ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


СОЗДАНИЕ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ РЕСПУБЛИКИ

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 19 августа 2016
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




В истории гражданской войны на Дальнем Востоке значительное место принадлежит Дальневосточной республике (ДВР), существовавшей в 1920 - 1922 годах. Отдельные аспекты истории ДВР, в частности ее роль в предотвращении войны с Японией и ликвидации японской интервенции на Дальнем Востоке, рассмотрены в общих работах1 , научно-популярных трудах и монографиях2 , документальных сборниках3 и мемуарах4 о борьбе за власть Советов в Дальневосточном крае. Специальная разработка истории ДВР начата сравнительно недавно, главным образом в послевоенный период, когда на эту тему появилось несколько монографических работ5 , научных статей6 и кандидатских диссертаций7 . Их авторы проделали значительную работу по собиранию и анализу фактов, характеризующих различные стороны внутриполитической и военно-дипломатической деятельности ДВР.

1 См, например, 9-ю главу "Освобождение Дальнего Востока от интервентов и белогвардейцев" в 5-м томе "Истории гражданской войны в СССР" (М. 1960).

2 В. П. Голионко. В огне борьбы. М. 1958; М. И. Губельман. Борьба за Советский Дальний Восток. М. 1958; С. С. Григорцевич. Американская и японская интервенция на Советском Дальнем Востоке и ее разгром. М. 1957; В. П. Малышев. Борьба за власть Советов на Амуре. Благовещенск. 1961; П. С. Парфенов. Борьба за Дальний Восток. М. 1931; его же. На соглашательских фронтах. М. 1927; Г. Е. Рейхберг. Разгром японской интервенции на Дальнем Востоке. М. 1940; С. Н. Шишкин. Гражданская война на Дальнем Востоке. М. 1957, и др.

3 "Борьба за власть Советов в Приморье (1917 - 1922 гг.)". Владивосток. 1955; "За власть Советов". Чита. 1957; "Победа Советской власти на Северном Сахалине (1917 - 1925 гг.)". Южно- Сахалинск. 1959; "Октябрь на Амуре (1917 - 1922 гг.)". Благовещенск. 1961.

4 Ф. Н. Петров. 65 лет в рядах ленинской партии. М. 1962; П. М. Никифоров. Записки премьера ДВР. М. 1963; Воспоминания бывших ответственных работников ДВР в кн. "Красногвардейцы и партизаны". Чита. 1957; М. И. Казаний. Записки секретаря миссии. М. 1963.

5 Н. А. Авдеева. Дальневосточная народная республика. Хабаровск. 1957; Л. М. Папин. Крах колчаковщины и образование Дальневосточной республики. М. 1957; М. А. Персии. Дальневосточная республика и Китай. М. 1962; Б. Шерешевский. Забайкалье в период Дальневосточной республики. Чита. 1960.

6 Л. И. Беликова. Из истории Дальневосточной республики (1920 - 1922). "Труды" АН СССР. Серия историческая. Сибирское отделение. Дальневосточный филиал. Владивосток. 1961; П. И. Кабанов. Из истории Дальневосточной республики (1920 - 1922). "Ученые записки" Московского городского педагогического института имени Потемкина. Кафедра истории СССР. Т. II, вып. 2. М. 1947; Н. В. Мостовец. Дайренская конференция. "Ученые записки" Академии общественных наук. Вып. 2. М. 1948; А. П. Шурыгин. Дальбюро ЦК РКП (б) в период гражданской войны и интервенции (1920 - 1922 гг.). "Из истории Советского Дальнего Востока". Хабаровск. 1963.

7 Н. А. Авдеева. Внутренняя политика Дальневосточной республики в свете политических задач Советской власти на Дальнем Востоке (1920 - 1922 гг.). М. 1955; С. С. Каплин. Борьба Коммунистической партии за ликвидацию иностранной военной интервенции на Дальнем Востоке и воссоединение Дальневосточной республики с Республикой Советов. М. 1955; К. М. Ломовцева. Борьба большевиков Дальнего Востока с меньшевиками и эсерами в период существования Дальневосточной республики (1920 - 1922). М. 1947.

стр. 31
Вместе с тем нельзя не заметить, что в изучении истории ДВР еще много нерешенных задач. Разноречивые суждения исследователей вызывает одна из ее острых проблем - создание буферного государства на Дальнем Востоке. Ее всесторонняя разработка включает в себя решение и других вопросов, главными из которых, на наш взгляд, являются: исторические предпосылки и причины образования ДВР; разоблачение планов империалистов по созданию антисоветского "буфера" в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке в 1919 - 1920 гг.; курс Советской власти на образование Дальневосточной буферной республики как заслона РСФСР против империалистической агрессии с Востока. Все эти аспекты истории ДВР изучены далеко не в равной степени.

Слабо изучены вопросы, непосредственно связанные со сложным процессом образования и становления ДВР и преодолением тех разногласий, которые возникли в связи с этим в Дальневосточной партийной организации. Нельзя сказать, что эти вопросы вообще не поднимались в исторической литературе. Попытку осветить некоторые из них сделал в свое время П. С. Парфенов. Его книга содержит ценный фактический материал, но, как признал и сам автор, "ее нельзя назвать историей"8 . Документальное освещение событий переплетается в ней с воспоминаниями и умозрительными заключениями. Изложение ведется во многих случаях таким образом, что стирается всякая грань между "буфером", который планировали меньшевики и эсеры как орудие борьбы против Советской России, и "буфером", создававшимся Советской властью для борьбы с белогвардейщиной и интервенцией на Дальнем Востоке.

В 30 - 40-х годах история ДВР, в том числе вопросы ее образования, почти не подвергалась специальному исследованию. Написанные на эту тему во второй половине 40-х и начале 50-х годов немногие работы в большей или меньшей степени содержат серьезные недостатки в освещении исторических событий. Сложные и противоречивые события на Дальнем Востоке в период образования ДВР в работах этих лет истолковывались упрощенно, объяснялись якобы преднамеренной враждебной деятельностью тогдашних руководящих партийных работников Сибири и Дальнего Востока - А. М. Краснощекова, Я. Д. Янсона и других.

При анализе внутрипартийных разногласий по конкретным вопросам тактики в связи с курсом на организацию буферного государства на Дальнем Востоке некоторые историки причисляли многих видных революционных деятелей того времени либо к "правым", либо к "левым" уклонистам, хотя подавляющее большинство их стояло на ленинских позициях по коренным вопросам революции и борьбы против внутренней и международной контрреволюции. Такого рода тенденции особенно отчетливо проявились в диссертации К. М. Ломовцевой 9 и во введении к сборнику "Борьба за власть Советов в Приморье (1917 - 1922гг.)".

После XX съезда партии, вызвавшего глубокие перемены в жизни страны, в том числе и в жизни советской исторической науки, появился ряд работ, авторы которых стремились дать объективный научный анализ происходивших в период образования ДВР событий, выяснить действительный характер имевшихся в то время разногласий 10 . Необходимо, однако, отметить, что и в этих работах многие сложные вопросы борьбы вокруг образования ДВР раскрыты далеко не полностью. В частности, вне поля зрения их авторов оказались те большие трудности, которые пришлось преодолеть Прибайкальской партийной организации в процессе строительства буферного государства. Недостаточно

8 П. С. Парфенов. Борьба за Дальний Восток, стр. 4.

9 См. К. М. Ломовцева. Указ, соч., стр. 40.

10 Л. М. Папин. Указ, соч.; Л. И. Беликова. Указ. соч.

стр. 32
освещена роль ЦК партии, Сиббюро ЦК РКП (б) и В. И. Ленина в создании Дальневосточного буферного государства.

Нельзя также пройти мимо того, что в отдельных работах по истории гражданской войны на Дальнем Востоке, вышедших уже после XX и XXII съездов КПСС, делаются попытки возродить некоторые прошлые упрощенческие оценки, относящиеся к деятельности ДВР и к периоду становления республики. Так, в книгах П. М. Никифорова 11 , Н. К. Ильюхова и И. П. Самусенко 12 в той или иной мере находит место субъективное стремление авторов к делению активных участников революционных событий на Дальнем Востоке на "левых" и "правых", что не подкрепляется достаточным фактическим материалом.

История ДВР - тема, мимо которой не прошли и зарубежные буржуазные авторы. Из них следует прежде всего назвать американского историка Г. Нортона. В специальной главе "Идея буферного государству" своей монографии 13 он пытается выяснить предпосылки образования ДВР. Однако Г. Нортон совершенно не понял истинных причин создания республики, полагая, что ее образование будто бы было продиктовано тем, что "условия в Восточной Сибири были неподходящими для коммунизма" 14 . Ложные посылки и выводы автора переплетаются с объективным освещением в его книге некоторых важных событий в Забайкалье и на Дальнем Востоке в момент образования ДВР. В частности, известный интерес представляют приводимые им факты, характеризующие политику США и Японии в рассматриваемый период.

В настоящей статье предпринимается попытка на основе новых документальных материалов и критического анализа некоторых ранее использовавшихся источников осветить некоторые малоисследованные страницы начального периода борьбы за создание буферного государства на Дальнем Востоке и в связи с этим внести ряд уточнений по отдельным существенным моментам данной темы.

Коммунистическая партия во главе с В. И. Лениным всегда решительно выступала против какого бы то ни было государственного отделения Сибири и Дальнего Востока от РСФСР, рассматривая эти районы как органическую составную часть Советской России. Еще 13 апреля 1918 г. в телеграмме ЦИК Советов Сибири В. И. Ленин писал: "...так называемая самостоятельность Сибири только облегчит формально дело аннексии с Востока" 15 . Однако изменившаяся через два года военно-политическая и международная обстановка вынудила ЦК партии и Советское правительство пойти на тактический маневр - взять курс на образование дальневосточного "буфера". Объясняя причины создания Дальневосточной республики, В. И. Ленин говорил в декабре 1920 г.: "...обстоятельства принудили к созданию буферного государства - в виде Дальневосточной республики... Вести войну с Японией мы не можем и должны все сделать для того, чтобы попытаться не только отдалить войну с Японией, но, если можно, обойтись без нее..."16 .

Таким образом, образование ДВР было предпринято главным образом по соображениям международно-политического порядка (и это достаточно хорошо показано советскими историками Н. А. Авдеевой, Л. М. Папиным и др.). Внутренние условия Забайкалья и Дальнего Востока не вызывали необходимости создания ДВР. В одной из резолюций 1-й Дальневосточной партийной конференции (ноябрь 1920 г.) подчеркивалось, что пролетариат Дальнего Востока "вместе со значительной

11 П. М. Никифоров. Указ. соч.

12 Н. К. Ильюхов, И. П. Самусенко. Партизанское движение в Приморье (1918 - 1922 гг.). М. 1962.

13 Н. Norton. The Far Eastern Republic oi Siberia. London. 1923.

14 Ibid., p. 131.

15 "Ленинский сборник" XXXIV, стр. 22.

16 В. И. Ленин. ПСС. Т. 42, стр. 93.

стр. 33
частью трудовых слоев населения" был непосредственно подготовлен "к построению Советской власти" 17 .

