ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

ЗЕМЛЯТРЕСЕНИЯ НА РУСИ

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 14 декабря 2013
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




Изучение сейсмических явлений в европейской части России долго не считалось актуальной и приоритетной задачей. Здесь обеспокоенность ученых вызывают другие грозные природные и - особенно! - антропогенные процессы. И все же нельзя сбрасывать со счетов вопрос о реальной оценке опасности землетрясений в этом огромном густонаселенном регионе, пронизанном ответственными коммуникациями, вмещающем тонкие и уязвимые производства. Сейсмические сотрясения естественного характера, ощущаемые на Русской равнине, частично порождаются землетрясениями, происходящими вдали от нее. Хотя и редко, они сказываются тут.

"РАБОТАЕТ" КАРПАТСКИЙ ОЧАГ

До сих пор на Украине и в России подземные толчки разрушительными не были, однако охватывали огромные площади и вызывали немало тревог. В основном они - от 6 баллов на юге до 4 в районе Москвы и севернее ее - исходят от сильных и очень сильных карпатских землетрясений в так называемой Вранчской глубокофокусной зоне на территории Румынии.

В XX в. на Русскую равнину воздействовали четыре таких события - в 1940 (двойное), 1977, 1986 и 1990 гг. (колебания от двух первых достигали Санкт- Петербурга и Нижнего Новгорода). В XIX в. наиболее сильные сотрясения, ощущавшиеся едва ли не на половине территории Европейской России, отмечали в 1802, 1829, 1838 гг. Впрочем, случались и более слабые. Указанные землетрясения неплохо изучены, для них теперь составлены карты распределения силы ударов, служащие достаточной основой для оценки возможных воздействий на ответственные объекты, в том числе атомные электростанции. Однако прогноз времени возникновения соответствующих событий здесь - задача, далекая от практического решения. Быть может поэтому специалисты ряда стран в последние годы сосредоточились на определении средних интервалов повторения разрушительных толчков в разных регионах. Особенно эффективны в этом отношении исследования на территориях стран с древней историей и давними культурными традициями (строительными и письменными).

Конечно, Карпатский горный район вряд ли можно отнести к таковым, хотя во II-III вв. н.э. он был провинцией Римской империи. Крупного строительства там не было, а созданных тут письменных источников осталось мало. Небогата ими и последующая история этого региона, во всяком случае до XVI-XVII вв. Лишь случайно сохранилось известие о сильном землетрясении, застигшем в середине V в. на Прикарпатской равнине войска предводителя гуннов Аттилы.

А вот за последнее тысячелетие историю происходивших там сильных глубокофокусных событий можно восстановить. И не хуже, а едва ли не лучше и надежней, чем для многих других регионов богатой письменными памятниками Южной Европы. Способствуют этому русские летописи, восходящие, по крайней мере, к Х в.

Однако как слабо проявлявшиеся на европейской части России толчки могут рассказать о том, что было далеко от нее, в горах Румынии, а точнее, под ними? Объяснение простое: необычно большая глубина очагов землетрясений Вранча (80-150 км) плюс некоторые особенности строения литосферы под Русской равниной (расположение там волноводов) являются главной причиной весьма дальнего распространения сейсмических волн от вранчских очагов к северу и северо-востоку. В этом отношении своеобразными эталонами служат хорошо изученные карпатские землетрясения XIX-XX в.: пользуясь ими, можно достаточно определенно судить о силе, характере распространения и воздействиях прошлых событий. И в этом смысле отечественные летописи - бесценный источник информации.

ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ В ЛЕТОПИСЯХ

В свете рассматриваемой проблемы важны определенные особенности русского летописания - непрерывность на протяжении столетий, использование отдельных местных летописей и других сведений при составлении соответствующих сводов, заимствование и обработка сообщений из ранних сводов для более поздних.

Интерпретируя эти записи, нельзя забывать об уровне знаний той или иной прошлой эпохи, о тогдашних представлениях и верованиях, о несовершенстве календаря и т.п. Что касается собственно землетрясений, то сообщения летописей о них можно считать относительно полными (конечно, только по факту события, а не по детальности его характеристик). Замечу: в средние века (V-XVII вв.) толчки (сотрясения) земной тверди, даже слабые, наряду с другими природными редкостями, люди воспринимали как явления необычные, но отнюдь не случайные - их считали знаком свыше о приближении невзгод и несчастий (неурожая, нашествия врага, смерти князя и т.п.). Именно в этом качестве - зловещего предвестника - летописцы стремились отмечать их все, без пропусков.

Их записи в этом отношении оценены давно. Уже в первом составленном для нашей территории "Каталоге землетрясений в Российской империи" И.В. Мушкетова и А.П. Орлова (1893 г.) летописные сведения использованы достаточно широко. В наше время неплохая сводка подобных событий, наряду с обзором погодно-климатических аномалий, представлена в книге Е.П. Борисенкова и В.М. Пасецкого "Тысячелетняя летопись необычайных явлений природы" (1988 г.). Вот что из нее следует.

В XIV в. землетрясений на Руси не было, зато в XII в. их оказалось необычно много. Всего же с конца XI до начала XIII в. насчитывают 14 землетрясений (для сравнения: в XX в. заметных случилось лишь 4). В чем дело? Изменялся ли сейсмический режим, или причина в неравномерности поступления информации? Вопрос принципиальный: его решение может привести к выявлению закономерностей выделения энергии в Карпатах.

Наиболее вероятно, что "дефицит" подземных толчков в большей части XIII и в XIV столетиях объясняется недостатком дошедших до нас сведений. И правда, в условиях монголо-татарского нашествия, а затем владычества Золотой Орды было не до фиксации таких событий - летописцы сосредотачивали внимание на другом.

А как быть с XII в., когда землетрясений было много? Попробуем разобраться. Первое, что можно допустить без натяжек, - это упоминание об одном и том же событии дважды, под разными, но близкими годами (что увеличивает количество землетрясений). С другой стороны, как уже говорилось, летописные своды составляли по разным источникам, в том числе и сведениям локальных летописей. Система отсчета лет на местах оставалась несовершенной и допускала ошибки в 1-2 года, а переписчики не всегда обращали на это внимание. Вероятность помещения одного и того же события под соседними годами возрастает, когда летопись одновременно упоминает еще и другие необычные природные явления (например, "змей с небес") или когда землетрясения, произошедшие в соседние годы, обозначены близкими датами - с разницей в несколько дней. Признавая такую возможность, допустимо соединить в одно события, указанные, например, под 1088 и 1093; 1107 и 1109; 1126 и 1127 гг. Кстати, первую пару нужно вообще исключить из рассмотрения, поскольку тогда "земля стукнуша" после того, как "спаде превелик змий от небеси", т.е. в современном понимании произошло падение метеорного тела.

Исключив из подсчетов подобные случаи, снизим число землетрясений в XII в. всего до нескольких. По аналогии, опираясь на достаточно определенные сведения за последние два столетия, происхождение толчков можно считать карпатским, если они ощущались в Киеве (Киевской земле), и наверняка утверждать это, если одновременно сотрясения отмечали в каком-либо более северном русском городе или княжестве. И проверка выяснила: пара 1126-1127 гг. напрасно отнесена к Киевской земле, поскольку в Устюжском летописном своде (1474-1516 гг.) и Ипатьевской летописи (начало XV в.) соответствующие сообщения никак не локализованы. Точное указание на сотрясения в Киеве в XII в. имеют только два события - в 1100 и 1195 гг. А остальные? Особенно подозрительной, даже беспрецедентной выглядит "кучность" сообщений в первые 30 лет этого века: 1107, 1117,1122/1124,1126/1127, 1131 гг. Целых пять землетрясений подряд в одной очаговой области. Но в одной ли? Вот тут-то и начинается самое интересное.

ЧИТАЯ ЛЕТОПИСИ ЗАНОВО

Ограничусь рассмотрением двух событий. Первое произошло в 1107 г. В предисловии к уже упоминавшемуся каталогу И. В. Мушкетов и А. П. Орлов писали: "Древнейший факт такого рода записан под 1107 годом, когда 5 февраля в Киеве случилось землетрясение перед смертью жены великого князя Владимира". С их легкой руки сейсмологи до сих пор числят это сотрясение как отмеченное в Киеве, а следовательно, соотносят его с карпатским очагом. Но в Лаврентьевской летописи (1377 г.), а за ней в Типографской (вторая половина XV в.), во Владимирском летописце (XII-XIII вв.) сведения за 1107 г. даются без указания места: "в тое же зимы февраля 5 трясеся земля перед зорями в нощи", в "Повести временных лет" (второе десятилетие XII в.): "А февраля 5-го тряслась земля ночью перед рассветом".

Итак, вопреки обычаю указывать прямо или косвенно о сотрясении именно в Киевской земле, данные сообщения не имеют указания местности. Это настораживает. Но определить, где происходило то, о чем говорят записи, в общем можно. Скажем, фраза о землетрясении в "Повести временных лет" завершает вполне обособленный кусок текста, в отличие от предшествующих повествующий о походе русских князей "к Аепе и ко другому Аепе". Это имя половецкого хана; со своей ордой, по сведениям того же документа, в конце XI- начале XII в., как и другие его тюрко-язычные сородичи, он кочевал от рек Сула и Хорол на северо-западе до реки Дон на юго-востоке.

В 1107 г. три русских князя не просто "ходили" к половцам, но "сотворили мир" с ними и сыграли там "месяца января в 12 день" две княжеские свадьбы. Значит, они, во-первых, посетили постоянный зимний половецкий стан, а во-вторых, пробыли там не одну неделю. Зимние станы половцев скорее всего располагались на юге - где-то у Дона и/или в приазовских степях, через которые проходил хорошо известный тогда путь в Тмутаракань (древнерусский город X- XII вв. на Таманском полуострове). Сообщение о землетрясении с указанием числа и времени суток сразу вслед за датой свадьбы логично ведет к заключению: об историческом эпизоде летописец знал в деталях.

Как легко допустить, сейсмическое событие спустя 23 дня после свадьбы (с 12 января до 5 февраля) могло застать русских князей еще в ханской ставке или на пути домой, т.е. в Приазовье или на Дону. Иначе не перечислялись бы одно за другим и с такой точностью разные события, а сотрясение было бы локализовано в Киеве или присоединено к другим, приведенным ранее под этим же годом событиям в столице.

Но в Приазовье и на Дону, как правило, карпатские землетрясения не ощущаются. Сюда доходят слабые отголоски сильных крымских (например, 1927 г.) и могут ощущаться (по расчетам) ощутимые сотрясения от мощных толчков в анапской очаговой зоне (северо-восточное побережье Черного моря), т.е. от окрестностей древней Тмутаракани. Стало быть, вполне вероятно, что в "Повести временных лет" под 1107 г. отражено землетрясение, произошедшее не в Карпатах, а вблизи нынешней Анапы.

Второе событие относится к 1117 г. О нем обычно приводят лишь одну фразу из "Повести временных лет" или Московского летописного свода XV в.: "В се же лето потрясеся земля сентября 2б". И тут же, ничтоже сумняшеся, относят событие к Киевской Руси. Так уж повелось. Но что может сказать единственная фраза без контекста?

Вчитаемся в "Повесть...", которая завершается как раз 1117 г. Все события того года уместились на половине печатной страницы: среди дел княжеских и житейских в Новгороде, Владимире, Минске есть три короткие записи, хотя и находящиеся в середине текста, но стоящие особняком, образуя своеобразную триаду. Вот они: "В том же году пришли беловежцы на Русь. В тот же год взял Владимир за Андрея внучку Туторкана. В тот же год тряслась земля сентября 26". Обычные дела, обычные известия, каких множество рассыпано по летописи... Однако не совсем. Речь идет о беловежцах - жителях Белой Вежи (Саркела), городского поселения IX-XII вв. на Дону. И о Тугоркане - известном половецком хане; женитьба княжеского сына на его внучке - событие значимое и достойное упоминания. Что же объединяет эти сообщения? Они имеют отношение к дальним юго-восточным пределам Руси, к территории господства половцев. И конечно, отмечена важность, редкость, если не исключительность, события: прихода беловежцев. Ведь прибыл не торговый караван, войско или посланники, а жители Белой Вежи. Но с какой целью? Будь она значимой для стольного града Киева, летописец указал бы ее. Бежать от половцев они не могли - в летописи об этом не говорится, а главное, женитьба русского княжича на Тугоркановой внучке свидетельствует о полном (в том году, разумеется) замирении с половцами.

Однако вот концовка триады: "В тот же год тряслась земля 26 сентября". Где - не указано, хотя ясно, что не в Переяславле (вблизи Киева) и не в Минске, где землетрясений не бывает, во всяком случае таких, чтобы летописец счел их достойными упоминания.

Запись о землетрясении не только замыкает череду описываемых в "Повести временных лет" событий. Она завершает половецкую триаду, и потому указанное в ней сотрясение относится к земле половецкой на дальних юго- восточных рубежах тогдашней Руси. А если это так, то надо искать смысловую связь между перечисленными тремя событиями. Весть о землетрясении (с точным указанием даты) могла, конечно, принести в Киев и свадебная миссия. Однако это маловероятно. Слабому сотрясению не придали бы значения на фоне столь важного события, как свадьба княжеского сына, а сильное могло помешать ей, но тогда скорее всего это отметили бы особо. Конечно, такую весть могли принести беловежцы.

В Киеве ощущались (и заносились в летописи), как мы теперь знаем, сотрясения от сильных сейсмических толчков лишь в карпатском очаге. В данном случае в Киеве никакой записи нет. На побережье же Азовского моря мощные землетрясения случались, хотя и редко. Об этом теперь можно судить по следам сейсмических разрушений в античном Танаисе, существовавшем в устье реки Дон (III в. до н.э. - V в. н.э.). Так что разумно предположить: беловежцы принесли в Киев весть о сильном землетрясении в их местности. А тогда и сам их приход - событие совершенно экстраординарное и гонениями половцев никак не обусловленное - продиктован природным бедствием. Летописец в Киеве его не отметил, ибо оно там не ощущалось: 700-800 км - слишком большое расстояние, чтобы почувствовать отголоски даже 9-балльного толчка на Нижнем Дону.

С землетрясениями 1122, 1126/ 1127, 1131 и 1170 гг. еще предстоит разбираться. Пока ясно одно: механически относить их к действию глубокофокусных карпатских очагов, как это делают сейсмологи и по сей день, оснований нет.

Таким образом, развенчано представление о том, что в XII в. было необычайно много землетрясений на Руси или, во всяком случае, о повышенной в то время активности карпатской очаговой зоны.

КОГДА ПРОЗВОНИТ ЗВОНОК?

Итог приведенных изысканий и рассуждений примечателен в нескольких отношениях.

Прежде всего это касается землетрясений во Вранчской очаговой зоне. Теперь есть дополнительные основания считать: выделение сейсмической энергии в среднем за 100 лет происходит достаточно равномерно. На широте Киева это проявляется сотрясениями по 4-5 раз в столетие с интенсивностью до 5-6 баллов. На широте Москвы отголоски Карпатских землетрясений обычно не превышают по силе 3-4 баллов и случаются за тот же период по 2-3 раза.

Насколько такие толчки опасны для крупных городов и тем более мегаполисов с их многоэтажными кварталами, измененными грунтовыми и гидрогеологическими условиями - вопрос, требующий особого изучения. Однако важно отметить: в свете описанного режима "работы" Вранчской зоны в таких крупных городах, как Киев, Харьков, Москва, и в будущие века нужно быть готовыми не менее чем к 2-3 значительным сейсмическим событиям интенсивностью до 5-6 баллов для первых двух городов и 4 баллов - для Москвы. Они могут происходить через многие десятилетия, но не исключено их повторение и с интервалом менее 10 лет. Когда "прозвонит звонок" мы не знаем, но что это произойдет, сомневаться не приходится.

Другой, не менее значимый результат - обнаружение весьма сильных (по- видимому, не менее 8 баллов), т.е. разрушительных землетрясений в тех местах, где вроде бы их нельзя ожидать. Сейчас вряд ли большинство специалистов согласится с заключением о серьезной в этом смысле опасности в Северном Приазовье и низовьях Кубани. Действительно, оснований для паники в данных районах нет. Однако вопрос о долговременном сейсмическом потенциале этих территорий, никогда прежде не выделявшихся на специальных картах, поставлен, и его тщательное изучение абсолютно необходимо. Разрушительные события тут могут происходить с интервалом в несколько сотен лет (потому мы о них и не знаем). Но это как раз и должно настораживать. Нельзя забывать: в упомянутом регионе расположены Ростовская АЭС, "голубая линия" газопровода в Турцию и единственный здесь крупный черноморский порт Новороссийск. Поблизости находится и новый нефтяной терминал, не говоря уже о детском курорте общероссийского значения в Анапе...

Во многих местах природа мстила человеку за его беспечность. Мы не умели предвидеть многие сейсмические катастрофы, в частности, и потому, что не заглядывали внимательно в прошлое. Ныне мировое сообщество сейсмологов, поняв это и выделив приоритеты, выполняет специальные программы по исследованию сильных землетрясений давно минувших времен.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)