ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

Сезон 1968. ДЖЕКИ СТЮАРТ: новый мастер дождя и тумана

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 08 февраля 2005
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА: Формула - 1




30-ый Гран-при Германии

ДЖЕКИ СТЮАРТ:
новый мастер дождя и тумана

РОБ УОКЕР

Начиная с 1923 года, каждая страна по очереди принимает у себя Гран-при Европы. В этом году очередь дошла до немецкого Нюрбургринга. Когда немцы провели его впервые в 1961 году, победу одержал Стирлинг Мосс на моем Lotus, проведя одну из самых невероятных гонок.
Когда Стирлинг в Нюрбургринге в одиночку принял вызов могущества Италии и Ferrari, это было уже второе самостоятельное сражение против мощи целой страны. В 1935 году Нуволари за рулем единственной Scuderia Ferrari Alfa Romeo побил целую Германию, представленную мощными заводскими командами Mercedes и Auto Union. На последнем круге лидировал фон Браухич на Mercedes, но Нуволари преследовал его словно одержимый. На середине круга Mercedes получил прокол, позволивший Alfa Romeo выйти в лидеры, и Нуволари пересек финишную черту, одержав победу под оглушающую тишину. Не было никакой приветственной речи, у немцев даже не нашлось итальянского государственного гимна в его честь. Но находчивый Нуволари бросился в свою комнату в Спортотеле, который является частью трибуны, и принес оттуда свою запись государственного гимна, которую и вручил организаторам, поскольку не хотел лишиться своего звездного часа.
Нюрбургринг был построен в 1925 году, еще до режима Гитлера, с целью предоставления работы безработным области Эйфель. Это самая необычная трасса в мире, состоящая из 14-ти миль изгибов, поворотов и самых пугающих американских горок. Чтобы оценить ее в полной мере, Вам для начала необходимо проехать по ней на быстром туристическом автомобиле, за рулем которого находился бы гонщик, хорошо ее знающий. Испытываешь незабываемые ощущения, приближаясь к вершине одной из американских горок на скорости свыше 100 миль/ч, не зная, куда и насколько круто повернет дорога, а когда Вы это, наконец, осознаете, скорость автомобиля неминуемо кажется Вам слишком высокой.
Болид много времени проводит в воздухе, и недавно я услышал, как Джон Сэртиз в одном из интервью коснулся этой темы, его рассказ был очень интересным и давал представление, насколько серьезно гонщик решает проблемы местных условий. Он сказал, что на Ринге гоночный болид отрывается от земли примерно 20 раз за круг, но лишь около шести раз – серьезно. Под серьезным полетом он имел в виду прыжок на высоту 3–5 футов протяженностью до 20-ти футов. Когда его спросили, беспокоится ли он при этом, он ответил, что да, но не по той причине, о которой Вы или я могли бы подумать, будто болид может разрушиться при приземлении или колеса встанут с перекосом. Ему не нравились эти полеты, потому что он значительно терял в скорости, поскольку во время полета ведущие колеса находятся в воздухе. Задача, как он объяснил, состоит в том, чтобы как можно дольше держать болид на поверхности дороги, возможно, снижая скорость по достижении вершины, но не очень сильно, иначе Вы совсем потеряете в скорости. Необходимо найти золотую середину. Следующая задача состоит в том, чтобы обеспечить приземление на задние колеса, потому что, если сначала земли коснутся передние колеса (при условии, что задние колеса являются ведущими), потерь во времени и скорости будет больше. Когда его спросили, как он добивается этого, он сказал, что, если Вы притормозите непосредственно перед прыжком, то носовая часть приземлится первой, но если Вы незадолго до момента отрыва от земли отпустите тормоз, слегка дадите "газу", то носовая часть приподнимется, и Вам останется только приземлиться на задние колеса. Здесь дело не только в беспощадной решительности и силе воли, но еще и в мастерстве.
Нюрбургринг – очень трудное место для организаторов с точки зрения взимания платы, потому что, несмотря на то, что сюда приезжают тысячи зрителей, и многие проводят здесь уикэнд в разбитых лагерях, трасса настолько длинная, что очень трудно контролировать и обеспечивать оплату за посещение. Поскольку трасса очень ухабиста (замена покрытия обошлась бы в целое состояние), и болиды совершают на ней огромное количество прыжков, она является настоящим разрушителем болидов.
В отличие от многих других трасс, организаторы содействуют широкой публике в перемещении вокруг Нюрбургринга, когда на ней нет болидов, а издержки компенсируются взиманием трех марок (75¢) с каждого автомобиля. После гонки было забавно наблюдать, как пожарные грузовики и машины скорой помощи прогрелись, а затем всю эту колонну выпустили на открытую к этому времени трассу. Не прошло и 10-ти минут, как, по крайней мере, четыре автомобиля вылетели за ограждения, и машины скорой помощи бросились спасать попавших в беду лихачей. Если в Англии этому ужаснулись бы, то в Германии на это смотрят, как на хорошую шутку.

П
осле победы в Гран-при Англии Джо Зифферта на нашем с Джеком Дурлахером Lotus-Ford многие люди спрашивали меня, является ли она предвестником возвращения частного участника. Лично я не думаю, что это произойдет, поскольку полагаю, что частный участник – это вымирающая порода (хотя вымирание идет тяжело), потому что заводские команды могут позволить себе предложить гонщику значительно больше в плане денег и новой техники. Я очень надеюсь, что окажусь неправым.
Единственное, что может весьма улучшить судьбу частника, касается выбора двигателя – если он будет использовать Cosworth Ford. Потому что Cosworth искренне предлагают идентичные двигатели всем своим клиентам, будь то Чемпион Мира или кто-нибудь неизвестный. Таковым всегда было их требование, и, по-моему, это вполне оправдано. Некоторые двигатели могут быть более подходящими, чем другие, но это получается неумышленно, поскольку невозможно построить все двигатели с идентичной мощностью, и, возможно, именно Вам повезет с одной-двумя дополнительными лошадиными силами. В прежние времена для нас было вполне нормально располагать мощностью, на 25 лошадиных сил меньшей, чем у Чемпиона Мира или у одной из ведущих команд, даже при том, что у нас были двигатели тех же самым производителей.
Рекорд круга на Ринге был установлен в прошлом году Дэном Гарни на Eagle за 8 мин. 15.1 сек. С тех пор появилась так называемая шикана в конце прямой с целью снизить скорость на прямой напротив боксов. На самом деле это не шикана, а S-образный изгиб особенной кривизны, но он в самом деле ухудшил времена на круге. В действительности, Ferrari прибыли сюда примерно три недели назад, чтобы протестировать шины Firestone, и тогда Амон показал фантастическое время 7:53. Впервые был преодолен 8-минутный рубеж, и появилось некоторое представление прогресса; когда Стирлинг победил здесь в 1961 году, он ни разу не преодолел круг менее чем за 9 минут, хотя Фил Хилл на Ferrari уложился в 8:50.
Состав участников состоял из привычных гонщиков команд Гран-при, за исключением Cooper, к которым вернулся Люсьен Бьянки, составив компанию Вику Элфорду. Йо Боннье, хоть и приехал сюда, но без своего болида – он выполнял очень ценные обязательства Ассоциации Гонщиков Гран-при по обеспечению безопасности. Дэн Гарни привез сюда свой Eagle и сказал мне, что он находится в достоточно хорошей форме, чтобы отстоять рекорд круга. Четыре гонщика не имели квалификации Формулы 1 (это означает, что они не получили ни одного зачетного очка в прошлом сезоне) и должны были пройти квалификацию в борьбе за три оставшихся места на стартовой решетке. Так что, один из них должен был быть исключен. Это были Джеки Оливер (Team Lotus), Вик Элфорд (Cooper), Пирс Кэридж (Parnell BRM) и Сильвио Мозер (Vogel's Brabham). Но двум не имевшим квалификации немецким гонщикам – Курту Аренсу (Brabham) и Хуберту Хане (BMW) – участие в гонке было гарантировано.

В
намеченное для утренней пятничной тренировки время на землю спустились дымка и туман. К полудню видимость составляла 200 ярдов, а в некоторых местах она была еще ниже.
Большинство болидов просто проводили разминку на коротком круге, проезжая мимо боксов, затем из Южного поворота выходя на обратную прямую позади боксов и после нее возвращаясь обратно в боксы. Конечно, на таком круге нельзя настроить управление, но можно полностью отладить тормоза, прикатать шины и даже отрегулировать смесеобразование. Некоторые гонщики даже рискнули пройти полный круг, ориентируясь по приборам, если они вообще могли их видеть. Икс совершил невероятный круг, показав быстрейшее время 9:04, соответствующее скорости 93.83 миль/ч. Это напомнило мне о Бернде Роземейере, который, как говорят, в 1936 году в тумане шел примерно на 14 секунд быстрее, чем на обычной мокрой трассе. Рэймонд Мэйс, присутствовавший на той гонке, сказал мне, что Роземейер появился на главной прямой в полном одиночестве, и зрители подумали, что все остальные попали в аварию, и лишь спустя несколько минут появился остальной пелотон.
Днем погода стала еще хуже, и хотя все болиды выстроились у боксов, организаторы не могли им позволить начать тренировку. Мы прождали полтора часа и затем вернулись в паддок, будучи не в состоянии сделать что-либо. Верите или нет, но в субботу стало еще хуже – мало того, что были дымка и туман, но еще и пошел дождь.
В конце концов, туман рассеялся достаточно, чтобы провести 1½-часовую тренировку, начавшуюся в 3:30 дня. Условия были плохими, но туман наблюдался только на длинном спуске и на прямой напртив боксов. Джек Брэбхем считал, что Вам не следует совершать прыжок, если Вам кажется, что впереди Вас болид, который Вы не можете увидеть.
Было сделано немного своевременных улучшений вследствие погодных условий и того факта, что на трассе было оставлено много масла, сначала Джеки Оливером; а затем Риндт потерял свой водосточный бак, и масло вытекло из трубки прямо на трассу, и, наконец, двигатель Джека Брэбхема выкачал все масло, и его пришлось поменять за ночь.
Тем не менее, Джеки Стюарт продемонстрировал свою настоящую форму и оказался на 13 секунд быстрее кого бы то ни было. Неделю назад был сделан рентген его запястья, который показал, что трещина заросла, и все, что теперь требовалось, это массаж и упражнения. Следующие лучшие времена были показаны Риндтом и Дэном Гарни, но первый уже показал лучшее для себя время в первый день.
Никто особо не напрягался, поскольку было уже объявлено, что будет проведена еще одна тренировка утром в воскресенье в надежде, что условия улучшатся и, возможно, даже будет сухо.
Все жаловались на скользкую трассу; даже Джон Сэртиз сказал, что его Honda постоянно разворачивало. Дэн считал, что у него были проблемы с управляемостью, к тому же в двигателе обнаружилась вода в недопустимых местах. У Мозера сломался масляный насос, в результате чего полетели подшипники, а поскольку у него не было запасного двигателя, то он решил немедленно отправиться домой, чтобы заняться подготовкой двигателя к намечавшейся через две недели гонке в Оултон Парке. Это означало, что для трех болидов, боровшихся за три оставшихся места, квалификация больше была не нужна.
У болидов Lotus возникли трудности с проверяющими инспекторами, которые сказали, что трубчатые каркасы были ниже головы гонщика, поэтому им пришлось приварить по дополнительной детали к болидам Хилла и Оливера, чтобы приподнять трубчатый каркас. Нас это не коснулось, поскольку Зифферт сидит в болиде ниже и сам по себе невысок.

В
ерите или нет, в воскресенье утром погода была еще хуже. Всю ночь шел сильный дождь, и хотя видимость улучшилась, и дождь смыл с трассы масло, казалось, ничто не предвещало прояснения погоды, и, по прогнозу, позже снова должен был спуститься туман.
На тренировку выехали лишь те, кто хотел проверить проделанную за ночь работу, а Ferrari, BRM, Cooper, Parnell и наша команда остались в боксах, чтобы не рисковать своими болидами перед гонкой. Этого не удалось избежать Джеки Оливеру, когда на спуске к Adenau он слишком сильно затормозил, развернулся и отправил на списание левую переднюю и левую заднюю подвески, одно колесо и крыло. Болид был отбуксирован в боксы, и Lotus начал фантастическую работу по его восстановлению, которая была закончена и проверена инспекторами за пять минут до старта. Хотя некоторые люди обозвали его дополнительными стартовыми деньгами, пожалуй, это был не тот случай – болид выступил очень похвально, финишировав 11-ым. Джеки Стюарт легко установил быстрейшее время и доказал, что со своими фантастическими, отлично державшими мокрую дорогу шинами Dunlop он должен стартовать в качестве фаворита. В действительности, он улучшил свою стартовую позицию с 8-ой до 6-ой, и Грэм Хилл сказал, что видел, как в начале тренировки у Джеки вырвался дым из-под колес, и тот умчался вперед, тогда как Грэм стоял на месте с буксовавшими колесами.
Дэн Гарни сказал, что он решил свои проблемы с управляемостью и с неуместной водой в двигателе. А у Джека Брэбхема, опробовавшего замененный ночью двигатель, сломалась тарелка пружины клапана, и клапан содрал с поршня слой нагара, поэтому механикам пришлось заменить головку цилиндров.
Первый ряд стартовой решетки состоял из двух Ferrari Икса и Амона и Brabham Риндта, чьи времена были показаны во время первой тренировки на полусухой трассе.
На старте творился хаос – казалось, тевтонская практичность утонула в дожде. Сначала они выстроили все болиды на стартовой решетке, затем по-немецки дали команду завести двигатели. Прождав целую минуту, дали сигнал о 3-минутной готовности. Затем, за 2 минуты до старта, начали откатывать болиды назад на временную стартовую решетку! К этому времени двигатели начали перегреваться, но, поскольку никто не знал, когда они должны будут снова выдвинуться вперед, они не решались их заглушить. По существу, МакЛарен и еще один-два гонщика заглушили двигатели и извлекли из этого выгоду. Вода выливалась из сливного отверстия Honda Сэртиза, Зифферт заметил, что температура на его болиде неожиданно подскочила с 80-ти до 110-ти, и когда, наконец, флаг упал, в двигателе уже не осталось никакой мощности.
В конце концов, они стартовали в 2:55, и к этому временем Сэртиз, Гарни, Зифферт и Икс в той или иной форме пострадали от перегрева. Риндт захватил лидерство на первых 20-ти ярдах; затем вперед стремительно пронесся отлично стартовавший Хилл, преследуемый Амоном, Риндтом и Стюартом. Но вскоре Стюарт прошел Риндта, направил свои устремления на Амона и в Wehrseifen, в 9 км от места старта, проскользнул мимо него. Элфорд с неистощимой энергией преследовал Кэриджа и Брэбхема, но на 16-ом км, на подходе к Pflanzgarten, недооценил поворот, вылетел с трассы и потерпел неудачу, потеряв пару колес и уткнувшись носом болида в землю – позже на него обратил внимание Хане на BMW, которому пришлось остановиться и извлечь его из-под болида. К счастью, Элфорд не пострадал.
Стюарт на своей Matra-Ford, обутой в Dunlop, прошел Хилла на выходе из Schwalbenschwanz, и его шины так эффективно держали дорогу, что Грэм впоследствии сказал мне: "Он промчался мимо, словно выстрелившее апельсиновое семечко, зажатое между пальцами". За 3½ км до боксов он выигрывал 8.8 секунд, это было фантастически. Он пронесся мимо боксов в полном одиночестве, наступила долгая тишина, тень Роземейера, а затем в облаке брызг появился остальной пелотон. Lotus-Ford Хилла вплотную преследовали Ferrari Амона, Brabham Риндта, неплохо смотревшийся Гарни на Eagle и Икс, страдавший от недостатка мощности своей Ferrari. Далее шли BRM Кэриджа, Repco Брэбхема, McLaren-Ford Халма, Зифферт на нашем Lotus-Ford, Родригез на заводском BRM, Matra-Matra Бельтуаза, Аренс на Brabham (на котором Риндт выступал в Хараме), Оливер на восстановленном Lotus-Ford, BMW Хане, McLaren-Ford Брюса, Эттвуд на втором заводском BRM и Сэртиз на Honda, который шел на 5-ой позиции, но за половину круга откатился назад. Он заехал в боксы, где механики заменили ему свечи зажигания, несколько раз завели, и, в конце концов, он вернулся на трассу с отставанием в один круг, при этом двигатель звучал еще хуже, чем раньше.
Зифферт сказал, что, спускаясь по прямой примерно на 160 миль/ч, перед ним неожиданно в тумане возникла Honda, и он в последний момент сумел отвернуть свой болид и пройти его. Видимость составляла примерно 100 ярдов, а местами, как сказал Денни Халм, она снижалась до 25-ти ярдов, но они по-прежнему продолжали атаковать на скорости свыше 150 миль/ч!
На втором круге Стюарт увеличил свой отрыв от Хилла до 34.8 секунд, а затем прошел круг за 9:42 – поразительное достижение в таких погодных условиях. Амон по-прежнему шел менее чем в 2-ух секундах позади Хилла, Брэбхем прошел Кэриджа в борьбе за 8-ую позицию, а Сэртиз снова заехал в боксы. На 3-ем круге Гарни, похожий на бомбу, хотя его двигатель работал с перебоями в среднем диапазоне, слегка выехал за пределы трассы и задел валун, который разорвал шину и повредил правое переднее колесо. Так он потерял с трудом заработанную 5-ую позицию, когда вынужден был медленно добираться до боксов, где ему заменили колесо. Заодно механики обеднили смесь в попытке улучшить работу двигателя в среднем диапазоне. По существу, они не глушили двигатель на протяжении всего пит-стопа, что, возможно, привело бы к дисквалификации, но, к счастью, все обошлось. Дэн вернулся в гонку на 17-ой позиции и начал стремительно обгонять болид за болидом и, в конечном счете, финишировал на замечательном 9-ом месте. Если бы его не постигла эта неудача экскурсией, он, возможно, мог бы финишировать и 4-ым. Билл Данн, менеджер Дэна, впоследствии сказал мне, что это был первый случай в истории Eagle, когда они вернулись домой с неиспользованным запасным двигателем.
На 3-ем круге Сэртиз снова заехал в боксы, по-прежнему, страдая от перебоев зажигания, и с подозрениями на пробитую прокладку. Позже главный механик Honda сказал мне, что в двигателе не было ни капли воды. Большая ее часть выкипела на стартовой решетке, а та, что осталась, закончилась на первом круге, поэтому Honda сошла.
На 4-ом круге Стюарт увеличил свой отрыв от Хилла более чем до минуты, а Амон по-прежнему следовал вплотную за Грэмом. Зифферт на нашем Lotus заехал в боксы из-за сильных перебоев в двигателе, от которых он начал страдать после перегрева на старте. Он простоял в боксах 6 минут, пока всю электрику проверяли и распыляли влагоотталкивающим силиконом и меняли свечи зажигания. После чего он оказался на 18-ой и последней позиции. Он поднялся до 17-ой, но вынужден был сойти на 6-ом круге из-за насквозь промокшей электрики. Гонщик вернулся в свои боксы, бормоча грубости относительно старта. Бьянки также заехал в боксы на этом круге, потому что он промок не только снаружи, но и изнутри, от бензина, и болид вынужден был сойти из-за треснувшего топливного бака.
На 7-ом круге Икс, совершивший разворот на предыдущем круге, влетел в боксы, чтобы выбросить защитные очки и надеть свою защитную маску. Он не стал останавливаться и норовистым скольжением хвостовой части своего болида заставил людей броситься в рассыпную во все стороны.
Джеки Стюарт продолжал нестись во весь опор на Matra-Ford и на 8-ом круге установил быстрейший круг в гонке за 9:36. Это было ошеломляющее время в этих условиях, особенно учитывая, что он лидировал с преимуществом в 1 мин. 45 сек. над Lotus Грэма, у которого по-прежнему на хвосте сидел Амон. На 9-ом круге Бельтуаз, шедший 10-ым и использовавший крыло, работавшее от педали тормоза, как на Chaparral, вылетел с трассы в Hohe Acht, и хотя болид уже не мог продолжать гонку, Жан-Пьер остался невредимым. Родригез, отнявший у Кэриджа 8-ую позицию, затем прошел Халма в борьбе за 7-ую и начал преследовать Брэбхема, шедшего совсем рядом.
Происходило несколько таких сражений, но проблема состояла в том, чтобы совершить обгон при таком огромном количестве брызг. На 11-ом круге Амон промчался мимо боксов, почти поравнявшись с Хиллом, но он придерживался левой стороны, избегая брызг от Грэма, который шел по правой. Все думали, что он отнимет у Lotus 2-ую позицию на входе в South Curve, но когда они снова появлялись позади боксов, Ferrari отставала на 4 секунды. Казалось, что управляемость болида неожиданно стала очень странной, причем на выходе из поворотов на всей протяженности трассы. На вершине North Curve Амон без какой-то видимой причины потерял его, и он завяз на насыпи, откуда отказался выбираться, поскольку у него крутилось лишь одно колесо. Казалось, отказал самоблокирующийся дифференциал, и Амону пришлось закончить свою замечательную гонку. Однако, в качестве утешения ему были адресованы громкие аплодисменты зрителей, наблюдавших его возвращение в боксы. Тем временем, Грэм понятия не имел, что случилось с Крисом Амоном, и по-прежнему считал, что тот сидит у него на хвосте. В действительности, Хилл атаковал до такой степени, что развернулся и заглушил свой двигатель – то, чего бедный Крис ждал на протяжении последних 10-ти кругов. Грэм никак не мог завести двигатель и ожидал, что Амон вот-вот должен налететь на него. В конце концов, появился отстававший на круг Эттвуд. Хилл вышел из болида, вручную развернул его и пустил вниз под откос, включив передачу и одновременно нажимая на кнопку стартера, соблюдая правила, и болид вернулся к жизни.
Заключительный круг был потрясающим, поскольку, хотя Стюарт и лидировал с отрывом в несколько минут, Риндт шел менее чем в 2-ух сек. позади Хилла, а Родригез – на таком же расстоянии позади Брэбхема, находившегося на 5-ой позиции. Халм преследовал Педро, а Гарни стремительно догонял Кэриджа, отыгрывая у него почти по 30 секунд на круге. Все всматривались в туман, когда Стюарт пересек финишную черту, одержав победу в поистине великолепной гонке. Но кто шел вторым? Спустя более 3-ех минут появился Lotus, и все зааплодировали, полагая, что это был Грэм, но оказалось, что это был отставший на круг Джеки Оливер, затем опять последовали аплодисменты, когда появился Brabham, но это был не Риндт, а Аренс, также отставший на круг и страдавший от перебоев двигателя, причем его задний стабилизатор был повернут не в ту сторону. Наконец, появился еще один Lotus, и на этот раз это действительно был Грэм Хилл, более чем в 4-ех минутах позади Стюарта, но, тем не менее, на втором месте в 4-ех сек. впереди Риндта. Грэм сказал, что он слышал шум его выхлопных труб и понял, что это был Риндт, но в то же самое время двигатель Brabham захворал, и Йохен уже не мог претендовать на 2-ое место. Позже Йохен сказал мне, что больше всего ему, как и многим другим гонщикам, хотелось поскорее выбраться из болида, поскольку это была самая неприятная для него гонка. Икс спокойно финишировал 4-ым, Брэбхем сумел отстоять свое 5-ое место от атак Родригеза, а он, в свою очередь, пришел в 5-ти секундах впереди Халма, занявшего 7-ое месте. Дэну Гарни не удалось догнать Кэриджа, финишировавшего на 8-ом месте, но, проведя одну из своих самых потрясающих гонок, он в самом деле сохранил за собой рекорд круга.

Э
та гонка должна войти в историю автогонок как одна из великих. Мужество гонщиков, сражавшихся между собой до самого финиша на скорости 160 миль/ч при видимости менее чем 100 ярдов, достойно уважения. Джеки Стюарт надел мантию Роземейера и был прозван немецкой публикой Мастером Тумана, хотя я сомневаюсь, имел ли прежний обладатель этого звания столь подавляющее преимущество шин, какое имел Джеки с Dunlop. Кстати, Стюарт успел опробовать задний стабилизатор лишь на своем последнем круге тренировки и затем использовал его во время гонки. Теперь из всего цирка ГП только заводские BRM остаются без крыльев, тогда как во время этой гонки Cooper и Parnell BRM стали еще одними членами "крылатого" клуба.
Располагавший превосходной устойчивостью и лучшим "дождевым" гонщиком Кен Тиррелл проделал грандиозную работу, сделав болид настолько надежным, что он просто не мог не выиграть.
Cosworth и Ford Motor Company преуспели в Чемпионате Мира в области двигателей, выиграв семь из восьми ГП, и самое большее, чего сможет добиться их оппозиция – это выиграть оставшиеся пять гонок. Тем не менее, чемпионат среди пилотов по-прежнему остается открытым: у Хилла 30 очков, у Стюарта – 26, а у Икса – 23.
30-ый ГРАН-ПРИ ГЕРМАНИИ
Трасса Нюрбургринг, Аденау, Западная Германия, 4 августа 1968 г.
Гонщик № автомобиля Шасси,
заводской № Двигатель, конфигурация Кругов КПП Шины Топливо Свечи зажигания Амортизаторы Тормоза Зажигание Шлем Время или причина схода

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
Джеки Стюарт
Грэм Хилл
Йохен Риндт
Жаки Икс
Джек Брэбхем
Педро Родригез
Денис Халм
Пирс Кэридж
Дэн Гарни
Хуберт Хане
Джеки Оливер
Курт Аренс
Брюс МакЛарен
Ричард Эттвуд
Крис Амон
Ж.-П. Бельтуаз
Джо Зифферт
Люсьен Бьянки
Джон Сэртиз
Вик Элфорд
6
3
5
9
4
10
1
22
14
18
21
17
2
11
8
12
16
19
7
20
Matra MS 10/2
Lotus 49/5
Brabham BT 26/2
Ferrari 009
Brabham BT 26/1
BRM 133.01
McLaren M7F2
BRM 126.01
Eagle 104
Lola
Lotus 49/2
Brabham BT 24/3
McLaren M7F1
BRM 126.03
Ferrari 0011
Matra MS 11/02
Lotus 49/7
Cooper F1/1/68
Honda RA 301
Cooper F1/4/68
Ford V-8
Ford V-8
Repco V-8
Ferrari V-12
Repco V-8
BRM V-12
Ford V-8
BRM V-12
Eagle V-12
BMW 4
Ford V-8
Repco V-8
Ford V-8
BRM V-12
Ferrari V-12
Matra V-12
Ford V-8
BRM V-12
Honda V-12
BRM V-12
15
15
15
15
15
15
15
15
15
15
14
14
14
14
11
8
6
6
3
0
He
He
He
Fe
He
He
He
He
He
He
He
He
He
He
Fe
He
He
He
H
He
D
F
G
G
G
G
G
D
G
D
F
D
G
D
F
D
F
F
F
F
E
S
Gu
S
Gu
S
S
S
Al

S
Ca
S
S
S
E
B
S
S
E
A
A
C
C
C
C
C
C
C
Bo
A
C
C
C
C
Ma
C
C
C
C
Ar
Ar
Ar
K
Ar
Ar
Ar
Ar
Ar
Ar
Ar
Ar
Ar
Ar
K
Ar
Ar
Ar
K
Ar
Gi
Fe
Gi
Gi
Gi
Gi
Lo
Gi
Gi
Gi
Gi
Gi
Lo
Gi
Gi
Gi
Gi
Gi
Gi
Gi
L
L
Bo
M
Bo
L
L
L
L
Bo
L
L
L
L
L
Du
L
L
H
L
Be
Bu
Be
Bu
Be
Be
Be
Be
Be
Be
Be
Be
Be
Be
Be
Be
Bu
Be
Be
Be
2:19:03.2
2:23:06.4
2:23:12.6
2:24:58.4
2:25:24.3
2:25:28.2
2:25:34.2
2:26:59.6
2:27:16.9
2:29:14.6
2:21:24.3
2:22:15.2
2:25:10.9
2:25:40.7
Дифференциал
Авария
Пропуск зажигания
Утечка топлива
Двигатель
Авария
Сокращения:
A – свечи Autolite D – шины Dunlop H – Honda
Al – топливо Aral Du – зажигание Ducellier He – КПП Hewland
Ar – амортизаторы Armstrong E – топливо Elf K – амортизаторы Koni
B – топливо BP F – шины Firestone L – Lucas
Be – шлем Bell Fe – Ferrari Lo – тормоза Lockheed
Bo – зажигание Bosch G – шины Goodyear M – зажигание Marelli
Bu – шлем Buco Gi – тормоза Girling Ma – Marchal
C – свечи Champion Gu – топливо Gulf S – топливо Shell
Ca – топливо Caltex

Дистанция гонки: 15 кругов 14.17-мильной трассы – 212.55 миль. Погода: влажно; дождь и туман.

Ср. скорость: 88.67 миль/ч. Рекорд: 101.47 миль/ч, Денис Халм, Brabham-Repco V-8, 1967.

Быстрейший круг: 9:36.0, 88.67 миль/ч, Стюарт. Рекорд: 8:15.1, 103.15 миль/ч, Дэн Гарни, Eagle-Weslake V-12, 1967.

ВЫИГРЫВАЯ ГРАН-ПРИ ГЕРМАНИИ

Джеки Стюарт

Д
ля гонщиков Формулы 1 Гран-при Германии – особенный этап, поскольку Нюрбургринг является, несомненно, самой сложной, самой предательской и самой требовательной из всех трасс, по которым ежегодно путешествует цирк. Знаете, всякий раз после этой гонки я возвращаюсь в боксы и делаю большой глубокий вздох облегчения, потому что, Господи! Как приятно снова оказаться дома!
В этом году это утверждение оказалось наиболее верным, чем когда-либо, поскольку Нюрбургринг был охвачен мерзким туманом и непрерывным дождем. Я прибыл в четверг ближе к вечеру, прилетев из Женевы с Грэмом Хиллом на его Piper Aztec в компании с Бетт Хилл, Джо Зиффертом и Йо Боннье. Только мы разгрузили багаж из самолета, как начался дождь, и с этого момента мы редко избегали его.
Когда в пятницу утром началась официальная тренировка, туман был очень густым, видимость упала до 200 ярдов. Я совершил 15 кругов по короткой петле, прикатал шины и тормоза, и к тому времени, как я закончил с этим, туман стал еще немного гуще, поэтому мы прекратили тренировку, поскольку Кен Тиррелл счел неразумным рисковать автомобилем в таких погодных условиях. К началу дневной сессии условия ухудшились, и организаторы вполне справедливо сказали, что условия слишком плохие, чтобы позволить нам выехать на трассу.
В субботу, хотя условия едва ли улучшились, мне удалось совершить несколько кругов на своем болиде и установить быстрейшее время дня. В течение этой сессии я попробовал установить крыло на болид и обнаружил, что им стало управлять немного лучше. Не могу сказать, что это было заметно во время пилотирования, но времена на круге показали небольшое улучшение.
В день гонки ранним утром организаторы устроили дополнительную сессию, это была хорошая идея, поскольку все жаловались на недостаток времени во время тренировки, и когда я показал свой лучший круг, условия были очень плохими. Шел сильный дождь, местами стоял очень густой туман, и я не думаю, что маршалы с флагами могли видеть друг друга.
Сам Гран-при начался примерно на 45–50 минут позже намеченного. Когда флаг упал, Жаки Икс стартовал довольно плохо из-за слишком большой пробуксовки колес, и я практически проехался по пит-лайн, пытаясь пройти его. Мне удалось сделать это, но по ходу я попал двумя колесами в желоб, который служит для отвода воды с пит-лайн. Так или иначе, я вошел в первый поворот третьим позади Грэма и Криса. Брызги были совершенно невероятными – не было видно ничего вообще! Ни точек торможения, ни впереди идущего болида, была только сплошная стена брызг. Я попробовал выйти из брызг и пройти по внутреннему радиусу, и только тогда мне стало видно чуть отчетливее. Страшно даже подумать, что творилось позади меня!
Такая ситуация продолжалась большую часть круга, но я прошел Криса Амона почти в том самом месте, где во время тренировки вылетел Джеки Оливер; то есть на подъеме к Adenau. Я был просто счастлив, совершив обгон, потому что вплоть до этого момента я не помню, когда испытывал больший страх, находясь в гоночном автомобиле. На любой другой трассе такие условия показались бы ужасающими; но Вы даже не можете себе представить, насколько плохими они были на Нюрбургринге. Трасса узкая, неровности столь резко выражены, повороты столь многочисленны, что даже в ясный день Вы едва ли помните, в каком месте трассы находитесь, а в тумане и в постоянных брызгах Вы вообще об этом понятия не имеете. Кроме того, Вы постоянно обеспокоены тем фактом, что аквапланируете не только Вы, но и впереди идущий болид.
Пройдя Криса, я начал искать подходящее место на трассе, чтобы пройти Грэма. Мне хотелось это сделать до начала прямой, и мне удалось получше выйти из малого Karussel в конце поворота с раздвоенным хвостом и в этом месте получить преимущество над Грэмом, пройдя его на входе в последний поворот перед выходом на прямую. Это означало, что передо мной теперь была чистая трасса без всяких преград и брызг. Оставшись наедине, к концу круга я увеличил свое преимущество над Грэмом более чем до восьми секунд. Я знал, что испытывал Грэм, поскольку на скорости, достигаемой на прямой, 170 миль/ч, в воздухе еще стояли брызги.
Пройдя Грэма, я шел теперь с такой скоростью, с какой только мог. Мне удалось постепенно увеличить свой отрыв, атакуя так жестко, чтобы оставаться на трассе, причем было много моментов, когда я вот-вот должен был поскользнуться или попадал в новую лужу, которой кругом раньше еще не было.
За три круга до финиша начал идти очень сильный дождь на всем протяжении трассы, и дорога стала еще более предательской. Примерно в полумиле после Karussel я вошел в S-образный поворот на третьей передаче и неожиданно потерял управление в сильном потоке воды, струившейся поперек дороги. Болид тотчас же отправился в скольжение, двигатель заглох, и меня понесло поперек дороги по направлению к маршалу, который стоял на своем совершенно незащищенном посту. Он нырнул в одну сторону; потом решил прыгнуть в другую; затем внезапно он застыл на месте, и я подумал, что сейчас собью его. И как раз в этот момент колеса начали потихоньку цеплять дорогу.
Наконец, я принял клетчатый флаг более чем в четырех минутах впереди Грэма. Я получил огромное удовольствие, закончив эту гонку победой. Помню, как я думал, спускаясь к Южному повороту после принятия флага, что, возможно, это было мое самое большое желание, связанное с победой на любой трассе. Нюрбургринг – это трасса, на которой я всегда хотел выиграть Гран-при, поскольку считаю, что она бросает, безусловно, самый большой вызов гонщику, и, должен сказать, что победа, одержанная мною в дождь, принесла мне огромное удовольствие.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)