ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

Отношения Беларуси с соседними государствами Центральной и Восточной Европы (Польшей, Литвой, Латвией) в 1991 - 2001 гг.

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 03 марта 2006
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Тихомиров Александр Валентинович
АвторРУБРИКА: ПОЛИТИКА ВНЕШНЯЯ




ОТНОШЕНИЯ БЕЛАРУСИ С СОСЕДНИМИ ГОСУДАРСТВАМИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ (ПОЛЬШЕЙ, ЛИТВОЙ, ЛАТВИЕЙ) В 1991–2001 ГГ.

Тихомиров А.В.

Состояние политического диалога Беларуси с Польшей, Литвой и Латвией в 1991–2001 гг. Распад СССР коренным образом изменил характер отношений Беларуси с ее соседями в Центральной и Восточной Европе. До 1991 г. Польша являлась частью «социалистического содружества», а Литва и Латвия вообще были советскими республиками. Ликвидация СЭВ и ОВД в 1991 г. существенно изменили характер польско-советских отношений. В сентябре того же года Литва и Латвия вышли из состава Советского Союза и получили признание со стороны международного сообщества в качестве независимых государств.
Изменения в международно-правовом положении Польши, Литвы и Латвии отразились и на их отношениях с Беларусью. В начале 90-х гг. ХХ в. большую активность в развитии связей с Беларусью проявляла польская сторона. Принимая присягу в Национальном собрании Польши, президент Л.Валенса подчеркнул, что его страна намерена поддерживать доброжелательные отношения с Беларусью, так же как с Украиной и Литвой, поскольку с народами этих республик поляков связывают «века общей истории» .
В 1990-1991 гг. польское правительство выражало намерение развивать отношения с СССР на двух уровнях – с федеральным центром и советскими республиками, прежде всего с теми, которые непосредственно граничили с польским государством .
В 1990 г. министр иностранных дел Польши предложил руководству БССР подписать декларацию об основах отношений, однако это предложение было отклонено со ссылкой на недостаточную проработанность текста документа .
Сдержанными в 1990-1991 гг. оставались также политические отношения Беларуси с Литвой и Латвией. Руководители данных республик стремились выйти из состава СССР и, естественно, их подходы к перспективам развития Союза ССР не совпадали с подходами руководства БССР.
Обретение Беларусью независимости де-факто после августовских событий 1991 г. способствовало расширению ее связей с Польшей, Литвой и Латвией. Уже в конце августа 1991 г. польский сейм заявил о признании Беларуси де-факто. В октябре 1991 г. в Минске побывал председатель Верховного Совета Литвы В.Ландсбергис. В том же месяце глава белорусского правительства В.Ф.Кебич осуществил официальный визит в Варшаву. В декабре 1991 г. состоялся визит в Латвию председателя Верховного Совета РБ С.С.Шушкевича.
Коренным образом отношения Беларуси с Польшей, Литвой и Латвией изменились после образования Содружества Независимых Государств. 2 марта 1992 г. Республика Беларусь установила дипломатические отношения с Польшей, 7 апреля 1992 г. – с Латвией, 30 декабря 1992 г. – с Литвой.
Первоочередной задачей дипломатии Республики Беларусь было провозглашено создание «пояса добрососедства» с приграничными государствами. В начале 1990-х гг. белорусская дипломатия приступила к формированию правовой базы взаимодействия с Польшей, Литвой и Латвией, закрепив основные принципы новых отношений с соседними государствами в специальных декларациях (с Польшей и Литвой декларации были подписаны в октябре 1991 г., с Латвией – в декабре 1991 г.).
23 июня 1992 г. в ходе официального визита Председателя Президиума Верховного Совета Республики Беларусь С.С.Шушкевича в Польшу в Варшаве был подписан Договор о добрососедстве и дружелюбном сотрудничестве между Республикой Беларусь и Республикой Польша. В том же году был подготовлен к подписанию Договор о добрососедстве и сотрудничестве между Республикой Беларусь и Литвой, но подписать его стороны не смогли из-за возникшего спора о принадлежности железнодорожной станции Гадутишки (см. по тексту ниже). Основополагающий документ, регулирующий основы белорусско-литовских отношений, был подписан лишь 6 февраля 1995 г. в ходе официального визита в Литву Президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко. Единственной страной, с которой Республика Беларусь не подписала базового межгосударственного договора, осталась Латвия, причем автор не располагает информацией о том, готовился ли текст данного документа вообще. Таким образом, белорусско-латвийское общение проходило на основе Декларации, подписанной в 1991 г.
Разнонаправленность внешнеполитических устремлений Беларуси и ее западных соседей не мешала развитию диалога в политической сфере. В первой половине 1990-х годов контакты осуществлялись на различных уровнях и были весьма активными. В декабре 1992 г. Беларусь посетил и.о. Президента Литвы А.Бразаускас, в июне 1993 г. – Президент Польши Л.Валенса. Президенты Латвии Беларусь не посещали, но в августе 1995 г. в нашей стране впервые побывал латвийский премьер-министр. В режиме постоянного диалога находились главы правительств, министры иностранных дел, главы и представители иных министерств и ведомств. Интенсивно общались белорусские парламентарии со своими коллегами в Польше, Литве и Латвии, причем общение осуществлялось не только на двусторонней основе, но и в рамках международных организаций (Парламентской Ассамблеи ОБСЕ, Совета Европы и др.).
Разумеется, отношения Беларуси с соседями не были избавлены от проблем. Чаще всего это проблемы были обусловлены отсутствием основы для полноценного политического диалога, недостаточной склонностью правильно понять позицию друг друга. К примеру, министр иностранных дел Польши А.Олеховский, выступая на заседании комиссии иностранных дел Сената Польши 17 февраля 1994 г., заметил, что Польша хочет иметь с Беларусью добрососедские отношения, но акцент в развитии сотрудничества намерена сделать на сферах экономики и культуры . В октябре 1994 г. во время рабочего визита в Беларусь министра иностранных дел Польши белорусские дипломаты предложили превратить границу в «границу взаимопонимания и доверия», но это предложение не было воспринято польской стороной . Встреча А.Г.Лукашенко с новым Президентом Польши А.Квасневским, сменившим на этом посту в 1995 г. Л.Валенсу, прошедшая в Вискулях 27 марта 1996 г., носила характер зондажа и не способствовала развитию двустороннего сотрудничества.
Существенно ухудшилось качество политических связей Беларуси с Польшей, Литвой и Латвией после проведения в Беларуси в ноябре 1996 г. референдума по внесению изменений в Конституцию, которая была принята Верховным Советом Республики Беларусь 15 марта 1994 г. 20 ноября 1996 г. на встрече президентов Польши, Литвы и Украины по инициативе Президента Польши А.Квасьневского было принято совместное заявление, в котором выражалась глубокая озабоченность развитием политической ситуации в Республике Беларусь и содержался призыв к разрешению политического кризиса в республике конституционным путем, с соблюдением прав человека и гражданских свобод, в соответствии с всеобщими международными нормами и универсальными принципами демократии. После проведения референдума А.Квасневский отказался встретиться в А.Г.Лукашенко на саммите ОБСЕ в Лиссабоне, сославшись на то, что подобная встреча может расцениваться как поддержка «недемократических действий белорусского президента». Выступив на саммите, польский президент призвал белорусские власти к скорейшему проведению свободных парламентских выборов. Выступление А.Квасневского было расценено белорусской стороной как вмешательство во внутренние дела Беларуси. Белорусская делегация в знак протеста даже на время покинула зал, где проходило заседание.
Обеспокоенность ситуацией в Беларуси высказывали также парламентарии Польши, Литвы и Латвии. Так, польский Сейм 19 ноября 1996 г. подавляющим большинством голосов принял заявление, в котором говорилось: «Открытый конфликт в Беларуси угрожает стабильности ситуации в Европе. Угроза поворота в сторону авторитаризма может серьезно повлиять на задержку процессов демократизации и построения рыночной экономики в некоторых странах региона. Сейм Республики Польша обращается к международному сообществу, к европейским парламентам, а особенно к властям и политическим элитам соседних с Беларусью стран быть солидарными с теми политическими силами в Беларуси, которые стали на защиту демократии и независимости». Схожие заявления звучали в Вильнюсе и Риге.
После образования Национального собрания Республики Беларусь представители официальных структур Польши, Литвы и Латвии отказались установить с ним отношения, сославшись на то, что новый белорусский парламент не избран, а назначен белорусским президентом и, следовательно, не может считаться органом, правомочным представлять интересы белорусского народа. В январе 1997 года маршал польского Сейма Ю.Зых демонстративно принял в Варшаве председателя Верховного Совета РБ 13-го созыва С.Г.Шарецкого. В марте того же года вице-спикер литовского парламента В.Кубилюс заявил, что у парламентариев Литвы «нет партнера в Беларуси» .
Воздерживаясь от контактов с государственными структурами в Минске, Польша, Литва и Латвия демонстративно оказывали поддержку партиям и движениям, критически воспринимавшим политику А.Г.Лукашенко. К примеру, весной 1997 г. Литву и Польшу посетил председатель БНФ З.С.Позняк (с 1996 г. он находился за рубежом в качестве политического эмигранта), который призвал литовских и польских политиков оказать давление на белорусское руководство .
Впрочем, полностью от диалога с официальными белорусскими структурами представители Варшавы, Вильнюса и Риги не отказались. Литовский президент А.Бразаускас на саммите ОБСЕ в Лиссабоне обсудил с А.Г.Лукашенко перспективы развития двусторонних отношений в новых условиях. Посол Литвы в Республике Беларусь В.Баублис констатировал как положительный момент отсутствие у белорусского руководства желания подвергнуть сомнению территориальную целостность литовского государства, в то время как белорусской оппозиции подобное желание присуще. В феврале 1997 г. белорусский президент в беседе с корреспондентом газеты «Эхо Литвы» заявил: «Никакого ухудшения в отношениях между Беларусью и Литвой нет». В январе 1997 г. белорусское руководство оставило без внимания призыв представителей КПБ и ДСПС способствовать прекращению «позорного судилища» над членами Коммунистической партии Литвы М.Буракявичусом и Ю.Ермолаевичусом, арестованными по обвинению в причастности к попытке государственного переворота в Литве в январе 1991 г. (вышеуказанные политики были приговорены к длительным срокам тюремного заключения). В начале 1997 г. в белорусских официальных СМИ даже высказывалась надежда на возможность полного признания Литвой постреферендумных политических реалий в Республике Беларусь.
Сторонником политического диалога с Беларусью был также министр иностранных дел Польши Д.Росати. В интервью журналу «Wprost» в июне 1997 г. он заявил: «Диалог с Беларусью необходимо вести до последнего момента, пока еще будет хоть какой-то шанс. Запад слишком рано отказался от Беларуси, и это большая ошибка».
Руководство Латвии также полагало, что возможности политического диалога с Беларусью не исчерпаны. В мае 1997 г. министр иностранных дел Латвии В.Биркавс заявил, что его страна предпочитает не изолировать Беларусь, а вести нормальный диалог с ее легитимно избранными органами и внешнеполитическим ведомством .
В апреле 1997 г. на заседании Балтийской ассамблеи было отклонено предложение принять резолюцию с выражением обеспокоенности событиями в Беларуси со ссылкой на то, что принятие такого документа станет вмешательством во внутрибелорусские дела .
Летом 1997 г. А.Бразаускас официально пригласил А.Г.Лукашенко на международную конференцию «Сосуществование и добрососедские отношения государств — гарантия европейской безопасности и стабильности», проведение которой было запланировано в Вильнюсе. Однако возможное присутствие белорусского президента в Литве было критически воспринято представителями литовских правых и правоцентристских партий (к примеру, председатель литовского парламента В.Ландсбергис отмечал, что белорусское руководство сможет трактовать факт присутствия на встрече глав государств Восточной Европы как одобрение своих действий и в связи с этим предлагал обусловить приглашение белорусского президента на конференцию необходимостью проведения более терпимой и демократичной политики) и белорусской оппозицией (именно в это время в Беларуси проводились следственные действия в отношении корреспондентов ОРТ П.Шеремета и В.Овчинникова, которым белорусские власти инкриминировали незаконный переход литовско-белорусской границы). Как следствие, А.Бразаускас принял паллиативное решение – официальный Вильнюс не аннулировал приглашение А.Г.Лукашенко, но одновременно не препятствовал приезду в литовскую столицу представителей белорусской оппозиции.
В рамках состоявшейся конференции президенты Литвы, Латвии и Польши встретились с белорусским президентом, призвав его следовать по пути демократии. В свою очередь, А.Г.Лукашенко отверг утверждения о нехватке демократии в его стране. Впрочем, расхождения во взглядах не привели к срыву встречи. На заключительной пресс-конференции по итогам встречи в Вильнюсе А.Бразаускас заявил, что ситуация в Беларуси является ее внутренним делом. Также литовский президент отметил, что в обозримом будущем Литве придется иметь дело с А.Г.Лукашенко и выразил намерение приглашать белорусского президента и на другие встречи глав государств Центральной и Восточной Европы, поскольку пример данных государств должен убедить белорусского лидера в необходимости следования по пути демократии . Белорусская сторона расценила факт приглашения в Вильнюс как свою политическую победу. Так, министр иностранных дел Республики Беларусь И.И.Антонович, комментируя итоги семинара в Вильнюсе, заявил, что форум в Вильнюсе «разбил надежды тех, кто рассчитывал на какую-то изоляцию Беларуси» .
Осенью 1997 г., когда стало ясно, что отношения Беларуси с европейскими структурами существенных изменений не претерпели, качество политического диалога Беларуси с ее западными соседями стало ухудшаться. Наиболее проблемными были белорусско-польские отношения. Осенью 1997 г. на парламентских выборах в Польше победу одержали правые партии, которые отдавали явное предпочтение общению с белорусской оппозицией. К примеру, в предвыборной программе «Акции выборчей солидарности» говорилось, что «принципиальный спор между Россией и Польшей касается не вопроса членства Польши в НАТО и ЕС, но различия интересов в отношении стран, находящихся между Россией и Польшей». Сторонники указанного объединения декларировали намерение укреплять независимость постсоветских государств и содействовать их постепенной интеграции в евроатлантические структуры. В декабре 1997 г. польское правительство отозвало из Минска посла Э.Спыхальску, сославшись на то, что она недостаточно активно работает с белорусской оппозицией.
18 декабря 1997 г. А.Квасьневский демонстративно принял бывшего Председателя Верховного Совета С.С.Шушкевича. Кроме того, в Польше активизировался процесс создания организаций и институтов, занимавшихся изучением проблем развития демократии и создания гражданского общества и призванных содействовать их распространению в Беларуси. Такой организацией, к примеру, стал Центр гражданского воспитания «Польша-Беларусь», учрежденный в Белостоке осенью 1997 г. В состав правления Центра вошли шеф Союза белорусов в Польше, белорусы — граждане Польши, депутаты Сейма, известные польские политики – бывшие активисты «Солидарности». Смысл работы новой организации заключался в организации встреч, семинаров и конференций с участием белорусских и польских политиков, деятелей культуры, журналистов и молодежных активистов. Первой акцией Центра стала организация семинара «Демократия — общее дело», участие в котором приняли представители белорусской оппозиции.
Проведение семинара вызвала нервную реакцию в Минске. В начале февраля 1998 г. МИД Беларуси направил ноту протеста польскому руководству. Свои комментарии в этой связи дали также и белорусские спецслужбы. Так, глава белорусского КГБ В.Мацкевич заметил в одном из своих интервью: «В течение нескольких последних лет резко возросло число наших граждан, обращающихся за помощью в органы госбезопасности. Суть обращений такова. В период нахождения на территории Польши… граждан Беларуси пытаются втягивать в противоправную деятельность, порой различными способами понуждают к совершению тяжких уголовных преступлений. Я говорю не о деятельности преступных группировок, а о работе правоохранительных органов и национальных спецслужб Польши, которые в течение последнего времени развернули бурную вербовочную деятельность по отношению к гражданам нашей страны» .
Польская сторона утверждала, что ее действия не наносят ущерба Беларуси. «Мы спокойно смотрим на польско-белорусские отношения и спокойно принимаем резкую, а иногда даже агрессивную реакцию белорусских властей. Надеемся, что в конце концов такие заявления прекратятся», − заметил министр иностранных дел Польши Б.Геремек на пресс-конференции, которая состоялась 6 февраля 1998 г. Также глава польского МИДа подчеркнул, что его страна намерена и далее поддерживать контакты с негосударственным сектором Беларуси. «Мы хотим, чтобы как можно лучше развивался обмен информацией между Польшей и Беларусью, что послужит во благо обоим государствам. И мы будем использовать все формулы, чтобы это реализовать, − заявил он. – Польша должна стремиться к тому, чтобы Беларусь не изолировалась. Я имею в виду именно желание самоизоляции со стороны Беларуси. Нет стремления Польши изолировать Беларусь. Мы хотим помочь «открывать окна», и в этом нас поддерживают другие европейские государства и международные организации, поскольку любое государство, которое замыкается в своих границах, становится проблемой безопасности в современной Европе, в современном мире» .
Отношения Беларуси с Литвой и Латвией сохраняли более дружественный характер, несмотря на приход к власти в этих государствах лиц, не испытывавших симпатий к советскому прошлому. Так, после победы на президентских выборах в Литве в начале 1998 г. В.Адамкуса – человека, который в годы Второй мировой войны принимал участие в борьбе против советских войск, а затем эмигрировал в США, − официальные лица Республики Беларусь выражали надежду на то, что существенных изменений в двусторонних отношениях не произойдет. Готовность к развитию диалога с Республикой Беларусь демонстрировал также и В.Адамкус. В одном из первых своих интервью после избрания на высокий государственный пост он пообещал, что «отношения литовского государства с Беларусью были и будут корректными». Точку зрения президента Литвы подтвердил литовский посол в Беларуси В.Баублис. На встрече с Президентом Республики Беларусь, прошедшей 10 февраля 1998 г., он отметил, что никакие изменения в литовском руководстве не могут повлиять на взаимоотношения двух стран, которые развиваются весьма продуктивно .
В марте 1998 г. в Латвии с рабочим визитом побывал министр иностранных дел Республики Беларусь И.Антонович. Он встретился с президентом Латвии Г.Улманисом, премьер-министром Латвии Г.Крастсом, председателем Саэйма Латвии А.Чепанисом. В ходе встреч обсуждались различные проблемы двусторонних отношений. И.И.Антонович обратил внимание латвийских собеседников на необходимость более уважительного отношения к нуждам белорусов и представителей иных народов, проживающих на территории Латвии. Латвийская сторона заверила, что нарушений прав человека по отношению к белорусам, проживающим в Латвии, не будет, и вопросы их гражданства будут постепенно решаться. В целом диалог прошел в конструктивном духе, Беларусь и Латвия даже договорились поддерживать друг друга в международных организациях .
В мае 1998 г. состоялся официальный визит в Латвию главы правительства Беларуси С.С. Линга, результатом которого стало подписание в Даугавпилсе (именно там проходили переговоры глав правительств Беларуси и Латвии) ряда межправительственных соглашений, включая соглашения «Об основных принципах трансграничного сотрудничества» и «О сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах». В это же время министерства внутренних дел Беларуси и Латвии соглашение о сотрудничестве в сфере борьбы с организованной преступностью, государственный комитет пограничных войск Республики Беларусь и государственная пограничная охрана Латвийской Республики договорились о передаче проектно-сметной и отчетной документации на проведение инженерных и гидрологических работ на белорусско-латвийской границе. Главы правительств Беларуси и Латвии приняли участие в церемонии установки первых пограничных знаков на белорусско-латвийской государственной границе в районе пропускного пункта «Урбаны» . Примечательно, что визит премьер-министра Беларуси в Латвию состоялся в условиях обострения латвийско-российских отношений и во время пребывания С.С.Линга в Даугавпилсе многие высокопоставленные лица в Москве (включая Ю.М.Лужкова и А.Г.Тулеева) призывали ввести в отношении Латвии экономические санкции.
Летом 1998 г. осложнение отношений Беларуси со странами ЕС, обусловленное дипломатическим инцидентом в Дроздах, вызвало паузу в развитии политического диалога Беларуси с приграничными государствами. В июне 1998 г. вместе с послами стран ЕС из Минска был отозван «с целью проведения консультаций» посол Польши М.Машкевич (вновь к месту исполнения своих обязанностей он вернулся лишь в начале 1999 г.). Послы Литвы и Латвии хотя и остались в Минске, но уровень контактов с официальными структурами Беларуси снизили.
Осенью 1998 г., когда руководство Беларуси выразило готовность найти взаимоприемлемое решение по проблеме Дроздов, страны Балтии сочли возможным осуществить контакты с белорусскими руководителями, причем на самом высоком уровне.
12 ноября 1998 г. на контрольно-пропускном пункте «Каменный Лог – Мядининкай» состоялась встреча президентов Беларуси и Литвы. В совместном сообщении для печати, распространенном по итогам переговоров глав государств, говорилось, что во время встречи президенты обменялись информацией об экономическом и политическом положении в обоих государствах, обсудили вопросы двусторонних отношений и возможностей регионального сотрудничества.
Стороны подтвердили стремление развивать добрососедские отношения между двумя государствами в соответствии с положениями Договора о добрососедстве и сотрудничестве 1995 г., а также других международных документов.
Президенты сочли целесообразным развивать сотрудничество в области общественного управления, включая подготовку и осуществление программ по обучению государственных и муниципальных служащих, высказались за расширение контактов между гражданами, молодежью, неправительственными организациями, учреждениями печати и информации, выступили за создание условий для дальнейшего развития торгово-экономических отношений, основанных на принципах рыночной экономики и взаимовыгодного сотрудничества, подтвердили необходимость сотрудничества в области транспорта, включая развитие транспортных перевозок, обсудили возможность реализации конкретных проектов в области охраны окружающей среды. Также А.Г.Лукашенко и В.Адамкус выразили заинтересованность в скорейшем завершении демаркации белорусско-литовской границы и развитии ее инфраструктуры, уделяя особое внимание увеличению пропускной способности пунктов пропуска через границу, а также созданию системы надежного пограничного контроля .
В марте 1999 г. в Республике Беларусь с рабочим визитом побывал министр иностранных дел Литвы А.Саударгас. Глава литовского внешнеполитического ведомства встретился с Президентом Республики Беларусь, главами белорусского правительства и министерства иностранных дел. На встречах было подтверждено обоюдное стремление к продолжению дружественных добрососедских отношений, развитию сотрудничества во всех ключевых областях .
Не отказывались страны Балтии и от налаживания межпарламентских связей с Беларусью. В сентябре 1998 г. в Республике Беларусь с официальным визитом побывала делегация латвийского парламента (Саэйма) во главе с Председателем парламента Латвийской Республики А.Чепанисом. Члены делегации провели переговоры не только с белорусскими коллегами, но также с Президентом Республики Беларусь и Премьер-министром Беларуси. На встрече с Председателем Совета Республики Национального собрания П.В.Шипуком А.Чепанис заявил: «Мы всегда выступали против политики изоляции, в том числе – по отношению к Беларуси. Республика Беларусь – не только наш добрый сосед, но и часть Европы» .
В октябре 1998 г. Латвию посетила парламентская группа Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь с целью участия в наблюдении за ходом парламентских выборов и референдума по внесению поправок в латвийский Закон о гражданстве .
Неоднозначно развивались политические отношения Беларуси с соседями в 1999 г. Как и в предшествующем году, наиболее проблемными оставались белорусско-польские отношения.
22 января 1999 г. польский Сейм принял «Послание к белорусскому народу», в котором призвал белорусских граждан поддержать Верховный Совет Республики Беларусь 13-го созыва (за принятие данного постановления проголосовали 354 депутата, против высказались 7, воздержалось 49 человек). Обращение польских парламентариев получило жесткую оценку со стороны МИД Республики Беларусь. В заявлении, обнародованном 23 января 1999 г., белорусское внешнеполитическое ведомство определило его как «попытку вмешательства во внутренние дела суверенного государства» и отметило, что данный шаг польских депутатов «может привести к осложнению отношений между Беларусью и Польшей» .
В марте 1999 г. Комитет по делам религий и национальностей рекомендовал Минюсту Республики Беларусь воздержаться от перерегистрации Союза Поляков Беларуси, обвинив его руководителей в «активном участии в политической деятельности на стороне радикальных оппозиционных сил». В специальной справке, подготовленной сотрудниками комитета, отмечалось, что «особое внимание, уделяемое учащимся со стороны Союза Поляков Беларуси, дипломатических представительств Польши, различных польских благотворительных организаций и фондов, католической церкви, постоянные подарки ученикам и их родителям, выезды летом в Польшу и т.п. вызывают у них чувство исключительности и привилегированности, а у их сверстников, обучающихся на государственных языках, − представление о престижности польского образования и всего польского».
7 апреля 1999 г. А.Г.Лукашенко, выступая перед депутатами Национального собрания Республики Беларусь, заявил, что поляки хотят отделить от Беларуси Гродненскую область по примеру косовских албанцев . Высказывания президента, равно как и действия правительственных структур Беларуси были восприняты в Польше негативно.
В сентябре 1999 г. А.Квасневский демонстративно отказался вести диалог с белорусскими руководителями. В частности, он отказался приехать на саммит государств Балтийско-Черноморского региона в Ялте в случае прибытия туда белорусского президента. Комментируя позицию польского руководства, руководитель бюро национальной безопасности Польши М.Сивец заявил: «Наша позиция соответствует политике Польши относительно Беларуси. Мы не признаем методов, которыми Лукашенко осуществляет свою власть. Его присутствие затрудняло бы проведение встречи. Этого же мнения придерживаются другие страны, принявшие участие во встрече и связанные общей политической линией, проводимой Советом Европы». Как следствие, организаторы саммита аннулировали приглашение, направленное А. Г. Лукашенко, и саммит прошел без его участия. 24 сентября 1999 г. Польша поддержала обращение ЕС к белорусским властям, в котором содержалось требование тщательного и немедленного расследования случаев с исчезновением видных оппозиционных деятелей. В тот же день министр иностранных дел Польши Б.Геремек предложил белорусским властям «предоставить любую информацию и необходимую помощь в прояснении происшедшего факта», но официальный Минск отверг это предложение.
Впрочем, политические разногласия не приобретали характера антагонистических противоречий. Значительная часть польских политиков в конце 1990-х годов полагала, что Польша не должна активно вмешиваться в дела Беларуси. По признанию белорусского публициста С.Букчина, в это время в неформальных беседах, которые поляки проводили с представителями белорусской оппозиции в 1998–1999 гг., можно было услышать: «Ну что ты все про Беларусь? Знаешь, она для нас, поляков, сейчас не очень интересна. Дело ведь ясное: Беларусь – это зона интересов России, независимо от того, как вы там войдете в нее – на правах Татарстана, шестью областями или создадите какой-то новый Союз. И Запад уже с этим согласился. А мы – часть Запада, часть НАТО. Поэтому и политику мы проводим соответствующую. Для нас сейчас гораздо важнее Украина» . Еще дальше пошел неназванный журналист, который в беседе с С.Букчиным заявил: «Если по большому счету, то Польше выгоден Лукашенко. Представь себе, что у вас демократия, идут экономические реформы. Запад из страха перед советской реставрацией дал бы вам столько! Вы бы уже жили лучше, чем мы. Потому что страна меньше, населения в четыре раза меньше, а промышленность, инфраструктура, специалисты – на очень приличном уровне. Но если бы Запад стал давать вам, то, естественно, сильно уменьшилась бы наша, польская доля пирога. А нам ведь нужно соответствовать и натовским стандартам и требованиям Европейского Союза. А денег-то и на перестройку армии и на экономические преобразования у нас нет! Мы на Запад рассчитываем. А Беларусь бы у нас оттянула часть средств. Так что, извини, но мы должны благодарить Бога за то, что у вас теперь Лукашенко. Чем больше он будет пугать Запад своей агрессивностью и непредсказуемостью, тем больше мы можем рассчитывать на западные финансовые вливания» .
Были в Польше и политики, которые искренне симпатизировали белорусскому президенту. К примеру, лидер Польского национального объединения Б.Тейковский принял участие в работе III конгресса народов СССР, заседал в президиуме конгресса и призывал белорусов ни в коем случае не идти по польскому пути. «Народная газета» поместила статью Тейковского, охарактеризовав его как авторитетного политического деятеля Польши. Однако на самом деле на родине Б.Тейковского, выступавшего с крайне антисемитских позиций (он называл «евреями-сионистами» Л.Валенсу и А.Квасневского), относили к маргиналам политической сцены .
Симпатизировал политике, проводимой А.Г.Лукашенко, руководитель Белорусского общественно-культурного объединения в Польше Я.Сычевский. В частности, он неоднократно обращал внимание на стабильность и социальную защищенность граждан Беларуси, а ее проблемы объяснял состоянием политической и экономической изоляции, созданным странами Запада . На Всебелорусском народном собрании он назвал польскую демократию «властью, осуществляемой под диктовку других государств» и расхвалил белорусскую власть, которая «не позволяет разворовывать народное достояние». Высказывания Я.Сычевского, который стал депутатом сейма, благодаря поддержке СЛД, обеспокоили руководство партии. Лидер СЛД Л.Миллер назвал выступление Сычевского «скандальным» и «не отвечающим соответствующим политическим оценкам СЛД» . Осудили Я.Сычевского и представители белорусской интеллигенции Белосточины. Например, известный белорусский писатель С.Янович заметил: «Сычевский должен отдавать себе отчет в том, кому на руку в Минске подобные речи польского парламентария, тем более депутата-белоруса, который не может не знать о политике руководства Беларуси, стремящегося к полной ее русификации и превращении страны в российскую провинцию» .
В 2000 и 2001 гг., оставаясь на позициях «критического диалога» с официальным Минском, представители Польши, Литвы и Латвии сконцентрировали внимание на актуальных вопросах двустороннего сотрудничества.
В апреле 2000 г. в Литве побывал министр иностранных дел Республики Беларусь У.Р.Латыпов. В октябре того же года состоялся визит в Беларусь министра экономики Латвии А.Саударгаса.
В мае 2001 г. Беларусь посетила латвийская парламентская делегация во главе с депутатом Саэйма Я.Урбанавичусом, которая провела переговоры с депутатами Национального собрания Республики Беларусь. В том же году в парламенте Латвии была сформирована группа по сотрудничеству с Республикой Беларусь.
Активная работу по налаживанию двустороннего сотрудничества проводили внешнеполитические ведомства. В частности, Беларусь провела межмидовские консультации с Польшей (в апреле 2000 г.) и Литвой (в апреле 2001 г.). Повышенное внимание в ходе этих консультаций уделялось предстоящему вступлению указанных стран в Европейский Союз и влиянию этого процесса на характер их отношений с Беларусью .
Интенсивные контакты внешнеполитических ведомств способствовали расширению договорно-правовой базы двустороннего общения. В 2000 г. между Беларусью и Латвией было подписано более 40 договоров и соглашений, с Польшей – более 50 .
19 июля 2001 г. глава делегации Республики Беларусь в ОБСЕ и глава постоянного представительства Литовской Республики в ОБСЕ на встрече в Вене обменялись нотами относительно дополнительных мер доверия и безопасности. Беларусь и Литва договорились ежегодно проводить на своих территориях по одному дополнительному посещению по оценке военной информации в воинских частях или формированиях и одной дополнительной инспекции указанного района сверх квоты Венского документа 1999 г.
В условиях сокращения контактов на высшем государственном уровне с соседними государствами объективно возросла значимость развития связей на уровне отдельных регионов. Особенно активно такие связи налаживались между белорусскими и польскими партнерами. К концу 1990-х годов соглашения о сотрудничестве заключили Брестская область и Люблинское воеводство, Гродненская область и Подляшское воеводство, Минская область и Мазовецкое воеводство, Могилевская область и Куявско-Поморское воеводства .
Проблема границы и режима ее пересечения в отношениях Беларуси с Польшей, Литвой и Латвией. Стремление Польши, Литвы и Латвии интегрироваться в систему европейских и евроатлантических организаций объективно порождало проблему ужесточения пограничного режима.
Изменение характера межгосударственных отношений повлекло за собой постановку вопроса о правомерности существования границ в том виде, в котором они сложились к концу 1980-х годов. Как в Беларуси, так и в соседних государствах на западном и северо-западном направлениях развернулись общественные и научные дискуссии по вопросам границ, которые, впрочем, не были перенесены на официальный уровень.
Без особых проблем Беларусь провела территориальное размежевание с Польшей. В декларации о добрососедстве, взаимопонимании и сотрудничестве, подписанной в 1991 г., указывалось, что обе стороны признают нерушимость границы в том виде, в каком она была определена в договоре между СССР и Польшей от 16 августа 1945 г. Данная мысль была подчеркнута в белорусско-польском договоре 1992 г., в ст.2. которого говорилось: «Договаривающиеся стороны подтверждают существующую между ними границу, считают эту границу нерушимой и заявляют, что не имеют и не будут иметь в будущем друг к другу никаких территориальных претензий» . Наконец, нерушимость белорусско-польской границы была еще раз подтверждена в 1995 г., когда президент Республики Беларусь подписал указ о правопреемственности договора 1945 г. .
Больше вопросов вызывало определение границ с Литвой и Латвией. Не было ясности, какую линию принимать за основу. Административная линия, существовавшая между Белорусской ССР, Литовской ССР и Латвийской ССР, была условной и ни к чему не обязывающей. Это породило определенные проблемы, которые, однако, не переросли в неразрешимый антагонизм.
21 февраля 1994 г. Республика Беларусь подписала договор о границе с Латвийской Республикой. В ст.1 договора указывалось, что «линия государственной границы между Республикой Беларусь и Латвийской Республикой проходит по линии административной границы между Республикой Беларусь и Латвийской Республикой, совпадающей с латвийской государственной границей на участке, который рассматривается по положению на 16 июня 1940 года» . Договор вступил в силу 19 мая 1995 г.
Более серьезными были расхождения по территориальному вопросу между Беларусью и Литвой. «Камнем преткновения» стала железнодорожная станция Гадутишки, которая располагалась на территории Литвы, но находилась в ведомственном подчинении Белорусской железной дороги. Литовская сторона настаивала на передаче станции в состав Литвы, белорусы упорствовали, добиваясь компенсации за отказ от объекта.
Позитивные сдвиги в территориальном споре между Беларусью и Литвой произошли лишь осенью 1994 г., после прихода к власти А.Г.Лукашенко. Белорусская сторона согласилась уступить Гадутишки Литве без предъявления дополнительных условий.
Договор о границе между Республикой Беларусь и Литвой была подписан 6 февраля 1995 г. в Вильнюсе во время официального визита в Литву Президента Беларуси. В ст.1 договора о границе между Республикой Беларусь и Литовской Республикой содержалось описание линии государственной границы. Договаривающиеся стороны согласились, что линия границы будет проходить от стыка границ Республики Беларусь и Латвийской Республики общим направлением на юго-запад через озеро Дрисвяты, по реке Опивардка, через озера Опиварда и Прутас, затем по реке Дисна в восточном направлении и далее по железнодорожной станции Гадутишки. Далее линия границы поворачивала на север от белорусского населенного пункта Лынтупы, пересекала шоссе Молодечно – Вильнюс восточнее литовского населенного пункта Шумшкас, огибала с востока, юга и запада район литовского населенного пункта Девянишкес, затем пересекала шоссе Лида – Вильнюс севернее белорусского населенного пункта Бенякони и далее проходила по реке Шальча. После этого она проходила к югу от литовского города Эйшишкес, далее по реке Начка, огибая с юга литовский населенный пункт Дубичай, выходила к истоку реки Катра и далее по ней, а затем через озера Груда и Дуб, пересекала железную дорогу Гродно – Вильнюс у остановочного пункта Сенява, а железную дорогу на Друскенинкай пересекала к северу от станции Поречье, откуда проходила к западу от реки Неман и вверх по ней против течения, а затем по реке Мариха до стыка белорусско-литовско-польской границы . Договор вступил в силу 26 октября 1996 г.
Юридическое закрепление линий границ с Литвой и Латвией в том виде, в каком они сложились в предшествующий период, позволило перейти к следующему шагу – фиксации границ на местности.
Успешнее продвигалась демаркация границы с Литвой. К ноябрю 1995 г. белорусская и литовская стороны согласовали демаркационные карты . 12 июня 1997 г. в районе погранперехода «Бенякони» в присутствии руководителей Государственного комитета пограничных войск и МВД Республики Беларусь и главы департамента полиции Литвы была осуществлена торжественная установка первого пограничного знака .
В начале августа 1999 г. Литва объявила о завершении работ по обозначению государственной границы с Беларусью в своей зоне ответственности, обратив внимание на то, что она выставила все требуемые 650 элементов погранзнаков. Белорусская сторона, ссылаясь на нехватку средств, заявила о намерении завершить работы по демаркации границы с Литвой в 2003 г. К началу августа 1999 г. в белорусской зоне ответственности было выставлено 55 элементов погранзнаков .
Демаркация белорусско-латвийской границы в 1990-х годах произведена не была. Лишь к началу 2000 г. Беларусь и Латвия смогли в основном завершить подготовку и согласование необходимых документов и начать практические работы на местности по демаркации государственной границы .
В конце 1990-х годов Беларусь и Литва начали работу по подготовке и согласованию Договора о режиме белорусско-литовской государственной границы. Одновременно проводилась работа по подготовке к подписанию соглашения с Литовской Республикой об основных принципах трансграничного сотрудничества и приграничной торговли.
В 1999 г. на белорусско-литовской границе было оборудовано 13 пунктов пропусков, из них 4 – со статусом международных . В том же году Беларусь и Литва выразили намерение создать международный контрольно-пропускной пункт Твярячюс – Видзы для пропуска грузового автотранспорта .
Пункты пропуска создавались также на границе Беларуси с Латвией. В мае 1998 г. в присутствии глава правительств двух стран была проведена торжественная церемония установки первых пограничных знаков на белорусско-латвийской границе в районе пропускного пункта «Урбаны» .
Модернизация пропускных пунктов стран Балтии и Польши с Беларусью осуществлялась при содействии Европейского Союза. Так, в 1995 г. Литва получила со стороны ЕС 5,2 млн. ЭКЮ (6,9 млн. долл. США) для реализации трехлетней программы, направленной на разрешение проблем при пересечении границ с Беларусью и Россией . Во второй половине 1990-х годов Евросоюз выделил Польше 23,5 млн. ЭКЮ на приобретение необходимого транспорта, компьютерных ситсем и средств безопасности, которые предполагалось использовать в развивтии приграничной инфраструктуры
В 1994 г. между Республикой Беларусь и Литвой был установлен визовый режим. Для пересечения границы требовалась виза, которая выдавалась на основании наличия приглашений деловых партнеров или частных лиц, оформленных в органах паспортно-визовой или миграционных служб. По взаимной договоренности сторон визы при пересечении границы не требовались лицам старше 16 лет и владельцам дипломатических паспортов . В конце 1990-х годов ежегодное количество визовых запросов в консульский отдел посольства Беларуси в Литве составляла 80 тыс.
К середине 1999 г. почти 1200 человек в Литве получили документы по приему в гражданство Республики Беларусь .
Особое место в работе консульского отдела посольства Беларуси в Литве занимало рассмотрение документов по выдаче свидетельств на право многократного въезда в Республику Беларусь лицам, имеющим право на приобретение гражданства в порядке регистрации. Только в 1998 г. таких свидетельств было выдано 16800 .
По взаимной договоренности сторон была установлена упрощенная процедура пропуска населения в районах, прилегающих к государственной границе Беларуси с Литвой и Латвией (Временное соглашение об упрощенном пропуске приграничного населения через государственную границу с Латвией было подписано 21 февраля 1994 г., с Литвой – 25 февраля 1994 г.).
Польша на протяжении минувшего десятилетия визового режима в отношении белорусских граждан не вводила, но под воздействием европейских структур во второй половине 1990-х годов также предприняла меры, которые объективно ограничивали приток белорусских граждан.
В январе 1998 г. польская сторона потребовала от белорусов, прибывающих в страну, наличия специального туристического ваучера. Ваучеры следовало приобретать в турбюро, заказывая на определенную дату. Также польские власти разрешили белорусским гражданам совершать поездки в Польшу по частным приглашениям, действительным в течение года и носившим разовый характер на срок до 90 дней. Лица, направлявшиеся в Польшу по служебным делам, должны были иметь в паспорте отметку «АВ-служебная» и оригинал приглашения принимающей стороны. Контроль за соблюдением всех вышеперечисленных правил возлагался на польских пограничников .
Введение новых правил въезда оказалось для белорусских граждан большой неожиданностью. Многие из них узнали о введении новых правил уже на самой границе.
Белорусская сторона восприняла польские нововведения без энтузиазма. 13 января 1998 г. на встрече с послом Польши в Беларуси Э.Спыхальской заместитель министра иностранных дел Республики Беларусь Н.П.Бузо выразил сожаление по поводу ситуации, сложившейся из-за поспешного введения в действие Закона Республики Польша «Об иностранцах» от 25 июня 1997 г. Белорусский дипломат обратил внимание посла на то, что ограничения на въезд белорусских граждан в Польшу были введены польской стороной в одностороннем порядке в нарушение статьи 22 Соглашения о взаимных безвизовых поездках граждан и вручил ноту, в которой выражалось недоумение действиями польской стороны. МИД Республики Беларусь обратился к польской стороне с настоятельной просьбой до окончательного разрешения проблемы сохранить действовавший до вступления в силу упомянутого закона порядок пересечения совместной белорусско-польской границы и выразил надежду на скорейшее разрешение поднятых вопросов к обоюдной выгоде двух стран. Одновременно с этим МИД Беларуси подтвердил свою готовность провести соответствующие консультации между министерствами иностранных дел Беларуси и Польши .
Негативно оценил решение польских властей и министр иностранных дел Республики Беларусь И.И.Антонович, выступая на брифинге 5 февраля 1998 года, упрекнул Варшаву в том, что ограничения на въезд белорусских граждан в Польшу были введены «без серьезных политических консультаций» и заявил, что Беларусь ужесточит правила въезда для польских граждан, если переговоры с польскими представителями не дадут положительного результата.
Однако к существенному ухудшению двусторонних отношений польское решение не привело. Порядок пересечения границы, определенный польскими властями, был принят на вооружение также белорусской стороной и вплоть до введения Польшей полноценного визового режима в отношении Беларуси в 2003 г. оставался неизменным.
Если проблему пересечения границы гражданами Беларуси и прилегающих к ней государств удалось урегулировать сравнительно легко, то проблема пересечения границы нелегалами из третьих стран осталась неурегулированной.
В 1990-х годах поток неконтролируемых мигрантов, направлявшихся в страны Западной Европы из Юго-Восточной Азии и Африки через Беларусь имел тенденцию к росту. Так, в 1994 г. белорусские пограничники задержали 2650 человек. Из них 2210 направлялись в Европу, а 461 – в Беларусь. Основными нарушителями режима белорусской границы были уроженцы Афганистана (181 человек), Ирака (180), Шри-Ланки (145), Индии (130), Пакистана (74), Ирана (39) .
В свою очередь, пограничные и миграционные службы соседних государств, стремились депортировать лиц, нелегально пересекавших их границы, на территорию Беларуси, не согласовывая свои действия с белорусскими коллегами. Так, в июне – июле 1995 г. из Литвы в Беларусь было выдворено 337 человек. При этом литовские пограничные службы не передали задержанных лиц представителям белорусских погранвойск и не представили убедительных доказательств того, что данные лица действительно попали на территорию Литвы из Беларуси .
Мотивируя свои действия необходимостью борьбы с нелегальной миграцией, соседние государства, прежде всего страны Балтии, неоднократно призывали Беларусь к скорейшему заключению соглашений о реадмиссии. В 1997 г. руководство Литвы даже обещало Беларуси выделить средства, необходимые для обеспечения нелегальным мигрантам на белорусской территории минимально сносных условий проживания до отправки их на родину .
Однако белорусская сторона на заключение соглашений о реадмиссии с соседними государствами не пошла. Объясняя свое нежелание пойти на подписание соглашений, белорусские официальные лица ссылались на то, что этот шаг не будет иметь смысла до тех пор, пока между всеми государствами региона, включая Россию и страны СНГ, не будет выработано единое соглашение о борьбе с нелегальной миграцией
Впрочем, отказ от подписания соглашений о реадмиссии не означал отказа белорусской стороны от борьбы с нелегальной миграцией. В 1998 г. белорусские пограничники задержали и депортировали из страны около 1300 нелегальных мигрантов, в 1999 г. – более 700, в 2000 г. – более 600 . Усиление контроля за режимом пересечения границы в сочетании с ужесточением наказания за содействие нелегальному переходу через государственную границу Республики Беларусь привели к существенному сокращению потока нелегальных мигрантов, стремящихся попасть в страны ЕС с территории Беларуси, в начале XXI в.
Через белорусскую границу переправлялись не только мигранты-нелегалы, но также наркотики, оружие и боеприпасы, предметы искусства. В этой связи большую значимость приобрела координация действий таможенных служб Беларуси и соседних государств.
27 ноября 1995 г. Республика Беларусь и Польша заключили межправительственное соглашение о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах. В декабре 1996 г. руководители таможенных служб двух стран определили уполномоченных для контактов по исполнению соглашения о взаимопомощи, что дало возможность таможенным службам напрямую обмениваться информацией, направлять и передавать запросы .
Аналогичные соглашения на межправительственном и межведомственном уровнях были заключены с Литвой и Латвией.
Во второй половине 1990-х годов Беларусь и Польша стали осуществлять совместный контроль лиц, товаров и транспортных средств на белорусско-польской государственной границе. Данное решение позволило упростить и ускорить процедуру контроля, а также создать правовую основу для организации взаимодействия и координации деятельности контрольных органов двух стран.
Однако переговорный процесс, связанный с подготовкой к подписанию соглашения о совместном контроле на белорусско-литовской границе был приостановлен на этапе согласования текста документа, а с Латвией данная проблема вообще не обсуждалась .
В целом же к началу XXI в. полностью унифицировать и гармонизировать таможенные процедуры с соседними государствами Беларусь не смогла. Наличие проблем в отношениях с основными европейскими организациями, к вступлению в которые стремились Польша, Литва и Латвия, и значительные расхождения в действующих национальных таможенных законодательствах снизили эффективность взаимодействия таможенных служб Беларуси с соседними государствами.
Взаимодействие Беларуси с приграничными государствами в торгово-экономической сфере.
Отсутствие полноценной политической базы для развития отношений Беларуси с ее соседями на западе придавало особую значимость налаживанию связей в торгово-экономической сфере.
В начале 90-х годов ХХ в. главным торгово-экономическим партнером Беларуси в рассматриваемой группе стран была Польша. Из Польши в Беларусь поступали оборудование (в т.ч. для АТС), стройматериалы, медикаменты, сельхозпродукцию, из Беларуси в Польшу из Беларуси вывозились шины, холодильники, ковры, товары широкого потребления.
В 1991 и 1992 гг. правительство Республики Беларусь стремилось к расширению экономических связей с Польшей. В частности, в 1991 г. обсуждались вопросы создания Белорусско-польского торгового дома, что должно было создать условия для беспошлинного провоза товаров через границу и продажи их за национальные валюты .
В апреле 1992 г. правительства Беларуси и Польши подписали соглашение, которое предполагало использование морского порта в Гдыне в качестве места приписки белорусского торгового флота с подведением к нему железнодорожной магистрали с широкой колеей из Белостока .
Сложнее обстояло дело с Литвой и Латвией. Распад СССР сделал невозможным осуществление хозяйственных связей в том виде, в котором они существовали в советские времена. Переход на новую систему хозяйствования привел к спаду в торгово-экономических отношениях, вынуждая искать новые формы сотрудничества.
В марте 1993 г. были подписаны соглашения о свободной торговле между Беларусью и Литвой и о торгово-экономическом сотрудничестве между двумя странами на 1993 год .
Однако широкомасштабные задумки в части развития экономического сотрудничества не были реализованы. К середине 1990-х годов Польша, Литва и Латвия переориентировали свои экономики на страны Евросоюза, а Беларусь избрала в качестве главного приоритета сближение с Россией. Не удалось воплотить в жизнь соглашения об использовании порта в Гдыне (стороны не смогли договориться о стоимости транзита) и о свободной торговле с Литвой .
Своеобразным компенсатором проблем, возникших в экономических отношениях Беларуси с приграничными государствами на уровне государственных структур, стало налаживание деловых связей на низовом уровне в форме «челночного» бизнеса. По мнению польских исследователей, базар в Белостоке в районе Кавалерийской улицы в 1990 г. был самым крупным на территории Польши, а его оборот в несколько раз превышал бюджет города. На территории базара действовали 40 контор обмена валюты, в которых, по различным подсчетам, ежедневно обменивалось по 3–4 млн долл. США) . Одновременно возросла значимость вещевых рынков в Гродно, которые стали местами оптовых закупок для граждан СССР, а затем и СНГ . Схожая ситуация наблюдалась в приграничных районах Беларуси и Литвы. Вывоз белорусских продуктов в Литву, где они продавались по более высоким ценам, помог выжить многим семьям по обе стороны границы.
Во второй половине 1990-х годов государственные организации и крупные бизнес-структуры вновь начали отвоевывать позиции, утраченные ими в начале десятилетия. В это время заметно участились встречи представителей деловых кругов Беларуси и соседних стран, стали проводиться профильные выставки, на которых демонстрировались образцы продукции Беларуси и соседних государств (к примеру, в 1997 и 1999 гг. в Беларуси были проведены Дни латвийского бизнеса, в 2001 г. Дни белорусской экономики и культуры проводились в Латвии и Литве), международные конференции и семинары, на которых обсуждались проблемы оптимизации торгово-экономического сотрудничества.
Большой вклад в дело налаживания связей в области экономики вносили межправительственные комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Первую такую комиссию Беларусь образовала с Польшей в 1992 г. К началу 2002 г. Смешанная Белорусско-Польская комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству провела 8 заседаний . Интенсивно работала Белорусско-Литовская комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству, созданная в 1994 г. С Латвией комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству в 1990-х годах создана не была, хотя вопросы ее создания обсуждались. Первое заседание комиссии состоялось лишь в 2000 г.
В качестве важного приоритета взаимодействия стороны определили развитие приграничных связей. Во второй половине 1990-х годов осуществлялись модернизация старых и строительство новых пограничных переходов.
Важное значение сохраняло взаимодействие на уровне отдельных областей и городов. В мае 1995 г. соглашение о сотрудничестве подписали Брестская область и Бяло-Подлясское воеводство. в 1999 г. – Минск и Вильнюс. К концу 1990-х годов Минск установил партнерские связи с Вильнюсом, Ригой, Даугавпилсом, Витебск – с Даугавпилсом, Гомель – с Лиепаей .
В апреле 1996 г. в Гродно прошло первое заседание белорусско-польской межправительственной комиссии по трансграничному сотрудничеству, на котором основное внимание было уделено развитию приграничной инфраструктуры и участию Беларуси в еврорегионах «Неман» и «Буг» .
Действовала Белорусско-литовская рабочая группа по трансграничному и территориальному планированию и инфраструктуре. В 1999 г. на заседании группы в Лиде было принято решение о разработке совместной концепции развития приграничных территорий обеих республик. Среди первоочередных проблем были названы: совершенствование и упрощение процедуры пропуска местного населения на территорию соседнего государства, создание общими усилиями благоприятных условий для флоры и фауны белорусско-литовских пограничных заповедных природных зон .
В 1997 г. идея о создании механизма взаимодействия на межрегиональном уровне получила практическое воплощение. Первым еврорегионом, созданным при участии Беларуси, стал еврорегион «Неман», документы по учреждению которого Беларусь подписала в июне 1997 г. (помимо Беларуси в состав еврорегиона входили Польша, Литва и Российская Федерация). В рамках указанного объединения белорусскую сторону представляла Гродненская область. В мае 1998 г. Брестская область стала членом еврорегиона «Буг».
Обоюдное стремление сторон поддерживать и развивать связи в торгово-экономической сфере дало позитивные результаты. Товарооборот Беларуси с Польшей, Литвой и Латвией начал возрастать, причем рост происходил за счет наращивания экспорта белорусской продукции (см. табл.1 и 2).

Таблица 1
Экспорт товаров из Беларуси в Латвию, Литву и Польшу в 1995–2001 гг.
(млн. долл. США)

1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001
Латвия 195,7 139,3 72,5 171,4 260,4 467,4 492,3
Литва 146,4 145,4 137,8 157,6 174,7 348,8 275,8
Польша 271,4 337,7 245,8 184,9 208,3 276,8 248,0

Источник: Внешняя торговля Республики Беларусь. 1995–2000. Мн., 2001. С.61–62; Республика Беларусь в цифрах. Краткий статистический сборник. Мн., 2003. С.315..

Таблица 2
Импорт товаров в Беларусь из Латвии, Литвы и Польши в 1995–2001 гг.
(млн. долл. США)

1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001
Латвия 57,8 49,0 67,1 56,5 32,2 29,7 36,1
Литва 117,8 153,4 191,9 208,0 102,6 69,0 107,3
Польша 197,4 195,0 250,0 282,9 212,5 215,8 201,7

Источник: Внешняя торговля Республики Беларусь. 1995–2000. Мн., 2001. С.67–68; Республика Беларусь в цифрах. Краткий статистический сборник. Мн., 2003. С.315.

В товарной структуре экспорта из Беларуси в Латвию преобладали минеральное сырье и топливо. Доля данного вида продукции в общем объеме белорусского экспорта в Латвию с 1997 по 2001 г. возросли с 23,6% до 85,1%, или в 3,6 раза . Главной экспортной продукцией выступали нефтепродукты, поставки которых с 1998 по 2001 г. выросли с 27,9 до 409,1 млн. долл. США, или в 14,6 раза . В 2000–2001 гг. в числе 22 импортеров белорусских нефтепродуктов Латвия занимала первую позицию. При этом, однако, нужно учесть, что Латвия не только выступала в качестве потребителя данного вида белорусской продукции, но и занималась его реэкспортом.
В середине 1990-х годов значительную часть белорусского экспорта в Латвию составляла продукция химической промышленности. Однако к началу XXI в. значимость данного вида продукции существенно снизилась: с 1997 по 2001 гг. доля химической продукции в общем объеме белорусского экспорта в Латвию снизилась с 65,3% до 5,2%, или в 12,5 раза.
В конце 1990-х годов Латвия расширила закупки белорусских тракторов и автомобилей («МАЗов», «БелАЗов», тягачей). Поставки МАЗов возросли с 1991 по 2001 г. в 1,8 раза . Также на рынке Латвии увеличилось количество белорусского трикотажа, изделий из древесины (в том числе мебели), телевизоров, холодильников .
В импорте из Латвии преобладала продукция сельского хозяйства и пищевой промышленности. За период с 1997 по 2001 г. импорт указанной продукции из Латвии возрос с 4,5 до 10 млн. долл. США, или с 15,8 до 30,8% общего объема латвийского импорта в Беларусь . Вторую позицию занимали товары народного потребления (8,4 млн. долл., 25,8% общего импорта из Латвии), полотно трикотажное (4 млн.), узкие ткани. В 2001 г. Латвия начала поставлять на белорусский рынок необработанное стекло . На третьей позиции в структуре импорта находилась продукция машиностроения, доля которой в общем объеме латвийского импорта в Беларусь за период с 1997 по 2001 г. увеличилась с 13% до 18,1%. Латвия поставляла в Беларусь двигатели и силовые установки, оборудование осветительное и сигнализационное. С 2001 г. Беларусь начала импортировать латвийские лампы и электронные трубки .
Минеральное сырье и топливо составляли основу белорусского экспорта и в Литву. Большая часть поставок в рамках данной товарной группы приходилась на нефтепродукты. Доля данного вида продукции в общем объеме белорусского экспорта в Литву составляла 19,6% в 1997 г. и 29,1% в 1999 г. В 2000 г. она увеличилась до 59,9%, но в 2001 г. снизилась до 42,3% Второй по значимости товарной группой была продукция химической промышленности, на долю которой в среднем приходилось около 20% совокупного экспорта Беларуси в Литву . В 2001 г. Беларусь увеличила поставки в Литву тракторов .
Литва поставляла в Беларусь главным образом продукцию сельского хозяйства и пищевой промышленности (в 2001 г. она составила 40,1% общего объема импорта из Литвы) . Также в конце 1990-х годов важной составляющей импорта из Литвы в Беларусь была электроэнергия, производимая на Игналинской АЭС.
Распространению белорусской высокотехнологичной продукции на рынках стран Балтии способствовало то, что цены на нее были ниже, чем на аналогичные товары из стран ЕС. К примеру, в 2000–2001 гг. цена на белорусские тракторы, поставляемые в Литву, была ниже европейской на 15–20%, на грузовые автомобили – на 55–65%, на холодильники – на 30% .
В отличие от балтийских стран Польшу уже в 1990-х годах стала сознательно ограничивать доступ белорусской продукции на свой рынок. Так, с 1 января 1998 г. польская сторона увеличила ввозные пошлины на продукцию стран, с которыми Польша не имела соглашений о свободной торговле или ее либерализации. Данное решение привело к увеличению конвенциальных пошлин на белорусские тракторы и грузовые автомобили на 35% . Тогда же Польша отказалась от использования льготной ставки пошлин на продукцию белорусской нефтехимической промышленности, что существенно снизило конкурентоспособность продуктов белорусской нефтехимии на польском рынке .
В середине 1990-х годов из Беларуси в Польшу экспортировались минеральные продукты (31% в общем объеме экспорта в Польшу), продукция химической промышленности (25%), синтетические волокна и ткани (13%) . К концу 1990-х годов доля минерального сырья и топлива в белорусских экспортных поставках в Польшу несколько снизилась (в 1997 г. она составляла 38%, в 1998 и 1999 гг. – 31%), но в 2000 г. снова возросла до 38% . В 1997–2000 гг. увеличились поставки в Польшу изделий белорусской химической промышленности (преимущественно, минеральных и химических удобрений).
Из Польши в Беларусь в середине 1990-х гг. импортировались продукты питания и напитки (18% общего объема экспорта в Польшу), электромеханические изделия (16%), химические товары (10%) . В конце 1990-х годов Беларусь увеличила закупки польских транспортных средств, удельный вес которых составил 31–40% в общем объеме польского импорта в нашу страну .
Проблемным моментом в налаживании торговых связей между Беларусью и прилегающими к ней государствами на протяжении всех 1990-х годов оставалась неурегулированность системы взаимных расчетов. Решить данную проблему, несмотря на неоднократные попытки, стороны не смогли. Первоначально стороны использовали систему бартерных операций, но во второй половине 1990-х годов данная система перестала удовлетворять их.
Важным аспектом экономического взаимодействия Беларуси с приграничными государствами Центральной и Восточной Европы являлось создание совместных предприятий и предприятий со 100-процентным капиталом соседних государств. Создание таких предприятий началось в первой половине 1990-х годов и продолжалось на протяжении всего десятилетия.
Данные о количестве совместных и иностранных предприятий, созданных в Беларуси с участием польского, литовского и латвийского капитала в 1997–2000 гг., можно найти в таблице 3.

Таблица 3
Зарегистрированные в Беларуси совместные и иностранные предприятия

1997 1998 1999 2000
СП ИП СП ИП СП ИП СП ИП
Латвия 49 33 61 38 63 49 71 66
Литва 77 44 109 59 118 75 138 94
Польша 255 128 294 156 292 167 306 179

Источник: Внешняя торговля Республики Беларусь. 1995–2000. Мн., 2001. С.361; 363.
Совместные и иностранные предприятия создавались не только на территории Беларуси, но и на территории соседних государств. К примеру, в Латвии по состоянию на 1 января 2001 г. действовало до 200 предприятий с участием белорусского капитала . В Литве к концу 1990-х годов было зарегистрировано 299 совместных литовско-белорусских и белорусских предприятий с объявленным уставным капиталом 46,4 млн. долл. США .
Приграничные государства Центральной и Восточной Европы привлекали Беларусь также в качестве транзитных партнеров. В середине 1990-х гг. Беларусь и Литва обсуждали возможность организации поездок «челночных» грузовых поездов (с остановками только на узловых станциях) по маршруту Мукран (ФРГ) – Москва с транзитным проездом через Литву и Беларусь . В 1995 г. ЕБРР и Эксимбанк Японии предоставили Литве кредиты на сумму в 27 млн. долл. США для обновления участков железной дороги от Клайпеды до белорусской границы .
Главным достоинством транзитного пути через Литву и Латвию, с точки зрения белорусов, было то, что эти страны имели непосредственный выход к Балтийскому морю.
Диалог по проблеме использования портов Литвы и Латвии начал осуществляться в середине 1990-х годов. Первоначально более предпочтительными выглядели шансы Литвы. В 1995 г. белорусы просили литовцев оказать содействие в снятии ограничений на поставку в страны ЕС калийных удобрений, обещая взамен проинвестировать проект по реконструкции Клайпедского порта . Стремление активизировать связи между Беларусью и Литвой обеспокоило Латвию, где также осуществлялась реконструкция порта в Вентспилсе. Вопрос об участии белорусов в акционировании Вентспилского порта был поднят в сентябре 1995 г. во время визита в Беларусь премьер-министра Латвии М.Гайлиса. Глава латвийского правительства заметил, что его страна готова предоставить «наилучшие условия для надежного транзитного пути белорусской продукции» . В свою очередь, глава белорусского правительства М.И.Чигирь заметил, что белорусы смогут принять участие в акционировании порта лишь в том случае, если Латвия предоставит гарантии, что такое сотрудничество будет долгосрочным .
Латвийская сторона учла пожелания белорусов. В ноябре 1999 г. Беларусь и Латвия подписали соглашение «Об условиях транзита грузов Республики Беларусь с использованием портов и другой транспортной структуры Латвийской Республики». В соответствии с этим соглашением белорусским транспортным средствам было предоставлено право следовать к портам Латвии кратчайшим маршрутом. При этом транзитные перевозки белорусских грузов не подлежали обложению налоговыми пошлинами, другими сборами, за исключением сбора за конкретные услуги. Тарифы на транзитные перевозки белорусских грузов и их обработку в латвийских портах не должны были превышать соответствующие тарифы на грузы Латвийской Республики. Реализуя данное соглашение, Республика Беларусь отправила через Вентспилский порт около 3,3 млн т грузов . Помимо Вентспилского порта, через который Беларусь направляла главным образом химические удобрения, белорусские товары направлялись также через Рижский порт (через Ригу осуществлялась контейнерная перевалка бытовой техники и текстиля). В 1999 г. белорусская сторона проявила интерес к использованию Лиепайского порта, рассчитывая направлять через него грузовые автомобили, тракторы и дорожную технику .
Впрочем, от использования литовских портов Беларусь не отказалась. Только в 1998 г. через Клайпедский морской порт было направлено около 2 млн. т грузов (удобрения, металл, цемент, мазут, автомобили, тракторы, контейнеры, подшипники) . В апреле 2000 г. было подписано межправительственное соглашение об использовании транспортной инфраструктуры и портов Литовской Республики для транспортировки грузов из Республики Беларусь. На основании данного соглашения в Клайпедском морском порту был создан специальный центр по координации работы по транспортировке белорусских грузов.
В конце 1990-х годов обсуждалась возможность создания единой водной магистрали Припять – Буг – Висла – Одер с выходом торговых потоков в европейскую систему водных путей от Балтики до Черного моря . Однако реализовать данный проект стороны не смогли.
Взаимодействие Беларуси с приграничными государствами в рамках европейских субрегиональных организаций. Членство Беларуси в ЦЕИ.
Республика Беларусь выстраивала отношения с соседними государствами не только на двусторонней основе, но и в рамках субрегиональных организаций, хотя поначалу высшие должностные лица страны, в отличие от руководителей соседней Украины, демонстрировали отсутствие интереса к многостороннему сотрудничеству на субрегиональном уровне. Так, Председатель Президиума Верховного Совета Республики Беларусь С.С.Шушкевич, отвечая в 1992 г. на вопрос о возможности присоединения Беларуси к Вишеградской тройке (объединению Польши, Чехо-Словакии и Венгрии, образованному в 1991 г.), заявил: «Мы детально изучим это предложение, однако наши действия никогда не будут противопоставлением такого союза интеграционным процессам с Россией и другими странами СНГ. По нашим оценкам, такое противопоставление только ухудшит положение Беларуси» .
Распад биплоярного мира и фундаментальные изменения, произошедшие на европейском континенте в конце 1980-х – начале 1990-х годов, привели к появлению на карте Европы новых организаций, членство в которых позволяло преодолеть состояние раскола Европы, продолжавшееся в течение нескольких десятилетий в условиях «холодной войны». Одной из таких организаций стала Центральноевропейская инициатива (ЦЕИ). Выступившие в 1988 г. в качестве соучредителей новой международной организации Австрия, Венгрия, Италия и Югославия исходили из того, что активизация экономического и политического сотрудничества, а также развитие трансграничной инфраструктуры, должны ускорить процесс формирования новых межгосударственных отношений в регионе. В момент создания нового межгосударственного объединения многие наблюдатели отмечали, что оно в своих основных чертах напоминает бывшую Австро-Венгерскую империю, прекратившую свое существование в 1918 г. Однако жизнь показала ошибочность таких суждений. ЦЕИ стала не вторым изданием «империи Габсбургов», а своеобразной моделью строительства новых межгосударственных отношений в Европе. Признанием значимости организации стало ее географическое расширение. Первоначально к «четверке» примкнули Чехо-Словакия и Польша, затем – прочие страны Центральной и Восточной Европы. В конце 1990-х годов в составе ЦЕИ находилось 16 государств, в 2001 г. их количество возросло до 17 (Австрия, Албания, Беларусь, Болгария, Босния и Герцеговина, Венгрия, Италия, Македония, Молдова. Польша, Румыния, Словакия, Словения, Украина, Хорватия, Чехия, Югославия). В 1992 г. за организацией закрепилось название, под которым она фигурирует в настоящее время – Центральноевропейская инициатива.
Образование и развитие Европейского союза в 1990-х годах изменило цели ЦЕИ. В конце 1990-х гг. основными целями ЦЕИ провозглашались содействие европейской интеграции и создание благоприятных условий для государств, не являющихся членами ЕС, но провозгласивших принципы парламентской демократии и соблюдение прав человека.
Члены ЦЕИ не стали создавать постоянно действующие наднациональные структуры. Организация строила свою деятельность на регулярно созываемых форумах: ежегодно в рамках ЦЕИ проходили съезды глав правительств, встречи министров иностранных дел, регулярно проводились заседания Комитета национальных координаторов, специальные встречи отраслевых министерств. К концу 1990-х гг. активизировалось сотрудничество парламентариев стран - членов ЦЕИ: первоначально появилась Парламентская конференция с участием представителей национальных парламентов, затем (с 2000 г.) - Парламентская ассамблея ЦЕИ. Кроме того, на встречи стали собираться руководители национальных парламентов. В 2001 г. впервые в истории организации был проведен форум молодежи ЦЕИ.
Белорусская дипломатия первоначально не относила членство в ЦЕИ к основным приоритетам внешней политики своей страны. В частности, в проекте концепции внешней политики Республики Беларусь, разработанном в 1993 г., говорилось: «Интересы суверенной Республики неразрывно связаны с участием в многосторонних межгосударственных механизмах, в первую очередь: СНГ, СБСЕ, ООН, ССАС; сближением с ЕС, Балтийским и формирующимся Черноморскими союзами; полномасштабным взаимодействием с международно-финансовыми (МВФ, Всемирный банк, ЕБРР), торгово-экономическими (ЮНКТАД, ГАТТ, ОЭСР, ЕАСТ) и научно-техническими межправительственными организациями и институтами, в том числе специализированными учреждениями ООН, другими международными организациями» . Как видим, ЦЕИ в этом перечне отсутствует. Скорее всего, разработчики проекта концепции отнесли ее к «другим международным организациям, поскольку в разделе, посвященном региональным и субрегиональным аспектам направлений внешней политики, указывалось, что Беларусь должна принять участие в деятельности Центральноевропейской инициативы «на правах наблюдателя и/или ассоциированного или полного членства» .
Реально вопрос о членстве Беларуси в ЦЕИ был решен весной 1996 г. В это время Беларусь претендовала на членство в Совете Европы, но руководство данной организации выражало сомнение в том, что Беларусь сможет сохранить свой государственный суверенитет в условиях образования Сообщества России и Беларуси. Способом разрешения сложившейся коллизии стало предложение о вступлении Беларуси в ЦЕИ в качестве промежуточного шага на пути в Совет Европы. Соответствующее предложение получило поддержку со стороны Австрии и Польши, при содействии которых Беларусь стала членом Центральноевропейской инициативы.
Комментируя факт приема Беларуси в ЦЕИ, Михаил Хвостов, занимавший в то время пост заместителя министра иностранных дел Республики Беларусь, отмечал, что участие в ЦЕИ позволит «подтянуть» белорусское законодательство к европейским стандартам и понять, какие барьеры необходимо преодолеть для ее полноценной интеграции в ЕС . Однако осенью 1996 г. Беларусь серьезно ухудшила свои отношения с ведущими европейскими организациями и в этих условиях белорусские руководители стали рассматривать членство в ЦЕИ не столько как способ ускорения интеграции Беларуси в Европу, сколько как средство преодоления ее изоляции на европейском направлении. С этого момента участие в работе ЦЕИ стало рассматриваться как одно из основных направлений «многовекторной» внешней политики Республики Беларусь. К примеру, в 1998 г. глава правительства Беларуси С.С.Линг отмечал, что опыт работы Беларуси в ЦЕИ позволяет использовать уникальную возможность донести до потенциальных партнеров полную информацию о Беларуси . Спустя год, он назвал ЦЕИ «эффективным региональным объединением, примером успешной региональной кооперации» . В конце 1990-х гг. белорусские государственные руководители и дипломаты неоднократно подчеркивали, что ЦЕИ должна всемерно способствовать минимизации возможных негативных последствий расширения ЕС для третьих стран, в частности, таможенных, торговых и нетарифных ограничений, ограничений человеческих контактов.
В 1997–2001 гг. представители Республики Беларусь активно участвовали в работе структур ЦЕИ – встречах глав правительств в Сараево (1997 г.), Загребе (1998 г.), Праге (1999 г.), Будапеште (2000 г.), Триесте (2001 г.), встречах министров иностранных дел в Карловых Варах (июнь 1999 г.), Сегеде (июнь 2000 г.), Милане (июнь 2001 г.), министров юстиции в Триесте (март 2001 г.), заседаниях Парламентской конференции в Праге (июнь 1999 г.), Будапеште (апрель 2000 г.), Риме (март 2001 г.), Парламентской ассамблеи ЦЕИ в Будапеште (октярь 2000 г.) и Риме (октябрь 2001 г.).
Механизмы ЦЕИ использовались представителями Беларуси для ведения диалога с руководителями государств, с которыми Беларусь в силу различных причин не могла наладить сотрудничество на двустороннем уровне. К примеру, в 1998 г. С.С.Линг в рамках саммита ЦЕИ встречался с вице-канцлером Австрии (председательствующим в Совете министров ЕС), главами правительств Украины, Хорватии, Боснии и Герцеговины, в 1999 г. – с премьер-министром Македонии, в 2001 г. новый премьер Г.В.Новицкий встречался с главами правительств Италии, Югославии, федеральным канцлером Австрии, министром инфраструктуры Польши, вице-президентом ЕБРР, мэром Триеста, вице-президентами промышленной группы «Фиат» и компании «Кейс Нью Холанд».
Белорусская дипломатия использовала трибуну ЦЕИ и как способ улучшения внешнеполитического имиджа своей страны. Так, на встрече министров иностранных дел стран – членов ЦЕИ в Карловых Варах в июне 1999 г. глава белорусского внешнеполитического ведомства У.Р.Латыпов утверждал, что Беларусь является надежным партнером европейских государств в области борьбы с международным терроризмом, организованной преступностью и контрабандой и обращал внимание на то, что в его стране нет пограничных и этнических конфликтов, а права человека соблюдаются вне зависимости от национальности и вероисповедания . В ноябре 2001 г. на саммите ЦЕИ в Триесте министр иностранных дел Республики Беларусь Михаил Хвостов довел до сведения глав внешнеполитических ведомств стран ЦЕИ информацию о результатах президентских выборов в Беларуси, мерах, предпринимаемых белорусским правительством по улучшению условий деятельности предпринимательских структур, развитию демократических институтов и гражданского общества и подчеркнул заинтересованность белорусского руководства в восстановлении полномасштабных отношений с ЕС и другими европейскими организациями и поддержании добрососедства в регионе .
С большим удовлетворением белорусские представители воспринимали то, что ЦЕИ в отличие от других европейских международных организаций не отказывалось от сотрудничества с Национальным собранием Республики Беларусь (как правило, белорусские парламентские делегации, которые командировались для участия в работе парламентских структур ЦЕИ, возглавляли руководители Совета Республики).
В некоторых случаях Центральноевропейская организация принимала во внимание позицию Беларуси. К примеру, в июне 1999 г. на встрече министров иностранных дел ЦЕИ в Карловых Варах белорусская делегация добилась снятия из текста итогового документа явно выраженных антиюгославских формулировок . Осенью того же года на саммите в Праге по требованию белорусской делегации был скорректирован текст Заявления по Молдове. В частности, из текста Заявления было исключено утверждение об отсутствии юридических оснований для размещения российских войск в Молдове .
Повышенное внимание белорусская сторона уделяла вопросам расширения сотрудничества с ЦЕИ в сфере экономики. Белорусы принимали участие в экономических форумах ЦЕИ в Загребе (1998 г.), Праге (1999 г.), Будапеште (2000 г.), Триесте (2001 г.), где в ходе двусторонних встреч и переговоров с представителями Европейского банка реконструкции и развития, деловых кругов стран ЦЕИ обсуждали проблемы расширения правовой базы межгосударственного взаимодействия, знакомили их с ситуацией в Беларуси и получали информацию о состоянии экономик прочих государств – членов ЦЕИ, рассматривали возможные совместные проекты. В ноябре 2001 г. в Триесте состоялась встреча руководителя Белорусской Торгово-Промышленной Палаты с коллегами из других стран ЦЕИ.
В качестве одного из приоритетных направлений взаимодействия в рамках ЦЕИ белорусское руководство рассматривало сотрудничество в области транспорта. В 1997 г. Беларусь предложила подключить ее к проекту по созданию V панъевропейского транспортного коридора Венеция – Будапешт – Львов. В 1998 г. ЦЕИ поддержала просьбу Беларуси, согласившись продлить транспортный коридор до Минска.
ЦЕИ оказывала Беларуси содействие в деле ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Уже в ноябре 1996 г. на саммите ЦЕИ среди приоритетных направлений ее деятельности была названа помощь в восстановлении районов Беларуси, пострадавших от последствий чернобыльской катастрофы. В 1997 г. организация подтвердила свою готовность оказать помощь в деле социально-экономической реабилитации загрязненных районов Беларуси и Украины. Во второй половине 1990-х гг. при поддержке Фонда доверия ЦЕИ реализовывалась белорусско-чешская учебная программа для руководителей сельского хозяйства из пострадавших районов Гомельской области. В 2001 г. ЦЕИ финансировала 2 белорусских проекта по преодолению последствий чернобыльской катастрофы. В том же году Беларусь выразила намерение присоединиться к Соглашению о сотрудничестве ЦЕИ по прогнозированию, предупреждению и минимизации последствий природных и техногенных катастроф.
В 1997 г. Беларусь приняла участие в реализации проекта по подготовке молодых дипломатов в университете Флоренции.
В целом участие в работе ЦЕИ приносило пользу Беларуси, позволяя донести белорусскую позицию до сведения партнеров по данной организации. Беларусь получила по линии ЦЕИ поддержку в части реализации конкретных экономических проектов, содействие в деле ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Однако членство в ЦЕИ не создало условий для расширения взаимодействия Беларуси с ведущими международными организациями в Европе (прежде всего, с ЕС).
Общие выводы. Все вышесказанное позволяет сделать следующие выводы.
1. Исчезновение СССР качественно изменило характер отношений Беларуси с приграничными государствами Центральной и Восточной Европы. В начале 1990-х годов диалог Беларуси с Польшей, Литвой и Латвией развивался в различных сферах и был очень активным. Во второй половине десятилетия политические отношения стали более сдержанными, поскольку все три страны перевели общение с Беларусью в режим «критического диалога». В большей мере с осуществлению политических контактов с Беларусью были склонны Литва и Латвия. Не последнюю роль в ухудшении двусторонних отношений Беларуси с соседними государствами сыграла разноправленность внешнеполитических векторов.
2. Проблема начертания границ не являлась значимой для Беларуси и соседних государств. К середине 1990-х годов она была успешно решена, что нашло отражение в подписанных договорах об основах отношений и о границе. Во второй половине 1990-х годов Республика Беларусь приступила к демаркации государственной границы с Литвой и установке пограничных знаков. Процесс демаркации границы с Латвией затянулся и не был завершен в минувшем десятилетии. Республика Беларусь стремилась к налаживанию трансграничных связей с соседними государствами, исходя прежде всего из соображений безопасности. Более эффективным процесс укрепления трансграничного сотрудничества стал в конце 1990-х годов, хотя полностью проблемы трансграничного взаимодействия решены не были.
3. Ухудшение качества политического диалога не привело к свертыванию связей в торгово-экономической сфере. Более того, в конце 1990-х годов Беларусь смогла нарастить объем экспорта во все соседние государства. В минувшем десятилетии сложились разнообразные формы сотрудничества в торгово-экономической сфере, включая формы, которые ранее не существовали (взаимодействие в рамках еврорегионов и СЭЗ, создание совместных и иностранных предприятий).
4. Во второй половине 1990-х годов большое значение белорусская дипломатия стала придавать участию в международных организациях субрегионального характера. В 1996 г. Республика Беларусь стала членом Центрально-Европейской инициативы. Членство в ЦЕИ позволило решить некоторые проблемы, связанные с развитием белорусской экономики, ликвидацией последствий аварии на Чернобыльской АЭС, хотя условий для полноценного вхождения Беларуси в систему европейских организаций не создало.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2019. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)