ЦИФРОВАЯ БИБЛИОТЕКА УКРАИНЫ | ELIB.ORG.UA


Новинка! Ukrainian flag (little) LIBRARY.UA - новая Украинская цифровая библиотека!

СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


ВАЖНЫЙ ЭТАП ЛЕНИНСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ МИРА

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 18 ноября 2016
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Администратор
АвторРУБРИКА:




Член-корреспондент АН СССР В. Г. ТРУХАНОВСКИЙ

(НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СССР В 20 - 30-Е ГОДЫ)

История внешней политики Советского Союза в 20 - 30-е годы является уже на протяжении примерно трех десятилетий предметом пристального внимания советских исследователей. За это время появилось много книг различного характера и научного уровня: монографические исследования отдельных проблем и периодов советской внешней политики, капитальные документальные публикации, обобщающие издания, мемуары и, наконец, научно-популярные работы. Если к этому прибавить и научные статьи, то перечень получится огромный. Учитывая это, вряд ли имело бы смысл заниматься рассмотрением истории советской внешней политики, хотя бы и в отдельных ее аспектах, за полтора десятка лет в одной журнальной статье. И все же автор предпринял такую попытку. Побудили его к этому следующие причины.

Полувековой юбилей Великой Октябрьской социалистической революции и столетие со дня рождения великого революционера и мыслителя, создателя Советского государства и Коммунистической партии Советского Союза В. И. Ленина отмечаются в условиях острейшей классовой идеологической борьбы между социализмом и капитализмом. Следствием этого явилось то, что искаженное, далекое от действительности истолкование буржуазными историками истории Советской страны и, прежде всего ее внешней политики достигло размаха, невиданного до сих пор. Дело не только в огромном количестве таких книг. Идеологические диверсии против советской истории стали более продуманными, изощренными. Наши идейные противники зачастую уже отказываются от грубого вымысла и вульгарного примитива в борьбе с советской историографией.

История внешней политики СССР подвергается систематическим искажениям со стороны буржуазных авторов. В своих работах они прилагают большие усилия для того, чтобы обосновать ряд научно несостоятельных тезисов. Они "доказывают", что существует принципиальная разница между внешней политикой Советского правительства в годы, когда его возглавлял В. И. Ленин, и в последующий период, в конце 20 - 30-х годов. Они стараются подвести читателя к мысли, что СССР после смерти В. И. Ленина отказался от основных ленинских принципов внешней политики социалистического государства: принципа пролетарского интернационализма и принципа мирного сосуществования государств с различными социально-экономическими системами. Интернационалистской внешней политике В. И. Ленина (профессор Оксфордского университета в Англии И. Дейтчер пишет о "приверженности Ленина делу мировой революции") противопоставляется якобы "националистическая" политика СССР в последующие

стр. 9
полтора десятилетия1 . Буржуазные историки изобретают тезис о некоем "советском изоляционизме". Кеннан утверждает, что во второй половине 20-х годов Советский Союз "прекратил усилия по ведению активной внешней политики... Пять лет, последовавшие за 1927 годом, по существу, могут быть названы периодом изоляционизма в советской внешней политике, периодом ухода от внешнеполитических дел"2 . Изоляционизм - значит ни интернационализма, ни сосуществования. В отношении последнего Кеннан замечает, что Советский Союз "очень мало ценил политические отношения с Западом"3 . Ленинское положение о возможности победы социализма в одной, отдельно взятой стране рассматривается во внешнеполитическом плане как изоляционистское и, следовательно, исключающее осуществление ленинских принципов социалистической внешней политики. Дейтчер замечает, что два десятилетия советской истории прошли под лозунгом борьбы за построение социализма в одной стране, "который представляет собой не что иное, как доктрину изоляционизма, выраженную в большевистской идиоме"4 . Советский Союз фактам вопреки упрекают в том, что якобы в 20 - 30-х годах его внешняя политика была направлена на то, чтобы "избежать опасного вовлечения в классовую борьбу за рубежом и столкновения между революцией и контрреволюцией за границей"5 . Это - прямое обвинение Советского государства и его народов в том, что они будто бы заняли позицию нейтралитета в классовой борьбе на международной арене и, следовательно, предали забвению свой интернациональный долг.

Склонность буржуазных авторов персонифицировать советскую внешнюю политику (некоторые из них, вроде Эриха Кордта из Западной Германии, периодизируют ее даже по руководителям советского внешнеполитического ведомства6 ) понятна и объяснима. Ее истоком является субъективизм как теоретическая основа внешнеполитической деятельности буржуазных министров и как методологическая платформа историков, анализирующих эту деятельность. Не удивительно, что историография, сознательно старающаяся уйти от классового анализа политики, в таких случаях связывает окончание одной эры с уходом с политической арены одного политика и видит наступление новой эпохи в связи с приходом другого. Этот характерный для буржуазной историографии подход, применяемый при анализе капиталистической внешней политики, распространяется по привычке и по недостаточному знанию существа социалистического строя также и на социалистическую внешнюю политику.

Если бы положение было таким, как утверждают Кеннан, Дейтчер и их многочисленные единомышленники, то это означало бы, что Коммунистическая партия Советского Союза и Советское правительство проводили на протяжении 15 лет, предшествовавших второй мировой войне, не ленинскую, а некую иную внешнюю политику, что в это время они пренебрегли ленинскими внешнеполитическими принципами. С этим не может согласиться не только ни один советский историк, но и ни один объективный исследователь из числа историков-немарксистов.

После того как не стало В. И. Ленина, остались, живут и развиваются его идеи, созданная им Коммунистическая партия воплощает эти идеи в жизнь, осуществляет ленинские принципы внешней политики.

1 I. Deutscher. The Great Contest. Russia and the West. L. 1960, p. 45.

2 G. Kennan. Russia and the West under Lenin and Stalin. Boston. 1961, p. 279. См. также I. Deutscher. Op. cit., p. 45.

3 G. Kennan. Op. cit., p. 282.

4 I. Deutscher. Op. cit., p. 45.

5 Ibid.

6 "Vierteljahreshefte fur Zeitgeschichte". April 1968, Stuttgart, S. 165.

стр. 10
А посему не было и не могло быть благодаря самой природе Коммунистической партии, являющейся вот уже на протяжении более полувека руководящей силой советского общества, и классовому характеру существующего в СССР общественного строя, изменения принципов и целей советской внешней политики, хотя и менялись люди, стоявшие во главе Советского правительства. Разумеется, ни один серьезный исследователь не станет утверждать, что личность того или иного деятеля 'не накладывала отпечаток на соответствующие внешнеполитические акции Советского правительства, однако это воздействие никогда не затрагивало принципов внешней политики. Буржуазным историкам трудно понять, что если Советское правительство меняло время от времени тактику в области внешней политики, то это объяснялось, прежде всего, и пожалуй, исключительно изменением объективных условий, в которых осуществлялась эта политика, - ростом экономической и политической мощи СССР, изменениями в действии противоречий, обусловливающих развитие международных отношений, положением противников Советского государства и т. п. Беспредметны рассуждения о принципиальном отличии внешней политики Советского Союза в конце 20 - 30-х годах от ее ленинского этапа, если последний трактовать крайне ограничительно, имея в виду лишь годы, когда В. И. Ленин непосредственно руководил Советским правительством. Это становится очевидным, если принять во внимание бесспорные факты. Факты настолько весомы, что зачастую их вынуждены признавать и наши идейные противники. Подобные признания мы приводим ниже в ряде соответствующих мест. Рассмотрим эти факты применительно к основным периодам развития внешней политики Советского государства в 1924 - 1939 годах.

Борьба СССР за нормализацию и развитие отношений с капиталистическими странами. 1924 - 1932 годы

В. И. Ленин исходил из необходимости для советской внешней политики научного подхода к проблемам международных отношений. Нарком иностранных дел СССР в 20-х годах Г. В. Чичерин писал, что внешняя политика Советского Союза "действует при помощи марксистского анализа исторического процесса и ищет, поэтому основных, глубочайших течений в ходе развития политических и экономических отношений современности. За конкретными отношениями сегодняшнего дня она старается постигнуть основные двигательные силы современных событий, чтобы приноровить свою деятельность к их поступательному движению"7 . Это означает, что во внешней политике недопустимы прагматизм и субъективизм, что необходим глубокий, точный, строго научный анализ международной обстановки и внутреннего положения СССР для выработки этой политики. Коммунистическая партия и Советское правительство при формулировании и практическом осуществлении внешней политики исходили из ленинского определения характера эпохи, открытой Великой Октябрьской социалистической революцией, как эпохи уничтожения капитализма и установления социализма и коммунизма. В. И. Ленин сформулировал главное противоречие эпохи - противоречие между умирающим капитализмом и растущим социализмом. Он показал, что с момента появления первого в мире социалистического государства борьба двух противоположных общественных систем стала главным процессом в мировой истории. По В. И. Ленину, период перехода от капитализма к социализму "не может не быть периодом борьбы между умирающим капитализмом и рождающимся ком-

7 Г. В. Чичерин. Статьи и речи по вопросам международной политики. М. 1961, стр. 238.

стр. 11
мунизмом"8 . Параллельно с этим противоречием действует и другое противоречие, противопоставляющее одних империалистов другим9 . Какова была генеральная линия политики СССР - внутренней и внешней - в этих условиях в рассматриваемый период?

К 1924 г. закончился послевоенный революционный подъем и стало ясно, что в ближайшем будущем ожидать победы социалистической революции в странах Европы не приходится. В. И. Ленин предвидел возможность подобного временного замедления развития революционного процесса и совершенно определенно ответил на вопрос, что же должна делать Коммунистическая партия в условиях, когда Советский Союз некоторое, трудноопределимое время будет единственной страной диктатуры пролетариата. Этот ответ был: строить социалистическое общество. В 1922 г. В. И. Ленин, отметив, что в СССР государство владеет всеми крупными средствами производства, что власть в стране находится в руках пролетариата, что существует союз пролетариата с крестьянством, причем руководящая роль принадлежит пролетариату, спрашивал: "Разве это не все необходимое для построения полного социалистического общества?" И отвечал: "Это еще не построение социалистического общества, но это все необходимое и достаточное для этого построения"10 . В. И. Ленин не только доказал, что построение социализма в СССР возможно, что оно необходимо, иначе незачем было брать власть в октябре 1917 г., но и что строить социалистическое общество нужно со всей возможной максимальной быстротой, пока продолжается передышка, завоеванная ценой огромных усилий и жертв в ходе гражданской войны и интервенции, и пока буржуазный мир не предпринял нового военного похода против еще слабой Советской России. В. И. Ленин предупреждал, и история подтвердила правильность предупреждения, что передышка не может быть длительной. "Мы живем, - писал он, - не только в государстве, но и в системе государств, и существование Советской республики рядом с империалистическими государствами продолжительное время немыслимо. В конце концов, либо одно, либо другое победит"11 .

После смерти В. И. Ленина различные оппозиционные группировки неоднократно атаковали положение о возможности построения социализма в СССР. Они утверждали, что эта задача невыполнима, если в самое ближайшее время социалистическая революция не победит в ряде стран Запада. Поскольку, однако, революция там задерживалась, то не следовало и браться за социалистическое строительство в СССР - дескать, это явно безнадежное дело. Логическим выводом из этого следовало, что Советский Союз должен вернуться на путь, ведущий к буржуазной демократии, к реставрации капитализма в Советской стране. Партия разгромила оппозицию и взяла курс на построение в СССР социалистического общества. XIV конференция РКП (б) в 1925 г. заявила, что партия "должна прилагать все усилия к тому, чтобы строить социалистическое общество в уверенности, что это строительство может быть и наверняка будет победоносным, если удастся отстоять страну от всяких попыток реставрации. Другими словами, правильной политикой как в отношении к крестьянству внутри страны, так и в области международных отношений, РКП должна преодолеть все затруднения, вытекающие из замедления темпа мировой революции"12 .

Проведение партией ленинской линии в вопросе о возможности построения социализма в СССР имело огромное историческое значение

8 В. И. Ленин. ПСС. Т. 39, стр. 271.

9 В. И. Ленин. ПСС. Т. 36, стр. 332.

10 В. И. Ленин. ПСС. Т. 45, стр. 370.

11 В. И. Ленин. ПСС. Т. 38, стр. 139.

12 "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК". Изд. 7-е. Ч. II, стр. 170.

стр. 12
для судеб нашей страны, для судеб мирового социализма. Что касается внешней политики Советского государства, то победа этой линии означала, что внешняя политика будет социалистической политикой, такой, как ее определил В. И. Ленин, равно как победа маловеров и капитулянтов из рядов оппозиции означала бы, что эта политика, в конце концов, неизбежно переродилась бы в заурядную буржуазную внешнюю политику.

Приведенное выше решение XIV конференции РКП (б) говорило, что социализм в СССР удастся построить только при условии, если и внутренняя и внешняя политика будет правильной. Это свидетельствовало об огромной роли, отводимой партией внешней политике в социалистическом строительстве, о теснейшей, неразрывной связи между внутренней и внешней политикой, их единстве. Именно так рассматривал данный вопрос и В. И. Ленин. "Самые глубокие корни и внутренней, и внешней политики нашего государства, - отмечал он, - определяются экономическими интересами, экономическим положением господствующих классов нашего государства. Эти положения... являются основой всего миросозерцания марксистов"13 . "Нет более ошибочной и более вредной идеи, - подчеркивал В. И. Ленин, - чем отрывание внешней от внутренней политики"14 .

В борьбе за социализм народы СССР проявили величайшую самоотверженность и героизм, равные их подвигу в период Октябрьской революции, гражданской войны и интервенции. В сочетании с правильным руководством партии это обеспечило победу, и победу быструю, если иметь в виду исторические сроки развития государств. Именно быстрая победа на фронте социалистического строительства в СССР и нужна была нашей стране, мировому коммунистическому движению. Хотя В. И. Ленин и указывал, что "мы отвоевали себе условия, при которых можем существовать рядом с капиталистическими державами"15 , он не уставал предупреждать: "Надо помнить, что от всякого нашествия мы всегда на волоске"16 . В тех условиях этот волосок мог оборваться неожиданно, в любую минуту.

1924 - 1925 годы уже принесли значительные успехи в борьбе за восстановление народного хозяйства. А решив основные задачи восстановительного периода, страна обратилась к задаче огромной важности: она вступила в борьбу за социалистическую индустриализацию. Прошло два года, и благодаря упорному труду народа налицо были первые результаты индустриализации. Успехи в борьбе за социализм вызывали у советского народа огромное воодушевление и творческий подъем, которые, в свою очередь, явились важным фактором успешного движения СССР по пути социализма. В конце 1927 г. промышленность и сельское хозяйство Советского Союза уже превысили по выпуску валовой продукции довоенный уровень. Создалась возможность для партии на XV съезде в декабре 1927 г. ориентировать страну на всемерное развертывание коллективизации сельского хозяйства. Это была труднейшая задача, от успешного решения которой зависели судьбы социализма в СССР, и не только в СССР. В. И. Ленин в 1921 г. писал: "10 - 20 лет правильных соотношений с крестьянством и обеспеченная победа в всемирном масштабе"17 . Речь шла о том, что СССР, построив у себя социализм, превратится в базу мировой социалистической революции, и это решит спор между социализмом и капитализмом в мировом масштабе в пользу социализма. Неправильные же отношения с крестьянством, то есть задержка с переводом его на рельсы коллективизации,

13 В. И. Ленин. ПСС. Т. 36, стр. 327.

14 В. И. Ленин. ПСС. Т. 32, стр. 335.

15 В. И. Ленин. ПСС. Т. 42, стр. 22.

16 В. И. Ленин. ПСС. Т. 44, стр. 296.

17 В. И. Ленин. ПСС. Т. 43, стр. 383.

стр. 13
в тех условиях создавали огромную опасность для дела социализма в СССР. Однако, не сломив сопротивления кулаков, нельзя было повернуть сельское хозяйство страны на путь социализма. Еще в марте 1919 г. на VIII съезде РКП (б) В. И. Ленин говорил: "Мы стояли, стоим, и будем стоять в прямой гражданской войне с кулаками. Это неизбежно"18 . Следует помнить и о втором крайне важном, на этот раз уже внешнеполитическом факторе, который должна была учитывать партия, развертывая в то время борьбу за социализм в советской деревне. Во второй половине 20-х годов резко активизировались попытки ведущих империалистических держав организовать новую вооруженную интервенцию против СССР. Главным врагом Советского Союза выступало консервативное правительство Англии. Уже XIV съезд партии отметил, что хотя "в области международных отношений налицо закрепление и расширение "передышки", превратившейся в целый период так называемого мирного сожительства СССР с капиталистическими государствами... противоречия между этими двумя лагерями не ослабевают, а возрастают"19 . Через два года XV съезд партии записал: "Обострились противоречия между странами буржуазного окружения и СССР... Под руководством консервативного лондонского кабинета реакционные элементы международной буржуазии начали подготавливать почву для вооруженного нападения на СССР"20 . Эта оценка основывалась на трезвом учете международной обстановки тех лет. Даже буржуазные международники, подобные упоминавшемуся выше Э. Кордту, признают, что попытки организовать новую интервенцию против СССР в то время имели место. "Деятели в Кремле опасались того, что в некоммунистическом мире готовится совместная военная акция против Советского Союза. Вследствие этого одним из значительных достижений внешней политики Советского государства при Чичерине нужно считать то, что... удалось помешать созданию единого фронта некоммунистических государств"21 .

Нет нужды доказывать, что "военная акция" этого "единого фронта некоммунистических государств" преследовала ту же цель, что и внутренние контрреволюционные силы в СССР, прежде всего кулачество. А это означало, что как от темпов индустриализации и коллективизации, так и от успехов внешней политики Советского правительства и партии в судьбах нашей страны зависело очень многое. XV съезд партии записал в своих решениях: "Учитывая возможность военного нападения со стороны капиталистических государств... необходимо при разработке пятилетнего плана уделить максимальное внимание быстрейшему развитию тех отраслей народного хозяйства вообще и промышленности в частности, на которые выпадает главная роль в деле обеспечения обороны и хозяйственной устойчивости страны в военное время"22 . Опыт истории, суровые годы Великой Отечественной войны показали всю мудрость этой линии партии и всю необходимость практических мер, предпринятых для ее осуществления.

Во внешнеполитической деятельности Советское государство в это время руководствовалось принципами, сформулированными основоположником социалистической внешней политики В. И. Лениным. В основе ее лежали пролетарский интернационализм и мирное сосуществование. Важнейшие документы КПСС говорят об этом совершенно определенно. Экстренный Пленум ЦК партии, состоявшийся 21 - 22 января 1924 г.,

18 В. И. Ленин. ПСС. Т. 38, стр. 145.

19 "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК". Ч. II, стр. 194.

20 Там же, стр. 435.

21 "Vierteljahreshefte fur Zeitgeschichte", April 1968, S. 168.

22 "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК". Ч. II, стр. 452.

стр. 14
заявил, что Советский Союз будет продолжать выполнять свой интернациональный долг, как он выполнял этот долг при жизни Ильича. "Против мирового союза помещиков и капиталистов, - говорилось в обращении Пленума к партии, ко всем трудящимся, - мы будем строить наш союз рабочих и крестьян, союз угнетенных наций"23 . Идея интернационализма пронизывает решения XIV партконференции. Документы конференции подчеркивают теснейшую, неразрывную связь между социалистическим строительством СССР и выполнением его интернациональных задач. Само это строительство представлялось как важная часть всемирной социально-освободительной борьбы трудящихся, их борьбы за социализм. Напомнив указание В. И. Ленина делать "максимум осуществимого в одной стране для развития, поддержки, пробуждения революции во всех странах", конференция заявила: "Есть все основания надеяться, что СССР и собственными силами, при наличии той поддержки со стороны международного пролетариата, которая доказана уже восьмилетним опытом, сможет и дальше успешно поднимать свое хозяйство, продолжая служить серьезнейшим фактором роста мировой революции". Перед партией и народом ставилась задача: "Работать над созданием социалистического хозяйства в СССР и в то же время всемерно поддерживать отряды пролетарской революции во всех странах"24 .

XIV съезд партии отметил, что "вырастает сближение пролетариата передовых стран с пролетариатом СССР под лозунгом, прежде всего, борьбы за мир. борьбы против новых империалистических войн и вооруженных нападений на СССР"25 . В этой формуле воплощены самым теснейшим образом интернационализм (сближение пролетариев различных стран) и мирное сосуществование, важнейшим элементом которого является лозунг мира. Именно так, в неразрывной связи и теснейшем взаимодействии партия всегда рассматривала и практически воплощала эти ленинские принципы советской внешней политики. Съезд поручил ЦК партии "укреплять всемерно союз пролетариата СССР, как базы мировой революции, с западноевропейским пролетариатом и угнетенными народами... вести политику мира, которая должна стоять в центре всей внешней политики правительства и определять все его основные выступления"26 .

XV съезд партии поручает Центральному Комитету вести внешнюю политику "а) на основе дальнейшего проведения неуклонной политики мира, которая есть не что иное, как политика борьбы с опасностью империалистических войн, и которая вместе с тем есть основное условие дальнейшего роста социализма в СССР; б) на основе всемерного укрепления братских связей рабочих СССР с рабочими западноевропейских государств и с трудящимися массами угнетенных стран; в) на основе дальнейшего систематического развития экономических связей с капиталистическими странами при обеспечении роста хозяйственной самостоятельности Советского Союза"27 . В этом же направлении ориентировал Советскую страну и XVI съезд партии в 1930 году. Съезд поручил ЦК и далее вести "твердую и решительную политику мира и укрепления братской связи и солидарности рабочих и трудящихся масс СССР с рабочими и трудящимися капиталистических стран и колоний" и обеспечить "дальнейшее развитие экономических отношений СССР с капиталистическим миром"28 . Такова была официальная позиция Коммунистической партии и Советского правительства в области внешней политики. Конкретные дипломатические акции СССР осуществлялись на

23 Там же. Ч. I, стр. 806.

24 Там же. Ч. II, стр. 165 - 166.

25 Там же, стр. 195.

26 Там же.

27 Там же, стр. 436.

28 Там же. Ч. III, стр. 12.

стр. 15
этой основе и с учетом складывавшейся обстановки, которая по мере возрастания успехов социалистического строительства становилась все более и более благоприятной для Советского Союза. В эти годы, да и в любое другое время, давала себя знать зависимость между внутренней и внешней политикой. Внешняя политика обеспечивала внешние благоприятные условия и возможности для социалистического строительства, а успехи этого строительства укрепляли позиции внешней политики, делали ее более эффективной и результативной.

Еще при В. И. Ленине началась настойчивая борьба Советского государства за признание его другими державами и установление с ними нормальных дипломатических отношений. Эти усилия соответствовали курсу на мирное сосуществование между СССР и странами иной социально-экономической формации и являлись практической реализацией этого курса. Буржуазные государства пошли на признание СССР не ранее, чем потерпели сокрушительное поражение их попытки уничтожить молодое Советское государство силой оружия (интервенция) и когда они убедились, что новый социальный строй успешно решает насущные экономические проблемы страны. 1924 год вошел в историю советской внешней политики как год признаний СССР буржуазным миром. Советский Союз признали де-юре и установили с ним дипломатические отношения Англия, Китай, Норвегия, Швеция, Дания, Греция, Мексика, Австрия, Франция и некоторые другие государства.

Советский Союз настойчиво добивался признания и нормализации отношений со всеми державами, руководствуясь рядом соображений. В этих усилиях советской внешней политики нашло яркое выражение его стремление обеспечить мир для народов СССР и содействовать упрочению всеобщего мира. Установление нормальных дипломатических отношений должно было продлить завоеванную передышку, лишить возможности буржуазные правительства поддерживать как внутри СССР, так и за его пределами белогвардейские контрреволюционные силы и затруднить организацию новой интервенции против Советского Союза. Все это должно было обеспечить важнейшее условие для успешного социалистического строительства - мир. Эта цель ясна и понятна даже для наших политических противников. Так, Э. Кордт пишет: "Для того, чтобы без помех осуществлять индустриализацию, Советский Союз... стремился к нормализации отношений со своими соседями и, помимо того, с другими государствами"29 . Нормализация межгосударственных отношений помогала установлению и развитию связей между народами СССР и других стран, налаживанию сотрудничества между ними. II Всесоюзный съезд Советов, приветствуя установление отношений с Англией, отмечал, что оно было произведено "в форме, достойной великих народов обеих стран и закладывающей фундамент для их дружественного сотрудничества"30 . Установление дипломатических отношений было важной предпосылкой развития внешней торговли СССР, которая, в свою очередь, содействовала экономическому развитию страны и реализации планов индустриализации. Наконец, без нормальных дипломатических отношений нельзя было рассчитывать на достижение соглашений между СССР и другими странами по спорным вопросам, в разное время возникшим между ними. А урегулирование этих вопросов было важно как в интересах мира, так и развития экономических отношений.

Неправильно полагать, что признание Советского Союза другими странами было важно только для СССР. В этом объективно были заинтересованы и другие державы. Ведь поддержание мира и развитие торговли отвечают коренным интересам всех стран и народов. Признание

29 "Vierteijahreshefte fur Zeitgeschichte", April 1968, S. 169.

30 "История внешней политики СССР". Под ред. Б. Н. Пономарева, А. А. Громыко, В. М. Хвостова. Ч. I. 1917 - 1945 гг. М. 1966, стр. 186.

стр. 16
Советского Союза, говорил Г. В. Чичерин, "нужно не только нам, оно нужно и нашему контрагенту, и напрасно теперь, например, в Англии... воображают, что они сделают нам какую-то честь, если признают нас де-юре. Ничего подобного! Это признание... одинаково нужно как нам, так и им... Потому, что они знают, они чувствуют, что для самой Англии наш рынок необходим, наше сырье необходимо"31 .

Правительство Соединенных Штатов Америки упорно не желало признавать СССР и на десятилетие отстало в этом отношении от европейских буржуазных держав. Между их позициями по вопросу о признании была заметная разница. Если, скажем, Англия и Франция в качестве условия признания настаивали на согласии Советского правительства выплатить военные и довоенные долги царизма, то американское правительство сверх этого требовало изменения существующего в СССР социального строя, то есть восстановления капитализма. Как замечает американский профессор Д. Флеминг, "оно практически требовало от красных отказаться от их социалистического пути и опять превратиться в добропорядочную буржуазную страну"32 . И тем и другим, в конце концов, пришлось уступить, и Советский Союз добился признания на справедливых основаниях. Установлением дипломатических отношений с США в 1933 г. закончился важный этап борьбы Советского Союза за нормализацию отношений с буржуазными странами в полном соответствии с принципом мирного сосуществования. Успех советской политики был бесспорным; он дал возможность Советскому Союзу развернуть более широким фронтом борьбу за мирное сосуществование.

Несмотря на волну пацифистских настроений, захлестнувшую мир в 20-е годы, вопреки рекламному шуму вокруг "миротворческой" Лиги Наций международное положение в этот период было неустойчивым и состояние мира ненадежным. Советский Союз, по своей социальной природе, будучи глубоко заинтересованным, в мире для себя и для других, развернул активнейшую борьбу за упрочение мира. В свое время В. И. Ленин говорил, что для обеспечения мира нужны не слова, которых в пользу мира произносится очень много, а дела, "как можно больше самых простых, самых ясных решений и мер, которые бы действительно вели к миру, если уже не говорить о полном устранении опасностей войны"33 . Международная обстановка, складывавшаяся в то время, требовала от Советского правительства высокой бдительности и активности в борьбе за мир. Подписание в 1925 г. Локарнских соглашений отражало стремление империалистических держав - победительниц в первой мировой войне несколько урегулировать разделявшие их с побежденной Германией противоречия и ориентировать германскую экспансию на восток. Антисоветская направленность этих соглашений была очевидна. Требовались неотложные меры, чтобы парировать этот враждебный СССР ход империалистических держав. Советский Союз учитывал, что между Германией и организаторами Локарно существуют глубокие противоречия. Их необходимо было использовать в интересах социалистического государства. Результатом усилий СССР явилось подписание в апреле 1926 г. договора о нейтралитете между Советским Союзом и Германией, который затруднял для хозяйничавших в Лиге Наций держав возможность использования Германии против СССР.

Вскоре, однако, внешнеполитическое положение Советского Союза стало более трудным. Английское консервативное правительство, иг-

31 Г. В. Чичерин. Статьи и речи по вопросам международной политики, стр. 273 - 274.

32 D. F. Fleming. The Cold War and its Origins. Vol. 1. L. 1961, p 44.

33 В. И. Ленин. ПСС. Т. 45, стр. 241.

стр. 17
равшее в то время главную антисоветскую роль в международных отношениях, развернуло серию провокаций с целью изолировать СССР, создать против него блок враждебных государств, имея в виду в конечном итоге организацию нового военного похода против социалистического государства. Пленум ЦК и ЦКК ВКП (б) в июле - августе 1927 г. констатировал: "Опасность контрреволюционной войны против СССР - есть самая острая проблема текущего периода. Обострение противоречий между СССР и его капиталистическим окружением является главной тенденцией настоящего периода..."34 . Через несколько месяцев XV съезд ВКП (б) отмечал, что реакционные империалистические круги заняты подготовкой условий для военного выступления против Советского государства35 .

Советское правительство отвечало на этот вызов активной деятельностью по заключению договоров о ненападении и нейтралитете. Нужно было помешать Англии, вовлекать соседние с СССР и другие державы в антисоветские комбинации. Различные политические и торговые договоры 1926 - 1927 гг. заключаются, кроме Германии, с Литвой, Турцией, Афганистаном и Ираном. Это было успешное парирование советской дипломатией антисоветских происков со стороны Англии. Английское правительство пошло в 1927 г. на разрыв дипломатических отношений с Советским Союзом, рассчитывая, что его примеру последуют и некоторые другие державы. Оно организовало крупную антисоветскую провокацию в Китае с целью натравить китайский народ на Советский Союз. В основе этих действий лежала классовая ненависть английской и иной буржуазии к государству трудящихся, успешно осуществлявшему свои планы социалистического строительства. "Действительной причиной нашего разрыва, - писала английская газета "Manchester Guardian", - является не то, что мы будто бы боялись последствий коммунистической пропаганды в нашей стране, а тот факт, что русское правительство - коммунистическое"36 .

Начавшийся в 1929 г. в капиталистических странах мировой экономический кризис вызвал резкое обострение межимпериалистических противоречий и усилил желание и стремление империалистических держав разрешить эти противоречия за счет Советского Союза. Это увеличивало опасность возникновения военного конфликта. Советское правительство сумело преодолеть эти опасности, продлить передышку и обеспечить мирные условия для социалистического строительства еще на ряд лет. Успех миролюбивой политики СССР в это время, ее безусловное стремление к миру настолько очевидны, что признаются даже нашими идейными противниками. "Нет оснований, ставить под вопрос, - пишет Д. Флеминг, - искренность желания Советского Союза предотвратить новую войну"37 . Э. Кордт отмечает успешные действия Советского правительства по обеспечению известной нейтрализации Германии во второй половине 20-х годов. Он пишет: "В результате особых внешнеполитических отношений с Германией Советский Союз в какой-то мере был защищен от внешней опасности в Европе"38 . Далее он говорит, что целью политики Советского Союза было "заинтересовать соседние государства, а также другие некоммунистические европейские страны в разрядке напряженности... Цель советской политики... казалась во многом достигнутой... Несомненно, Советский Союз достиг определенной нормализации отношений с некоммунистическим миром"39 .

34 "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК". Ч. II, стр. 359.

35 Там же, стр. 435.

36 "Manchester Guardian", 6.XII.1927.

37 D. F. Fleming. Op. cit., p. 50.

38 "Vierteljahrshefte fur Zeitgeschichte", April 1968, S. 169.

39 Ibid.

стр. 18
Важным элементом политики мирного сосуществования была борьба СССР за разоружение, развернутая еще по почину В. И. Ленина. На сессии подготовительной комиссии к конференции по разоружению в 1927 г. Советское правительство официально предложило всеобщее и полное разоружение. Советская программа предусматривала конкретные меры по достижению этой важнейшей цели. Но подготовительная комиссия, по существу, не занялась серьезным рассмотрением советских предложений, ибо они не устраивали ведущие империалистические державы. Чтобы помешать им, уклониться от рассмотрения проблемы разоружения, СССР внес "проект конвенции о сокращении вооружений". На этот раз предлагалось частичное разоружение на основе пропорционально-прогрессивного сокращения всех родов вооружений. И опять против советских предложений выступили Англия, Франция, США. Советские предложения не были приняты, но мировое общественное мнение имело возможность убедиться в миролюбии СССР и в нежелании империалистических держав, хозяйничавших в Лиге Наций, сделать даже ничтожный шаг в сторону сокращения вооружений. Вывод был ясен: эти державы строили свою политику на подготовке к новой большой войне. Состоявшаяся затем конференция по разоружению заняла аналогичную позицию. В ее "активе" оказалась договоренность о довооружении Германии, что не могло не повлечь за собой усиление гонки вооружений.

Развитие экономических и торговых отношений с другими странами рассматривалось партией и правительством, во-первых, как источник получения необходимых для советской экономики материалов из-за рубежа и, во-вторых, как средство укрепления отношений с другими странами и народами. "В целях борьбы за мир, - записал в 1927 г. Пленум ЦК и ЦКК ВКП (б), - правительство СССР должно идти на хозяйственно- целесообразные связи с капиталистическими государствами"40 . Важным принципом развития этих связей являлось то, что они должны были служить укреплению экономических и политических позиций СССР и ни в коем случае не повлечь за собой установления хотя бы незначительной его зависимости от других держав. XV съезд партии указал, что в этом вопросе необходимо "исходить из максимально широких связей, поскольку эти связи (расширение внешней торговли, иностранного кредита, концессий, привлечение иностранных технических сил и т. д.) увеличивают хозяйственную мощь Союза, делают его более независимым от капиталистического мира, расширяют социалистическую базу дальнейшего индустриального развития Союза"41 .

В конце 20 - начале 30-х годов, казалось, складывались в высшей степени благоприятные условия для развития торговых отношений между СССР и его зарубежными партнерами. В Советском Союзе успешно осуществлялась индустриализация и перевод сельского хозяйства на коллективные рельсы, что делало СССР выгодным рынком для многих зарубежных товаров, прежде всего для машин. В то же время капиталистический мир бился в тисках экономического кризиса и крайне нуждался во внешних рынках. В этих условиях Советскому Союзу удалось расширить свою внешнюю торговлю, его импорт с 1929 по 1932 г. вырос на 26%42 . Однако правящие круги империалистических держав нередко приносили свои экономические интересы в жертву политическим целям. Чтобы затруднить социалистическое строительство в СССР, они

40 "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК". Ч. II, стр. 363.

41 Там же, стр. 453.

42 "История внешней политики СССР". Под ред. Б. Н. Пономарева, А. А. Громыко, В. М. Хвостова. Ч. I. 1917 - 1945 гг. М. 1966, стр. 252.

стр. 19
искусственно ограничивали торговлю с ним и пытались установить экономическую блокаду его, невзирая на то, что это лишало их значительных прибылей, которые сулило развитие торговли с Советской страной. Советское правительство отвечало на эти дискриминационные меры перенесением своих внешнеторговых операций на страны, которые воздерживались от подобных действий в отношении его внешней торговли.

Внешнеполитические акции Советского правительства, нацеленные на обеспечение мирного сосуществования с буржуазными государствами, имели и интернационалистическое значение: они содействовали строительству социалистического общества в СССР и установлению связей между советским народом и народами других стран. Советский Союз, хотя и располагал ограниченными средствами, оказывал весьма существенную поддержку революционному и национально-освободительному движению в различных странах. Морально-политическая поддержка народами Советского Союза массовой борьбы рабочего класса и его революционных выступлений являлась серьезным препятствием для действий контрреволюционной буржуазии. Советская печать и общественность всегда в полный голос заявляли о своих симпатиях и солидарности с братьями по классу в других странах.

Советский Союз много сделал для оказания помощи национально-освободительному движению народов Востока, выполняя ленинские указания на этот счет. "Революционное движение народов Востока, - писал В. И. Ленин, - может сейчас получить успешное развитие, оно может получить разрешение не иначе, как в непосредственной связи с революционной борьбой нашей Советской республики против международного империализма"43 . Велика была помощь, оказанная СССР народам Турции и Афганистана. Много было также сделано Советским Союзом, чтобы помочь народу Китая в его революционной борьбе в 1924 - 1927 годах. В начале этой борьбы в Китае образовался единый фронт Коммунистической партии и Гоминдана во главе с Сунь Ят- сеном. Этот мудрый руководитель китайского народа понимал огромное значение для Китая советской помощи и дружественных отношений с СССР. По его просьбе в Китай была направлена группа политических советников для содействия в реорганизации Гоминдана и группа военных советников, внесшая большой вклад в дело создания национально-революционной армии Китая. Советские специалисты готовили кадры для этой армии, участвовали в организации ее воинских частей, из Советского Союза прибывали крупные партии вооружения для новой армии. Именно эта помощь сделала возможным известный северный поход революционных сил, начавшийся в 1926 году44 .

Империалистические державы, и прежде всего Англия, готовили вооруженную интервенцию против китайской революции. Советское общественное мнение выступило с единодушной поддержкой борющегося Китая, против вмешательства империалистических держав в его дела. В СССР возникло общество "Руки прочь от Китая!". Сунь Ят-сен писал по этому поводу: "Возможно, что европейские капиталисты будут смеяться над этим лозунгом (имеется в виду лозунг "Руки прочь от Китая!" - В. Т. ), они могут подумать, что этот лозунг не имеет никакого значения, так как Советский Союз находится очень далеко. Но для лозунгов, раздающихся из Москвы, расстояния не существует... Мы знаем, что Советы никогда не становятся на сторону неправого дела. Если они за нас, значит, истина за нас..."45 .

Китайская буржуазия изменила революции, совершив в апреле 1927 г. контрреволюционный переворот. Революция потерпела времен-

43 В. И. Ленин. ПСС. Т. 39, стр. 318.

44 "Ленинская политика СССР в отношении Китая". М. 1968, стр. 54 - 58.

45 Там же, стр. 60 - 61.

стр. 20
ное поражение. Но ее роль в истории Китая велика, ибо она дала китайским трудящимся революционный опыт, без которого в будущем не была бы возможна их победа. И в том, что этот опыт был получен, огромная заслуга советского народа. Время от времени это признается и в Китае. В 1957 г. маршал КНР Не Жун-чжэнь писал советским участникам китайской революции следующее: "30 лет тому назад вы, покинув свою родину и прибыв в Китай, делили радость и горе вместе с китайским народом, оказывали помощь революционной борьбе нашей страны и внесли большой вклад в дело революционного движения в нашей стране. Китайский народ никогда не забудет обо всем этом. Победа социалистической революции, одержанная китайским народом в настоящее время, неотделима от вклада, который вы внесли в дело китайской революции в то время"46 .

Исполнение Советским Союзом его интернационального долга вызывало глубокую благодарность у зарубежных трудящихся, углубляло и развивало международную пролетарскую солидарность. Трудящиеся буржуазных государств с каждым годом все более и более понимали, что в лице Советского Союза они имеют надежного союзника и мощную опору в их борьбе за социальное освобождение, что советская внешняя политика отвечает не только интересам СССР, но и интересам народов других стран. Именно поэтому в период борьбы Советского правительства за признание СССР другими странами трудящиеся этих стран оказали Советскому Союзу существенную помощь, выдвигая требования к своим правительствам об установлении дипломатических отношений с СССР. Этот фактор сыграл свою роль во всех странах. Молодые коммунистические партии и ряд других прогрессивных организаций содействовали пониманию зарубежными трудящимися внутренней и внешней политики СССР и оказывали ему моральную поддержку. Советский Союз посещали многочисленные рабочие делегации, по возвращении на родину заявлявшие о своей солидарности с трудящимися СССР и несшие за границу правду о советской действительности. Поэтому Пленум ЦК и ЦКК ВКП (б) в августе 1927 г. отметил, что фактором, противодействующим войне, является "рабочий класс капиталистических стран, борющийся против империалистической войны"47 .

Советский Союз против фашизма и угрозы новой мировой войны. 1933 - 1939 годы

Успешное социалистическое строительство в СССР подтвердило правильность ленинского положения о возможности построения социализма в одной стране. Выполнение первой пятилетки в СССР превратило его из отсталой сельскохозяйственной страны в мощную индустриальную державу. Экономический фундамент социализма в СССР был построен, обороноспособность государства упрочилась. Это укрепляло безопасность Советского Союза и открывало новые широкие горизонты для дальнейшей созидательной деятельности его народов. Внешняя политика опиралась на возросшую мощь государства, голос Советской державы на международной арене становился все более внушительным.

История подтвердила и ленинское указание относительно обострения противоречий между империалистическими державами. Это особенно проявилось в годы мирового экономического кризиса. Экономика воздействовала на политику, классовая борьба обострилась, и буржуазия ряда государств обратила свои взоры к фашизму, чтобы методом жестокого террора и диктатуры сохранить свое господство. При-

46 Там же, стр. 67.

47 "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК". Ч. II, стр. 362.

стр. 21
ход фашизма к власти в Германии и развитие фашистских тенденций в ряде других стран делали эти державы крайне агрессивными. В Германии национал-социалистская партия пришла к власти под знаменем реванша и нового передела мира, что означало курс на новую мировую войну. В результате в Европе возник опаснейший очаг войны. Но еще ранее, в 1931 г., Япония предприняла военное нападение на Северо-Восточный Китай, создав тем самым очаг войны на Дальнем Востоке.

В этих условиях значительно возросла роль Советского Союза в деле сохранения мира. Советский Союз уже обладал значительными военными силами для противодействия возможной агрессии. Это означало, что он становился притягательным центром и для других государств, заинтересованных в сохранении мира. Резкое обострение противоречий между империалистическими державами давало Советскому правительству возможность, учитывая эти противоречия, препятствовать организации единого антисоветского фронта и попытаться действовать совместно в интересах мира с теми государствами, которым угрожала агрессия и которые по тем или иным причинам не были заинтересованы в новой мировой войне. Коммунистическая партия и Советское правительство в полной мере использовали эти условия для активной внешнеполитической деятельности в интересах социализма, интересах политики мира.

В декабре 1933 г. ЦК ВКП (б) принял решение развернуть борьбу за коллективную безопасность. Решение предусматривало возможность вступления Советского Союза в Лигу Наций и заключения регионального пакта о взаимной защите от агрессии с участием широкого круга европейских государств48 . Это решение имело важное значение во внешней политике Советского Союза. Партия и правительство с учетом изменившихся международных условий сформулировали новые задачи своей внешней политики.

XVII съезд ВКП (б) в январе 1934 г. подчеркнул миролюбивый характер внешней политики СССР, его готовность сотрудничать в интересах мира со всеми государствами и его верность своим интернациональным обязанностям. В отчетном докладе ЦК съезду было заявлено: "Наша внешняя политика ясна. Она есть политика сохранения мира и усиления торговых отношений со всеми странами... Мы стоим за мир и отстаиваем дело мира... Кто хочет мира и добивается деловых связей с нами, тот всегда найдет у нас поддержку... Задача состоит в том, чтобы проводить в жизнь и впредь эту политику со всей настойчивостью и последовательностью"49 .

Желая затруднить развязывание агрессии, Советский Союз в феврале 1933 г. внес на рассмотрение конференции по разоружению проект декларации об определении нападающей стороны. Советский проект содержал перечень действий, совершение которых должно было быть признано как нарушение мира и агрессия. Советское предложение было направлено на то, чтобы сделать совершенно ясным и определенным понятие "агрессия", что должно было затруднить действия будущих нарушителей мира. Многие страны положительно встретили это предложение. Но Англия не была в их числе. Поскольку она пользовалась большим влиянием в Лиге Наций, советское предложение было положено под сукно. Стремясь преодолеть этот саботаж, СССР подписал с рядом государств летом 1933 г. отдельные конвенции, в которых было дано определение агрессии.

18 сентября 1934 г. Советский Союз вступил в Лигу Наций. Это не означало, что Лига Наций избавилась от антисоветских тенденций,

48 "История Коммунистической партии Советского Союза". Изд. 2-е. М. 1962, стр. 474.

49 "XVII съезд ВКП (б). Стенографический отчет". М. 1934, стр. 14.

стр. 22
характеризовавших ее предшествующую деятельность. Однако Советское правительство учитывало, что уход Германии и Японии из Лиги Наций (в 1933 г.) и обострение противоречий между Германией и государствами, игравшими видную роль в Лиге, давали возможность использовать эту организацию, хотя бы в какой-то степени, в целях замедления движения к новой мировой войне. Лига могла явиться местом для налаживания сотрудничества СССР с другими державами в интересах мира. Вступление СССР в Лигу не означало его отказа от своих политических принципов. При приеме СССР в Лигу советский представитель М. М. Литвинов заявил на ее пленарном заседании: "Мы входим в эту Лигу сегодня как представители новой социально-экономической системы государства, не отказываясь ни от каких особенностей этого государства и сохраняя полностью свое лицо, как сохраняют его остальные государства, здесь представленные"50 .

В соответствии с решением ЦК ВКП (б) в декабре 1933 г. о развертывании борьбы за коллективную безопасность Советское правительство проявило инициативу, выдвинув идею неделимости мира, которая означала, что для дела мира представляют серьезную опасность любые локальные военные конфликты, независимо от того, в каком районе земного шара они возникают. Формула "Мир неделим" означала, что все государства должны объединиться в борьбе против агрессии и что их безопасность зависит от их совместных усилий. Эти усилия должны быть предприняты путем заключения региональных пактов взаимной помощи. Такие пакты должны были охватывать все государства того или иного района, обеспечивая им гарантии помощи против агрессии. Региональный пакт взаимной помощи - это единый фронт государств, противопоставленный агрессивным державам. В этом направлении советская внешняя политика предприняла ряд энергичных шагов.

В ходе переговоров с Францией о проблемах безопасности в Европе (Франции, безусловно, угрожала агрессивная фашистская Германия) Советский Союз выдвинул проект коллективного пакта. Так возникла идея Восточного пакта, активно обсуждавшаяся правительствами ряда европейских держав. Имелось в виду, что участники пакта подпишут договор, по которому обяжутся взаимно гарантировать нерушимость их границ и оказывать другу другу помощь в случае нападения на них. Идея Восточного пакта, естественно, не понравилась Германии, она не импонировала также и Англии, которая размышляла о том, как бы наладить сепаратное соглашение с Германией. Это помешало реализации советско-французской инициативы.

В конце 1933 г. Советское правительство выдвинуло перед США идею заключения пакта о ненападении между США, СССР, Китаем и Японией. Такой пакт мог бы содействовать укреплению мира на Дальнем Востоке и явился бы средством, сдерживающим агрессивность Японии. Соединенные Штаты долго размышляли и, в конце концов, отказались поддержать советскую инициативу. Аналогичную позицию заняло и китайское правительство, надеявшееся в то время как-то сговориться с агрессором.

Встретившись с сопротивлением на пути создания региональных систем безопасности, Советское правительство направило свои усилия на заключение отдельных договоров о взаимной помощи, которые в конечном итоге преследовали ту же цель, то есть укрепление безопасности в Европе. В 1935 г. был подписан договор СССР с Францией, предусматривавший оказание друг другу немедленной помощи в случае невызванного нападения на них со стороны какого-либо европейского государства. Договор предусматривал также взаимные консультации

50 "Внешняя политика СССР". Сборник документов. Т. 3 (1925 - 1934 гг.), М. 1945, стр. 747.

стр. 23
в случае угрозы нападения какого-либо европейского государства на Францию или СССР. Эти консультации должны были касаться мер, предусмотренных уставом Лиги Наций. Заключая договор о взаимной помощи, Советский Союз и Франция подчеркнули, что они по-прежнему выступают за создание системы коллективной безопасности.

В том же 1935 г. был подписан аналогичный договор между Советским Союзом и Чехословакией. Договор, однако, содержал оговорку, которая гласила, что его условия будут действовать лишь в том случае, если его участники в случае нападения на них получат помощь со стороны Франции. Оговорка была предложена правительством Чехословакии, которое стремилось лишить договор автоматического действия, поставив его в зависимость от позиции Франции. Это свидетельствовало о том, что чехословацкое правительство Бенеша неохотно шло на сотрудничество с СССР.

В середине 30-х годов в правящих кругах Франции были люди, отдававшие себе отчет в угрозе, исходившей для их страны из Германии. Это нашло свое отражение в совместных действиях Франции и СССР в целях безопасности. Правда, предпринятые меры в значительной степени обесценивались происками реакционных сил во Франции. В Англии эти силы в значительно большей мере, чем во Франции, определяли политику страны. Если французские деятели пытались делать кое-что для предотвращения будущей войны (хотя и не очень последовательно и уверенно), то английское правительство вело линию, которая не могла не содействовать приближению новой мировой войны. Политику Англии осуществляла группа деятелей, намеревавшихся договориться с Гитлером, прежде всего за счет Советского Союза, затем за счет восточноевропейских государств, а также, может быть, и за счет некоторых других держав. Голос людей, догадывавшихся об авантюристичности этого курса (У. Черчилль), в то время звучал очень слабо. Отсюда и саботаж Англией дела создания системы региональной безопасности в Европе, и морально-политическая поддержка гитлеровского режима, и нежелание противодействовать ему, когда Германия рвала на части Версальский мирный договор. Более того, в 1935 г. английское правительство подписало с Гитлером военно-морское соглашение, являвшееся уже совместным нарушением Версальского договора и содействовавшее подготовке Германии к будущей войне. Ненависть к социализму, к Советскому Союзу лишала английских политиков их традиционной способности здраво оценивать обстановку и действовать в соответствии с интересами своей страны. Г. Макмиллан, ставший после второй мировой войны премьер-министром Англии, писал в своих мемуарах об английской политике 30-х годов: "Страх перед Россией и агрессивностью коммунизма" затмил в глазах многих англичан и французов опасность, связанную с "приходом к власти Муссолини и триумфом Гитлера"51 .

Угроза миру нарастала и на Дальнем Востоке, где Япония, пользуясь занятостью великих держав европейскими делами и их попустительством, развертывала агрессию против СССР в виде довольно крупных провокаций на наших границах, против Монгольской Народной Республики и против Китая. Подписав в марте 1936 г. протокол о взаимной помощи с правительством МНР, Советское правительство продемонстрировало свою готовность выступить в защиту этой небольшой страны и поддержать ее народ, приступивший к строительству новой жизни.

Лига Наций занималась вопросом о японской агрессии в Китае, и Советский Союз был единственной державой, настаивавшей на принятии радикальных мер по пресечению этой агрессии. И не его вина, что Лига ничего реального не сделала, чтобы оказать Китаю поддержку.

51 H. Macmillan. Winds of Change. 1914 - 1939. L. 1966, p. 9.

стр. 24
Когда в 1937 г. Япония начала широким фронтом военные действия в Китае с целью полного захвата этой огромной страны, Советский Союз оказал Китаю разностороннюю и весьма действенную помощь и поддержку. Подписание 21 августа 1937 г. советско- китайского договора о ненападении явилось существенной политической поддержкой для Китая, укреплявшей его положение в антияпонской войне. Успех сопротивления агрессии во многом зависел от сплочения всех патриотических сил Китая. Советский Союз использовал свое влияние, чтобы содействовать образованию единого фронта в Китае, и такой фронт был создан в сентябре 1937 года. Коммунистическая партия Советского Союза в большой степени содействовала объединению в антияпонском фронте Коммунистической партии Китая и левых патриотических сил страны. В трудные для Китая 1938 и 1939 гг. он получил из Советского Союза большую материальную помощь. Ее оказывал Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца, передавший Китаю крупные партии медикаментов. Помогали китайским трудящимся советские профсоюзы. Всесоюзное общество культурной связи с заграницей проводило целый ряд мероприятий солидарности и поддержки китайского народа.

Советское правительство предоставило Китаю долгосрочные кредиты для приобретения оружия. С октября 1937 г. Китай начал получать большие поставки оружия из Советского Союза. СССР торговал с Китаем на весьма выгодных для последнего условиях. Американский автор Д. Даллин пишет, что торговля Советского Союза с Китаем имела скорее не коммерческий характер, а характер военной помощи53 . Советский Союз своими транспортными средствами обеспечивал доставку вооружения в Китай. В первый период антияпонской войны Китай получил от СССР 885 боевых самолетов. До середины февраля 1939 г. в Китай было отправлено 82 танка, 690 орудий, 3900 ручных и станковых пулеметов, большое количество снарядов, патронов и другого вооружения54 . В это время в Китае находилось большое количество советских добровольцев, помогавших китайским друзьям в освоении поставляемой техники и принимавших активное участие в боевых операциях против японцев. К середине февраля 1939 г. в Китае работало 3665 советских военных специалистов55 . Многие советские люди отдали свою жизнь, сражаясь вместе с китайцами против японской агрессии. Сопротивление Китая Японии в очень большой степени зависело от советской помощи, что признавал в свое время даже Чан Кай-ши. В письме на имя К. Е. Ворошилова 28 июня 1939 г. он писал: "Наша страна уже более двух лет ведет войну с Японией. Благодаря вашим глубоким симпатиям и сочувствию армии и народов Советского Союза Китаю оказана материальная и моральная помощь, дающая возможность проводить длительную освободительную войну"56 . Аналогичные признания есть и у Мао Цзэ-дуна. В 1949 г. он говорил: "С начала войны сопротивления ни одно правительство какой-либо империалистической державы не оказало нам настоящей помощи. Только Советский Союз оказал нам помощь своими людскими, материальными и финансовыми силами в большом размере"57 .

Также полностью и до конца выполнил Советский Союз свой интернациональный долг, выступив в поддержку справедливой борьбы испанского народа. Внутренняя и внешняя реакция подняла 18 июля 1936 г. в Испании военно-фашистский мятеж. Германия и Италия поспешили прийти на помощь испанскому фашизму и предприняли воору-

53 D. J. Dallin. Soviet Russia's Foreign Policy. 1939 - 1942. New Haven 1948 p. 429.

54 См. "Ленинская политика СССР в отношении Китая" стр. 103.

55 Там же, стр. 106.

56 Там же, стр. 110.

57 Там же, стр. 110 - 111.

стр. 25
женную интервенцию в Испании. Советский Союз сразу же выступил в поддержку испанского народа, против угрожавшего ему фашистского порабощения. Англия и Франция, хотя и не были заинтересованы в том, чтобы Германия и Италия укрепились на Пиренейском полуострове, объективно встали на сторону мятежников. Для них установление демократических порядков в Испании представлялось более опасным, чем победа фашизма с иностранной помощью. Когда фарс с придуманным в Лондоне и Париже так называемым комитетом по невмешательству раскрылся и обнаружилось, что комитет служит, по существу, прикрытием германо-итальянской интервенции, Советский Союз вышел из него и приступил к оказанию широкой военной и материальной поддержки испанским республиканцам.

Свою помощь Испании СССР рассматривал как исполнение интернационального долга перед международным революционным движением. В телеграмме на имя секретаря ЦК Компартии Испании Хосе Диаса от 16 октября 1936 г. И. В. Сталин писал: "Трудящиеся Советского Союза выполняют лишь свой долг, оказывая посильную помощь революционным массам Испании. Они отдают себе отчет, что освобождение Испании от гнета фашистских реакционеров не есть частное дело испанцев, а - общее дело всего передового и прогрессивного человечества"58 . Советский Союз с октября 1936 г. по сентябрь 1937 г. отправил в Испанию 23 морских транспорта с оружием59 . На фронтах в Испании действовали советские самолеты и танки, сражались советские добровольцы. Трудящиеся СССР собирали средства и направляли в Испанию суда с продовольствием, медикаментами, одеждой. Прогрессивные силы Испании всегда будут помнить это яркое выражение солидарности с ними советского народа.

Правящие круги Англии, Франции и США не случайно предали дело испанской свободы. Их поведение в отношении Испании являлось лишь одним из звеньев политики умиротворения фашистских агрессоров. Потакая разбою Германии, Италии и Японии, они надеялись, что допустят укрепление этих держав лишь настолько, чтобы последние были в состоянии начать войну против Советского Союза, в ходе которой Советскому государству было бы нанесено сокрушительное поражение, и Советская власть была бы ликвидирована или, по крайней мере, предельно ослаблена. А заодно можно было бы и каким-то образом уладить свои противоречия с агрессивными державами, ослабив их в ходе антисоветской войны. Именно поэтому акты агрессии Германии не встречали сопротивления со стороны Англии и плетущейся в ее фарватере Франции. Не встретила их противодействия и такая акция Германии, как захват Австрии 12 марта 1938 года. Советский Союз заявил, что совершенное на этот раз в центре Европы насилие создает несомненную опасность для всех европейских и неевропейских государств, что эта опасность угрожает, прежде всего, Чехословакии. Советский Союз призвал Англию, Францию и США к коллективным действиям против агрессии, заявив, что "завтра может быть уже поздно, но сегодня время для этого еще не прошло, если все государства, в особенности великие державы, займут твердую недвусмысленную позицию в отношении проблемы коллективного спасения мира"60 . Этот призыв не нашел отклика в Лондоне, Париже и Вашингтоне.

И это несмотря на то, что уже тогда всем было ясно, что вслед за Австрией Германия намерена захватить Чехословакию или хотя бы часть ее территории. Советское правительство заявило, что оно готово выполнить свои обязательства по договору о взаимопомощи с Чехо-

58 "Правда", 16.X.1936.

59 И. М. Майский. Испанские тетради. М. 1962, стр. 109.

60 "Известия", 18.III.1938.

стр. 26
Словакией. Опубликованные документы убедительно говорят, что Советский Союз занял в этом вопросе четкую позицию. Эта позиция была изложена как в конфиденциальных заявлениях советских руководителей представителям Чехословакии, так и публично. 15 марта 1938 г. заместитель наркома иностранных дел СССР В. П. Потемкин поставил об этом в известность чехословацкого посланника в СССР З. Фирлингера. Тогда же он сделал соответствующее заявление американским корреспондентам. 28 марта 1938 г. советская военная делегация в Чехословакии уведомила начальника генштаба чехословацкой армии, что Чехословакия получит помощь от СССР, если на нее будет совершено нападение.

Советско-чехословацкий договор, как уже говорилось, предусматривал, что такая помощь должна последовать, если Франция, со своей стороны, также окажет Чехословакии помощь. Советский Союз не намерен был воспользоваться этой оговоркой, и, как заявил 26 апреля 1938 г. Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. И. Калинин, СССР был готов помочь Чехословакии независимо от позиции Франции. И. В. Сталин передал через руководителя Компартии Чехословакии К. Готвальда аналогичное уведомление для президента Чехословакии Бенеша. Для того, чтобы Германия не строила на этот счет никаких иллюзий, нарком иностранных дел СССР М. М. Литвинов 22 августа известил германского посла в Москве Шуленбурга, что если дело дойдет до войны, то Советский Союз поддержит Чехословакию, "сдержит свое слово и сделает все, что в его силах"61 . Этот перечень далеко не исчерпывает всех заявлений Советского правительства по данному вопросу.

Советская позиция была предельно ясной всем: и руководителям Чехословакии, и руководителям Германии, и руководителям Англии и Франции. Дело не ограничивалось дипломатическими заявлениями. Советское правительство предприняло ряд мер по приведению в боевую готовность своей армии с тем, чтобы по первому же сигналу ее можно было двинуть на помощь чехам и словакам. У западных границ СССР было сосредоточено 30 стрелковых, 10 кавалерийских дивизий, 1 танковый корпус, 3 танковых бригады и 12 авиационных бригад. Кроме этого, в боевую готовность были приведены еще 30 стрелковых и 6 кавалерийских дивизий, 2 танковых корпуса и 15 отдельных танковых бригад. Были осуществлены и другие мероприятия по мобилизации сил, предназначенных к использованию для помощи Чехословакии62 .

Готовность СССР прийти на помощь Чехословакии в сочетании с решимостью чехословацкого народа отстоять свою независимость могла послужить надежной защитой страны от посягательств со стороны Германии. Но чехословацкие правящие круги готовы были положить свою страну к ногам Гитлера, лишь бы не сотрудничать с СССР в деле ее защиты от фашизма. Бенеш в беседе с германским посланником в Праге заявлял: "Мой пакт с Россией - это продукт минувшей эпохи, однако его не так легко выбросить в корзину для бумаг". Он говорил, что "трудится над тем, чтобы постепенно, шаг за шагом стать ближе друг к другу (речь идет об отношениях Чехословакии с гитлеровской Германией. - В. Т. ), разрядить атмосферу, чтобы эти хорошие отношения однажды... могли бы быть прокламированы публично..."63 .

Английское правительство намеревалось выдать Чехословакию Гитлеру в обмен на обещания последнего заключить соглашение с Англией, обеспечивающее неприкосновенность ее колоний и ее безопасность. Сделка с Гитлером была совершена 29 сентября 1938 г. в Мюнхене, где

61 "История внешней политики СССР". Ч. I, стр. 313 - 314.

62 "Коммунист", 1968, N 12, стр. 59 - 60.

63 "Международная жизнь", 1968, N 11, стр. 90.

стр. 27
премьер-министр Англии Н. Чемберлен, глава французского правительства Э. Даладье с участием руководителя фашистской Италии Муссолини выдали Чехословакию Гитлеру. От Чехословакии отторгалась часть ее территории в пользу Германии; остальная часть страны оставалась беззащитной и вскоре была поглощена Германией. Взамен Гитлер подписал с Чемберленом декларацию о том, что Германия и Англия никогда не будут вести войну друг против друга64 . В декабре аналогичная декларация была подписана Францией и Германией. Так, руководители Англии и Франции, предав Чехословакию, заключили с Гитлером пакты о ненападении.

Сделка в Мюнхене была направлена не только против чехословацкого народа, но и против Советского Союза. Ни один из объективных историков из буржуазного лагеря в свете ставших известными к настоящему времени дипломатических документов уже не сомневается, что Чехословакия была выдана Гитлеру в качестве платы за нападение в будущем на Советский Союз. Приведем лишь одно свидетельство этого рода. Американский профессор Брювер замечает, что "для понимания политического значения Мюнхена и того, что ему предшествовало, необходимо вспомнить, что... консервативная партия Англии... была одержима страхом перед Советским Союзом и коммунизмом. Поэтому она проводила неомакиавеллианскую политику, основывающуюся на надежде, что нацизм и коммунизм столкнутся и уничтожат друг друга"65 . В Мюнхене "умиротворители" резко изменили баланс сил в Европе в пользу Германии и тем самым содействовали возникновению второй мировой войны.

Война стояла уже у порога. В 1936 - 1937 гг. фашистские агрессоры создали свой блок под названием "антикоминтерновский пакт". После Мюнхена Германия - ведущий участник этого блока - заявила многозначительные претензии к Польше, и военная опасность возросла до крайней степени. Английские деятели, лицемерно провозгласившие поначалу, что Мюнхен обеспечил мир для целого поколения, принимали лихорадочные меры к довооружению своей страны. К рождеству, писал Рандольф Черчилль, Мюнхен утратил свое очарование и быстро шел к тому, чтобы стать грязным словом66 . Англия перевооружалась не для борьбы с агрессией, а для того, чтобы с более выгодных позиций продолжать мюнхенскую политику.

Обстановка ставила перед Коммунистической партией и Советским правительством сложнейшую задачу: нужно было решать, как осуществлять дальше свою внешнюю политику. Для этого необходимо было сделать научный анализ международного положения, сложившегося к началу 1939 года. Такой анализ международной обстановки и формулирование задач советской внешней политики были осуществлены XVIII съездом ВКП (б) в марте 1939 года.

Политический отчет ЦК ВКП (б) содержал анализ мировых противоречий, которые привели к разделению крупных империалистических держав на два противостоящих друг другу лагеря. В отчете было показано, как один из этих лагерей при помощи политики "невмешательства" пытается канализировать войну в сторону СССР, и провоцирует нападение агрессивных государств на Советский Союз. С учетом сложившейся обстановки ЦК ВКП (б) следующим образом сформулировал задачи внешней политики СССР: проводить и впредь политику мира и укрепления деловых связей со всеми странами; соблюдать осторожность и не давать втянуть в конфликты нашу страну провокаторам войны, привыкшим загребать жар чужими руками; всемерно укреп-

64 "Documents on British Foreign Policy, 1919 - 1939". Third Series. Vol. II, doc. N 1228.

65 См. A. H. Furnia. Diplomacy of Appeastment. Washington. 1960. p. VIII.

66 R. S. Churchill. Rise and Fall of Sir Anthony Eden. L. 1959, p. 168.

стр. 28
лять боевую мощь нашей Красной Армии и Военно-Морского Красного Флота; крепить международные связи дружбы с трудящимися всех стран, заинтересованными в мире и дружбе между народами68 .

Точность анализа международных отношений, сделанного на XVIII съезде, подтверждена историей. Ее подтвердили также в изобилии публиковавшиеся после войны документы из дипломатических архивов различных государств. Этот анализ имел большое значение для будущей политики СССР, помогал Советскому правительству занять правильную позицию по внешнеполитическим проблемам в бурные месяцы, предшествовавшие возникновению второй мировой войны.

Важнейшим международным событием весны и лета 1939 г. явились переговоры между СССР, Англией и Францией о заключении военно-политического союза с целью противодействия агрессии в Европе. В течение месяца - с 18 марта по 17 апреля - английское правительство делало Советскому Союзу предложения явно провокационного характера. Советскому правительству предлагали выступить в той или иной форме против Германии, не обещая при этом никакой поддержки и помощи. Это было повторением в несколько подновленном виде старых попыток столкнуть СССР с Германией. Советское правительство ответило на эти демарши внесением 17 апреля на рассмотрение правительств Англии и Франции предложения о заключении тремя странами эффективного договора о взаимной помощи. Советский проект предусматривал: "1. Англия, Франция, СССР заключают между собою соглашение сроком на 5 - 10 лет о взаимном обязательстве оказывать друг другу немедленно всяческую помощь, включая военную, в случае агрессии в Европе против любого из договаривающихся государств. 2. Англия, Франция, СССР обязуются оказывать всяческую, в том числе и военную, помощь восточноевропейским государствам, расположенным между Балтийским и Черным морями и граничащим с СССР, в случае агрессии против этих государств"69 .

Советские предложения отличались как радикальностью, так и реалистичностью. В существовавших тогда условиях только такой военно-политический союз мог остановить германскую агрессию или же, если бы дело дошло до войны, обеспечить быструю победу над Германией. Это понимали не только в СССР, но и в Англии и во Франции, где в правящих кругах, не говоря уже о прогрессивных организациях, зазвучали голоса, требовавшие установления с СССР союзных отношений. В основе этих требований лежала забота о коренных интересах Англии и Франции, об их безопасности, которая не могла быть обеспечена без союза с СССР. Д. Флеминг пишет о советском предложении от 17 апреля: "Это было абсолютно реалистическое предложение. Никакими другими мирными средствами невозможно было остановить Германию или обеспечить выигрыш в войне, если бы Гитлер стал упорствовать"70 .

Правительства Англии и Франции пошли на переговоры с СССР, хотя, как показывает их позиция в ходе переговоров, а также опубликованные документы, не намерены были заключать союз с СССР. Пели Франция, еще допускала какие-то колебания в этом вопросе, то для Англии переговоры служили лишь маневром. Английское правительство использовало переговоры с СССР для укрепления своих позиций в англо-германских переговорах о всеобъемлющем соглашении, которое сделало бы Англию и нацистскую Германию хозяевами положения в Европе и в мире. Эти переговоры в глубокой тайне велись в Лондоне параллельно с московскими переговорами. Московские переговоры были своеобразной страховкой на тот случай, если бы не удалось догово-

68 См. "XVIII съезд Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) 10 - 21 марта 1939 года". М. 1939, стр. 15.

69 "История внешней политики СССР". Ч. I, стр. 331.

70 D. F. Fleming. Op. cit., p. 89.

стр. 29
риться с Германией. В этом случае имелось в виду добиться от СССР обязательства выступить в защиту Англии и ее союзников без взаимности с их стороны. Англичане стремились не оттолкнуть СССР и держать его в игре. В меморандуме министерства иностранных дел Англии от 22 мая 1939 г. указывалось, что "если должна начаться война, то важно попытаться втянуть в нее Советский Союз, ибо в противном случае, в конце войны, когда Англия и Германия будут лежать в развалинах, Советский Союз, имея нетронутую армию, стал бы господствовать в Европе"71 . Участие Англии, равно как и Франции, в переговорах с СССР было также данью общественному мнению этих стран, все более настойчиво требовавшему достижения договоренности с СССР.

Англия и покорно следовавшая за ней Франция усвоили во время переговоров тактику затяжек. И это в то время, когда до начала войны оставались считанные дни. Партнеры СССР упорно уклонялись от принятия взаимных обязательств. По существу, речь шла о том, что СССР должен был выступить на помощь Англии, Франции и их союзникам, а Англия и Франция при нападении агрессора на СССР намеревались сохранить в том или ином виде свободу рук. Отвечая на английские контрпредложения, нарком иностранных дел СССР писал 14 мая 1939 г.: "Английские предложения не содержат в себе принципа взаимности в отношении СССР и ставят его в неравное положение, так как они не предусматривают обязательства Англии и Франции по гарантированию СССР в случае прямого нападения на него со стороны агрессоров"72 .

Для того чтобы перевести переговоры на рельсы практических решений, Советское правительство настаивало, чтобы одновременно с договором о союзе была подписана военная конвенция, предусматривавшая формы и размеры взаимной помощи участников союза. Правительства Англии и Франции неохотно согласились с этим и, медленно поспешая, прислали в Москву малоавторитетные военные миссии, поручив им "вести переговоры очень медленно"73 . Директива, которую английское правительство дало своей военной миссии, гласила: "Английское правительство, не желает принимать на себя каких бы то ни было определенных обязательств, которые могли бы связать нам руки... В отношении военного соглашения следует стремиться к тому, чтобы ограничиваться, сколько возможно, более общими формулировками"74 . Эта директива побудила английского посла в СССР сообщить в Лондон следующее: "При таких условиях, я полагаю, что военные переговоры вряд ли приведут к каким-либо результатам, за исключением того, что они вновь возбудят сомнения в нашей искренности и в желании заключить конкретное и определенное соглашение"75 .

Английский профессор А. Тейлор пишет о неискренности правительства Англии в переговорах с СССР и объясняет ее причины. "Многие люди, - замечает он, - жаловались, что эти шаги были неискренни. Это делалось сознательно. Дверь оставалась открытой для переговоров" (с Германией. - В. Т. )76 . И далее Тейлор заявляет: "К концу июля русские были, несомненно, убеждены, что англичане и французы пытаются втянуть их в войну с Германией, и в то же время сами хотят остаться нейтральными"77 . Позиция английских и французских дипломатов и военных, ведших переговоры в Москве, действительно давала Советскому правительству основания для такого вывода. Его, разумеется, на-

71 "Documents on British Foreign Policy (1919 - 1939)". Third Series. Vol. V, p. 646.

72 "История внешней политики СССР". Ч. I, стр. 332.

73 "Documents on British Foreign Policy". Vol. VI, pp. 763 - 764.

74 Ibid.

75 Ibid., p. 682.

76 A. J. P. Taylor. The Origins of the Second World War. L. 1961, p. 206.

77 Ibid., p. 240.

стр. 30
стораживали и сообщения в печати о переговорах между Англией и Германией относительно крупного английского займа, который предполагалось предоставить гитлеровцам. В общем, все более или менее объективные авторы даже из противоположного лагеря признают, что летом 1939 г. Советский Союз "имел все основания предполагать, что на Западе будут рады, если СССР и Германия окажутся в состоянии войны"78 . Эти слова принадлежат Гарольду Макмиллану.

Убедившись, что переговоры с Англией и Францией не дают результатов, несмотря на все усилия Советского правительства убедить своих партнеров, что союз против агрессии равно необходим всем трем странам, Советское правительство оказалось перед необходимостью принять архитрудные и весьма срочные решения. На протяжении ряда месяцев оно получало в различной форме предложения от германского правительства о заключении пакта о ненападении. Во время переговоров с Англией и Францией правительство СССР игнорировало эти германские демарши. Оно хотело союза против агрессии с Англией и Францией, а не договора о ненападении с Германией. Германский посол в Москве Шуленбург писал в Берлин 4 августа 1939 г., что Советское правительство предпочитает заключить соглашение с Англией и Францией, а не с Германией. "Мое общее впечатление состоит в том, - сообщал посол, - что Советское правительство в настоящее время полно решимости заключить соглашение с Англией и Францией, если они пойдут навстречу советским пожеланиям"79 . Так оно и было в действительности. Поскольку союз с Англией и Францией не получался, отказ Советского правительства от договора о ненападении с Германией означал бы неизбежно скорую войну с ней один на один без союзников. Это была бы война на два фронта, ибо летом 1939 г. Советский Союз на Дальнем Востоке вел военные действия против японского агрессора. В условиях 1939 г. нельзя было рассчитывать, что Англия, Франция и США придут на помощь СССР в такой войне. Разве можно было надеяться на это, когда Англия и Франция уклонялись даже от взятия каких-либо письменных обязательств союзнического характера? Тейлор справедливо замечает, что в случае войны правящие круги "двух демократических стран" были "склонны в борьбе между фашизмом и коммунизмом, оставаться нейтральными или, вероятно, даже поддержать сторону фашизма". И далее: "Советские опасения европейского союза против России не были безосновательны"80 .

В этих условиях Советское правительство сделало единственно возможный шаг: оно 23 августа подписало советско-германский пакт о ненападении. Этого требовали национальные интересы Советского государства и интернациональный долг СССР. "Советская Россия, - пишет Тейлор, - стремилась не к захватам, а к безопасности в Европе. Объяснение этого очевидно. Советские государственные деятели... не доверяли Гитлеру. Для них союз с западными державами представлялся более безопасным делом... Советское правительство повернулось в сторону Германии только тогда, когда оно удостоверилось, что заключение этого союза невозможно"81 . Таким образом, Англия и Франция вынудили Советский Союз пойти на пакт с Германией. "Советско- германский пакт, - пишет Д. Флеминг, - был результатом длительных и мрачных усилий Запада по проведению политики умиротворения"82 .

История показала, что акции внешней политики Советского Союза в 1939 г. были единственно правильными в создавшейся тогда обста-

78 H. Macmillan. The Blast of War. 1939 - 1945. L. 1967, p. 16.

79 "Documents on German Foreign Policy (1918 - 1945)". Series D. Vol. VI, p. 1062.

80 A. J. P. Taylor. Op. cit., pp. 112, 263.

81 Ibid., p. 241.

82 D. F. Fleming. Op. cit, p. 106.

стр. 31
новке. Действия Советского правительства соответствовали ленинским требованиям, чтобы политика социалистического государства была максимально гибкой. Советская внешняя политика показала в 1939 г., как нужно использовать противоречия внутри империалистического лагеря в интересах социализма.

Пакт о ненападении с Германией был необходим Советскому Союзу для того, чтобы выиграть время и продолжить подготовку к отпору вероятного нападения Германии на СССР. Слову Гитлера Советское правительство, разумеется, не верило. Но оно считало, что пакт даст СССР некоторую отсрочку войны. Так и получилось. В свое время В. И. Ленин говорил: "Все, что может наша дипломатия дать, чтобы отдалить момент войны... мы обязаны сделать, мы обещаем рабочим и крестьянам, сделать все для мира. И мы это сделаем"83 . В соответствии с этим ленинским положением действовало Советское правительство в 1939 году. Пакт о ненападении с Германией не только отодвинул начало войны для СССР, но и позволил ему значительно улучшить свои стратегические позиции и вести оборону против Германии в 1941 г. на более выгодных рубежах.

Советско-германский пакт обострил противоречия в лагере агрессоров, ослаблявшие этот лагерь. СССР смог избежать войны на два фронта. Германия и Япония не выступили совместно против Советского государства. Это помогло Советскому Союзу вынести тяжесть борьбы с Германией. Наконец, пакт о ненападении, сорвав образование единого антисоветского фронта, содействовал созданию в дальнейшем антигитлеровской коалиции держав, когда ход событий убедил Англию и США, что только в союзе с СССР они могут выиграть вторую мировую войну.

Политические и идеологические противники СССР приписывают действиям Советского Союза в то время различные неблаговидные мотивы. Объясняется это стремлением отвлечь внимание народов от провокационной политики империалистических держав, игравших в то время судьбами народов. Но встречаются у них и здравые суждения. "Пакт, - пишет, например, А. Тейлор, - не был ни союзом, ни соглашением о разделе Польши. Мюнхен действительно был союзом, созданным для раздела: англичане, и французы продиктовали раздел чехам. Советское правительство не предприняло таких действий в отношении поляков. Оно просто пообещало оставаться нейтральным, то есть сделало то, о чем его всегда просили поляки, и что предусматривала политика Запада. Более того, соглашение, в конечном счете, было антигерманским, ибо на случай войны оно ограничивало германское продвижение на Восток"84 .

Некоторые "моралисты" из западных стран говорят: как это социалистический Советский Союз мог подписать пакт с Гитлером? Морализирование неосновательное. Если бы, как это имело место, например, в Мюнхене, с Гитлером было подписано агрессивное соглашение, ведущее к захвату и порабощению какой-либо державы, это, разумеется, не выдерживало бы критики с точки зрения международной морали и международного права. Но Советский Союз в августе 1939 г. подписал с Германией не пакт агрессии, а пакт о ненападении, то есть о предотвращении войны. Почему же соглашение, направленное к предотвращению или отсрочке войны, может оказаться неприемлемым с этической точки зрения? Совсем наоборот. То, что Советскому правительству пришлось подписать такой документ не с буржуазно-демократическим правительством Германии, а с правительством Гитлера, вина не Советского Союза. Не СССР, а некоторые западные державы несут бесспорную ответственность за содействие установлению фашистских порядков в Германии.

83 В. И. Ленин. ПСС. Т. 36, стр. 342 - 343.

84 A. J. P. Taylor. Op. cit., p. 262.

стр. 32
Англия и Франция, отказавшись вступить в союз с СССР против развертывавшейся агрессии, дали возможность Германии развязать вторую мировую войну. 1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу. Это был закономерный результат политики умиротворения агрессоров, политики Мюнхена, ответственность за которую несут тогдашние правительства Англии, Франции, а также и США. "Политика Чемберлена, - пишет А. Тейлор, - помогла развязать войну в 1939 г."85 . Даже буржуазный английский профессор считает, что ответственность за войну несут правящие круги западных держав. Именно они, отказавшись принять многократные предложения Советского правительства о создании системы коллективной безопасности, помогли ввергнуть человечество в самую страшную из войн, известных в истории.

*

Таким образом, история полутора десятков лет, предшествовавших второй мировой войне, убедительно опровергает утверждения наших идеологических противников, что внешняя политика Советского Союза в это время якобы радикально отличалась от политики тех лет, когда во главе Советского правительства стоял В. И. Ленин.

Внешняя политика СССР в годы, предшествовавшие второй мировой войне, была политикой интернационализма. Преодолевая невероятные трудности, Советский Союз выполнял свой интернациональный долг, оказывая разностороннюю помощь массовому рабочему, революционному, демократическому и национально-освободительному движению в различных странах мира. Во внешней политике СССР сочетались и тесно переплетались элементы интернационального и национального. Построение социалистического общества в СССР отвечало не только национальным интересам его народов, но и интересам международного социализма. В этот период Советский Союз последовательно проводила жизнь и ленинский принцип мирного сосуществования государств с различными социально-экономическими системами. В интересах борьбы за мир он шел на контакты и сотрудничество с буржуазными государствами. Эти акции Советского правительства также содержали в себе интернационалистический элемент, поскольку они были направлены на обеспечение мира между народами, в чем кровно заинтересованы трудящиеся классы, и на создание благоприятных условий для построения социализма в СССР.

В те годы Советский Союз был единственным в мире социалистическим государством. От того, будет ли существовать это государство и дальше, зависели судьбы мировой социалистической революции. Поэтому, принимая меры к сохранению социализма в СССР, Коммунистическая партия и Советское правительство действовали интернационалистически, проявляя заботу не только о национальных интересах своей страны, но и об интересах мирового социализма.

Советская внешняя политика в рассматриваемый период сумела обеспечить внешние условия для построения в СССР социалистического общества и создала благоприятную международную обстановку для защиты социалистического строя, когда пришла Великая Отечественная война.

85 "New Statesman", 1.XII.1961.






 

Биографии знаменитых Политология UKАнглийский язык
Биология ПРАВО: межд. BYКультура Украины
Военное дело ПРАВО: теория BYПраво Украины
Вопросы науки Психология BYЭкономика Украины
История Всемирная Религия BYИстория Украины
Компьютерные технологии Спорт BYЛитература Украины
Культура и искусство Технологии и машины RUПраво России
Лингвистика (языки мира) Философия RUКультура России
Любовь и секс Экология Земли RUИстория России
Медицина и здоровье Экономические науки RUЭкономика России
Образование, обучение Разное RUРусская поэзия

 


Вы автор? Нажмите "Добавить работу" и о Ваших разработках узнает вся научная Украина

УЦБ, 2002-2017. Проект работает с 2002 года. Все права защищены (с).
На главную | Статистика последних публикаций