ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


НОВЫЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ В КИЕВЕ

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 06 февраля 2017
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




Археологические находки помогают воссоздать историческую действительность, уточняют наши представления о ней, а порой вносят в эти представления существенные коррективы. Благодаря работам Киевской археологической экспедиции появились новые данные, которые расширяют и пополняют наши знания о древнем Киеве. В последнее время получила распространение теория об экстерриториальности княжеских резиденций в древнерусских городах и подчиненности княжеской власти церковной. Эту теорию впервые попытался обосновать на материалах древнего Киева В. П. Петров. Высказав предположение о социальной трехчленности (князь, церковь, городское население) киевского детинца X - начала XI вв., В. П. Петров писал, что, поскольку княжеский двор не занимал центрального места в топографии городища, он не играл ведущей роли в процессе развития города1 . Недавно с развитием этого положения выступил М. Х. Алешковский. Не зная топографического местоположения ранних памятников Киева (Перунова холма, церкви Василия, каменного капища и княжьего двора), он тем не менее счел возможным утверждать, что "в граде Киеве первоначально господствовали жрецы, а князь жил вне города, и только с уничтожением святилища, с введением христианства и изгнанием жрецов крепость была расширена и стала княжеской. И дело тут, конечно, не в самих жрецах, а в органах той власти, которая их выдвинула, которую они олицетворяли, властвуя над градом Киевом, и по отношению к которой князь занимал явно подчиненное положение, не имея права жить на территории, где размещались ее органы"2 . Трудно сказать, на основании чего М. Х. Алешковский пришел к такому выводу. Во всяком случае, не благодаря летописной статье 945 г., на которую он ссылается.

Рассказывая о прибытии к княгине Ольге древлянских послов, летопись дает своеобразный очерк исторической топографии Киева первой половины X в.: "Градъ же бяше Киевъ, идеже есть нынй (во времена летописца. - П. Т.) дворъ Гордятинъ и Никифоровъ, а дворъ коняжь бяше в города, идеже есть нынъ дворъ Воротиславль и Чюдинь, а перевъсище бъ внъ города, и бъ внъ города дворъ теремный другый, идеже есть дворъ демесниковъ, за святою Богородицею надъ горою, бъ бо ту теремъ каменъ"3 . Из статьи следует, что к 945 г. в Киеве было два княжеских двора: один, несомненно, древнейший, располагался в пределах укрепленной части города, другой, "двор тюремный", вне ее. Последний был обнаружен вблизи апсид Десятинной церкви, над древним Боричевым (ныне Андреевским) узвозом (въездом) и исследован рядом ученых (М. К. Каргер, Ф. Н. Молчановский, В. В. Хвойко). Поиски княжьего двора в городе долгое время были безуспешными. Лишь в 1971 - 1972 гг. в центре древнейшего киевского детинца, неподалеку от языческого капища, удалось обнаружить каменный дворец4 . Открыты мощные фундаменты (в отдельных местах их высота достигает 1 м). Судя по длине вскрытых стен (около 16 - 18 м), а также их ширине (до 1,5 м), постройка была монументальной. Фундамент сложен из огромных валунов, образовавших своеобразный панцирь, и внутренней забутовки, состоявшей из толченого кирпича, мелких камней, залитых известковым раствором. С обреза фундамента, вероятно, начиналась кладка стен дворца, о чем свидетельствует тонкая плинфа (кирпич), керамическая черепица, а также плиты шифера, лежавшие сверху. Все это позволяет предположить достаточно сложную и разветвленную архитектурную композицию дворца с несколькими боковыми помещениями.

Над фундаментами, а также вблизи их лежал толстый слой пожарища, где встречались в большом количестве остатки фресковой росписи желтого, красного, зеленого, синего и других цветов, длинные железные костыли, крепившие, вероятно, штукатурку к деревянным стенам и потолкам верхнего (или верхних) этажа. В ходе раскопок 1972 г. были обнаружены поливные плитки, фигурная плинфа, которая (вместе с фресками и резным шифером) свидетельствует о роскошной отделке дворца. Согласно заключению историков архитектуры, а так-

1 В. П. Петров. Історична топографія Киева. "Історичні джерела та їх використання". Київ, 1964, стор. 140.

2 М. Х. Алешковский. Повесть временных лет. М. 1971, стр. 126.

3 "Летопись по Ипатьевскому списку". СПБ. 1871, стр. 35.

4 Раскопки дворца ведет отряд Киевской экспедиции под руководством В. К. Гончарова.

стр. 210

же стратиграфическим наблюдениям (под одной из частей фундамента находилась хозяйственная яма, заполненная материалами исключительно IX - X вв.), раскопанные фундаменты значительно старше Десятинной церкви. По-видимому, это и есть тот княжеский дворец, который находился в пределах укреплений и был резиденцией киевских князей, возможно, еще со времен Аскольда и Олега. Последнее, естественно, лишь предположение, высказать которое позволяет тот факт, что уже во времена Ольги появился второй княжеский дворец (принятый М. Х. Алешковским за первый), который, вероятно, больше отвечал требованиям великокняжеской резиденции. В постройке его за пределами детинца не было другой причины, кроме естественного роста города. На это обстоятельство указывали еще исследователи конца XIX - начала XX века5 . Раскопки княжеского дворца продолжаются, но уже и то, что удалось открыть, вносит новое в понимание социальной структуры древнего Киева и по-иному ставит вопрос о времени появления каменного зодчества на Руси.

Большой научный интерес представляют также материалы, обнаруженные вблизи фундаментов княжеского дворца, но значительно глубже (на 1,5 м) их залегания. Небольшая глинобитная печь жилища оказалась заполненной грубыми лепными горшками, которые по способу изготовления и форме можно датировать VI - VII веками. Как известно, в летописи говорится об основании Киева тремя братьями - Кием, Щеком и Хоривом и их сестрой Лыбедью, но не сказано, когда. Б. А. Рыбаков убедительно показал, что это событие могло произойти в конце VI - начале VII века6 . Археологическая находка жилища VI - VII вв. на Старокиевской горе документально подтверждает эту гипотезу.

Благодаря археологическим раскопкам 1971 - 1972 гг. удалось по-иному, чем было до сих пор, представить и прошлое одного из древнейших посадских районов Киева - Подола. Первые поселения появились здесь около 2 тыс. лет тому назад. О высоком уровне их развития свидетельствуют римские монеты и вещи, неоднократно находимые в разных частях Подола. В древнерусское время Подол был крупным торгово-ремесленным посадом Киева. Здесь находились многочисленные ремесленные мастерские, купеческие кварталы, торговая площадь, каменные храмы, гавань, верфь. Как и верхний город, Подол был обнесен земляным валом и столпием, упоминаемым в летописи в 1161 году. Велика была роль Подола в социальной жизни древнего Киева. Именно отсюда поднимались на восстания киевляне против купцов-ростовщиков и княжеской администрации. После татаро- монгольского нашествия Подол, менее пострадавший от разгрома, чем верхний город, продолжал играть роль торгового и ремесленного средоточия Киева. Эта особенность Подола позволяет проследить историко-культурную преемственность археологических комплексов Киева на протяжении длительного времени.

Несмотря на богатое прошлое Подола, археологически он слабо изучен. Причиной тому является плотная городская застройка, а также значительный пласт культурных отложений, достигающий 10-12, а иногда и больше метров. Осуществить археологические раскопки на такую глубину без механизации земляных работ и специальных креплений стен раскопов практически было невозможно. Неоднократные попытки археологов провести на Подоле стационарные археологические раскопки заканчивались тем, что удавалось исследовать лишь верхние культурные слои, образовавшиеся не ранее XI века. Отсутствие надежных археологических материалов IX - X и более ранних веков, а также летописное сообщение 945 г. о том, что на Подоле "Нъ съдяюхуть людье, но на горъ", послужили ряду исследователей основанием для утверждения, что торгово-ремесленный посад Киева сформировался сравнительно поздно7 . Подтвердить или опровергнуть этот вывод могли только археологические данные. Оставался невыясненным и вопрос о характере застройки и планировки этого района. Как правило, решался он путем аналогичных сравнений с более поздними свидетельствами, в частности застройкой Подола, воспроизведенной на плане Киева конца XVII в., или же жилыми сооружениями XI - XIII вв., обнаруженными в верхнем городе и неверно интерпретирован-

5 С. Т. Голубев. Спорные вопросы о древней топографии Киева. Киев. 1910, стр. 13.

6 Б. А. Рыбаков. Начало Русского гоударства. "Вестник" Московского университета, N 4 - 5, 1955, стр. 65.

7 М. Н. Тихомиров. Древнерусские города. М. 1945, стр. 25.

стр. 211

ными как полуземляночные8 . До последнего времени не было и материалов для конкретной социально-экономической и социально-топографической характеристики Подола.

В 1971 г. в связи со строительством второй очереди Киевского метрополитена появилась возможность археологических раскопок широкими площадями и на большую глубину. Трасса метро проходит почти по центру Подола, и на отдельных участках прокладка ее ведется открытым способом. В шурфах-колодцах, заложенных на Почтовой и Красной площадях, а также на улицах Хоревой и Ярославской, удалось зафиксировать четкий разрез подольских наслоений на глубину до 12 метров. Оказалось, что толщина отложений представляет собой чередование темных (согласно археологической терминологии, культурных) и светлых (песчаных и лессовидных) слоев. Последние имеют как аллювиальное, так и делювиальное происхождение и свидетельствуют не только о периодических наступлениях на Подол вод Днепра, но и о мощных оврагообразованиях. И то и другое было причиной временного прекращения жизни в этом районе.

Летописец, рассказывая о том, что в 945 г. днепровские воды подходили к подножию киевских гор и на ладье можно было причалить к Боричеву узвозу, отметил не отсутствие на Подоле до этого времени какой бы то ни было жизни, а факт переселения его жителей на гору в связи с большим наводнением. Характерно, что особой мощностью отличаются нижние слои наносов, под которыми оказались погребенными материалы IX - X веков. Объяснить это можно, вероятно, следующим образом. В то время шло бурное строительство города, что привело к массовой вырубке лесов на близлежащих холмах и днепровских террасах. Это, в свою очередь, вызвало значительные изменения гидрографического режима Днепра и мелких речушек, впадавших в него. По свидетельству геологов, в результате дождевых размывов облысенных террас происходил активный процесс образования оврагов, участились и днепровские наводнения. Извлеченные из-под мощного наноса песка материалы IX - X вв. убедительно свидетельствуют о том, что формирование торгово- ремесленного посада древнего Киева по берегу Почайны началось не в начале XI в., а лет на 100 раньше.

В 1972 г. на Подоле, в районе Красной площади, а также на участке ул. Хоревая - ул. Героев Триполья9 на большой глубине были выявлены уникальные археологические объекты: срубные жилые и хозяйственные постройки, деревянные сваи, заборы, дощатые помостки, многочисленные изделия из дерева, березовой коры, глины, кости, камня, стекла, цветных металлов, датирующиеся X - XI веками. За всю историю археологических исследований Киева, насчитывающую почти 200 лет, подобные объекты обнаружены впервые.

Всего выявлено более 15 срубных сооружений X века. На Красной площади 4 (из 8) сруба составляли единый жилищно-хозяйственный комплекс - городскую усадьбу X века. Усадебные постройки, глубина залегания которых 10 - 11 м, разные по своим размерам и назначению, имеют единую ориентацию, возведены в одинаковой технике рубки "в обло". Два сруба, расположенные рядом, очевидно, были хозяйственными сооружениями. В одном из них сохранилось девять венцов. Отсутствие дверного проема в нижней части, а также мощные фундаментные подкладки дают возможность предположить, что строение имело два или несколько этажей. Подобные башнеобразные сооружения хорошо известны по материалам раскопок Новгорода; упоминания о них есть и в летописи.

В 6 - 7 м от хозяйственных построек находится жилой сруб. Его размеры 5,5 x 5,6 метра. В северном углу, видимо, была печь: здесь обнаружены остатки в виде небольших кусков печины, углей и проема в полу. Ширина досок пола около 30 - 35 сантиметров. Между бревнами сруба - прокладка из мха, употреблявшаяся для утепления. Мощное перекрытие сруба с остатками в центральной части круглого отверстия - люка - свидетельствует, очевидно, о том, что дом был двухэтажным. Этот жилой дом носит следы двух строительных периодов. От более раннего сруба, имевшего площадь более 50 кв. м, остались нижние венцы и мощные лаги для настила пола. Последние послужили своеобразным фундаментом для нового дома, который был несколько меньше. Усадьба была обнесена деревянным забором, состоявшим

8 См. М. К. Картер. Древний Киев. Т. 1. М.-Л. 1959.

9 Раскопки ведет Подольский археологический отряд Киевской экспедиции под руководством К. Н. Гупало.

стр. 212

из вбитых в землю дубовых досок шириной от 10 до 25 сантиметров. Сохранилось около 25 м этого забора. Между хозяйственными постройками, а также вдоль юго-восточной стены жилого дома был проложен помост - своеобразный тротуар. Согласно новгородским аналогиям, подобные элементы благоустройства присущи сравнительно богатым усадьбам. Такая же усадьба, тоже на глубине 10 м, была обнаружена на участке ул. Героев Триполья - ул. Хоревой. Она состояла из пяти срубов, из которых жилой носил следы двух строительных периодов. В одном из углов находилась печь, державшаяся благодаря деревянному каркасу. Усадьбу окружал забор, состоящий из досок и частокола. В центре ее находился погреб-колодец (1,4 x 1,4), сложенный из широких и толстых досок и обаполов. Усадебный характер застройки на Подоле сохранялся и в последующие века. Так, на Красной площади обнаружен сруб XI в., вдоль которого также проходил деревянный забор.

В литературе широкое распространение получила мысль, что срубная застройка характерна только для городов лесных районов Древней Руси - Новгорода, Старой Ладоги, Пскова, Бреста и других, а города лесостепного юга, в том числе и Киев, застраивались полуземляночными жилищами с глинобитными стенами на легком деревянном каркасе. В 50-е годы XX в. эти доводы пытались пересмотреть В. И. Довженок, В. К. Гончаров и В. А. Богусевич. Однако убедительных материалов в пользу их утверждения о наличии в Киеве срубной застройки тогда еще не было. Подводя итог этой дискуссии, М. К. Каргер писал: "Многочисленные остатки массовых жилищ, открытые раскопками в южнорусских городах X - XIII вв., несмотря на некоторые отличительные особенности, несомненно, свидетельствуют о широком и повсеместном для Южной Руси распространении типа полуземляночных жилищ с глинобитньши стенами"10 .

Новые киевские находки вносят существенные коррективы в решение этого вопроса. Они опровергают теорию "полуземляночного" Киева X - XIII вв. и подтверждают общность историко-архитектурного его развития с городами северных и северо-западных районов Древней Руси. Кроме того, археологическое изучение городской усадьбы и, в частности, определение ее размеров выявит ценные данные для социальной характеристики населения Подола, а также для демографических подсчетов. Благодаря раскопкам 1971 - 1972 гг. удалось обнаружить изделия из дерева: архитектурные детали домов, уключины, лопаты различного назначения, тарелки и миски, поплавки для рыбацких сетей, маслобойку, многочисленные гвозди и клинья, из березовой коры - стаканчики, днища коробов, бочку и др. Найдено множество вещей из кости: проколки и иголки, накладные пластины (одна - с изображением головы совы), ногтечистки, футляр для расчески и ручка ножа, трубки, точенные на токарном станке, коньки, различные заготовки. Найдены также в большом количестве вещи из глины (амфоры, горшки, светильники), стекла (браслеты, кольца, фрагменты посуды), цветных металлов (бронзовая позолоченная вилка, медные подвески- колокольчики, бронзовые позолоченные ювелирные украшения). Многие находки свидетельствуют о характере занятий хозяев усадьбы на Красной плащади: это гирька для весов и бронзовые византийские монеты императоров Романа II (959 - 963 гг.) и Константина VIII (1025 - 1028 гг.). Культурные слои Подола содержат множество органических остатков: кости диких и домашних животных, птиц, рыб, лесные и грецкие орехи, косточки персиков, семена дынь и огурцов.

Подольские открытия 1971 - 1972 гг. - примечательное явление в археологическом изучении Киева. Они являются важным источником для историков, археологов, историков архитектуры и представителей ряда других наук.

10 М. К. Каргер. Указ. соч., стр. 366.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2017. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций