ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


ИСТОРИЧЕСКИЕ ТРУДЫ АКАДЕМИКА Д. С. ЛИХАЧЕВА

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 02 августа 2017
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




Наука об историческом прошлом ставит в настоящее время перед исследователем столь многообразные и сложные задачи, что для их решения требуются очень большие знания, широкий кругозор, овладение различными специальностями гуманитарного цикла. Особенно это относится к тем, кто занимается проблемами средневековья, где источников мало и каждый из них приходится изучать всесторонне, привлекая при этом и памятники письменности, и археологические материалы, и произведения изобразительного искусства, зодчества и т. д. Конечно, каждая отрасль исторической науки имеет свою специфику, свой круг источников, свою методику и технику исследования, но лишь комплексное использование всех источников с применением разных методик может обеспечить полноценные выводы. А направляющим при этом принципом исследования должен быть принцип историзма, закономерного развития человечества, его культуры.

Все сказанное относится непосредственно к акад. Дмитрию Сергеевичу Лихачеву. Филолог, литературовед по специальности, он является историком широкого профиля по научным интересам, эрудиции, проблематике, методологии своих трудов. В своей книге "Возникновение русской литературы" он писал: "История литературы есть часть истории культуры (без всякого растворения в ней ее специфики), а история культуры есть часть исторической науки в целом, и это обстоятельство опять-таки облегчает нам изучение литературного развития, помогает восполнить недостающие звенья"1 . Таким образом, исследователь сам заявляет о своей тесной связи с исторической наукой, и все его творчество подтверждает это.

Благодаря Лихачеву издано много памятников средневековой письменности. Они публикуются в выпусках трудов Института русской литературы (Пушкинский дом) АН СССР и в серии "Литературные памятники". Иногда Лихачев сам готовит тексты к печати, иногда это делают его ученики и сотрудники под его редакцией. Но всегда налицо творческое участие ученого в подготовке изданий. Археографическая деятельность Лихачева касается, естественно, литературных произведений, но они являются и историческими источниками, которые постоянно используются при изучении разных проблем отечественного прошлого. Широко известны такие издания, как "Повесть временных лет", "Слово о полку Игореве", "Воинские повести древней Руси", "Послания Ивана Грозного", "Путешествия русских послов XVI-XVII вв." и пр., осуществленные Д. С. Лихачевым совместно с другими учеными. Публикации, подготовленные Институтом русской литературы, отличаются высокой археографической культурой. Тексты печатаются с использованием всех известных списков. Дается обзор списков, комментарий и ряд указателей: именной, географический, иной раз и предметно-терминологический. Иногда в издании помещаются тематические очерки: литературные и исторические. Большую популярность приобрел особый тип публикаций - так называемые монографические исследования - издания текстов, где памятник воспроизводится вместе с монографией о нем.

Органически вошли в историческую науку переводы древнерусских произведений и комментарии к ним, принадлежащие Лихачеву. Для примера достаточно сослаться на его перевод (совместно с Б. А. Романовым) "Повести временных лет", на который ссылаются все, изучающие Киевскую Русь.

Обращаясь к проблематике исследований Лихачева, следует прежде всего указать на глубокий его интерес к истории летописания и назвать его яркий труд "Русские

1 Д. С. Лихачев. Возникновение русской литературы. М. - Л. 1952, стр. 11.

стр. 132

летописи и их культурно-историческое значение" (М. -Л. 1947). Автор рассматривает летописи как исторический источник и как явление русской культуры, летописные своды - как памятники исторической и политической мысли. Он кладет в основу своей книги тезис: летописание тесно связано с жизнью, под влиянием ее требований менялся его характер и содержание. Глубокий историзм в подходе к материалу позволяет разглядеть за генеалогией летописных сводов борьбу и скрещивание идейно-политических течений. Расценивая появление летописного дела на Руси не как результат подражания византийским хроникам, а как следствие развития общественного сознания, Лихачев связывает дальнейший ход летописания с теми явлениями в жизни русского народа, которые происходили в периоды Древнерусского государства, феодальной раздробленности, политического объединения и создания Русского централизованного государства, вплоть до XVII века. Если в рассматриваемой работе автор в основном остановился на отражении в летописях идейно- политической борьбы, то в других своих трудах он показал, как реагировали летописцы на классовые столкновения своего времени.

В области источниковедческой (текстологической) методики Лихачев является последователем крупнейшего русского ученого А. А. Шахматова. В очерке "Шахматов как исследователь русского летописания" Лихачев отмечает, что Шахматов внес в изучение летописей новые приемы, изумительные по тонкости и дальновидности, .подчеркивает его склонность к сложным обобщениям, охватывающим огромное число частных фактов, "комплексный" характер его наблюдений. Предложенный Шахматовым текстологический метод (сличение летописных списков, расчленение летописных сводов, установление их взаимосвязей и т. д.) Лихачев считает фундаментом летописного источниковедения2 . Он зачастую идет вслед за Шахматовым и при рассмотрении чередования конкретных летописных сводов.

Но текстологию летописных памятников Лихачев всегда подчиняет задаче раскрытия их значения как явлений общественной жизни, их классовой сущности, их политического смысла. И здесь он выступает как историк- марксист, а его непосредственным учителем является акад. Б. Д. Греков, сделавший много для создания концепции истории феодальной России. В этом отношении заслуживает, например, внимания статья Лихачева "Софийский временник" и новгородский переворот 1136 г.", в которой история новгородского летописания рассматривается в связи с выводами Грекова об эволюции политического строя Новгорода в XII веке3 .

К оценке летописных произведений Лихачев подходил и с точки зрения их значения как памятников исторической мысли. Показательна его статья "О летописном периоде русской историографии"4 . Она была опубликована в связи с дискуссией о том, когда появились на Руси исторические представления, и была ответом тем, кто отрицал их наличие в летописях. Лихачев доказывает, что летописец был историком, что у него имелось свое понимание причинно-следственной связи событий, он сознательно относился к предшествующему ему материалу, проверял хронологию используемых источников, стремился к пополнению своего труда новыми фактами.

Летописное дело - это лишь один участок культуры и лишь один из источников для его изучения. Творческое перо Лихачева всегда стремится к воспроизведению явления во всей его полноте с привлечением источников во всем их многообразии. Так зарождаются яркие труды ученого по истории русской культуры: "Культура Руси эпохи образования Русского национального государства (конец XIV - начало XVI в.)" (М. 1946), "Новгород Великий. Очерк истории культуры Новгорода XI-XVII вв." (М. 1949), "Культура русского народа X-XVII-вв." (М. - Л. 1961), "Культура Руси времени Андрея Рублева и Епифания Премудрого (конец XIV - начало XV в.)" (М. - Л. 1962) и др. Все это в основном научно-популярные работы. Написанные мастером слова, знатоком вопроса, выдающимся ученым, проникнутые любовью к национальным культурным ценностям, они имеют большое познавательное значение, содействуют патриотическому воспитанию людей. Есть общие черты у всех этих книг: понимание многосторонности культуры (просвещение, литература, летописное дело, эпос, живопись,

2 См. "А. А. Шахматов. 1864 - 1920". Сборник статей и материалов под ред. С. П. Обнорского. М. - Л. 1947.

3 "Исторические записки". Т. 25. 1948.

4 "Вопросы истории", 1948, N 9.

стр. 133

зодчество, нравы, быт), ее динамизма, ее национального облика, богатства, международного значения.

Лихачев поднимает вопрос о значении культуры прошлого для познания настоящего и проникновения взором в будущее. "Знание истории своего народа, - пишет он, - знание памятников его культуры открывает перед человеком целый мир - мир, который не только величествен сам по себе, но который позволяет по-новому увидеть и оценить современность". Передача культурных ценностей связует поколения и создает условия прогресса человечества. По словам Лихачева, "знание прошлого - это понимание современности. Современность - это итог прошлого, а прошлое - это еще не развившееся будущее. Мы живем в великом потоке времени, движением которого мы научились управлять и которое приведет нас к коммунизму, где понадобится все, в том числе и все то лучшее, что было создано человеком во все века его существования"5 . Глубокими мыслями о роли памятников культуры в истории человечества делится Лихачев с читателями своей книги "Поэтика древнерусской литературы". "В отличие от общего движения "гражданской" истории, - пишет он, - процесс истории культуры есть не только процесс изменения, но и процесс сохранения прошлого, процесс открытия нового в старом, накопления культурных ценностей"6 . Лучшие произведения культуры продолжают участвовать в жизни человечества. Писатели прошлого, произведения которых люди продолжают читать, - это наши современники. В произведениях гуманистических, человечных культура не знает старения.

Эти мысли ученого плодотворны и поучительны. Они свидетельствуют о том, что наряду с исследовательским мастерством в изучении конкретных явлений русской культуры Лихачеву присуще также стремление к постановке больших теоретических вопросов. Философская направленность интеллекта - его органическое свойство. Ряд теоретических положений развивает автор в уже упоминавшейся книге "Возникновение русской литературы". Основные из них сводятся к обоснованию исторического метода: памятники литературы и письменности - частица истории; история литературы и письменности входит в историческую науку как часть в целое; историк литературы обязан опираться на достижения исторической науки; историзм - необходимое требование, предъявляемое теоретической мыслью к научному изучению развития литературы. С этих позиций Лихачев рассматривает основные проблемы возникновения древнерусской литературы. Она родилась из внутренних потребностей феодального общества древней Руси, была подготовлена развитием русского языка, устного творчества; известную роль в этом процессе сыграло и культурное общение Руси с другими странами, но оно не было первопричиной появления литературы.

Рассматривая процесс феодализации и образование Древнерусского раннефеодального государства, Лихачев останавливается на вопросе о создании господствующим классом своей надстройки путем подчинения письменного творчества и установления контроля над творчеством устным. Так складывались две культуры: одна господствующая, идеалистическая, церковная, тесным образом связанная с Византией, другая - народная, самобытная, связанная с русской действительностью. Касаясь обеих культур, Лихачев делает тонкие исторические наблюдения. Так, говоря о роли деловой письменности в становлении литературы, он отмечает искусство юридических обобщений в "Русской Правде", договорах с греками, подготовивших развитие обобщений художественных.

Ряд важных соображений высказывает Лихачев по поводу византийского "влияния" на Русь. Культура, попадавшая в русское общество из Византии, была культурой не народа, а аристократии, чиновничества, хотя и создавалась руками народа. Старая классовая культура Византии была призвана на помощь молодой классовой культуре Руси. Таким образом, византийское влияние не являлось делом общенародным. При этом Русь воспринимала его не пассивно, а активно - брала лишь необходимые ей элементы культуры.

В книге Лихачева "Возникновение русской литературы" поднимается еще одна общая теоретическая проблема: классовый характер русской литературы и ее народность. Автор возражает против встречающегося вульгаризаторского утверждения, что

5 Д. С. Лихачев. Культура русского народа X-XVII вв., стр. 7.

6 Д. С. Лихачев. Поэтика древнерусской литературы. Изд. 2-е. Л. 1971, стр. 405 - 406.

стр. 134

все, идущее от устного народного творчества, прогрессивно, а все "письменное", "книжное" - реакционно. Борьба шла не между письменным и устным творчеством, а между идеологиями двух основных классов эпохи феодализма. При этом обоим классам-антагонистам феодального общества был свойствен патриотизм, но содержание и проявления его были различны.

Продолжением труда "Возникновение русской литературы" является книга Лихачева "Развитие русской литературы X-XVII вв." (Л. 1973). В ней автор, по его словам, стремился дать некоторые обобщения для построения в будущем "теоретической истории русской литературы", под которой он понимает исследование на основе изучения "целых ансамблей микрообъектов" характера процесса и его движущих сил. "Теоретическое (статистическое)" литературоведение он сравнивает со статистической физикой. Выступая с позиций историзма, Лихачев развивает мысль о единстве человеческой истории, о том, что путь каждого народа подчинен общим законам движения общества. Он присоединяется к концепции мирового исторического процесса, предложенной акад. Н. И. Конрадом, которая связывает развитие мировой культуры со сменой общественных формаций, выделяя три эпохи: античность с культурой рабовладельческого строя, средневековье с культурой феодализма, Возрождение, когда появляются первые ростки капитализма. Наличие этих трех эпох в жизни народов - закономерное явление, а не историческая случайность.

Лихачевым сделана попытка применить концепцию Конрада к России. Русь миновала стадию рабовладельческой формации. Славяне от первобытнообщинного строя перешли непосредственно к феодализму. Поэтому русский народ не знал античной стадии культуры. Но отсутствие какой-либо стадии общественного развития требует "компенсации" - восполнения, обычно получаемого от соседних народов. Киевская Русь воспользовалась опытом Византии и Болгарии. В XIV-XV вв. Русь стояла на пороге Возрождения. Но Возрождения в ней не произошло. Имели место лишь отдельные элементы гуманистического и возрожденческого характера и реформационного движения. Весь этот комплекс явлений Лихачев именует Предвозрождением. Предренес- санс не перешел в России в Ренессанс. Сказалось отсутствие на Руси настоящей античности с развитой культурой рабовладельческой формации. Черты Предвозрождения автор ищет в проявлении в письменных памятниках личностного начала, росте самосознания.

В соответствии со своей специальностью, интересами и темой книги он пишет о явлениях в области литературы. Но историк не может пройти мимо заявления Лихачева, что следовало бы рассмотреть в том же плане взаимоотношения литературы и юридических памятников древней Руси ("Русской Правды", "Мерила Праведного", различных судебников, "Уложения" и т. д.). Проблема Предвозрождения в России, с которой Лихачев выступил в печати, встретила живой отклик со стороны историков русской и мировой культуры. Отношение к его выводам было разное. Сторонники понимания Ренессанса как явления чисто итальянского определенной эпохи считали неправомерным искать в русской действительности даже зачаточные явления Предренессанса. Однако идея общих закономерностей мировой истории, находящая все большее признание у исследователей и подтверждение на материалах русской жизни XIV-XV вв., склоняет отечественных медиевистов к признанию понятия "Предвозрождение".

Книгу Лихачева "Человек в литературе древней Руси" (М. - Л. 1958, изд. 2-е - 1970) можно было бы назвать, по ее впечатлению на читателя, произведением литературной живописи. Ее задача - рассмотреть художественное видение человека в древнерусской литературе и художественные методы его изображения. Книга снабжена снимками, показывающими соответствие изображений человека в литературе и в живописи. Видение человека (его понимание писателем) "это начало пассивное, воспринимающее; методы изображения - начало активное, творческое; и то и другое зависит в конечном итоге от отношений своего времени, от классового мировоззрения писателя. Лихачев рассматривает изменения в изображении человеческого характера на протяжении XI-XVII вв. в связи с переменами в общественном строе, прослеживает сменявшие друг друга на протяжении эпох стили.

Книга содержит большой познавательный материал. В ней даны итоги изучения богатого культурного наследия Руси. Но есть в ней еще одна черта, заслуживающая быть отмеченной: это - исследование из области исторического источниковедения. В

стр. 135

самом деле, видение писателем человека - это отражение в источнике как самого человека, так и среды. В то же время Лихачев показывает воздействие среды и людей на писателя и его вмешательство в окружающую действительность. Все это демонстрируется на примере ряда эпох. Так, литература XI-XIII вв. в изображении людей следует феодальным идеалам, воспроизводит представления о том, каков должен быть представитель феодального класса, занимающий ту или иную ступень иерархической лестницы. В начале XVII в. накопление социальных противоречий в феодальном обществе и опыт классовой борьбы приковывали внимание литературы к сложности и противоречивости человеческих характеров.

Источниковедческая тематика пронизывает всю деятельность Лихачева, будь то подготовка памятников к изданию, изучение конкретных проблем исторического прошлого, разработка общетеоретических вопросов литературоведения и истории, философские размышления о роли культуры в мировом процессе. Заслуживает особого рассмотрения специальный труд Лихачева из области теоретического источниковедения "Текстология на материале русской литературы X-XVII вв.". В нем подведены итоги многолетним наблюдениям автора над рукописным наследием прошлого и намечены новые перспективы в этой области. Он определяет текстологию как науку, которая "ставит себе целью изучить историю текста памятника на всех этапах его существования в руках у авторов и в руках его переписчиков, редакторов, компиляторов, т. е. на всем его протяжении пока только изменялся текст памятников... История текста явилась в известной мере историей их создателей и отчасти... их читателей. На первое место в текстологии выступили человек и общество в том их понимании, которое дает исторический материализм"7 .

Лихачев подчеркивает, что текстолог обязан быть историком в самом широком смысле слова. И весь труд Лихачева построен на материале памятников письменности разнообразного характера и содержания: литературных (особенно летописных), законодательных, актовых и т. д. Автор широко использует опыт анализа "Русской Правды", документов княжеских архивов, монастырских копийных книг. На новую ступень подняты Лихачевым методические приемы Шахматова, призванные служить марксистско-ленинскому источниковедению. Вся система построений Лихачева направлена к утверждению в текстологии понятия "закономерность" и в подчинении текстологии решению этой задачи.

Научно разработанная текстология, по мысли Лихачева, должна сузить применение понятия "случайность" к наблюдениям за историей рукописных памятников. С точки зрения методики научного исследования случай - это тот остаток, который остается в результате всех попыток ученого объяснить то или иное явление, считает Лихачев. Свести роль случая в науке к минимуму и тем самым расширить возможности научного познания - этому он посвящает свою богатую творческую жизнь. Задача благородная, и в ее решении автор достиг больших высот.

Академик Л. В. Черепнин

7 Д. С. Лихачев. Текстология на материале русской литературы X-XVII вв. М. - Л. 1962, стр, 23, 24, 25.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2017. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций