовали экс­тремистские способы противостояния властям.

В 1905–1907 гг. конституционно-демократическая партия насчитывала 70–100 тысяч членов. Прием в нее был предельно упрощенным, что вело к определенной размытости ее оргструктуры.

В 1905 году кадетам были присущи резко оппозиционные настроения в отношении царя. И в дальнейшем они постоянно балансировали между либерализмом и радикализмом. Их программа строилась на западных образцах, была безрелигиозной и рационалистической. Она была принята в конце 1905 года и зафиксировала требования конституционного строя, обеспечения свободы слова, совести, собраний, передвижения, неприкосновенности жилища, законодательного регулирования вопросов найма рабочей силы. Особое внимание кадеты уделяли развитию местного самоуправления. Основными пунктами их национальной программы провозглашались свобода языков и право нацменьшинств культурно-национальную автономию при единстве территории страны. В аграрном вопросе избегали категорийности и однозначных решений.

Либеральная интеллигенция считала кадетскую партию своей. У ее истоков стояли известный экономист П.Б. Струве, писатель В.Г. Короленко, в состав руководства входил ученый В.И. Вернадский. Лидером партии был профессор русской истории П.Н. Милюков. Кадеты владели обширной прессой, обслуживаемой квалифицированными журналистами.

Осенью 1904 года организационно оформилась партия октябристов («Союз 17 октября»). Название партии отражало ее удовлетворенность уступками царского правительства, зафиксированными в Манифесте от 17 октября 1905 г. Либеральная программа октябристов была направлена на установление конституционной монархии, проведение законодательных реформ, отрицала революционное насилие.

Численность «Союза 17 октября» в 1907 году дости­гала 60 тысяч членов. Социальный состав был неодно­родным: промышленники, банкиры, тор­говцы, чиновники, помещики, преподаватели, врачи, священники, крестьяне. В Питере, Сормове и некоторых других городах были созданы рабочие организации «Со­юза 17 октября». Однако верхушка партии принадлежала к наиболее богатым слоям российского общества. Ее ру­ководителями были крупный московский предпринима­тель А.И. Гучков и М.В. Родзянко, крупный землевла­делец екатеринославской губернии.

Из монархических организаций самой влия­тельной был Союз русского народа, основанный в октяб­ре 1905 года и имевший националистическую окраску. Программа СРН включала в себя такие пункты, как един­ство империи, неограниченная монархия, удаление с го­сударственной службы противников монархии, особый подход к еврейскому вопросу. «Союз» допускал реформы с оговоркой, что они не будут противоречить государст­венным интересам. В аграрном вопросе СРН поддержи­вал Столыпина, в рабочем — призывал к сокращению рабочего дня, государственному страхованию, упорядоче­нию условий труда. В программе говорилось об ограни­чении крупной собственности, что связывалось с идеей «национального согласия».

Кроме Союза русского народа, к монархическим организаци­ям относились Союз истинно русских людей, Палата Ми­хаила Архангела, партия националистов и др. К концу 1907 года в организациях, названных «черносотенными», было зарегистрировано 410 тысяч человек. В стране вы­ходило большое количество правой литературы и прессы, подвергавшей острой критике бюрократию и либераль­ную интеллигенцию. С враждебностью эта пресса отзы­валась и о «новой» буржуазии: «Буржуазия... угрожает го­сударственной власти, трудовому мелкому, частному мещанскому сословию и крестьянству. Конечно, этим пользуются масоны и евреи, дабы использовать для своих целей русскую буржуазию — буржуазию, быть может, самую наглую и низкую из всех буржуазии... Наша доморощенная буржуазия... не национальна, и родилась-то с испорченною сердцевиною. Русская буржуазия, не свежести самобытной, заразилась гнилью Запада... Наша буржуазия всегда останется чуждой народу».

В противостоянии с оппозицией правительство немалые надежды возлагало на поддержку православной церкви. Она была влиятельной силой: в 1905 году в России действовало 48 375 православных церквей, а численность духовенства превышала 123 тысячи человек. Значительная часть духовенства выступала за прекращение беспорядков и неповиновения властям, напоминала об обязанностях верую по отношению к царю-единовластителю.

В 1905 году проходили массовые антибуржуазные стачки рабочих. Забастовочное движение с разной амплитудой держалось до конца 1905 года. Пиком его стала октябрьская стачка, грозившая приобрести всероссийский характер. Актив­ными были крестьянские выступления против помещиков, волнения в национальных районах. Финалом 1905 года были декабрьские столкновения между противниками и сторонниками власти в Москве, переросшие в баррикад­ные бои.

События 1905 года заставили царское правительство внести серьезные коррективы в свою по­литику. Большинство политических партий (кроме боль­шевиков, анархистов, эсеров-максималистов) оценивало революцию как результативную. Правительство предоста­вило возможности для легальной деятельности партий, созвало Государственную Думу — выборный законода­тельный орган, провозгласило демократические свободы, издало законы, дававшие рабочим гарантии социальной защиты, начало подготовку аграрной реформы.

К 1907 году в России были созданы новые государст­венные структуры, способствовавшие разви­тию парламентаризма, хотя в них по-прежнему сильна была роль исполнительных органов. И исполнительные (Совет министров, императорская канцелярия), и зако­нодательные органы (Государственная Дума и Государст­венный Совет) подчинялись императору, олицетворяв­шему верховную власть. При этом Совету Министров дополнительно к исполнительным придавались еще и за­коносовещательные функции. Императору подчинялись также Правительствующий Сенат (высший орган суда и надзора) и Святейший Синод (высший орган управление православной церковью).

В созданной государственной системе централизация превалировала. В отличие от Западной Европы, где пар­ламентские традиции складывались веками, российский парламент в 1906 году начинал накапливать опыт факти­чески с нулевой отметки. Нужен был определенный срок для выработки политической культуры как депутатов, так и избирателей. Дума решала немало важных вопросов, принимала новые законы и утверждала госбюджет стра­ны, часто выступала с законодательной инициативой. Однако несовершенство законодательно-процедурных механизмов, пестрота состава, психологический настрой депутатов не позволяли Думе быть лидером процесса го­сударственного строительства. Она стала ареной межпар­тийной полемики, нередко принимавшей форму взаимо­обвинений и взаиморазоблачений.

Государственная Дума не сумела возродить государ­ственно-земский строй, восстановить историческую тра­дицию Земских соборов. Она не могла послужить скреп­лению общественных сил, наладить дружную работу — и левые, и либералы отрицали многие исконно россий­ские нравственные ценности, негативистски относились к русской истории. Механически копируя западноевро­пейские общественные модели и образцы, базировавши­еся на ином менталитете, либералы не утруждали себя глубоким анализом того, как эти модели лягут на россий­скую почву.

Царская власть, проявившая после поражения в япон­ской войне неуверенность в себе, сумела в 1906—1907 гг. забрать инициативу в решении внутриполитических про­блем, а в последующие годы относительно стабилизировала политическую ситуацию в стране.

Экономика и социальный строй

Простор развитию экономики дали реформы Александра I. Государство брало на себя инициативу в развитии промышленности, перенося опробованные в других стран, формы организации хозяйственной жизни на российскую почву. Все внимание, средства и ресурсы концентрировались для решения экономических задач.

Государство, не выступая прямым проводником бур­жуазных интересов, тем не менее «открывало шлюзы» для ускоренного развития капиталистических отношений. Правительство стремилось к форсированной индустриа­лизации страны, но обеспечить ее успешный ход только централизованными методами было чрезвычайно слож­но. В ряде отраслей эти методы давали неплохой резуль­тат (военная промышленность, железнодорожный и вод­ный транспорт и некоторые другие), но во многих сферах экономики развитие не могло быть динамичным без ис­пользования частной инициативы. Пропорция между централизмом в управлении экономикой и частным пред-принимательством разным представителям руководящего слоя государства виделась по-разному. К.П. Победоносцев, В.К. Плеве и другие, утверждая мысль о бесперспективности капитализма в России, считали, что он «впишется» в систему традиционных духовных ценностей русского народа. Традиции русской жизни, в течение веке формировавшиеся под влиянием православия, отторгал стяжательство, индивидуализм, «голый» практически расчет. Протестантская этика, провозглашавшая богатство и удачу критериями истинности, была чужда для православных. Плеве утверждал: «Россия имеет свою отдельную историю и специальный строй».

Однако конкретная политика свидетельствовала о быстром развитии капиталистического уклада в России. Несмотря на серьезные социальные издержки (частые злоупотребления, нечестность, самоуправство фабрикантов вызывали резкое недовольство рабочих), дорога капитализму была открыта реформами 60-х — 70-х годов XIX в. В последней трети XIX в. заметно увеличилась товарность сельскохозяйственного производства, купеческий капитал резко увеличил свои обороты. Быстрыми темпами развивалась кредитная система и банковское дело. На новой технической базе происходит мощны рост фабрично-заводской промышленности. Появились новые отрасли. Четко обозначилась хозяйственно территориальная специализация различных областей. Сдвиги в экономике сопровождались изменениями социальной структуре общества: численно росли классы буржуазии и наемных рабочих, отпечаток капиталистических отношений ложился на все общественные слои общества.

Социально-экономические процессы делали видимым разрыв традиционалистской идеологии с реалиями времени. Носители этой идеологии столкнулись с представителями более либеральных взглядов. В правительстве шло скрытое от посторонних противостояние двух стратегических линий. Группировке В.К. Плеве оппонировал С.Ю. Витте, который стремился увязать принцип традиционности с принципом реализма, модернизировать политическую и экономическую структуру России, тем самым укрепив монархический строй.

Заняв пост министра финансов, Витте продолжил курс на индустриализацию страны, проводимый его предшест­венниками И.X. Бунте и И.А. Выш­не­градским. Тактика Витте предполагала использование всех средств и методов для решения стратегических задач — от жесткой регламен­тации сверху до полной свободы частной инициативы, от протекционизма до привлечения иностранных капиталов. Витте осуществил денежную реформу, утвердив золотое об­ращение; установил государственную монополию на прода­жу водки, усилив приток средств в казну; значительно уве­личил масштабы кредитования растущей промышленности; широко привлек иностранные займы и инвестиции в рос­сийскую экономику; осуществил программу таможенной защиты отечественного предпринимательства. Много вни­мания Витте уделял железнодорожному строительству. Создание развитой транспортной сети связывало страну в единый рынок, стимулировало развитие всех отраслей про­изводства. Немалый личный вклад Витте внес в сооружение Транссибирской магистрали.

В 1890-е годы Россия по темпам промышленного ро­ста занимала первое место в мире. В начале XX в. в ход процессов вмешалась политика — война с Японией и по­следовавшие за ней революционные события. Темпы промышленного роста снизились.

Стабилизация внутренней обстановки после револю­ции была связана с именем П.А. Столыпина, ставшего в 1906 году главой правительства. Как писал русский фи­лософ В.В. Розанов, уже сами по себе личные качества нового премьера — порядочность, уравновешенность, масштабность государственного мышления — вели к успокоению общественных страстей. Столыпин стал инициатором преобразований, имевших высокую экономическую и социальную результативность.

Главным делом жизни П.А. Столыпина стала земельная реформа. Она включала в себя следующие меры: 1. Указ об освобождении крестьян от выкупных платежей и раскрепощение от общинной зависимости, по которому все желающие могли выйти из общины и получить землю из общинного фонда в собственное владение (то есть гарантировалась свобода выбора форм крестьянского труда и собственности). 2. Закон, предоставлявший крестьянам возможность селиться на хуторах и владеть землей на правах наследственной собственности. 3. Создание земельного фонда из казенных и императорских земель для обеспечения землей всех нуждающихся в ней крестьян 4. Предоставление крестьянам права покупать землю помещиков. 5. Выделение крестьянам государственных беспроцентных кредитов для покупки земли. 6. Активизация работы крестьянского банка, задачей которого, кроме субсидирования землевладельцев, являлась регламентация землепользования, обеспечивавшая барьеры монополизму и спекуляции землей. 7. Организация переселенческого дела: государственная помощь переселенцам транспортом, кредитами н постройку домов, покупку машин, скота и домашнего имущества, предварительное землеустройство участков для переселенцев (сотни тысяч крестьян переезжали из центральных районов в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию, где имелся в наличии огромный свободный земельный фонд 8. Организация в сельских местностях дорожного строительства, кооперативной деятельности, страхового обеспечения, медицинской и ветеринарной помощи, агрономической консультации, строительства школ и сельских храмов. В Сибири были устроены казенные склады сельхозмашин предназначенных для обслуживания земледельцев по низким ценам.

В результате этих мер в России создавалось устойчивое и высокоразвитое земледелие. Урожайность за 1906–1914 гг. возросла на 14 %. Излишки свободного хлеба вскоре после начала реформ стали составлять сотни мил­лионов пудов, резко возросли валютные поступления, свя­занные с вывозом зерна.

Успех аграрных преобразований был возможен лишь при условии внутриполитической стабильности в стране Столыпин, будучи твердым сторонником российской государственности, принимал шаги для обуздания левац­кого террора и социальной демагогии. Известны выска­зывания Столыпина: «Противники государственности хо­тят освободиться от исторического прошлого России. Нам предлагают среди других сильных и крепких народов превратить Россию в развалины... Им нужны великие по­трясения, нам нужна великая Россия!»; «Дайте государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России!» Но левые радикалы стремились успеть поднять новую революционную волну. Террористы совершили четырнадцать покушений на Столыпина. В сентябре 1911 года он был смертельно ранен.

В начале ХХ века рост народного хозяйства России вел к наращиванию общественного богатства и благосостояния населения. За 1894–1914 годы госбюджет страны вырост в 5,5 раза, золотой запас — в 3,7 раза. При этом государственные доходы росли без малейшего увеличения налогового бремени. Прямые налоги в России были в 4 раза меньше, чем во Франции и Германии, и в 8,5 раза меньше, чем в Англии; косвенные налоги — в среднем вдвое меньше, чем в Австрии, Германии и Англии. Значительные суммы из бюджета выделялись на развитие культуры и просвещения. Благосостояние населения отражалось в приросте его численности, который не имел равных в Европе. Многие отечественные экономисты и политики ут­верждали, что сохранение тенденций развития, существо­вавших в 1900–1914 гг., неизбежно уже через 20–30 лет выведет Россию на место мирового лидера, даст ей воз­можность доминировать в Европе, превысить хозяйствен­ный потенциал всех европейских держав, вместе взятых. Подобные перспективы приводили в смятение западных политиков.

Россия и мир

Николай II ориентировал русское правительство на продолжение внешней политики своего отца — Алексан­дра III. Своеобразие внешнеполитической стратегии Александра III «Миротворца» заключалось в стремлении избежать каких-либо военных конфликтов с другими де­ржавами — с тем, чтобы сконцентрировать усилия и средства на решении внутриполитических и экономиче­ских проблем.

Внешнеполитическая линия России испытала на рубеже XIX–XX веков ряд зигзагов. Едва оправившись от острой «тамо­женной войны» в 1890-х годах, Германия и Россия предприняли шаги для взаимосближения. Германский император Вильгельм II, будучи кузеном Николая II, на­стойчиво разыгрывал «родственную карту». Германский МИД стремился отвлечь Россию от европейских вопро­сов, направить ее усилия на Дальний Восток, тонко лавировал в период русско-японской войны и подпи­сания мира после нее. В июле 1905 года Вильгельм II и Николаи II в Бьерке подписали союзный договор. Поскольку такой же договор Россия заключила еще в 1892 году с Францией, то формально возникал вопрос о том, чтобы «замкнуть треугольник». Однако противоречия между Францией и Германией были чрезвычайно глубоки. Суть проблемы упиралась в растушую агрессив­ность Германии и ее основного союзника Австро-Венг­рии, недовольных своей малой долей в «колониальном пироге».

В 1894–1895 гг. Япония начала, а в 1897 г. Германия продолжила территориальные захваты в Китае, что послу­жило сигналом для англичан, французов, португальцев, занявших ряд портов на китайском берегу. Не осталась в стороне и Россия, но она — в отличие от других — делала упор не на военные, а на политические методы. Восполь­зовавшись заключенным в 1896 году с Китаем договором о дружбе, давшим России право на строительство Китай­ской восточной железной дороги, она добилась аренды Порт-Артура и Дальнего. Это вызвало резкую реакцию со стороны Японии. В январе 1904 года японцы без объявления войны атаковали русскую эскадру под Порт-Артуром.

Целый ряд неблагоприятных факторов (недооценка военной силы противника, внезапность первого удара со стороны Японии, растянутость русских коммуникаций, незаконченное перевооружение армии, серьезные оперативно-тактические промахи командования российских войск и т. п.) привел к поражению России в войне. В ав­густе 1905 года был подписан Портсмутский мир, по ко­торому Японии отошли от России Южный Сахалин, аренда Ляодунского полуострова, Южно-Манчжурская железная дорога.

С назначением в 1906 году на пост министра ино­странных дел А. П. Изволь­ского приоритетными для внешней политики России становятся отношения с евро­пейскими странами. Извольский провозглашал концеп­цию «равновесия». Проводить курс «равноудаленное от Лондона и Берлина ста­новилось все сложнее.

Экономическая экспансия Германии на Ближнем и Среднем Востоке затрагивала интересы как России, так и Англии. В 1907 году Россия и Англия подписали соглашение о решении спорных вопросов в Иране, Афганистане и Тибете.

В 1908 году с обострением балканского вопроса усилилось напряжение в отношениях между Россией и Австро-Венгрией. В национально-освободительной борьбе славянских и православных народов против турецкого и австрийского владычества Россия выступила их ее естественным союзником. Агрессивные устремления австрийцев против Сербии, Боснии и Герцеговины базировались на их уверенности в поддержке со стороны Германии. Аннексия Австрией Боснии и Герцеговины резко ухудшила отношения России с австро-германским блоком. Политика «равновесия», отстаиваемая И.П. Извольским, потерпела крах — логикой событий Росси оказалась «привязанной» к Антанте – Англии и Франции.

В 1910 году министром иностранных дел России стал С.Д. Сазонов. При нем была усилена поддержка освободительного движения балканских народов. Россия способствовала созданию и укреплению их национальной государственности, сдерживанию османской агрессии. При этом возрастала роль России как арбитр в балканских делах. С такой ее ролью не хотели согласиться ни Германия и Австро-Венгрия, ни Англия. Своим вмешательством во внутрибалканские дела они до предела запутывали все противоречия между странами региона. Эта запутанность влекла угрозу глобального военного конфликта, который становился неизбежным из-за бескомпромиссной позиции лидеров противоборствующих блоков — Англии и Германии.

Мир неуклонно скатывался к военной катастрофе. Прежде всего, это связывалось с нарастающей агрессивностью Германии и Австрии. В Германии не смолкали разговоры о необходимости передела мира, бешеными темпами росло вооружение: если в 1913 году, в сравнении с 1900 годом, английский военно-морской бюджет увеличился на 186%, французский — на 175%, то германский поднялся на 375%. В 1912 году военный министр Германии Фалькенгейм открыто провозгласил, что «историческая задача немецкой нации — мировое господство может быть разрешена только мечом».

Мало освещена в исторической литературе роль США в развязывании войны. Есть масса данных для предположения, что их роль была решающей. Американский капитал исподволь расчетливо предпринимал усилия для организации столкновения европейских держав — с тем, чтобы гигантски усилившись за счет военно-промышленных поставок воюющим сторонам, в нужный момент предстать перед ослабевшими конкурентами в качестве «главного распорядителя» в решении международных вопросов. При этом и Германия, и Англия, и США ждали всяческого ослабления одного из самых перспективных конкурентов — России.

В конце июля 1914 года Австрия начала военные действия против Сербии. Связанная с Сербией союзническим долгом и историческими обязательствами, Россия не могла остаться в стороне — Николай II издал указ о всеобщей мобилизации.

Культура и быт

Рост российской экономики вел к заметному увеличению поступлений в госбюджет, что позволяло наращивать затраты на культуру и просвещение.

Развертывалось повсеместное строительство школ и детских учебных заведений, для чего использовались не только централизованные вложения, но и средства мести властей, общественные и частные пожертвования. Задача достижения всеобщей грамотности российского населения становилась вполне реальной.

Совершенствование образовательной системы шло Параллельно с развитием российской науки. Начало XX века было временем важных научных и технических открытий, крупных достижений в области математики, физики, мни, биологии, геологии. Россия дала миру обширную плеяду выдающихся ученых, поднявших практические и теоретические знания на качественно новый уровень: математиков П.Л. Чебышева и С.А. Чаплыгина, химиков Д.И. Менделеева, И.А. Каблукова и Н.Д. Зелинского, физиков и механиков П.Н. Лебедева, П.Н. Яблочкова, А.Н. Лодыгина, А.С. Попова, К.Э. Циол­ков­ского, Н.Е. Жуковского, биологов И.М. Сеченова, И.И. Мечникова, К.А. Ти­ми­рязева, И.В. Мичурина, А.О. Ковалевского, И.П. Павлова, геолога А.П. Карпинского.

Продолжались географические открытия. П.К. Коз­лов исследовал Центральную Азию, Тибет. Отец и сын П.П. и В.П. Семеновы провели экс­педиции на Алтай, Тянь-Шань, в Закаспий, на Урал и Приуралье, дав обширнейший материал для изучения России. Выдающимся русским путешественником являл­ся Г.Я. Седов, исследовавший Арктику и совершивший поход к Северному Полюсу.

Изменения, происходившие в социально-политиче­ской сфере, давали сильный импульс развитию обществен­ной мысли. Резко увеличилось количество трудов по экономической, философской, исторической проблематике. Они отражали весь спектр мировоззренческих взглядов, партийно-политических направлений и пристрастий, представленных либералами, марксистами, народниками, консерваторами. Плодотворно в 1900–1914 годах работали экономисты М.И. Туган-Барановский, П.Б. Струве, историки В.О. Ключевский, С.Ф. Платонов, Н.П. Павлов-Сильванский, В.И. Семев­ский, философы В.В. Розанов, братья С.Н. и Е.Н. Трубецкие, С.Л. Франк, С.Н. Булгаков, П.П. Кропоткин и др. В 1909 году заметный резонанс, в российском обществе был вызван изданием публицистического сборника «Вехи», в котором группой мыслителей были представлены статьи о российской интеллигенции и ее ответственности за революционные события 1905–1907 годов. Основными мотивами «Вех» была самокритика, («покаяние»), признание ошибок, связанных с оторванностъю радикальной и либеральной интеллигенции от народ­ной почвы, поиск морально-этических ценностей, спо­собных сблизить «мыслящий слой» с историческими традициями русского народа. Выход «Вех» обусловлен был сознанием порочности некоторых интеллигентских сте­реотипов, вылившихся в доктринерство и максимализм. «Вехи» получили крайне противоречивые оценки. Их авто­рам (Н. Бердяеву, С. Булгакову, М. Гершензону, Б. Кистяковскому, П. Струве, С. франку, А. Из­гоеву) пришлось услышать в свой адрес и голоса одобрения. Несмотря на разные оценки «Вех», они имели особое значение, поскольку стали показателем неспособности западного либерализма утвердиться на российской почве.

Широкий разброс идеологических установок сказывался на состоянии российской литературы. Разнонаправленность творческих поисков писателей и поэтов проявилась в многообразных литературных течениях. Поэтические течения — символизм, имажинизм, акмеизм, футуризм и др.— были представлены литературными группировками, основной упор делавшими на особую новизну в области форм и стиля. Модернистские по сути, эти группировки азартно соперничали за первенство « поэтическом Олимпе». В их соперничестве было много сиюминутного и преходящего, но все же они дали немало крупных имен, обогативших и украсивших русский язык С. Есенин, А. Блок, В. Маяковский, А. Ахматова, Н. Гумилев, Н. Клюев и др.

Из прозаиков, работавших в начале века, традиции реализма поддерживали Л. Толстой, А. Чехов, М. Горький, Андреев, В. Короленко, Д. Мамин-Сибиряк, А. Куприн, И. Бунин и др. Отпечаток мистицизма и декадентской утонченности принимало творчество Д. Мережковского, Ф. Сологуба, А. Бе­ло­го и др. Появлялось также немало аморалистских, порнографических писаний. Это был период «литературного бума», когда свобода творчества способствовала появлению и подлинных шедевров и массовых литературных поделок, рассчитанных на низкие литературные вкусы.

Начало века было временем дальнейшего расцвета российского сценического искусства. Развил свою деятельность Московский Художественный театр, основанный К.С. Станиславским и В.И. Немировичем-Данченко. В драматических постановках московских и петербургских театров проявился талант русских актеров В. Качалова, И. Москвина, М. Ермоловой, В. Комиссаржевской др. Огромную одаренность вокалиста сочетал с выразительным актерским мастерством Ф. Шаляпин. Получили известность певцы Большого театра Л. Собинов, А. Нежданова, мастера балета В. Нижинский, А. Павлова, Т. Карсавина. Продолжалось обогащение русской музыкальной культуры, особый вклад в которое внесли композиторы М.А. Балакирев, Н.А. Римский-Корсаков, С.В. Рах­манинов, А.К. Глазунов, А.С. Аренский, С.И. Танеев, А.Н. Скрябин.

Развивались традиции русской живописи и скульптуры. Силой одухотворенности были отмечены полотна И. Репина, В. Сурикова, И. Шишкина, А. Куинджи, И. Грабаря, В. Серова, В. Васнецова, В. Кустодиева, И. Били­би­на. Творческих успехов добились скульпторы М. Антокольский, П. Трубец­кой, С. Коненков.

На рубеже XIX–XX веков в России появился кине­матограф, открывались «электротеатры», «иллюзионы», снимались документальные и игровые фильмы. Кино в то время называли «великим немым»: киноленты не озву­чивались, сопровождаясь музыкальным аккомпанементом непосредственно при демонстрации.

Значительно разнообразились интересы и увлечения российских граждан — прежде всего в крупных городах. Развивалось библиотечное дело, возникали общества лю­бителей старины, кружки краеведов. Получила распрост­ранение фотография. С первыми шагами автостроения в столичных центрах появлялись общества вело-мото-автолюбителей. Настоящий бум среди жителей Москвы, Петербурга, Одессы вызвали первые показательные авиа­полеты.

Массовым увлечением становится спорт. Если в XIX веке физкультура была уделом избранных (фехтова­ние и верховая езда как часть военного и аристократиче­ского образования, силовые номера в цирках), то в нача­ле XX века она превратилась в повсеместную моду. Особой популярностью пользовались коньки, теннис и| французская борьба, развивались легкая и тяжелая атлетика, гимнастика, футбол, бокс. Поклонники тех или иных видов спорта объединялись в любительские клубы для совместных тренировок и организации показатель­ных выступлений перед публикой.

Быт россиян исподволь подвергался новым влияниям, но традиции продолжали играть определенную роль.

В быту соприкосновение между миром дворянским и миром купеческим или крестьянским было незначительным. Почти не было случаев общения между семьями из разных сословий — настолько и для дворян для купцов был привычен круг сложившихся внутрисословных связей. Редкими были межсословные браки. В начале XX века только стали проявляться признаки стирания различий между жизненными укладами дворянства и купечества: богатые семьи из обоих сословий не обходились без гувернеров (часто из иностранцев), нянек, слуг, кормилиц, возниц (в основном, из простонародья).

Дворяне при устройстве своего быта заимствовали многие западноевропейские стандарты. Обязательным считалось знание нескольких иностранных языков. Многие дворяне имели и городские апартаменты, и усадьбу в сельской местности. Привилегии дворянства при уст­ройстве на государственную и военную службу, его связь с царским двором определяли подготовку и воспитание дворянской молодежи. Она обучалась в элитных учебных заведениях, определявших заранее характер будущей карьеры. При обучении мальчиков — будь то кадеты, пажи, лицеисты или правоведы — много внимания уде­лялось светским манерам и знанию придворного этикета. В не меньшей степени это касалось юных дворянок-вос­питанниц Смольного института, которых учили еще и ру­коделию, музицированию, кулинарии, уходу за детьми — из них готовили не просто фрейлин, а жен будущих гвар­дейских офицеров и министерских чиновников. В уста­вах элитных учебных заведений действовал пункт, лишав­ший родителей права требовать своих детей назад до полного окончания учебного курса. Это придавало обу­чению дворян особый общественный статус, формирова­ло у них осознание сословной значимости. Многие дво­ряне оказались оторванными от народной культуры, народного менталитета — особенно крестьянского.

Так же, как и дворянам, устойчивость внутрисословных правил и норм была присуща купцам. Купеческий быт сохранил черты патриархальности. В семьях наблюдались иерархичность и непререкаемый авторитет старших: хлебосольство, широта, известное добродушие — но до опреде­ленного предела, после которого проступали жесткость в нетерпимость к расхлябанности. Внутри сословия остро ставились вопросы, касавшиеся личной репутации. В неписаной купеческой иерархии особым уважением пользе вались промышленники, после них стояли купцы-торгов­цы. Мало почтения заслуживали отдававшие деньги в рост — их называли «процентщиками». «Старое», гильдейское купечество не скрывало низкого мнения о «новых» буржуа, для которых прибыль нередко являлась единственным приоритетом. В рамках старокупеческой традиции детства внушалось: главное — «дело», «служение делу», а не нажива. Многие купеческие семьи были глубоко религиозны, считали благотворительность своей важной обязанностью. Некоторые из них вели настоящее соревнование в строительстве церквей, богаделен, больниц, недорогих столовых. В 1900–1914 годах своей благотворительностью особенно выделялись род Морозовых, род Бахрушиных, Солодовниковы, Боевы и др. Среди купцов бытовала назидательная формула: «Богатство обязывает».

Важнейшей чертой крестьянской жизни была общинность. Столыпинские реформы, внося изменения в зем­лепользование, не посягали на общинную психологию крестьянства. Совместные жатва или сенокос, взаимопо­мощь при постройке жилья были типичными явлениями для деревенского быта. Среди крестьян в то время гово­рилось: «На Руси никто с голоду не помирал» — имелось в виду, что община всегда помогала человеку, попавшему в беду. Отражением общинного быта была артельность, распространенная среди сельских промысловиков и ремес­ленников, среди крестьян, уходивших в города на зара­ботки. Артели использовались и при организации про­мышленного производства — на заводах, в строительстве, на транспорте, в сырьевых отраслях.

Частная жизнь крестьян была тесно связана с сельским миром. Каждый член общины зависел от коллективного мнения, проводившего резкую границу между грехом и праведностью. Сознание крестьян традицию ставило выше закона, именно она регулировала сельскую жизнь (отсю­да — довольно распространенная практика крестьянских самосудов над пойманными преступниками). Общинный дух выражался и в совместно отмечаемых праздниках, име­нинах и свадьбах. Все участвовали в похоронах односель­чан. Общей была церковно-приходская жизнь крестьян.

Крестьянство было несклонным к переменам в веко­вом укладе своего быта. Традиции связывались в созна­нии с сохранением духовных и этических норм, сформи­рованных православием, а частично уходящих корнями в дохристианский период. Сельский мир хранил старину. И если для крестьянства она была освящена многовеко­вым опытом, то для либеральной интеллигенции служила лишь доказательством «отсталости, реакционности и кос­ности» российского крестьянина. Среди радикальной ча­сти интеллигентов, в свою очередь, широкое хождение получали идеи о «реорганизации человеческого материа­ла» — подразумевалось, что главным объектом этих «ре­организаций» и «переделок» должна стать, прежде всего, крестьянская масса.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)