ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

КОНЕЦ «ТАЙНЫМ ИСКАМ» ИЛИ КРАТКИЙ КОММЕНТАРИЙ К ПОСТА-НОВЛЕНИЮ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ ОТ 20 ФЕВРАЛЯ 2006

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 21 сентября 2006
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Aidar
АвторРУБРИКА: КОММЕНТАРИИ




КОНЕЦ «ТАЙНЫМ ИСКАМ» ИЛИ КРАТКИЙ КОММЕНТАРИЙ К ПОСТА-НОВЛЕНИЮ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ ОТ 20 ФЕВРАЛЯ 2006
На мой взгляд, это постановление одно из лучших, вынесенных Конституционным судом РФ в последнее время. И безусловно является важным событием в юридической жизни России. Которое безусловно окажет влияние на корпоративные споры.
Данное Постановление не только разрешило проблему кассационного обжалования решения лицами, не участвовавшими в деле, при том, что решение было вынесено о пра-вах и обязанностях данных лиц, но и подняло стандарт справедливого правосудия в Рос-сии на новый уровень.
Предметом жалоб, поданных в Конституционный Суд РФ, было положение статьи 336 ГПК Российской Федерации, как не предполагающее - по смыслу, придаваемо-му ему правоприменительной практикой, - право подачи кассационной жалобы лицами, не привлеченными к участию в деле, вопрос о правах и обязанностях которых был разре-шен судом первой инстанции.
Толкование, данное ст.336 ГПК РФ правоприменительной практикой Замоскворец-кого районного суда г. Москвы, Мосгорсуда, Ленинского районного суда города Улья-новска и Ульяновского областного суда и разделяемое Верховным судом РФ , исключало право лиц, не участвовавших в деле, но о чьих правах и обязанностях было вынесено ре-шение, на подачу кассационной жалобы.
Спор о конституционности ст. 336 ГПК РФ возник в ходе так называемой «корпо-ративной войны».
Подавая жалобу, заявители полагали, что данное толкование ст.336 ГПК РФ проти-воречит Конституции РФ, и что статья 336 ГПК РФ не запрещает кассационного обжало-вания, указанными лицами, поскольку право на кассационное обжалование неправосудно-го акта вытекает из конституционного права на судебную защиту.
Заявители полагали, что признание Конституционным Судом РФ права подачи кас-сационной жалобы за лицами, не участвовавшими в деле, но о чьих правах и обязанностях вынесено решение, единственный возможный вариант разрешения возникшего спора о конституционности ст.336 ГПК РФ. Причем данное признание могло быть осуществлено, как путем признания ст. 336 ГПК РФ неконституционной, в части «запрещающей» касса-ционное обжалование, указанными лицами, так и признания ее соответствующей Консти-туции РФ с одновременным истолкованием ее, как не исключающей возможности подачи кассационной жалобы, такими лицами.
К моменту рассмотрению жалобы в Конституционном Суде РФ ОАО «Нижнекам-скнефтехим» свои интересы успешно защитило, доказав неподсудность спора Замоскво-рецкому районному суду г.Москвы, выиграв процесс в Тушинском районном суде г. Мо-сквы. И ОАО «Нижнекамскнефтехим» оставалось лишь добиться в январе 2006 года ос-тавления в силе решения Тушинского районного суда г.Москвы в кассационной инстан-ции . Тем не менее, ОАО «Нижнекамскнефтехим» поддержало свою конституционную жалобу в открытом судебном заседании Конституционного Суда РФ 19 декабря 2005. А также оказало правовую поддержку заявителям К.А. Инешину, Н.С. Никонову, предста-вив их интересы в открытом судебном заседании Конституционного Суда РФ.

Конституционный Суд РФ при оглашении постановления 20 февраля 2006 сообщил о прекращении производства по жалобе ОАО «Нижнекамскнефтехим», указав, что у ОАО "Нижнекамскнефтехим" сохраняется возможность отстаивать свои права в судах общей юрисдикции в соответствии с гражданским процессуальным законодательством .

Исходя из жалоб граждан К.А. Инешина, Н.С. Никонова, Конституционный Суд РФ несколько сузил предмет рассмотрения, ограничив его смыслом, придаваемого ст.336 ГПК РФ правоприменительной практикой, как не предполагающей право подачи касса-ционной жалобы лицами, не привлеченными к участию в деле, вопрос о правах и обязан-ностях которых был разрешен судом первой инстанции, если лица, участвовавшие в деле, не обжаловали данное решение в суде второй инстанции.
Несмотря на такое сужение предмета рассмотрения, Конституционный Суд РФ при анализе права на судебную защиту в мотивировочной части постановления сформу-лировал правовые позиции которые защищают практически интересы всех лиц не участ-вовавших в деле, о чьих правах и обязанностях вынесено решение и дал конституционное толкование ст.336 ГПК РФ.
Толкование ст.336 ГПК РФ, как содержащей конечный перечень лиц имеющих право на кассационное обжалование было дано правоприменительной практикой скорей всего из названия данной статьи: «Право подачи кассационных жалобы, представления». А также, по моему мнению, причина такого толкования также вызвана преобладанием по-зитивизма при преподавании юридических наук и/или нежеланием либо неумением при-менять нормы Конституции РФ, общепризнанные нормы международного права и нормы Европейской конвенции «О защите основных прав и свобод человека» в толкованиях Ев-ропейского суда по правам человека.
Этот вывод основан на том, что в самой ст.336 ГПК РФ нет запретительных норм:
«На решения всех судов в Российской Федерации, принятые по первой инстан-ции, за исключением решений мировых судей, сторонами и другими лицами, участ-вующими в деле, может быть подана кассационная жалоба, а прокурором, участвую-щим в деле, может быть принесено кассационное представление».

Статья 336 ГПК РФ не содержит в себе никаких новаций и фактически воспроизво-дит слово в слово положения ст.282 ГПК РСФСР. Тот факт, что Конституционный Суд РФ принял к рассмотрению жалобу о соответствии ст.336 ГПК РФ и вынес постановле-ние, в котором выявил право лиц, не участвовавших в деле, но о чьих правах и обязанно-стях было вынесено решение, на кассационное обжалование, свидетельствует о нижесле-дующем:
1. Об эволюции во взглядах судей Конституционного Суда РФ;
2. Результаты рассмотрения обращения о конституционности находятся в боль-шой зависимости от того, насколько квалифицированно заявители смогли сформировать и обосновать свое обращение, что налагает большую ответствен-ность на лиц обращающихся в Конституционный Суд РФ.
Эти выводы основаны, прежде всего, на том факте, что Конституционный суд РФ в декабре 2004 рассматривал вопрос о принятии к рассмотрению жалобы на нарушение конституционных прав применением ст.282 ГПК РСФСР и вынес «отказное» определение. Жалоба была подана гражданкой Кузнецовой Л.Е. в связи с тем, что решением Красноок-тябрьского районного суда города Волгограда от 8 декабря 2000 года было признано пра-во собственности Н.И. Суздальцевой и ее несовершеннолетних детей на квартиру, приоб-ретенную Л.Е. Кузнецовой. Кассационная жалоба Л.Е. Кузнецовой была оставлена без удовлетворения, поскольку она не являлась лицом, участвующим в деле.
В своем определении Конституционный суд РФ указал следующее:
«3. Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право на судебную за-щиту его прав и свобод и на судебное обжалование решений органов государственной власти, в том числе судебной (статья 46, части 1 и 2), непосредственно не устанавлива-ет какой-либо определенный порядок судебной проверки решений арбитражных судов по жалобам заинтересованных лиц. Конституционное право на судебную защиту не предполагает возможность для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания, - они определяются законами на основе Конституции Российской Федерации, ее статей 46, 123 и 128.
Нарушение своего конституционного права на судебную защиту статьей 282 ГПК РСФСР заявительница усматривает в том, что данная статья воспрепятствовала ее ознакомлению с материалами гражданского дела, а также послужила основанием для отказа в принятии ее кассационной жалобы, поскольку она не являлась лицом, участ-вующим в деле. Между тем статья 282 ГПК РСФСР не регулировала вопросы, связан-ные с ознакомлением заинтересованных лиц с материалами гражданского дела; не ка-сается этих вопросов и воспроизводящая ее основные положения статья 336 ГПК Рос-сийской Федерации. Лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях кото-рых было принято судебное постановление, наделялись Гражданским процессуальным кодексом РСФСР (статья 319) правом обжаловать такое постановление в суд надзор-ной инстанции; это право закреплено и в статье 376 ГПК Российской Федерации.
Таким образом, конституционное право заявительницы на судебную защиту не может считаться нарушенным статьей 282 ГПК РСФСР, поскольку она не была лишена возможности его осуществления в порядке, установленном законом».

Таким образом, Кузнецовой Л.Н. было отказано в связи тем, что она усматривала нарушение ее конституционного права на судебную защиту тем, что ст.282 ГПК РСФСР препятствовала ее ознакомлению с материалами гражданского дела и в связи с возможно-стью обжалования решения в надзорном порядке.
Отсюда можно сделать вывод о том, что в жалобе Кузнецовой Л.Н. имело место неправильное акцентирование при постановке проблемы кассационного обжалования ре-шений лицами не участвовавшими в деле, но о чьих правах и обязанностях вынесено ре-шение . А также прийти к выводу, что на декабрь 2004 Конституционный суд РФ полагал, что возможность подачи надзорной жалобы являлось надлежащим способом защиты на-рушенных прав, лиц не участвующих в деле.
Из текста Постановления Конституционного Суда РФ видно, что проблема обжа-лования решений, лицами не участвующими в деле, была рассмотрена с точки зрения не-обходимости предоставить эффективную защиту прав и свобод человека.
Эта точка зрения была следствием восприятия позиции заявителей, которые пола-гали, что вынесение решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к рас-смотрению дела, является правонарушением. Поскольку сам факт вынесения решения о правах и обязанностях лица, не привлеченного к рассмотрению законодатель отнес к грубому нарушению процессуального законодательства являющимся безусловным осно-ванием для отмены судебного акта согласно п.4 ч.2 ст.364 ГПК РФ.
Сколь скоро вынесение решения о правах и обязанностях лица без привлечения его к рассмотрению дела является нарушением права на справедливый суд (является наруше-нием п.1 ст.6 Европейской конвенции « О защите о защите прав человека и основных сво-бод»), данное лицо имеет право на эффективное средство правовой защиты, гарантиро-ванное ст. 13 Европейской Конвенции.
Статья 13 гласит:
Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, да-же если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном ка-честве.

Соответственно, право на кассационное обжалование вытекает из самого фак-та вынесения судом решения о правах и обязанностях лица, не привлекая его к уча-стию в судебном разбирательстве. Поскольку вынесение такого решения, является пра-вонарушением, лицо о чьих правах и обязанностях было вынесено решение должно обла-дать правом на судебную защиту от нарушений его прав в том числе судом. И эта точка зрения была воспринята Конституционным Судом РФ, который и ранее указывал:
«…личность в ее взаимоотношениях с государством рассматривается как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов, в том числе судебных, лишение же гражданина возможности прибегнуть к судебной защите для отстаивания своих прав и сво-бод противоречит принципу охраны достоинства личности (ст.21 Конституции РФ)» .
Причем, на мой взгляд, неправомерные действия суда, не привлекшего к рас-смотрению дела лицо о чьих о правах и обязанностях рассматривалось дело, может явиться основанием для предъявления иска о возмещении убытков в соответствии со ст.1070 ГК РФ.

Другим аргументом, также воспринятым Конституционным Судом РФ было указа-ние заявителей, что предоставленная ГПК РФ возможность подачи надзорной жалобы в качестве единственно возможного способа защиты прав лиц, о чьих правах и обязанно-стях суд вынес решение без привлечения их к участию в деле не является средством эф-фективной защиты и является скорей нарушением принципа правовой определенности, являющего составной частью принципа «верховенства права».
Заявители полагали, что указание в ГПК РФ на возможность обжаловать решение в порядке надзорного производства никоим образом не является предоставлением права на справедливый суд, гарантированного Европейской Конвенцией, поскольку в соответствии с прецедентной практикой Европейского суда по правам человека, в частности в решении по делу Сардин против РФ от 12.02.2004, Европейский Суд по правам человека указал: «возможность пересмотра дела в порядке надзора признается всего лишь иллюзорным правом на доступ к суду и нарушает принцип правовой определенности».
В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О приме-нении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" разъяснено:
«1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы чело-века и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации (часть 1 статьи 17 Конституции Российской Федерации).
Согласно части 1 статьи 46 Конституции Российской Федерации каждому га-рантируется судебная защита его прав и свобод.
Исходя из этого, а также из положений части 4 статьи 15, части 1 статьи 17, статьи 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, а также международ-ным договорам Российской Федерации являются непосредственно действующими в пределах юрисдикции Российской Федерации. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, мест-ного самоуправления и обеспечиваются правосудием.
Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и при-знаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от кото-рых недопустимо.11. Конвенция о защите прав человека и основных свобод обладает собственным механизмом, который включает обязательную юрисдикцию Европейско-го Суда по правам человека и систематический контроль за выполнением постановле-ний Суда со стороны Комитета министров Совета Европы. В силу пункта 1 статьи 46 Конвенции эти постановления в отношении Российской Федерации, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти Российской Федерации, в том числе и для судов.
Выполнение постановлений, касающихся Российской Федерации, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частно-го характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотрен-ных Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Суды в пре-делах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, вытекающих из участия Российской Федера-ции в Конвенции о защите прав человека и основных свобод».
В настоящее время Европейским Судом по правам человека вынесено 11 Поста-новлений, в которых было установлено нарушение п.1 ст.6 Европейской Конвенции по фактам отмены вступивших в законную силу решений в порядке надзора. Это Постанов-ление от 01.12.2005 Смарыгин против РФ (жалоба №73203/01), постановление от 25.10.2005 Юрий Романов против РФ (жалоба №69341/01), постановление от 25.10.2005 Кутепов и Аникеенко против РФ (жалоба №68029/01), постановление от 13.10.2005 Ва-сильев против РФ (жалоба № 66543/01), постановление от 06.10.2005 Андросов против РФ (жалоба №63973/00), постановление от 21.07.2005 Росэлтранс против РФ (жалоба №60974/00), постановление от 05.04.2005 Волкова против РФ (жалоба №48758/99), поста-новление от 24.07.2005 Рябых против РФ (жалоба №52854/99) .
Европейский Суд по правам человека в названных постановлениях указывал, что отмена окончательных судебных решений противоречит принципам «верховенства пра-ва», «правовой определенности», «res judicata».
Не оценивая, какие действия общего характера, Россия должна осуществить в це-лом для недопущения повторения подобных нарушений касательно надзорной системы, поскольку данный вопрос выходит за рамки настоящей статьи, выразим свою точку зре-ния в связи с рассмотрением Конституционным Суда РФ дела о конституционности ст.336 ГПК РФ: из данных постановлений следует обязанность России создать максималь-ные условия для того, чтобы каждый, чьи права и законные интересы нарушены су-дебным актом, имел возможность защитить свои права в кассационной инстанции, тем самым, исключив возможность приданию незаконного судебного акта законной силы, и необходимость подвергать сомнению окончательное решение, которое долж-но обладать качествами исполнимости.
С точки зрения эффективности правосудия наиболее эффективным было бы допустить в процесс лицо, о правах и обязанностях, которого было вынесено реше-ние, чем заставлять его начинать новый процесс. Тем самым, порождая появление судебных актов об одном предмете, но с противоположными решениями, и, создавая конкуренцию судебных актов, что не только снижает авторитет правосудия, но мо-жет создавать тупиковые ситуации. Что, конечно же, не способствует задачам право-судия, которое, прежде всего должно вносить ясность в правоотношения.
Другой аргумент , хотя он и не был отражен в Постановлении Конституционного Су-да РФ, но на наш взгляд, принятый во внимание Конституционным судом РФ, заключался в том, что конституционное право на обращение в межгосударственные органы (п.3 ст.46 Конституции РФ) может быть реализовано только после исчерпания всех внутригосудар-ственных средств правовой защиты, а согласно прецедентной практике Европейского Су-да по правам человека для исчерпания внутригосударственных правовых средств доста-точно постановления суда второй инстанции. Надзорный же порядок обжалования не при-знается Европейским судом по правам человека необходимым для исчерпания внутриго-сударственных средств правовой защиты. В решении Европейского Суда по правам чело-века по делу Денисов против России от 6 мая 2004 (жалоба № 33408/03), была проанали-зирована процедура надзора по новому ГПК РФ и сделан следующий вывод:
«… Суд, следовательно, считает, что процедура судебного надзора, как только она запущена, может стать неопределенной. Следовательно, если ее считать средством правовой защиты, которое нужно исчерпать, то созданная надзорной процедурой не-определенность сделает бессмысленным правило шестимесячного срока.
В этих обстоятельствах, Суд считает, что надзорная жалоба сродни жалобе о повторном слушании дела и аналогична средствам правовой защиты, которые не должны обычно быть приняты во внимание как средство правовой защиты по Статье 35 § 1 Конвенции. Суд не находит никаких особых обстоятельств, которые могли бы оправдать другой вывод».
Таким образом, лишение возможности кассационного обжалования, не участ-вовавшего в рассмотрении дела, практически противоречит принципу субсидиарно-сти защиты в межгосударственных органах, в частности, в Европейском Суде по пра-вам человека. Поскольку для того, чтобы соблюсти условия приемлемости, установлен-ные в п.1 ст.35 Европейской Конвенции «О защите основных прав и свобод человека» (далее Конвенции), лицо, чьи права и законные интересы нарушены судебным решением, должно обратиться в Европейский суд по правам человека в течение 6 месяцев со дня вы-несения окончательного решения (определения кассационной инстанции), не дожидаясь вынесения судебного акта в порядке надзора.
То есть, лишение возможности подать кассационную жалобу нарушало бы прин-цип субсидиарности международной защиты, установленный в п.3 ст.46 Конституции РФ и п.1 ст.35 Конвенции.
Другим аргументом, не указанным Конституционным Судом РФ ни в описатель-ной, ни в мотивировочной части постановления, является необходимость предоставления равных процессуальных возможностей в двух ветвях гражданского судопроизводства. Заявители полагали, что причиной столь распространенного «использования» в «корпора-тивных войнах» судов общей юрисдикции является меньший объем процессуальных прав, лиц не участвующих в деле по сравнению с объемом прав, предоставляемых АПК РФ. Ес-тественно, это обстоятельство взяли на вооружение рейдеры. Которые комбинируют иски таким образом, чтобы получить нужные решения, намеренно не привлекая заинтересо-ванных лиц и вводя в заблуждение суды. Не секрет, что для рейдеров иногда достаточно бывает совсем немного времени для того, чтобы увести акции, имущество на основании решения суда, распылить его среди «добросовестных приобретателей» в результате мно-гоступенчатых сделок. И последующая отмена решения уже не имеет никакого значения не только для рейдеров, но и для заинтересованных лиц, поскольку отмена решения не поможет восстановить существовавшее ранее положение. В данном случае имеет место не только злоупотребление права, подачей заявления в суд «тайного иска», но и злоупотреб-ление дефектом в правовом регулировании гражданского процесса, допускающего воз-можность вступить в законную силу решению, вынесенному по «тайному иску».
Причем данная лазейка имеет место лишь ГПК РФ, в АПК РФ лицо, не участвую-щее в деле, о правах и обязанностях которого вынесено решение, имеет право подать и апелляционную, и кассационную жалобы.
В статье 42 АПК РФ закреплено:
«Лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях которых арбитраж-ный суд принял судебный акт, вправе обжаловать этот судебный акт, а также оспо-рить его в порядке надзора по правилам, установленным настоящим Кодексом. Такие ли-ца пользуются правами и несут обязанности лиц, участвующих в деле».
Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ и ранее в своем постановлении при тол-ковании норм, регулирующих порядок апелляционного обжалования, указывал, что по-мимо лиц, принимавших участие в рассмотрении арбитражного дела, подать жалобу на решение суда первой инстанции также вправе лицо, не привлеченное к участию в деле, о правах и обязанностях которого суд принял решение (п. 4 ч. 3 ст. 158 АПК 1995 г.). В этом случае указанные лица пользуются правами лиц, участвующих в деле, в том числе они вправе принимать участие в рассмотрении дела в апелляционной инстанции, заявлять хо-датайства, знакомиться с материалами дела, представлять доказательства . К такому же выводу Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ пришел и при толковании норм инсти-тута кассационного обжалования судебных актов, указав, что помимо лиц, участвующих в деле, правом кассационного обжалования вступивших в законную силу судебных актов первой и апелляционной инстанции обладают также лица, в том числе граждане, не яв-ляющиеся индивидуальными предпринимателями, не привлеченные к участию в деле, ес-ли арбитражный суд принял судебные акты непосредственно об их правах и обязанностях (ч. 3 ст. 176 АПК 1995 г.) .
Лица, не участвовавшие в деле, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, имеют процессуальное право - обжаловать судебный акт, который арбитражный суд принял о правах и обязанностях этих лиц, или подать заявление о пере-смотре дела в порядке надзора на этот судебный акт и требовать его отмены на основании п. 4 ч. 4 ст. 270, п. 4 ч. 4 ст. 288, ст. 304 АПК. В случае установления факта принятия су-дебного акта о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, принятый судебный акт подлежит отмене, а дело - передаче на новое рассмотрение в суд той ин-станции, который принял отмененный судебный акт (ч. 2 ст. 269 и п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК).
Разность подходов в ГПК РФ и АПК РФ по данному вопросу не имеет разум-ного объяснения, поскольку и суды общей юрисдикции и арбитражные суды, разре-шая гражданские споры, отправляют правосудие в рамках гражданского судопроиз-водства.
Вывод о том, что и Арбитражные суды и суды общей юрисдикции осуществляют свои полномочия в рамках гражданского судопроизводства был основан на ст.118 Консти-туции РФ, гласящей :
« Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства».
Данная позиция была поддержана в заседании Конституционного Суда РФ экспер-том профессором доктором юридических наук Ярковым В.В., который высказал следую-щую правовую позицию:
«…надо исходить из того, что основные средства правовой защиты должны быть едиными как в рамках гражданского, так и в арбитражном процессе, т.к. на-пример, концепция ГПК - на чем она построена? В гражданском процессе есть гражданское судопроизводство, а концепция АПК построена на том, что арбитраж-ный процесс есть форма осуществления гражданского и административного судо-производства. … я сторонник того, чтобы мы толковали понятие судопроизводства в том же конституционном смысле, что используется в ст. 118 Конституции РФ».
Надо отметить, что Конституционный Суд РФ ранее во многих своих постановле-ниях также приходил к выводу о том, что суды общей юрисдикции и арбитражные суды осуществляют правосудие в рамках гражданского судопроизводства. В частности такие выводы содержатся в Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 ноября 2005 г. N 11-П "По делу о проверке конституционности части 3 статьи 292 Арбитражного процессу-ального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами государственного учреждения культуры "Дом культуры им. Октябрьской революции", открытого акционерного общест-ва "Центронефтехимремстрой", гражданина А.А. Лысогора и Администрации Тульской области", Постановлении Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004 г. N 15-П "По делу о проверке конституционности части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Государственного Собрания - Курултая Рес-публики Башкортостан, Губернатора Ярославской области, Арбитражного суда Краснояр-ского края, жалобами ряда организаций и граждан", Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б.Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова"
Из этого вполне логично сделать вывод о том, что права лиц, участвующих в раз-личных ветвях гражданского судопроизводства, должны быть определены с учетом прин-ципа равенства, установленного в ст.19 Конституции РФ:
«1. Все равны перед законом и судом.
2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина неза-висимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности».
Существует также точка зрения, что недопустимость различного регулирования одних и тех же процессуальных вопросов, без объективной основы, связанной с матери-ально-правовой природой рассматриваемых дел, вытекает из единства судебной систе-мы .
Сам по себе факт, что спор рассматривается в суде общей юрисдикции, а не арбит-ражном суде, не должен являться основанием для предоставления меньших процессуаль-ных прав и лишения возможности подать жалобу на решение суда.
Право на обжалование судебного акта о правах и обязанностях субъекта, не привлеченного к рассмотрению дела, по мнению заявителей, вытекает из ст. 46 Кон-ституции РФ и не может зависеть от того, в каком суде рассматривается спор, и не может зависеть от формального признания субъекта лицом, участвующим в деле.
Кстати, Конституционный Суд РФ в ходе подготовки рассмотрения к данному делу направлял запрос в ВАС РФ. И ВАС РФ в своем ответе на данный запрос указал: «…положение ст. 336 ГПК РФ, не может быть истолковано таким образом, чтобы при этом исключалось возможность подачи кассационной жа-лобы лицами, не привлеченными к участию в деле, о правах и обязанностях которых суд принял решение».
Конституционный Суд РФ в комментируемом постановлении по всей видимости не счел необходимым рассматривать вопрос о равенстве в арбитражном и гражданском про-цессе. Возможно это было вызвано тем, что ГПК РФ и АПК РФ под термином кассация понимают разные вещи. И как правильно заметила постоянный представитель Государст-венной Думы РФ в Конституционном Суде РФ г-жа Е.Б. Мизулина «кассационное произ-водство в ГПК РФ лучше сравнивать с апелляционным производством АПК РФ». А пред-ставитель Совета Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации г-жа Е.В. Виноградова сравнила кассацию в АПК РФ с надзором в ГПК РФ . И вопрос о причинах вложения разного смысла в один и тот же термин гражданского судопроизводства лучше адресовать законодателю, которому безусловно придется после данного постановления предпринять усилия по совершенствованию гражданского судопроизводства.
Для правильного понимания нормы права порой необходимо выяснить и волю за-конодателя, и историю создания нормы права. С целью выявления воли законодателя зая-вители ознакомились с историей создания ГПК РФ и с удивлением обнаружили, что в проекте ГПК РФ 1997 года лица, о чьих правах и обязанностях было вынесено реше-ние без их привлечения к рассмотрению дела, наделялись правом на кассационное обжалование и были указаны в перечне лиц, имеющих право на кассационное обжа-лование(ст.311 проекта ГПК РФ 1997) . Никаких доводов по следующему исключению из текста ГПК РФ данного права обнаружено не было.
Более того, в период подготовки к принятию ГПК РФ было дано экспертное заклю-чение зарубежных юристов на проект ГПК РФ , в котором было указано: «право обжало-вать решение, вынесенное в первой инстанции, пролонгирует право на обращение в суд». А п.1. ст.6 Конвенции защищает не только право на справедливое судебное разбиратель-ство, но и доступ к суду.
Конституционный Суд РФ не только защитил право на обжалование неправосудно-го решения, указав, что «положение статьи 336 ГПК Российской Федерации, согласно ко-торому на решения всех судов в Российской Федерации, принятые по первой инстан-ции, за исключением решений мировых судей, сторонами и другими лицами, участвую-щими в деле, может быть подана кассационная жалоба, не должно рассматриваться как предполагающее исключение для лиц, не привлеченных к участию в деле, вопрос о правах и обязанностях которых был разрешен судом первой инстанции, возможности воспользоваться механизмом кассационного обжалования судебного решения, приня-того без их участия», но и указал вектор для развития гражданского процессуального за-конодательства.
Среди одного из важных направлений совершенствования гражданского процес-суального законодательства следует назвать работу по переносу основного бремени пере-смотра решений судов на ординарные судебные инстанции -апелляционную и касса-ционную с соблюдением в качестве основополагающих принципов окончательности и стабильности решений, вступивших в законную силу, с учетом того, что отступления от указанных принципов возможны только по обстоятельствам существенного и неоп-ровержимого характера в целях исправления судебной ошибки. Причем данное на-правление следует не только из данного постановления Конституционного Суда РФ, но и из промежуточной резолюции Комитета Министров Совета Европы ResDH (2006) 1 «О нарушении принципа правовой определенности процедурой пересмотра дел в порядке надзора в гражданском судопроизводстве в Российской Федерации – принятые общие ме-ры и остающиеся вопросы в свете Постановлений Европейского суда по правам человека по делу Рябых (24 июля 2003 г.) и делу Волкова (5 апреля 2005 г.) .

Из того факта, что Конституционный Суд РФ в постановлении от 20 февраля 2006 указал, что суд второй инстанции не вправе отказать в кассационной проверке обжало-ванного решения, можно также сделать вывод о том, что законодателю необходимо обра-тить внимание на то, что только суд второй инстанции должен решать подлежит ли жало-ба рассмотрению или нет. Дело в том, что в арбитражном суде и в уголовном процессе кассационную жалобу принимал вышестоящий суд, а вопрос о принятии кассационной жалобы на решение суда общей юрисдикции решал судья первой инстанции, тот судья на судебный акт которого и подавалась жалоба. Что вызывало резонные вопросы о его бес-пристрастности. В арбитражном процессе определение о принятии апелляционной жало-бы или кассационной жалобы принимает судья апелляционной инстанции или кассаци-онной инстанции соответственно (ст.261 и ст.278 АПК РФ). И моментом начала производ-ства по жалобе является вынесение данного определения. Гражданским процессуальным кодексом РФ не только предоставлено право судье, чье решение обжалуется, принимать решение о принятии или непринятии кассационной жалобы, но и не установлен период начала производства по жалобе. В настоящее время в ГПК РФ не предусмотрено опреде-ления о принятии кассационной жалобы, да и дату рассмотрения в кассации устанавлива-ет нижестоящий суд.
Конституционный Суд РФ в данном постановлении также дал толкования которые должны изменить правоприменительную практику в частности, разъяснение обязанности суда:
«…суд первой инстанции, рассматривающий дело по существу на основе не-посредственного исследования всех известных доказательств, обязан верно опреде-лить состав лиц, участвующих в деле, т.е. имеющих интерес в его исходе, с учетом конкретных обстоятельств данного дела, с тем чтобы - исходя из конституционных положений о равенстве граждан перед законом и судом, гарантиях судебной защиты прав и свобод и об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон - этим лицам были предоставлены в равном объеме процессу-альные права, такие как право быть своевременно извещенным о времени и месте рассмотрения дела, право участвовать в судебном разбирательстве, заявлять от-воды суду, выступать с заявлениями и ходатайствами, связанными с разбира-тельством дела, давать объяснения(статьи 113, 148, 150 и 153 ГПК Российской Феде-рации).
Данную обязанность суд реализует как на основании прямого указания процес-суального закона, его смысла, так и на основании возникшей в ходе рассмотрения дела необходимости, обусловленной задачами гражданского судопроизводства, сформулированными в статье 2 ГПК Российской Федерации, причем независимо от того, инициировано ли соответствующее процессуальное действие лицами, участвую-щими в деле, поскольку из части второй статьи 12 ГПК Российской Федерации следу-ет, что именно суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правиль-ного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел».
должно свести на нет возможность такого распространенного злоупотребления, как «тай-ный иск».
Айдар Султанов, член Ассоциации по улучшению жизни и образованию, судья Третей-ского энергетического суда.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2020. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)