ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


Историки и их труды. С. К. БОГОЯВЛЕНСКИЙ - УЧЕНЫЙ МОСКВОВЕД

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 11 октября 2007
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА: История Москвы




Историки и их труды. С. К. БОГОЯВЛЕНСКИЙ - УЧЕНЫЙ МОСКВОВЕД
Автор: И. А. Дмитриева


Труды члена-корреспондента АН СССР С. К. Богоявленского по истории Москвы хорошо известны. Написанные на основе архивного материала, они не потеряли своего значения и нередко используются специалистами в качестве источника, как, например, в "Истории Москвы с древнейших времен до наших дней", изданной к 850-летию города 1 .

Однако С. К. Богоявленский как ученый-москвовед изучен недостаточно. Долгие годы общественная и историографическая ситуация не благоприятствовала даже самой постановке такой проблемы. Науки типа "ведения" утверждались лишь по мере развития кризиса системы профессионально-логического гуманитарного знания, в тесной связи с появлением новых методик преподавания. Термин "москвоведение" сравнительно недавно вошел в язык науки.

Генетически "москвоведение" родственно такому понятию как "краеведение". Нередко термины "москвоведение" и "краеведение Москвы" не только в просторечии, но и в науке употребляются как идентичные. Хотя необходимо сразу оговориться, что "москвоведение" на всем протяжении своей истории было тесно связано с "большой" академической наукой. И успехи "москвоведения" были обу-

стр. 263


--------------------------------------------------------------------------------

словлены высокопрофессиональным составом участников краеведческого движения в Москве.

Разгром общественных краеведческих организаций в начале 1930-х годов привел к тому, что не только общественное краеведческое движение, но и научное краеведение, в том числе москвоведение, потерпело "поражение в правах". В отношении профессиональных историков, которые работали в государственных научно-исследовательских учреждениях под идеологическим руководством партии, термин "москвовед" перестал употребляться. Москвоведческий компонент в их творческом наследии специально не выделялся. К тому же С. К. Богоявленский занимался историей Москвы XV-XVII вв. - периодом, когда Россию называли Московией, а русских московитами. В этот период история Москвы неотделима от истории и культуры русского государства. Работы, посвященные осмыслению вклада С. К. Богоявленского в изучение истории Москвы в отечественной историографии немногочисленны. В записке-представлении на избрание С. К. Богоявленского членом-корреспондентом АН СССР в 1929 г. указывалось на его приоритет в разработке проблем административной системы управления Московского государства в XVII в. 2 Вариативно эта же мысль была выделена в статьях-некрологах 3 и впоследствии повторена во всех справочных советских изданиях 4 .

Наиболее полновесное исследование творческого наследия С. К. Богоявленского принадлежит Л. В. Черепнину. В очерке "С. К. Богоявленский как историк (1872-1947)" 5 он раскрыл значение С. К. Богоявленского как публикатора ценных комплексов архивных документов по истории Московского государства XVI-XVII вв. и блестяще проанализировал многогранность его источниковедческих подходов. Причем, в подтексте Л. В. Черепнин провел идею о реализации в творчестве С. К. Богоявленского советского периода методологии дореволюционной московской исторической школой. Скорее всего, впоследствии эта идея должна была получить развитие в запланированной им монографии "Школа В. О. Ключевского в русской историографии" 6 .

Кроме того, на основе своих личных воспоминаний и отзывов людей, хорошо знавших С. К. Богоявленского, Л. В. Черепнин сумел воссоздать образ человека, который был не только выдающимся ученым, но и настоящим русским интеллигентом, сумевшим с честью и достоинством пройти свой нелегкий жизненный путь.

Оценить в должной мере москвоведческий фактор в творчестве С. К. Богоявленского оказалось затруднительно и вследствие того, что часть его работ по социально- политической и топографической истории Москвы оставалась долгое время не опубликованной. Лишь в 1974 г. исследователям стал доступен фонд С. К. Богоявленского (фонд N 553) в Архиве РАН, образованный из материалов, сохраненных и переданных туда в 1957 и 1971 гг. его младшим сыном -

стр. 264


--------------------------------------------------------------------------------

Михаилом Сергеевичем Богоявленским 7 . В 1980 г. впервые было опубликовано монографическое исследование о Мещанской слободе XVII в., статьи и доклады разных лет 8 .

Впервые суммировал все работы С. К. Богоявленского, написанные на основе московских материалов, М. К. Функ в очерке "Знаток московской старины" 9 . Ему удалось показать, что комплекс работ по истории московских слобод, включая фундаментальное исследование Мещанской слободы, позволяют говорить о приоритете С. К. Богоявленского не только в постановке, но и разработке проблем столичной административной структуры и управления. Однако итоговый вывод: "настоящий москвич, большой знаток московской старины С. К. Богоявленский был беззаветно предан своему родному городу и посвятил служению ему всю свою жизнь" 10 остался необоснованным. Москвоведческий компонент в творчестве С. К. Богоявленского был сведен к аннотированию его работ по истории Москвы.

Между тем, думается, что при выявлении москвоведческого компонента методологически необходимо анализировать фактор среды в становлении и развитии творческого сознания ученого - особенностей "московского менталитета", поскольку, перефразируя В. О. Ключевского, жизнь и творчество ученого - это не только написанные им книги.

На сегодняшний день в научный оборот введен новый материал, позволяющий реконструировать жизненный путь ученого. Л. И. Шохин - знаток истории российских архивов, осветил его работу в РГАДА (Российский государственный архив древних актов) 11 . М. О. Акишин ввел в научный оборот данные, уточняющие некоторые подробности работы С. К. Богоявленского в Новосибирске 12 . И. А. Дмитриева, используя архив С. К. Богоявленского, осветила дореволюционный период жизни ученого 13 .

Наиболее перспективным представляется осмысление жизни и творчества С. К. Богоявленского как ученого - москвоведа в контексте истории становления москвоведения.

* * *

Как свидетельствует сохранившаяся в семейном архиве метрика о крещении, С. К. Богоявленский родился 17 февраля (3 марта) 1872 г. в Москве и был крещен 22 марта в церкви Успения Богородицы в Печатниках.

В роду Богоявленских самой замечательной личностью был дядя отца - Владыка Московский Филарет - человек исключительный и властный, пользовавшийся большим уважением в церковной и в светской среде, канонизированный русской православной церковью. А. С. Пушкин посвятил ему стихи с выражением искреннего чувства благоговения и изумления перед силой праведника 14 .

стр. 265


--------------------------------------------------------------------------------

Отец - Константин Иванович (1839-1913) - человек добрый и непритязательный, глубоко благочестивый служил протоиреем Покровского собора (храм Василия Блаженного). Мать - Варвара Сергеевна (1849-1922) - была старшей дочерью Сергея Константиновича Смирнова, профессора и ректора Московской Духовной академии. Он был известен и популярен среди московской исторической элиты. Автор книг по истории академий - Славяно-Греко-Латинской и Троице- Сергиевской, человек просвещенный, друг В. О. Ключевского. В дружной патриархальной семье детям жилось мирно и спокойно. В единственном сохранившемся в архиве письме, гимназист-первокласник Сережа пишет бабушке в Сергиев Посад: "Я читаю постоянно книги..." 15

Интересные подробности быта московского духовенства последней четверти XIX в. имеются в воспоминаниях Н. П. Розанова (1857-1941) - московского краеведа, происходившего из духовной среды и знавшего вопрос "изнутри". Московское духовенство большей частью жило в небольших деревянных домах. "При каждом почти доме имелся садик... с различными фруктовыми деревьями (груши, сливы, вишни, яблони) и ягодными кустарниками, а также грядами для клубники и огурцов. В саду часто строились беседки ..., где в летнее время можно было отдохнуть и попить чайку" 16 . Внутренняя обстановка "была обыкновенно хорошая, можно сказать, барская". В зале "чинно устанавливались по стенам стулья - в прежние времена - красного дерева с плетеными сиденьями, а потом -венские", ломберные столы, большое простеночное зеркало и фортепиано, а иногда и рояль... 17 За женами было "первенство в управлении домом", и в воспитании детей голос матушки имел решающее значение 18 .

Интерес к истории возник у Сергея Богоявленского очень рано. Он с детства знал, что будет историком - как дедушка, его полный тезка - Сергей Константинович. Семья состояла в ближнем и дальнем родстве чуть ли не со всеми московскими историками. Одна из сестер Варвары Сергеевны была замужем за Н. Ф. Каптеровым, другая - за П. Н. Милюковым, третья - за А. П. Голубцовым. Возможно, сказалась и "магия Ключевского", которого он слушал "по-домашнему" в доме деда 19 . Не случайно впоследствии в своих воспоминаниях он назовет великого историка и педагога "артистом слова".

"Московские предания" окружали Сергея Богоявленского с детства. Дом, в котором жила семья Богоявленских, стоял на Пятницкой улице и принадлежал Покровскому собору 20 . Старомосковская жизнь здесь, в Замоскворечьи, сохранялась еще во всей своей архаичной простоте. Учился он в 3-й Мужской гимназии на Б. Лубянке. По преданию, на этом месте в XVII в. стоял двор освободителя Москвы от поляков князя Д. М. Пожарского. Материальных свидетельств о жизни здесь спасителя Москвы к тому времени не сохранилось. Однако, как это часто бывает, предание и воображение не

стр. 266


--------------------------------------------------------------------------------

смущались отсутствием самого архитектурно-мемориального памятника. Рассказывали также, что против церкви Введения на Лубянке был небольшой острог, в котором доблестно сражались москвичи против поляков. А в самой церкви находится икона Спасителя на убрусе с изображениями святителей Петра и Алексея, шитая одной из дочерей князя Дмитрия Михайловича 21 .

Вопросы, касавшиеся истории Москвы, находились в центре внимания членов семьи Богоявленских. Отец выписывал журнал "Чтения в Обществе любителей духовного просвещения" (ЧОЛДП), распространявшийся по добровольно- принудительной подписке среди московских батюшек, в котором помещались статьи и исследования по истории православных храмов и монастырей Москвы 22 .

В последнюю четверть XIX в. в домах московской и петербургской интеллигенции шел спор о сути и преимуществах двух столиц - Москвы и Петербурга. Как подметил П. В. Анненков в своих воспоминаниях, "спор этот был тогда повсеместный, общий и происходил, так или иначе, в каждом доме, где только собирались люди, не чуждые литературе и вопросам культуры" 23 .

Постепенно антитеза Москва-Петербург претерпела существенную трансформацию. Сопоставления перешли в этическую сферу, появился подтекст нравственных оценок - "что такое хорошо, что такое плохо". Выборы в 1882 г. в Москве нового градоначальника, дали повод поговорить о фундаментальных свойствах Москвы.

В первом номере газеты "Русь" впервые была опубликована записка К. С. Аксакова, написанная им еще в 1856 г., и звучавшая теперь как манифест москвичей. К. С. Аксаков писал, что идеальной столицей является та, которая, "будучи срединою страны в отношении нравственных и материальных сил и деятельности, есть в то же время средина страны и в географическом отношении". Столица государства только тогда достигает своего полного назначения, когда она является одновременно центром народным и правительственным... Народным центром город может стать только в силу "естественного хода истории" и "подвигов народной жизни", народный центр "произвольно сочинен и выдуман быть не может". Москва стала столицей в тот момент истории России, когда было достигнуто как государственное, так и народное единство, а потому она является "истинной" столицей. Именно в Москве встретились "земля" (народ) и "государство". "Земля" признала за государством "неограниченную" политическую власть, а государство признало за "землей" "полную свободу духа и жизни" 24 .

Избранный городским головой Б. Н. Чичерин, философ, историк и правовед, в своей речи подчеркнул, что Москва - "более чем город", это "все, что думает и чувствует в России и за Россию. Москве принадлежит всякий, в ком бьется русское сердце..." 25 . Как видим, чувства естественные: "любовь к отеческим гробам, любовь к родному пепелищу" развились к этому времени до уровня мировоз-

стр. 267


--------------------------------------------------------------------------------

зрения. Вряд ли юный Сергей Богоявленский вникал в те историо-софские идеи, которые родились в ходе сравнения двух столиц. Но подъем московского патриотизма, не мог не оказать влияния на его сознание.

В 1891-1896 гг. С. К. Богоявленский учился в Московском университете на историко-филологическом факультете, выбрав специализацией русскую историю.

Академическое историческое образование основывалось на изучении первоисточников. Для С. К. Богоявленского анализ всех внешних и внутренних особенностей источника представлял огромный интерес. Его конспект для семинаров 1894-1895 гг. свидетельствует, что он проштудировал все основные источники, известные в то время по русской истории VIII-XVII вв. 26 Он прослушал все специальные лекции по источниковедению, историографии и терминологии русской истории. В семинаре профессора П. Г. Виноградова, специалиста по истории средневековой Европы, С. К. Богоявленский настойчиво овладевал археографической методикой. И впоследствии с благодарностью вспоминал: "На семинарских занятиях, которые надо назвать образцовыми, он учил, как надо работать над источниками, критически анализировать их, сопоставлять одни с другими, извлекать обоснованные выводы и формулировать их" 27 .

В университете, как писал Л. В. Черепнин, "...С. К. Богоявленский воспринял концепцию русского исторического процесса в той трактовке, которая была принята тогда в буржуазной историографии" 28 .

К новейшим теориям - к марксизму и к позитивизму, распространявшимся на ниве исторической науки в 1890-е годы, С. К. Богоявленский остался равнодушен. Причем, не только потому, что в той среде, в которой он вырос и вращался, эти теории не пользовались популярностью. В нем рано развился скепсис в отношении к общим схемам исторического процесса. Для него была характерна профессиональная осторожность в выводах и обобщениях. "Заниматься философией истории" имело для него скорее презрительный и укоризненный оттенок и являлось синонимом фантастической и искусственной, даже, пожалуй, тенденциозной истории.

С. К. Богоявленский прослушал лекционный курс В. О. Ключевского "Методология русской истории". Ему, несомненно, импонировало, как достойно и сдержанно отвечал В. О. Ключевский новоявленным историософам: "Что такое историческая закономерность? - Законы возможны только в науках физических, естественных. Основа их - причинность, категория необходимости. Явления человеческого общежития регулируются законом достаточного основания, допускающим ход дела и так и эдак, и по третьему, т.е. случайно...", "...история - процесс не логический, а народнопсихологический... в нем основной предмет научного изучения - проявление сил и свойств человеческого духа, развиваемых общежитием..." 29 .

стр. 268


--------------------------------------------------------------------------------

В работах С. К. Богоявленского реконструкция "народнопсихологического духа" и "народного общежития" будет присутствовать всегда как сверхзадача, как основа для понимания существа исследуемой проблемы, что дает право называть его учеником Ключевского не по формальному признаку, а по существу.

Как исследователь "школы Ключевского" С. К. Богоявленский усвоит непротиворечивое понимание местной и общероссийской истории. Обращение к местному материалу для изучения общего и наоборот не будет составлять для него методологической проблемы. Изучение русской истории XIII- XVII вв. естественно основывается на московских источниках и материалах. При этом, будь то проблемы административного управления, социального развития или культурно-бытовые - все они рассматривались в масштабе государственно- историческом.

Получив диплом первой степени 30 , С. К. Богоявленский с октября 1897 г. начал работать учителем истории и географии в лучшем из частных московских реальных училищ - училище К. Ф. Воскресенского. Располагалось оно на Мясницкой, в "доме Липгарта" - старом барском особняке, помнившем войну 1812 г. и уцелевшем, по преданию, благодаря тому, что в нем остановился один из наполеоновских маршалов. Работа в школе вплоть до 1917 г. явилась немаловажным фактором для формирования его интереса к истории Москвы. По воспоминаниям учеников, в преподавании истории он активно использовал "историю вокруг нас" и далеко выходил за рамки учебной программы 31 . И хотя славы Ключевского ему снискать не удалось, но уважением и авторитетом он пользовался высоким.

Почти в то же время, с 1898 г., С. К. Богоявленский начал работать в Московском главном архиве Министерства иностранных дел (МГАМИД), сначала сотрудником сверх штата, а с 1902 г. - в штате, получив место делопроизводителя VIII класса. Служба здесь была престижной. Молодые люди из аристократических семейств - "архивны юноши" - здесь начинали свое восхождение к дипломатической или другой государственной карьере.

Для С. К. Богоявленского архив был интересен с иной точки зрения. Здесь он нашел свое призвание и сформировался как историк-архивист. Свое отношение к работе в архиве он впоследствии выскажет в некрологе, посвященном С. А. Белокурову - управляющему МГАМИД. При нем Архив "сделался приютом для тех, кто интересовался наукой и видел в чтении и изучении архивных документов не скучную, безжизненную работу, а смысл и содержание своей жизни" 32 . В МГАМИД С. К. Богоявленский проработает более 30 лет, дослужившись до должности управляющего архивом.

Среди архивистов в начале XX в. было много исследователей, которые не просто были тесно связаны с наукой, но по своему уровню не уступали маститым ученым и ставили во главу своей деятельности научные интересы. Н. Н. Ардашев, А. Х. Востоков,

стр. 269


--------------------------------------------------------------------------------

Н. П. Лихачев, С. А. Белокуров, С. Б. Веселовский, В. В. Шереметевский - полиглоты, умевшие "мыслить шифрами", обладали обширными знаниями в области палеографии, сфрагистики, дипломатики, нумизматики, глубоким пониманием исторических явлений, что позволяло им осуществлять комплексное исследование источника. Их кредо наиболее точно сформулировал С. Б. Веселовский, который писал: "Мне всегда казалось, что тщательно собранные и подобранные документы составляют для науки более прочное приобретение, чем само исследование, написанное по ним. Можно, пожалуй, назвать это роскошью, но в таком случае и вся наша наука есть роскошь" 33 .

С. К. Богоявленский был также убежден, что история как наука развивается в зависимости от количества и содержания источников и что открытие новых источников - наиболее перспективное направление в науке.

Воспитание, образование и работа естественным образом определили внимание С. К. Богоявленского к москвоведению, которое с конца XIX в. интенсивно развивалось и как научное направление, и как общественное движение.

Научно-методическим и научно-организационным центром москвоведов являлись научные общества - Церковно- археологический отдел Общества любителей духовного просвещения (ЦАО ОЛДПР) и Императорское Московское археологическое общество (ИМАО).

Увлечение археологией - новой тогда наукой, искавшей достоверные источники для исторической реконструкции жизни и быта населения, привело С. К. Богоявленского к сотрудничеству с ИМАО.

Археология как объективированная форма исторической памяти переживала в конце XIX - начале XX в. настоящий триумф. В раскопках участвовали и любители - коллекционеры древностей, и профессионалы.

Изучение Московского края методами археологии было начато еще З. Я. Ходаковским и К. Ф. Калайдовичем во второй четверти XIX в. Процесс накопления материала шел чрезвычайно интенсивно, но, тем не менее, занял почти столетие. С. К. Богоявленский работал как полевой археолог с 1896 г. 10 лет и сумел внести значительный вклад в изучение курганов - захоронений, имеющих специфическую форму за счет земляной насыпи.

С. К. Богоявленским на территории Московской губернии лично были раскопаны курганные группы у озера Бисеровского и на реке Вьюнка в Богородском уезде. У с. Бисерово из 8 найденных курганов были раскопаны 5; близ с. Вишняково по дороге в Полтеево из 36 найденных курганов - 2; около с. Блошино из 30 курганов - 4; около с. Милет из 45 курганов вскрыты 3, на р. Чернавке у д. Дятловка обнаружены 50 курганов, раскопаны 2; в с. Савино были найдены 2 курганные группы в 40 курганов. В первой группе были

стр. 270


--------------------------------------------------------------------------------

вскрыты 3, во второй - 2 кургана. Каждый из курганов был им тщательно описан.

Летом 1900 г. Богоявленский совместно со своим другом и однокашником Ю. В. Готье раскопал Елизаровский могильник в Волока-ламском уезде (из 140 обнаруженных курганов за полевой сезон вскрыты были 28). Отчет о проведенных раскопках был заслушан на заседании ИМАО и опубликован сначала в Древностях 34 , а в 1901 г. - специальным изданием, ввиду важности тех выводов, которые в нем содержались. Скромное название "Отчет" не вполне верно отражает содержание работы. На деле - это полноценное исследование с применением комплексного подхода к анализу находок.

Ламский Волок, где были проведены раскопки - пограничье между землями Господина Великого Новгорода и Владимирских князей. Один из известных в древней Руси естественных торговых путей. Важное звено водного пути из верхней Волги в Оку. В археологической литературе о существовании Елизаровского могильника впервые упомянул М. А. Саблин в 1879 г., который указал на 3 кургана 35 .

Богоявленский и Готье установили, что в окрестностях деревень Княжие Горы и Жилые Горы находятся обширные курганные кладбища. Из существования нескольких могильников на сравнительно небольшом пространстве, они заключили, что Волок уже в отдаленную эпоху имел сравнительно густое население 36 .

Им необыкновенно повезло, так как Елизаровский могильник - редкий случай, когда довольно точно можно было датировать время существования племени, производившего курганные захоронения. В одном из курганов была найдена монета города Эмдена в Саксонии с изображением графа Германа, брата Саксонского герцога Ордульфа, умершего в 1086 г. Находка монеты позволила установить, что в конце XI столетия могильник еще служил кладбищем. Следовательно, племя, создавшее курганное кладбище, продолжало жить здесь и в то время, когда существовало Великое Киевское княжество.

В исторических письменных источниках нет упоминаний о Ламском Волоке и этнографической принадлежности его населения в XI в. Однако летописи сообщают о ближайших соседях - финских племенах мере и веси, кривичах и словенах.

Вопрос об этнической принадлежности племени решался С. К. Богоявленским на основе анализа предметов, найденных при раскопках. В раскопанных курганах не было обнаружено ни одной семилопастной височной привески, зато были найдены тонкие височные кольца с перевитыми концами, расположенные по 2-4 с каждой стороны головы, сравнительно малое количество оружия.

Сравнения с находками, сделанными при раскопках Мерянских курганов гр. А. Уваровым, наблюдения В. И. Сизова и П. Н. Милюкова, описания предметов, добытых при раскопках в северной части

стр. 271


--------------------------------------------------------------------------------

Новгородской области Н. Е. Бранденбургом 37 , позволили прийти к заключению, что Волок Ламский был заселен в XI в. славянами новгородского происхождения. Отсутствие в курганах предметов христианского культа несомненно указывало на язычество племен. Археологические исследования С. К. Богоявленского позволили уточнить ход славянской колонизации Московского края - одной из сложнейших проблем древнейшего этапа русской истории.

В начале XX в. на территории Московского края уже было раскопано более тысячи курганов, но этот огромный материал не был классифицирован. Для использования археологических данных как исторического источника необходимо было проделать трудоемкую работу по их разбору, сопоставлению, описанию коллекций, приведению их в систему.

С. К. Богоявленский одним из первых предпринял попытку составления археологической карты Московского края по данным, накопленным к тому времени в науке. Им были нанесены на карту раскопки и указания Ю. Г. Гендуни, Н. А. Смирнова, С. А. Гатцука, Н. И. Ильина, А. П. Федченко, А. П. Богданова, Н. Ю. Зографа, В. А. Городцова, М. Сергеева, А. Д. Черткова, А. А. Смирнова, И. К. Линдемана, Керцелли, Ю. В. Готье, A.M. Анастасьева, А. Я. Кожевникова, В. И. Сизова, А. И. Черепнина, В. Д. Соколова, Н. Н. Дурново.

По их результатам в 1906 г. на заседании Императорского Московского археологического общества С. К. Богоявленский сделал сообщение о составленной им археологической карте Московской губернии 38 . Материалы к этой карте увидели свет только в 1947 г. 39 К этому времени сведения об археологических памятниках Московского края значительно пополнились. Но материалы С. К. Богоявленского не потеряли значения и интереса и с точки зрения историографической, и у практикующих археологов. Его данные привязаны к географической основе, что делает их своеобразным компасом, так как в советское время неоднократно производилось новое районирование, и шел процесс порчи и исчезновения древнейших памятников.

Не меньшее значение для развития исторических знаний о Московской Руси имели "раскопки" С. К. Богоявленского в архивах. Хорошо изучив организацию делопроизводства в Московском государстве, С. К. Богоявленский умел использовать общеисторические сведения в поиске местонахождения источника, а как исследователь выявлял, систематизировал и использовал огромный массив архивных источников.

Обширные знания, помноженные на поразительную научную интуицию привели к тому, что он стал первооткрывателем ценных источников. Каждая из его находок, по-своему уникальна. Публиковал он их в большинстве своем на страницах "Чтений Общества истории и древностей российских при Московском университете" в последнем разделе, который назывался "Смесь".

стр. 272


--------------------------------------------------------------------------------

Одной из самых значительных публикаций С. К. Богоявленского стал Судебник царя Федора Ивановича 1589 г. из собрания Ф. Ф. Мазурина. Текст памятника был воспроизведен в 1900 г. так, как был написан, без каких-либо обновлений в правописании и слоге. Для наглядного представления о почерке рукописи были приложены четыре фототипические таблицы, на которых помещены 8 листов рукописи, причем, в величину оригинала. Предпосланный тексту подробный источниковедческий анализ находки и помещенный в предисловии доклад В. О. Ключевского, в котором высказывалось альтернативное мнение о происхождении памятника, - все это свидетельствовало о высокой культуре публикатора.

С. К. Богоявленский скрупулезно сравнил правовые нормы Судебников 1550 г. и 1589 г. и Уложения Алексея Михайловича. Проделанная им работа обнаружила, что так называемый "Судебник царя Федора" сравнительно со старым царским Судебником имеет "не мало новых статей, которые довольно резко и смело решают различные вопросы русского права. Но новый Судебник не делает большого шага к Уложению..." 40 . Из этого, по мнению Богоявленского, следовало, что Судебник 1589 г. не был введен в судебную практику и "составители Уложения царя Алексея Михайловича, по-видимому, не были знакомы с Судебником царя Федора. Те перемены, которые введены этим Судебником, не вошли в Уложение..." 41 .

В. О. Ключевский, не согласившись с выводом о том, что найденный текст свидетельствует о намерении правительства кодифицировать все наличное московское законодательство, накопившееся со времен издания Судебника 1550 г., очертил основную тенденцию в развитии административного законодательства в России на пороге Нового времени. "В проекте 1589 г. - писал В. О. Ключевский, - видим первый шаг московской кодификации на том пути, который привел ее к Уложению 1649 г." 42 .

Изданный С. К. Богоявленским памятник подтвердил, что "обычное право различными путями, между прочим, посредством отдельных судебных решений, нередко с доклада государю, становившихся обязательными прецедентами, проникало в практику московских судов, постепенно накопляя запас юридических норм, образовавших судебный обычай" 43 . Позже С. К. Богоявленский эту идею подкрепил документально, издав в 1915 г. совместно с И. С. Рябининым "Акты времени междуцарствия", обнаруживающие единую тенденцию в развитии правовых норм с Судебником 1589 г. Повторное издание Судебника 1589 г. было осуществлено лишь в 1952 г.

В С. К. Богоявленском археолог, архивист и историк органически переплетались, и результаты работы в одной области являлись следствием занятий в другой. Как исследователь Богоявленский всегда следовал за своими находками. Путь искания новых источников и выбора тем в зависимости от количества и содержания сохранившихся источников являлся принципом его творчества. И поскольку

стр. 273


--------------------------------------------------------------------------------

среди его находок преобладали материалы по истории Московского государства XVII в., то это определило хронологические рамки и направление его исследований. Однако в научном москвоведении С. К. Богоявленский представлял не историко-краеведческое, а историко- государственное направление.

В 1894 г., будучи еще студентом, С. К. Богоявленский по результатам своих архивных изысканий написал статью "К вопросу о столах Разрядного приказа", опубликованную в Журнале Министерства народного просвещения, которую впоследствии всегда указывал как свой первый научный труд 44 . В статье было дано описание столов Разрядного приказа в XVII в. - государственной канцелярии по общим вопросам. Работа чрезвычайно ценная хотя бы потому, что материалы Разрядного приказа не были к тому времени описаны. Лишь значительно позже "Обозрение материалов по истории Разряда" начнет составлять И. М. Катаев и продолжит В. В. Шереметевский, который "...с религиозным самоотвержением, удовлетворяясь только сознанием, что делает невиданное, но великое и патриотическое дело" посвятит этому все свои зрелые годы 45 .

В 1899 г. выходит работа Богоявленского "Некоторые статистические данные по истории русского города XVII столетия". Городское население XVII в. было мало исследовано, особенно та часть посада, которая жила в тяглых дворах. Он первым указал на писцовые и переписные книги как наиболее удобный материал для реконструкции посада. По платежным книгам он вычислил общее число дворов, занимаемых посадским населением к 1630 г. - 18 369 дворов или в среднем 144 двора на город 46 . Численность посадского населения он определил в 292 500 - 2,37% населения России 47 .

Сравнение размеров городов, расположенных по речным бассейнам, дало следующую интересную картину: в бассейнах северных рек (Двины, Камы и др.) городов очень мало, но они очень крупны; в верхнем течении Волги города довольно мелки, но несколько ниже располагаются самые крупные из провинциальных городов России; в междуречий Оки и Волги на западе от Москвы города мелкие, а на востоке, напротив, крупнее среднего; верхнее течение Оки сплошь покрыто мелкими и средними городами, по нижней Оке -крупнее среднего размера, а южные города не отличаются значительным числом посадских дворов 48 .

В научный оборот впервые были введены данные, позволяющие проследить движение населения в русских городах и сопоставить их с аналогичными данными по городам Западной Европы. Однако общеградоведческий подход не имел продолжения в творчестве С. К. Богоявленского. Обобщением собранных им фактов занялись другие исследователи. Для С. К. Богоявленского тема русского города конкретизировалась в изучении Москвы XVII в.

За 1902-1908 гг. С. К. Богоявленский проделал большую и кропотливую работу по собиранию и изучению источников, которые

стр. 274


--------------------------------------------------------------------------------

бы позволили реконструировать топографию Москвы. Об этом свидетельствуют черновые наброски 1902-1908 гг.: "Москва. Урочища, слободы, улицы, переулки", составляющие 157 страниц и напоминающие дневник раскопок 49 .

В 1909 г. С. К. Богоявленский становится одним из соучредителей Комиссии по изучению старой Москвы при Императорском Московском археологическом обществе, которую стали называть "Старая Москва" 50 и которая возглавила общественную работу по изучению и охране историко-культурного наследия столицы.

В отношении задач, стоящих перед "Старой Москвой" С. К. Богоявленский имел мнение, отличное от мнения руководителей ИМАО. Для П. С. Уваровой - Председателя ИМАО, главная задача комиссии "Старая Москва" заключалась в том, чтобы объединить "возможно большее число лиц, изучающих московскую старину, в одну общую дружную семью", которая обязана собирать все сведения по Москве, следить за всеми уничтожаемыми и ново воздвигаемыми постройками, собирать и снимать фотографии, старые издания, предания по Москве, разыскивать сведения в Архивах, в библиотеках и пр. ... В виду столь разнообразной деятельности, требуемой от членов Комиссии, Общество отступило от обычного способа образования Комиссий и открыло доступ в нее не только лицам, обладающим научной подготовкой, как то требуется для членов Археологического Общества, но также и любителям и вообще всем интересующимся родной стариной 51 . С. К. Богоявленский особого смысла в этом не видел и с недоверием относился к "любительству" в науке 52 .

А в 1910 г. С. К. Богоявленский принял участие в издании сборника статей "Москва в ее прошлом и настоящем". Сборник имел единую концептуальную основу. Роскошное, богато иллюстрированное 12-томное издание было посвящено памяти И. Е. Забелина и выдержано в его духе. С. К. Богоявленский написал для него 4 статьи: "Управление Москвой в XVI-XVII вв.", "Войско в Москве в XVI-XVII вв.", "Московские смуты XVII в.", "Театр в Москве при царе Алексее Михайловиче" 53 .

В очерке "Московские смуты XVII в." С. К. Богоявленский рассматривает Соляной бунт 1648 г., Медный бунт 1662 г. и стрелецкие бунты 80-х годов. Концепцией, на основе которой он объединяет эти разнородные социальные движения, являлся их антиправительственный характер. Вставая на позицию восставших, он прямо говорит, что главными виновниками волнений являлись неумелые, своекорыстные и недобросовестные администраторы, которых он обрисовывает как типичных представителей правящей элиты. Так, реконструируя события "соляного бунта" 1648 г., Богоявленский подчеркивает вину Б. И. Морозова - воспитателя царя Алексея Михайловича и правителя страны в годы его юности. За бунт 1662 г., по его мнению, прямо ответственен тесть царя - боярин Милославский.

стр. 275


--------------------------------------------------------------------------------

"Стрелецкий бунт" 1682 г. также направлен против фаворитов, бесцеремонно эксплуатировавших свое влияние на царя и свои родственные с ним связи. Ученый не сводил причины волнений к простой "площадной случайности". Более того, он усматривал определенную преемственность с Великой Смутой и писал, что "с избранием Михаила Федоровича смута не окончилась, а только приняла новое направление" 54 . Прослеживая нарастание недовольства системой государственного управления в разных слоях общества, он считал, что исподволь это недовольство подготавливало петровскую модернизацию. То, что взбунтовались стрельцы, означало, что "правительство лишилось последней опоры" - далее "обойтись без коренных реформ было невозможно" 55 .

На страницах очерков Богоявленского народ предстает не безмолвной пассивной жертвой, а силою, которая осознает свои права и открыто их отстаивает. "Народ в течение смутного времени получил новое политическое воспитание: он выбирал и свергал государей, привык следить за деятельностью правительства и протестовать против неправды, знал, что обладает огромной силой и что правительство должно считаться с его настроением" 56 .

С. К. Богоявленский первым затронул сложный вопрос о мировоззрении участников московских смут. Он подметил, что законность своих требований и действий восставшие обосновывали тем, что они действовали "всем миром", т.е. сообща. Привлек он внимание и к тому, что "измена" в понимании людей XVII в. - злоупотребление властью в корыстных личных целях. "Слух" о том, что Морозов "готов уморить голодом бедных людей", был воспринят как доказательство его измены, поднял посад против "изменников".

Своей статьей о театре в Москве при царе Алексее Михайловиче С. К. Богоявленский открыл новую страницу в изучении истории русской культуры. Впервые был описан репертуар, процесс подготовки спектаклей, приготовление костюмов и декораций. Подробно освещены вопросы финансового обеспечения, постройка театральных зданий. Чуть позже в дополнение и в продолжение темы он издал сборник "Московский театр при царях Алексее и Петре" 57 , в который вошли документы с 1672 по 1708 г., указана литература, касающаяся этого вопроса. Сам историк неоднократно обращался к материалам своей публикации 58 . И, пожалуй, до сих пор эти работы являются наиболее полным освещением истории возникновения первого московского театра.

В очерках С. К. Богоявленский продемонстрировал свое мастерство психологического анализа, сумев дать живые портреты на фоне эпохи, и свой писательский дар, нарисовав яркие картины жизни допетровской Москвы. Для реконструкции системы управления Москвой в XVII в. С. К. Богоявленский буквально по крупицам собрал материал, разбросанный по разным актам. На его основе он дал исчерпывающее описание, какие слободы Москвы, в подчинении ка-

стр. 276


--------------------------------------------------------------------------------

кого приказа находились, какие приказы какими функциями обладали, какими отраслями управления ведали. Он обоснованно полагал, что в XVII в. Кремль, Китай-город, Белый город. Земляной город, слободы и сотни (черные, дворцовые, стрелецкие и др.) не являлись административными единицами, "это скорее топографические обозначения".

Ему удалось установить интересный факт, что начальником Разрядного приказа всегда был думный дьяк, что дает основание для важного вывода о характере военного управления в Московском государстве: "Таким образом, устроителем войска было лицо гражданской службы, имевшее мало отношения к военной практике" 59 . В отличие от других военных приказов, главный штаб всех вооруженных сил страны являлся в XVII в. гражданским учреждением.

С. К. Богоявленский умел видеть в конкретных, иногда даже ординарных событиях общеисторические тенденции. Так, подробно анализируя различные виды войск - дворянское ополчение, стрелецкие войска, полки "нового строя", артиллерийские части, он доказывает, что техническая сторона дела (в недостатках которой до сих пор упрекают допетровскую армию) была как раз поставлена удовлетворительно. Правительство не жалело материальных средств, чтобы ввести с помощью иностранных инструкторов новый строй, снабдив войско хорошим оружием. Все дело было, как, наверное, сейчас бы сказали, в человеческом факторе.

Стержневую мысль о необходимости изменения во всей системе воспитания и образования в стране, С. К. Богоявленский подкрепил словами Г. Котошихина: "Российского государства люди породою своею спесивы и необычайны ко всякому делу, понеже в государстве своем научения никакого доброго не имеют и не приемлют" 60 .

Уже при подготовке очерков С. К. Богоявленский нащупал новую методику изучения истории, суть которой заключалась в реконструкции административных органов и жизни людей, с ними связанных, на основе делопроизводства.

Замечательно, что на первый взгляд это казалось невозможным, так как собственные архивы учреждений не сохранились, уцелели лишь фрагменты, рассеянные по казенным и частным архивам. С. К. Богоявленский действовал как следователь, сумев установить местонахождение многих отрывков, привлек делопроизводство других приказов. Для реконструкции Пушкарского приказа - делопроизводство Разрядного и Четвертных, которые имели сношения с Московским Артиллерийским Депо, опись дел приказа от 1633 по 1646 год, найденную им в МГАМИД. Для реконструкции Расправной Палаты - более 30 иных делопроизводств.

Время и характер деятельности Расправной Палаты установил В. О. Ключевский в своем классическом труде "Боярская Дума древней Руси", сделав вывод, что это была особая Думская комиссия для разбора тяжб и управления Москвы на случай отлучки царя.

стр. 277


--------------------------------------------------------------------------------

С. К. Богоявленскому удалось уточнить период работы Расправной Палаты: с 1681 г. (с перерывами) до 1694 г., состав ее членов, смену председателей. По внутреннему устройству и по отношению к Думе Расправная палата приближалось к приказу, но им не являлась, так как была поставлена над приказами 61 . Просмотрев около 150 дел, поступивших в Расправную Палату, он пришел к выводу, что это была высшая инстанция по гражданским делам, так как большая часть дел касалась споров о деревнях, пустошах, пожнях, а также неисполнении кабальных, поручных, закладных и порядных записей, о беглых крестьянах. Уголовные дела встречались редко, но и они рассматривались с точки зрения гражданского иска, ущерб переводился в определенную сумму 62 .

Дела в Расправную палату вносились или по инициативе приказа, искавшего компетентного указания по спорному делу, или по челобитью одной из тяжущихся сторон в том случае, если приказ задерживал решение или вынес, по мнению челобитчика, неправильное решение. Жалобы на нарушение процессуальных форм влекли за собой пересмотр дела по существу. Приговор Расправной Палаты не нуждался ни в чьем утверждении, но мог быть обжалован в Думе. Как высшая судебная инстанция Расправная палата своими решениями создавала прецеденты, на которые ориентировались и ссылались судьи и тяжущиеся 63 .

Если при реконструкции Расправной палаты С. К. Богоявленский отталкивался от уже имевшихся в историографии исследований, то реконструкция истории Пушкарского приказа была осуществлена им почти на пустом месте. Он установил наиболее старое упоминание Пушкарского, или как он сначала назывался, Пушечного приказа - 1577 год. Впервые выявил поименно руководителей приказа и динамику числа служилых людей пушкарского приказа по городам 64 и указал на тот факт, что во главе приказа всегда стоял родовитый боярин, редко окольничий, управлявшие своим ведомством по многу лет.

С. К. Богоявленский подробно описал деятельность Пушкарского приказа вплоть до 1700 г., когда он прекратил свое существование и был заменен Артиллерийским приказом. Ему удалось показать, что обязанности приказа были чрезвычайно разнообразны и сложны. Для выполнения работ требовались специальные и обширные знания. Среди мастеров было много иностранцев, которые выполняли сложные работы, за что и получали очень большое жалованье. Но и начальники приказа и мастера различных производств были достаточно образованны, чтобы применить к делу западноевропейскую науку. В приказе была своя библиотека книг технического содержания 65 .

Воссоздание истории Расправной палаты при Боярской Думе и Пушкарского приказа стало важным шагом в области изучения системы управления Московского государства XVII в. Богоявленским

стр. 278


--------------------------------------------------------------------------------

были выделены проблемы, являющиеся ключевыми для изучения истории Москвы в XVII в. В научный оборот он ввел множество новых, ранее не известных фактов, которые впоследствии вошли в фундаментальные исследования, посвященные русской истории XVII в.

После революции 1917 г. жизнь того круга людей, к которому принадлежал С. К. Богоявленский, резко изменилась. Налаженный обеспеченный быт рухнул. Заслуженные чины и награды отменены, и даже вспоминать о них стало опасно. Пришлось осваивать методы борьбы за элементарное выживание.

Семья Богоявленских вынуждена была поселиться в Лефортово - в доме Шестакова по улице Радио, 22. Комната 4 а когда-то была "барской опочивальней" и в ней сохранилась как элемент интерьера допотопная печка, которая не использовалась до революции, а теперь, когда в Москве перестало работать центральное отопление, пришлась как нельзя кстати.

В Москве не было, пожалуй, ни одной интеллигентной семьи, которая в 20-е годы не понесла бы трагические и невосполнимые утраты. У Богоявленских в 1919 г. от дизентерии умер их старший сын Юрочка - одаренный необыкновенными математическими способностями мальчик. Младший - Михаил, в 1924 г. как бывший член организации скаутов был арестован и сослан в Ачинск. С большим трудом отцу удалось помочь сыну перебраться в Тулу и устроиться там на работу.

Для научной гуманитарной интеллигенции возможности применения своих сил по специальности резко сократились. Вряд ли преувеличением будет охарактеризовать это состояние как "культурный шок". Московская интеллигенция, безусловно, обладала приемлемым уровнем повседневной культурно-бытовой компетенции, но была не настолько пластична, чтобы культурно переродиться, что вело к образованию невидимого гетто - дистанцированию от инако- культурной среды в кругу "сокультурников".

К счастью для С. К. Богоявленского, профессия архивиста оказалась востребованной и в условиях революционных потрясений. Он не стремился к активной общественной и политической деятельности, но ясно осознавал и неуклонно выполнял задачу, поставленную самой историей перед "хранителями памяти". Умение смотреть на современность сквозь призму прошлого помогало достаточно быстро ориентироваться в сложной обстановке. В апреле 1917 г. он предложил МОИДР взять на себя инициативу выработки декрета об охране древностей 66 .

С. К. Богоявленский не заразился психозом гражданской войны. И поскольку на первом месте для него всегда стояли не идеологические, а профессиональные интересы, это облегчало для него сотрудничество с любой властью. Политическая лояльность и высокий профессионализм уберегли его во время так называемых "чисток"

стр. 279


--------------------------------------------------------------------------------

1921-1922 гг. в Главархиве. Как высококвалифицированный специй алист он дает консультации сотрудникам НКИД в 1922- 1926 гг., участвует в проведении архивной реформы. Работа в ЦАУ РСФСР позволила С. К. Богоявленскому посильно влиять на становление советского архивоведения. Он пишет статьи о критериях и практике отбора документов на государственное хранение 67 , стремясь уберечь документы от уничтожения. В 1922-1924 гг. он возобновляет свою педагогическую работу, но теперь уже в высшей школе, принимая участие в подготовке кадров архивистов как профессор кафедры археографии Московского государственного университета им. М. Н. Покровского 68 .

В 1923 г. в условиях послереволюционной смуты научная общественность отметила юбилей его 25-летней архивной службы. Торжественное заседание проходило в зале Исторического музея 69 . Лейтмотивом присланных адресов являлись слова: "Вы сумели сухую архивную службу превратить в живое общественное служение" 70 .

В москвоведении 20-х годов на первый план выходит культурно-просветительное и краеведческое направление. I краеведческая конференция РСФСР была созвана по инициативе Академического Центра Наркомпроса 12-20 декабря 1921 г. Начиная с 1921 г. важнейшие вопросы развития краеведения решались на всероссийских и всесоюзных краеведческих конференциях. Опубликованные материалы и тем более решения конференций носили характер директив, обязательных для выполнения и тем самым во многом предопределяли направленность, формы и методы деятельности краеведческих обществ, кружков и музеев. В 1922 г. было создано Центральное бюро краеведения (ЦБК) - руководящий орган российских краеведов, сначала находившийся в ведомственном подчинении у Российской академии наук, а с 1925 г. - при Главнауке Наркомпроса РСФСР.

Цель была провозглашена открыто и однозначно: "привести к согласованию и планомерной работе сеть краеведных обществ и учреждений и тем начать новую реальную организацию изучения России" 71 . В соответствии с основной тенденцией управления "согласование" и "планомерность" были заявлены как действенные средства улучшения исследовательской работы.

Руководство краеведческим движением возглавил выдающийся ученый и организатор науки академик Сергей Федорович Ольденбург (1863-1934). Должность председателя ЦБК он занимал в 1922-1927 гг. по совместительству как секретарь АН СССР 72 . Назначение ученого "большой науки" на пост председателя ЦБК распространяло престиж высокой науки на те формы научной деятельности, которые слыли демократичными, и "уравнивало" их. В этом проявилось и стремление привлечь "больших ученых" к сотрудничеству в формах, наиболее для них приемлемых.

стр. 280


--------------------------------------------------------------------------------

В первое десятилетие после революции в стране еще продолжали действовать научные общества. На заседаниях в обществе "Старая Москва" С. К. Богоявленский сделал доклады: "О Мещанской слободе в XVII в." (1921 г.), "О санитарном состоянии Москвы в XVII в." (1923 г.), "Дворовые деревянные постройки в Москве в XVII в. (1924 г.), "О Голицынском доме в Охотном ряду" (1926 г.), "Казенная слобода и торговые ряды XVII в. в графическом изображении" (1929 г.) 73 .

Доклад "Новый Английский денежный двор" был прочитан С. К. Богоявленским в 1928 г. в Государственном историческом музее. Тезисы своего доклада и выписки из документов он передал К. В. Базилевичу, который использовал эти материалы в работе "Денежная реформа Алексея Михайловича и восстание в Москве в 1662 г." 74 В 1929 г., практически перед самым закрытием "Старой Москвы", он выступил с докладом "Московские слободы и сотни в XVII в.", в котором были обобщены основные результаты его исследований по слободскому устройству Москвы.

К сожалению, после революции 1917 г. возможностей для публикации своих исследований С. К. Богоявленский по существу не имел. За 1917-1930 гг. свет увидели лишь несколько его небольших статей. Одной из них был очерк "200-летие бывшего Московского главного архива Министерства иностранных дел" 75 , который к тому времени был передан в ГА РФ и лишился собственного имени. Напоминание об истории комплектования МГАМИД было как нельзя кстати, так как в том же году прошла очередная реорганизация и фонды бывшего МГАМИД в их дореволюционной части поглотило Древлехранилище.

В книге "Московский край в его прошлом" была опубликована работа "Московские слободы и сотни в XVII в." 76 В ней он дал краткий обзор 150 московских слобод. По архивным данным ему удалось выявить границы слобод и количество дворов. На основе анализа слободского населения ученый пришел к выводу, что их населяли преимущественно стрельцы. Но "это обстоятельство нисколько не умаляло значения Москвы как торгового и промышленного центра, так как большинство военных людей в то время занимались торговлей и ремеслами и иногда вели эти занятия в широких размерах" 77 . Касаясь внутреннего устройства слобод, историк указывал на существование развитой системы самоуправления, причем подчеркивал, что "власть старалась иметь дело не с одним лицом, а со слободской организацией" 78 . В более благоприятных условиях это могло бы стать заявкой на создание фундаментального труда по истории Москвы XVII в.

В 1929 г. С. К. Богоявленский, не имевший докторской степени, был избран членом-корреспондентом АН СССР. В записке об ученых трудах С. К. Богоявленского подчеркивался его вклад в источниковедение и приоритет в разработке проблемы административной системы управления XVII в. 79

стр. 281


--------------------------------------------------------------------------------

"Чистка" кадров Академии привела к аресту. 10 августа 1930 г. С. К. Богоявленский был арестован и препровожден в Ленинград - в Кресты. Известно, что на первом допросе он все отрицал, а на втором - отказался говорить и подписал обвинение. Постановлением тройки 10 февраля 1931 г. было вынесено решение об осуждении С. К. Богоявленского по статье 58 2 Уголовного Кодекса с конфискацией имущества и заключением в концентрационный лагерь.

В Соловки он по каким-то причинам увезен не был, а прямо из тюрьмы был отправлен в ссылку в Западную Сибирь. В Новосибирске он работал в Западно-Сибирском краевом архивном бюро (вскоре переименованном в управление) в должности архивиста-консультанта 80 . В 1933 г. он получил досрочное освобождение, вернулся в Москву. 11 августа 1934 г. было принято постановление Комиссии Советского контроля СНК о снятии с него взыскания, наложенного при чистке советского аппарата и освобождении от ссылки со свободным проживанием в СССР. Полная реабилитация последовала лишь 30 июля 1989 г.

Стойкость и спаянность семьи помогли отразить еще один жестокий удар: в страшном 1937 г. снова был арестован Михаил Сергеевич. По счастью, родным удалось добиться пересмотра дела. Абсурдное обвинение и не менее абсурдное признание, выколоченное побоями и издевательствами, разоблачало надуманность обвинения. Михаил Сергеевич Богоявленский был освобожден и даже получил разрешение на проживание в Москве.

"Академическая катастрофа" закончилась для С. К. Богоявленского сравнительно благополучно и в карьерном плане. Правда, на прежнюю работу в архив, в котором С. К. Богоявленский занимал должность управляющего, его не взяли. Хотя трудно сказать, стоило ли об этом жалеть - архивисты к тому времени превратились в "сторожей бумажных кладбищ". В 1933-1935 гг. он устраивается по договору внештатным сотрудником Комиссии транскрипции при Главном Картографическом управлении г. Москвы.

В эти годы он завершает и подготавливает к печати ряд ранее начатых исследований. При аресте часть архива и переписка были изъяты и без следа пропали. Но выписки, черновики рукописей и библиотеку жене ученого удалось сохранить. И хотя, как пишет М. В. Нечкина, С. К. Богоявленский по- прежнему, оставался "на подозрении" как чуждый марксизму специалист 81 , он в 1935 г. начал работать по договору с Академией наук, и работы его регулярно публиковались.

Советская историческая наука развивалась не однолинейно. Жесткость и конъюнктурность в методологических оценках сочеталась в ней с профессионализмом. В 1937 г. директором Института истории был назначен Б. Д. Греков - человек широко образованный, создавший квалифицированный штат сотрудников, способных решать сложные научные задачи. Радикальный поворот происходит и на

стр. 282


--------------------------------------------------------------------------------

идеологическом фронте. В связи с угрозой войны в идейный багаж ВКП(б) вводятся элементы государственного патриотизма. Во второй половине 30-х годов началась работа по созданию фундаментальных исторических трудов, начинает поощряться изучение ранних периодов отечественной истории. Востребованы были исторические концепции государственников. Со второй половины 30-х годов история Москвы обретает статус одного из ведущих направлений историографии.

В 1937 г. была опубликована работа С. К. Богоявленского "Приказные дьяки XVII в." 82 - о высшем слое московской администрации. Представления историков о составе и общественном положении дьяков были расплывчаты. Использовав документы Разрядного и Посольского приказов, фонд "Боярские и городовые книги" и фонд "Секретные дела" РГАДА, С. К. Богоявленский установил, что в составе дьяческого чина преобладали выходцы из нетитулованного дворянства. Представляет интерес его характеристика, данная дьячеству: "Дьяки... обладали всеми данными, чтобы упрочить свое положение в качестве высшего бюрократического слоя, но они связали свои интересы с интересами дворянства и растворились в нем. Из судей и правителей дьяки сделались простыми исполнителями начальственных распоряжений" 83 .

В 1938 г. вышла работа, ставшая к тому времени уже классической - "Вооружение русских войск в XVI-XVII вв." 84 . В 1939 г. свет увидели "Материалы по истории калмыков в первой половине XVII в." 85 - работа, написанная по источникам, которые он собрал в архивах Сибири во время ссылки. Долгое время это был единственный в исторической литературе труд по истории калмыков в XVII в.

В октябре 1940 г. С. К. Богоявленский был зачислен старшим научным сотрудником в штат института Истории АН СССР, в сектор феодализма 86 . А уже в 1941 г. в серии Исторические записки вышла из печати работа С. К. Богоявленского "Хованщина", посвященная анализу стрелецкого движения 1682 г. в Москве. Партийная установка, сформулированная А. А. Ждановым, доверенным лицом Сталина в вопросах идеологии, требовала считать восстание реакционным, поскольку стрельцы "требовали возвращения к старому" 87 .

С. К. Богоявленский использовал это почти анекдотическое примитивное суждение для создания научно безупречного исследования. Он скрупулезно на основе первоисточников и используя материал своего собственного очерка 1910 г. "Московские смуты XVII в." восстановил фактическую историю Московского восстания 1682 г.

Антиправительственный и классовый характер движения не ставился им под сомнение. Но при этом он полагал, что движение стрельцов неверно воспринимать как революционное и представлять Хованского как народного вождя. Анализируя сложные взаимоотношения стрельцов и властей, он доказал, что не Милославские инспи-

стр. 283


--------------------------------------------------------------------------------

рировали выступление стрельцов, но царевна Софья воспользовалась стрельцами в своих интересах. Оценивая стрелецкие бунты через призму понятия "смута", историк подчеркивал, что "интересы стрельцов не шли дальше приобретения материальных благ" и претензии стрельцов "вызывали раздражение во всех слоях общества" 88 .

В годы Великой Отечественной войны произошло восшествие С. К. Богоявленского на советский научный Олимп: в 1941 г. он стал членом Ученого совета Института истории АН СССР, ему было доверено участвовать в создании обобщающих трудов. Высшая аттестационная комиссия утвердила С. К. Богоявленского доктором исторических наук 89 . В 1944 г. ученый был награжден орденом Трудового Красного Знамени, в 1945 г. - орденом Знак Почета. 1 мая 1945 г. ему была назначена персональная пенсия.

В 1946 г. был опубликован его труд "Приказные судьи XVII в." 90 , материал для которого накапливался ученым в течение многих десятилетий. Первые шаги по составлению списков служащих в московских приказах сделал еще Г. Ф. Миллер. Список судей Посольского приказа составил С. А. Белокуров. Личный состав сыскных приказов установил Е. Д. Сташевский. С. А. Шумаков и Н. Н. Ардашев начали составление списка судей Поместного приказа. Но все эти сведения находились в папках архивистов. Теперь, основательно дополненный и выверенный на основе документов материал был систематизирован, прокомментирован и издан. Этой работой С. К. Богоявленский завершил труд ученых-архивистов нескольких поколений.

Как и другие историки-архивисты дореволюционной школы, С. К. Богоявленский большое внимание уделял почеркам и другим пометам. Применяя методику комплексного исследования, он создал справочное издание, которое до сих пор является настольным пособием для каждого историка, так как помогает установить происхождение документов, относящихся к XVII в. На работу С. К. Богоявленского ссылаются комментаторы Соборного уложения 1649 г. 91

В связи с подготовкой к 800-летнему юбилею Москвы, у С. К. Богоявленского появляется надежда опубликовать свои исследования по истории Москвы. В 1947 г., при жизни ученого, увидел свет очерк "Московская Немецкая слобода" 92 . Он отражал мнение С. К. Богоявленского по одному из самых острых вопросов русской истории - о европейском влиянии на развитие русской культуры в XVII в. С. К. Богоявленский считал, что значение Немецкой слободы излишне преувеличивалось, что контакты Руси с Западной Европой были довольно широкими и до Петра I. При этом он, как всегда, аргументировал свое мнение фактами - вводя в научный оборот данные о численности, занятиях, морально- нравственных чертах, образовательном уровне проживавших в Москве иностранцев. Его статья ни в коем случае не являлась "заказной", но в то же время она оказалась в русле разворачивавшейся тогда идеологической кампанией по борьбе за русские приоритеты.

стр. 284


--------------------------------------------------------------------------------

Как плановую тему в рамках подготовки к 800-летию Москвы ученый завершает монографию "Московская Мещанская слобода в XVII в." 93 . Для реконструкции истории Мещанской слободы, созданной в 1671 г. и ликвидированной в конце XVII в., С. К. Богоявленский использовал фонды Посольского приказа. Обширное введение источниковедческого характера предваряет исследование, которое раскрывает административное устройство, состав и занятия жителей.

Объект исследования был ограничен временем - 30 лет - и территорией. Но по глубине подхода эта работа значительно превосходила рамки частного краеведческого исследования. В ней подробно, разносторонне и достоверно изложена жизнь слободы, вскрыт социально-экономический и политический механизм, управлявший этой жизнью. История Мещанской слободы отражала историю всего московского посада. К сожалению, работа была опубликована лишь спустя много лет, в 1980 г. Но даже несмотря на такое опоздание, работа стала не раритетом, а образцом для исследователей, занимающихся воссозданием жизни городского населения XVII в.

С. К. Богоявленский значительное внимание уделял изучению топографии средневековой Москвы. О процессе его работы над планами и картами дают представления статьи-очерки: "Казенная слобода в 1678-1680 гг." 94 , "Топография Торговых рядов на Красной площади" 95 и "Источники для восстановления топографии Москвы XVII в." 96 . Используя показания писцовой книги Казенной слободы 1678- 1680 гг., хранящиеся в РГАДА, в которой даны подробные сведения о величине дворовых участков, о соседних дворах с трех сторон, он составил план слободы с нанесением на него всех дворовых участков, снабдив его подробным комментарием, раскрывающим процесс застройки территории слободы.

На основании актового материала им был составлен план рядов на Красной площади. По сравнению с переписью рядов, составленной И. Е. Забелиным, список, составленный С. К. Богоявленским, существенно дополнен (109 названий). Ему удалось установить расположение торговых рядов и даже воссоздать их внешний вид.

В качестве источников для восстановления топографии Москвы он использовал графические изображения Москвы и ее частей. Сопоставление планов заставило его предположить, что существовал единый прототип, с которого более или менее точно копировали планы Москвы, в том числе те, которые он считал наиболее достоверными - Сигизмундов план, Годуновский чертеж, Петров чертеж из атласа Блавиана 1663 г.

Именно С. К. Богоявленский указал на альбом рисунков Пальмквиста, в котором дается план Москвы в пределах Белого города. В отличие от предшествующих планов, он дает изображение не в виде панорамы, а геометрическими линиями. Использовал он и ряд рукописных планов небольших частей Москвы, которые сохранились в

стр. 285


--------------------------------------------------------------------------------

делах Приказа тайных дел за 1660-1670 гг., вычерчены геометрическими линиями без соблюдения масштаба, но с указанием в цифрах длины линий. Эти планы интересны еще и тем, что в них указаны имена владельцев дворов и изображаются некоторые постройки.

Привлекает С. К. Богоявленский и мало использованные до него документы - две переписные книги частей Белого города, 1629 и 1631 гг. Топографию между современной Тверской и Маросейкой он дополняет данными из писцовой книги 1620 г.; топографию Китай-города определяет, следуя за описанием, данным в писцовых книгах 1626 и 1696 гг. На основе всех этих планов (панорамных и геометрических), расшифровывая и дополняя графические изображения сведениями, почерпнутыми из актового материала, он составляет сводный план Москвы XVII в.

Не менее важным оказался вклад С. К. Богоявленского в изучение московского городского жилья XVII в. В этой области не было ничего заслуживающего внимания, кроме весьма ценных, но рассыпанных на страницах первого тома "Быта царей" наблюдений И. Е. Забелина. Деревянных построек XVII в. сохранилось в Москве очень мало. В письменных памятниках они изображаются довольно редко. Архивный материал, как писал сам Богоявленский, "не так легко дается в руки" - для его анализа требуется сотрудничество историка- архивиста с архитектором-археологом 97 . Старые русские постройки отличались своеобразной красотой по неожиданности и асимметричности своих очертаний.

Ученый сумел найти комплекс источников, способный раскрыть ряд загадок старинного зодчества - это бытовые термины, обозначающие элементы жилого дома. В статье "Дворовые деревянные постройки в Москве в XVII в." С. К. Богоявленский анализирует такие привычные слова, как "изба", "горница", "светлица", "клеть", "сени", "чердак" и др. Для него был понятным и значимым каждый предмет средневекового городского жилища. Простая форма сруба свидетельствовала, по его мнению, не о примитивности, а секционном методе строительства, позволявшем создавать многообразные и сложные строения.

Богоявленский блестяще решает задачу исторической реконструкции домов знати. В статье "Двор князей Голицыных в Охотном ряду в Москве" 98 изложен материал, позволяющий определить, какие пристройки и перестройки осуществил В. В. Голицын в родовом владении; каков был внешний вид Голицынского дома; как были расположены комнаты. В приложении к статье дан точный перечень помещений, кропотливо воссоздан их внешний и внутренний вид.

Большая часть москвоведческих наработок С. К. Богоявленского была использована при написании первого тома обобщающего коллективного труда "История Москвы", изданного в 1952 г., уже после его смерти. Вторая часть первого тома была целиком посвя-

стр. 286


--------------------------------------------------------------------------------

щена XVII в. С. К. Богоявленским написаны тексты: "Рост территории и общее количество населения", "Состав Московского населения", "Внешний вид и благоустройство Москвы", "Отголоски крестьянской войны 1670-1671 г. в Москве", "Театр" 99 . В соавторстве с С. В. Бахрушиным написаны главы "Торговля Москвы" и "Подмосковные усадьбы XVII в.". В соавторстве с С. В. Бахрушиным и Н. В. Устюговым - "Просвещение", "Научная и техническая мысль", "Литература".

Значителен вклад С. К. Богоявленского в создание и другого фундаментального обобщающего труда - "Очерков истории СССР. Период феодализма, XVII век", также вышедшего уже после его кончины. В соавторстве с Н. В. Устюговым им был написан параграф "Стрелецкое восстание 1682 г." 100 , в соавторстве с К. В. Базиле-вичем и Н. С. Чаевым - "Царская власть и Боярская Дума" 101 , совместно с С. Б. Веселовским - "Местное управление" 102 , совместно с М. Н. Пушкаревым - "Театр" 103 .

В основе текста "Стрелецкое восстание 1682 г." лежали материалы, введенные С. К. Богоявленским в научный оборот в статье "Хованщина". Однако в тексте "Очерков..." более последовательно была проведена мысль об узкоклассовом и объективно реакционном характере стрелецкого выступления. Такая трактовка свидетельствовала о том, что в советской историографии возобладал государственный подход к историческому процессу. Но в какой степени это отражало эволюцию взглядов самого С. К. Богоявленского - сказать сложно.

Попытка пересмотреть трактовку московских восстаний конца XVII в. была предпринята В. И. Бугановым лишь три десятилетия спустя. К тому времени в историческом сознании оказались несколько поколеблены те критерии, на основе которых стрельцы как служилые люди противопоставлялись народу. В своем монографическом исследовании В. И. Буганов характеризовал выступления стрельцов 1682 и 1698 гг. как крупнейшие народные выступления феодально- крепостнической России XVII в. 104

В главах "Царская власть и Боярская Дума", "Местное управление" использовались тексты ранних работ С. К. Богоявленского о Расправочной палате при Боярской Думе, о Пушкарском приказе, а также очерки из сборника "Москва в ее прошлом и настоящем".

Короткий послевоенный период - последние два года, которые ему были отпущены в этой жизни, был насыщен множеством событий. Под влиянием знакомства со Зденеком Неедлой в годы войны во время эвакуации в Ташкенте, у него возник интерес к истории славянства. Результатом стала подготовка монографии по истории русско-сербских отношений в XVII в., главы из которой были написаны еще в годы войны и частично опубликованы 105 .

С. К. Богоявленский прожил долгую и плодотворную жизнь. Он был человеком, которого отличали глубокая убежденность в обще-

стр. 287


--------------------------------------------------------------------------------

ственной значимости своего дела, сознание ответственности перед будущим. Вклад С. К. Богоявленского в изучение истории Москвы гораздо полнее и намного значимее, чем о нем судили ранее. Анализ его публикаций показывает, что Москва XVII в. являлась константой в творчестве С. К. Богоявленского. В верности московской тематике проявилась особенность методологии исследований С. К. Богоявленского, стремившегося раскрыть общеисторический подтекст в конкретных, иногда даже ординарных событиях. Для него характерно то, что Марк Блок и ученые французской "школы анналов" называют "тотальной историей". С. К. Богоявленский воспринимал Москву как источник, позволяющий раскрыть органичность и самобытность русской культуры допетровской Руси.

С. К. Богоявленский не придерживался марксистского формационного подхода в понимании исторического процесса. Он остался верен концепции В. О. Ключевского и рассматривал исторические события как взаимодействие экономических, социальных, политических сил, каждая из которых в разные моменты истории в силу конкретных обстоятельств может приобрести определяющее значение. Но в отличие от своего учителя, он стремился не к разрешению исторических проблем, а к реконструкции исторической ткани на основе первоисточников. В этом он, как никто, близок другому классику отечественной историографии - И. Е. Забелину.

С великим москвоведом С. К. Богоявленского роднит тип исторического сознания, при котором история воспринимается как осязаемая жизнь, находящаяся в том же пространстве, но в ином времени. Историк вступает с прошлым в общение и в результате создает диалог культур, при котором и становится возможным их взаимоузнавание. Единство тематики и методов исследования позволяют считать С. К. Богоявленского продолжателем историографической традиции, заложенной Забелиным.

Долгая и плодотворная работа в московских архивах определила его методику подготовки научных трудов. В ее основе - кропотливый подбор документов. Стремясь к объективным выводам на научной основе, он сопоставлял печатные материалы с архивными данными, очищал факт от измышлений и подвергал его анализу, тщательно аргументируя каждое заключение. Но при этом он оставлял первенство за источником перед теорией и следовал за логикой документа при его анализе. С. В. Бахрушин, лично хорошо знавший и высоко ценивший С. К. Богоявленского, писал: "он избегал обобщений, не любил гипотез. Но там, где нужно было установить факт и произвести углубленное его изучение, разъяснить явление, устранить необоснованную, мнимо научную легенду, он не имел себе равного" 106 .

Методологию С. К. Богоявленского отличают: 1) не поиск темы, а поиск нового источника; 2) восприятие и трактовка объекта как цельности; 3) методологический плюрализм и комплексность исследовательских подходов; 4) приоритет эрудиции перед логикой.

стр. 288


--------------------------------------------------------------------------------

Наследие С. К. Богоявленского заслуживает внимательного прочтения в свете современного историко- культурологического направления. Воссоздавая быт и систему административно-хозяйственного управления торгово- ремесленного посада в XVII в., С. К. Богоявленский существенно расширил и углубил изучение быта допетровской Руси - того исторического направления, у истоков которого стоял И. Е. Забелин. Он стал изучать архетип москвича XVII в., выйдя из дворцов и палат на улицы Москвы, сосредоточив особо пристальное внимание на земцах-кормильцах, - приказных и служилых людях. Но чтобы получить ощутимые результаты в этом направлении, историкам еще предстояло осознать и поставить в центр всего сущего проблему человека как субъекта и творца исторического процесса.

Разрабатываемые в трудах С. К. Богоявленского темы были актуальны и в научном, и в общественно-политическом отношении. Своим творчеством он обеспечил сохранение преемственности в развитии отечественной исторической науки. Работы С. К. Богоявленского расширили научно- исследовательский горизонт исторической науки, предварили многое в развитии научной мысли последующих десятилетий и нашего времени.

-------

1 История Москвы с древнейших времен до наших дней: В 3 т. М., 1997. Т. 1: XII-XVIII века. Глава 7: Столица "Московского царства" - последний век (XVII столетие). С. 220, 237, 247, 248, 254, 273.

2 См.: Записки об ученых трудах членов- корреспондентов Академии наук СССР по Отделению гуманитарных наук, избранных 31 января 1929 г. Л., 1930. С. 9- 12.

3 С. К. Богоявленский - историк и архивовед: Некролог // Известия. 1947 г. 3 сентября; С. К. Богоявленский: Некролог // Славяне. 1947. N 9. С. 63. Бахрушин С. В . С. К. Богоявленский как историк // Вопросы истории. 1948. N 8. С.87-88.

4 СИЭ. М., 1962. Т. 2. С. 510-511; БСЭ. 2-е изд. М., 1951. Т. 5. С. 360-361. 3-е изд. М., 1970. Т. 3. С. 451; МСЭ. 3-е изд. М., 1958. Т. 1. Стб. 1086; ЭС. М., 1953; Т. 1. С. 198; М., 1963. С. 130.

5 Черепнин Л. В. С. К. Богоявленский как историк (1872-1947) // АЕ за 1972 г. М., 1974. С. 206-217.

6 Румянцева B. C. Л. В. Черепнин // Историческая наука в России в XX в. М., 1997. С. 525.

7 Опись фонда (162 ед. хр.) была составлена А. Л. Станиславским в 1973 г.

8 С. К. Богоявленский. Научное наследие. О Москве XVII в. М., 1980.

9 Функ М. К. Знаток московской старины // Краеведы Москвы. М., 1995. С.151-152.

10 Функ М. К. Указ. соч. С. 149.

11 Шохин Л. И. С. К. Богоявленский в РГАДА // АЕ за 1995 г; М., 1997. С.365-371.

12 Акишин М. О. К истории сибирской ссылки С. К. Богоявленского // Отечественные архивы. 1997. N 6. С. 36- 39.

13 Дмитриева И. А. С. К. Богоявленский: Биографический очерк // Исторический архив. 2000. N 4. С. 186-204.

стр. 289


--------------------------------------------------------------------------------

14 Пушкин А. С. В часы забав иль праздной скуки... // ПСС. Л., 1977. Т. 3. С. 157.

15 Архив РАН. Ф. 553. Оп. 1. Д. 125. Л. 1.

16 ОР РГБ. Ф. 250. К. 2. Ед. хр. 1. Л. 6.

17 Там же. Л. 9.

18 Там же. Л. 53.

19 См.: Богоявленский С. К. Воспоминания о В. О. Ключевском // АЕ за 1980 г. М., 1981. С. 308-314.

20 Как указывает М. К. Функ, ныне это дом N 18 на Пятницкой улице. Функ М. К. Указ. соч. С. 149.

21 Беляев И. С. О доме кн. Д. М. Пожарского на Лубянке во владении 3-й Гимназии // Старая Москва. М., 1912. С. 44, 46.

22 Извеков Н. Д. Указатель статей, содержащихся в журнале "ЧОЛДП" с 1880-1894 и с 1910-1912 гг. М., 1913.

23 Анненков П. В. Литературные воспоминания. М., 1989. С. 260-262.

24 Аксаков К. С. О значении столицы // Русь. 1882. N 1.

25 Речь Б. Н. Чичерина от 16 мая 1883 г. была напечатана на русском языке в Берлине; выдержки из нее перепечатаны газ. "Русь" (1883. N 5).

26 Архив РАН. Ф. 553. Оп. 1. Д. 81.

27 Богоявленский С. К. Академик Юрий Владимирович Готье // Изв. АН СССР. Сер. ист. и филол. 1944. Т. 1. N 3. С. 109.

28 Черепнин Л. В. Указ. соч. С. 207.

29 Ключевский В. О. // Соч. в 9 т. М., 1989. Т. IX. С. 324, 325-326.

30 Архив РАН. Ф. 553. Оп. 1. Д. 103. Л. 1.

31 Бахрушин Ю. А. Воспоминания. М., 1994. С. 301.

32 Богоявленский С. К. С. А. Белокуров (1862- 1918 гг.): Некролог // Исторический архив. Пг. 1919. Кн. 1. С. 435.

33 Письмо С. Б. Веселовского С. Ф. Платонову. 1909 г. // ОР РГБ. Ф. 585. Оп. 2. Д. 406. Л. 13.

34 Древности. Т. XIX, вып. 2. С. 57-70.

35 Изв. Общества любителей естествознания. 1879. Т. XXXV, ч. 1. С. 16.

36 Отчет о раскопках Елизаровского могильника Волоколамского уезда Московской губернии. М., 1901. С. 2.

37 См.: Сизов В. И. О происхождении и характере курганных и височных колец так называемого Московского типа // Археологические известия и заметки 1895 г. N 6; Милюков П. Н. Отчет о раскопках Рязанских курганов летом 1896 г. // Тр. Х Археологического съезда в Риге в 1896 г. М., 1900. Т. 3. С. 182. Бранденбург Н. Е. О признаках курганных могил языческих славян в северной полосе России // Труды VII Археологического съезда в Ярославле. М., 1890. Т. 1.

38 См.: Богоявленский С. К. Изложение сообщения о составлении археологической карты Московской губернии // Древности: Тр. Московского археологического общества. М., 1906. Пг. 21, вып. 1. С. 40.

39 Богоявленский С. К. Материалы к археологической карте Московского края // Материалы и исследование по истории Москвы. М.; Л., 1947. Т. 1. С. 168- 178.

40 Судебник царя Федора Иоанновича 1589 г. По списку собрания Ф. Ф. Мазурина. М., 1900. С. XXI.

41 Там же. С. 22 (Предисл. С. К. Богоявленского).

42 Там же. С. 25 (Предисл. В. О. Ключевского).

43 Там же. С. XXXVIII.

44 Богоявленский С. К. К вопросу о столах Разрядного приказа // Журнал Министерства народного просвещения. 1894. N 6. С. 401-413.

стр. 290


--------------------------------------------------------------------------------

45 Шохин Л. И. Московский архив Министерства Юстиции и русская историческая наука: Архивисты и историки во второй половине XIX - начале XX века. М., 1999. С. 435.

46 Богоявленский С. К. Некоторые статистические данные по истории русского города XVII столетия. М., 1898. С. 5.

47 Там же. С. 6.

48 Там же. С. 7.

49 Архив АН РАН. Ф. 553. Оп. 1. Ед. хр. 3.

50 ОР РГБ. Ф.177. K. 1. Ед. хр. 3. Л. 1: Протокол 1 от 14 декабря 1909 г.

51 ОПИ ГИМ. Ф. 17. Оп. 3. Ед. хр. 4. С. 53.

52 ОПИ ГИМ. Ф. 402. Ед. хр. 4. Л. 182.

53 Москва в ее прошлом и настоящем. М., 1910. Ч. I, вып. 3. С. 81-96; ч. II, вып. 4/5. С. 62-84; Вып. 6. С. 97-104; Ч. III, вып. 6. С. 123-140.

54 Богоявленский С. К. Московские смуты XVII в. // Москва в ее прошлом и настоящем. Ч. III, вып. 6. С. 123.

55 Там же. С. 140.

56 Там же.

57 Богоявленский С. К. Московский театр при царях Алексее и Петре: Материалы, собранные С. К. Богоявленским // Чтения в Обществе истории и древностей российских. 1914. Кн. 2. С. 1-192.

58 Богоявленский С. К. Театр // История Москвы. М. 1952. Т. 1. Глава 6. С. 677-684.

59 Богоявленский С. К. Войско в Москве в XVI- XVII вв. // Москва в ее прошлом и настоящем. М., 1910. Вып. 4. С. 62.

60 Там же. С. 84.

61 Богоявленский С. К. Расправная палата при Боярской Думе // Сборник статей, посвященный В. О. Ключевскому. М., 1909. С. 426.

62 Там же. С. 416.

63 Там же. С. 417, 423, 424.

64 Богоявленский С. К. О Пушкарском приказе // Сборник статей в честь М. К. Любавского. Пг., 1917. С. 363.

65 Там же. С. 384-385.

66 Шохин Л. И. Московский архив Министерства Юстиции и русская историческая наука. С. 415.

67 Богоявленский С. К. Работа поверочной и разборочной комиссий // Архивное дело. 1926. Вып V-VI; Он же. О разборке фондов окружных судов по гражданскому отделению // Архивное дело. 1928. Вып 1 (14).

68 В 1924 г. кафедра была закрыта, и С. К. Богоявленский уволен из Университета по сокращению штатов. (Архив РАН. Ф. 553. On. 1. Д. 108.)

69 Архив РАН. Ф. 553. Оп. 1. Д. 84, 85.

70 Там же. Л. 14.

71 См.: Вопросы краеведения: Сборник докладов, сделанных на Всероссийской конференции научных обществ по изучению местного края в Москве в дек. 1921 г., созванной Акад. Центром / Под ред. В. В. Богданова. Н. Новгород, 1923. С. 3.

72 Этот факт не упомянут в сборнике памяти С. Ф. Ольденбурга (М., 1986). С. 120-121. Вряд ли это было незнание подробностей биографии знаменитого ученого, скорее, перед нами косвенное свидетельство мнения о краеведении, которое было распространено вплоть до конца 80-х годов, как области второстепенной. Составители сборника просто посчитали факт не заслуживающим внимания.

73 См.: Филимонов С. Б. Историко- краеведческие материалы архива обществ по изучению Москвы и Московского края. М., 1989. С. 114.

стр. 291


--------------------------------------------------------------------------------

74 Станиславский А. Л. Личный фонд С. К. Богоявленского в Архиве АН СССР // АЕ за 1972 г. М., 1974. С. 284.

75 См.: Архивное дело. 1925. Вып. 2. С. 72-77.

76 Богоявленский С. К. Московские слободы и сотни в XVII в. // Московский край в его прошлом. М., 1930. Ч. 2. С. 115-131 (Тр. Общества изучения Московской области. Вып. 6).

77 Там же. С. 127.

78 Там же.

79 См.: Записки об ученых трудах членов- корреспондентов Академии наук СССР по Отделению гуманитарных наук, избранных 31 января 1929 г. С. 9-12.

80 См.: Акиншин М. О. К истории сибирской ссылки С. К. Богоявленского // Отечественные архивы. 1997. N 6. С. 36-41.

81 Нечкина М. В. О причинах отставания России // Исторический архив. 1993. N 3. С. 203.

82 Исторические записки. М., 1937. Т. 1. С. 220-239.

83 Богоявленский С. К. Приказные дьяки XVII в. // Исторические записки. М., 1937. Т. 1.С. 225.

84 Богоявленский С. К. Вооружение русских войск в XVI-XVII вв. // Исторические записки. М., 1938. Т. 4. С. 258-283.

85 Богоявленский С. К. Материалы по истории калмыков в первой половине XVII в. // Исторические записки. М., 1939. Т. 5. С. 48-101.

86 Выписка из протокола Заседания Президиума АН СССР от 10 октября 1940 г. // Архив РАН. Ф. 441. Оп. 4а. Д. 43. Л. 17.

87 Константинов С. В. Дореволюционная история России в идеологии ВКП(б) 30-х гг. // Историческая наука в России в XX в. М., 1997. С. 231.

88 Богоявленский С. К. Хованщина // Исторические записки. М., 1941. Т. 10. С. 207.

89 Архив РАН. Ф. 553. Оп. 1. Д. 117.

90 Богоявленский С. К. Приказные судьи XVII в. М.; Л., 1946.

91 Законодательные памятники русского централизованного государства XV-XVII веков. Л. 1987.. С. 241, 244, 245.

92 Богоявленский С. К. Московская немецкая слобода // Изв. АН СССР. Сер. истории и философии. 1947. Т. 4, N 3. С. 220-232.

93 Он же. Московская Мещанская слобода в XVII в. // Научное наследие: О Москве XVII в. М., 1980.

94 Он же. Казенная слобода в 1678-1680 гг. // Там же. С. 171-173.

95 Он же. Топография Торговых рядов на Красной площади. // Там же. С.174-181.

96 Он же. Источники для восстановления топографии Москвы XVII в. // Там же. С. 181-192.

97 Он же. Дворовые деревянные постройки в Москве в XVII в. // Там же. С. 194.

98 Он же. Двор князей Голицыных в Охотном ряду в Москве // Там же. С. 221-233.

99 История Москвы. М., 1952. Т. 1: Период феодализма, XII-XVII вв. С. 423-533, 595-597, 603- 637, 677- 684 .

100 Очерки истории СССР: Период феодализма, XVII век. М., 1955. С. 325-336.

101 Там же. С. 344-360.

102 Там же. С. 384-394.

103 Там же. С. 658-662.

104 Буганов В. И. Московские восстания конца XVII в. М., 1969. С. 5.

стр. 292


--------------------------------------------------------------------------------

105 Богоявленский С. К. Из русско- сербских отношений при Петре I // Вопр. истории. 1946. N 8/9. С. 19-41; Он же. Связи между русскими и сербами в XVII-XVIII вв. // Славянский сборник. М., 1947. С. 241-261.

106 Бахрушин С. В. С. К. Богоявленский как историк // С. 88.

стр. 293

--------------------------------------------------------------------------------






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2018. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций