ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


Проблемы становления Союза Беларуси и России

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 24 сентября 2004
АвторОПУБЛИКОВАЛ: maskaev
АвторРУБРИКА: ПОЛИТИКА ВНЕШНЯЯ




АВТОР: Александр Шарапо

ИСТОЧНИК: БЕЛОРУССКИЙ ЖУРНАЛ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ №3 1998 ГОД


Шарапо Александр Викторович — доктор исторических наук, декан факультета международных отношений БГУ

С окончанием 1997 года в истории Содружества Независимых Государств завершился разнообразный по своим проявлениям этап, который, употребляя литературный термин, можно было бы назвать этапом "романтизма", надежд, но не свершений. Он преследовал скорее политические и идеологические цели и уступил место периоду прагматизма и реальных дел.

Происходящие в Содружестве процессы не дают оснований для простых оценок. Это объясняется тем, что государства СНГ еще не отошли от так называемой болезни "суверенизации", когда считалось, что на переходном этапе главными являются лишь цели, которые преследуют сиюминутные интересы того или иного государства без учета их влияния на общие процессы на просторах бывшего СССР.

В этой связи мы подошли к той черте, когда наиболее актуальными становятся концептуальные вопросы: "Если Содружеству быть, то какие формы оно должно приобрести не только для обеспечения своего дальнейшего существования, но и процветания? Какие интересы — глобальные, геополитические или региональные, внутренние, — должны являться первостепенными? Какие должны быть приоритеты во внутренней и внешней политике стран СНГ?"

Поиск окончательных ответов на эти вопросы продолжается. Ясно одно: развитие Содружества — это часть далеких от завершения процессов на пространстве бывшего СССР, формирующих новую геополитическую среду; тенденция развития межгосударственных отношений в рамках СНГ объективно говорит о том, что альтернативы укреплению Содружества у его государств нет.

Вместе с тем в последние годы все большую силу набирает и другая тенденция — перевод отношений государств — участников Содружества на двустороннюю основу, т.е. так называемая билатерализация их отношений. Это нашло выражение, в частности, в подписании Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Россией и Украиной, Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Россией и Арменией, заключении целого ряда прорывных двусторонних соглашений в экономической области.

Нужно отметить, что наметившаяся тенденция билатерализации происходит параллельно с развитием Содружества. Тем не менее, по мнению ряда аналитиков, этот процесс в известной мере вступает в противоречие с планами консолидации СНГ, поскольку он подчеркивает относительность достигнутых многосторонних договоренностей. Коллективные соглашения эффективно выполняют функцию сплочения государств лишь тогда, когда с их помощью уменьшается объем двустороннего регулирования отношений в соответствующих областях. В СНГ на нынешнем этапе многосторонними соглашениями созданы лишь рамочные условия, реализация которых начинает все больше переноситься на двусторонние механизмы.

Наиболее ярко процесс билатерализации просматривается в подписании Договора и Устава Союза между Россией и Беларусью.

В этой связи создание и дальнейшее укрепление Союза между Россией и Беларусью представляется как объективное политическое событие, не ставящее под угрозу само существование Содружества Независимых Государств. Такая объективность вытекает из самой природы отношений, сложившихся вначале между республиками СССР и получивших затем свое развитие после создания СНГ.

Не менее важна, однако, и субъективная сторона процесса билатерализации. Он стимулируется государствами, которые в определенной степени проводят линию на постепенное отдаление от СНГ. Есть и некоторые другие нюансы в деле становления Союза России и Беларуси. В частности, такое тесное сближение России с братской республикой поощряется рядом российских политических сил, которые хотели бы реанимировать восприятие России и Москвы как центра, в привычном для советских времен смысле, когда Москва руководила всем и вся. Эти силы видят бывшие союзные республики как периферию и рассматривают интеграционные процессы как возможность возрождения в новой форме неоимперской политики.

Таким образом, в процессе становления Союза между Россией и Беларусью вырисовывается ряд проблем, с которыми нельзя не считаться. Особо хочется подчеркнуть эту мысль, ибо в последнее время на страницах периодической печати и аналитических изданий довольно громко и четко звучит вопрос: "А не является ли Союз между Россией и Беларусью проявлением внутриСНГовской изоляции и своего рода сепаратизмом? Не поставит ли этот Союз под сомнение само существование Содружества?"

Как показывают итоги, сам ход январской (1998 г.) встречи глав государств "двойки" и "четверки", такой угрозы нет. Об этом свидетельствует и опыт становления интеграционных Содружеств мирового сообщества, характеризующийся образованием на первых этапах интеграции зон притяжения, своеобразных центров, состоящих из одной-двух или более стран, вокруг которых в перспективе могут группироваться другие государства. Наиболее рельефно это видно на примере западноевропейской интеграции, история которой, как известно, началась с "банального", на первый взгляд, подписания Договора о Европейском объединении угля и стали, в которое вошли первоначально лишь 6 стран (ФРГ, Франция, Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург). На этом начальном этапе европейской интеграции первостепенными являлись не глобальные, а приземленные для нужд того времени региональные интересы, т. е. был создан своеобразный "клуб по интересам", включающий лишь группу европейских стран.

В истории развития отношений между странами СНГ просматривается некоторая аналогия. Первоначальные попытки спонтанно, в сжатые сроки, без реальных базисных условий сразу же создать реально действующее Содружество в масштабе всех стран — бывших союзных республик СССР — оказались недостаточно эффективны. Вот почему мы являемся свидетелями появления внутри СНГ Центральноазиатского союза и ГУАМа. По этой же причине можно считать оправданным создание и Союза между Россией и Беларусью.

Этот Союз не является вызовом другим государствам СНГ, не противопоставляет себя им и не оказывает на них какого-либо давления. Этот Союз является своеобразным отражением двусторонних отношений между Россией и Беларусью на более высоком уровне, что закреплено юридическими документами — Договором и Уставом.

Путь к такому Союзу был не легким, а сама позиция высоких Договаривающихся сторон формировалась не просто. В ней учитывались, в частности, три главных мнения на перспективы развития отношений между Россией и Беларусью, существующих в обеих странах:

I. Праворадикальный взгляд:

1) с белорусской стороны — "Никакого Союза с Россией, империей, угрожающей суверенитету независимой Беларуси";

2) с российской стороны — "Никакого Союза молодой российской демократии с "тоталитарным" режимом".

II. Леворадикальный взгляд — "Союз, несмотря ни на что, любой ценой, во имя славянского единства".

III. Умеренно-либеральный взгляд — "Союз нужен, но на определенных условиях и гарантиях".

За создание Союза выступили депутаты Государственной Думы из фракций НДР, ЛДПР, КПРФ, парламентарии обеих палат и коммунисты Беларуси. Умеренные оценки звучали в Координационном совете движения Демократическая партия, Федеральном совете партии "ДемРоссия", а в Беларуси — со стороны Социал-демократической партии, Демократической партии. Резко против такого Союза высказалась в России фракция "Яблоко", в Беларуси — Белорусский народный фронт.

Характерна реакция населения обоих государств, выявленная в ходе обсуждения проектов документов Союза и общественных опросов. В целом по России преобладала идея поддержки Союза (за — 76,8 %, против — 23,2 %), в Беларуси большинство откликов были также позитивные. В то же время некоторые активно высказывались против отдельных положений Договора и Устава, в частности против союзного гражданства, создания единых транспортной и энергетической систем, введения единой валюты, бюджета и т.д.

Противоречивая реакция на создание Союза была и в странах СНГ. Например, министр иностранных дел Украины Удовенко, находясь в Минске 14—15 апреля 1997 г., отверг предположение, что создание Союза Беларуси и России отрицательно повлияет на СНГ ("Мы не видим никакой трагедии в том, что Россия и Беларусь подписали этот Союз"), в то время как президент Л. Кучма отметил, что этот Союз "может негативно повлиять на сотрудничество в рамках СНГ". 57 депутатов Молдовы подписали заявление, в котором Союз рассматривается как "закономерный шаг независимых государств", а президент Узбекистана И. Каримов, наоборот, предостерег от "форсирования процессов, которые еще не созрели". Об этом же говорил и Н.Назарбаев: "Интеграцию нельзя подгонять, она должна формироваться за счет роста взаимного доверия... форсирование интеграции приведет только к развалу СНГ".

Говорить об этом целесообразно не только для того, чтобы напомнить о всех перипетиях того времени, но и чтобы подчеркнуть характер разномнений, разногласий, одобрений, осуждений, сопутствующих подписанию документов по Союзу, ибо, как мы видим сейчас, эти споры переросли в серьезные научные дискуссии о проблемах дальнейшего формирования Союза России и Беларуси.

Весь круг этих проблем, на наш взгляд, можно свести к следующим главным из них:

I. Какие формы (единое государство, конфедерация и т.д.) должен в конечном счете обрести Союз России и Беларуси и в какие сроки это должно произойти?

1. Первое мнение — "единое государство", поддерживается левыми, патриотическими и некоторыми другими силами России и Беларуси. Наиболее показательными в этом смысле нам представляются рассуждения зам. председателя Парламентского собрания Союза С. Бабурина, который стоит за быструю, решительную реинтеграцию обеих стран в единое государство. По его мнению, промедлением, вялотекущей реинтеграцией могут воспользоваться силы, заинтересованные в том, чтобы Союз не перерос рамки обычной межгосударственной организации гуманитарного толка с многочисленными, но лишенными реальных властных полномочий органами. Прорыв в реинтеграции, считает Бабурин, может быть осуществлен уже в 1998 г., при этом главная задача заключается в том, чтобы в течение года осуществить комплекс подготовительных работ, создать необходимые политические и правовые условия для проведения выборов депутатов в первый союзный парламент уже в 1998 г.1

Такого же мнения, но с поправкой на сроки и скорость реинтеграции, придерживаются и некоторые представители других политических сил России и Беларуси (ЛДПР, КРО, КПБ и др.), считающие, что полное объединение двух государств должно идти поэтапно, без форсирования процессов. Например, руководитель Конгресса русских общин Д. Рогозин считает, что на сегодняшнем этапе необходимо создать совместную рабочую группу по работе над новым Основным законом Союза — Конституцией Союза с последующим вынесением ее на одновременный референдум, после которого должны быть проведены выборы "общего" президента2.

2. Второе мнение — своеобразная конфедерация, но с сохранением суверенитета обоих государств.

Примером таких суждений в Беларуси является мнение замаместителя председателя комиссии Палаты представителей Национального собрания РБ А. Шпилевского: "Предложение об образовании на базе двух наших суверенных государств единого федеративного государства противоречит коренным интересам как белорусского, так и русского народа"3. Он подчеркивает, что, независимо от глубины интеграции, от вхождения в Союз других государств, это должен остаться Союз суверенных независимых государств с присущими им всеми признаками и атрибутами этой государственности. Хотелось бы отметить, что подобного мнения в Беларуси придерживается немалое число государственных и общественных лиц, да и среди простых людей также в определенной степени бытует такое мнение.

II. Второй круг проблем касается правовой стороны вопроса, в частности, соотнесения законодательных актов Союза с национальным законодательством, их обязательности или рекомендательности, их международно-правовых аспектов.

По мнению известного российского политика С. Шахрая, "вся конструкция Устава Союза построена таким образом, что решения Высшего совета даже без их ратификации представляют собой не что иное, как нормы международного права и... обладают приоритетом над нормами национального законодательства"4. Нужно сказать, что такие суждения неоднозначно воспринимаются, на наш взгляд, как в России, так и в Беларуси. Отражением таких настроений в нашей стране является, например, мнение председателя Конституционного суда РБ Г. Василевича: "Обеспечить прямое действие актов межгосударственных образований очень сложно. Нельзя подменять органы государственной власти каждой страны"5. По мнению сторонников таких суждений, органы Союза могут принимать акты, имеющие рекомендательный характер, однако там, где это возможно, надо обеспечить прямое действие решения органов Союза, особенно, что касается вопросов, входящих в компетенцию двух президентов. В этой связи, считают они, представляется целесообразным апробировать практику принятия основ той или иной отрасли законодательства с тем, чтобы национальные парламенты ориентировались на принципы, предусмотренные в этих основах и имеющие рекомендательный характер.

В то же время необходимо активизировать работу по формированию единой правовой системы, синхронизации и совершенствованию наших законодательств. За объединение юридического поля наших стран выступают многие. Суть таких предложений сводится к созданию реального, общего парламента России и Беларуси, ибо законы и акты, принятые Парламентским собранием, по их мнению, все равно не станут законами Российской Федерации или Республики Беларусь. В этой связи считается также целесообразным превратить Межпарламентскую ассамблею СНГ в реальный орган по типу Европарламента. Думается, что как перспектива такие суждения имеют под собой реальную основу: создание наднациональных законодательных органов должно способствовать реальной работе и функционированию Союза.

III. Третий круг проблем касается экономических аспектов.

С одной стороны, некоторые ярые сторонники быстрого единения любой ценой предпочитают не замечать предупреждений специалистов о множестве "нестыковок" в принципах построения самой экономической политики и инфраструктуры двух государств: несогласованность ряда концептуальных экономических вопросов (открытый рынок по западному типу или "рыночный социализм", как это видится белорусской стороне); роль государства в экономических процессах (преобладание государственной собственности и управления, как это имеет место в Беларуси, или акционерной и частной, что получает развитие в России); продолжающаяся несогласованность таможенного и налогового законодательства и т. д.

Такие суждения породили мысль о так называемой "продвинутости" России по отношению к Беларуси и якобы "невозможности" на данном этапе экономического союза с Россией. В этой связи напрашивается вопрос: почему эта "продвинутость" делает фатально невозможным наше сближение? Действительно, разные скорости проведения рыночных реформ создают определенные сложности, но, на наш взгляд, они не могут ставить под сомнение саму возможность экономической интеграции. Опыт преодоления таких трудностей продемонстрирован на примере объединения ФРГ и ГДР, где о "состыкованности" экономик не могло быть и речи, и все же единение экономических систем идет, и небезуспешно. Да и первые результаты, полученные на начальном этапе интеграции Беларуси и России, говорят в пользу такого единения: за последние два года рост взаимного товарооборота составил 56 % (в абсолютных цифрах 1995 г. — 5 млрд дол., 1997 г. — 8 млрд дол.). Оживляется производство в важнейших отраслях экономики, что напрямую связано с усилением инвестиционного взаимодействия. О пользе интеграции говорит и факт одновременной стабилизации и даже экономического роста в России и Беларуси.

IV . Тесно связанными с экономическими проблемами являются проблемы внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности Союза.

В этой связи хотелось бы напомнить о реакции определенных кругов на Западе и в Америке на проекты создания Союза России и Беларуси и на сам факт подписания Договора и Устава. Если вначале, в период обсуждения основополагающих документов, отмечалась некоторая недооценка значимости Союза (можно привести слова пресс-секретаря Николса Бернса: "То, что мы видим на сегодняшний день, мало походит на подлинный союз, скорее это напоминает более тесное сотрудничество"6, то с подписанием Договора и Устава высказывания становятся более категоричными. Радио Би-Би-Си отмечало, что идея союза обеих стран опасна, особенно для соседних государств. Радио "Свобода" 7 апреля 1997 г. известило о намерениях Европейского союза пересмотреть соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией в связи с созданием Союза; на этот счет была даже принята резолюция Европарламента. Некоторые деловые круги Германии сделали предположение, что Союз имеет прежде всего военно-стратегическую, а не экономическую направленность. На встрече министров иностранных дел Литвы, Латвии и Эстонии отмечалось, что Союз является военной угрозой коалиции балтийских стран и поэтому требуется разработка адекватных военных мер7.

Как видим, мировая общественность неоднозначно восприняла создание нашего Союза.

V. Пятый круг проблем относится к военному сотрудничеству между нашими странами, созданию отвечающей современным требованиям системы коллективной безопасности.

Следует сказать, что наметившаяся активизация контактов по военным вопросам между Россией и Беларусью проходит в своеобразных условиях. В частности, в рамках СНГ не были выработаны общие подходы к Договору по обычным вооруженным силам в Европе (фланговые ограничения); не получила пока своего отражения в виде согласованного заявления и позиция стран СНГ относительно расширения НАТО на восток; существуют разные подходы к оценке таких программ, как, например, программа НАТО "Партнерство во имя мира". Наблюдается определенное размежевание среди государств СНГ по вопросам срочности и даже самой необходимости в современных условиях тесной военно-политической интеграции и коллективной безопасности.

Многие аналитики считают, что в настоящее время созрела необходимость в пересмотре самого понятия "безопасность", в смещении приоритетов в сторону превентивной дипломатии, миротворчества, решения вопросов экономической и социальной стабильности. Вот почему (если с этих позиций рассматривать военное сотрудничество России и Беларуси в рамках Союза) можно утверждать, что активизация контактов в этой области ни в коей мере не несет в себе угрозы ни созданию и укреплению коллективной безопасности СНГ, ни странам дальнего зарубежья. Более того, формирование региональных структур безопасности отвечает требованиям усиления коллективной безопасности.

Таким образом, первые робкие шаги молодого Союза России и Беларуси свидетельствуют о том, что названные проблемы преодолимы, этот Союз окрепнет и мы выйдем на новые рубежи во имя процветания наших братских народов.


--------------------------------------------------------------------------------

1 НГ — Содружество. № 1. 1998.
2 Там же.
3 Там же.
4 Там же.
5 Там же.
6 Моисеев Е. Г. Международно-правовые основы сотрудничества стран СНГ. М.: Юрист, 1997.
7 Там же.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2018. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций