ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) ELIBRARY.COM.UA - Украинская библиотека №1

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


КАК И КЕМ БЫЛ УБИТ РАСПУТИН?

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 10 июля 2016
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




В связи с публикацией "Последний временщик последнего царя" журнал получил много писем. Читателей, в частности, заинтересовал вопрос об исчезновении Распутина с политической арены. Ответить на него мы попросили кандидата исторических наук М. Е. Соловьева.

Мысль об устранении Распутина зародилась в монархических кругах, стремившихся спасти самодержавие от краха. Деятели различных монархических организаций, в том числе "Союза русского народа" и выделившейся из него "Палаты Михаила Архангела" (иначе ее называли "Союз Михаила Архангела"), правой фракции в Думе, которую возглавлял оголтелый реакционер бессарабский помещик В. М. Пуришкевич, изображали монархию счастливым даром, ниспосланным России свыше, а монарха - воплощением высшего разума, мудрости и справедливости. Поэтому неограниченное влияние Распутина на политику страны крайне раздражало монархистов. Представители монархических кругов неоднократно намекали царю на необходимость удаления Распутина, но это не возымело действия. Не удались и попытки устранить Распутина, которые делали министр внутренних дел А. Н. Хвостов, потерявший в результате этих попыток свой пост1 , и градоначальник Ялты И. А. Думбадзе2 . Председатель совета министров А. Ф. Трепов предложил Распутину взятку в 200 тыс. руб. с условием, что тот перестанет вмешиваться в политику России. Распутин ответил: "Я должен посоветоваться с одним человечком", - а на другой день, повидавшись с царем, заявил Трепову: "Человечек этот - царь Николай II. Он не велел мне"3 . Отрицательно относились к Распутину и многочисленные царские родственники - великие князья и княгини, упрекавшие царя, особенно царицу, в том, что они отдалились от родни и слушаются лишь советов "серого мужика".

Последним предупреждением царствующей чете было выступление В. М. Пуришкевича на заседании Думы в ноябре 1916 года. "Надо, чтобы впредь недостаточно было рекомендации Распутина для назначения гнуснейших лиц на самые высокие посты, - говорил он. - Распутин в настоящее время опаснее, чем некогда был Лжедмитрий... Господа министры! Если вы истинные патриоты, ступайте туда, в царскую Ставку, бросьтесь к ногам царя и просите избавить Россию от Распутина и распутинцев, больших и малых"4 . Это заявление также осталось без ответа. Тогда некоторые монархисты стали обдумывать планы физического уничтожения Распутина. Одним из первых, кто выступил с идеей убийства Распутина5 , был богатый вельможа, родственник царя, 28-летний князь Ф. Ф. Юсупов, женатый на племяннице Николая II, княжне Ирине Александровне. В ноябре 1916 г. он завел разговор на эту тему с видным кадетом В. А. Маклаковым, намекнув ему, что Распутина можно было бы устранить при помощи наемных убийц. Маклаков заметил, что наемные убийцы - народ ненадёжный:

1 См. "Падение царского режима. Стенографические отчеты допросов и показаний, данных в 1917 г. в Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства". М. -Л. 1924 - 1927. Т. 2, стр. 39; т. 4, стр. 69, 363 - 372, 400 - 403.

2 Там же, т. 4, стр. 149 - 150.

3 Там же, т. 2, стр. 60 - 61.

4 "Государственная дума". Стенографический отчет. Т. II. Птрг. 1916. См. также М. Палеолог. Царская Россия накануне революции. М. -Л. 1923, стр. 147.

5 Убийство Распутина мыслилось как первый шаг к дворцовому перевороту. Среди монархистов вынашивался следующий план: двинуть ночью из Петрограда на Царское село четыре гвардейских полка, захватить царя и принудить его отречься от престола. После этого предполагалось заточить царицу в монастырь, царем объявить наследника Алексея, а регентом - великого князя Николая Николаевича. Примерно такие же "планы" имелись и у буржуазных либералов, с той только разницей, что регентом предполагалось сделать брата царя - великого князя Михаила Александровича.

стр. 211
в погоне за двойной оплатой они сначала положат в карман ваш задаток, а потом немедленно донесут о заговоре в охранку в надежде на более высокое вознаграждение6 .

Вначале Юсупов боялся лично взяться за это рискованное предприятие. Однако после того, как он услышал речь Пуришкевича в Думе, колебания кончились. На другой же день Юсупов встретился с Пуришкевичем и сказал ему, что уже некоторое время он ездит к Распутину, всячески льстит ему, добиваясь его полного доверия, с тем, чтобы легче заманить в ловушку и прикончить. Пуришкевич с радостью ухватился за эту мысль. К заговору был привлечен двоюродный брат Николая II, великий князь Дмитрий Павлович, смелый и решительный поручик- фронтовик Сухотин, а также врач - поляк Станислав Лазоверт. Сообща они наметили день убийства. В заговор были посвящены жена Ф. Юсупова Ирина и ее брат Федор. По словам одного из лидеров Думы, В. В. Шульгина, Пуришкевич в начале декабря сказал ему по секрету:

"- Запомните: 16 декабря...

- Зачем?

- Я вам скажу... Вам можно... Шестнадцатого мы его убьем...

- Кого?

- Гришку!"7 .

И действительно, в ночь на 17 декабря Распутин был убит во дворце Юсупова.

Как же это произошло?

Ответить на этот вопрос не так-то легко.

Дело в том, что в то время о Распутине категорически запрещалось что-либо писать. После убийства об этом событии не было напечатано ни строчки. Дознание по этому делу самым секретным образом производили генерал для поручений при министерстве внутренних дел П. К. Попов и начальник петроградской охранки генерал К. И. Глобачев под общим руководством министра внутренних дел А. Д. Протопопова. Розыски Распутина, а позднее его похороны, допросы свидетелей происходили также под покровом глубокой тайны. Даже председатель совета министров Трепов в первые дни не был поставлен в известность о ходе дела. В результате вокруг событий, всколыхнувших тогда весь монархический и буржуазный лагерь, возникло множество кривотолков и преувеличенных слухов. Этому способствовало и то, что отчет о расследовании обстоятельств убийства никогда не публиковался. Он был передан царю, и тот похоронил его в делах своей личной канцелярии8 . Поэтому убийство в юсуповском дворце получило освещение главным образом в многочисленных мемуарах и записках современников, причем с большими разночтениями как в деталях, так и в оценках этого события. Путаницу внесло и то, что вначале, боясь ответственности, Юсупов (в письме к царице) и великий князь Дмитрий (в письме к царю и в разговоре с отцом) полностью отрицали свое участие в деле. Юсупов клялся даже, что в тот вечер Распутина вообще не было в его дворце9 . Лишь много лет спустя стали известны так называемые "Дневники Пуришкевича", а в 1927 г. за границей вышли крайне тенденциозные записки Ф. Ф. Юсупова "Конец Распутина", в которых автор публично признался в убийстве Распутина.

6 Любопытен в связи с этим факт, что тотчас же после убийства Распутина Пуришкевич послал Маклакову, бывшему в это время в Москве, лаконичную телеграмму: "Все кончено" (см. Ф. Ф. Юсупов. Конец Распутина. Воспоминания. Париж. 1927, стр. 123, 128; "Падение царского режима". Т. 4, стр. 106).

7 В. В. Шульгин. Дни. В сборнике "Февральская революция в описаниях белогвардейцев". М. -Л. 1926, стр. 66.

8 См. "Падение царского режима". Т. 4, стр. 107 - 108. Возможно, что этот материал вообще уничтожен. А. А. Вырубова, например, указывала, что царица в ее присутствии сжигала в марте 1917 г. письма, дневники и другие документы, особенно те, которые касались ее лично (см. А. Вырубова-Танеева. Царская семья во время революции. Сборник "Февральская революция в описаниях белогвардейцев", стр. 394). То же самое делал и царь (см. его дневник, записки 10, 11 и 23 марта 1917 г. "Красный архив", 1927, N1 (20), стр. 138, 141).

9 См. письмо Юсупова к царице. "Красный архив", 1923, N4. Там же помещено и другое его письмо - к матери, в котором он признавался в убийстве Распутина. Следует отметить, что сами участники событий, боясь царского гнева, сдержанно говорили о подробностях убийства.

стр. 212
Несмотря на различия в описаниях убийства "старца", у всех авторов сохраняется не только общая канва, но и совпадают многие детали. Сопоставляя и сличая их, можно с достаточной долей истины воссоздать картину убийства.

Совершить его было не просто. По указанию царицы охраной Распутина ведали департамент полиции и столичное охранное отделение. Непосредственно сопровождал и охранял Распутина во время попоек мошенник и авантюрист И. Ф. Манасевич-Мануйлов (получавший за это от полиции полторы тысячи рублей в месяц), а также специально выделенные начальником петроградской охранки генералом К. И. Глобачевым 24 агента, дежурившие посменно у дома Распутина или там, где он находился10 .

Как уже говорилось, Юсупов зачастил к Распутину, чтобы войти к нему в доверие. Зная непомерную страсть "старца" к знакомствам с молодыми богатыми женщинами, Юсупов и Пуришкевич решили использовать эту его слабость. 15 декабря, будучи в гостях у Распутина, Юсупов сказал ему: "Моя жена только что приехала из Крыма. Она очень хочет с тобой познакомиться и поговорить в совершенно интимной обстановке. Приходи завтра к нам выпить чаю. Жена просила только, чтобы ты пришел попозже, ну, так не раньше половины двенадцатого ночи. У нас будет обедать теща, и она, наверное, до этого времени еще не уйдет". Распутин тотчас же согласился. Видимо, ему хотелось обрести еще одну поклонницу в лице красивой княгини Ирины, обладавшей к тому же немалым состоянием. Пообещав заехать за ним на другой день вечером, Юсупов ушел. Распутин не знал еще, что княгини Ирины в это время не было в Петрограде.

На другой день Вырубова посетила Распутина, и он сказал ей, что сегодня поедет к Юсуповым. На вопрос, почему так поздно, Распутин ответил: "Феликс (Юсупов. - М. С.) не хочет, чтобы об этом узнали ее родители". Вернувшись во дворец, Вырубова рассказала об этом царице. Та тоже удивилась, что визит назначен на столь позднее время, но обе они не придали этому значения.

Около 11 часов вечера 16 декабря Юсупов и Лазоверт остановили автомобиль у дома N68 на Гороховой улице, где жил Распутин. Дверь ему открыл сам хозяин. Желая показать радость встречи, Юсупов даже обнял и поцеловал "старца".

- Ну и мастак же ты целоваться. Уж не иудин ли этот поцелуй? - полушутливо, полусерьезно проговорил Распутин.

Надевая шубу, бобровую шапку и высокие фетровые калоши, Распутин сказал:

- Знаешь, тут ко мне нынче Протопопов заезжал... Говорит: убить меня хотят... А ну их всех, руки у них коротки. Поехали...

Во дворце Юсупова, на Мойке N91, на верхнем этаже, собрались к этому времени великий князь Дмитрий, Пуришкевич и поручик Сухотин. Все они для храбрости изрядно выпили. План, разработанный заговорщиками, был прост: отравить Распутина большой дозой цианистого калия, а затем отвезти труп к Малой Невке и бросить его под лед. Задача состояла в том, чтобы сделать все тихо, не привлекая внимания.

Примерно около полуночи Юсупов и Распутин вышли из автомобиля у юсуповского дворца. Они не знали, что агент охранки Тихомиров, дежуривший в эту ночь у дома Распутина, тоже незаметно перебрался ко дворцу Юсупова. Он не посмел войти во дворец и остался дежурить на улице.

Юсупов ввел своего гостя в одну из комнат нижнего полуподвального этажа, имевшую выход во двор. В комнатах верхнего этажа был свет, и оттуда доносились звуки музыки.

- Видишь, моя теща и несколько наших знакомых еще не ушли, - сказал Юсупов. - Но они уже, наверное, собираются домой. Как только они уйдут, моя жена сразу же спустится сюда. Давай сядем.

Они уселись по разные стороны круглого стола в удобные, глубокие кресла и повели разговор о колдовстве и спиритизме. Это была излюбленная тема Распутина. В предвкушении встречи с княгиней он был весел и разговорчив. Чтобы произвести на молодую женщину впечатление, Распутин надел свой лучший костюм: черные бархатные штаны, заправленные в блестящие, со скрипом сапоги, белую с голубой вышивкой шелковую рубашку и подаренный царицей пояс в виде шнура с большими кистями. На круглом столе, за которым они сидели, заранее были поставлены две тарелки

10 См. "Падение царского режима". Т. I, стр. 7, 23, 259; т. 2, стр. 72.

стр. 213
с пирожными и несколько бутылок фруктового напитка. В пирожные, лежавшие на тарелке перед Распутиным, были положены изрядные порции цианистого калия. В каждом из трех стаканов, поставленных около этих пирожных, было растворено в капельках воды по 3 центиграмма этого же яда. В своих воспоминаниях Юсупов пишет: "Я стал угощать Распутина чаем, но, растерявшись, придвинул ему пирожные без яда. Потом исправил ошибку. Сначала он отказался, говоря, что они сладкие больно. Затем все же взял и съел одно и второе пирожное. Я не отрываясь смотрел, как он ел эти пирожные, и ждал, что вот-вот он свалится. Но Распутин сидел как ни в чем не бывало и продолжал разговор. Я налил крымского вина и опять так волновался, что наполнил рюмку без яда. Налил и себе. Мы выпили.

- Теперь давай мадеры, - попросил Распутин. Я взял другую рюмку, но гость запротестовал.

:- Наливай в эту...

- Да ведь нельзя, Григорий Ефимович. Невкусно будет все вместе - красное и мадера.

- Ничего, говорю, лей сюда.

. Пришлось уступить. Однако потом я, как бы нечаянно, столкнул опорожненную Распутиным рюмку со стола, и она разбилась. Теперь уже я налил вино в другую рюмку с ядом. Он выпил ее с особенным смаком, как знаток вина и... по-прежнему оставался бодрым и невредимым"11 .

Беседа продолжалась. Когда пробило час ночи, он не без раздражения сказал:

- Что же это жена твоя не идет? Я, знаешь, не привык к этому. Даже императрица не заставляет меня ждать...

Юсупов сделал вид, что смущен и пробормотал:

- Если ее не будет через несколько минут, я схожу за нею. Распутин начал ходить по комнате, а затем попросил:

- Налей-ка мне еще мадеры.

Как бы машинально Юсупов наполнил не ту рюмку, которую только что опорожнил Распутин, а другую, содержащую яд. "Старец" выпил ее. Осторожно наблюдая за ним, Юсупов ждал, что его жертва вот-вот свалится. Но Распутин ходил по комнате как ни в чем не бывало.

Юсуповым начинал овладевать страх. Что же это за человек? Может, и в самом деле святой? Проглотил несколько доз яда, каждая из которых смертельна, и хоть бы что...

Под предлогом того, что ему надо сходить за женой, Юсупов быстро вышел и поднялся наверх, к своим сообщникам. Выслушав Юсупова, Пуришкевич заявил:

- Его надо прикончить, иначе негодяй уйдет от нас. Раз он уже наполовину отравлен, мы все равно будем нести ответственность, а пользы от этой затеи никакой не получится.

- Но как прикончить? - растерянно спросил Юсупов.

- Пристрелить! - сказал князь Дмитрий. - Вот вам мой револьвер. Держа револьвер за спиной, Юсупов спустился вниз.

- Моя жена сейчас будет здесь. Ее гости только что ушли.

Но Распутин плохо слушал его и метался по комнате. Как видно, яд все-таки подействовала. Однако Юсупов не решался сразу стрелять: а что, если он промахнется? Изнеженный и тщедушный князек (недаром Распутин в кругу близких презрительно называл его "Феликс маленький") боялся, что в случае промаха сильный и крепкий противник сможет убить его одним ударом своего могучего кулака. Но и бездействовать дальше тоже было опасно. Каждую секунду Распутин мог наконец догадаться, что попал в ловушку.

Овладев собой, Юсупов пригласил Распутина в соседнюю комнату, чтобы показать ему скульптуру распятия Христа итальянской работы. И когда Распутин склонился над распятием, Юсупов, став слева, в упор выстрелил ему в бок. Издав крик, Распутин грузно свалился на пол. Юсупов и прибежавшие сверху его сообщники тщательно осмотрели труп и не нашли никаких признаков жизни. Распутина переложили с ковра на каменный пол. Затем, заперев комнату, все поднялись наверх. Теперь на

11 Ф. Ф. Юсупов. Конец Распутина, стр. 150 - 152.

стр. 214
случай, если полицейские агенты все-таки проследили приезд "старца" в юсуповский дворец, предполагалось устроить фиктивный его отъезд. Для этого поручика Сухотина нарядили в шубу и шапку Распутина. Ему предстояло под видом Распутина уехать из дворца в сопровождении князя Дмитрия и Лазоверта в открытой машине Пуришкевича по направлению к Гороховой улице. Затем они должны были оставить машину Пуришкевича на вокзале, заехать на извозчике в дом к кн. Дмитрию и вернуться обратно уже в его закрытом автомобиле, с тем чтобы в нем незаметно увезти труп Распутина из юсуповского дворца. Так и сделали. На месте остались лишь Юсупов и Пуришкевич.

"Через некоторое время, - пишет Юсупов, - меня словно что-то ударило. Я спустился вниз, где находился Распутин. Он лежал там же, но тело было еще теплое. Я хотел было уже уходить. Но дрожание одного века Распутина меня привлекло. Я наклонился. И вдруг глаза Распутина раскрылись. Я застыл от ужаса. Резким движением он вскочил на ноги. Изо рта его шла пена, рев огласил комнату. Его пальцы впились в мое плечо, добирались до горла.

- Мерзавец! - прохрипел он. - Завтра ты будешь повешен...

Я хотел вырваться, но не мог. Началась борьба. Наконец я вырвался м его цепких рук, и он вновь повалился на пол, держа в руке мой оторванный погон. Я опрометью выбежал из комнаты, зовя Пуришкевича.

- Скорее, скорее револьвер! Стреляйте, он еще жив!"12 .

Перепуганный насмерть князь упал в обмороке на диван. Пуришкевич со злостью встряхнул обмершего князя и быстро сбежал вниз.

Но Распутина в комнате уже не было. У него хватило сил: добраться до двери во двор и открыть ее. Он пополз по снегу к воротам в надежде выбраться на улицу. В ярости Пуришкевич догнал его и выпустил две пули одну за другой в затылок и спину, а Юсупов нанес несколько ударов тяжелым бронзовым канделябром. Пуришкевич выстрелил еще два раза. Бросив канделябр, Юсупов в бешенстве начал избивать поверженного врага резиновой палкой.

Наконец, уже в половине третьего утра, со "старцем" было покончено. Но вышло все далеко не так, как намечалось. Выстрелы были услышаны на улице, и вскоре во дворец явился городовой И. Власюк. Его провели в кабинет Юсупова, где Пуришкевич сгоряча заявил ему:

- Я член Государственной думы Пуришкевич. Мы только что убили собаку Распутина. Но ты должен молчать об этом.

Городового удалось кое-как выпроводить. Но выстрелы ночью, во дворе, в предвидении будущих расспросов надо было как-то объяснить. И тут наскоро был найден выход: слуга князя застрелил в сарае дворовую собаку, и ее труп протащили по тому же месту, по которому полз Распутин. Потом в письме к царице Юсупов так и писал, что у него в доме была вечеринка, и все перепились. Когда собрались уходить, то кто-то из гостей спьяну убил во дворе собаку, а Распутина он в этот вечер и в глаза не видел13 .

Когда в закрытой машине вернулись князь Дмитрий, Лазоверт и Сухотин, тело Распутина завернули в сукно, перевязали веревками и с трудом втиснули в машину. Туда же положили его шубу, шапку, калоши, чтобы во дворце не осталось никаких вещественных улик. В машину поспешно сели князь Дмитрий, Сухотин, Лазоверт и Пуришкевич. На большой скорости автомобиль помчался к Крестовскому острову. Там у Елагина моста через Малую Невку поручик Сухотин еще накануне выбрал подходящее место, с широкими полыньями во льду. Заговорщики втащили труп на мост и сбросили его в прорубь. Туда же бросили шубу, шапку и калоши. Однако в темноте и крайней спешке они не заметили, что одна калоша упала на лед. Именно по ней полиции и удалось на третий день установить место, где труп был сброшен в воду Малой Невки, и выловить его. Между прочим, после судебной экспертизы, проводившейся под руководством проф. Д. П. Косоротова, было установлено, что под водой Распутин еще некоторое время продолжал жить.

12 Там же, стр. 163 - 165.

13 Слова о собаке приобрели впоследствии курьезный смысл: говоря, что во дворце Юсупова "убили собаку", люди подразумевали под "собакой" Распутина.

стр. 215
Между тем у дворца Юсупова началась суета. Охранник Тихомиров и городовой Власюк слышали выстрелы во дворе, видели и автомобиль, отъехавший от дворца Юсупова. Когда же Пуришкевич сказал городовому, что убит Распутин, тот тотчас же бросился к полицейскому приставу. Явившийся пристав попробовал войти в дом Юсупова, но дворецкий безапелляционно заявил:

- То, что произошло здесь, вас не касается. Уходите...

Пристав тотчас же сообщил по телефону о случившемся полицмейстеру Казанской части генералу Г. Н. Григорьеву. Весть об исчезновении Распутина сразу подняла на ноги самое высокое начальство - градоначальника генерала А. П. Балка, командующего корпусом жандармов генерала Д. Н. Татищева, начальника охранки генерала К. И. Глобачева, директора департамента полиции А. Т. Васильева.

Уже днем 17 декабря генерал Григорьев допросил Юсупова, который и изложил ему версию с убитой собакой.

- Но как же тогда понять слова Пуришкевича, сказанные им городовому, об убийстве Распутина? - спросил Григорьев.

Юсупов изобразил на лице крайнюю степень изумления.

- Это прямо невероятная история, - сказал он. - И как глупо, что из-за этого городового, не понявшего того, что ему было сказано, может теперь выйти большая неприятность. Дело в том, что Пуришкевич был сильно навеселе и, говоря городовому об убитой собаке, сравнивал ее с Распутиным, выражая сожаление, что убита собака, а не "старец". Городовой явно не понял Пуришкевича. Только таким образом я могу объяснить это досадное недоразумение. Я надеюсь, что все вскоре выяснится, и если правда, что Распутин исчез, то это не будут связывать с выстрелами на нашем дворе14 .

Однако полиция скоро опровергла эту версию и установила истину, тем более, что анализ крови, взятой с ковра, показал, что она принадлежит человеку.

Как узнали об убийстве Распутина в Царскосельском дворце и какое произвело это впечатление? Вот один документ. "Утром 17 декабря, - записала А. А. Вырубова, - ко мне позвонила одна из дочерей Распутина. Она сообщила мне с некоторым беспокойством, что отец их не вернулся домой, уехав поздно вечером с Феликсом Юсуповым... Приехав во дворец, я рассказала об этом государыне. Выслушав меня, она выразила свое недоумение. Через час или два позвонили во дворец от министра внутренних дел Протопопова, который сообщал, что ночью полицейский, стоявший на посту около дома Юсупова, услышал выстрел в доме, позвонил. К нему выбежал пьяный Пуришкевич и заявил, что Распутин убит. Тот же полицейский видел военный мотор (то есть автомобиль. - М. С.) без огней, который отъехал от дома вскоре после выстрелов... Мы сидели вместе с императрицей, очень расстроенные, ожидая дальнейших известий. Сперва звонил великий князь Дмитрий Павлович, прося позволения приехать к чаю в 5 часов. Императрица, бледная и задумчивая, отказала ему. Затем звонил Феликс Юсупов и просил позволения приехать с объяснениями то к государыне, то ко мне; звал меня несколько раз по телефону, но государыня не позволила мне подойти, а ему приказала передать, что объяснение он может прислать ей письменно. Вечером принесли государыне знаменитое письмо от Феликса Юсупова, где он именем князей Юсуповых клянется, что Распутин в этот вечер у него не был. Распутина он действительно видал несколько раз, но не в этот вечер. Вчера у них была вечеринка, справляли новоселье и перепились, а уходя вел. кн. Дмитрий Павлович убил во дворе собаку"15 .

Другой документ: наскоро сделанная приписка карандашом в письме царицы Николаю II от 17 декабря: "Мы сидим все вместе - ты можешь представить себе наши чувства, мысли - наш Друг исчез. Вчера А. (Вырубова. - М. С.) видела Его, и Он ей сказал, что Феликс просил Его приехать к нему ночью, что за Ним заедет автомобиль, чтоб Он мог повидать Ирину. Автомобиль заехал за Ним (военный автомобиль), с двумя штатскими, и Он уехал. Сегодня ночью огромный скандал в Юсуповском доме - большое собрание, Дмитрий, Пуришкевич и т. д. - все пьяные. Полиция слышала выстрелы. Пуришкевич выбежал, крича полиции, что наш Друг убит... Феликс утверждает, будто он не являлся в дом и никогда не звал Его. Это, по-види-

14 Ф. Ф. Юсупов. Конец Распутина, стр. 178 - 179.

15 А. Вырубова-Танеева. Царская семья во время революции, стр. 383 - 384.

стр. 216
мому, была западня. Я все еще полагаюсь на божье милосердие, что Его только увезли куда-то... Я не могу и не хочу верить, что Его убили"16 .

17 и 18 декабря царица послала несколько телеграмм Николаю II в Ставку (в Могилев), прося его немедленно приехать. К вечеру 19 декабря Николай II был уже в Царском селе. Еще до его приезда царица, превышая свои права, распорядилась посадить под домашний арест великого князя Дмитрия и Ф. Юсупова. Что касается Пуришкевича, то он уже 18 декабря утром уехал на фронт. Арестовать его не посмели, так как за ним стояла не только Дума, но и весь черносотенно- монархический лагерь. По приказу царицы военная полиция лишь организовала за ним слежку.

Несмотря на давление царицы, Николай II не рискнул судить аристократических убийц. Их поступок вызвал всеобщее одобрение. Великие князья и княгини даже обратились к царю с коллективным письмом, где выражали просьбу не привлекать к ответственности великого князя Дмитрия. И, хотя на этом письме Николай II наложил резолюцию "Никому не дано право убивать", все же на решительные меры он не отважился. Ограничились только тем, что князя Дмитрия отправили на Кавказский фронт, а Юсупова под конвоем выслали в его имение в Курскую губернию.

После того как 19 декабря тело Распутина было найдено, его поместили в Чесменскую богадельню, расположенную в 5 км от Петрограда по дороге в Царское село. При вскрытии на теле убитого было обнаружено несколько огнестрельных ран и одна большая рваная рана в левом боку. Для прощания к нему не допустили ни жены, ни дочерей, ни знатных поклонниц. По городу был пущен слух, что тело Распутина уже отправлено на его родину, в сибирское село Покровское, для похорон. На самом деле во избежание возможных в дороге осложнений Распутин был 21 декабря временно похоронен, при соблюдении строжайшей тайны, в Царскосельском парке. Лишь весной его останки предполагалось переправить в село Покровское. На похоронах присутствовал крайне ограниченный круг лиц: царь, царица, их дочери, Вырубова, Протопопов, придворные чины - полковник Ломан, Мальцев и отпевавший покойника придворный протоиерей Васильев.

Убийство Распутина не изменило и не могло ничего изменить в политической жизни России. Не сам Распутин, а распутинщина, как неизлечимая, застарелая болезнь, разъедала прогнивший насквозь самодержавный строй. Это понимал даже такой убежденный монархист, как В. В. Шульгин. Он говорил Пуришкевичу, когда тот открыл ему план убийства: "Убьете его - ничего не изменится... Будет все по- старому... Убив его, вы ничему не поможете... Поздно!"17 .

И действительно, было уже поздно. Ни тайные убийства, ей дворцовые перевороты не могли спасти монархию в России. Не прошло после этого события и трех месяцев, как Февральская революция смела самодержавие.

16 "Переписка Николая и Александры Романовых". Т. 5. М. 1927, стр. 203 - 204.

17 В. В. Шульгин. Указ. соч., стр. 66.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2018. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций