ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

Сезон 1968. ДОЛГОЖДАННАЯ ПОБЕДА ГРЭМА ХИЛЛА

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 08 февраля 2005
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА: Формула - 1




ДОЛГОЖДАННАЯ ПОБЕДА
ГРЭМА ХИЛЛА

РОБ УОКЕР

9-ый Гран-при Испании

Генри Мэнни решил взять годичный отпуск, чтобы отдохнуть от европейского театра. Я думаю, высказывания его детей во время одного из его нечастых визитов домой, типа "Мама, опять приехал этот г-н Мэнни", наконец, оказались ему не по силам, и он решил приучить их, что это был Папа, а не г-н Мэнни.
На самом деле, он мне рассказал, что больше не может вернуться в Европу по причине грубого обращения жандармерии, что, впрочем, не далеко от истины. В любом случае, Генри может теперь побездельничать, а мне придется бороться с жандармами на протяжении следующих восьми гонок Чемпионата Мира Формулы 1. Так пожалуйста, как писал Шекспир, друзья, римляне, соотечественники, выслушайте меня, я пришел похоронить Цезаря, но у меня нет лопаты. На самом деле, я не думаю, что воспроизвел этот отрывок в точности, но это не имеет особого значения, так как я собираюсь рассказывать о 9-ом Гран-при Испании, а не о гонке колесниц.
В последний раз в качестве зачетной гонки Чемпионата Мира Гран-при Испании проводился в Барселоне в октябре 1954 года, и тогда его выиграл Майк Хоторн на Ferrari, Муссо на Maserati был вторым, а Фанхио на очень больном Mercedes-Benz – третьим. Последний факт являлся наиболее значительным для этой гонки, после которой последовал почти полный закат команды Mercedes, Фанхио был на больном третьем месте, Клинг – на жалком 5-ом, а Херрманн сошел.
Теперь испанцы построили новую трассу в Хараме, за пределами Мадрида и, проведя несколько гонок Формулы 2, решили обратиться с просьбой восстановить у себя гонку Чемпионата Мира Ф1. Чтобы вернуть себе этот статус, согласно правил, на трассе должна быть проведена незачетная гонка Ф1 в год, предшествующий году возвращения, и, хотя правила придуманы, чтобы их нарушать, как в случае с ГП Канады в прошлом году, испанцы все же подчинились. Гонка, проведенная 12 ноября, привлекла скудное количество участников, поскольку прошла она спустя три недели после Мексики и незадолго перед тем, как болиды должны были отправиться в Южную Африку. Но она выявила несколько интересных моментов – во-первых, заградительные барьеры были опасно высоки (Джеки Стюарт был очень близок к тому, чтобы быть обезглавленным одним из них после вылета на своей балластной Matra F2), а во-вторых, по краям трассы было слишком много мелких камней, которые могли привести к потере контроля над болидом.
В конечном счете, фактор безопасности превратился в насущный вопрос. В конце прошлого года почти все, кто интересуется автогонками, выразили большое недовольство тем, как FIA и CSI контролировали спорт. Поэтому на встречу были созваны все заинтересованные стороны и группа под названием Лондонский Комитет. В ходе заседания было установлено, что руководящие автогоночные организации являлись непригодными, неэффективными, не придерживались своих решений и не представляли интересов большей части участвующих в спорте. Комитет потребовал, чтобы FIA встретилась с делегацией Лондонского Комитета для обсуждения этих вопросов. В течение некоторого времени FIA игнорировала это требование, кроме того, она поместила нескольких представителей Лондонского Комитета в свои подкомиссии. Все это коснулось и Гран-при Испании, потому что они назначили Йо Боннье, президента Ассоциации Гонщиков Гран-при, в комиссию по безопасности вместе с герром Шмидтом от Нюрбургринга, синьором Баккьягалуппи от Монцы и Питом Нартером из Голландии – высококвалифицированных людей.
Они осмотрели трассу Харама и дали несколько рекомендаций. Позднее был произведен дальнейший осмотр, но было сделано очень мало, поэтому был выставлен ультиматум, гласивший, что меры безопасности должны быть обеспечены к 28 апреля, за две недели до гонки, или гонка утратит статус зачетной. После осмотра 28 апреля Боннье сообщил Баумгартнеру, президенту CSI, что требования не были выполнены, и Баумгартнер отправил испанским организаторам и участникам телеграмму о том, что с гонки снимается статус зачетной. Тогда вмешалась FIA и сообщила, что на трассе работают сто испанцев, и меры безопасности, вероятно, будут приняты вовремя, таким образом, они одержали верх над CSI и вернули гонку в Чемпионат Мира.
Бедные участники. Неудивительно, что они желают перемен в автогоночном руководстве. Сначала гонка отменяется, потом она включается, и все это время они должны ожидать решения, а затем мчаться через всю Европу на своих фургонах, чтобы вовремя прибыть в Мадрид, при этом рискуя тем, что болиды могут конфисковать на границе, поскольку испанская таможня – это нечто из ряда вон выходящее. В действительности, быстрее всех испанскую таможню прошли BRM, которые потратили на нее пять с половиной часов, причем все документы у них были в порядке, тогда как больше всех не повезло Honda, которые провели на границе 48 часов.
Я летел из Лондона в Мадрид с несколькими членами команды BRM, которые были совершенно расстроены утренним известием об ужасной катастрофе в Индианаполисе, в которую угодил несчастный Майк Спенс.
Проблема квалификации, которая для некоторых участников является настоящим мучением, в Хараме не стояла, поскольку наблюдался самый малочисленный за многие годы состав участников гонок Чемпионата Мира. Одной из главных причин такого небольшого количества болидов была близость по срокам Индианаполиса, на который отвлекается все больше и больше конструкторов Ф1. Именно по этой причине не прибыл Дэн Гарни со своим Eagle. Джек Брэбхем также был занят подготовкой болидов как для Инди, так и для Харамы, но когда он услышал, что испанская гонка якобы не состоится, он переключил свои трудовые ресурсы. Когда он узнал о том, что она все-таки будет, он докончил новое шасси для Риндта, установив на него старый двигатель, но было уже слишком поздно для подготовки своего собственного болида. Другими отсутствующими являлись один Lotus и один BRM по причине очень печальных потерь в лице Джима Кларка и Майка Спенса. Также отсутствовал Джеки Стюарт, который двумя неделями ранее сломал кость запястья во время тренировки перед гонкой Ф2 на этой трассе. Но его Matra-Ford была передана Бельтуазу, поскольку Matra с французским V-12 еще не совсем готова, или, возможно, они берегут ее для Монако. Боннье, который, возможно, стал бы полезным дополнением к пелотону со своим McLaren-BRM, гонялся на своей Lola Т70 в Швеции.
Что касается присутствовавших, Джон Сэртиз располагал новым шасси Honda и фактически новым двигателем, за исключением коленвала. Он был разработан тем самым конструктором, который создал очень удачные двигатели Ф2 для Джека Брэбхема, в отличие от старого двигателя, который был разработан человеком, создавшим неудачный двигатель Ф2. Новый двигатель, безусловно, звучит намного лучше. Болид весит 1290 фунтов – все же довольно тяжеловат, – а двигатель выдает 420 л.с. Джон говорит, что в нижнем диапазоне все же чувствуется недостаток тяги, но он компенсируется наличием 12-ти механиков и двух конструкторов под рукой. Возможно, наиболее усовершенствованным болидом являлся BRM Родригеза с прекрасно управлявшимся шасси Лена Тэрри и 12-цилиндровым двигателем мощностью примерно 390 л.с. и высоким крутящим моментом в нижнем диапазоне, идеально подходившими для Харамы и Монако. Lotus привезли тасманский болид для Хилла, а также новый неопробованный болид. Но из-за недавних несчастий Колин Чепмэн распорядился не использовать его, пока сам лично не проконтролирует испытания. У меня был тасманский болид Джима Кларка для Джо Зифферта, и я надеюсь к гонке в Спа заполучить недавно разработанный Lotus. Болиды Cooper для Скарфиотти и Редмэна были оснащены 12-цилиндровыми двигателями BRM и по-прежнему испытывали проблемы с управляемостью. Ferrari для Амона и Икса были теми же, на которых они гонялись в этом году, то же самое можно было сказать и о McLaren-Ford для Брюса и Денни Халма, но они имели удлиненные впускные трубы для увеличения тяги в нижнем диапазоне. Брюс считает, что они дают ему выигрыш в три десятых секунды на круге, что означает 27 секунд за всю гонку. Вес Ken Tyrrell Matra-Ford для Бельтуаза был снижен на 35 фунтов за счет широкого применения титана.
По прибытии погода была холодной и влажной, но к началу первой пятничной тренировки небо прояснилось, стало ярко и солнечно, температура асфальта достигала 85°F (29°С). Первая сессия заняла полтора часа, и ничего впечатляющего не произошло. Зифферт совершил гигантский разворот и продолжил движение, Скарфиотти потерял свой Cooper и ударился об ограждение, получив небольшое повреждение, после чего маршал выскочил и замахал зеленым флагом, предупреждая Родригеза об опасности. Иногда здесь все становилось с ног на голову. Настоящей темой для разговора являлся рекорд круга, принадлежавший Бельтуазу на Matra F2, 1 мин. 28.2 сек., и за обе сессии первого дня тренировок только один болид превзошел эту отметку, им оказался Родригез на BRM, прошедший круг на одну десятую секунды быстрее. Организаторы сказали, что трасса стала медленнее из-за конусообразных бордюрных камней, ограничивающих повороты, и я думаю, что, видимо, так оно и было.
Во время второй сессии Грэм Хилл уничтожил двигатель, что повлекло за собой его замену в течение ночи. По пути в боксы загорелся Редмэн, но огонь, приписанный неисправности электрики, вскоре был потушен. Скарфиотти снова развернулся, но без повреждений, а Бельтуаз ударился о столб после того, как счел, что его тормоза полностью притерлись, но обнаружил обратное. Нижний поперечный рычаг был согнут, но затем был легко восстановлен. После тренировки МакЛарен решил заменить оба двигателя, свой и Халма – возможно, это была плановая замена, поскольку двигатели уже преодолели по 500 миль каждый.
Второй день тренировок, несомненно, восполнил какие бы то ни было происшествия, которых недоставало в первый день. Джек Брэбхем приложил огромные усилия и заказал самолет для доставки своего нового болида, который только что был собран и нес на себе первый двигатель Repco с 4-мя распредвалами. У них не было ни времени, чтобы опробовать шасси, ни двигателя. В субботу утром болид был доставлен в Мадрид, а в полдень – на трассу; немного приспособившись, к 4-ем часам вечера Брэбхем смог подготовить его для дневной сессии.
Погода была идеальной с температурой асфальта 95°F (35°С), но начало тренировки откладывалось, поскольку опаздывал вертолет скорой помощи. Когда она началась, Бельтуаз благоразумно отправился совершать быстрые круги и вскоре обеспечил себе 5-ое место на стартовой решетке с 1:28.3; Амон на Ferrari завоевал поул-позицию с 1:27.9, побив лучшее время Родригеза предыдущего дня на 0.20 сек. Те, кто начал раньше других показывать быстрые круги, оказались в выигрыше, потому что вскоре трасса стала очень скользкой от масла. Главным виновником этого был Пирс Кэридж, на Parnell BRM которого отсоединился главный масляный патрубок. У маршалов, видимо, не оказалось цемента для присыпки масляных пятен, и все, что они смогли сделать, это набросать небольшие горстки пыли с обочины. Этого было явно недостаточно, поэтому все возвратились в боксы на передышку.
Потом на трассу выехал Джек Брэбхем, чтобы попробовать настроить свой новый болид, но после нескольких кругов он начал звучать довольно грубо. Затем в конце прямой у него провалился клапан из-за выскочившего седла, и вскоре двигатель взорвался, повсюду разлив масло. Брюс МакЛарен, шедший в 10-ти секундах позади, затормозил на масле и, вылетев с трассы, пробил первое ограждение, затем второе и ушел в канаву, но вскоре выбрался из машины невредимым. Передняя часть болида была очень сильно повреждена, а также управление и передняя подвеска, но, к счастью, команда располагала всеми необходимыми запчастями и смогла восстановить его к гонке. У Джека дела складывались не столь успешно, поскольку у него не было запасного двигателя. Как он мне сказал, либо одна из свеч зажигания была заклепанной, либо кто-то надел на нее изнутри гайку, не предупредив его! Риндт также испытывал проблемы с перегревом и пробитой прокладкой, но поскольку у него стоял прошлогодний двигатель с 2-мя распредвалами, у команды нашлись запчасти для него.
В Cooper Скарфиотти и Редмэн обменялись болидами, и сделка оказалась выгодной для каждого из них, поэтому им сказали, что в связи с этим на болидах необходимо поменять некоторые настройки. Когда я спросил Грэма Хилла, как ведет себя его болид, он ответил: "На этой трассе – дико, очень дико".
К окончанию тренировки масло немного подсохло, Зифферт на Lotus улучшил свое время на секунду, и стартовая решетка была окончательно сформирована.
СТАРТОВАЯ РЕШЕТКА
Денис Халм 1:28.3
McLaren-Ford Педро Родригез 1:28.1
BRM V-12 Крис Амон 1:27.9
Ferrari V-12
Ж.-П. Бельтуаз 1:28.3
Matra-Ford Брюс МакЛарен 1:28.3
McLaren-Ford
Жаки Икс 1:29.6
Ferrari V-12 Джон Сэртиз 1:28.8
Honda V-12 Грэм Хилл 1:28.4
Lotus-Ford
Джо Зифферт 1:29.7
Lotus-Ford Йохен Риндт 1:28.7
Brabham-Repco
Брайен Редмэн 1:31.0
Cooper-BRM Л. Скарфиотти 1:30.8
Cooper-BRM Пирс Кэридж 1:29.9
BRM V-12
В воскресенье погода выдалась также замечательной, с ясным голубым небом и температурой асфальта около 96°F (35,5°C). Гонка должна была начаться в довольно непривычное время, в полдень, как выяснилось, чтобы выгодная клиентура могла после гонки уехать домой и пообедать. Видимо, в Испании обедают на 2 часа позже, затем у них сиеста, а ночью все идут на бои быков. Нас предупредили, чтобы мы прибыли на трассу пораньше, чтобы не угодить в ужасные пробки. К сожалению организаторов, пробок не наблюдалось, поскольку зрителей было не так много, как они рассчитывали.
Старт был организован разумно и вовремя, и единственное происшествие произошло с двигателем на Brabham Риндта. За ночь его заменили на старый отремонтированный. С ним было все в порядке, пока он не выехал на прогревочный круг, назначение которого он воспринял в буквальном смысле и стал действительно перегреваться. Поэтому, когда флаг упал, механики все еще пытались охладить его, и Риндт ушел в гонку примерно с 15-секундным опозданием, тогда как все остальные стартовали отлично, за исключением Грэма Хилла, который тронулся очень грубо и долго не мог достичь хорошего сцепления с трассой.
На старте Педро Родригез на BRM V-12 закусил удила и немедленно захватил лидерство. В довольно страшной манере он вошел в поворот перед боксами, но удачно прошел его, и за ним было интересно наблюдать. Положение на первом круге было следующим: Родригез, Бельтуаз (Tyrrell Matra-Ford), Халм (McLaren-Ford), Амон (Ferrari V-12), МакЛарен (McLaren-Ford), Сэртиз (Honda V-12), Зифферт (мой Lotus-Ford), Икс (Ferrari V-12), Редмэн (Cooper-BRM V-12), Хилл (Lotus-Ford), Кэридж (Parnell BRM H-16), Скарфиотти (Cooper-BRM V-12) и Риндт (Brabham-Repco). Педро продолжал лидировать, в то время как Грэм Хилл начал наверстывать упущенное после плохого старта и стремительно прорываться вперед сквозь пелотон. Он прорвался с 10-ой позиции на первом круге до седьмой на втором круге, а к 11-му кругу он прошел Денни Халма и вышел на 5-ую позицию, позже в гонке этот маневр оказался довольно значимым. Джон Сэртиз также вышел вперед МакЛарена и Халма, но вскоре Денни вернул себе свою позицию. К 6-му кругу Родригез обладал 2-секундным преимуществом над Бельтуазом, но только Бельтуаз начал сокращать отрыв, как в то же самое время в зоне его выхлопа появилась зловещая струйка дыма. На 9-ом круге Кэридж на BRM заехал в боксы с перегревавшимся двигателем из-за дефектной крышки радиатора, на ремонт которой ушло 9 кругов. К 10-му кругу Родригез шел в секунде впереди Бельтуаза, в 2-ух – Амона и Халма, в 5-ти – Хилла, в 10-ти – Сэртиза и МакЛарена, в 11-ти – Зифферта и в 13-ти – Риндта, в то время как Икс, Скарфиотти и Редмэн растянулись на некотором расстоянии позади.
На 12-ом круге Бельтуаз захватил лидерство и создал 2-секундный отрыв от Родригеза, но по-прежнему продолжал дымить. Это был действительно выдающийся поступок для гонщика, впервые гонявшегося на болиде Ф1, и обладай он капелькой удачи, возможно, выиграл бы гонку. На 10-ом круге Риндт прекратил гонку из-за перегревшегося двигателя и потери масляного давления, а на 13-ом круге из-за поломки трамблера на Ferrari сошел Икс, проводивший не самую удачную гонку в хвосте пелотона. На том же круге Амон прошел Родригеза и вышел на вторую позицию, а затем он направил свои устремления на Бельтуаза, шедшего в двух секундах впереди. Но на 16-ом круге Бельтуаз влетел в боксы, чтобы изучить создаваемую им дымовую завесу. Обнаружилось, что масляный фильтр был слишком сильно затянут, и вследствие этого разрушился сальник; очевидно, запасного сальника под рукой не оказалось, но была возможность снять его с другого двигателя. Тем временем он был отправлен обратно на трассу, потеряв полтора круга, а двумя кругами позже снова заехал в боксы, чтобы механики завершили работу. В конце концов, вернувшись в гонку, он потерял всего восемь кругов, но это не остановило его, и он начал наверстывать упущенное, в конечном счете показав быстрейший круг за 1:28.3. Это было на одну десятую секунды медленнее, чем его собственный рекорд круга на болиде Ф2, но вообще-то я уже говорил, что новые бордюры безопасности приводили к секунде потерь на круге.
Педро очень быстро приближался к Амону, и на 20-ом круге он был всего в 0,2 секунды позади, далее шли Хилл, Халм, Сэртиз, МакЛарен и Зифферт, и затем с большим отставанием слетанная пара Cooper Скарфиотти и Редмэна. Первую четверку разделяли всего 7 сек., так что гонка еще не утратила интереса. На 25-ом круге Зифферт заехал в боксы из-за топлива, капавшего из одного из баков, давшего течь. Кокпит был весь в бензине, который жег ему ногу и заставлял ее соскальзывать с педалей. Проблема была решена перекрытием одного из топливных кранов, и он вернулся в гонку непосредственно позади МакЛарена, точно там же, где и шел раньше, но уже с отставанием в один круг.
В это время разрыв между Амоном, Родригезом и Хиллом составлял всего 4 секунды, а затем на 28-ом круге Педро переусердствовал и, поскользнувшись на масле, вылетел сквозь оба ограждения безопасности через широкую канаву и резко остановился прямо перед бросившимися врассыпную зрителями. Какое счастье, что комиссия по безопасности настояла на этих мерах предосторожности. Педро вышел из аварии совершенно невредимым и успешно добрался до боксов, но болид был очень сильно поврежден и, очевидно, его ожидала разборка, но местное население решило выполнить ее за механиков, и когда те прибыли к месту аварии, носовой части уже не было. Если бы они прибыли еще позже, от болида вообще бы ничего не осталось, и кто-нибудь ездил бы по Мадриду на своем SEAT с двигателем BRM. Но, в конечном счете, большинство частей болида было восстановлено.
Эта авария вывела Амона в лидеры с 7.6-секундным преимуществом над Хиллом, Халмом, Сэртизом и, после приличного интервала, над МакЛареном. Затем последовала довольно скучная часть гонки, поскольку Амон постепенно начал отрываться от Грэма Хилла, и, как сказал Грэм после гонки, он ничего не мог с этим поделать. К 50-му кругу Крис имел 22.2-секундное преимущество над Грэмом, который, в свою очередь, на 9 секунд опережал Денни Халма, шедшего в 16-ти секундах впереди Сэртиза. Интерес к гонке практически пропал, но неожиданно произошла драма, когда Амон потерял передачу перед боксами, и все задались вопросом, все ли у него в порядке. В то же время Денни начал приближаться к Грэму и к 54-му кругу он сократил разрыв до 6-ти сек. Затем на 58-ом круге произошла еще одна драма, когда на лидирующей позиции оказался не Амон, обладавший 22-секундным преимуществом, а Грэм, на 5 секунд опережавший Халма, шедшего в 17-ти секундах впереди Сэртиза. Как выяснилось, на Ferrari Амона перегорел предохранитель топливного насоса Bendix. Я никогда прежде не слышал о подобных вещах, правда, я даже не знал, что гоночные болиды имеют плавкие предохранители, но, безусловно, было мучительно вот так упустить верную, при этом, возможно, первую, победу в Гран-при.
Погоня шла полным ходом, и действующий Чемпион Мира постепенно сводил на нет преимущество Грэма. На 62-ом круге Джо Зифферт заехал в боксы из-за сильной вибрации в коробке передач, вызванной поломкой главной пары, и сошел, дабы залечить от топливных ожогов ногу, с которой слезла вся кожа. К 68-му кругу Халм шел позади Хилла на расстоянии корпуса, и, казалось, что McLaren вот-вот атакует Lotus, а в глубине пелотона Редмэн прошел своего товарища по команде Cooper, Скарфиотти. Но на следующем круге Хилл оторвался от Халма на целую секунду, а к 70-му кругу – уже на 2.6 сек. Затем на 75-ом круге они оба догнали на круг Брюса МакЛарена, и все задались вопросом, станет ли он сдерживать Грэма на извилистой части трассы, чтобы его товарищ по команде, Денни, смог подтянуться, но, по словам Грэма, он предпринял очень рискованную атаку и прошел того, поэтому разрыв так и остался в пределах 2-ух сек. Впоследствии я узнал, что, когда Денни следовал вплотную за Грэмом, он, видимо, надышался выхлопных газов и почувствовал головокружение, поэтому немного отстал для передышки.
На 75-ом круге, за 15 кругов до финиша, Сэртиз исчез с трассы из-за болта, выпавшего из его механизма выбора передач. На 77-ом круге Брюс МакЛарен сошел после разрыва масляной трубки, быстро остановившись для сохранения двигателя, "… и их осталось пять". Хилл по-прежнему лидировал, Денни снова сократил разрыв до одной секунды, два Cooper Редмэна и Скарфиотти шли в круге позади, постоянно увеличивая темп, и, наконец, Бельтуаз решительно продолжал гонку, несмотря на отставание в восемь кругов.
За 12 кругов до финиша, как только Халм приготовился снова атаковать, он потерял вторую передачу, и как ни старался отыскать ее, у него ничего не вышло. Это был последний удар, поскольку вторая передача – самая необходимая из всех на этой трассе, поскольку используется в каждой из 6-ти шпилек, так что в течение следующих 9-ти кругов Хилл на своем Lotus постепенно отрывался примерно по 2 секунды на круге, а на последнем круге сбросил темп, имея 16-секундное преимущество. После гонки Денни Халм казался совершенно измученным, как обычно случается с теми, кому приходится вести погоню и терпеть неудачу.
Наверное, каждый понимал значимость этой победы и полагал, что она станет хоть каким-то утешением для Колина Чепмэна и Lotus после ужасных несчастий, постигших их за последние два месяца. Грэм Хилл был не очень удачлив в течение последних двух сезонов, и, в действительности, его последней победой в Чемпионате был Уоткинс Глен в 1965 году (хотя с тех пор он много раз лидировал в гонках), так что мы все были очень рады за него.
Трасса, как я уже говорил, стала такой же безопасной, как любая другая в мире, после того, как были выполнены рекомендации. Удобства были превосходными – как и в Мексике, к прекрасному паддоку сзади примыкали гаражи. На земельном участке располагался красивейший гольф-клуб, который был отдан в распоряжение участников и предлагал превосходное питание в трех столовых. Трасса была хорошей, но немного коротковатой и слишком извилистой, с живописным видом прекрасных гор с заснеженными шапками на заднем плане. Когда организаторы взялись за дело после медленного подъема, они были очаровательны, полезны и практичны; в общем, гонка удалась.
Единственная стычка с жандармерией произошла с двумя моими механиками, когда они выехали на улицу с односторонним движением. Полицейский остановил их и, полагая, что их автомобиль – с левым рулем, стал отчитывать пассажира. Конечно, они оба начали хихикать над ним, и когда уже дело дошло до наручников, появился Джон Сэртиз, объяснился по-итальянски и, видимо, удовлетворил офицера, и их всех отпустили.
Перед отъездом в Мадрид я поспорил с моим секретарем, что в скором времени Грэм Хилл выиграет гонку Чемпионата Мира. Кстати, я полагаю, что в 1965 году в 500-километровой гонке спорткаров в Спа на Ferrari Майкла Паркса перегорел предохранитель насоса Bendix, в результате чего Майкл тоже взорвался от гнева!
9-ый ГРАН-ПРИ ИСПАНИИ
Трасса Харама, Мадрид, 12 мая 1968 г.
Гонщик Автомобиль Кругов
1. Грэм Хилл Lotus-Ford 90
2. Денис Халм McLaren-Ford 90
3. Брайен Редмэн Cooper-BRM 90
4. Людовико Скарфиотти Cooper-BRM 89
5. Ж.-П. Бельтуаз Matra-Ford 81

Дистанция: 90 кругов 2.1-мильной трассы – 189 миль.

Средняя скорость: 84.408 миль/ч.

Быстрейший круг: 1:28.3, 86.244 миль/ч, Бельтуаз.

Сходы: Йохен Риндт, Brabham-Repco, 10 кругов, потеря масляного давления;
Жаки Икс, Ferrari V-12, 13 кругов, поломка трамблера;
Педро Родригез, BRM V-12, 27 кругов, авария;
Пирс Кэридж, BRM V-12, 52 круга, привод топливного насоса;
Крис Амон, Ferrari V-12, 57 кругов, перегоревший предохранитель в топливном насосе;
Джо Зифферт, Lotus-Ford, 62 круга, поломка главной пары;
Джон Сэртиз, Honda, 74 круга, механизм выбора передач;
Брюс МакЛарен, McLaren-Ford, 77 кругов, потеря масляного давления.

Положение в чемпионате (после ГП Южной Африки и Испании): 1. Грэм Хилл, 15; 2. Джим Кларк, 9; 3. Денис Халм, 8; 4. Йохен Риндт и Брайен Редмэн, по 4; 6. Крис Амон, Людовико Скарфиотти, Ж.-П. Бельтуаз, по 3; 9. Брюс МакЛарен, 1.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)