ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

УЧАСТИЕ КОРЕННЫХ МАЛОЧИСЛЕННЫХ НАРОДОВ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ВОЛЕОБРАЗОВАНИИ (ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ)

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 23 марта 2010
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА: АП: Госуправление




Общие конституционные предпосылки

Коренные малочисленные народы как часть российского народа являются естественными участниками политического процесса. Конституция Российской Федерации создает для этого общие предпосылки, провозглашая народ во всем национальном многообразии носителем суверенитета и единственным источником власти в России, гарантируя политический плюрализм, равенство прав и свобод, свободу слова, массовой информации, право граждан участвовать в управлении делами государства, объединяться, осуществлять местное самоуправление и др. (ст.З, 13, 19,29,30,32, 130).

Федеральные правовые гарантии

Вместе с тем, составляя национальное меньшинство (примерно 1 % от общей численности населения), указанные народы хотели бы иметь дополнительные гарантии, предоставляющие им возможность участвовать в осуществлении власти, быть услышанными ею. Об этом говорят их представители (2). В принципе понимают эти проблемы и на государственном уровне, что выражается не только в формулировании общих призывов найти решение (3), но и в конкретных нормоположениях, закрепляющих:

а) право субъектов Федерации законами устанавливать квоты представительства малочисленных народов в своих законодательных (представительных) органах и представительных органах местного самоуправления (4);

б) право субъектов Федерации образовывать избирательные округа на территориях компактного проживания коренных малочисленных народов с отклонением от средней нормы представительства избирателей до 30 % (вместо 10-15 по общему правилу), а также округа на не граничащих между собой территориях (5). Подобные установления повышают вероятность прохождения представителей меньшинств в региональные органы государственной власти и местного самоуправления;

в) правомочие муниципальных образований в своих уставах отражать вопросы организации местного самоуправления, обусловленные компактным проживанием на его территории национальных групп и общностей, коренных (аборигенных) народов с учетом исторических и иных местных традиций (6);

г) статус Консультативного совета по делам национально-культурных автономий при Правительстве Российской Федерации (7): в его состав могут входить уполномоченные представители от общественных объединений малочисленных народов, и через данный совет они способны высказывать свое мнение по проектам нормативных правовых актов и другим вопросам, затрагивающим права и интересы соответствующих этнических общностей;

д) права малочисленных народов делегировать уполномоченных представителей в советы


--------------------------------------------------------------------------------

1 Доктор юридических наук, профессор.

2 См.: Доклад о положении коренных малочисленных народов Севера в Российской Федерации. Подготовлен Ассоциацией коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. М, 1997. С. 26. 32-33.

3 См.: Концепция государственной национальной политики Российской Федерации: Утверждена Указом Президента РФ от 15 июня 1996 г. // Собрание законодательства РФ. 1996. N 25. Ст. 3010

4 См.: Федеральный закон от 30 апреля 1999 г. "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации" (ст. 13) // Собрание законодательства РФ. 1999. N 18. Ст. 2208.

5 См.: Федеральный закон от 19 сентября 1997 г. с изм. и доп. от 30 марта 1999 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (ч. 3 ст. 19) // Собрание законодательства РФ. 1997. N 38. Ст. 4339; 1999. N 4. Ст. 1653.

6 См.: Федеральный закон от 28 августа 1995 г. "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (ч. 1 п. 14 ст. 8) // Собрание законодательства РФ. 1995. N 35. Ст. 3506.

7 См.: Федеральный закон от 17 июня 1996 г. "О национально-культурной автономии" (ст. 7). - Собрание законодательства РФ. 1996. N 25. Ст. 2965; Положение о Консультативном совете по делам национально-культурной автономии при Правительстве Российской Федерации: Утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 18 декабря 1996 г. N 1517 с изм. и доп. от 25 января 1999 г. // Там же. 1997. N 1.Ст. 160; 1999. N 5. Ст.680.

стр. 20


--------------------------------------------------------------------------------

представителей малочисленных народов при органах исполнительной власти субъектов Федерации и органах местного самоуправления, а также участвовать в: подготовке и принятии органами государственной власти и органами местного самоуправления решений по вопросам, касающимся этих народов; проведении экологических и этнологических экспертиз; осуществлении контроля за использованием земель, соблюдением законодательства о гарантиях прав малочисленных народов (8).

Региональные правовые гарантии

Необходимые гарантии для участия коренных малочисленных народов в управлении государственными и муниципальными делами создаются в субъектах Российской Федерации. Анализ регионального законодательства (9) позволяет выработать разнообразные подходы, обеспечивающие достижение указанной цели. К ним относятся:

закрепление возможности непосредственного (раздельным голосованием) выражения мнения коренных малочисленных народов по конкретным вопросам (Эвенкийский и Ямало-Ненецкий автономные округа);

б области избирательных отношений:

а) образование в местах компактного проживания коренных малочисленных народов национальных избирательных округов (Карелия); округов с меньшей численностью избирателей (Якутия, Эвенкийский автономный округ); округов из не граничащих между собой территорий (Хабаровский край); многомандатных избирательных округов, от которых баллотируются представители коренных народов (Ямало-Ненецкий автономный округ) или кандидаты в орган парламента, призванный рассматривать вопросы этих народов (Ханты-Мансийский автономный округ);

б) предоставление права выдвижения кандидатов в депутаты ассоциациям коренных малочисленных народов Севера (Ненецкий, Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий автономные округа), в том числе только от соответствующей этнической общности (Ямало-Ненецкий автономный округ);

в) установление в законодательном органе квоты депутатов, представляющих интересы малочисленных народов (Ямало-Ненецкий автономный округ);

в сфере организации и деятельности органов государственной власти:

а) общая установка на принятие решений, затрагивающих интересы коренных малочисленных народов при их участии или участии органов и объединений, представляющих данные народы (типично для большинства субъектов Федерации, где проживают народы Севера);

б) учреждение специализированных структур, представляющих коренные малочисленные народы в законодательных органах. Таковыми являются: Ассамблея представителей коренных малочисленных народов Севера как своеобразная палата Ханты-Мансийской окружной Думы; полномочный представитель коренных малочисленных народов при Сахалинской областной Думе, избираемый съездом указанных народов и наделяемый правами, схожими с правами депутатов; постоянная комиссия Ненецкого окружного Собрания депутатов с особым статусом, непосредственно ведающая делами коренных малочисленных народов; заместитель Председателя парламента, избираемый либо из числа лиц коренных малочисленных народов (Ямало-Ненецкий автономный округ), либо от органа, представляющего эти народы в парламенте (Ханты-Мансийский автономный округ);

в) включение в систему исполнительной власти должности заместителя Председателя Правительства по делам коренных малочисленных народов (Ханты-Мансийский автономный округ), комитетов по делам данных народов, советов представителей коренных малочисленных народов при администрации соответствующих территориальных образований (Якутия, Эвенкийский автономный округ);

при организации местного самоуправления:

а) создание в местах компактного проживания коренных малочисленных народов национально-территориальных муниципальных образований (Республики Карелия, Бурятия, Якутия), выделение территорий традиционного природопользования (Иркутская область, Корякский и Ханты-Мансийский автономный округа);

б) развитие национально-территориального общественного самоуправления путем формирования советов общин, старейшин, представителей коренных малочисленных народов (Сахалинская


--------------------------------------------------------------------------------

8 См.: Федеральный закон от 30 апреля 1999 г. "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации" (п. 1, 2, 5 ст.5, п. 8 ст. 6, п. 2, 3, 5, 6, 7 ч. 1 ст. 8); Федеральный закон от 19 июля 1996 г. "Об основах государственного регулирования социально-экономического развития Севера Российской Федерации" (ч. 2 ст. 12) // Собрание законодательства РФ. 1996. N 26. С. 3030; Указ Президента Российской Федерации от 22 апреля 1992г. "О неотложных мерах по защите мест проживания и хозяйственной деятельности малочисленных народов Севера" (п. 1) // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. 1992. N 18. Ст. 1009; Постановление Правительства Российской Федерации от 13 сентября 1996 г. N 1099 "О федеральной целевой программе "Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера до 2000 года" (п. 3) // Собрание законодательства РФ. 1996. N 39. Ст. 4566.

9 См.: Статус малочисленных народов России. Правовые акты. Книга вторая. Составитель В.А.Кряжков. М., 1999. С.176-387.

стр. 21


--------------------------------------------------------------------------------

область. Таймырский (Долгано-Ненецкий), Ханты-Мансийский, Эвенкийский автономные округа);

применительно к общественным объединениям коренных малочисленных народов - наделение их особыми правами (помимо избирательных прав): правом законодательной инициативы (Корякский, Ненецкий автономные округа); иметь при Правительстве и местных органах власти своих уполномоченных (Якутия); вступать в координационные отношения с государственными органами при подготовке и реализации правовых актов, затрагивающих интересы коренных народов (Приморский край, Ненецкий и Чукотский автономные округа).

Эффективность правовых мер

Приведенные юридические положения позволяют сделать вывод о стремлении включения коренных малочисленных народов в политический процесс. Однако пока прилагаемые усилия лишены системности, различны по своей глубине, всесторонности и обоснованности. Как следствие, предпринимаемые меры не всегда дают ожидаемый эффект. Приведем несколько примеров: в предыдущем составе Государственной Думы Федерального Собрания лишь два представителя коренных народов Севера, тогда как в недавнем прошлом их было в несколько раз больше; в Палате Республики парламента Карелии нет депутатов-вепсов, хотя Конституция Республики (ст. 47) предусматривает образование избирательного округа в границах вепсской национальной волости; в Ассамблею представителей коренных малочисленных народов Севера Ханты-Мансийской окружной Думы избрано только два из шести депутатов от этих народов.

Некоторые законодательные новеллы, к сожалению, усложняют положение коренных малочисленных народов как участников политических отношений. Таковым является внесенное в 1998 г. дополнение в Федеральный закон "Об общественных объединениях" (10), согласно которому политическим общественным объединением не может быть признано "объединение, устав которого предусматривает членство в нем или принадлежность к нему граждан только по ... национальному, этническому ... признаку (признакам)" (ч. 2 ст. 12). В результате общественные объединения коренных малочисленных народов, не попадая в разряд политических, по названному Закону лишаются права участия в политической жизни общества путем влияния на формирование политической воли граждан, участия в выборах в

органы государственной власти и органы местного самоуправления посредством выдвижения кандидатов и организации их предвыборной агитации, участия в организации и деятельности указанных органов (ч. 1 ст. 12).

Допустимость предпочтений: зарубежная законодательная и судебная практика

Для дальнейшего рассмотрения этого вопроса необходимо принципиально решить - допустимо ли вообще какое-либо предпочтение коренным малочисленным народам как особой группе национальных меньшинств в политической сфере. Существующая зарубежная практика говорит в пользу такой возможности. В одних странах закон гарантирует представительство в парламенте (в его палатах) от автономных образований или территорий компактного проживания этнических групп (Дания, Испания, Канада, Финляндия) (11), в других - непосредственно от национальных меньшинств. В последнем случае предлагаются разные подходы: в Венгрии установлено, что в порядке, определяемом отдельным законом, меньшинства имеют право быть представленными в Государственном Собрании (12) ; в Польше избирательные комитеты организаций национальных меньшинств имеют право выдвигать всепольский список кандидатов в депутаты Сейма без каких-либо дополнительных условий, и на партии национальных меньшинств не распространяется требование обязательной поддержки 7 % избирателей (13); в Народной палате Индии за зарегистрированными или списочными племенами и кастами резервируется соответственно 38 и 37 мест (14); в Республике Хорватии лица, принадлежащие к этническим и национальным сообществам или меньшинствам, которые составляют более 8 % населения Республики, имеют право быть представленными пропорционально своей численности в структуре населения в Саборе и Правительстве, а также высших органах судебной власти; если численность данных общностей составляет менее 8 %, то от них может быть избрано в общей сложности пять депутатов в


--------------------------------------------------------------------------------

10 См.: Федеральный закон от 19 июля 1998г. "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общественных объединениях"". - Собрание законодательства РФ. 1998. N 30. Ст.3608.

11 См.: Конституция Королевства Дании (п. 28, 32(5)). - Конституции государств Европейского Союза. М., 1998. С. 303-314; Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Т. 3 / Под ред. Б.А. Страшуна. М., 1997. С. 207-208; Мишин А.А. Парламент Канады. - В кн.: Парламенты мира. М., 1991. С. 210, 240; Парламент Финляндии. Хельсинки,1996. С. 7.

12 См.: Закон N 77/1993 "О правах национальных и этнических меньшинств". - Magyar kozlony, 100. Budapest, 1993. Julius 22.

13 См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Том З/ Под ред. Б.А. Страшуна. С. 505-506.

14 См.: Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. Учебник. М., 1997. С. 505.

стр. 22


--------------------------------------------------------------------------------

Палату представителей Сабора Республики, которые являются представителями всех этнических и национальных сообществ или меньшинств, их избиравших, и обязаны защищать их интересы (15). Примечателен такой факт: с целью обеспечения межэтнической гармонии решением министра внутренних дел Великобритании всем подразделениям предписано иметь в своем составе не менее 7 % темнокожих сотрудников - представителей национальных меньшинств (16).

Право гарантированного представительства национальных меньшинств в органах государственной власти часто вызывает дискуссию в обществе. Однако в тех случаях, когда дело доходит до судебного разбирательства, суды европейских стран нередко высказываются при определенных условиях в пользу допустимости такого представительства. Так, Федеральный конституционный суд Германии, касаясь проблем представительства национальных меньшинств в парламенте, сформулировал следующие позиции: избирательный закон, устанавливающий 5%-ный барьер, исключает представительство партий национальных меньшинств, и снятие этого барьера применительно к ним вполне терпимо (решение от 11 августа 1954 г. (17)); выборы должны обеспечивать народную репрезентативность парламента; положения избирательного закона, гарантирующие представительство в нем меньшинств, служат указанной цели, не являются доминирующими и разрушающими принцип равных прав; в целом - нарушение государственной жизни предотвращается, если мера при достижении цели не превышает потребности (решение от 23 января 1957 г. (18)). Такой подход базируется на доктринальных представлениях о необходимости уважать права меньшинства (19), хотя, надо признать, применительно к избирательной системе разделяется не всеми (20).

Достаточно последователен в рассматриваемом вопросе Конституционный суд Республики Венгрии. В своих решениях от 10 июня 1992 г. (N 35/1992 (VI. 10.) и от 6 мая 1994 г. (N 24/1994 (V. 6.) в связи с затянувшимся изданием закона о порядке избрания национальных меньшинств в Государственное Собрание он констатировал несколько моментов: национальные меньшинства - государствообразующий элемент народа, источник власти; они имеют право на представительство в парламенте; парламент обязан принять закон, обеспечивающий такое представительство; непринятие данного закона есть нарушение Конституции в форме нереализации установленной компетенции.

Интерес представляет позиция Европейского Суда по правам человека. Она не формулируется непосредственно, но просматривается в решении от 23 июля 1968 г. о применении языков в системе образования Бельгии. В нем Суд изложил свою схему для определения факта наличия запрещенной дискриминации: а) выявленные факты свидетельствуют о различном обращении; б) различие является бесцельным, т.е. оно не может быть объективно и разумно обосновано с учетом целей и последствий рассматриваемой меры; в) отсутствие разумной соразмерности между используемыми средствами и поставленной целью (21). Иначе говоря, следуя этой логике, можно утверждать: дополнительные права, гарантирующие национальным меньшинствам представительство в органах власти, не дискриминационны, если неравенство подхода непроизвольно, поддается объяснению, оправданно, рационально.

Таким образом, законодательная и судебная практика европейских зарубежных государств свидетельствует о разнообразных решениях проблемы защиты прав национальных меньшинств на участие в государственной жизни. При этом не без сложностей, но все же утверждается правило "компенсационной дискриминации" (в виде предоставления им дополнительных гарантий), нацеленное на выравнивание шансов отдельных этнических групп, оказавшихся в силу малочисленности и других обстоятельств заведомыми аутсайдерами в политических отношениях.

Легитимность "дискриминации во имя благородных целей" в Российской Федерации

Есть ли в Российской Федерации конституционные основания для установления дополнительных государственно-правовых гарантий коренным малочисленным народам на представительство в органах власти и обязательный учет их мнения этими органами? Федеральная Конституция не содержит прямых установлений по данному вопросу. Вместе с тем некоторые из них могут рассматриваться как благоприятные для государственного протекционизма указанным народам, в том числе и в сфере политики. Таковыми


--------------------------------------------------------------------------------

15 См.: Конституционный закон от 8 мая 1992г. "О правах и свободах человека и правах этнических и национальных сообществ или меньшинств в Республике Хорватии" (ст. 18) // В сб. : Конституции государств Центральной и Восточной Европы. М., 1997. С. 462-484.

16 См.: Михеев В. Британская полиция в черно-белых тонах // Известия. 1999. 11 февр.

17 См.: Entscheidungen des Bundesverfassungsgerichts. 4 Band. Tubingen, 1956. N 4. S. 314.

18 См. Там же. 6 Band. Tubingen, 1957. N 10. S. 84-98.

19 См.: Государственное право Германии. Т. 1. М., 1994. С.95,97.

20 См.: Там же. С. 130.

21 См.: Гомъен Д., Харрис Д., Заак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М., 1998. С. 457.

стр. 23


--------------------------------------------------------------------------------

являются: характеристика России как демократического федеративного правового государства (ч. 2 ст. 2);

закрепление суверенитета многонационального народа (ч. 1 ст. 3), прав народов на равноправие и самоопределение (ч. 3 ст. 5); придание особого статуса коренным малочисленным народам (ст. 69, ч. 1 п. "м" ст. 72); возможность признания иных, кроме перечисленных в Конституции, прав и свобод человека и гражданина (ч. 1 ст. 55). То, что названные положения диктуют определенную государственно-правовую политику в отношении малочисленных этнических общностей, не вызывает сомнения и вполне обоснованно, как было показано выше, находит отражение в законотворчестве.

Предпосылки для уяснения анализируемой ситуации заключает в себе постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17 ноября 1998 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона "О выборах депутатов Федерального Собрания Российской Федерации" от 21 июня 1995 г. (22) Выводы, сформулированные в нем, касаются представительства в Государственной Думе от субъектов Федерации с малочисленным населением. Суд, признав соответствующим Конституции РФ положение об образовании избирательного округа на территории субъекта Федерации с числом избирателей меньше единой нормы представительства, руководствовался следующим: а) демократический принцип равных выборов и обязанность государства гарантировать равенство избирательных прав граждан, с одной стороны, и принцип федерализма и равноправия субъектов Федерации - с другой, могут в известной мере входить в юридическое противоречие; б) в целях сохранения стабильности конституционного строя, обеспечения надлежащего представительства и легитимности федерального парламента допустимо в качестве вынужденной меры определенное отступление от общей нормы представительства, т.е. ограничение на основании закона равного избирательного права в пользу принципов федерализма, что не может считаться результатом произвола и злоупотреблений; в) отсутствие таких норм поставило бы под вопрос принцип равноправия субъектов Федерации, а также представительный характер Государственной Думы. Изложенная правовая логика, на мой взгляд, может быть интерпретирована применительно к коренным малочисленным народам как дополнительный аргумент допустимости узаконения мер, гарантирующих в разумных нормах и при демократических процедурах их представительство в органах государственной власти и местного самоуправления.

Важно подчеркнуть, что дополнительные права коренных малочисленных народов, в том числе связанные с их представительством в органах власти и другими формами участия в политическом волеобразовании, должны устанавливаться Конституцией РФ или только федеральным законом. Это обусловлено двумя причинами. Согласно федеральной Конституции, во- первых, регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина, установление основ федеральной политики государственного и национального развития России находятся в ведении Российской Федерации (п. "в", "е" ст.71); во-вторых, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены (выборочные гарантии есть отход от равных прав и свобод) лишь федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, прав и законных интересов других лиц (ч. 3 ст. 55).

Некоторые направления решения проблемы

При решении проблемы участия коренных малочисленных народов в осуществлении власти необходимо действовать с учетом реальных исторических, демографических и других условий, уровней (федерального, регионального и местного) и структур органов власти, принимая во внимание апробированный опыт в Российской Федерации и зарубежных странах. Полагаю, что было бы целесообразно федеральным законом:

1) расширить возможности квотированного представительства малочисленных народов, предусмотрев его (по согласованию с ними - в пределах 5 мест) в Государственной Думе Федерального Собрания (23). Их кандидатуры могли бы избираться съездом данных народов. Лица, получившие депутатский мандат, независимо от своей национальной принадлежности, обязывались бы защищать интересы всех коренных малочисленных народов;

2) предоставить право субъектам Федерации определять структуру и организацию деятельности региональных органов власти и местного самоуправления с учетом этнического фактора, а также порядок избрания в эти органы представителей коренных малочисленных народов. Причем уполномоченные представители указанных народов могли бы избираться в названные органы не только путем всеобщих равных прямых выборов по специально образованным округам, но и на своих съездах. Подобный способ, если исходить из постановления Конституционного Суда


--------------------------------------------------------------------------------

22 См.: Собрание законодательства РФ. 1998. N 48. Ст. 5969.

23 Об этом говорят не только сами народы, но и государственные деятели (см.: Лицо "чужой национальности": интервью с председателем Комитета по делам национальностей Государственной Думы Федерального Собрания РФ В. Зориным // Дом и Отечество. 1997. 5-11 июля).

стр. 24


--------------------------------------------------------------------------------

РФ от 10 июня 1998 г. (24), при соблюдении некоторых условий вполне приемлем;

3) придать особый статус общественным объединениям коренных малочисленных народов. Это допускается Федеральным законом "Об общественных объединениях" (ч.2 ст.4) от 19 мая 1995 г. (25), подразумевается положениями Федерального закона "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации" от 30 апреля 1999 г. (ч. 2 ст. 12), согласуется с государственно-правовой практикой (специальные законы, как известно, действуют применительно к профсоюзам, некоммерческим и благотворительным организациям, молодежным и детским объединениям), отвечает потребностям данных общностей - малочисленных народов, живущих дисперсионно, имеющих специфические интересы и относительно ограниченные возможности для консолидированного их выражения и защиты. В указанном контексте было бы уместно вывести общественные организации и движения названных народов из-под запрета на их участие в политической жизни, работе органов государственной власти и местного самоуправления (26). Впрочем, Федеральный закон "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации" от 30 апреля 1999 г. закрепил ряд позиций, предусмотрев привлечение уполномоченных представителей малочисленных народов, в число которых включаются и их организации (п. 5 ст.1), к нормотворческой и иной государственной и муниципальной деятельности (ст. 5, б, 8);

4) установить такой порядок, когда коренные малочисленные народы или их уполномоченные представители могли бы: вносить предложения о необходимости принятия законов и иных нормативных актов, касающихся вопросов этих народов; комментировать соответствующие проекты готовящихся правовых актов, а также решений в сфере международного сотрудничества; высказывать свое мнение при рассмотрении кандидатуры на должности в органы, ведающие делами коренных народов; ставить вопрос о разрешении разногласий с органами власти посредством переговоров и других форм согласительных процедур.

* * *

Таким образом, коренные малочисленные народы - специфический субъект властных отношений. Конституция Российской Федерации и законодательство, подтверждая данное обстоятельство, создают определенные предпосылки для их участия в этих отношениях. Однако есть основания констатировать недостаточность принятых мер. Им следовало бы придать системность и с учетом складывающейся отечественной и зарубежной практики дополнить существующие гарантии малочисленных этнических общностей на представительство в органах государственной власти и местного самоуправления, постоянное и эффективное взаимодействие с указанными органами при решении ими вопросов коренных малочисленных народов. Частью названных мер могли бы стать повышение роли действующих общественных объединений указанных народов, а также учреждение новых организаций, например парламента по типу Ассамблеи народов России (27) либо скандинавскому варианту (28).


--------------------------------------------------------------------------------

24 См.: Собрание законодательства РФ. 1998. N 25. Ст. 3002.

25 См.: Собрание законодательства РФ. 1995. N 21. Ст. 1930; 1997. N 20. Ст.2231; 1998. N 30. Ст. 3608.

26 Отказ в праве этническим объединениям быть участниками политических отношений не является экстраординарным фактом: подобное имеет место в некоторых других странах (см.: Юдин Ю. Политические партии и право в современном государстве. М., 1998. С.67-68). Однако есть примеры противоположного свойства, когда таким объединениям не запрещается включаться в политическую жизнь (см.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран / Под ред. Б.А. Страшуна. Т. 1. М., 1993. С. 196). Введение ограничений применительно к общественным объединениям коренных малочисленных народов было бы оправданно, если бы они несли угрозу этнического экстремизма, но ее нет с их стороны. Следовательно, отсутствуют и основания для исключения этих объединений из политики.

27 См.: Ассамблея народов России. Материалы учредительной конференции. М., 1999.

28 Его отличает то, что парламент как особая разновидность этнического представительного органа действует на основе закона, которым определяются порядок его формирования, функции, организация и финансовые обязательства государства (см. соответствующие законы Норвегии и Финляндии в сб.: Правовой статус коренных народов приполярных государств / Отв. ред. и сост. В.А. Кряжков. М., 1997. С. 69-71; 16-123).

стр. 25






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2020. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)