Однако международное и военно-политическое положение РСФСР, сложившееся к началу 1920 г., исключало реальную возможность немедленной советизации Забайкалья и Дальнего Востока. Антанта готовила новое выступление против Республики Советов, выдвигая в качестве главной антисоветской силы буржуазно-помещичью Польшу. В планах империалистов Антанты в этот период немаловажное место отводилось Японии, которая держала на Дальнем Востоке крупные боевые силы общей численностью около 175 тысяч человек18 . Советской власти угрожала опасность воевать на двух фронтах - Дальневосточном и Западном.

В дальнейшем Западный фронт стал главным. Сюда были направлены лучшие части Красной Армии, в том числе из Сибири и с Урала 19 . В этих условиях необходимо было, как указывалось в одной из директив Совета Труда и Обороны Реввоенсовету 5-й армии, "искать пути к мирному разрешению запутанного вопроса Восточной Сибири, по возможности избегая вооруженного столкновения с Японией"20 . Следует также иметь в виду, что после разгрома колчаковщины Советской властью предстояло решить важную задачу включения освобожденной от белогвардейцев и интервентов Сибири в общее русло политической и хозяйственной жизни страны.

Разгромив Деникина и получив в начале 1920 г. временную передышку, Советская республика начала восстанавливать народное хозяйство. Многие районы Европейской части России были до крайности разорены. Сибирь, в меньшей степени пострадавшая от военных действий, могла дать стране значительное количество продовольствия и топлива. На полях Сибири к весне 1920 г. лежало до 80 - 90 млн. пудов необмолоченного хлеба из урожая 1919 года21 . В. И. Ленин в некоторых выступлениях первой половины 1920 г. подчеркивал, что Сибирь имеет возможность и должна дать центру страны хлеб, шерсть, соль, кожу, дрова 22 .

Совершенно ясно, что выполнение этих ответственных задач было невозможно в случае войны с Японией и превращения Сибири в тыл действующей на Востоке Красной Армии. В этих условиях Коммунистическая партия считала особенно важным предотвращение распространения интервенции на Дальнем Востоке. Такая линия Советского государства находилась в органической связи с его общим внешнеполитическим курсом. Советская республика вступала в полосу мирного сосуществования с капиталистическим миром. "Мы решительно за экономическую договоренность с Америкой, - со всеми странами, но особенно с Америкой"23 , - говорил в октябре 1919 г. В. И. Ленин.

Образование буферного государства на Дальнем Востоке, где Коммунистическая партия предполагала установить юридические гарантии частной собственности, давало возможность именно в этом районе вступить в торгово-экономические связи с отдельными представителями деловых кругов США и других капиталистических стран. Эту роль "бу-

17 Читинский областной партийный архив (ЧОПА), ф. 81, оп. 1, д. 3, л. 78.

18 См. "Известия", 11 сентября 1951 года. Заявление на пресс-конференции 8 сентября 1951 г. главы советской делегации на конференции в Сан-Франциско А. А. Громыко.

19 См. В. И. Ленин. Соч. Т. 35, стр. 373.

20 Иркутский областной партийный архив (ИОПА), ф. 300, д. 689, л. 6 (цит. по: А. Г. Солодянкин. Коммунисты Иркутска в борьбе с колчаковщиной. Иркутск. 1960, стр. 129).

21 См. "Алтайский коммунист", 12 июля 1920 года.

22 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 40, стр. 185 - 186, 197; т. 41, стр. 146: "Ленинский сборник" XXXIV, стр. 303, 342, 349.

23 В. И. Ленин. ПСС. Т. 39, стр. 209.

стр. 34
фера" достаточно хорошо понимал ряд членов Сибревкома, на одном из заседаний которого в январе 1920 г. его председатель И. Н. Смирнов говорил: "Интересы США на Дальнем Востоке диктуют им необходимость соглашения с Россией. Снятие блокады только усиливает нервное напряжение американских финансовых кругов. Нам необходимо изыскать пути для облегчения этих переговоров. Здесь-то и выступает роль временного буферного государства как посредника в переговорах..."24 .

Торгово-экономические связи в то время приобретали немаловажное значение для нейтрализации интервенционистских тенденций наиболее агрессивных кругов США, а также для углубления и использования противоречий между США и Японией 25 .

Таковы были основные предпосылки образования на Дальнем Востоке буферного государства демократического типа. Причем решено было не создавать Советов, а использовать по соображениям тактического порядка коалиционную форму власти с участием представителей меньшевиков и эсеров, чтобы лишить японских империалистов, кричавших о мифической "большевистской опасности", повода для продолжения и расширения агрессивной политики на Дальнем Востоке 26 .

Вопрос о создании буферного государства на Дальнем Востоке впервые встал перед Коммунистической партией и Советской властью как конкретная практическая задача в январе 1920 г., во время переговоров в Томске представителей Сибревкома и Реввоенсовета 5-й армии (И. Н. Смирнов, В. М. Свердлов, К. И. Грюнштейн и др.) с делегацией Иркутского политцентра в составе меньшевика Ахматова и эсеров Колосова и Коногова27 , вместе с которой в город приехал представитель Иркутского губкома партии А. М. Краснощекое28 . В итоге этих переговоров 19 января было принято решение о создании буферного государства с временной границей на западе по рекам Ока и Ангара (западнее Иркутска, станция Зима)29 .

Совнарком РСФСР телеграммой от 21 января 1920 г. за подписью В. И. Ленина одобрил это решение30 . Оно являлось для обеих сторон, участвовавших в переговорах, определенным компромиссом, хотя цели их были диаметрально противоположны. Представители Сибревкома и Реввоенсовета 5-й армии рассматривали создание "буфера" в качестве заслона от поползновений империалистов с Востока в отношении Советской России, а представители эсеро- меньшевистского Иркутского политцентра надеялись использовать организуемый "буфер" как оплот для борьбы с Советской властью.

В литературе 20-х годов, а также в отдельных работах, вышедших в последние годы, предпринимались попытки объяснить согласие Советского государства на образование Дальневосточного буферного государства с выдвинутой далеко на запад границей не объективными причинами, а преимущественно обстоятельствами субъективного характера. В частности, некоторые историки и мемуаристы иногда изображают

24 См. "Сибирские огни, 1927, N 5, стр. 142.

25 См. В. И. Ленин. ПСС. Т. 42, стр. 60, 66, 95.

26 Государственный архив Новосибирской области (ГАНО), ф. 1, оп. 1, д. 100, л. 3.

27 Эсеро-меньшевистский орган, находившийся у власти в Иркутске с 5 по 21 января 1920 года.

28 А. М. Краснощекое (1880 - 1937 гг.) в революционном движении участвовал с 1897 года. После революции 1905 - 1907 гг. эмигрировал в США. Находясь в Чикаго, входил в левое крыло американской профсоюзной организации "Индустриальные рабочие мира". После Февральской революции вернулся в Россию, вступил в большевистскую партию и принял активное участие в установлении Советской власти на Дальнем Востоке. В 1918 г. был председателем Дальсовнаркома.

29 "Сибирские огни", 1927, N 5, стр. 145.

30 См. В. И. Лени н. ПСС. Т. 51, стр. 334

стр. 35
события таким образом, будто определяющую роль здесь сыграло то, что Сибревком и Реввоенсовет 5-й армии были недостаточно информированы о положении дел в Восточной Сибири, а представитель Иркутского губкома партии А. М. Краснощеков якобы перешел на позиции Иркутского эсеро-меньшевистского политцентра и помог его делегации добиться соглашения относительно создания "буфера". Например, А. Ширямов в статье "Иркутское восстание и расстрел Колчака" писал по этому поводу: "Лишь позднее, когда власть была уже в наших руках, а в Иркутск вступили части 5-й армии, мы узнали, какую роль сыграл Краснощеков в этой делегации. Сообщив Реввоенсовету позицию Комитета, он приложил далее все усилия, чтобы помочь Политцентру добиться соглашения на образование буфера"31 . Подобную же точку зрения высказывали ГІ;. С. Парфенов, В. В. Рябиков и А. Г. Солодянкин32 . Недостаточно последовательно, по нашему мнению, решает данный вопрос и Л. М. Папин. Правильно показывая объективно сложившуюся в период томских переговоров ситуацию, он тем не менее указывает, что для предварительного соглашения о "буфере" имело значение заявление Краснощекова, что "политцентр можно будет использовать в качестве временного правительства буфера"33 .

Анализ томских переговоров показывает, что для таких оценок деятельности А. М. Краснощекова на этом этапе нет достаточных оснований. В своем выступлении во время переговоров он говорил: "Нами мыслится буфер как временное образование, как дипломатическая ставка... Целью настоящей конференции является не постановка перед Совнаркомом вопроса о перманентном буферном государстве, необходимо считаться с тем, что на Востоке оперируют крупные повстанческие силы и они фактически все наши... Необходимо поставить Россию в наивыгоднейшее положение... Если видимость буфера нам необходима, давайте условимся сегодня вечером, как это устроить, предварительно установив необходимые гарантии против перманентного буфера"34 .

Высказывания представителей Сибревкома и РВС 5-й армии 35 свидетельствуют о том, что они имели достаточно ясное представление о сложившейся обстановке и политическом лице эсеро-меньшевистской политцентровской делегации. И если тем не менее было достигнуто соглашение о создании "буфера", то это объяснялось директивными указаниями В. И. Ленина, который еще 15 декабря 1919 г. в телеграмме на имя Реввоенсовета 5-й армии подчеркивал: "Помните, что будет преступлением чрезмерно зарываться на Восток..." 36 . Из этих же ленинских указаний исходили Сиббюро ЦК РКП (б) и Сибревком. Однако надо отметить, что не все члены Сиббюро и Сибревкома поддерживали идею создания буферного государства. Так, его противниками были В. М. Косарев и М. И. Фрумкин. Не случайно на заседании Сиббюро ЦК РКП (б) 4 февраля 1920 г., проходившем под руководством заместителя председателя Сиббюро М. И. Фрумкина, была дана отрицательная оценка соглашению о "буфере". В постановлении указывалось на "ошибочность принятого решения"37 . Против образования буферного государства некоторое время был и член Сибревкома Я. Д. Янсон 38 , который в одной из телеграмм Центральному Комитету партии в феврале 1920 г.

31 "Борьба за Урал и Сибирь". М. 1926, стр. 292.

32 П. С. Парфенов. Борьба за Дальний Восток, стр. 52; В. В. Рябиков. Центросибирь. Новосибирск. 1949, стр. 172; А. Г. Солодянкин. Указ, соч., стр. 128.

33 Л, М. Папин. Указ, соч., стр. 104.

34 "Сибирские огни", 1927, .N 5, стр. 144 - 145.

35 См. там же, стр. 142 - 143.

36 "Ленинский сборник" XXXVI, стр. 85.

37 Новосибирский областной партийный архив (НОПА). ф. 1, оп. 3, д. 1, л. 12.

38 Следует отметить, что впоследствии Я. Д. Янсон изменил свою точку зрения на роль буферного государства на Дальнем Востоке.

стр. 36
писал: "Создание буфера - это искусственное, и население его не поддержит" 39 .

"Антибуферная" позиция М. И. Фрумкина, В. М. Косарева, Я. Д. Янсона и некоторых других работников Сиббюро ЦК РКП (б) и Сибревкома вытекала из недооценки ими трудностей борьбы за освобождение Дальнего Востока. Пренебрегая наличием имевшихся здесь еще крупных сил интервентов и белогвардейцев, они ошибочно полагали, что освобождение Забайкалья и Дальнего Востока от внутренней и международной контрреволюции - дело нескольких месяцев. Об этом с достаточной убедительностью свидетельствует телеграмма, направленная 18 февраля 1920 г. М. И. Фрумкиным от имени Сибревкома в Москву, Центрсоюзу. В ней указывалось: "Армия приближается к крупнейшим рынкам Дальнего Востока. Весь Восток освобождается от колчаковщины, Семенова. Несомненно, в течение месяца восстановим сношения со Сретенском (в нем находились крупные формирования японской армии. - Б. Ш.), где много грузов... Необходимо немедленно выслать двух представителей Центрсоюза для разгрузки Востока"40 . Отсутствие реалистического подхода в оценке обстановки настолько ясно выражено в этой телеграмме, что она не нуждается в особых комментариях.

В телеграмме от 19 февраля 1920 г. Реввоенсовету 5-й Красной Армии В. И. Ленин подверг противников "буфера" острой критике: "Надо бешено изругать противников буферного государства (кажется таким противником является Фрумкин), погрозить им партийным судом и потребовать, чтобы все в Сибири осуществили лозунг: "ни шагу на восток далее, все силы напрячь для ускоренного движения войск и паровозов на запад в Россию". Мы окажемся идиотами, если дадим себя увлечь глупым движением в глубь Сибири, а в это время Деникин оживет и поляки ударят. Это будет преступление"41 . За день до этого, 18 февраля 1920 г., ЦК РКП (б) в директиве, адресованной Сибревкому, указывал: "Политбюро ЦК безусловно за политику поддержки буферного государства. Противники этой политики обязаны прекратить свою оппозицию..."42 .

К середине февраля 1920 г. произошли значительные изменения в военно-политической обстановке в Восточной Сибири. Не имея никакой поддержки в массах, эсеро-меньшевистский политцентр в Иркутске 21 января сошел с политической арены, передав власть губернскому военно-революционному комитету во главе с коммунистами 43 . Передовые части 5-й Красной Армии находились в 20-х числах февраля на подступах к Иркутску 44 . В этих условиях логика событий внесла существенные коррективы в вопрос о границах буферного государства. В указываемой выше директиве ЦК РКП (б) от 18 февраля говорилось: "Политбюро безусловно против отвлечения военных и других сил дальше Иркутска"45 . Таким образом, ЦК партии высказался за советизацию Восточной Сибири и ее центра - Иркутска. Западная граница буфера отодвигалась на восток от Иркутска - в Прибайкалье.

Создание Дальневосточной республики началось с Прибайкалья, после того как в первых числах марта 1920 г. территория этой области была очищена от белогвардейцев и интервентов. Для руководства пар-

39 Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС ЩПА НМЛ), ф. 17, оп. 5, д. 23, л. 164.

40 ГАНО, ф. 1, оп. 1, д. 116. л. 23.

41 "Ленинский сборник" XXXVI, стр. 97.

42 Цит. по копии, хранящейся в личном архиве бывшего члена Дальбюро ЦК РКП (б) М. И. Губельмана. См. также П. С. Парфенов. Указ, соч., стр. 151.

43 "Известия" Иркутского губернского военно-революционного комитета, 24 января 1920 г., N 1.

44 См. М. А. Гудошников. Очерки по истории гражданской войны в Сибири. Иркутск. 1959, стр. 197.

45 Цит. по копии, хранящейся в личном архиве М. И. Губельмана.

стр. 37
тийной работой и созданием буферного государства на Дальнем Востоке Сиббюро ЦК РКП (б) 3 марта 1920 г. образовало Дальневосточное бюро (Дальбюро) РКП (б). Члены Дальбюро Н. К. Гончаров, А. М. Краснощекое и А. А. Ширямов работали в Верхнеудинске, а И. Г. Кушнарев, С. Г. Лазо и П. М. Никифоров - во Владивостоке. Кандидатом в состав Дальбюро являлся П. П. Постышев 46 .

Строительство ДВР было делом чрезвычайно сложным. Трудящиеся массы Забайкалья и Дальнего Востока не сразу уяснили причины, в силу которых здесь в отличие от других районов страны не создавались органы Советской власти и должна была образоваться самостоятельная республика со своей столицей, собственным государственным флагом и гербом. В отчете командования Народно-революционной армии ДВР, направленном в ЦК РКП (б) в конце апреля 1920 г., отмечалось: "В связи с политикой в Забайкалье и на Дальнем Востоке работа политического отдела требует много опытности и большой затраты сил для проведения этой политики в жизнь. Трудности этой работы заключаются главным образом в том, что как армия, так и население плохо учитывают международное положение и с трудом усваивают его, мысля только об установлении Советской власти"47 . Положение усугублялось тем, что по вопросу о создании буферного государства возникли разногласия в самой Дальневосточной партийной организации.

Особенно отчетливо эти разногласия обнаружились в Прибайкальской (Верхнеудинской) части Дальбюро РКП(б).

В отчетном докладе Прибайкальского губкома 1-й Прибайкальской областной партийной конференции (январь 1921 г.) давалась оценка сложившейся тогда в Дальбюро обстановки: "Говоря о партработе, нужно сказать, что в центральном органе Дальбюро с самого начала не было одной прямой линии. Все время были две группировки: Краснощеков, с одной стороны, и Ширямов и Гончаров - с другой"48 . Далее указывалось, что А. М. Краснощекое был активным сторонником образования Дальневосточной республики, а Н. К. Гончаров и А. А. Ширямов отрицали необходимость "буфера" и стояли за провозглашение в Прибайкалье Советской власти49 .

Такие разногласия в руководящем партийном центре неизбежно вели к определенной дезориентации рядовых коммунистов и беспартийных масс. Сошлемся на факты. 12 марта 1920 г. собравшиеся на митинг рабочие и крестьяне Верхнеудинского района по докладу А. М. Краснощекова одобрили необходимость создания буферного государства 50 . Через несколько дней в Верхнеудинске городская профсоюзная конференция по докладу А. А. Ширямова высказалась против установления какой бы то ни было коалиционной власти51 .

А. А. Ширямов и Н. К. Гончаров, отстаивая свою точку зрения, исходили из самых лучших побуждений, но она противоречила линии ЦК РКП (б) и объективно была ошибочной. С другой стороны, позиция А. М. Краснощекова (который, бесспорно, сыграл положительную роль в создании ДВР) по вопросу о путях строительства дальневосточного "буфера" также не во всем была правильной. Разумеется, он не являлся "правым уклонистом", "руководителем правооппортунистической группы", "буржуазным сепаратистом", как утверждалось в ряде ранее вышедших работ.

В. И. Ленин положительно оценивал практическую работу А. М. Краснощекова в ДВР. В одном из писем в январе 1922 г. в Полит-

46 "Из истории гражданской войны в СССР". Сборник документов и материалов. Т. 3, М. 1961, стр. 709.

47 Там же, стр. 720.

48 Партархив Бурятского обкома КПСС, ф. 57, д. 109, л. 2.

49 Там же.

50 См. "Рабочий и крестьянин Прибайкалья", 16 марта 1920 года.

51 "Рабочий и крестьянин Прибайкалья", 28 марта 1920 года.

стр. 38
бюро ЦК РКП (б) Владимир Ильич писал о нем как о человеке, обладавшем "солидным опытом по работе в Америке и в ДВР"53 . Однако, правильно отстаивая жизненную необходимость создания дальневосточного "буфера", основанного по тактическим соображениям на коалиционных началах, А. М. Красношеков в некоторых случаях терял политическое чутье, допускал неоправданную тактику длительных уговоров в отношении меньшевиков и эсеров, имея в виду во что бы то ни стало ввести их в состав правительства буферного государства. Как пишет М. Павлович, ссылаясь на соответствующие свидетельства, "Краснощеков лично привез из Иркутска (в Верхнеудинск. - Б. Ш.) эсеров и предложил им войти в состав организуемой власти"54 . Когда В. И. Ленину стало известно об этом заигрывании А. М. Краснощекова с меньшевиками и эсерами, он дал категорическое указание о недопустимости каких-либо "условий с эсерами и меками" и предложил пресечь их попытки сорвать строительство ДВР 55 . А. М. Краснощекое учел критику В. И. Ленина. 17 марта 1920 г. в Верхнеудинске на совещании по строительству Народно-революционной армии А. М. Краснощекое дал отповедь меньшевикам и эсерам, пытавшимся захватить руководящие посты в НРА: "Постольку, поскольку буфер не может стоять на своих ногах, мы (то есть коммунисты. - Б. Ш.) даем ему свою армию, и раз соотношение сил в нашу пользу на Востоке, ни в чьих иных руках армия "е может быть - вот пункт, где уступать мы не можем..."56 .

Вместе с находившимися в это время в Прибайкалье видными партийными работниками: представителем Реввоенсовета 5-й Красной Армии Орешниковым, Н. Буртманом, И. Л. Ковалевым, Н. Н. Роммом и другими - А. М. Краснощекое проделал значительную практическую работу по образованию ДВР57 . Важнейшим шагом в этом направлении явился проходивший в Верхнеудинске с 28 марта по 8 апреля 1920 г. съезд трудового населения Прибайкалья. На нем присутствовало 350 делегатов58 . На повестке дня съезда главным был вопрос о текущем моменте и организации власти. Выступивший с докладом А. М. Краснощекое подробно остановился на причинах образования буферного государства. "VII-й съезд Советов, - сказал он, - заявил о своем желании мирного сожительства со всеми государствами. Нам нужно изыскать новые, мирные пути, с помощью которых можно было бы вытеснить из Сибири японцев, американцев и чехов. Для этого мы создаем буферное государство, которое должно встать между железным кулаком Советской Красной Армии и кулаком японского империализма"59 . Обсуждение характера политического строя в Забайкалье и на Дальнем Востоке приняло исключительно бурный характер. На съезде представители крестьянства и партизан говорили о том, что они получили наказы от населения добиваться установления в Прибайкалье Советской власти60 .

Коммунистам, руководившим съездом, потребовалось много терпения, выдержки и умения подойти к массе, чтобы разъяснить рядовым

53 "Ленинский сборник" XXXVI, стр. 396. В. И. Ленин. ПСС. Т. 54, стр. 219.

54 М. Павлович. Советская Россия и империалистическая Япония. М. 1923, стр. 121.

55 Журнал "Большевик", 1938, N 2, стр. 73.

56 ЦГАОР СССР, ф. 342, оп. 1, д. 7, лл. 19 - 20.

57 Это ни в какой мере не исключает того, что в последующий период развития ДВР А. М. Краснощекое допускал ошибки и колебания по ряду важных вопросов. Но было бы неверно на этом основании перечеркивать его конкретную положительную деятельность и представлять ее только в негативном виде, как это имеет место, например, в книге П. М. Никифорова "Записки премьера ДВР".

58 "Рабочий и крестьянин Прибайкалья", 31 марта 1920 года. В некоторых работах (в том числе "Истории гражданской войны в СССР", т. 5, стр. 330) ошибочно указывается, что на съезде присутствовало 200 делегатов.

59 "Рабочий и крестьянин Прибайкалья", 4 апреля 1920 года.

60 Партархив Бурятского обкома КПСС, ф. 69, д. 71, лл. 33 - 36.

стр. 39
делегатам - крестьянам и партизанам - смысл политики Советской власти по созданию буферного государства. Неоднократно выступали на съезде коммунисты А. М. Краснощеков, Орешников, Н. Буртман61 и др. В результате в настроении крестьянских делегатов постепенно наметился перелом, и они стали осознавать важность и целесообразность образования ДВР. Характерно в этом отношении заявление делегата Ерофеева: "Все наказы, с которыми мы приехали сюда, говорят о создании Советской власти, об этом у нас, крестьян, душа болела, потому мы и выносили такие наказы... Когда перед нами обрисовали международное положение, приходится переложить эти наказы из правого кармана в левый"62 . Газета "Рабочий и крестьянин Прибайкалья" (орган Верхнеудинского комитета РКП (б)) так резюмировала обсуждение вопроса о текущем моменте на съезде: "Крестьяне сходятся на необходимости в Забайкалье и на Дальнем Востоке создать буферное государство"63 .

1 апреля 1920 г. съезд принял резолюцию о текущем моменте64 , а 6 апреля - декларацию65 , провозглашавшие образование Дальневосточной республики в составе областей: Забайкальской, Амурской, Приморской, Сахалинской, Камчатской. Съезд избрал временное правительство республики, руководящую роль в котором играли коммунисты66 .

Однако сложный процесс становления ДВР на этом не закончился. Члены Дальбюро РКП (б) А. А. Ширямов и Н. К. Гончаров и после официального провозглашения республики продолжали стоять на прежних "антибуферных" позициях. Их точку зрения разделял ряд руководящих партийных работников в Верхнеудинске и Иркутске. Понадобилось вмешательство Центрального Комитета партии, чтобы постепенно исправить создавшееся положение. По этому поводу в протоколе заседания Дальбюро РКП (б) от 18 апреля 1920 г. читаем: "3. О партийной политике в Иркутске в отношении буфера. Политика партийной организации почти не изменилась. Отношение к нему - по-прежнему отрицательное. Но ввиду директив центра и благодаря партийной дисциплине эта кампания несколько ослабла"67 .

Сиббюро ЦК РКП (б) было обеспокоено положением дел в Иркутской партийной организации в связи с образованием Дальневосточной республики. Именно этим было продиктовано принятое в 1920 г. решение Сиббюро, в котором указывалось на необходимость "сообщить Иркутскому комитету директивы ЦК о буферном государстве"68 .

И тем не менее А. А. Ширямов и Н. К. Гончаров, несмотря на предупреждение Сиббюро ЦК и Сибревкома о том, что "трения на виду у противника - преступны"69 , продолжали накалять обстановку, направляя в ЦК и Сиббюро ЦК различного рода заявления и телеграммы70 . Обсуждение одной из телеграмм Н. К. Гончарова на заседании Сиббюро ЦК РКП (б) 24 апреля 1920 г. свидетельствовало о том, что он и некоторые поддерживавшие его военные работники настаивали на переброске частей Красной Армии за Байкал, а это в корне противоречило указаниям В. И. Ленина71 и могло привести к срыву строительства буферного государства и вооруженному конфликту с Японией.

61 "Рабочий и крестьянин Прибайкалья", 4 апреля 1920 года.

62 Партархив Бурятского обкома КПСС, ф. 69, д. 71, л. 36.

63 "Рабочий и крестьянин Прибайкалья", 6 апреля 1920 года.

64 "Рабочий и крестьянин Прибайкалья", 4 апреля 1920 года.

65 См. "Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях". Вып. I, ч. III. М. 1928, стр. 422 - 423.

66 Партархив Бурятского обкома КПСС, ф. 69, д. 71, л. 51.

67 ЦПА НМЛ, ф. 372, оп. I, д. 12, лл. 1 - 5.

68 НОПА, ф. I, оп. 3, д. 2-а, л. I.

69 ЦПА НМЛ, ф. 372, оп. I, д. 72. л. 11.

70 НОПА, ф. 1, оп. 3, д. 1, л. 46.

71 См. телеграмму В. И. Ленина от 6 апреля 1920 г. Военсовету Народно-революционной армии ДВР (ЦПА НМЛ, ф. 372, оп. 1, д. 324, л. 101), а также сборник статей "Из истории партийной организации Бурятии". Улан-Удэ. 1961, стр. 41.

стр. 40
В своем решении Сиббюро ЦК РКП (б) записало: "Сообщить Позерну и Гончарову, что мы не можем перебросить на восток армии, ибо у нас имеются директивы центра"72 .

Не имея серьезных доводов против строительства буферного государства, Н. К. Гончаров и А. А. Ширямов в отдельных случаях прибегали к "революционной фразе". Так, Н. К. Гончаров, выступая в мае 1920 г. на одном из заседаний Дальбюро РКП (б) с объяснением причин возникших разногласий, утверждал: "Вся разница состоит в том, что я и т. Ширямов считали, что нужно идти с развернутым знаменем коммунизма..."73 .

Напряженную обстановку, сложившуюся в Прибайкальской (Верхнеудинской) части Дальбюро в конце апреля - начале мая 1920 г., Сиббюро ЦК РКП (б) охарактеризовало следующим образом: "Положение там прежнее: Краснощекое... и Гончаров - Ширямов, а работа стоит на месте. Необходимо скорее положение урегулировать"74 .

В целях преодоления имевшихся разногласий Сиббюро ЦК РКП (б) 2 мая 1920 г. решило направить в Верхнеудинск своих представителей75 . 10 - 12 мая в Верхнеудинске состоялась чрезвычайная партийная конференция, созванная под руководством Сиббюро для разъяснения причин создания "буфера" и его задач. Вскоре после этого по решению Сиббюро ЦК РКП (б) А. А. Ширямов был отозван в Омск76 , а вместо него членом Дальбюро был утвержден В. И. Хотимский77 . Эти меры значительно улучшили обстановку в Прибайкальской (Верхнеудинской) части Дальбюро.

Неоценимую постоянную помощь Дальбюро и правительству ДВР оказывали ЦК РКП (б) и Советское правительство, официально признавшее Дальневосточную республику 14 мая 1920 года78 . В. И. Ленин придавал исключительно большое значение созданию ДВР. В беседе с японским корреспондентом К. Фусэ в начале июня 1920 г. он отметил: "Советское правительство признало независимость буферного государства и это, я надеюсь... в ближайшее время поможет восстановлению мира на Дальнем Востоке"79 .

Вопросы строительства и укрепления Дальневосточной республики неоднократно обсуждались на заседаниях Политбюро и пленумах ЦК партии80 . 13 августа 1920 г. Политбюро утвердило подготовленные специальной комиссией "Краткие тезисы по Дальневосточной республике". "Тезисы" ЦК РКП (б) явились основным директивным документом, которым руководствовались дальневосточные коммунисты в своей работе по строительству буферного государства.

К осени 1920 г. Дальбюро и правительство Дальневосточной республики сумели разрешить ряд важных военных и политических вопросов. 22 октября 1920 г. была освобождена Чита. 28 октября под руководством Ф. Н. Петрова в Чите открылась объединительная конференция представителей областных правительств Дальнего Востока. Верхнеудинское правительство ДВР, переехавшее к этому времени в Читу, сложило с себя перед конференцией полномочия. Конференция избрала новый состав Временного правительства во главе с А. М. Краснощековым.

72 НОПА, ф. 1, оп. 3, д. 2-а, л. 1. Б. П. Позерн был в это время членом Реввоенсовета 5-й Красной Армии.

73 ЦПА НМЛ, ф. 372, оп. 1, д. 77, л. 9.

74 НОПА, ф. 1, оп. 3, д. 1, л. 55.

75 Там же, л. 46.

76 Там же, л. 55.

77 Там же, л. 54.

78 См. "Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях". Вып. I, ч. III, стр. 448.

79 В. И. Ленин. ПСС. Т. 41, стр. 132.

80 ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 2, д. 29, л. 3; д. 32, л. 29; д. 33, л. 2.

стр. 41
Для выработки конституции было решено созвать в феврале 1921 г. Учредительное собрание. За месяц до начала его работы Пленум ЦК 4 и 12 января вновь рассмотрел вопрос о ДВР и дал исчерпывающие указания партийным организациям Дальнего Востока относительно их дальнейших задач по строительству Дальневосточной республики81 .

Учредительное собрание ДВР проходило в Чите с 12 февраля по 27 апреля 1921 года. В итоге его работы была принята Конституция ДВР, избрано Правительство республики (в условиях ДВР оно выполняло функции коллективного президента) и исполнительно-распорядительный орган власти - Совет Министров во главе с коммунистами А. М. Краснощековым (глава правительства) и П. М. Никифоровым (председатель Совета Министров). Столицей республики был объявлен город Чита. Так закончился период государственного оформления ДВР.

Дальневосточная республика просуществовала свыше двух с половиной лет. Она успешно выполнила свою основную задачу, заключавшуюся в том, чтобы не допустить на Дальнем Востоке прямого военного столкновения РСФСР с Японией и обеспечить сравнительно мирную ликвидацию военной интервенции в этом районе.

В. И. Ленин высоко оценил роль ДВР, ее военно-политическую и дипломатическую деятельность. В речи на IV сессии ВЦИК 31 октября 1922 г. он указывал: "И если мы добились того, что... японцы, несмотря на всю их военную силу, объявили о своем уходе и выполнили это обещание, то тут, конечно, есть заслуга и нашей дипломатии"82 . После освобождения в конце октября 1922 г. территории ДВР от интервентов и белогвардейцев дальневосточный "буфер" перестал быть необходимым, потерял смысл, как исторически изжившая, исчерпавшая свои возможности форма борьбы.

Трудящиеся массы Забайкалья и Дальнего Востока стали настойчиво требовать воссоединения ДВР и РСФСР. 14 ноября 1922 г. Народное собрание Дальневосточной, республики, выполняя волю трудящихся Забайкалья и Дальнего Востока, единодушно приняло решение просить ВЦИК РСФСР включить ДВР в состав федерации. 15 ноября 1922 г. ВЦИК РСФСР принял декрет, по которому вся территория ДВР вошла в состав РСФСР83 .

Опыт создания и существования на Дальнем Востоке в 1920 - 1922 гг. своеобразного буферного государства, в котором традиционные формы буржуазного парламентаризма (Учредительное собрание и др.) были в конечном счете использованы против буржуазии, в интересах пролетарской революции, как средство борьбы с внутренней и международной империалистической реакцией, имеет с точки зрения стратегии и тактики марксизма-ленинизма большое принципиальное значение. Этот опыт своим острием направлен против сектантско- догматической абсолютизации форм и средств революционной борьбы, и, как учит В. И. Ленин, "...наша обязанность, как коммунистов, всеми формами овладеть..."84 , чтобы при необходимости "...маневрировать против коварного и в данный момент более сильного врага..."85 , выиграть время, добиться перевеса сил и осуществления поставленной на данном этапе задачи революционной борьбы.

81 Там же, д. 53, л. 2; д. 55, л. 7.

82 В. И. Ленин. ПСС. Т. 45, стр. 245 - 246.

83 См. "Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства", 1923, N 1 - 43, отд. 1, ст. 2.

84 В. И. Ленин. ПСС. Т. 41, стр. 89.

85 Там же, стр. 61.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2017. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций