ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


(мы переехали!) Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

Украинец М. И. Туган-Барановский в 90-е гг. XIX в.: становление ученого

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 19 февраля 2020
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




Михаил Иванович Туган-Барановский, по словам его ученика Н. Д. Кондратьева, был ученым интуитивного склада, субъективным и индивидуальным человеком, который не всегда мог понять логику собственной мысли, объяснить свои пророчества и концепции, но часто, тем не менее, в этих озарениях был прав1.

Увлечение политэкономией, возможно, пришло к нему в Харьковском университете. В 1889 г. за три месяца он подготовил и защитил две дипломные работы: одну на физико-математическом факультете, другую - на юридическом. Впоследствии он высоко ценил свое естественно-научное образование. В частности, его очень интересовали вопросы старения организма, жизни и смерти. Как писал сам Михаил Иванович, обучение на естественном отделении дало ему "умение четко и ясно ставить проблему, находить нужные материалы, брать из них только существенное, подмечать в них закономерности"2. Поэтому, вероятно, не случайно незадолго до смерти он написал работу "Влияние идей политэкономии на естествознание и философию". Но главным делом его жизни все-таки стали исследования в области политэкономии и гуманитарных наук. Возможно, здесь сыграли свою роль представления о политэкономии как о наиболее важной отрасли знаний, необходимой для создания, как говорили в XVIII в., "государства разума и справедливости".

Большое значение в выборе жизненного пути имело также его знакомство с учением К. Маркса и его главным трудом - "Капиталом". Причем, Туган-Барановский тщательно проработал не только 1-ый том, но и 2-ой и 3-й (последние два вышли в Германии под редакцией Ф. Энгельса в 1885 и 1894 гг.). Читал он эти книги, как и сочинения И. Канта и других мыслителей, в подлиннике, так как знал пять европейских языков3.

Его первая работа, опубликованная в 1890 г., была посвящена "Учению о предельной полезности хозяйственных благ как причине их ценности"4. Затем, в 1891 г. была опубликована книга о французском социалисте П. Ж. Прудоне (1809 - 1865)5. Еще через год вышла книга о Дж.С. Милле - выдающемся экономисте6. Трудно сказать, чем привлекли Михаила Ивановича эти, бесспорно, крупные фигуры в социалистическом и общественном движении, но

Туган-Барановский Джучи Михайлович - доктор исторических наук, профессор Волгоградского университета.

стр. 131
не могу согласиться с Кондратьевым, который писал: "В этих книжках он бесспорно обнаружил литературные способности, но самые эти работы являются более или менее случайным эпизодом его развития"7. Во-первых, интерес к этим фигурам проявился у Туган-Барановского еще в годы обучения в Петербургском университете в студенческом экономическом кружке. Прудон, умерший в 1865 г., был очень популярным мыслителем у себя на родине, во Франции, а также в Испании и Швейцарии. Его единомышленники вошли в Международное Товарищество рабочих, известное как I Интернационал. Во Франции даже неграмотные рабочие носили с собой книги Прудона в кармане куртки таким образом, чтобы оттуда высовывалась обложка, на которой можно было прочитать фамилию автора. Что касается Милля, то он был крупным экономистом. К идеям Прудона и Милля Михаил Иванович неоднократно обращался позже в своих трудах. С тех пор о них ничего более солидного на русском языке не появилось. В 2007 г. в России была переиздана книга Милля "Основы политической экономии с некоторыми их приложениями к социальной философии" и в качестве предисловия к ней была использована уже упомянутая работа Туган-Барановского.

Что касается первой публикации, то, очевидно, это была его дипломная работа "Причины ценности", которую он защитил в 1889 г. в Харьковском университете на юридическом факультете. В ней рассматриваются две теории ценности: учение о предельной полезности Г. Госсена, Е. Бем-Баверка, К. Менгера, Ф Визера и трудовая теория ценности Д. Рикардо и, "в особенности К. Маркса"8. Причем, Туган-Барановский во всех своих работах употребляет термин "ценность", который использовался В. И. Лениным и в советской литературе в первые 10 - 12 лет после октября 1917 г., но в дальнейшем в научный оборот вошел термин "стоимость". Фактически молодой автор попытался примирить обе эти теории, считая, что теория предельной полезности не только не противоречит взглядам Рикардо или Маркса, но и подтверждает учение о ценности этих экономистов.

По его мнению, основателем учения о предельной полезности был немецкий экономист Герман Госсен (1810 - 1858), который впервые ее обосновал в 1853 году. Вслед за ним, спустя много лет, несколько экономистов разных стран (К. Менгер, Л. Вальрас, У. Джевонс) пришли, независимо друг от друга, к тому же объяснению ценности. Согласно Госсену, удовольствие, испытываемое при удовлетворении потребности, становится тем меньше, чем в большей степени потребность удовлетворена. Этот тезис экономисты даже назвали "законом Госсена"9. Отсюда Туган-Барановский делает следующий вывод: "Ценность зависит от силы и важности потребностей, удовлетворение которых обуславливается обладанием данным благом. Следовательно, величина ценности изменяется вместе с величиной соответствующей потребности"10.

Он иллюстрирует данный вывод таким примером: если путешественник в пустыне располагает ограниченным количеством воды, то всякая разлитая кружка воды заставляет его претерпевать страдания. Это побуждает его ценить воду, стараться не растрачивать ее даром. Но когда путешественник достигнет целой реки, то немедленно его отношение к воде изменится. Прежде он тщательно сберегал всякий глоток воды. Теперь же он спокойно проливает целые ведра. Очевидно, вода потеряла для него ценность и пользу.

От чего же зависит сама предельная полезность? По мнению Туган-Барановского, - от отношений между потребностью и количеством благ, служащих для ее удовлетворения. "Степень полезности и редкости благ - вот что обуславливает их ценности"11.

Уже позже, в "Основах политической экономии", он писал: "Продукт есть произведение только труда человека, но ценность продукта создается не только трудом, а субъективным отношением к нему потребителя". При увеличении

стр. 132
запаса продукта его ценность понижается, а совокупная стоимость растет: "ценность всего запаса благ оценивается по полезности последнего блага, то есть наименьшей его полезностью"12.

Далее автор переходит к характеристике теории трудовой ценности и делает следующий вывод: обе эти теории, несомненно, противоположны, но отнюдь не противоречивы. "Мы постарались показать, что теория предельной полезности не только не составляет опровержения взглядов Рикардо или Карла Маркса, но что наоборот, эта теория, правильно понятая, составляет неожиданное подтверждение учения о ценности названных экономистов. Менгер и его школа исследовали субъективные причины ценности, Рикардо и его последователи - объективные. До работы Менгера можно было думать, что оценка блага по его хозяйственной полезности не соответствует оценке того же блага по трудовой стоимости последнего. Теория предельной полезности доказывает, что оба принципа оценки находятся между собой в согласии, которые тем более, чем в большей мере распределение народного труда подчиняется хозяйственному принципу"13.

В своей первой научной работе двадцатичетырехлетний молодой человек сформулировал идею синтеза трудовой теории ценности (марксистской) и теории ценности австрийской школы. Это было новое слово в мировой и отечественной экономической науке.

Когда статья была опубликована, откликов на нее почти не было. Но после того, как вышли в свет первые крупные работы Туган-Барановского, в периодической печати стали появляться отзывы, в том числе, и на эту статью14. Многие ортодоксальные марксисты в конце XIX - начале XX в. выступили против его теории ценности, но особенно резкой критике автор стал подвергаться уже после смерти - в годы советской власти. Практически во всех работах говорилось о том, что он "злейший враг социализма", "извращал и искажал марксизм", пытался "примирить буржуазную теорию предельной полезности и теорию трудовой стоимости"15. Даже сейчас в нашей стране его позиция не всегда правильно трактуется. Так Ю. В. Базулин в своей статье, опубликованной в "Очерках по истории финансовой науки" в 2010 г. написал: "Вообще следует отметить, что научное творчество и партийная деятельность Туган-Барановского тесно переплетены и взаимосвязаны. Он всегда придерживался только модных политических и научных течений, его взгляды трансформировались от "академического" марксизма к "легальному марксизму", а затем этическому социализму и неокантианству"16.

Подобная характеристика представляется совершенно несправедливой. Михаила Ивановича интересовали не "модные", а актуальные и животрепещущие проблемы. Он был чужд конъюнктуре и не раз преследовался правительством. Весь его творческий путь был освящен главной целью - постижением истины. Конечно, внутренняя эволюция в нем происходила, но в главном он оставался верным себе и в политике, и в науке.

После опубликования книг о Прудоне и Милле в 1891 - 1892 гг. он начинает писать новую книгу о промышленных кризисах в Англии, которая должна была стать магистерской диссертацией молодого ученого. С этой целью он уехал в научную командировку в Лондон, где весной и летом 1892 г. работал в библиотеке Британского музея. А по возвращении в Петербург много занимался в Императорской Публичной библиотеке (ныне - Публичная библиотека им. Салтыкова-Щедрина) и библиотеке Ученого комитета Министерства финансов, где ему оказывал помощь П. Б. Струве, бывший тогда помощником библиотекаря Ученого комитета17.

В начале 1893 г. Туган-Барановский поступил на государственную службу в Департамент торговли и мануфактур Министерства финансов, а через год был

стр. 133
назначен исполняющим обязанности столоначальника хлебно-торгового отделения. Но, несмотря на государственную занятость, он меньше чем за два года сумел закончить свой труд и даже опубликовать его. В 1894 г. в Петербурге вышла книга "Промышленные кризисы в современной Англии", которую он 27 сентября того же года защитил как магистерскую диссертацию в Московском университете. Выбор в качестве места защиты именно Московского университета объясняется, скорее всего, тем, что из Петербургского университета он был изгнан в 1886 г., и поэтому "резонно", по словам исследователя Л. Д. Широкорада, полагал, что "в Московском университете об этом вряд ли кто знает и, соответственно, надежнее и безопаснее защищаться именно там"18.

Эта магистерская диссертация сразу выдвинула молодого исследователя в ряд ведущих экономистов Европы и мира. При жизни Туган-Барановского она неоднократно перерабатывалась и дополнялась им, особенно при изданиях за рубежом.

Сама работа состоит из трех частей: в первой части изложена "история кризисов"; вторая часть - "теория кризисов" и третья посвящена их "социальному значению". В работе дается анализ идей многих выдающихся экономистов: Сэя, Мальтуса, Рикардо, Милля, Сисмонди, Вильсона, Бэджгота, Джевонса, Каутского, Лавеле, Шюглара, Милльса, Дюринга, Геркнера, Родбертуса, Джорджа и др., но особенно К. Маркса и Ф. Энгельса. В частности, автор привлек теорию воспроизводства общественного капитала Маркса и его известные схемы совокупности общественного продукта ("Капитал", т. 2).

Туган-Барановский не случайно в качестве предмета исследования выбрал Англию, ибо она, по его мнению, является страной "классического капитализма". Вполне понятно, утверждал он, что колебания промышленности были сильнее всего в той стране, в которой накопление капитала идет быстрее, то есть в Англии. Большое значение в происхождении и периодичности кризисов он придавал свободному ссудному капиталу19. Эта мысль особенно заинтересовала его ученика Кондратьева20. Теория Туган-Барановского в дальнейшем встретила критику со стороны руководителей германской социал-демократии, считавших основой кризисов "недопотребления трудящихся"21. Многие из них отрицали возможность улучшения положения рабочих по мере роста производительности труда, развития профессиональных союзов и рабочего законодательства.

В России Туган-Барановского поддержали петербургские профессора С. А. Первушин, В. Я. Железнов, И. М. Кулишер, В. К. Дмитриев и позже - Кондратьев. Работа Туган-Барановского "настолько ярко вскрывала природу капиталистического народного хозяйства в его целом и настолько в общем подтвердилась действительностью, что по справедливости доставила ему мировую известность, создала в этом вопросе целую школу, к которой с теми или иными оговорками примкнули столь видные экономисты западных стран, как Шпитгоф, Эйленбург, Поле, Шмоллер, Лескюр, и др. Она породила целую литературу за и против нее. Даже и противники ее как В. Зомбарт, признали ее чрезвычайным шагом вперед, высшей формой теории кризисов". Один из западных последователей Туган-Барановского - Шпитгоф назвал его лучшим теоретиком экономической конъюнктуры, а книгу охарактеризовал, "как первую научную монографию про кризисы"22. Позже Кондратьев развивал идеи своего учителя23. Элвин Хансен в своих работах проводил параллели между Туган-Барановским и классиком английской политэкономии Адамом Смитом24. А известный английский экономист А Ноув писал так: "Первой значимой работой Туган-Барановского, несомненно, была его поразительная магистерская диссертация о промышленных кризисах в Англии, опубликованная в 1894 году. Его коллег ошеломила необычайная зрелость суждений и высочайший уровень аргументации... этот труд и по настоящий день не потерял актуальности"25.

стр. 134
Туган-Барановский был первым экономистом, доказавшим, что промышленные кризисы при капитализме носят периодический характер. "Промышленный цикл - теорию и объяснение которого я даю в этой книге, - писал он, - коренится в экономических условиях господствующей системы хозяйства - капитализма - и, представляя собой явление социального порядка, может сокращаться и растягиваться в известных пределах. Наличность этих пределов позволяет говорить о периодичности кризисов". Кризисы, как установил автор, повторяются с интервалом в 7 - 11 лет. Это движение периодично, так как происходит последовательная смена фаз процветания и депрессии. Весь цикл является своего рода законом, вытекающим из самой природы капитализма.

Автор сформулировал свою теорию кризисов или, как потом стали говорить, "теорию капиталистической конъюнктуры", которая дала ему возможность прогнозировать наступление кризисов и время выхода из них или их окончания. Туган-Барановский писал в предисловии к третьему изданию своей книги в октябре 1913 г.: "Развиваемая в этой книге теория кризисов объясняет, какие факторы благоприятствуют увеличению и сокращению продолжительности промышленного цикла, а также вскрывают и движущие силы самого цикла. Поэтому не трудно, исходя из названной теории, формулировать признаки приближения промышленного кризиса, как это сделал, например, Брезигар. Таким образом, теория приобретает большое практическое значение: она дает возможность предвидения в чрезвычайно хозяйственной области". Э. Брезигар, на которого ссылался Туган-Барановский, в 1913 г. опубликовал книгу " Die Vorboten einer Wirtschaftskrise Deutschlands", в которой попытался установить признаки приближения кризисов, исходя из теории русского экономиста26.

Туган-Барановский наметил ряд признаков приближения кризиса, таких, как цена железа и высота учетного процента. В предисловии к 3-ему изданию книги 6 октября 1913 г. он писал: "Многое из этого, что я с таким трудом устанавливал в первом издании этой книги (в 1894 - Д-М.), стало теперь общим достоянием экономической мысли. Кто, например, теперь не знает, что цены железа, а отнюдь не цены хлеба, являются самым важным показателем фазисов промышленного цикла. Об этом говорит чуть ли не любой биржевой отчет, в этом убеждены теперь все люди практики, соприкасающиеся с биржей. Но когда я выступил с этим тезисом 19 лет тому назад, то тезис этот не только не был общеизвестным, но был встречен, как парадокс. Установил же я его чисто индуктивным путем, изучая движения цен железа в Англии за много десятилетий"27. В книге показано, что в период подъема экономики цена железа неизменно высока и неизменно низка при депрессии. Это связано со спросом на железо, который увеличивается во время подъема и сокращается при депрессии. Объясняется это тем, что железо представляет собой материал, используемый в производстве орудий производства. Ряд экономистов, в том числе, шведский экономист Г. Кассель (1866 - 1945) повторил эти выводы, однако даже не сослался на первоисточник.

Кондратьев считал очень плодотворной идею своего учителя о роли свободного ссудного капитала, который может накопляться, "как при расширении, так и при застое и даже сокращении производства". Туган-Барановский писал: "Мне неоднократно приходилось обращать внимание читателя при описании отдельных кризисов на то, что в годы застоя наблюдается чрезвычайное возрастание резервов банка. Вклады банков также усиленно растут во время застоя. Низкий дисконтный процент, всегда следующий за ликвидацией промышленного кризиса и упорно удерживающийся на ссудном рынке... свидетельствует об изобилии непомещенных капиталов... Наконец, свободного денежного капитала скопляется так много, что сопротивление промышленности преодолевается, капитал проникает в промышленность и находит себе помеще-

стр. 135
ние. Наступает эпоха промышленного подъема. Таким образом, проходит несколько лет. Накопленный ранее капитал мало-помалу расходуется. Правда расширенное производство создает огромные новые капиталы. Но рынок быстро поглощает эти капиталы... Теперь спрос на капитал далеко превосходит его предложение"28.

По мнению Туган-Барановского, повышение дисконтного процента, наблюдающееся обыкновенно к концу промышленного подъема, является верным признаком того, что свободного ссудного капитала осталось в стране слишком мало для нужд промышленности. Тогда начинаются биржевые кризисы, которые предшествуют промышленным29.

"Таким образом, общее расстройство торговли следует непосредственно за усиленным оживлением ее, и промышленный цикл завершается застоем. Во время застоя накапливается свободный денежный капитал; следует новая эпоха оживления промышленности, когда этот капитал расходуется, затем кризис и т.д." - делает вывод автор30.

Он сравнивает действие этого механизма с паровой машиной. Роль пара в цилиндре играет накопление свободного денежного капитала. Когда давление пара на поршень достигает известной предельной нормы, сопротивление поршня преодолевается, поршень движется, для пара открывается свободный выход, и поршень возвращается на прежнее место - точно так же накапливающийся свободный денежный капитал, достигнув известных размеров, проникает в промышленность, движет ее, расходуется, и промышленность приходит опять в прежнее состояние. "Естественно, - делается общий вывод, - что при таких условиях кризисы должны повторяться периодически. Капиталистическая промышленность должна постоянно проходить один и тот же круг развития"31.

Туган-Барановский считал, что большая часть свободного капитала идет на создание средств производства (сектор I), а оставшаяся - на создание предметов потребления (сектор II). Этот вывод высоко оценивал И. Шумпетер в совокупности с другим положением его теории, что отрасли, производящие потребительские товары, оказывают различное влияние на течение делового цикла. Причиной кризиса, по мнению русского ученого, являются диспропорции между различными секторами капиталистического производства, возникающие вследствие анархического характера капиталистической экономики. "При пропорциональном распределении общественного производства, - пишет он, - общественный спрос и общественное предложение остаются в равновесии, как бы ни сокращался потребительный спрос общества. Отсюда можно было бы, по-видимому, сделать вывод, что капиталистическое хозяйство никогда не может страдать от недостатка рынка..."32. Казалось бы, отсюда вытекает вывод о бескризисном развитии капиталистического производства, как считали многие советские экономисты, в том числе, автор самого лучшего университетского учебника "Политэкономия капитализма", вышедшего в шестидесятые годы прошлого века, Брегель33. На самом деле далее Туган-Барановский отмечает: "Капитализм же не обладает никакой организацией для такого распределения производства. На этой основе возникают кризисы капиталистической промышленности... отсутствие какой бы то ни было организации для пропорционального распределения производства играет... роль эластичной повязки, которая постоянно давит на капиталистическое производство и препятствует ему развернуть все свои производительные силы... Рынок всегда недостаточен для капитализма не потому, что потребителей... было слишком мало, а потому, что такое пропорциональное распределение производства совершенно неосуществимо при условии капиталистического хозяйства"34.

Исследование показало, что, несмотря на существующие антагонизмы и кризисы, капитализм внутренне способен к непрерывному развитию. За этот

стр. 136
тезис ученого потом упрекали многие советские историки и экономисты. Согласно Туган-Барановскому, "приближение" к пропорциональному развитию капиталистического хозяйства "достигается капитализмом с величайшим трудом, путем кризисов и уничтожения чрезмерно разросшихся отдельных мероприятий"35.

Третья часть книги посвящена теме "Социальное значение кризисов". Автор показал, что в первой половине XIX в. происходило массовое обнищание народа. В период депрессии смертность, преступность, пауперизм возрастали, а браков заключалось меньше. Однако во второй половине XIX в., по мере завершения промышленной революции и благодаря деятельности тред-юнионов, положение рабочих улучшилось. Этот вывод был сделан на основе тщательного изучения статистических данных, которые, как писал Туган-Барановский, "убедительно говорят, что действие промышленного застоя и безработицы на условия жизни массы английского населения сильно смягчено в новейшее время какими-то причинами". "Важнейшими из этих причин следует признать общее поднятие экономического положения английского рабочего и рост тред-юнионизма"36. Свои выводы Туган-Барановский иллюстрировал составленными им диаграммами на основе статистических данных правительства и прочих материалов.

Очевидно, что эта тенденция была характерна в той иной мере и для других капиталистических стран. Выводы автора шли вразрез с одним из главных тезисов Маркса об обнищании пролетариата по мере развития капитализма. Свой вывод Туган-Барановский сделал на четыре года раньше, чем немецкий социал-демократ Э. Бернштейн в своей знаменитой книге "Предпосылки социализма и задачи социал-демократии" (1898 г.), которая считалась манифестом ревизионизма.

Сформулированная Туган-Барановским теория кризисов давала ему возможность делать очень верные прогнозы относительно экономического развития капиталистических стран. Так, в книге "Русская фабрика", которая вышла в начале 1898 г., он указал, что Россия приближается к промышленному кризису, и кризис действительно произошел в "очень острой форме" в конце 1899 года37.

20 октября 1910 г. в Вольном экономическом обществе Туган-Барановский выступил с докладом "Перелом в положении русской промышленности". Сущность его сводилась к следующему: "Кризис, царивший в русской промышленности с 1902 г. и разоривший массу предприятий, объясняется отливом иностранных капиталов. Капиталы же начали отливать благодаря шаткости положения правительства... Теперь положение начало изменяться... Кризис проходит..."38.

Будущее показало, что он был абсолютно прав. В России вскоре начался экономический подъем. Таким образом, теория кризисов Туган-Барановского нашла очевидное подтверждение на практике. Книгу "Промышленные кризисы" тщательно изучал Ленин, в целом положительно ее оценивший. В письме А. И. Ульяновой-Елизаровой от 16 января 1896 г. он писал: "...занимаюсь Туган-Барановским: у него солидное исследование, но схемы, например, в конце настолько смутные, что, признаться, не понимаю; надо будет достать 2-ой том "Капитала""39. В России последователями Туган-Барановского были его ученик Кондратьев и современный экономист Ю. В. Яковец40. На Западе идеи русского ученого разделялись и развивались в работах У. Митчелла "Экономические циклы" (1930 г.), И. Шумпетера "Экономические циклы" (1939 г.), Г. Менша "Технологический пат. Инновации преодолевают депрессию" (1975 г.) и в ряде других. Крайне ценны уже упоминавшиеся труды Хансена, который признает приоритет работ Туган-Барановского. Однако в нынешней литературе многие экономисты часто "представлены основателями, а не последователями М. И.

стр. 137
Туган-Барановского", - с сожалением отмечает профессор Харьковского университета Л. А. Антоненко41.

После успешной защиты магистерской диссертации и утверждения в степени магистра двадцатидевятилетний Туган-Барановский подал прошение в Петербургский университет о разрешении приступить к чтению курса лекций "Развитие новейшей экономической науки в связи с историей хозяйственных отношений" в качестве приват-доцента, и 14 января 1895 г. был допущен к чтению лекций попечителем Петербургского учебного округа. Но потом ситуация изменилась. Власти вспомнили об участии молодого ученого в революционном движении восьмидесятых годов, когда он был исключен 10 ноября 1886 г. из университета "с воспрещением на будущее время педагогической деятельности". Однако в конце концов все утряслось. Профессор Л. Д. Широкорад, исследовавший архивные документы, установил, что Министерство внутренних дел "допустило" Туган-Барановского к чтению лекций. "Возможно, на принятие столь неожиданного... решения по данному вопросу, - предполагает Широкорад, -... сильное влияние оказал друг семьи П. Н. Дурново, который к тому времени стал уже тайным советником и сенатором"42.

В итоге Туган-Барановский был, как установил Широкорад, приват-доцентом в Петербургском университете с 14 января по 23 марта 1895 г., с 11 июня 1895 г. по 1 июля 1897 г. и с 1 июля 1898 г. по 2 апреля 1899 года. Одновременно он в 1896 - 1898 гг. преподавал в женском училище коммерческого счетоводства при Доме Анатолия Демидова, позже получившего название Демидовских учебно-воспитательных заведений. Это учебное заведение выхлопотало молодому преподавателю орден Станислава 3-ей степени и чин коллежского асессора. Можно согласиться с Широкорадом, что причина того, что молодой ученый никак не мог закрепиться в университете, носила политический характер - "находясь в постоянной и открытой оппозиции к властям, он в то же время оказывал огромное влияние на студенчество, которое было еще более радикальным, чем он сам и постоянно бунтовало. Вполне естественно, что для правительства он был persona non grata". Кроме того, в эти годы он интенсивно работал над своим трудом "Русская фабрика", который закончил в 1898 году. Государственную службу в Министерстве финансов он завершил в ноябре 1897 г., став коллежским асессором43. Но это была не его стезя.

У Туган-Барановских всегда было много гостей. К ним в квартиру в Петербурге и на дачу в Шувалове (под Петербургом) приходили литераторы марксистской ориентации П. Б. Струве, В. Поссе, С. Франк, часто бывал болгарский революционер Х. Раковский, А. А. Калмыкова, основавшая позже марксистский журнал "Начало", народники В. Воронцов и С. Южаков. Случалось, приходили и нелегалы. Конечно, в таком обществе по-настоящему образованных и любопытных людей было интересно. "Я, - писала А. Тыркова-Вильяме, гимназическая подруга его жены Лидии Карловны, а также супруги П. Б. Струве и жены Ленина, Надежды Константиновны, - любила бывать у Туганов, приходила на их писательские чаепития, когда еще сама не была писательницей. Их едкая критика буржуазной жизни находила во мне отклик... Я очень любила то тепло, которым они оба обдавали меня...". По словам Тырковой-Вильямс, разговоры в доме Туган-Барановских имели большой общественный резонанс: "Полемика, кипевшая в петербургских кружках или за вечерним чаем у Лиды Туган-Барановской, пересматривалась, переживалась в глухих провинциальных углах, соединяя одних и разъединяя других. Много раз я прислушивалась к ней у Лиды"44.

Естественно, к Туган-Барановским и, прежде всего, к Михаилу Ивановичу большой интерес проявляла полиция. Он, конечно, точно не знал, но мог догадываться, что в 1896 г., когда он находился в Германии, на пограничные

стр. 138
пункты Российской империи было отправлено уведомление Департамента полиции о списке лиц, проживающих за границей, за которыми по возвращении их в родное отечество следует установить наблюдение. Под N 21 значился "титулярный советник Туган-Барановский Михаил". С ним нужно было поступить так: "Тщательный досмотр багажа и о направлении избранного пути уведомить Департамент полиции... для учреждения негласного надзора полиции"45. Очевидно, что наблюдение за ним не прекращалось с 1885 или даже с 1884 г., когда он впервые попал в поле зрения полиции.

Девяностые годы, особенно их середина, были своеобразным переломным временем, когда в студенческих аудиториях, квартирах интеллигентов, на заседаниях Императорского вольного экономического общества (ИВЭО) и на страницах журналов шли ожесточенные споры между марксистами и народниками. Дискуссии принимали порой настолько яростный характер, что это сказывалось на личных отношениях споривших. Николай Иванович Кареев, видный историк, профессор Петербургского университета, рассказывал в своих воспоминаниях, что однажды после бурного заседания к нему пришел за советом студент-первокурсник: дескать, он не знает, кем ему быть - марксистом или народником, а быть и тем, и другим студенту нельзя. Тогда Н. И. Кареев, в общем тяготевший к народникам, сослался на то, что он - ни то, ни другое. Студент в ответ заявил: "Вам можно - вы профессор, а вот нашему брату нельзя"46.

В этой борьбе Туган-Барановский вместе со своим единомышленником и другом Струве был на стороне марксистов. Тот же Кареев писал, что на заседаниях Петербургского исторического общества Туган-Барановский и Струве "были просто идолами одной части слушателей", тогда как их оппоненты - идолами другой"47.

В ту пору Туган-Барановский и Струве, особенно в Петербурге, по популярности в марксистской среде, вероятно, опережали других. "На поверхности петербургского марксизма, на глазах у всех, включая Департамент полиции, бушевали два молодых вожака - Струве и Туган... Они были неразлучны, вместе давали они битвы в полузакрытых собраниях Императорского вольного экономического общества... Эти два Аякса марксизма вместе составляли программы и манифесты, явные и тайные, вместе затевали и губили журналы, вместе шли приступом на народников.."48.

Оба друга вступили в ИВЭО одновременно в 1885 году. В том же году Струве сдал экстерном выпускные экзамены в Санкт-Петербургском университете и получил диплом. В сентябре 1894 г. вышла его первая книга "Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России", которая сразу сделала его знаменитым49.

Президентом ИВЭО с марта 1895 г. был граф П. А. Гейден из балтийских немцев, сторонник довольно либеральных взглядов. При нем собрания в Обществе стали более "оживленными" (Р. Пайпс), а во время дискуссий его участники весьма часто вторгались в сферу правительственной политики. Присутствовало много слушателей, в том числе и студентов Петербурга и особенно университета. ИВЭО в 1895 - 1900 гг. в университетской и интеллектуальной среде даже называли "Русским парламентом"50.

Императорское вольное экономическое общество было детищем еще Екатерины П. Именно ей принадлежит непосредственная инициатива создания Общества. Оно было образовано в 1765 г. и просуществовало до октября 1917 года. Русская императрица дала средства на его организацию, обеспечила в дальнейшем ему материальную и общественную независимость, определила в целом его задачи. Она не раз финансово помогала ИВЭО, причем делала это анонимно. По мысли Екатерины II, в обществе могли высказываться идеи, не

стр. 139
обязательно соответствовавшие официальной политике правительства, а более свободные взгляды, то есть "вольные". ИВЭО должно было способствовать распространению практических знаний в области сельского хозяйства и "домостроительства". В XIX - начале XX в. Общество поддерживало и выдвигало многие культурные начинания: так в 1861 г. был основан Комитет грамотности, а в конце XIX в. созданы комитеты помощи голодающим. В годы первой русской революции ИВЭО публиковало на страницах своих "Трудов ..." обзоры аграрного движения в стране. В XIX в. все сколько-нибудь крупные общественные вопросы первоначально обсуждались на заседаниях ИВЭО, к речам, произносимым с трибуны, внимательно прислушивалось правительство.

В Обществе существовало три отделения: I - сельское хозяйство; II - сельская промышленность и III - аграрная статистика и политическая экономия. Двери общества были открыты для всех желающих.

Струве и Туган-Барановский были избраны членами III отделения ИВЭО 2 марта 1895 года. Как пишет Р. Пайпс, "поддерживаемый Туган-Барановским, он (П. Струве - Д. Т. -Б.) сразу же ввел резкую ноту во вполне благопристойную до этого атмосферу собраний данного отделения. Сознательно политизируя ход собраний, он превратил их из обсуждения специальных вопросов в шумные публичные зрелища. Нападая на любого, в чьих речах хоть сколько-нибудь обнаруживалась идеология народничества (защита натурального хозяйства, неприятие рационализации экономики и так далее), он не затруднял себя выбором выражений... Иногда он настолько забывался, что председатель собрания был вынужден его прерывать и призывать к порядку ... В ходе полемики по всем этим вопросам Струве обычно поддерживал Туган-Барановский, у которого отсутствие напора в манере говорить компенсировалось эрудицией в области экономики"51.

Особенно острая дискуссия с участием Струве и Туган-Барановского состоялась в ИВЭО по докладу профессора университета А. И. Чупрова "Влияние урожаев и хлебных цен на разные стороны экономической жизни" 1 и 2 марта 1897 года. В данном случае Чупров делал доклад по книге, которую он подготовил вместе с профессором А. С. Посниковым по заказу Министерства финансов52. Книга должна была опровергнуть широко распространенное мнение о том, что проводимая этим министерством политика ведет к разорению крестьянства. Низкие цены на хлеб, по мнению авторов, выгодны крестьянам, поскольку они чаще выступают в качестве покупателей, нежели продавцов, т.к. ведут в основном натуральное хозяйство.

Струве и Туган-Барановский выступили против этого тезиса. Струве заявил: "Я считаю этот вывод чисто фантастическим, совершенно аналогичным следующему выводу: положим, мы знаем количество масла, производимого и потребляемого на душу в известной местности, напр., в Дании. Помножив оба количества на число жителей этой местности, мы получим известный избыток производства над потреблением. Но неужели на основании этого факта мы заключим, что всякий житель Дании - самостоятельный и независимый маслодел? Руководствуясь подобным методом, можно доказать, что и в Северной Америке господствует натуральное хозяйство"53.

Не остался в стороне и Туган-Барановский, который, как и Струве, доказывал, что "общинный строй, в котором народники видели ячейку социализма", является "частью полукрепостнических отношений в российской деревне и тормозом развития общества"54. По его мнению, крестьяне были заинтересованы в высоких хлебных ценах. По-видимому, выступление его было также удачным - по крайней мере, корреспондент консервативной газеты "Новое время" А. В. Амфитеатров опубликовал о дискуссии репортаж, где писал о грубости выражений, которые позволяли себе Струве и Туган-Барановский.

стр. 140
13 сентября 1897 г., вероятно, под впечатлением выступлений Михаила Ивановича, его выбрали товарищем председателя III отделения Вольного экономического общества55.

Сам Михаил Иванович выступил в Обществе 17 января 1898 г., незадолго до защиты докторской диссертации, с докладом "Статистические итоги промышленного развития России". Доклад вызвал широкий резонанс и оживленные прения 7 и 21 февраля 1898 года. Кроме того Туган-Барановский сделал два доклада в Историческом обществе при С. -Петербургском университете в 1896 и 1897 годах.

Отзвуки петербургских дискуссий находили отклик в других городах. "До нас, московских студентов-марксистов, - писал уже в середине XX в. выдающийся русский философ С. Л. Франк, - доходили в 1894 - 1896 гг. вести о шумных выступлениях Струве (вместе с Туган-Барановским) в схватках с народниками в Петербурге, на студенческих вечеринках и заседаниях научных обществ"56. Будущий известный социал-демократ Н. Валентинов, перешедший затем на меньшевистские позиции, писал в своих воспоминаниях, что на него большое впечатление произвели работы Туган-Барановского "Русская фабрика" и Струве "Критические заметки к вопросу об экономическом развитии". Они показались Валентинову "более интересными", чем книга Ленина "Развитие капитализма в России". Он также сообщает в мемуарах, что его, в 1897- 1898 гг. студента Технологического института в Петербурге, "ввел... в марксизм и не переставал потом толкать на изучение экономики" именно Михаил Иванович57. Очевидно определенное влияние Туган-Барановского испытали также X. Раковский, В. Поссе и другие.

По словам Тырковой-Вильямс, в середине 1890-х гг. Туган-Барановский, как и Струве, искренне и безоговорочно верил в марксизм и его творческую силу. "Они были совершенно уверены, что правильно приведенное изречение из "Капитала" или даже переписки с Марксом и Энгельсом, разрешают все сомнения и споры".

Тыркова-Вильямс пишет, что она скептически относилась к марксизму, хотя и мало читала о нем. Но Туган-Барановский произносил яростные монологи в защиту этой теории: "Неужели вы воображаете, что через 30 лет в Европе еще будет существовать частная собственность? Конечно, нет! Пролетариат все это сметет. Исчезнет к тому времени и полицейское государство. Все будут свободны. Не забывайте, что люди учатся летать. При развитии авиации полицейское государство не может существовать. Воздух не знает ни границ, ни паспортов"58.

Однако в советской литературе была распространена прямо противоположная точка зрения: Струве и Туган-Барановский изначально не были марксистами. Думается все же, что истина где-то посередине. Струве и Туган-Барановский были искренне увлечены марксистской теорией, но не все в ней разделяли, причем в своих оценках марксизма даже расходились друг с другом. Если Струве в дальнейшем развивался по пути апологии капитализма как несущего прогресс России, то Туган-Барановский не прекращал поиски наиболее совершенной социалистической организации общества.

Разговоры, о которых вспоминает Тыркова-Вильямс, относились в основном к первой половине девяностых годов, но чем дальше к концу десятилетия, тем увереннее и осознаннее Туган-Барановский отходил от марксизма. Собственно, поиски своего пути в науке начались у него буквально с первых работ. Уже его первая большая статья "Учение о предельной полезности" не была ортодоксально марксистской. В ней он признавал достижения теории ценности австрийской школы. В дальнейшем, выступая против народников в защиту исторического материализма и по вопросу о роли личности в истории,

стр. 141
Туган-Барановский отказался от использования марксистских терминов и употреблял свои59. Вместо "производительных сил" он говорил о "материальных условиях", "производственные отношения" заменял "хозяйственными", "надстройку" трактовал как "социальную среду". Позже, в работе "Очерки из новейшей истории политической экономии и социализма" (1903 г.) Туган-Барановский будет подчеркивать преимущества своих терминов над терминами Маркса. Он обвинит марксизм в социальном монизме, в абсолютизации роли производительных сил в историческом процессе. В то же время, по его мнению, сами производительные силы оказываются зависимыми от социальной среды. Таким образом, получается замкнутый круг, который свидетельствует о недосказанности теории исторического материализма.

Но эти положения Туган-Барановский сформулировал в 1903 году. До 1899 г. его разногласия с марксизмом высказывались в довольно завуалированной форме. Да и сама проблематика его исследований не создавала основы для такого открытого и специального разговора.

В 1898 г. Туган-Барановский закончил свою большую работу "Русская фабрика", которую тогда же защитил в МГУ как докторскую диссертацию. Это было по-настоящему фундаментальное исследование, сыгравшее большую роль в опровержении народнических идей.

Сама защита докторской диссертации привлекла внимание народников и марксистов, в том числе социал-демократов. Интерес к ней проявил и ссыльный Ленин. Оппонентами Туган-Барановского выступали известные столпы народнической экономической теории А. И. Чупров и Н. А. Каблуков. Все ждали диспута с нетерпением. Одни рассчитывали на полное посрамление ученого, другие хотели его победы. О том, как происходила защита, рассказывал ее очевидец, тогда студент исторического факультета Московского университета В. И. Пичета: "К назначенному часу актовый зал был переполнен. Часть студентов встретила [диспутанта] бурными аплодисментами. Но диспутант принес сугубое разочарование народникам и победу марксистам, и для распространения в студенческой среде марксистской теории [его выступление] имело громадное значение. В сущности, возражения так называемых официальных оппонентов были просты, случайны, и, как выяснилось, в вопросах об экономической методологии не было сказано ни слова, и когда диспут окончился, ибо, надо признать, своими спокойными уверенными ответами на возражения Туган-Барановский произвел сильное впечатление на учащихся, то провозглашение Туган-Барановского доктором политической экономии было встречено громом аплодисментов всего зала, который продолжал рукоплескать, когда диспутант проходил через весь зал к выходу..."60.

Примечания

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта N 12 - 01 - 00208а "Изучение научно вклада М. И. Туган-Барановского в мировую общественную и экономическую мысль на рубеже конца XIX - начала XX в."

1. КОНДРАТЬЕВ Н. Д. М. И. Туган-Барановский. Пг. 1923, с. 18 - 19.

2. ТАТАРНИКОВА С. Н. М. И. Туган-Барановский - мыслитель, демократ, экономист. - Вопросы истории. 1991, N 9 - 10, с. 219.

3. ТУГАН-БАРАНОВСКИЙ М. И. За чертой. (Рукопись).

4. ЕГО ЖЕ. Учение о предельной полезности хозяйственных благ как причине их ценности. Юридический вестник Т. II. СПб. 1890, с. 192 - 230.

5. ЕГО ЖЕ. П. Ж. Прудон, его жизнь и общественная деятельность: Биографический очерк. СПб. 1891.

6. ЕГО ЖЕ. Дж.С. Милль. Его жизнь и учено-литературная деятельность: Биографический очерк. СПб. 1892.

стр. 142
7. КОНДРАТЬЕВ Н. Д. Ук. соч., с. 39.

8. ТУГАН-БАРАНОВСКИЙ М. И. Учение о предельной полезности..., с. 222.

9. GOSSEN Н. Н. Etwicklung der Gesetze des menschlichen Verkehrs. Braunschweig. 1853.

10. ТУГАН-БАРАНОВСКИЙ М. И. Учение о предельной полезности...., с. 196.

11. Там же, с. 200.

12. ТУГАН-БАРАНОВСКИЙ М. И. Основы политической экономии. М. 1998, с. 46 - 53, 63.

13. Там же, с. 228.

14. НЕЖДАНОВ П. Политика по вопросу о ценности. - Жизнь. СПб. 1899, N 10; СТРУВЕ П. Б. Основная антиномия теории трудовой стоимости. - Там же. 1900, N 2. с. 297 - 307; Теория трудовой стоимости и некоторые из ее критиков. - "Русское богатство". 1902, N 3; Научное обозрение. 1903, N 4 - 5.

15. ГОЛЬМАН М. Б. Туган-Барановщина. (К критике буржуазной политической экономии). Л. 1926; Туган-Барановский М. И. Малая Советская энциклопедия. Т. 10. М. 1940, с. 871.

16. БАЗУЛИН Ю. В. М. И. Туган-Барановский: концепция социально-психологического регулирования денег. В кн.: Очерки по истории финансовой науки. М. 2010, с. 458.

17. КОРНЕЙЧУК Б. Экономические воззрения М. И. Туган-Барановского. СПб. 2008, с. 189. По данным американского биографа Петра Струве Р. Пайпса, в 1890 г. его герой учился на факультете права Петербургского университета, где создал социал-демократический кружок. По-видимому, тогда же он познакомился с Михаилом Ивановичем, который, по словам Пайпса, "будучи на пять лет старше Струве, в 1890 г. ...уже имел авторитет среди профессионалов, благодаря содержательному эссе, посвященному проблеме "предельной полезности".

18. ШИРОКОРАД Л. Д. М. И. Туган-Барановский в Санкт-Петербурге. В кн.: Неизвестный М. И. Туган-Барановский. СПб. 2008, с. 18.

19. ТУГАН-БАРАНОВСКИЙ М. И. Периодические промышленные кризисы. М. 1997, с. 322 - 327.

20. КОНДРАТЬЕВ Н. Д. Большие циклы конъюктуры. Доклады и их обсуждение в Институте экономики. Проблемы экономической динамики. М. 1989.

21. KAUTSKY K. Krisentheorien. - Die Neu Zeit. Bd. II. Stuttgart. 1902, N 28 - 31; ЛЮКСЕМБУРГ P. Накопление капитала. Т. 1 - 2. M. 1924.

22. КОНДРАТЬЕВ Н. Д. М. И. Туган-Барановский, с. 73 - 81. С. А. Первушин написал специальное исследование "Теория кризисов М. И. Туган-Барановского", в котором отмечал: "Она (книга М. И. Туган-Барановского - Д. Т. -Б.) все же дает яркую и единственную на русском языке картину развития английской промышленности и вместе с тем картину циклического развития промышленности вообще. Она в строго систематическом порядке знакомит и с важнейшими теориями кризисов. Наконец, собственные построения М. И. Туган-Барановского -и это, конечно, главное - и в настоящее время представляет немалый научный интерес... М. И. Туган-Барановский, по-прежнему, в этой области владеет умами..." (Юридический вестник. М., кн. VI (II), 1914, с. 219 - 220.). В том же году статья С. Первушина вышла отдельной книгой в Москве.

23. ЕГО ЖЕ. Проблемы экономической динамики. М. 1989; ЕГО ЖЕ. Избранные сочинения. М. 1993; ЕГО ЖЕ. Основные проблемы экономической статики и динамики. М. 1991.

24. Классика Кейнсианства. Т. 1 - 2. М. 1997.

25. NOVE. A. Tugan-Baranovsky. The New Palgrave Dictionary of Economic. 2008, p. 246 - 250.

26. ТУГАН-БАРАНОВСКИЙ М. И. Периодические промышленные кризисы, с. 56 - 58.

27. Там же, с. 58.

28. Там же, с. 320 - 323.

29. Там же, с. 323.

30. Там же, с. 325 - 326.

31. Там же, с. 326.

32. Там же, с. 267.

33. БРЕТЕЛЬ. Политэкономия капитализма. М. 1966.

34. ТУГАН-БАРАНОВСКИЙ М. И. Промышленные кризисы. СПб. 1900, с. 267.

35. Там же, с. 267.

36. Там же.

37. ЕГО ЖЕ. Русская фабрика в прошлом и настоящем. Т.1. СПб. 1898, с. 325.

38. Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ), ф. ДПОО.1910, д. 320, л. 6 - 13.

39. ЛЕНИН В. И. Поли. Собр. Соч. Т. 55. М. 1959, с. 21.

40. ЯКОВЕЦ Ю. В. Прогнозирование циклов и кризисов. Научный доклад к XII Международной дискуссии, посвященной 10-летию Ассоциации "Прогнозы и циклы". М. 2000.

41. АНТОНЕНКО Л. А. Вклад М. И. Туган-Барановского в мировую экономическую науку: методология анализа. - Бюллетень Международного Нобелівского економічного форуму. 2008, N 1, с. 57.

стр. 143
42. ШИРОКОРАД Л. И. М. И. Туган-Барановский в Петербурге, с. 19 - 20.

43. Там же, с. 20 - 21.

44. ТЫРКОВА-ВИЛЬЯМС А. На путях к свободе. Лондон. 1990, с. 35, 43.

45. ГА РФ, ф. 102. Д-111.1883, д. 1575 (2), л. 44.

46. КАРЕЕВ Н. И. Прожитое и пережитое. Л. 1990, с. 195.

47. Там же.

48. ТЫРКОВА-ВИЛЬЯМС А. Ук. соч., с. 34 - 35.

49. СТРУВЕ П. Б. Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России. СПб. 1894.

50. ПАЙПС Р. Струве: левый либерал 1870 - 1905 гг. Т. 1. М. 2001, с. 216 - 217.

51. Там же, с. 217 - 218.

52. ЧУПРОВ А. И., ПОСНИКОВ А. С. Влияние урожаев и хлебных цен на некоторые стороны русского народного хозяйства. СПб. 1897.

53. ШИРОКОРАД Л. Д. Ук. соч., с. 23.

54. ПАЙПС Р. Ук. соч., с. 221.

55. ШИРОКОРАД Л. Д. Ук. соч., с. 23.

56. ФРАНК С. Л. Биография П. Б. Струве. Нью-Йорк. 1956, с. 15.

57. ВАЛЕНТИНОВ Н. Встречи с Лениным. Вермонт. Б/г., с. 49.

58. ТЫРКОВА-ВИЛЬЯМС А. Ук. соч., с. 36, 42.

59. ТУГАН-БАРАНОВСКИЙ М. И. Значение экономического фактора в истории. - Мир божий. 1895, N 12; ЕГО ЖЕ. Экономический фактор и идеи. - Там же. 1896, N 4; ЕГО ЖЕ. Письмо в редакцию. - Там же. 1896, N 5. Полемизировали с М. И. Туган-Барановским видные ученые Н. К. Михайловский, Н. И. Кареев и Л. Е. Оболенский (См.: КАРЕЕВ Н. И. Старые и новые этюды об экономическом материализме. СПб. 1896).

60. Московский университет в воспоминаниях современников. М. 1989, с. 593.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2020. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Разместить рекламу на сайте elib.org.ua (контакты, прайс)